Роза Мира - эпоха синтеза
Роза Мира как отношение

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #106 : 13 Январь 2020, 20:08:14 »
Спасибо, Ярослав! Очень интересная ветка по рассказу "Сон смешного человека". У меня во время чтения были ощущения личного со-участия Достоевского в глобальных трансфизических процессах. Именно не свидетельства, а непосредственного со-участия. Насколько много и глубоко было ему раскрыто. Мне показалось, что Евгений говорил именно об этом.
Про диалектику Свободы и Закона - полностью согласна. Живой образ истины, который явился смешному человеку - это не Закон Жизни и не Закон Любви,  но Сама Жизнь и Сама Любовь (Путь, Истина и Жизнь) во всей своей Неисповедимой Свободе.


ОффлайнЗолушка

  • Сестра-хозяйка
« #107 : 14 Январь 2020, 14:32:05 »
Дискуссия о законе и свободе перенесена в соответствующую тему.

Грамотность украшает даже поэтов.

« #108 : 15 Январь 2020, 21:04:24 »
С 2010 года лежала у меня на компьютере скаченная книжка — ждала своего часа.  Джо Витале и Ихалиакала Хью Лина "Жизнь без ограничений" — о гавайской системе Хо'опонопоно.
Наталья, спасибо сердечное за этот подарок. Я уже практикую сам и делюсь с другими:
Мотод Хо-опоно-поно - это синтез гавайского шаманства и христианской молитвенной медитации. Современный "шаман"-философ соединил две древние традиции с поэтикой Шекспира и современной физикой с психоанализом. Он свел все к четырем словам, очищающим свое собственное сознание:
"Люблю.
Сожалею (каюсь).
Прошу прощения.
Благодарю
".
Цель практики - очищение своего сознания и памяти для достижения пустоты, чистого нуля, прозрачного окна, Ока, через которое бьет Свет Божественной Сущности.
Вот как сам Ихалиакала Хью Лен описывает свою систему:

Цитировать
Мир начинается с моего Я.

Мои проблемы – это воспоминания, воспроизводящиеся в моём подсознании. Мои проблемы не имеют отношения ни к конкретному человеку, ни к какому-то месту, ни к какой-то ситуации. Мои проблемы – это то, что, по поэтическому сравнению Шекспира, является «прежде испытанными страданиями».

Когда я заново переживаю тягостные воспоминания, у меня есть выбор. Либо я могу оставаться с ними, либо я могу попросить Бога освободить меня от них посредством преобразования этих воспоминаний и возвращения моего разума в первоначальное состояние, не отягощённое проблемами. В состояние нуля или пустоты… в состояние свободной памяти. Когда моя память освободится, я сам перейду в состояние Божественного Себя, как та Божественная Сущность, создавшая меня по своему образу и подобию.

Когда моё подсознание находится в нулевом состоянии, оно вечно, безгранично, бесконечно и безсмертно. Когда мною руководят мои воспоминания, то я нахожусь в определённом моменте времени, месте, испытываю определённые затруднения, неуверенность, вокруг меня хаос, сомнения, я пытаюсь повторять свои поступки и управлять окружающим миром. Вместо того, чтобы позволять воспоминаниям руководить мною, я выбираю чистоту разума при согласовании с Богом. Если нет Согласования, то нет Вдохновения. Если нет Вдохновения, то нет Цели.

Работая с людьми, я всегда прошу Бога преобразовать воспоминания в моём подсознании, которые воспроизводят мои ощущения, мои мысли и мою реакцию на них. Затем Бог наполняет моё свободное подсознание и сознание Вдохновением, позволяя моей Душе испытывать чувства других людей, как это делает Бог.

Только два закона управляют событиями: Вдохновение от Бога и Память, хранящаяся в подсознании, изначальное Новое и более позднее Старое.

Иисус подразумевал это, когда говорил: «Ищите прежде всего Царствия Божия (Ноль), а всё остальное приложится вам (Вдохновение)». Нулевое состояние – это ваша обитель и обитель Бога... «откуда и от кого мы получаем всё благословение – Достаток, Здоровье и Мир».

При взаимодействии с Богом воспоминания, которые преобразовались в моём подсознании, преобразуются в подсознании всех разумов, не только людей, но и камней, животных и растений, во всех формах существования, видимых и невидимых. Как чудесно осознавать, что Мир и Свобода начинаются в тебе.

Мир Я ("POI" - Peace of I)

«Последнее редактирование: 16 Январь 2020, 08:32:22, Андрей Иванченко»

« #109 : 16 Январь 2020, 08:36:16 »
Мои проблемы – это воспоминания, воспроизводящиеся в моём подсознании.

Интересно, как это перекликается с Альбисетти:
Цитировать
Замкнутость в прошлом
Невроз, включая сюда и злобу, является последствием того, что развитие личности остановлено на стадии детства, где без ограничений царствует гипертрофированное “я”, всемогущее, эгоцентричное, не признающее запретов, не знающее реальности, не видящее других людей и отрицающее даже собственную личность. Или скорее, не желающее знать, кто оно в реальности, видящее себя в иллюзиях.

Именно из-за нежелания сталкиваться с реальностью “я” перекладывает на внешний мир свои внутренние ограничения. В конце концов люди с такими психологическими характеристиками могут не только полностью замкнуться, остановившись в развитии, но и впасть в тяжёлые состояния бреда, извращений, паранойи.

«Последнее редактирование: 16 Январь 2020, 08:39:50, Андрей Иванченко»

« #110 : 16 Февраль 2020, 22:12:04 »
Перечитала на днях одну из своих любимейших книг — трилогию Михаила Анчарова «Сода-солнце». (Такое счастье, что Анчаров есть в библиотеке Замка!) А понадобилась она мне так срочно, потому что устроили на Философском семинаре разговор о литературе — пытались снова и снова ответить на старый вопрос: почему иногда идеи через художественную литературу входят во внутренний мир проще и глубже, вызывая более сильный резонанс, чем те же самые идеи, описанные в философских текстах, специально создаваемых для раскрытия и передачи этих идей. Поскольку у меня самое сильное такое ощущение было именно от Анчарова, то я и стала его перечитывать. Тогда (в конце 90-х — начале 2000-х) как раз была с головой погружена в философию всеединства, читала Соловьёва «Смысл любви» и «Красоту в природе», испытывала колоссальный резонанс, и вдруг мне в руки попала эта маленькая книжечка «Сода-солце». Я читала и плакала, и была в, общем-то, даже возмущена до глубины души: «Ну, почему? Как это возможно? Что писатель легко и просто в нескольких предложениях, в нескольких репликах персонажей взял да и выразил сущность Вечной Женственности лучше Владимира Соловьёва и Сергея Булгакова? Писатель, который точно не мог читать всех этих книг (не издавались они, были очень трудно доступны, да и не его это сфера — русская религиозная философия), обыкновенный советский писатель-фантаст взял да и угадал лучше всех провидцев сущность всеединства и путь Истины, Добра и Красоты! Как это возможно???»
Ну, в общем, опять взялась перечитывать. Опять все мои душевные струны запели и зазвенели на пределе своих возможностей, наверное, именно это состояние точнее всего можно назвать счастьем. Но ответ, который меня удовлетворил, нашла уже после семинара (хотя там тоже неплохо поговорили) прямо в тексте книги.

(Все выделения жирным шрифтом в цитатах мои):
– Не сердитесь, – раздраженно сказал ученый. – Времена изменились. Мир теперь преобразовывают не странствующие энтузиасты, а крупные научные коллективы.
– Вы считаете – искусство – устарелая профессия?
– Не профессия... Устарелый способ мышления.
– Искусство – это не мышление, – сказал приезжий. – Этим оно отличается от науки... Наука может научить только тому, что знает сама, а искусство даже тому, чего само не знает.

(Поводырь крокодила)

Здесь науку можно смело заменить философией, а искусство — литературой. Дело в том, что философ понимает, что он пишет. Его задача — наиболее точно донести своё понимание. Он не может средствами философского текста выразить больше своего понимания (это случается, если только в философский текст закрадывается художественный образ, то есть философия становится искусством). По Анчарову «понять — значит упростить». Система может понять только что-то проще себя, но никак не сложнее. Всё дело в образе. Художник (в широком смысле, а для нас сейчас — писатель) может не понимать в полной мере того, что он выражает в образе. Да он и не может понять, потому что образ — целостное, живое, самостоятельное, то, что само входит в произведение всё целиком, всем своим микрокосмом. Задача автора — впустить образ в мир через своё произведение. Всякое живое — сложнее своего описания и изучения, образ — больше текста, сложнее человеческого понимания и разумения. Потому-то он может настигнуть и захватить любого, кто войдёт с ним в Отношение, кто Встретится с ним, а не придёт его только изучать.
Когда мы открываем художественную книгу, мы в большинстве случаев не настраиваемся на тяжёлую работу понимания, мы чуть-чуть расслабляемся, даже «впадаем в детство» и готовы начать интересную игру, именно в таком состоянии лёгкости и доверия — Встреча более вероятна. За интересной книгой люди реже засыпают, даже если сильно устали, чем за философским трактатом или за учебником по высшей математике, где нужно просто понять ровно то, что тебе хотел сказать автор, который очень старался быть однозначно и чётко понятым.
В общем, я снова нашла у Анчарова всё, над чем думала последние годы. Снова оказалось, что он всё сказал лучше и проще… Поэтому нужно читать не мои посты в Замке, а его прекрасные повести. Но не могу удержаться, чтобы не процитировать его образ соразмерности внутреннего и внешнего миров. (Да, об этом он тоже, как оказалось, давно сказал).

И никому из них почему-то не приходило в голову, что хорошая жизнь лежит не столько вне человека, сколько внутри его. Потому что ежели бы мы полностью зависели от жизни внешней и не обладали бы дискретностью и самостоятельной неповторимостью, то мы бы и изменялись полностью с изменением внешних условий и тогда нельзя было бы говорить о человеческом виде. Да что там о человеческом! Тогда бы картошка, посаженная в тропиках, становилась бы, скажем, ананасом, чего, как выяснилось, не происходит.
Были, конечно, фантазеры, которые показывали, как должна выглядеть хорошая жизнь, если человек к ней внутренне подготовлен. Но таким авторам отказывали в научности, и потому к ведомству фантастики они не принадлежали. Александр Грин, например.

Может быть, я против науки? Упаси боже. Я против ее самоуверенности.
Если наука перестает понимать, что она всего лишь работник на постройке этического максимума, она становится тормозом и обманом.
И в результате огромная природа и дрожащий человечек на краю неведомого.
И тогда вспоминают о поэтах. Вот кто максималист. Сколько ни дай ему любви – ему все мало. Любовь мужчины и женщины, любовь человека к человечеству, любовь человека к природе – все мало. И вот уже любовь к меньшему брату, и поиск общения, и нежности к зверью, и человек не наглядится в ищущие глаза собаки, и носит за пазухой котенка или кролика, и говорит, что человеческий малыш похож на медвежонка, и говорит: вот зверь бурундук – он маленький, и хвост у него пушистый, он сидит на плече и ест хлеб из рук, у него три черные полоски, на ушах кисточки и личико умное – так мне одна девушка описывала зверя бурундука, и я уже никого не хочу, подай мне бурундука, и все, – я его люблю. Вот программа максимум. Ничего другого не хочу, и подай мне это, да и все тут, и я буду описывать это и описывать, ища вокруг крупицы этого рая, даже в подворотне, даже в трущобах, даже на войне, где люди бьют друг друга насмерть, вымещая друг на друге беспомощность и злобу за тоску по ненайденному раю. И тогда оборачивается ярость сбитого с толку человека на ученых – куда вы завели нас, ученые люди? Вы придумали самоварчик и керосинку и думаете, что я счастлив, и тем ограничили мои желания, и вот я бью себе подобного насмерть и даже зверье развожу на убой. И тогда вымещают злобу за ненайденный рай на поэтах: зачем пробуждаете неисполнимые желания, зачем соблазняете несбыточными картинками, зачем заставляете тосковать по невозможному? И вот я в пьяной тоске бью свою возлюбленную за то, что она не бессмертна, и одежды ее, которые только и нужны, чтобы срывать их в любовной игре, или уродливы, или прячут увядающее тело…

(Голубая жилка Афродиты)

И вот ещё разговор с «марсианином»: утопия о том, как нам наверстать разрыв между внутренним космосом и внешним, а главное абсолютная необходимость этого навёрстывания.

–…И еще. Вам. Запомните. Внешность выстроена по законам, внешность, не маска, маска – это ложь. Поэтому одним нужно продление внешности внутрь, а другим выведение внутреннего мира наружу. Я еще плохо говорю словами. Понятно?
– Понятно, – сказал я. – Но ответьте. Наука стремится перейти дозволенную грань и вступает в противоречие с этикой. Как снять противоречие? Часто между людьми стена из воздуха.
– Преодоление отчужденности равно преодолению этического барьера, это не прорыв в психологию, как думал Аносов. Этический барьер – вот чем займется ваша наука теперь. Человек не средство, а цель. Человек – это пункт встречи всей вселенной. Кто думает иначе, тот...
– Мещанин, – подсказал я.
– Да. Главный ваш враг, – сказал он. – Это есть ваш последний и решительный бой...
– А ваш?
– И наш, – сказал он. – Но мы прилетели перенять ваш опыт... У нас развитие шло другим путем.
У них развитие пошло не по линии техники, а по линии саморазвития. За технику они только сейчас берутся всерьез, уже готовые к ней нравственно.
– Как это получилось? – спросил я.
На Земле использование атомного распада есть венец развития материальной культуры, цивилизации, а у них это начало. У них там сложились такие условия, что урановые источники были для них в древности как для наших неандертальцев головни из лесного пожара. У них не было нужды обеспечивать внешнюю жизнь, поэтому их история – это в основном развитие жизни внутренней. Только теперь стали иссякать природные источники энергии, и они нуждаются в нашем внешнем опыте и принесли нам плоды опыта внутреннего.

(Голубая жилка Афродиты)

То, что в советской фантастике называлось словом «мещанство», с чем боролся Виктор Колупаев, боролись братья Стругацкие в «Хищных вещах века» и во всех произведениях «Полдня», так вот, то, что они называют словом «мещанство», Мартин Бубер называет окончательно утвердившимся миром «Я-Оно». Оно — оставшееся без всякой надежды когда-либо быть расколдованным — вот самое страшное, что может случиться с миром.
А путь в будущее, подлинная Прекрасная Утопия — это путь «Я-Ты», путь Отношения. Анчаров называет это словом Нежность. Нежность — ключ к Вдохновению, Творчеству, превращению безликого Оно в вечное, живое, истинное и прекрасное Ты.

… Ведь творчество – наиболее естественное поведение человека. Я предлагаю свою версию. Если она не универсальна, если она годится только для состоявшегося коммунизма, значит надо помочь ему состояться... Я считаю, что толчком к вдохновению служит нежность... Что?.. – испуганно спросил он. – Я кого-нибудь обидел?
Никто ему не ответил.
– Это мне пришло в голову, когда запустили в космос собаку Лайку и она погибла. Слушайте, – сказал приезжий, – прошли войны, после которых трупы сгребали бульдозерами, а люди вдруг стали болеть о собачонке, которую в жизни не замечали... Что это было? Они поняли, что Лайка неповторима, будут другие, но этой не будет. И взвыли от тоски... Что это? Сентиментальность? Нет. Это была нежность. Новое чувство, нарождающееся в своем массовом варианте... И тогда я решил – если мне удастся с помощью рассказов об этих великанах вызвать нежность к одной спасенной от коллекций ящерице – значит, ничего не потеряно, и человек может. А если может один, значит может и другой, а если другие могут, то они могут многое, практически, наверное, всё... Почему? Я давно уже знал, что талантливыми могут быть все, кроме больных, медицинских кретинов... Что такое неталантливый человек? Это человек, талант которого лежит не в той области, в которой он трудится. В плохом физике спит гениальный повар, и так далее... Почему он не в той области? Раньше его загоняли туда социальные условия, смертельная необходимость. Выбивались только силачи и догадавшиеся. Почему же талантливы не все, когда внешних помех так мало?.. Потому что человек чаще всего не знает, где зарыт его талант. Почему он этого не знает? Потому что он не свободен внутри себя, а творчество – это высшая степень бессознательной свободы. Почему же он угнетен, даже не подозревая об этом? Потому что он не сталкивается с нежностью... А почему? А потому, что мы все влияем друг на друга не только сознательно, но и бессознательно. И если мы кому-то говорим не чувствуя, то партнер это чувствует не говоря... И его охватывает страх ненужности, и он не может свободно догадаться, кто он есть. Потому что найти себя – это найти свою нужность не себе... Только у силача хватает уверенности, что он кому-то пригодится, и хватает сил дождаться. Даже после смерти своей. Но ведь физически сильнее, чем он есть, может стать каждый. То же самое и с талантом... Слова тут не помогут. О нежности, то есть о нужности другому, о радости для него догадываются по глазам.

(Поводырь крокодила)

Кстати, последний абзац, где говорится, что мы влияем друг на друга, совсем про Хо`опонопоно… И там в книжке показано, что это работает. И этому веришь сразу и безоговорочно, потому что это не художественный вымысел, а правда, которая струится из Прекрасного Образа Человечества, каким оно должно быть в силу своей истинной природы.

«Последнее редактирование: 17 Февраль 2020, 09:51:23, Золушка»

« #111 : 17 Февраль 2020, 11:32:51 »
почему иногда идеи через художественную литературу входят во внутренний мир проще и глубже, вызывая более сильный резонанс, чем те же самые идеи, описанные в философских текстах, специально создаваемых для раскрытия и передачи этих идей.

В самой постановке вопроса уже содержатся ответы на него. Т.к. мы недавно касались этого вопроса в нескольких темах (о мышлении и языке, о законах, о духовной науке, о популяризации мифа и т.д., и т.п.), позволю себе тоже сформулировать ряд ответов. Философские тексты, специально создаваемые для передачи некой идеи, существенно отличаются от художественных текстов следующим:

Слово в таких текстах выступает как средство для передачи мыслей, чувств, идей, знаний, информации и т.п. А в художественных текстах (их мера художественности определяется мерой поэзии в них) слово - цель, а мысли, чувства, знания и т.п. - средства для того, чтобы слово было полнокровно живым. Живое не может быть средством для другого живого, но только - целью. Это условие любви.

Художественный предмет (определение Ильина), то есть внутреннее солнце, духовное ядро произведения искусства (его Тайна) не принадлежит художнику. В процессе творчества художник, руководствуясь своим чутьём, ищет наиболее адекватные формы для воплощения этого внутреннего солнца (Тайны). Для художника - это путешествие в неведомое, он сам меньше всех знает, куда это путешествие его приведёт, какие идеи родятся по ходу, какие совершатся в пути открытия.

Поэтому и читатель, творчески воссоздавая в себе художественный предмет, также по ходу чтения совершает открытия. А то, что мы открываем свободно и творчески, всегда нам и роднее, и интереснее того, что мы воспринимаем пассивно извне. Способность созерцать художественный предмет, Тайну произведения, его душу и дух и есть Дар Божий, а всё остальное - наживное (мастерство и т.п.) Этот Дар Божий и делает любую идею в художественном тексте не только человеческим открытием, но чем-то большим, высшим. Отсюда и ощущение максимальной полноты воплощения идеи в художественном тексте, в сравнении с текстами философскими или научно-философскими.

Художник воспринимает Замысел (художественный предмет, идею) произведения как нечто высшее, не им самим созданное и придуманное. Он служит идее, до конца её не понимая (всегда остаётся Тайна), поэтому и идея, воплощённая в поэзии, больше самого поэта. Те же произведения, в которых поэт изначально знает, что хочет выразить, все идеи им заранее продуманы, а слова служат средствами для придания этим идеям привлекательной формы и только; такие произведения, в точном смысле слова, поэзией не являются. Это, в лучшем случае, басни, притчи, а то и вовсе тенденциозные идеологические или морализаторские тексты, или мёртвая эклектика (как в монструозных полотнах Глазунова, например). Соответственно, никакой творческой свободы нет и у воспринимающих такие тексты. Они - потребители, а не творцы. Следовательно, и идея не достигает духовной (творческой) глубины, ограничивая восприятие её только интеллектуальной и частично эмоциональной сферой. Отсюда и ощущение неполноты.

Искусство даёт возможность внутреннего, духовного отождествления воспринимающего "я" с личностью художника (становится "ты") - с одной стороны, а с другой - творческое и духовное взаимодействие с художественным предметом, Замыслом, высшей Тайной произведения, с Даром Божьим. И то, и другое возможно только в свободе и любви. Адекватное восприятие философского или научного текста ни свободы, ни любви не требует. Достаточно интеллектуальной честности и умственной подготовки. То чувство любви, которое возникает в нашей душе при взаимодействии с искусством, и открывает нам полноту в том числе и идейного содержания. Повторюсь: в любви ничто не может быть средством для тебя, но только - целью. В искусстве всё становится целью: Язык, Замысел, Божий Дар, личность художника и твоя личность.

Философия настолько полнее выражает идеи, насколько она ближе к поэзии. Два вектора развития философии: наукообразная философия, имеющая предметом осмысления научную картину объективного мира по преимуществу, и философия-искусство, питающаяся культурными и религиозными мифами, - я уже описывал в последних эссе, не буду повторяться. Существенное различие этих векторов именно в ОТНОШЕНИИ к слову, к адресату текстов, к самому себе и своим идеям, а в итоге - к Богу. Одна философия обслуживает человекобожеский путь познания, а другая - уже не обслуживает - а является одним из путей Богочеловеческих. Различие заключается даже в словах "обслуживает" и "служит".

Для художника все его идеи, мысли и чувства, сама его эмпирическая жизнь лишь материал для воплощения Божьего Дара. Или слова живого, если речь идёт о поэзии (литературе). Сам художественный предмет, Замысел - это Тайна, которую постигает художник в процессе своего творчества и приглашает постигать её своих читателей как равных творческих личностей. Это не идейный продукт от создателя к потребителю, но приглашение в совместное дружеское путешествие в неведомое и таинственное. И насколько это неведомое духовно, настолько в нём творческая (неповторимая) личность воспринимающего имеет первостепенное значение. Двух одинаковых прочтений одного художественного произведения не бывает, в отличие от однозначных и продуманных философских определений или научных формул, вся универсальность и ценность которых - именно в однозначности понимания, подтверждаемого практикой, дающей для всех и каждого одинаковые результаты. В искусстве всё по-другому: оно гораздо ближе к молитве, чем к научной философии.

Здесь можно ещё одно существенное отличие проследить: одни и те же философские идеи можно выразить разными словами, без особого ущерба для идеи. И это несмотря на стремление к однозначности определений. Главное, чтобы сама идея понималась максимально одинаково всеми, а средства выражения её могут быть разными. В искусстве (и в молитве) всё наоборот: нельзя пересказать другими словами поэму или стихотворение, роман или новеллу. Их форма абсолютно неповторима и не может быть изменена без разрушения внутреннего смысла. А вот восприятие произведения - творчески свободно, открыто к внутреннему миру воспринимающего и зависит от него. Воспринимающий может видеть в произведении те идейные пласты и смысловые пространства, о которых и не ведал сам художник. Опять наблюдаем противоположные вектора - причём как во внешнем, так и во внутреннем пространстве текстов. В одних - внешнее разнообразие средств при стремлении к однозначности внутреннего содержания. А в других - жёсткая неповторимость внешнего при максимальной творческой свободе внутреннего. Это и есть те семантические структуры (в том числе и душевные), что я называю "сужающимся и расширяющимся конусом".

И последнее (актуально, в связи с возобновившейся активностью популяризаторов Розы Мира; тема-то о Розе Мира ведь). Искусство, как популяризация идей (знаний, информации и т.п.), перестаёт быть искусством, перерождается в свою духовную противоположность, становится угасителем творческого начала и способствует в итоге отчуждению, а не любви в мире. В таком "искусстве" нет Тайны, нет внутреннего солнца. Его "творец" прекрасно знает, что и для чего он украшает. Видимо, найду время и покажу на примерах роликов слайд-шоу с текстами из андреевской книги, почему такая продукция (только в силу своей формы, вне зависимости от мотивов создателей) ведёт к разрушению способности целостного восприятия (то есть - к его опошлению, в точном смысле этого слова) и к угашению творческого начала. И соответственно - работает не на предмет, который популяризируют, а на его духовное выхолащивание, извращение и дискредитацию.

Имитация искусства отличается от искусства прежде всего отсутствием или наличием в конкретном произведении внутреннего солнца, высшего Замысла, никак не зависящего от художника и являющегося несравнимым с его эмпирическим опытом Событием, и по духовной значимости, и по смысловой глубине, и по сроку жизни. Если же всё содержимое произведения исчерпывается мыслями, идеями, чувствами, соображениями и мотивами самого "художника" - перед нами имитация искусства, обман, фальшивка. А фальшь разрушает не только самого имитатора, но и воспринимающих её как нечто настоящее. Чтобы показать, как это разрушение происходит, нужно сделать формальный разбор этих роликов.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 17 Февраль 2020, 12:09:20, Ярослав»

« #112 : 17 Февраль 2020, 20:21:40 »
Спасибо, Ярослав!!! Кажется, я созрела до того, чтобы услышать то, что Вы давно уже и многократно говорили. Читала Ваш текст, и всплывали в памяти другие Ваши тексты, и всё, наконец, собиралось вместе. Всё внутри уже было, как в перенасыщенном растворе, и вот Ваши слова вдруг вызвали кристаллизацию нового понимания. Теперь удивляюсь, как я могла этого не видеть. Ведь по собственному опыту знаю, что если я пытаюсь, например, зарифмовать идею, то стиха не получается, это какая-то подделка или поделка. И вдруг иногда слова начинают проситься сами - и возникает волшебство, смотришь на то, что получилось, и видишь смысл, но ты не знаешь, как он там очутился, ты его туда не закладывал, ты о нём вообще не знал, пока он не проявился из этого волшебства. Всё так просто, и так удивительно, и так радостно, оказывается... Спасибо...

PS У Любови Сафаровой есть такая строчка "Пока слова тебя не подберут..." Так стихотворение заканчивается. Я последние полгода постоянно к ней возвращалась, она меня буквально приворожила, эта сточка. И вот сейчас, кажется, я ощутила то новое, что она несла в мою жизнь.

«Последнее редактирование: 17 Февраль 2020, 20:31:54, Золушка»

« #113 : 17 Февраль 2020, 20:51:45 »
По прошествии многих лет я возвращаюсь только к тем своим стихам, которые писались непроизвольно, когда сам не знаешь, о чём они будут, но "душа стесняется лирическим волненьем..." И приходят сами какие-то слова, ритмы, образы... Такие свои стихи я считаю не просто лучшими, но они реально меня не раз выручали, сбываясь в жизни и тем напоминая о себе. И я всякий раз читал их по-новому, делал, благодаря им, открытия. Разве можно читать по-новому те тексты, в которые ты сам закладывал продуманную идею? Эта идея может потом в тебе развиваться и видоизменяться, но те тексты останутся застывшими, а потому тебе уже не нужными, да попросту скучными.

Пушкин, дав наиболее точное и лаконичное определение пробуждения поэзии в душе, когда "пальцы просятся к перу, перо к бумаге, минута – и стихи свободно потекут" (каждое слово, как всегда у Пушкина, точно бьёт в цель: стихи не просто потекут, но свободно!) – заканчивает свой отрывок вопросом "Куда ж нам плыть?" И точки на полстраницы. Поэт не знает, куда плыть. Его ведёт Язык, а не идея. И только тогда остаётся свобода для будущего читательского творчества. Чем больше перевешивает в стихах сознательная идея, тем меньше свободы и творчества у читателя. А значит, и меньше возможность отождествления и с личностью поэта, и с художественным предметом. То есть, пространство разума, разрастаясь, невольно вытесняет собою пространство любви.

Собственно, свой опыт чтения поэзии я и пытался описать, проводя параллели между поэтикой Бродского и Пушкина, интеллектуальной и духовной поэзией - в точном смысле этих слов. Но увидели только "наезд на Бродского"...

(Я обещал принести пару своих стихов в жертву анализу в теме о законе и свободе. Всё руки не доходят. Живые строчки виснут на них и просят о пощаде. Нужно собрать волю в кулак и врезать им по духовной науке! Шутка.)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнСумалётов

  • Упёрся – отойди.
« #114 : 17 Февраль 2020, 21:16:54 »
И приходят сами какие-то слова, ритмы, образы... Такие свои стихи я считаю не просто лучшими, но они реально меня не раз выручали, сбываясь в жизни и тем напоминая о себе.

Устами младенца-автора глаголет истина. (Будьте как дети... и т.д.) Меньше всего он, родимый, предполагал, что в его жизни заведусь я. И своею вопиющей зеркальностью сделаю эту жизнь мукой. А чтобы поэт не дремал! Он, младенец, и Воздушный Замок до последнего не предвидел. И тем более - не сочинял. Всё само. Ножками-ножками, слово за слово... Вот и Пафос на четырёх ногах к нему так же пришёл. Спонтанно. Из литературы. Из Замка. Так и мы с ним по сей день ходим по жизни и по литературе - на всех своих четырёх. Как банальная строфа.

каждое слово, как всегда у Пушкина, точно бьёт в цель

Только потому, что Пушкин шлёт их свободно, наугад. Впрочем, это хорошо описал мой средний брат по литературному героизму, Абрам Терц. Я - младший. То есть, дурак. Но оно и к лучшему. Зеркало не должно никого подавлять своим интеллектом. Оно должно - только твой отражать. Не так, как ты о нём думаешь, но адекватно. То есть - свободно. За эту свободу меня и ненавидят те души, которые подавлены страхом своих обид. Но это уже, как говорят в обиходе, мелочи жизни. Расходный материал литературы. Не дрейфь, автор! Будет и на твоей улице праздник. Потом. Если захочешь.

Твой злонежелатель,
недалёкий от народа
Слава Сумалётов

« #115 : 17 Февраль 2020, 22:19:46 »
Я последний месяц занимаюсь маминым сборником стихов. 25 лет боялась взяться за дело, и вот время пришло. Каждый день стараюсь набивать из тетрадок и отпечатанных на машинке листов примерно 10 стихотворений. Набиваю сначала просто всё, понимая, что потом мне предстоит выбрать из этого настоящие стихи. В общем-то, это не очень сложно. У меня либо есть комок в горле, либо его нет. Мама, которая писала эти стихи, была моложе меня. Хорошо, что я не взялась за дело, когда мне было 19. Разорвала бы себе сердце в клочья и всё. А главное, ничего не сумела бы понять о ней за стеной своего личного горя, слишком много тогда было моего эго, вряд ли Встреча с мамой-поэтом могла бы состояться. А сейчас у меня каждый вечер - разговор по душам, и так день за днём. И сегодня после ответа Ярославу набрала свою дневную "норму", несколько очень забавных историй, несколько грустных и автобиографичных чуть-чуть, и уже решила, что всё на сегодня, но всегда хочется, ну, ещё одно, последнее... Перелистнула страницу. Такое вот стихотворенье.

* * *
Вы знаете, ведь это очень грустно,
Когда не хороши и не плохи,
Презрев, какая сила есть искусство! –
Становятся беспомощны стихи.
Они бегут – дорожки гладких строчек,
Как рельсы – и растёт километраж.
Как важно вовремя поставить точку!
И отложить бессонный карандаш…

03.04.1980 г.

"Отложен бессонный карандаш" - так называлась статья про маму в нашей городской газете в 1994 году, когда она ушла. Я даже не знала, что это перефраз строки из её стихотворения.


« #116 : 19 Февраль 2020, 10:38:42 »
Человек не средство, а цель. Человек – это пункт встречи всей вселенной.
И вот здесь главный вопрос: А что есть человек? Или точнее кто есть человек? Что такое быть человеком? Кого можно назвать настоящим человеком?


« #117 : 19 Февраль 2020, 11:33:18 »
Кого можно назвать настоящим человеком?

Проблема в том, что отвечать на этот вопрос (и остальные) должен не кто-то, но человек. Конкретный, а не абстрактный. То есть, один человек будет решать за другого, можно или нет его назвать "настоящим человеком" - и почему можно, и почему нельзя.

Вот и вылезают тут те же проклятые вопросы, что и в теме о "духовной медицине": а судьи кто? где механизмы исполнения законов и рецептов, кто их приводит в действие и как? Кем себя человек мнит в этом светлом духовно-медицинском будущем - врачом или пациентом?..

И вновь и вновь приходим к первичной духовной аксиоме - начни с себя. С конкретного, а не абстрактного человека. Своего ближнего. И с ним попробуй выстроить сперва свою духовную медицину и объяснить ему, конкретному живому ближнему, настоящий он человек или нет. И судя по реакции, двигаться дальше (если не пропадёт таковое желание).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

« #118 : 21 Февраль 2020, 08:39:58 »
Пришла в голову такая аналогия. Творец — это не тот, кто создаёт Образ, но тот кто его рождает (или буквально рожает). Разница в степени понимания и глубине вовлечённости. При родах степень понимания невелика, а степень вовлечённости — огромна. Когда я рожаю ребёнка, то не очень понимаю, что конкретно я этим хочу сказать миру, я не знаю, какой он получится, не знаю, какого цвета будут глаза и волосы, какой будет рост, характер, что ребёнок будет делать в жизни, но я его заранее безусловно и безоговорочно люблю, предоставляя ему свободу стать кем-то независимым от меня. Откуда берётся эта любовь? Точно не из-за понимания последствий, а, скорее, из-за степени участия. При родах я отдаю часть своей плоти и своей души, но я всё равно не знаю и не могу знать, как в новом теле появляется внутренняя жизнь. (Живое — это обладающее внутренним миром, а внутренний мир — это актуальная бесконечность, микрокосм https://lib.rmvoz.ru/bigzal/internal-and-external). Чтобы возникла новая жизнь, нужно чтобы загорелась внутри тела ребёнка новая внутренняя бесконечность, которая не может возникнуть из конечных неживых величин, кто-то живой должен поделиться или войти — это всегда Тайна и Чудо. Так и в теле Произведения вдруг засияет новая внутренняя жизнь. И автор не знает, как у него это получилось. И даже не уверен, что это случилось из-за него. В любом случае, автор рождает Произведение не один, а вместе со многими, вместе со всеми теми, кто делился с ним своими внутренними мирами, кто дарил и жертвовал ему себя. И речь идёт как о людях, так и о животных, растениях, и вообще о любых живых сущностях воплощённых или нет, более совершенных, чем сам автор, и менее совершенных - это всегда коллективный вклад Живого в новое Живое. (Поэтому наш Солярис - это не исключение, а, скорее, правило, просто всё более отчётливым и заметным становится со временем этот коллективный момент творчества). Произведение — это Про-изведение, т.е. изведение на свободу Ребёнка-Образа, обладающего своим бесконечным внутренним миром. И — ещё одно чудо! — внутренний мир автора от этого не становится меньше, потому что бесконечность, разделённая на два, на три, на сколько угодно… остаётся бесконечностью. Творческий акт оставляет тебя опустошённым (как после родов) и одновременно наполненным. Наполненность возникает, потому что в мире появилась новая бесконечность — новый внутренний мир, новая Жизнь, и чудо в том, что все внутренние миры хоть в малой степени, но почувствовали это приобретение. Когда в мире появляется новое Произведение — об этом сразу знает всё Живое, потому что все внутренние бесконечности связаны, они пересекаются, встречаются, поэтому в каждой может найтись отклик на эту Новую жизнь, может возникнуть с ней Резонанс. Просто эта Встреча и этот Резонанс очень часто отодвинуты в веках. Удивительно также, что внутренние бесконечности не сливаются в безликую массу, у них есть края (не границы!) (ведь это актуальные, а не потенциальные бесконечности), бесконечность «на краю» ведёт себя особенно, образуя причудливые линии, оформляя Новый Образ, придавая ему прекрасный облик Произведения.
Вспомнилось символическое название книги Данте - "Новая жизнь", хотя контекст был у него другой, но тоже очень важный для этой аналогии - Образ Беатриче  (практически художественный Образ) зажёг Новую жизнь (раскрыл внутреннюю бесконечность) в самом Данте. И после этого ему открылась целая внутренняя Вселенная (космос переплетённых внутренних миров), которую он описал в "Божественной комедии".


« #119 : 12 Май 2020, 23:06:23 »
С середины 19-го века в человечестве стали проявляться два сверхгосударственных духа: Дух Системы и Дух Диалога

После прочтения этой статьи мне наконец-то стало понятно, о чём вообще идёт речь у Вас про Дух Системы и Дух Диалога.

Весьма интересные рассуждения, с которыми я согласен, когда речь идёт о конкретных примерах политико-экономических - про альтернативность систем.

Что же касается Духа Диалога и эпохи Розы Мира - ну так андреевская организация Роза Мира, со своей духовно-идеологической системой, это же и есть инструмент налаживания Диалога, разве нет?

И про тотальный антагонизм "системности" и "диалога" есть замечания. Представляется, что любой коллективный социальный процесс, в том числе процесс диалога, организуется людьми какой-то организации, какой-то системы, более того - внутри другой системы - системы общества конкретной страны или системы человечества. Вот и Ваш "Воздушный Замок" это тоже система, где Вы - её организатор. И эта система, в свою очередь, существует внутри других систем, например, системы Интернета.

Таким образом, вместо противостояния "системы" и "диалога" мне видится более грамотным говорить о противостоянии разных принципов системности - принципа демонического и принципа божественного, например. Диалог представляется тоже системой, в общем-то.

Интересуют дела и мысли, касающиеся популяризации творчества Даниила Андреева, а также светлой духовности вообще — через поиск, создание и распространение коллекций картинок, аудио и видео.
«Последнее редактирование: 13 Май 2020, 02:39:17, Золушка»

« #120 : 13 Май 2020, 00:54:12 »
Что же касается Духа Диалога и эпохи Розы Мира - ну так андреевская организация Роза Мира, со своей духовно-идеологической системой, это же и есть инструмент налаживания Диалога, разве нет?

1. Никакой организации "Роза Мира" Андреев не создавал, поэтому называть её "андреевской" ещё менее уместно, чем самоназвание толстовцев (они хоть при жизни Толстого так себя называли, несмотря на его отрицательное к ним отношение). Но в отличие от Толстого, Андреев не создавал и никакого "учения" (более того, предостерегал открытым текстом от такого понимания его роли и его книги). Так стали именовать Розу Мира уже сами "андреевцы" ("родонисты").

2. Делать акцент на "духовно-идеологической системе" (концепции) в отношении к Розе Мира - значит умалять, а то и извращать её Смысл (подробнее см. с начала темы, а также др. статьи о духе и букве Розы Мира).

3. Представлять Розу Мира неким "инструментом" для создания какой-то организации - это и есть переворачивание её Смысла с ног на голову, прямая подмена её Духа духом Ей глубоко чуждым. Это всё равно что сказать (прошу у читателя прощения за такое сравнение): Библия - это инструмент для создания церковных организаций.

И про тотальный антагонизм "системности" и "диалога" есть замечания.

Какое отношение это имеет к тому, что я говорил? Смею Вас уверить, таких глупостей у меня найти невозможно: система и диалог находятся в антагонизме так же, как килограмм и километр (тотальный это антагонизм или нет, Вам виднее, раз Вы его сумели обнаружить).

У меня речь шла о двух духах объединения человечества, о двух глобальных путях синтеза систем - Богочеловеческом и человекобожеском (подробнее см. одноимённую статью). Слияние всех систем в одну Систему - это путь Духа Системы (название символическое). Гармонизация ОТНОШЕНИЙ систем - это путь Духа Диалога: системы меняют свои отношения ИЗНУТРИ, не сливаясь в одну систему-концепцию.

Представляется, что любой коллективный социальный процесс, в том числе процесс диалога, организуется людьми какой-то организации, какой-то системы, более того - внутри другой системы - системы общества конкретной страны или системы человечества.

1. Людьми какой организации организовались культуры?
2. Религии появились путём создания организации?
3. Родина - это система?
4. Соборная душа - это система?
5. Человечество - это система? (Ведётся попытка превратить его в Систему, но очень хочется верить, что не получится. А если получится, то это и будет царство антихриста, и ничем иным человечество-система быть не может.)

И посложнее вопросы:
6. Космос - это система?
7. Царствие Божие - это система?

Вот и Ваш "Воздушный Замок" это тоже система, где Вы - её организатор. И эта система, в свою очередь, существует внутри других систем, например, системы Интернета.

1. Портал - это система. Любой. Впрочем, тут точнее слово "организм". Но наш Замок не претендует ни на создание некой организации, ни тем более - на формирование некоего "учения", при помощи которого мы собираемся кого-то куда-то вести. Это Вы мне настойчиво приписываете "попытку создания тоталитарной секты" (видимо, потому что по-другому себе представить не можете коллективного творчества и судите по себе).

2. Я в той же степени "организатор" Воздушного Замка, в какой Пушкин организатор "Евгения Онегина" (вновь прошу прощения за сравнение). С поправкой на коллективное творчество, разумеется. (Подробнее см. сборник эссе об интерактивном искусстве.)

3. Интернет, слава Богу, пока не система. В нём сосуществуют великое множество систем. Если Интернет станет системой, он утратит свою сущность. И такие проекты, как наш например, в нём будут немыслимы (духовно). Ноосфера - не система. И время - не система (но это уже совсем трудно, наверное).

Таким образом, вместо противостояния "системы" и "диалога" мне видится более грамотным говорить о противостоянии разных принципов системности - принципа демонического и принципа божественного

Правильно видится.
С двумя поправками:
1) противостояние "системы" и "диалога" находится у Вас в голове;
2) объединение человечества может идти не по принципу системности (как и любовь, семья, соборная душа не по принципу системности создаются и не являются организациями, которые созданы другими организациями, первыми отрядами, учениями и т.п.)

Диалог представляется тоже системой, в общем-то.

Диалог не является ни объектом, ни системой. Любая система может быть описана (не самой собой только) другой (высшей) системой и воспроизведена по определённой модели (повторена множество раз, при сохранении неизменных внешних условий, алгоритмов и принципов системности).

Диалог живого с живым всегда уникален, абсолютно конкретен и неповторим. Даже теми же участниками, а не то что другими. Также уникальны и неповторимы все культурные феномены, равно как и диалог между ними. Никакой системы, никакого учения для такого диалога прописать невозможно. Любая попытка загнать живое общение культур в систему (при помощи какого-то учения и какой-то организации) приведёт к катастрофе - либо для этой организации и учения, либо для самих культур.

Даже такой частный случай диалога, как интернет-форум (см. статью "Творчество как диалог"), ни правилами, ни формальными структурами, ни организационными инструментами не создаётся, но только по закону "подобное к подобному". Одно содержание притягивает к себе другое и вступает с ним в диалог. Всё остальное - только внешние атрибуты и вспомогательные средства.

Вот в родонистском понимании Розы Мира и произошла подмена внутреннего внешним, духа - буквой. Поэтому столько сил и времени уделяется разным формальным методам и правилам (портфелям и статусам: кто на ком стоял и как надо сесть), а реального содержания, хоть сколько-нибудь соизмеримого с провозглашаемыми лозунгами, как не было, так и нет. И не нужно быть пророком, чтобы сказать - и не будет. Родонизм и есть принцип формы (в самом прямом смысле тоже, а не только в символическом). Из этого принципа вытекает и абсолютная беспринципность духа родонизма, в отношении к Андрееву в том числе (но это уже железные парадоксы совести, оставим их незакрытыми).



Продолжение этой задушевной беседы с участием литературного зверинца перенесено в вотчину Славы Сумалётова, в тему "Даниил Андреев и андреевцы".

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 14 Май 2020, 08:45:14, Ярослав»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика