Религия, философия, наука
Мифы о космическом происхождении человечества

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Смысл и направленность в историю внесло только христианство. Циклическое движение было лишено и того, и другого. Ничего нового научная теория эволюции и линейного прогресса не дала, но только свела в материалистическую и безрелигиозную плоскость христианское Откровение о смысле истории, упростив и выхолостив его. К сожалению, то же самое наблюдается и в подавляющем большинстве эзотерических учений, претендующих (как в своё время наука) на что-то прорывное и новое, по сравнению с христианством, а на деле только упрощающих его смыслы и выхолащивающих его дух.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Эдем. Грехопадение
("следы" ануннаков в библейской истории)

Глиной боги и люди будут связаны крепко,
к единению ВМЕСТЕ ПОЙДУТ;
чтоб до конца дней земных Душу и Плоть,
обитающих в боге, —
чтоб кровными узами Души их спаяны были —
Жизни Знамением провозгласить.
Чтоб не забылось то никогда,
пусть кровными узами Души их спаяны будут.
(отрывок из шумерской поэмы "Когда боги, подобно людям...")

Приступаю к давно обещанному материалу.


Я уже писал один пост, в этой ветке (пост # 27), посвященный теме "двойного сотворения" человека Богом. Напомню: в первой главе книги Бытия Бог творит человека ИЗ НИЧЕГО, по Своему Образу. Бог хочет, чтобы человек ВЛАДЫЧЕСТВОВАЛ над птицами небесными, зверями, травами и т.д.. Во второй главе книги Бытия Бог "забывает", что уже творил человека. И начинает как бы творить его "заново". Но теперь метод сотворения разительно отличается. Бог уже не творит человека из ничего, а берет для творения глину (глина во многих мифах считается символом материального, земного, "плотского"). Итак, во второй главе Бог творит человека из некой посторонней материи - из глины. А затем в сотворенную форму Бог вдыхает свой Дух Жизни. Человек оживает... Итак, отличия: в первой главе человек творится из ничего, по Образу Бога. Во второй - из посторонней материи, которая оживляется дыханием Бога. Однако о том, что сотворенное из глины существо (имя Адам ведь так и переводится: "созданный из красной глины") имеет в себе еще и Образ Божий - об этом не говорится ничего. Еще отличие. В первой главе предназначение человека владычествовать над жизнью на Земле. Во второй главе предназначение человека гораздо более прозаическое. Человек сотворен, дабы РАБОТАТЬ в Эдемском саду.

Итак, налицо явное противоречие. Это первое противоречие в Библии (если читать последовательно текст), а также последующие противоречия библейского текста часто используются критиками христианства и Библии, дабы доказать "несостоятельность" и "абсурдность" библейского повествования. Само собой, можно на эти противоречия просто не обращать внимания (большинство христиан так и делают). Можно говорить своим оппонентам, что у них нет веры - и этим все сказано. Можно ссылаться на внутреннюю  антиномичность библейского повествования, на цельность мифа, которого никак нельзя касаться "рассудочным пинцетом". Иначе рухнет вера, уйдет Святой Дух, прольются "гроздья Божьего гнева", апостасия станет необратимой... в общем, конец мира наступит :). Но если так, зачем нам тогда вообще нужна способность к разумению, мышлению, логике... зачем нам вообще ум нужен, если ум есть "рассудочный пинцет"? Достаточно просто веры, а все остальное от лукавого. И немалая часть верующих именно так и считает. Но тогда, получается, правы критики Библии - "у вас одна слепая вера..."

Многие годы я думал так же - достаточно просто веры. Были периоды, когда любая критическая мысль по поводу библейского текста трактовалась мной как исключительно демоническое внушение, за которым последует ряд духовных подмен, потеря веры, а то и прямой сатанизм. Не зная, как объяснить логические несоответствия в библейской картине творения человека, в событиях в Эдемском Саду, грехопадении, потопе и т.д. - я просто загонял мучающие меня вопросы в "дальний угол подсознания" и считал - главное вера. Так бы оно, наверное, и было. Если бы мне случайно не попались книги Ситчина. А через Ситчина я познакомился с шумерской мифологией.

Творение человека (мужчины) из глины, а женщины из ребра мужчины; творение людей для возделывания эдемского сада, дерево Познания Добра и Зла, дерево Жизни - все это элементы ИЗНАЧАЛЬНОГО шумерского мифа. Эти основные положения шумерско-аккадско-вавилонской мифологии (в основании, естественно, сам шумерский миф, который аккадские и вавилонские жрецы бережно переписывали, внося небольшие изменения - человеческий фактор) - так вот, эту всю мифологию авторы Ветхого Завета использовали примерно как Бог глину. То есть, как ФОРМУ ОТКРОВЕНИЯ ОБ ЕДИНОБОЖИИ. Естественно, первое, что понадобилось сделать авторам Библии, это "зачистить" всех шумерско-вавилонских богов под одного Бога. Что и было сделано. Но убрать все следы других богов из изначальной мифологии было, по-видимому, невозможно. Отсюда и противоречия в тексте. Эти противоречия не что иное, как следы шумерских богов, то есть, следы ануннаков.

Посмотрим теперь на эти следы в саду Эдема.
Вначале библейский текст:

8. И насадил Господь Бог рай в Едеме на востоке, и поместил там человека, которого создал.
9. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.
(Книга Бытие 2:8,9)
15. И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его.
16. И заповедал Господь Бог человеку, говоря: от всякого дерева в саду ты будешь есть,
17. а от дерева познания добра и зла, не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь.
(Книга Бытие 2:15-17)


Во-первых, что сразу бросается в глаза. Бог творит человека не в самом Эдемском саду. А где-то еще. В сад же Бог помещает уже сотворенного человека. А вот помощника человеку - Еву - Бог творит уже непосредственно в Эдемском Саду. Это опять же отголосок шумерской мифологии. Только библейское повествование предельно сжато и сведено к одному, единому Богу. В одной из самых странных шумерских поэм («поэма о мотыге» - такое название ей дали ученые-шумерологи) рассказывается о том, как бог Энлиль, который изначально был против творения человека, уводит часть созданных людей у бога Энки (Энки и богиня Нинмат и являются творцами человека, по шумерской мифологии) для работы в садах Шумера. В том числе в самом прекрасном саду, в котором растут растения и плоды с небесной Нибиру и в котором так любит прогуливаться бог Энлиль, наслаждаясь прохладным ветерком. Точно так же, как это делает в Библии Господь Яхве.

Главным камнем преткновения в событиях в Эдемском Саду является история, произошедшая вокруг Дерева Познания добра и зла и Дерева Жизни... т.е. история ГРЕХОПАДЕНИЯ человека. Вот у меня вопрос к людям верующим и чтящим Священное Писание: ощущали ли вы когда-нибудь противоречивое чувство несправедливости и некоторой логической абсурдности в истории с грехопадением? Многие люди ощущали, еще как ощущали! Отсюда ереси и разнотолки; отсюда, из этого места, начинается кардинальное расхождение между теософией и авраамическими, библейскими религиями. А всему виной два дерева и "удивительное" поведение Бога.

Итак, один только ЗАПРЕТ у Адама и Евы - запрет есть плоды с Дерева Познания добра и зла. И сам этот запрет уже странен. Почему, собственно, нельзя есть с этого дерева. Разве созданные люди не имеют права различать Добро и зло? В чем же тогда всеблагость Бога? Слышал такую версию у христиан: мол, это неправильное дерево, добро и зло в нем сатанинские. Хорошо. Но что тогда делает дьявольское дерево в райском саду Эдема? Ответ на этот вопрос в стиле - но вы знаете, всемудрость Божия заранее предвидела грехопадение человеков, посему Бог и позволил сатане посадить дерево, а змею искусить Еву - неприемлем. Для меня. В таком случае Бог в моих глазах превращается в элементарного сатану. В такого Бога я верить не могу! Но если пытаться объяснить это противоречие "всемудрым предвидением" Бога и т.п. - именно к такому варианту и приходишь. Можно сказать просто и честно, как сказал Андреев в Розе Мира: в событиях в Эдемском Саду намешано столько слоев и эпох, что лучше вообще этого мифа не касаться... Тем не менее, сегодня несложно проследить хотя бы шумерский исток мифа. Это уже многое объяснит.

Возникает вопрос: а что собой представляет само Дерево Познания добра и зла? Теософы заключили, что это символ пробуждения человеческого УМА (ментальное тело), которое начало различать "что такое хорошо, что такое плохо" - разделять мир. До этого сотворенный человек пребывал как бы в животном, детском состоянии души. Грехопадением здесь явилось то, что с начала процесса различения добра и зла, началась неизбежная объективация мира – т.е., как бы падение в материальный мир. Но это падение есть необходимость духовной эволюции человека. Поэтому змей, который искусил Еву, есть существо хорошее. Он никакой не сатана... Дальнейшее логическое развитие данной идеи – известно. Именно в этом месте теософская доктрина вступает в противостояние с традиционным христианством.
(продолжение следует)     

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 07 Февраль 2018, 10:52:08, Андрей Охоцимский»

Эдем. Грехопадение
(продолжение)

Что заключает в себе символ Дерева Познания Добра и зла? Собственно, сам библейский текст и отвечает на этот вопрос.

1. Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог. И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: «не ешьте ни от какого дерева в раю»?
2. И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть,
3. только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.
4. И сказал змей жене: нет, не умрете,
5. но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.
6. И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел.
7. И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги (выделено мной), и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания.
(Книга Бытие 3:1-7)

Увидели, что наги... Так вот в чем суть плодов этого чудесного дерева. И все различение добра и зла в том, чтобы увидеть свою наготу! Однако и этого немало. Ибо здесь, как мне кажется, мифологическим языком описано ПРОБУЖДЕНИЕ СЕКСУАЛЬНОЙ ЭНЕРГИИ ЧЕЛОВЕКА, энергии продолжения РОДА.

Змий был прав и не прав. На то он и змий (самый противоречивый и двойственный образ библейской мифологии). Итак, благодаря плодам с Древа Познания люди обнаружили свою сексуальность - увидели, что наги, устыдились, спрятались и т.п.. Человек пал (хотя, в чем здесь падение?), но сотворенный человек оказался способным к продолжению самого себя в роде... И вот теперь "логика" Бога (самое интересное мною выделено):

22. И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно.
23. И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят.
24. И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни.
(Книга Бытие 3:22-24)


Очень странная сцена. Во-первых, Бог говорит, что Адам, вкусив плодов познания, стал "как один из Нас". Интересно, кого имел в виду Господь? А между тем, постоянное обращение Бога к кому-то в множественном лице - и есть явный отпечаток МНОГОБОЖИЯ, то есть, те самые "следы ануннаков". Итак, Адам и Ева устыдились своей наготы, бежали, прятались (пробуждение сексуальности) - и при этом они стали полноценными личностями, такими же, как другие боги, только не бессмертные. Дальше самое интересное: Бог не желает, чтобы человек жил вечно! И это всеблагой Бог?! Вдумайтесь: Адам с Евой выгнаны из Эдема за то, что нарушили один единственный запрет - и увидели, что наги, и стали как один из элохим, знающие добро и зло. Казалось бы, радоваться, что все так вышло. Но Бог почему-то огорчен. И более того, Бог теперь боится, как бы "прозревшие" люди не вкусили еще и с Дерева Жизни и не стали, подобно Сынам Божьим, жить вечно.

Странная история, противоречивая (как это Творец не хочет блага своему творению?) Но если принять во внимание, что данное повествование имеет в своей основе шумерскую мифологию, многое становится на свои места. Противоречия - это всего лишь "остатки" прежних богов (следы ануннаков) в библейской истории. Их КОНФЛИКТ ИЗ-ЗА ЧЕЛОВЕКА. В самом Яхве, как минимум, совместились два шумерских бога: Энлиль и Энки. Энлиля больше. Энлиль - наследный сын-первенец небесного правителя Нибиру, бога Ану, но не первый по рождению. Бог воздуха. Стремительный и гневный. И Энки - старший сын Ану, но не первенец по наследованию божественного престола Нибиру. Бог водных пространств, строитель и изобретатель. Один из главных символов Энки - ЗМЕЙ. Энки на шумерских табличках часто изображали среди "колбочек" и переплетенных змей (примерно, как на медицинской эмблеме). Именно Энки главный инициатор создания человека. Более того, Энки любил свое создание, Адама-Адапу. Считал Адама своим сыном и обучил многим своим премудростям. Бог же Энлиль был с самого начала против создания человека. В одной из табличек, где ведется повествование от лица бога Энки, описывается, как Энлиль бросил Энки, что своим созданием (Адапой) он уподобляется Богу Творцу. Это очень плохо. И создание (человек) рано или поздно сам захочет быть богом. И этого надо никак не допустить.

Вот почему, когда Бог в Эдемском Саду, обращаясь к своим "невидимым" спутникам говорит, что Адам стал как один из нас, и как бы он теперь не стал еще жить вечно, как мы - это именно голос шумерского ЭНЛИЛЯ.

PS. Так, на всякий случай. Данным исследованием я не ставлю себе цель разоблачения Библии. (Это глупо, да и не в моих силах.) Просто все эти противоречия в свое время немало меня озадачили. Они и стали основной причиной долгого и тяжелого процесса восприятия Ветхого Завета (с Новым было гораздо проще.) И если бы не возник у меня интерес к шумерской мифологии, так бы эти противоречия (естественно, это противоречия моего восприятия текста) противоречиями бы и остались. Именно после знакомства с шумерской мифологией многие события древнейшей истории человечества из Книги Бытия перестали быть непонятными противоречиями. Многое стало на свои места.

Потеряла ли для меня ценность Библия после шумеров? Отнюдь! Наоборот, текст Библии стал полнее восприниматься. И еще: поразила ТОЧНОСТЬ библейского повествования. Можно было бы разбирать текст и дальше. Весьма интересны, например, причины приведшие к катастрофе всемирного потопа. Но это будет уже отклонением от темы данной ветки.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 04 Февраль 2018, 00:40:30, Золушка»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Вадим, спасибо! Очень правильно взглянуть на парадоксы книги Творения. История грехопадения, однако, чрезвычайно фундаментальна для христианского богословия. Грубо говоря, нет греха - нет и спасения.

Слышал такую версию, у христиан: мол, это неправильное дерево, добро и зло в нем сатанинские. Хорошо. Но что тогда делает дьявольское дерево в райском саду Эдема? Ответ на этот вопрос в стиле - но вы знаете, всемудрость Божия заранее предвидела грехопадение человеков, посему Бог и позволил сатане посадить дерево, а змею искусить Еву - неприемлем.

Ну, это уж какая-то совсем маргинальная версия. Ясности в этом вопросе действительно нет, но основная православная версия по моим сведениям не столь далека от той, которую Вы называете теософической, т.е. : Древо Познания магически конвертировало человека в "познающего субъекта". Вкушение плода позволяло ему глядеть на все своими глазами, с позиции своей "самости" (а не с позиции послушания).  Считать Древо Познания сатанинским - явная ересь. Но вот почему оно было посажено - это действительно вопрос, который в рамках христианского богословия полностью удовлетворительного ответа не имеет.

То, что Бог заранее знал, что человек съест плод Древа Познания (а Он знал), может возмущать тех, кто позволяет себе позицию нравственной оценки по отношению к Богу.  Но это не есть позиция верующих, которые в течение многих столетий воспринимали рассказ о грехопадении аксиоматически, просто как исторический факт. Позиция "могу ли я верить в такого Бога?" очень понятна, но это не есть позиция верующего.

Очень странная сцена. Во-первых, Бог говорит, что Адам, вкусив плодов познания стал "как один из Нас". Интересно, кого имел ввиду Господь?

Христианское богословие говорит, что это - о Троице ... другая версия: имеются в виду все Небесные силы (9 известных чинов, от ангелов и выше); все они бессмертны и все они имеют ту степень знания Бога, которой у человека нет. Чистого монотеизма не было нигде и никогда.

До этого сотворенный человек пребывал как бы в животном, детском состоянии души.

Это не точно. До этого Бог приводил к Адаму животных, и Адам нарекал им имена (2:19).

Дальше самое интересное: Бог не желает, чтобы человек жил вечно!

Официальное объяснение: Древо Жизни - это Христово учение, а для него время еще не пришло. В этом есть логика: вся ветхозаветная история есть история развития греха, так сказать, последствий грехопадения и изгнания. А спасение и возврат к надежде на вечную жизнь приходят позже. Не то, чтобы такой Бог должен обязательно нравиться, но он вроде как отец - уж какой есть...

Короче говоря, официальные христианские объяснения могут кого-то не устраивать, но они существуют и они не абсурдны. Их придумывали Отцы Церкви - люди приличного уровня интеллекта. История с двумя творениями человека в действительности наиболее проблематична, но и её как-то толкуют  :). Мне лично кажется наиболее убийственным для веры не малая убедительность объяснений, а сам факт, что их нужно так много и в таком фундаментальном месте книги, рассматриваемой как главное Откровение. Поневоле согласишься с Кальвином, который считал главным Откровением видимый мир, а Библию - вторым по значению именно в силу неясности.

Если смотреть на Библию как на реальное историческое повествование, то станет очевидно, что история Творения - самая древняя, и что она должна была передаваться изустно много поколений, пока не была записана Моисеем (традиционная точка зрения, на которой базируется христианское богословие). Ну а раз так, то неудивительно, что там много неточных деталей и путаницы - мы сами не всегда уверены в нашей семейной истории какие-то 3-4 поколения назад (а в исторических событиях совсем недавних до сих пор не можем разобраться), а тут сколько поколений от Адама до Моисея! Можно удивиться и порадоваться, что хоть главный смысл сберегли...

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 04 Февраль 2018, 00:44:04, Золушка»

Мы уже не раз в других темах пытались осмыслить символ Древа познания добра и зла, символ потрясающей духовной глубины. То что библейский миф использует шумерскую или какую-либо другую мифологию, это заимствование образов говорит с одной стороны о текучей природе мифа, способной принимать различные культурные и религиозные формы, а с другой – об единстве Откровения, раскрывающегося в разных культурных и религиозных традициях с разных сторон и на разной глубине.

Некоторые символы библейского мифа могли быть заимствованы из других культур, но их наполненность смыслом и духом – это уже Откровение Библии. И раскрывать, и понимать эти символы нужно стараться в библейском контексте и контексте христианском, так как Новый Завет проливает и новый свет на многие ветхозаветные мифы.

Попытка разрешить противоречия библейского мифа в любом другом контексте (историческом, научном, материалистическом, эзотерическом, теософском и т.п.) неизбежно приводит к умалению или искажению того духовного смысла, для раскрытия которого и создавался библейский и христианский Миф. То есть, вне родного контекста библейский миф перестаёт быть семантическим телом Откровения, а становится просто неким семантическим телом, которое можно вертеть и так, и эдак, наполнять произвольными смыслами и подгонять под любые версии.

Уходит главное. И внутреннее солнце мифа заслоняется различными умственными спекуляциями. Эти спекуляции могут создать приемлемую для рассудка логическую систему, но они бессильны заменить собою несказанный внутренний свет библейского мифа, а значит неизбежны на том пути такие духовные подмены, которые способны перевернуть с ног на голову жизненно важные смыслы этого мифа. На мой взгляд, ради таких глубинных подмен и производятся все попытки вынести из библейского контекста семантическое тело мифа и разложить его при другом, не библейском и не христианском свете.

Только внутренний духовный свет, пронизывающий весь библейский миф и неотделимый от его целостности, предохраняет разум от тонких, за словами и символами стоящих подмен. А вынесенный из контекста отдельный символ или сюжет теряет свою связь с этим целостным светом и становится духовно беззащитным. И чем незаметнее один дух подменяется другим, тем тлетворней могут быть последствия для души.

Самое печальное, что никакими рассудочными аргументами, историческими фактами и логическими построениями тонкие духовные подмены не вскрываются и не изобличаются. Лекарство от них одно – возвращение в родной контекст и в его духовную целостность. И уже внутри этой целостности можно искать разрешение противоречий, строить различные версии, не рискуя «выплеснуть вместе с водой ребёнка».

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Древо познания

Попробую порассуждать об этом библейском символе в контексте христианской философии. На мой взгляд, в этом контексте только и раскрывается та духовная глубина символа, которую бессилен раскрыть любой другой контекст, в частности – миф об аннунаках и т.п. Более того, трактовка библейского мифа исключительно в реальности мира сего закрывает духовную глубину и подменяет её некоей эмпирической фактологией. А так как речь идёт о символе первичной нравственной сферы, должной разделять добро и зло, то и подмена в ней духовного эмпирическим ведёт к тяжелейшим нравственным искажениям.

«Древо познания добра и зла» могло появиться только тогда, когда появилось само зло. Первое творение Человека в библейском мифе было в мире, где нет ещё зла; в мире, где всё есть Божественный Замысел. «И увидел Бог, что это хорошо» – это эстетическая, а не этическая оценка. Хорошо и плохо в мире, где всё есть Бог и нет никакой воли, противящейся Богу, являются эстетическими, а не этическими категориями, и возрастает «хорошо» как степень воплощённой Истины, которая есть Красота. Плоть, душа и дух едины. Лжи, как воли, противящейся Истине, ещё нет.

Мир, в котором нет зла, мы уже представить не в состоянии, поэтому любые умственные спекуляции о таком мире остаются спекуляциями. Невозможность представить мир без зла и является прямым следствием грехопадения. И нам остаётся лишь вера, что такой мир и был, и должен быть, и будет. И в нём было первое творение Человека. Это наша духовная Родина, наиреальнейшая первореальность; увы, нам теперь недоступная.

Эдем же – это мир до грехопадения, но мир, возникший уже после появления зла, уже подвергшийся объективации (отчуждению от Бога). И такой мир, пусть с огромным трудом, но представить мы в состоянии – это уже материальный, хотя ещё и подвергшийся искажению злом на уровне физических законов в наименьшей степени мир. А состояние материальности, не подверженной закону роста энтропии, явил нам Воскресший, и на такое состояние мира мы уповаем как на Новое Небо и Новую Землю, как на преодоление грехопадения. И это новое, высшее качество материальности, даже по сравнению с Эдемом. Хотя во вселенной и будет оставаться противобожеская воля, но материальность Нового Неба и Новой Земли уже не будет омрачена злом.

Божий Мир до возникновения зла, до бунта Денницы, как и состояние Божественного космоса, преодолевшего зло окончательно, во всей своей целостности и без остатка, для нас пока трансцендентны. Именно о таком мире, как о нашей прародине и духовной первореальности, говорит библейский символ о Творении. А символ о потерянном и взыскуемом Рае говорит уже о другом состоянии космоса, до грехопадения, но с уже возникшей во вселенной противобожеской волей. Материальность в таком мире уже подвержена закону роста энтропии, и жизнь уже зависит от внешнего источника света, пусть ещё близкого, но уже выброшенного вовне, объективированного. Бог для Адама в Эдеме хотя и рядом, но уже не внутри, а вовне.

Грехопадение возможно только в мире, в котором уже появилась Ложь (Зло) – как сознательное искажение Истины и противление Божьему Замыслу, Божьей воле. Вот в таком мире, мире уже поражённом злом, и происходит «второе воплощение» Человека, призванного в соработники Богом для просветления материальности. В таком мире и находится «Древо познания добра и зла», вкушать плоды которого Бог запрещает человеку, а дьявол, как противящаяся Божьей воля, искушает вкусить – и стать как боги. Здесь каждая деталь, каждое слово имеют огромный смысл. Например: познание добра и зла даёт возможность стать не богами, а как боги. В этом «как» и заключено семя зла, объективирующего Бога и отчуждающего Человека от Божественного космоса.

В библейском мифе и в христианской традиции добро есть всё, что от Бога. А зло есть всё, что против Бога и что исходит от духа, противопоставившего себя Богу как некую альтернативу. Познание добра есть Богопознание. То есть – общение с Богом. Искушение познавать добро и зло не через прямое общение с Богом, а при посредстве некоего древа и его плодов (как магическое действие, совершив которое, человек сам и по своей воле становится как бог) – это и есть отчуждение от Бога. Добро перестаёт быть Богопознанием, а становится объективной категорией, сравнимой с другой категорией – категорией зла. Объективировать и различать их и призвано помочь Древо познания. Таким образом зло как бы духовно становится с добром на один уровень. И таким способом дьявол выдаёт себя то ли за альтернативное бытие, то ли за исполнителя Божьей воли, делающего «грязную работу», и т.д., и т.п. Собственно, к таким подменам и сводится в итоге всё «познание добра и зла», которое даёт Древо и змей.

Возникает вопрос: а что собой представляет само Дерево Познания добра и зла? Теософы заключили, что это символ пробуждения человеческого УМА (ментальное тело), которое начало различать «что такое хорошо, что такое плохо» – разделять мир.

«Древо познания добра и зла» произрастает там и тогда, где и когда появилось зло и один из великих духов противопоставил себя Божьему Замыслу. Древо познания и есть символ возникновения в мире зла – духовной воли, ставящей себя сознательно против воли Божьей.

Сама идея такого «Древа познания», которое даёт возможность различать добро и зло, идея ложная в духовной своей сердцевине. Нет никакого познания добра, как и самого добра вне Бога и вне общения с Богом. Бог и есть источник добра. Не познавая Бога, Его волю и Его Замысел, невозможно познать и добро. Нет альтернативного пути познания добра, в обход Богообщения.

Библейское «Древо познания» даёт только познание зла: одно зло является в маске добра, а другое как собственно зло. Первое противопоставляется второму. И познание такого «добра» приводит к ещё большему порабощению злом, ещё больше запутывает в тенётах лжи, чем зло, не маскирующееся под добро. «Древо познания добра и зла» и есть «обезьяна Бога», должная подменить собою Богопознание, единственное познание, дающее истинное различение духов.

Грехопадением здесь явилось то, что с начала процесса различения добра и зла, началась неизбежная объективация мира – т.е., как бы падение в материальный мир. Но это падение есть необходимость духовной эволюции человека. Поэтому змей, который искусил Еву, есть существо хорошее. Он никакой не сатана... Дальнейшее логическое развитие данной идеи – известно. Именно в этом месте теософская доктрина вступает в противостояние с традиционным христианством.

Объективация мира началась с возникновения зла. Грехопадение – это уже следующий этап отчуждения мира от Бога. Грех в том, что человек больше поверил дьяволу, чем Богу. Божий запрет на познание добра окольными путями, без Богообщения, был не столько запретом, сколько указанием на ложность таких путей. Человек же поддался искушению с одной стороны – лёгкого пути (объективного познания, без Богообщения), а с другой – гордыни, пожелавшей стать как боги без Бога.

Грехопадение только усилило разделение духа и материи, ещё больше выбросило вовне источник света и жизненной энергии, сделало живое ещё больше зависимым от внешних факторов, утяжелило закон роста энтропии, но первичная объективация материального мира произошла актом возникновения зла, распадом духовной вселенной на Божью и противобожескую волю.

Никакой неизбежной объективации материального мира, равно как и никакого зла духовная эволюция не предполагает. Возрастать в Красоте и Истине можно (да только так и можно) без падения в мерзость запустения и лжи. Падение привело к неизбежности выбираться, срываясь и срываясь, из провалов зла и лжи. А библейский змий, как и любой выразитель противобожеского начала, никогда не выполняет своих обещаний – и никакого познания добра и зла вкушение запретных плодов не дало человеку, но только запутало во лжи и сделало добро и зло настолько переплетёнными и на таком глубоком уровне, что никакими силами разума их расплести стало невозможно. Добро же, как и прежде, познаётся в Богообщении. И только в Богообщении.

Ещё один результат грехопадения, на который в библейском мифе указывается совсем уже прямо (что нечасто для такого уровня символов), это проявление сексуальной стихии, возникновение стыда. И насколько прямо сказано, настолько же сложно понимаемо.

Чтобы попытаться раскрыть смысл этого символа, написаны в человечестве горы богословских и философских трактатов, созданы бесчисленные произведения искусства. И все они могут дать немалую пищу и разуму, и сердцу, но бессильны развязать завязанный в те времена и в тех мирах узел. «Здесь берега сходятся», «Бог с дьяволом борется», «и ничего не изменится, пока человек не изменится физически»... Что можно добавить к этой проклятой достоевщине?..

Бог есть любовь – и решив познать добро и зло не через Богообщение, человек дал волю внутри своей души «обезьяне любви». Божественный эрос и обезьяна эроса переплелись в телесном и душевном составе человека, как библейский змий и ветви древа познания...

Очень интересен (в том числе и с эротической точки зрения) сам образ древа (от земли к небу) и ползающего по его ветвям мудрого змея (змей ещё и символ смерти, ядовитого укуса) ... А яблоко издревле было символом солнца...

Но Бог почему-то огорчен. И более того, Бог теперь боится, как бы «прозревшие» люди не вкусили еще и с Дерева Жизни и не стали, подобно Сынам Божьим, жить вечно.

Бог огорчён, потому что знает, какую тяжёлую ложь взвалил на себя человек, «прозревший» таким способом. После падения Денницы Бог не мог исключить в Эдеме возникновение искушающего безбожным познанием древа, Он мог только просить человека не вкушать плодов такого познания. Но человек вкусил (был укушен искусителем). Если бы прозревший без Бога человек ещё и вкусил с Древа Жизни, то стал бы жить вечно (очень долго) как демон, сам стал бы демоном. Это уже антихристово искушение, смерть вторая.

Познание добра без Бога и вне Бога есть зло, маскирующееся под добро. Так и на пути этого безбожного познания физическое бессмертие есть духовная смерть. Древо познания – это древо лжи. Для вкусившего с древа лжи Древо Жизни несёт плоды смерти. Здесь можно провести параллель с живой и мёртвой водой. Лживая вода превращает живую – в мёртвую, а мёртвую – в ненасытимую жажду небытия, то есть – в духовную смерть.

На мой взгляд, никакие мифы об аннунаках или пришельцах из космоса ничего не смогут добавить к духовной глубине библейских символов, а если и снимают там какие-то противоречия, то только ценой выхолащивания смысла и сведения его в дурную эмпирическую бесконечность. В некотором смысле – это очередные плоды того же библейского «древа познания» с прячущимся в его ветвях змеем...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 04 Февраль 2018, 17:25:30, Ярослав»

Нравственная оценка и вера

...кто позволяет себе позицию нравственной оценки по отношению к Богу.  Но это не есть позиция верующих

Это, как я понимаю, центральный тезис, проводимый Вами и в наших диспутах о теодицее, и об образе Бога в Ветхом и Новом Завете, и о необходимости очищения образа Бога в человеческом сердце от злых черт, и т.п. Попробую вновь рассмотреть этот тезис чуть повнимательнее.

Первые вопросы, которые приходят в голову: о каких верующих идёт речь? Кто относится к верующим и кто к неверующим? Допустим, к неверующим относятся материалисты, поклонники исключительно научного метода в познании мира. Но при чём тут тогда «нравственная оценка по отношению к Богу»? А исламские радикалы и террористы – верующие? Или ограничимся для простоты христианской традицией: инквизиторы были верующими? крестоносцы? а православные, сжигавшие на кострах раскольников? А большевики были верующими в мировую революцию? А сектанты всех мастей – верующие?

На мой взгляд, неверующих людей не бывает. Вера, как и воля, принадлежит духовному ядру личности, изъять из которого веру как таковую человеку попросту не по силам. И сколько бы человек ни убеждал себя в том, что его картина реальности основана исключительно на знаниях и объективных доказательствах, в фундаменте их будет лежать вера в те или иные аксиомы. Причём, чем больше отрицает акт веры в своём внутреннем хозяйстве человек, тем меньше он способен к свободному мышлению и тем абсурднее и в то же время стандартнее его первичные аксиомы. Это парадокс веры: чем больше отрицается её роль, тем больше человек подвержен суевериям и массовым аффектам.

Человек может быть повреждён разумом, лишён памяти, многих других интеллектуальных свойств и душевных качеств, но без веры живой человек перестаёт быть и человеком, и живым одновременно. Поэтому корректнее поставить вопрос: какая вера и в какого Бога движет человеком и даёт ему смысл жизни?

Если для верующего недопустима нравственная оценка по отношению к Богу, тогда вера основывается только на страхе перед Высшей Силой, объяснить мотивы которой человеку не дано в принципе. И тогда, да, главная добродетель – послушание. Но тогда возникают следующие вопросы: послушание кому? Через какие инстанции человек узнаёт волю Бога, если в отношении неё неприменима нравственная оценка? И к чему такое послушание может привести, если нравственный критерий в отношении Бога не работает?

Почему воля Аллаха не может проецироваться у верующего как уничтожение всех неверных любыми методами, если именно такая воля транслируется той инстанцией, которую данный верующий почитает истинным проводником и интерпретатором воли Аллаха? Почему воля Бога не может восприниматься верующим как предание телесным пыткам и сожжению всех еретиков или заподозренных в ереси?

Если к Богу неприменим для верующего нравственный критерий, то ответить на эти вопросы нельзя. Вернее, любой ответ на них сведётся к той инстанции, которую данный верующий считает проводником воли Бога. И если эта инстанция будет призывать к безнравственным деяниям, то для человека, считающего главным грехом непослушание, найдётся убедительная аргументация, почему эти деяния вовсе не безнравственны, а наоборот – угодны Богу и благи.

Бог есть любовь. И Бог есть свет, и нет в Нём никакой тьмы. Эти христианские духовные аксиомы являются нравственными категориями и содержат в себе нравственную оценку, отличающую свет от тьмы, благо от зла, любовь от ненависти. То есть, нравственная оценка распространяется на тот образ Бога, который человек носит в сердце своём. Этот образ, определённо нравственно окрашенный, и наполняет конкретным содержанием веру человека. Человек может сказать, в какого Бога он верит: в Бога любви, в Бога всепрощающего и всеблагого или в бога верных, карающего неверных; в бога своего племени или народа, видящего в других племенах, народах и верах зло, подлежащее уничтожению. И т.д.

Да и страх Божий, на котором только и можно основать беспрекословное послушание, вне зависимости от нравственной оценки и свободного разумения, тоже имеет различную нравственную природу. Одно дело страх перед всесильным деспотом восточного типа, не нуждающимся ни в каких нравственных оценках и оправданиях. И другое дело – страх огорчить любящего Отца, страдающего вместе со страдающими грешниками, жалеющего и прощающего их. Нравственная природа одного и другого страха противоположна. Как и противоположны нравственные черты одного и другого образа Бога. И оба из них присутствуют в Ветхом Завете.

Христианская вера предполагает абсолютное доверие Богу как любящему Отцу, а не как восточному деспоту. Христос призывает свободно Ему поверить и пойти за Ним, а не от страха или подавленности воли Высшей Силой, не нуждающейся ни в каких нравственных оценках. Новый Завет последовательно очищает ветхозаветный образ Бога от тёмных черт и страстей и также последовательно усиливает тот образ, который был явлен пророками: «милости хочу, а не жертвы». Без нравственной оценки невозможна никакая свободная вера, а именно такая была угодна Христу, и именно такую ставил Ему в вину Великий Инквизитор. Последний и есть символическое воплощение верующего, который исключил нравственную оценку из своей веры, а соответственно – и из того образа Бога, на котором эта вера зиждется.

Я считаю, что связь между нравственной оценкой в отношении Бога и верой выглядит не как антагонизм, но следующим образом:
вера является неустранимым качеством человеческого духа, а наполняется эта вера тем нравственным содержанием, которое и определяет нравственный облик человека во всей конкретике его жизненного пути.

То нравственное содержание, которое человек вкладывает в образ Бога в сердце своём, и является главным критерием совести, её компасом. Если же образ Бога эмансипируется от нравственной оценки, не нуждается в ней, то содержание веры и её критериев становится в прямую зависимость от той или иной чисто человеческой инстанции, приписывающей себе право вещать от имени Бога и считающей послушание ведущей добродетелью.

Трансцендентность Бога и невозможность перевести на уровень человеческой морали Его мотивы не исключает ни имманентности Бога человеку и миру, ни нравственной оценки образа Бога в человеческом сердце. Более того, именно нравственная оценка подаёт первый сигнал тревоги, если в образ Бога вносится какая-либо тьма: совесть тогда говорит, что в содержание твоей веры попала духовная отрава. Не было бы нравственной оценки и не нуждался бы образ Бога в ней, не было бы и никакого критерия для веры человека. И тогда вера в любого бога, оправдывающего любые преступления, была бы нравственно индифферентна и равноценна любой вере. И всё решала бы только земная сила адептов, способная внушить страх перед своим богом другим адептам других богов.

Если к Богу неприменима нравственная оценка, Бог может быть ЛЮБЫМ. И нет тогда никакого иного критерия Истины, кроме внешней Силы. «Сойди с Креста и уверуем, а в слабого бога мы верить не хотим.» Главное, что внесло христианство в образ Бога – это нравственное начало: не как приказ-заповедь высшего и сильного низшему и слабому, а как свободное доверие Любящему любимого. Без нравственной оценки предмета любви никакая любовь невозможна, но только страх потерять покровителя или остаться одному в страшном и безжалостном мире. И тем этот страх сильнее, чем непонятней и нравственно необъяснимей мотивы вердиктов и действий этого покровителя.

Таким образом, итоговый тезис должен быть следующим:
нравственная оценка в отношении Бога несовместима с верой, основанной на страхе и слепом послушании; равно как и вера, основанная на свободном доверии и взаимной любви, невозможна вне нравственной оценки предмета веры и любви.

А какой из этих типов верующих более верующий – вряд ли такой вопрос имеет смысл. Количественный критерий к вере, как и к любви, неприменим. Одно ясно, что верят они в разных богов, и эти боги дают разные оценки и критерии человеческим деяниям. Хотя буква текстов, на которых покоится и тот, и другой тип веры, может быть идентичной (да так и бывает, как правило).

Иллюстрацию приведу из разговора о Древе познания добра и зла.
Змей искушает человека тем, что Бог запретил вкушать плоды с этого Древа потому, что человек тогда сам станет как бог и не будет нуждаться в Боге для познания добра и зла. И человек поверил змею, поверил в сниженный образ бога. И грехопадение сквозь призму такого сниженного образа воспринимается как кара за непослушание. Что только утверждает нравственную правоту искусителя. Это один бог, и такой, действительно, не нуждается в нравственной оценке, но только в беспрекословном послушании.

Другой образ Бога – это Бог любящий и страдающий оттого, что любимое чадо усомнилось в любви и благости Отца, заподозрило Отца в низменных мотивах и поверило тому, кто уже отрёкся от Отца и противопоставил себя Ему. Но более (это уже христианский миф) страдает Отец потому, что предвидит все те страдания в блужданиях во тьме внешней, на которые себя обрёк человек, поверивший духу лжи. Отец предвидит уже страдания Сына, должного спасти вкусившего с древа лжи человека. Отец предвидит, что и Сыну человек поверит меньше, чем духу лжи, который будет в веках так же искажать образ Сына, как исказил и оклеветал образ Отца в эдемском саду...

Вот два разных подхода к одному и тому же мифологическому сюжету. И оба подхода ни в чём не противоречат букве мифа, но духовно противоположны и создают нравственно несовместимые друг с другом образы Бога-Отца. И без нравственной оценки по отношению к Богу невозможно отделить один образ от другого.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 05 Февраль 2018, 21:35:18, Ярослав»

но основная православная версия по моим сведениям не столь далека от той, которую Вы называете теософической

Есть одно существенное отличие. Православная версия считает змея, искусившего Еву, сатаной. Не сам по себе змей (который был хитрей всех зверей полевых) был сатаной, а сатана использовал змея для искушения. Для теософов змей - символ мудрости. Подобно Прометею змей "дарит" людям самоосознание. В воззрениях теософов, безусловно, имеется отголосок манихейских верований. Напомню: согласно манихейско-гностической традиции, Яхве - это злой демиург. Соответственно, змей "эдемский" - хороший персонаж. Змей своим "жертвенным" поступком (змей знал, что будет проклят, но все равно помог человеку) вырвал Адама и Еву у Яхве, открыл человеку глаза. Так что у одних змей - это инструмент сатаны, у других - жертвенный Прометей.

кто позволяет себе позицию нравственной оценки по отношению к Богу.

А по-моему, такая позиция есть единственно верный путь к тому, чтобы не впасть в мракобесие, не наплодить ложных богов. Когда мы ставим нравственные оценки Богу, мы ведь на самом деле не столько САМОМУ БОГУ эти оценки ставим, сколько СВОЕМУ ПРЕДСТАВЛЕНИЮ О БОГЕ. В этом вся суть теодицеи. Если бы Образ Бога в нашем сознании соответствовал своему Первоисточнику, хоть в какой-то мере, то тогда бы не совершалось столько преступлений с именем Бога на устах.

другая версия: имеются в виду все Небесные силы (9 известных чинов, от ангелов и выше); все они бессмертны и все они имеют ту степень знания Бога, которой у человека нет. Чистого монотеизма не было нигде и никогда.

Хорошо (согласен с Вами насчет "чистого монотеизма"). А как быть вот с этим свидетельством Книги Бытия:

1. Когда люди начали умножаться на земле и родились у них дочери,
2. тогда сыны Божии увидели дочерей человеческих, что они красивы, и брали их себе в жены, какую кто избрал.
3. И сказал Господь: не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками, потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет.
4. В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди.
5. И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время;
6. и раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем.
(Книга Бытие 6:1-6)


Это событие очень важное в допотопной истории человечества. Именно из-за того, что Сыновья Божии познавали (ТЕЛЕСНО) смертных дочерей человеческих, Господь Бог "сильно опечалился в сердце Своем". Но наказывать начал не Сыновей Божиих, а человечество. Вначале Бог сокращает годы жизни человеку. А затем и вовсе решает уничтожить человека потопом. Как будто не Сыновья Божии входили к дочерям человеческим, а наоборот... Но мне интереснее всего другое. Друзья мои: каким образом БЕСПЛОТНЫЕ АНГЕЛЫ могут иметь ТЕЛЕСНЫЕ отношения с дочерьми человеческими?!! Они же БЕСПЛОТНЫЕ, ангелы, элохимы! Конечно, элохимы могут иметь плоть и скорее всего ее имеют - но это плоть ИНОМАТЕРИАЛЬНАЯ; для нас этой плоти как бы и нет. И главное - зачем, РАДИ ЧЕГО бессмертные Сыновья Бога входили к человеческим дочерям - ради плотских утех?!.

Стоит только удивляться, как эта история сохранилась в Библии. Она противоречит не только библейскому монотеизму, но и всей ангелологии. Что касается меня, так мне эта история как раз и говорит о том, что некоторые Сыновья Божии были такими же плотскими, как и все мы. Более того, они ФИЗИЧЕСКИ от нас ничем не отличались! В противном случае не было бы никакого потомства, никаких исполинов. Так что так ли уж не прав Ситчин со своими ануннаками? Да и шумеры записывали, думаю, не фантастику.

Если смотреть на Библию как на реальное историческое повествование

Захария Ситчин именно так и смотрит :). О том, что Библия - реальное историческое повествование - он об этом постоянно говорит во всех своих книгах.

история Творения - самая древняя

Это так. И история творения мира, и история "первого сотворения" - вероятнее всего, очень древние. И не из шумерской мифологии. А вот вторая глава Бытия: сотворение Адама, Евы, изгнание из Эдема и т.д. - все это имеет своим первоисточником мифологию шумеров. Это практически научно-доказанный факт. Однако Библия, как видим, от сего факта не поколебалась (церкви еще стоят ;D). Уже не раз атеисты-археологи обещали полный крах библейской веры и христианской церкви. Еще в позапрошлом веке, когда были найдены в Египте первые гностические Евангелия и были прочитаны свитки с историей египетского бога Гора, который был "непорочно зачат" и воскрес, прочитаны шумерские мифы, обнажены "коварные" заимствования христиан у митраизма (начиная от митры на голове архиепископа), свитки Мертвого моря и т.д. Библия остается Библией именно потому, что это Целостный Миф. Однако общая целостность не отменяет спорных частных мест, коих немало. И не отменяет в том числе и нашу нравственную, этическую оценку тех или иных книг Библии.

Спасибо, Андрей, что подключились к нашему разговору. (Мы, правда, несколько отклонились от "космической" темы.)
Ярославу отвечу чуть позже :(     

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 06 Февраль 2018, 01:45:58, Золушка»

Для теософов змей – символ мудрости. Подобно Прометею змей «дарит» людям самоосознание.

Антон уже ответил на этот тезис – и я подписываюсь под каждым словом Антона! От себя добавлю, что «маска Прометея» самая привлекательная для дьявола и самая соблазнительная из его масок для человека. К слову, о том, что антихрист будет изображать из себя некоего Прометея, писал и Даниил Андреев (ещё один из существеннейших духовных указателей, почему Андреева нельзя относить к теософии).

Маска Прометея – мол, Бог в силу своей непомерной властности закрывает от человека высшее знание, боится дать свободу человеку, а сатана, как Прометей, жертвует собою ради человеческой свободы и знаний и открывает человеку глаза на истинное положение дел и т.п. – это центральная, смыслообразующая идея сатанизма, делающая в глазах своих поклонников сатанизм привлекательным, альтернативным духовным направлением. Всё остальное – уже детали. И Антон большой молодец, что прямо и без околичностей назвал вещи своими именами. 

Вторая по привлекательности маска дьявола – это аналогия с булгаковским Воландом, с некоей силой, которая, творя зло, на самом деле творит добро и освобождает человека своими средствами. Воланд якобы служит Богу, как и светлые идеалисты-мечтатели, но Воланд реалист и мудрец, и потому его методы, в отличие от методов идеалистов, и правдивей, и действенней, и лучше, и быстрее приводят к Истине и Добру.

И Прометей, и Воланд – это маски, которые с одной стороны помогают скрыть дьяволу его истинную природу и его истинную цель, а с другой – очерняют, извращают, снижают образ Бога и Христа. Так и библейский змей соблазнил человека познанием вне Бога и вопреки воле Бога, представив Божью волю как помеху на пути к свободе и знанию, а самого Бога как властолюбца, скрывающего пути познания от человека, чтобы последний не прозрел и продолжал слепо повиноваться. Такая трактовка, по-моему, ясно прочитывается и в мифе о грехопадении, и в целостном библейском мифе. Хотя некоторые места Ветхого Завета и дают почву для того, чтобы принять одну из масок сатаны за его подлинную сущность. В частности – маску Воланда, работающего как бы в соседнем ведомстве и берущего на себя грязную работу, по просьбе Бога, не желающего марать свой образ, но заинтересованного в выполнении этой грязной работы. К сожалению, такие трактовки вытекают из некоторых библейских сюжетов, но библейский текст в целом им противоречит и духовно, и нравственно, особенно – дух Нового Завета.

Подлинная сущность дьявола – это безысходная скука, тотальная лживость, беспросветная бездарность, вампиризм и садизм. Никаким Прометеем и Воландом там и близко не пахнет! Чтобы люди приняли маску за настоящую личину – это и есть главная цель любого учения, инспирируемого сатаной. И за исключением своих крайних форм, сатанизм никогда не приходит под собственным именем. Но как только мы слышим, что сатана – это Прометей, можно быть уверенными на 100% – перед нами одна из форм сатанизма. Это однозначный признак.

Дьявол лжив, пуст и скучен. И никогда не выполняет своих обещаний. Об этом нельзя забывать. Тогда и приманки в его ловушках потеряют свою соблазнительность. Достаточно вспомнить – кто и зачем соблазняет, какова его действительная цель. В русском языке наиболее точный синоним сатанизма – это пошлость. Пошлость же и есть утрата главного в нагромождении отдельных деталей, хроническая неспособность к целостному пониманию чего бы то ни было.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 06 Февраль 2018, 15:37:39, Ярослав»

Друзья мои: каким образом БЕСПЛОТНЫЕ АНГЕЛЫ могут иметь ТЕЛЕСНЫЕ отношения с дочерьми человеческими?!! Они же БЕСПЛОТНЫЕ, ангелы, элохимы!

Вадим, какие ангелы? Речь идёт о потомках Сифа и потомках Каина. Сыны божии (потомки Сифа) стали жениться на дочерях человеческих (потомки Каина). Это же традиционное объяснение в православии. Чем оно плохо?

Свобода не просто право, а обязанность каждого

Сыны божии (потомки Сифа) стали жениться на дочерях человеческих (потомки Каина).

Я слышал об этой версии (подзабыл ее немного). Считаю ее очень натянутой. (Я понимаю, что надо как-то объяснить очень странное, "неудобное" место в Писании.) То есть, что получается: из-за того, что более благочестивые потомки Сифа (сыны божии) входили к дочерям человеческим (надо полагать, что в роде Сифа дочери были нечеловеческие) - Бог решает уничтожить человечество потопом. Нет, конечно, плохо, что благочестивые сыны Сифа ходили к не благочестивым дочерям Каина - но это не такое страшное преступление, чтобы смывать все человечество потопом. А ведь причины должны были быть очень серьезные! Настолько серьезные, что они привели (поспособствовали) глобальной всепланетной катастрофе. Неужели катастрофа произошла оттого, что более благочестивые люди вступали в интимные связи с менее благочестивыми - но тоже людьми?!

Мне кажется, в сцене с Сынами Божьими, что входили к дочерям человеческим, после чего рождались некие исполины (что тоже неестественно и от брака человека с человеком не происходит) - описывается некое роковое сексуальное смещение между людьми и теми, кого позже языческие народы назовут богами. Видимо, после вкушения плодов с запретного дерева Познания, человек слишком увлекся сексуальными (для него новыми и необычными) удовольствиями... В любом случае, должно было произойти что-то очень роковое, очень не должное, что-то, приведшее к планетарной катастрофе. Я так думаю :)

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 06 Февраль 2018, 21:41:42, Золушка»

Миф о Потопе требует отдельной темы. Иначе мы тут рискуем уйти в бесконечность с привлечением всей мировой библеистики в помощь.

описывается некое роковое сексуальное смещение между людьми и теми, кого позже языческие народы назовут богами

Языческие народы много кого называли и богами, и тёмными. Языческие мифы - это ещё одна бесконечность. Тут нужна конкретика (и отдельная тема или темы для каждого мифа или сюжета).

Чем дальше, тем больше мне аннунаки напоминают древних укров, прародителей шумерской цивилизации. Рано или поздно эти рельсы должны сойтись на горизонте. Я так думаю...  :-;{

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Ярослав, у меня пока одно небольшое возражение, по теме Эдема; точнее, по "прочтению" этих событий в русле христианской религиозной философии. Даже не возражение, уточнение. (На большее пока не хватает времени.)

После падения Денницы Бог не мог исключить в Эдеме возникновение искушающего безбожным познанием древа


Да, только это дерево Бог сам и произрастил:

9. И произрастил Господь Бог из земли всякое дерево, приятное на вид и хорошее для пищи, и дерево жизни посреди рая, и дерево познания добра и зла.
(Книга Бытие 2:9)


Теперь рассмотрим саму внутреннюю логику эдемского мифа. Бог произрастил дерево Жизни посреди рая, и дерево Познания. Созданному человеку Он запретил есть плоды только от дерева Познания. Про дерево Жизни больше ничего не говорится. До того момента, когда Адам с Евой вкусили плодов с дерева Познания. И Бог со своими спутниками обсуждают это происшествие. И вот тут вспоминается дерево Жизни. Библейский тест говорит об этом просто и лаконично. Я еще раз приведу этот стих, он важен (самое важное место - выделю):

22. И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно.
23. И выслал его Господь Бог из сада Едемского, чтобы возделывать землю, из которой он взят.
(Книга Бытие 3:22,23)


И вот ты пишешь:
Библейское «Древо познания» даёт только познание зла: одно зло является в маске добра, а другое как собственно зло.
«Древо познания добра и зла» и есть «обезьяна Бога», должная подменить собою Богопознание, единственное познание, дающее истинное различение духов.

Но если дерево Познания добра и зла - есть "обезьяна Бога", дающая только познания зла - то почему тогда Бог говорит, что Адам, вкусив от этого дерева, СТАЛ КАК ОДИН ИЗ НАС?
Вопросы-вопросы-вопросы ;D.

Миф о Потопе требует отдельной темы.

Согласен.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 06 Февраль 2018, 23:13:54, Вадим Булычев»

Да, только это дерево Бог сам и произрастил

В сознании древних иудеев - Бог Сам произрастил и зло. И с сатаной периодически встречается и даёт ему указания. Если бы Библия окончилась Книгой Бытия, то тогда и противоречия можно было бы рассматривать и пытаться понять только внутри этой одной книги. А так - в целом - особенно при свете Нового Завета - получается и другой смысл Книги Бытия. Я, как мог, вкратце рассказал о своём понимании этих символов. Такое понимание органично для меня всему, что я читал и старался понять о библейских символах (прежде всего в русской классике и философии, включая Даниила Андреева). Миф об аннунаках у меня никак не встраивается в эту картину.

Но если дерево Познания добра и зла - есть "обезьяна Бога", дающая только познания зла - то почему тогда Бог говорит, что Адам, вкусив от этого дерева, СТАЛ КАК ОДИН ИЗ НАС?

"Как" и есть "обезьяна". Не стал одним из нас, а КАК один из нас. Этим и искушал сатана: "станете как боги". Человекобог и Богочеловек - вот и вся разница. Хотя какая разница, кажется. От перемены мест слагаемых... Меняется. Причём на духовно противоположный ВЕКТОР. А модуль (для рассудка) один, что в лоб, что по лбу.

В Ветхом Завете (кроме книги Иова) и проблема теодицеи не стоит. Поэтому и сливаются в образе Бога Божье и Противобожеское частенько. Но Христос и приходил для того, чтобы не сливалось. Если же всё перевернуть вверх дном, то дьявол это бог, а Христос это Прометей, несущий людям свет и жертвующий собою. Так, по крайней мере, концы с концами сходятся.

Без всяких аргументов: сам дух версии про аннунаков (как она здесь раскрывается) меня отталкивает; чем дальше, тем больше. Хотя за саму тему тебе большое спасибо: подвигла к некоторым размышлениям...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 07 Февраль 2018, 01:10:51, Ярослав»

Я слышал об этой версии (подзабыл ее немного). Считаю ее очень натянутой. (Я понимаю, что надо как-то объяснить очень странное, "неудобное" место в Писании.)

Считается, что эту версию впервые предложил Юлий Африкан во II веке н.э. Доминирующей в христианстве она стала только в IV веке. Её отстаивали Иоанн Златоуст, Ефрем Сирин, Кирилл Иерусалимский. Так что на протяжении 1500 лет она считается в христианстве официальной версией.

Предлагаю обратиться за разъяснениями к Иоанну Златоусту:
Мы уже прежде сказали вам, что Писание имеет обычай и людей называть сынами Божиими. Так как они вели род свой от Сифа и от сына его, названного Еносом («сей бо, – говорит Писание, – упова призывати имя Господа Бога»), то его дальнейшие потомки в божественном Писании названы сынами Божиими, потому что они до тех пор подражали добродетели предков; а сынами человеческими названы те, которые родились прежде Сифа, от Каина, и от него вели свой род. «И бысть, – говорит Писание, – егда начаша человецы мнози, бывати на земли, и дщери родишася им: видевше же сынове Божии (потомки Сифа и Еноса) дщери человечи (дщери, родившиеся от тех, о которых [Писание] сказало, что «и дщери родишася им»), яко добры суть». Смотри, как этим выражением Писание показало нам всю их необузданность. Они устремились к этому делу, не по желанию чадородия, но по неумеренной похоти. «Видевше же, – говорит Писание, – дщери человечи, яко добры суть». Вожделение красоты увлекло их в эту погибель; красота лица была для них причиною блудодеяния и необузданности. Но Писание не ограничилось и этим, а присовокупило: «пояша себе жены от всех, яже избраша». И это опять указывает на их великую необузданность, что они, т. е. побеждены были красотою и не хотели обуздать беспорядочное вожделение, но, увлекшись видом (жен), погрязли (в нечистоте), и этим беззаконием сделали себя недостойными вышнего промышления.
святитель Иоанн Златоуст. Беседы на книгу Бытия. Беседа XXII

Мне эта версия не кажется натянутой. А то, что она появилась по времени позже, чем версия о падших ангелах, вступивших в отношения с женщинами человеческими, ничего ещё не значит. Книга живёт своей независимой жизнью от писателя, написавшего её. И если даже допустить, что записывавший Ветхий Завет подразумевал под сынами ангелов падших, то это ничего ещё не докажет. Преданию к моменту его записи было уже неизвестное количество тысяч лет. Где гарантия, что смысл его не исказился? Разве невозможно предположить, что истинный его смысл открылся впервые за многие тысячи лет впервые Юлию Африкану во II веке н.э. по благодати Святого Духа? Так уж ли это невозможно? Для меня совершенно невозможно помыслить, что такой человек, как Иоанн Златоуст сознательно искажал истину из конъюнктурных соображений (надо же было как-то это неудобное место объяснить). Эту версию не в семинарии придумали же!

Почему Бог решил устроить потоп? Не потому, что потомки Сифа женились на правнучках Каина. Нет. Потомки Сифа возжелали плоть женскую настолько, что стали брать себе нескольких жён, как ранее то делали потомки Каина. А далее и вовсе похоронили институт семьи. Наступила эра свободного секса. И рождались у них нефелимы, что значит нечистые, падшие, а не исполины. С малых лет детей стали развращать сексом. Не стерпел этого Бог, и дал 120 лет на то, чтобы люди одумались. 120 лет Ной предупреждал всех о том, что, если люди не одумаются, то всё человечество погибнет. Но не вняли люди словам Ноя, смеялись над ним. И только тогда Ной построил ковчег, на котором со своими потомками спасся от всемирного потопа... Что-то мне эта картина сильно напоминает ;-)

Свобода не просто право, а обязанность каждого


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика