Философия синтеза
Синтетичность мышления в свете ПМО

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

[данная тема является продолжением и углублением темы «Синтез мысли» – https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=2046.0. ПМО – метод проективно модальной онтологии, родоначальник В.И. Моисеев].

Аксиома. Допустим, есть мысль.
Тогда мысль может увязываться с другими мыслями, сама с собой и даже с не мыслями. Поэтому могут появляться различные системы описания мыслесвязей.

Например, самая простая (одинарная) система – связь мысли и слова. Мысль о корове связана со словом «Корова», мысль о мысли связана со словом «Мысль», мысль о Боге связана со словом «Бог». Такую связь можно назвать одинарной.
Материализм вводит бинарные связки, увязывая мысле-слова с объектами (содержаниями) мыслей, например, мысль-слово «корова» увязывается с самой сущей коровой, мысль-слово «Бог» с самим сущим Богом, и т.д.
Формальная логика демонстрирует нам уже тринарную связь. Например, мысль, о которой говорится, увязывается с субъектом высказывания, мысль которая
высказывается, увязывается с предикатом, а связующая мысль – с мыслью-связкой «Есть». Всё остальное в логике вытекает из этой триады.
В.И. Моисеев в ПМО еще больше усложняет систему связей, выделяя до 5 моментов: модус, мода, модель, модуль, оператор (или, с еще большей дифференциацией, до 7).
Конечно, любая модель, хоть филологическая, хоть формальнологическая, хоть проективно модальная – это условность и всегда можно расширить ее до более адекватной. И, как говорится, и карты в руки или Бог в помощь. Только модель всё равно будет моделью, пусть с двадцатью или сотней первосвязей. Всегда найдется кто-то, кто вскроет 101-ю связь.

Не знаю, насколько мне удастся формализовать связи ПМО (тут надо обращаться за помощью к В.И. Моисееву), но попробую описать механизм хотя бы словесно, как понимаю.
Всякая мысль М, может быть мыслью о себе (автомода) или ином (иномода), при этом иное называется содержанием С мысли М. Формульно это выражается так:
М = М!М + М!С
Фраза «всякая мысль имеет содержание» кажется вполне понятной, например, мысль о корове или мысль о Боге и т.д. Однако это понятно, если мы знаем, что такое корова или что такое Бог. Однако если мы не знаем содержание (что такое корова или что такое Бог), то фраза объявляется бессмысленной. Нельзя мыслить то, чего нет.
Поэтому по аналогии, я заключаю, что на самом деле в мысли о чем-то мы должны знать две вещи (т.е. оба компонента): не только что и чтО есть предмет (содержание мысли), но и что и чтО есть сама мысль. В противном случае будет непонятно, почему мы называем то, что происходит в нашем сознании касательно коровы или Бога – мыслью, а например, не ощущением, воображением, откровением свыше или просто химерой.
Таким образом, получается, что в выражении М!С присутствует не просто М, а уже знание о мысли, или автомода:
М = М!М + М!М!С
А поскольку из теории Гуссерля об интенциальности (наличия у каждой мысли интенции или содержания) следует, что чистых безинтенциальных мыслей, типа М!М быть не может, то в данном выражении первый член аннулируется (потому что входит уже во второй) и мы получаем более точное выражение:
М = М!М!С
Частным случаем этого выражения является тройная автомода, когда содержанием выступает сама мысль:
М = М!М!М
Автомоду М!М в составе выражения я назову, перекликаясь с Гуссерлем, ноэмой (noema - греческая транскрипция слова «мысль»). Ноэма N – это мысль, мыслящая самое себя (M!M). И тогда получим универсальную формулу:
М = N!X, где Х – содержание мысли (ноэмы) в диапазон от вариаций С до самой М.
(о ноэме и ноэматической метафизике я уже высказывался раньше в теме «Синтез мысли» – https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=2046.0).

Отсюда вытекает важнейшее метафизическое следствие. Аксиома, введенная в начале («Существует мысль»), оказывается совершеннейшим абстрактом, введенным нами путем абстрагирования 1) от содержания мысли и 2) от ее формы ноэмы (саморефлексивной автомоды).
На самом деле аксиома должна звучать так.
Существует ноэматическая (М!М) и интенциальная (С или Х вплоть до М) мода (отношение, комплекс), которая (которое, который) при абстрагировании от характера автомоды и содержания, превращается в чистую мысль М.
Оказывается, что то, что люди или теоретики мышления, считают первичным модусом – мыслью, на самом деле является вторичным (аналитически дифференцированным) продуктом первичного синкретического (синтетического) образования: самомышления + содержания мышления.
Мысль как модус является следствием сложной композиции мысле-мысле-содерждания, в которой (в композиции) завязаны мысли как модели, модули, операторы, моды и автомоды.


мыслью, а например, не ощущением, воображением, откровением свыше или просто химерой

У меня вопросы чисто человеческие:
Возможно ли реальное разделение чистой мысли и ощущения, чувственного звучания, воображения, откровения, интуиции?
Если такое разделение возможно, то что оно прибавляет к тому, что называется «человек мыслит всем существом», или к духовному опыту?
В чём смысл отделения чистой мысли от целостного мышления (мышления всем существом)?
Для чистоты мысли необходимо ли отделение мысли от совести?
Является ли нравственная оценка значимой для чистой мысли?
Является ли любовь неотделимой составляющей чистой мысли (сравню по рифме — как кровь для организма)?
Что меняется и меняется ли что-то с присутствием или отсутствием любви к тому предмету, относительно которого мыслится чистая мысль?
Или любовь и мысль никак не связаны друг с другом — и потому вопросы о любви и мысли, как неразделимом на составные части духовном акте, лишены смысла?

И вопросы чисто поэтические:
Слово — средство для выражение мысли? или мысль — одна из составляющих слова, необходимая для его жизни наряду с чувством, звуком, образом?
Если второе, то так ли необходимо вычленять из слова отдельно мысль, отдельно чувство, отдельно образ?
Не теряют ли все составляющие слова что-то невосполнимое в себе при разделении единого логоса на мысль, чувство и образ?

Плюс вопросы филологические:
При использовании слов для передачи мыслей о чистых мыслях не «засоряется» ли неизбежно и сама чистая мысль присущими слову чувственными и образными составляющими?
То есть, не попадаем ли мы здесь в замкнутый круг: вкладывая мысли о чистой мысли в слова, мы вносим в эти мысли неотделимые от слова чувство и образ (воображение), а через звучание слова — и ещё множество различных ощущений?
О чистых мыслях не лучше ли говорить языком чистых формул, лишённых чувственной окраски и образной составляющей, как о чистых чувствах — языком музыки?

Если, конечно, вообще существуют в нас (или вообще в природе) чистые мысли и чистые чувства...

Справка для читателя:
Эссе Юрия Бухарова «Можно ли, не зная, что такое мысль, мыслить?»

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 20 Март 2017, 17:04:02, Ярослав»

Возможно ли реальное разделение чистой мысли... и т.д.

В соответствующих практиках возможно.

что оно прибавляет к тому, что называется «человек мыслит всем существом», или к духовному опыту?

То, что любое знание и познание.

Слово — средство для выражение мысли? или мысль — одна из составляющих слова...

И то и то верно.

не попадаем ли мы здесь в замкнутый круг...

Попадаем. Для этого и нужна рефлексия мысли, чтобы хоть немного выпутываться из замкнутых кругов.

В чём смысл отделения чистой мысли от целостного мышления (мышления всем существом)?

Целостное мышление может быть двух уровней. Недифференцированное и дифференцированное. В недифференцированноем труднее отделить химеры от истин. А самоосознанная целостность - задача любого интегрального сознания, хоть философского, хоть религиозного и др.

Вопросы о совести, нравственности, любви оставлю без комментариев как очевидные.


В соответствующих практиках возможно.

Последствия?

То, что любое знание и познание.

Что значит - любое? Вскрыть живой организм, чтобы посмотреть, что у него внутри, тоже познание...

Вопросы о совести, нравственности, любви оставлю без комментариев как очевидные.

Для меня они не очевидные. Потому и спросил. И потому Ваши ответы меня совершенно не удовлетворили.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

О самомыслии

Юрий Бухаров задался вопросом:
"Можно ли, не зная, что такое мысль, мыслить?"

Есть разные виды действий. Одни можно совершать, ничего о них не зная. Например, можно дышать, не зная, что дышишь, или спать, не зная, что такое сон. Другие – вряд ли. Нельзя играть в шахматы, не зная, что ты играешь в шахматы. Типа сидел на берегу реки, ковырял в носу и случайно – раз и начал играть в шахматы, никогда их не видя и о них ничего не слыша. Нет, с первых шагов тебе объяснят, что такое шахматы, как ходить конем и т.д. Невозможно баллотироваться в мэры, не зная об этом. Типа шел по лесу, собирал грибы и ягоды, вышел, а тебе говорят: «Поздравляем, Вы – мэр».

При всем при том, что мышление несомненно принадлежит к трансцендентным и трансцендентальным процедурам, изначально скрытым от познавательного взора, всё же весьма проблематично, что можно осознанно мыслить, совершенно ничего не зная о том, что такое мысль и что такое мышление, в отличие от других процессов сознания: ощущений, представлений, воображений, откровений, мнений, мифов, верований и т.д. и т.п. Лежал себе на печи, что-то воображал, ощущал тепло, потом сморил сон, заснул, потом проснулся, бабушка спрашивает: «Что делал, внучок?», а ты в ответ: «Я мыслил» (!?).

Я ввел формулу мысли: М!М!С.
Здесь три члена. Начну с основного – содержания С. Всякая мысль интенциальна, т.е. имеет некое содержание, т.е. всегда есть мысль о чем-то: о яблоке, о дожде, о совести, о Боге.
Ответ: человек, мысля о яблоке, о дожде, о совести, о Боге – хоть о чем, вполне может не знать, что такое мысль, внутри обеих своих модификаций М!М.
Правда, назвать такое мышление вполне качественным нельзя, поскольку к нему обязательно примешиваются чувства, образы, другие мысли, что не страшно, а страшно, что примешиваются еще чувственные иллюзии, предрассудки толпы и умственные химеры. А если человек не может отличить мысль от этих химер, то это уже плохо, ибо оперирование химерами называется не мышлением, а бесплодным фантазированием, если не того хуже (с психиатрической точки зрения).

Далее. Человек может раскрывать трасцендентальность одного М, придумывая хоть какие-то механизмы, описывающие мышление. Например, те же слова Мысль, Ноэма, Логос, Ум, Субъект, Предикат, Связка, Понятие, Суждение, Умозаключение, Индукция, Дедукция и прочая и прочая, коих легион. Нельзя сказать, что все они стопроцентно адекватно передают процесс мышления, но тем не менее, как в шахматах, обозначают ведь какие-то правила и фигуры, и способы их развертывания на мыслительной (шахматной) доске.

Но, как в шахматах можно играть, зная лишь тривиальные правила и не зная дебютов, эндшпилей и прочего, но очень сомнительно, что можно достичь каких-то высот мастерства, без знания теории (это под силу лишь очень и очень редким одиночкам, у которых мозг работает (считает комбинации), как компьютер, без всяких правил; для подавляющего же большинства людей идет восхождение по уровням освоения шахматных знания и шахматного искусства).
Так и в мышлении, чтобы мыслить на уровне обычного человека, достаточно иметь минимум знаний о мыслительных процедурах. Но если человек приобщается к высшим пластам культуры (науки, религии, искусства, политики, философии), то ожидать, что он естественным образом, не осваивая достигнутой на данный момент развития общества культуры мышления, спродуцирует новые сущности или истины, не приходится. Как правило, он просто повторит уже известные, открытые до него и ставшие банальными знания и истины, т.е. будет заниматься изобретением велосипеда.

Таким образом, это второе М в автомоде М!М представляет самомыслительный, самоосмыслительный модус в его, уже не индивидуальном виде мыслечувстивия, а в совокупном культурологическом и кумулятивном освоении всем человечеством.
В идеале мысль М!М!С становится максимально имманентной, когда имманетнизировано не только содержание мышление С, не только его трансцендентальная форма М, но и ее трансцендентные сущностные глубины (о чем учит Хайдеггер).
Другим словами, мода М!М!С из трансцендентно-трансцендентально-имманентной делается максимально (насколько это возможно) чисто имманентной или в любом случае трансимманентной.


Юрий Бухаров задался вопросом

Уточнение: это не Юрий Бухаров задался вопросом «Можно ли, не зная, что такое мысль, мыслить?» (такой вопрос ещё должен прийти в голову! мне, например, во всю жизнь не приходил ни разу), а это название ветки, взятое мною из прямого Вашего утверждения:
нельзя не зная, что такое мысль, мыслить

Я просто смягчил категоричность утвердительной формы на вопросительную. Юрий же сымпровизировал на названии темы, начав свою импровизацию следующими словами:
Занятная постановка вопроса...

Ну, и где тут «Юрий Бухаров задался вопросом»?


весьма проблематично, что можно осознанно мыслить, совершенно ничего не зная о том, что такое мысль и что такое мышление, в отличие от других процессов сознания: ощущений, представлений, воображений, откровений, мнений, мифов, верований и т.д. и т.п.

Занятное перечисление через запятую: ощущений, представлений, воображений, откровений, мнений, мифов, верований. Кстати, не первый раз Вы прибегаете к такому приёму: желудок, волосы, кишки, дух, ногти, чувства, ступни, душа, слюни (я ведь почти не утрирую, самое-то смешное).

бабушка спрашивает: «Что делал, внучок?», а ты в ответ: «Я мыслил» (!?)

И что тут такого сногсшибательного? Вы отказываете людям, не прошедшим специальный курс (например, Ваш) и не постигшим механизмов, описывающих мышление, в способности мыслить и осознавать, что они мыслят? То есть, как в приводимом Вами сравнении с шахматами: не знаешь правил — не можешь играть. Вы уверены, что это корректный пример? То есть, на сто процентов уверены?

Правда, назвать такое мышление вполне качественным нельзя, поскольку к нему обязательно примешиваются чувства, образы, другие мысли, что не страшно, а страшно, что примешиваются еще чувственные иллюзии, предрассудки толпы и умственные химеры. А если человек не может отличить мысль от этих химер, то это уже плохо, ибо оперирование химерами называется не мышлением, а бесплодным фантазированием, если не того хуже (с психиатрической точки зрения).

Сергей, Вы это на полном серьёзе пишете или это такая форма иронии? Я, правда, не понимаю. Как мыслили те поэты, художники, композиторы, кого мы называем гениями? Как мыслил Достоевский или Шекспир? Или они не мыслили, то есть их мышление было не вполне качественным, потому что к нему примешивались чувства, образы и т.д.? А евангелисты мыслили? А пророки? А святые?

Вы уверены, что необходимым условием очищения мысли от химер является очищение мышления от чувства и воображения? Как же тогда мыслить композитору или поэту? Или им мыслить необязательно? Может быть, именно чувство, вера и воображение помогают отделять химеры от не-химер — различать духов? Я уже спрашивал Вас: если от чистой мысли необходимо отделить чувство, то как быть с любовью, совестью, интуицией (говорящей через образы прежде всего, которые воображение переводит на уровень сознания)? Способна ли очищенная от чувств мысль различать духов?

Так и в мышлении, чтобы мыслить на уровне обычного человека, достаточно иметь минимум знаний о мыслительных процедурах.

Я обычный человек, но я не имею знаний о мыслительных продедурах. То есть, я не могу мыслить даже на уровне обычного человека? И даже велосипедов не могу изобретать?

Как правило, он просто повторит уже известные, открытые до него и ставшие банальными знания и истины, т.е. будет заниматься изобретением велосипеда.

Всё что я нагородил в сознательном возрасте — не тянет даже на повторение известных банальных истин? Жаль. Обидно немного, но что поделаешь — нужно было осваивать мыслительные процедуры. Ну ладно, не во мне дело: мне за державу обидно... Тут столько имён на ум приходит...

Сергей, не серчайте на меня. Вы можете по обыкновению не отвечать на мои глупые вопросы, но я не мог их не задать. Честно скажу, держался из последних сил. Но не устоял. Вы в очередной раз меня повергли в мощный и оглушительный столбняк. Мои вопросы — это хлопанье глазами и уловление ртом воздуха... Эх, и не щадите Вы нас, обычных людей!

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 21 Март 2017, 14:17:05, Ярослав»

Как мыслили те поэты, художники, композиторы, кого мы называем гениями? Как мыслил Достоевский или Шекспир?

Насколько мне дано знать про мышление гениев, они все были трудягами мысли. Они все напряженно работали на ниве своего мышления, каждый в своей области. Они потому и стали гениями, что смогли освоить те приемы и навыки мышления, которые характерны для тех искусств или наук, в которых они работали. Более того, они все развили эти приемы дальше и продвинули человечество вперед - каждый в своей области.

Вы уверены, что необходимым условием очищения мысли от химер является очищение мышления от чувства и воображения?

Надо следить за дискуссией. Я уже определил ранее химеры - как фикции (заблуждения) чистого разума. Поэтому условием освобождением от них является освобождение от мыслительной лжи. А чувство и воображение могут создавать чувственные иллюзии и миражы. Если кому-то надо от них освобождаться, то тому надо осваивать практику истинного чувствования.


Нельзя играть в шахматы, не зная, что ты играешь в шахматы.

Ещё как можно. Ныне лучше всех, даже лучше чемпионов мира (увы!), в шахматы играют компьютеры (точнее, соответствующие программы). Но крепко сомневаюсь, что они при этом "знают", что играют в шахматы.

Невозможно баллотироваться в мэры, не зная об этом.

Ещё как можно. К примеру: "Пес по кличке Дюк был избран мэром американского города Корморант в штате Миннесота. Отмечается, что для пушистого градоначальника это уже третий срок" https://clck.ru/Anepo Однако крепко сомневаюсь, что бедняга Дюк знает, что баллотировался и победил на выборах.

весьма проблематично, что можно осознанно мыслить, совершенно ничего не зная о том, что такое мысль и что такое мышление, в отличие от других процессов сознания: ощущений, представлений, воображений, откровений, мнений, мифов, верований и т.д. и т.п. Лежал себе на печи, что-то воображал, ощущал тепло, потом сморил сон, заснул, потом проснулся, бабушка спрашивает: «Что делал, внучок?», а ты в ответ: «Я мыслил» (!?).

Не знаю, какая бабушка спросила Декарта, но он на такой же вопрос ответил: "Под словом „мышление“ я понимаю все то, что совершается в нас осознанно, поскольку мы это понимаем. Таким образом, не только понимать, хотеть, воображать, но также и чувствовать есть то же самое, что мыслить". И правильно ответил, ибо в человеке нет полочек, где на одной - мысли, на другой - эмоции, на третьей - чувства, на четвёртой - желания, на пятой - волевые побуждения и т.д. В каждый миг своей сознательной жизни человек осознанно живёт всем единством своих сущностных сил, хотя и не зная при этом, как они "устроены" и по каким законам "функционируют". Но даже не зная всего этого, любой нормальный человек не спутает, что он "что-то воображал", а не, извините за выражение, чесал задницу.

назвать такое мышление вполне качественным нельзя, поскольку к нему обязательно примешиваются чувства, образы, другие мысли, что не страшно, а страшно, что примешиваются еще чувственные иллюзии, предрассудки толпы и умственные химеры. А если человек не может отличить мысль от этих химер, то это уже плохо, ибо оперирование химерами называется не мышлением, а бесплодным фантазированием...

А Достоевского ещё называют мыслителем! Ведь он только то и делал, что "оперировал химерами", типа выдуманных братьев Карамазовых, князя Мышкина да всяких раскольковых, кирилловых и прочих "бесов". Такое вот "бесплодное фантазирование", никакого отношения к мышлению, оказывается, не имеющее.

химеры - как фикции (заблуждения) чистого разума

В таком случае сам "чистый разум" (применительно к человеку) вполне можно отнести к "фикциям", ибо реально таковой не существует.

чтобы мыслить на уровне обычного человека, достаточно иметь минимум знаний о мыслительных процедурах. Но если человек приобщается к высшим пластам культуры (науки, религии, искусства, политики, философии), то ожидать, что он естественным образом, не осваивая достигнутой на данный момент развития общества культуры мышления, спродуцирует новые сущности или истины, не приходится. Как правило, он просто повторит уже известные, открытые до него и ставшие банальными знания и истины, т.е. будет заниматься изобретением велосипеда.

Очень сомневаюсь, чтобы тот же Достоевский смог сдать современный университетский экзамен по логике, а любой из ныне "приобщающихся к высшим пластам культуры" смог бы перечислить все модусы категорического силлогизма (barbara, celarent, darii, ferio и т.д.), тем паче сознательно воспользоваться ими в процессе мышления и рассуждений. Хотя вот это Достоевский, вероятно, смог бы, ибо тогда оные модусы изучали даже в гимназиях, а ныне не изучают и в университетах. Зато никакие формулы и никакие законы не объясняли и до сих пор не могут объяснить ни поэтического вдохновения, ни интеллектуального инсайта. Когда приходит действительно новая мысль (пусть даже новая только для самого человека, которому в голову приходит), это всегда бывает как некое внезапное озарение, которое человек объяснить не может, ибо просто не знает, как сие происходит. Сомневаюсь, что и вообще когда-нибудь люди это узнают и смогут в своей земной жизни сознательно, целенаправленно пользоваться инсайтом. По крайней мере ещё несколько десятилетий назад довелось встретить одну из "формул творчества", которую предлагал Б.М. Кедров. Потом встречал и другие, аналогичные. Но при всём уважении к Бонифатию Михайловичу и прочим творцам оных формул, к пониманию реального человеческого мышления они не добавляют ровным счётом ничего. Ну, а насчёт границы между "новыми сущностями" и "повторением уже известных", то сплошь и рядом любые "новые" оказываются либо хорошо забытыми старыми, либо "первооткрывателю" попросту неведомо, что их уже спродуцировали другие. Особенно в настоящее время, где даже узкие специалисты уже не в состоянии следить за всей литературой, которая выходит по их специальности. Каждый человек вообще, пожалуй, на 99,9999... процентов состоит из стереотипов, усвоенных вместе с культурой (в т.ч. с наличной в обществе "культурой мышления") и волей-неволей только тем и занят, что "изобретает велосипеды". Однако в каждом есть та "ускользающе малая величина", невыразимая никаким вещественным числом (ибо невещественна) и невыразимая даже никакими словами, что и составляет неповторимую уникальность каждого - его личность, его дух, его ипостась (не в античном, а в христианском значении термина). Отсюда и подлинная "оригинальность" (хотя это слово весьма неточно) каждого человека состоит не столько в тех мыслях, которые он продуцирует, а в том добре или зле, которое творит ежедневно, ежечасно и даже ежеминутно. Вот единственно уникальные "сущности", которые творятся им и только им, и никем другим, как никто другой не может ни прожить за человека его жизнь, ни умереть его смертью.

«Последнее редактирование: 22 Март 2017, 19:34:13, Ярослав»

Теперь же - собственно по теме. И тут возникает вопрос:

Что мы желаем получить и можем получить от формальных моделей?

Прежде всего, по моему разумению, необходимо коснуться смысла самого использования формальных средств применительно к данной проблеме. То есть, зачем, какова цель такого использования?

Есть три варианта:

(1) Формальные средства используются для логической экспликации содержательных рассуждений. Вещь полезная и нужная, ибо позволяет найти те семантические дыры в рассуждениях, которые нередко ускользают вследствие расплывчатости используемых понятий. Но при этом используемый для экспликации логический аппарат должен применяться строго, систематически и в полном объёме.

(2) Формальные средства используются для создания формальной модели с её последующей эмпирической верификацией. В этом случае также необходимым требованием является систематическое, полное и строгое применение избранных формальных средств. С получением в конечном итоге таких результатов, которые поддаются опытной проверке и позволяют принять модель, отвергнуть ее или потребовать усовершенствования.

(3) Формальные средства используются как средства иллюстративные. Вроде того, как рисуют квадратики, кружочки, человечков, стрелочки и т.п., только вместо подобных идеограмм используют какой-нибудь формальный язык. Это тоже бывает полезно для пояснения содержательных рассуждений. Но тоже требует, как минимум, чтобы такие формульные иллюстрации были более-менее адекватны иллюстрируемому содержанию. Тогда могут сыграть роль и в эвристическом плане.

Как могу заметить (если ошибаюсь, прошу поправить), в данной теме цель использования формальных средств не (1) и не (2), а больше подпадает под  вариант (3). Ибо в плане (1) прежде всего очевидно, что следует различать иллокутивную логику (логику речевых актов) и "обычную" формальную логику (которая вообще-то даже и не о мышлении). Первая строится на основе второй, но по сути разные вещи.

В плане (2), т.е. насчёт создания формальных моделей, что-то новое ныне придумать крайне трудно. Вернее, придумать можно, конечно, что угодно, но в итоге получится либо хуже, чем модели уже существующие, либо те же, но в иных выражениях. Поэтому возьмём аппарат рефлексивных полиномов (их использовал Лефевр), который легко переводится и на эквивалентный язык "исчисления стрелок" Моисеева, но более наглядный.

Пусть Т - некое предметное поле ("нечто"), о котором рефлексивная система Х (человек, какое-то иное существо или машина) "мыслит". При этом "оператор осознания" (он же "оператор рефлексии" или "проектор" в ПМО) конкретно задаётся как (1 + х), где здесь и в дальнейшем сложение и умножение понимаются в обычном "арифметическом" смысле, но с учётом, что умножение не коммутативно, хотя и дистрибутивно применительно к правым множителям (к находящимся в формулах справа). Соответственно, первый шаг "осмысления" предметного поля Т системой Х имеет вид: Х = Т(1 + х) = Т + Тх. То есть, система Х включает само Т и его образ Тх. Следующая итерация: Х = (Т + Тх)(1 + х) = (Т + Тх + Тх + Тхх) = (Т + Тх + Тхх), где Тхх - образ образа Тх. При n итерациях (актах рефлексии) имеем: Х = (Т + Тх + Тхх + ... + Тхх...х), где в последнем члене полинома количество х выразимо числом n. А в пределе имеем бесконечный полином: Х = (Т + Тх + Тхх + ... + Тхх...х + ...). Как легко заметить, на место Т можно подставить само Х, и тогда получим рефлексивный полином "самосознания". А можно, наоборот, кроме Х включить в Т другого участника Y, и тогда получим рефлексивные полиномы, выражающие в том числе их взаиморефлексию. То же - с любым количеством участников: X,Y,W,Z и т.д. Чем хороша эта модель - она, помимо всего прочего, успешно прошла эмпирическую верификацию. Правда, разработана уже достаточно давно, и с тех пор исследования в этом направлении ушли значительно вперёд, где и логико-математический аппарат применяется уже гораздо более сложный.

Но не будем лезть в технические дебри, а зададимся главным вопросом: в чём отличие человека от какого-нибудь компьютера, который уже и в шахматы играет гораздо лучше человека? Так вот, разница между компьютерной рефлексивной системой, например, и рефлексивной системой, каковой является человек, состоит в конечном числе актов рефлексии в первом случае:
Х = (Т + Тх + Тхх + ... + Тхх...х)
и в бесконечном - во втором:
Х = (Т + Тх + Тхх + ... + Тхх...х + ...)
Каким-то непостижимым образом человек "мгновенно" проходит "всю бесконечность" рефлексивных актов, как бы в нарушение всех законов природы, где все величины и все процессы всегда конечны. И тому возможно лишь одно рациональное объяснение. Как существо телесное человек, конечно, полностью подчинён законам материального мира, и даже его душевные (психические) процессы протекают во времени и во многом детерминированы. Однако самая главная "часть" человека, его дух - вне времени и вне временных процессов. Вот то главное, что в философском плане вытекает из любых чисто научных формальных моделей рефлексивных систем, несмотря на всю их неизбежную неполноту (ибо полную модель построит заведомо невозможно).

То же касается, если (как в данной теме) за исходный пункт взять просто "есть мысль". Соответствующий аппарат для наиболее адекватной модели этого положения разработал ещё в 80-х годах прошлого века английский математик Акзель (Aczel). В формальном плане "мысль" как таковая (в "чистом" виде, только "мысль о мысли", не обременённая иным содержанием) представима автоэлементным синглетоном, который сам является своим единственным элементом и не содержит никаких иных элементов. Таковой (обозначим его S, хотя Акзель обозначал заглавной "омегой") с бесконечной глубиной самовхождений - единственный в своём роде (что доказывается соответствующей теоремой). Правда, ни понятие "мода", ни понятие "модус" к нему ещё не применимы, ещё нет оснований для подобного различения. Единственное, что в ПМО соответствует такому "чисто автоэлементному" синглетону S - это понятие "бесконечного модуса", из коего, получаются все остальные (любые) "мысли" (моды), которые уже всегда интенциональны (по Брентано и Гуссерлю) и производятся из исходного автоэлементного синглетона S посредством добавления в него неких других элементов ("содержания") a, b, c, d... и т.д.

На этой основе, в том числе средствами ПМО (или другими), можно строить (да и строятся) различные модели "мышления", "коммуникации" и т.п. Но характерно, что и в данном случае исходный и предельно "элементарный" S характеризуется бесконечной глубиной (в математическом смысле, как глубиной вхождений), что опять-таки означает: способность мыслить есть способность "мгновенно пробегать всю бесконечность", то есть, "находиться вне времени". И это, повторяю, единственное, пожалуй, философское следствие, которое можно получить в данном случае от использования формальной модели. Все остальные будут относиться уже к каким-то иным областям человеческих знаний (к математике, логике, формальной онтологии, семиотике, лингвистике, психологии, социологии и т.д.). Ибо никакому моделированию дух (в данном случае человеческий) не поддаётся. И слава Богу!

«Последнее редактирование: 22 Март 2017, 19:36:01, Ярослав»

Юрий,
замечания в #8 о машинах, играющих в шахматы (сам с ними играю), о псах, избранных в мэры (моего кота Сеньку все называли философом за его философские черты характера), об эстетических образах и символах, приравненных к химерам (сам пишу стихи, погружаясь в эти «химеры»), о приблизительном характере всяких моделей (кто этого не знает?),  о реальности чистого разума, которая вроде бы не реальность (получается Вы с Ярославом общаетесь не со мной, а с моей выдумкой – странно, да и зачем?), весьма забавны, но не более. 

Немного затрагивают тему ноэматических автомод пример с Достоевским (якобы не смогшим бы сдать экзамен по логике), но это требует различения между реальной логикой (модусом) и логикой, выраженной в фиксированных знаниях (моделях). Возможно, Достоевский не имел знаний по логике, но он имел трансцендентальный модус мышления, встроенный в его сознание. Чего, кстати, могут не иметь многие академические логики, знающие лишь модели. Или пример о 99,9999 процентов стереотипов. Было бы странно предполагать, что я этого не знаю. Понасмотрелся за жизнь и на себе, и на других. Но в данной теме речь идет не о них, а об оставшемся 0,0001 проценте, т.е. об уникальности феномена творчества и в частности мыслительного творчества. В противном случае стоило бы зарабатывать геморрой и портить зрение, сидя перед компьютером, чтобы набивать тексты об этих стереотипах?

Несомненно серьезна тема о добре и зле, о жизни и смерти, Ярослав добавляет, о любви и совести и т.д. и т.п. Кто против? Ну, тогда давайте закроем все остальные темы и направления исследований и оставим только разговоры на эти религиозные и этические темы.
Серьезным я считаю также приведенное Вами замечание Декарта: "Под словом „мышление“ я понимаю все то, что совершается в нас осознанно, поскольку мы это понимаем». Вот ключевые слова – «поскольку мы это понимаем». Именно из этой Декартовой интенции я осознанно и исхожу в моей теории мышления. Мышление однозначно включает в себя момент самомыслия, самопонимания, саморефлексию, автомоду (М!М). Без такого понимания мышления нет.
Более развернутый ответ на последнее дам после проработки Ваших аргументов в #9 «собственно по теме».


Дифференциация и интеграция сознания и автомода мысли

Впрочем, до ответа на #9 выскажусь об идее целостности сознания, которую высказал Ярослав, да и у Юрия она тоже проскальзывает.

Конечно, процесс сознания (и сам по себе, и вкупе с жизнью), бесспорно, синкретичен и целостен. Но если мы его никак не дифференцируем на составляющие формы, то мы не только ничего не можем сказать о том, из чего он состоит, но даже не можем заявлять, что он целостен и синкретичен. Мы должны просто говорить: «У нас есть сознание», и на этом ставить точку и закрывать дискуссию, потому что говорить больше не о чем.
Но если мы говорим, что в этой целостности существуют чуть ли не во взаимоотождествляющем единстве чувства, идеи, переживания, откровения, мысли, образы и т.д. и т.п., то мы уже дифференцируем сознание на эти составляющие и в нашей рефлексии как-то отличаем одни акты сознания от других: ощущение от представления, образ от понятия, мысль от переживания и т.д. и т.п.

Таким образом, каждая форма сознания (Ф) представляет моду Целостного сознания (Ц) при дифференцирующем проекторе (рефлексии) и соответствующих условиях (У):
Ф(ощущение) = Ц!У1
Ф(представление) = Ц!У2
Ф(понятие) = Ц!У3
Ф(символ) = Ц!У4
Ф(мысль)  = Ц!У5
и т.д.
Только после этого мы имеем право интегрировать и заявлять, что сознание есть синкретический, синтетический, целостный акт:
Cознание = Сумма(Ц!Уi)
где i - количество известных нам форм сознания. В идеале i = бесконечности.

Интересный вопрос, каким образом мы сознаем каждую форму сознания? А таким, что она участвует одновременно, как минимум, в двух процедурах, в самой себе и в мысли.
Например, в ощущении человек ощущает какое-то содержание (С): ощущает холод. ощущает свет, ощущает запах и т.д.:
ощущение = ощущение!С
Но если он сделает форму ощущения содержанием своего внимания, т.е. мышления, рефлексии, то может ее и помыслить:
мысль об ощущении = мысль!ощущение.
Или в воображении человек воображает образ чего-то (С): кентавра, русалки, Наташи Ростовой или Пьера Безухова и т.д.:
образ = воображение!С
Но если он сделает форму образа содержанием своего мышления, то может ее и помыслить:
мысль о воображении = мысль!воображение
Ну и так далее.
Как видно, пока автомоды не появляется.

И только когда на авансцену выходит мысль, то получается, что исходно в мысли человек всегда мыслит, что-то (С) – яблоко, гору, дождь, совесть, Бога и т.д.:
мысль = мысль!С
или
М=М!С
Но он может сделать содержанием своего мышления и саму мысль М, и тогда имеем:
либо
М = М!(М!С)
либо, если абстрагироваться от С:
М=М!М
то есть появляется автомода.

Вывод.
Как видим, автомоды (в этом смысле) нет ни у одной формы сознания, кроме мысли. Это ее специфическая особенность. И очень примечательная особенность. Это величайшее открытие декартовской философии, под которым я полностью подписываюсь и его использую. Оно, естественно, не исчерпывает всех знаний о мышлении и мысли, но кое-что всё-таки дает. А кое-что лучше, чем ничего...

«Последнее редактирование: 22 Март 2017, 16:32:36, Сергей Борчиков»

Я уже определил ранее химеры - как фикции (заблуждения) чистого разума. Поэтому условием освобождением от них является освобождение от мыслительной лжи. А чувство и воображение могут создавать чувственные иллюзии и миражы. Если кому-то надо от них освобождаться, то тому надо осваивать практику истинного чувствования.

А Вы и способ знаете, как всё поделить?..

То есть, от химер разума нужно освобождаться, осваивая практику истинного мышления в пределах разума? А от чувственных химер — «осваивая практику истинного чувствования»?

А может быть, химеры возникают тем больше и тем чаще, чем больше распадается духовная целостность человеческого существа на отдельные области? И оставаясь внутри каждой из областей, невозможно эти химеры ни увидеть, ни обличить? И от химер разума помогает освобождаться не столько сам разум, сколько чувства и воображение, приходящие на помощь разуму, породившему свои химеры? Равно как и от химер воображения и чувств помогает освобождаться разум? Но всё это работает только в целостности, которая обретается в духовном опыте и через безусловный приоритет Высшего, духовного начала над инструментами духа (разумом, чувствами, воображением). Всё-таки для обличения всяческих химер первично духовное различение духов, нет? А духов различать может только дух, используя те инструменты, которые необходимы для перевода обличённых духовных химер на уровень сознания — через разум, чувства, воображение. А не наоборот и по частям.

подлинная "оригинальность" (хотя это слово весьма неточно) каждого человека состоит не столько в тех мыслях, которые он продуцирует, а в том добре или зле, которое творит ежедневно, ежечасно и даже ежеминутно. Вот единственно уникальные "сущности", которые творятся им и только им, и никем другим, как никто другой не может ни прожить за человека его жизнь, ни умереть его смертью.

Не эта ли «подлинная оригинальность» и есть Эрайгнис? У меня тут одно дополнение: проживать за человека его жизнь и смерть может и любящее «ты». Причём внося в прожитое любимым «я» иное измерение бытия, качественно иное.

никакому моделированию дух (в данном случае человеческий) не поддаётся. И слава Богу!

Дух познаётся только духом — это первичная аксиома. Именно из неё вытекает другая духовная аксиома — «дух дышит где хочет». Если бы дух (как целое) моделировался любой из частных своих проекций (разумом, чувством, воображением и тд.), то ни о какой незыблемой свободе духа не могло бы идти речи: дух был бы обусловлен той или иной моделью разума, например. Но познавать дух может только дух любящий и любимый — отсюда вытекает третья духовная аксиома: «нет истины, где нет любви».

Вот последняя аксиома и даёт мне основания сомневаться в том, что химеры чистого разума могут быть узнаны и обличены самим разумом, неким чистым мышлением.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 22 Март 2017, 22:02:23, Ярослав»

замечания в #8 о машинах, играющих в шахматы (сам с ними играю), о псах, избранных в мэры (моего кота Сеньку все называли философом за его философские черты характера), об эстетических образах и символах, приравненных к химерам (сам пишу стихи, погружаясь в эти «химеры»), о приблизительном характере всяких моделей (кто этого не знает?),  о реальности чистого разума, которая вроде бы не реальность (получается Вы с Ярославом общаетесь не со мной, а с моей выдумкой – странно, да и зачем?), весьма забавны, но не более.

Про собачку, действительно, в шутку (хотя в каждой шутке лишь доля шутки), а насчёт всего остального аргументы у меня всерьёз. Но из этого Вашего ответа не понял: "сам с ними играю", "сам пишу стихи", риторический вопрос "кто этого не знает?" и т.п. - всё это выражение согласия? И при чём тут "реальности чистого разума" и "общаетесь не со мной, а с моей выдумкой"? По Канту "чистые знания", "чистый разум" - это такие знания и такой разум, "к которым совершенно не примешивается ничего эмпирического". А общаемся мы с конкретным, эмпирически существующим человеком, а не с неким "чистым разумом".

Словом, повторяю, тут так и не понял: то ли Вы согласились, что человек может мыслить, не зная, что такое мышление, то ли нет?

Возможно, Достоевский не имел знаний по логике, но он имел трансцендентальный модус мышления, встроенный в его сознание. Чего, кстати, могут не иметь многие академические логики, знающие лишь модели.

Если трансцендентальный, то тогда точно такой же изначально "встроен в сознание" всех людей, без каких-либо исключений - будь то хоть академики, хоть алкаши - независимо от знаний и культурного уровня. Это опять-таки свидетельствует о том, что любой человек способен мыслить, не только не зная ничего о мыслительных механизмах, а не зная и самого слова "мышление" - как Журден говорил прозой, не зная даже слова "проза".

в данной теме речь идет не о них, а об оставшемся 0,0001 проценте, т.е. об уникальности феномена творчества и в частности мыслительного творчества.

И я о том же. Только считаю, что этот "0,0001" равно уникально присущ каждому человеку. И Достоевскому, и некоему Дмитрию, который содержался с Достоевским в одной каторжной тюрьме, и графу Толстому, и некоему крестьянину Ивану, который пахал оному графу землю - все они равны в своём человеческом достоинстве, ибо каждый являет собой абсолютно уникальную личность со всеми "уникальными феноменами" (включая способность творчества).

Несомненно серьезна тема о добре и зле, о жизни и смерти, Ярослав добавляет, о любви и совести и т.д. и т.п. Кто против? Ну, тогда давайте закроем все остальные темы и направления исследований и оставим только разговоры на эти религиозные и этические темы.

За Ярослава говорить не могу, но со своей стороны замечу: по моему глубокому убеждению, в любых "частных" темах всегда необходимо иметь в виду то главное и универсальное, с учётом чего только и можно решать любые "частные" философские проблемы. Тем паче, когда утверждается, что уникальность человека, самое главное в нём - это то, какие новые идеи он нагенерировал. Отнюдь не в этом уникальность и не это самое главное. Важнее всех философем вместе взятых - добро и зло, жизнь и смерть, совесть и любовь... И Тот, Кто есть Путь и Истина и Жизнь... А все подразделения на "философское", "религиозное", "этическое" и т.п. - в очень значительной степени лишь условность.

Серьезным я считаю также приведенное Вами замечание Декарта: "Под словом „мышление“ я понимаю все то, что совершается в нас осознанно, поскольку мы это понимаем». Вот ключевые слова – «поскольку мы это понимаем». Именно из этой Декартовой интенции я осознанно и исхожу в моей теории мышления.

Вот полная цитата из Декарта: "Под словом "мышление я понимаю все то, что совершается в нас осознанно, поскольку мы это понимаем. Таким образом, не только понимать, хотеть, воображать, но также и чувствовать есть то же самое, что мыслить. Ибо если я скажу: "Я вижу..." или "Я хожу, следовательно, я существую" - и буду подразумевать при этом зрение или ходьбу, выполняемую телом, мое заключение не будет вполне достоверным; ведь я могу, как это часто бывает во сне, думать, будто я вижу или хожу, хотя я и не открываю глаз, и не двигаюсь с места, и даже, возможно, думать так в случае, если бы у меня вовсе не было тела. Но если я буду разуметь само чувство или осознание зрения или ходьбы, то, поскольку в этом случае они будут сопряжены с мыслью, коя одна только чувствует или осознает, что она видит или ходит, заключение мое окажется вполне верным".

Как видим, ни о каком понимании процесса мышления у Декарта речь не идёт, там о другом - о том, что только собственное мышление воспринимается нами самым достоверным способом, в отличие от других действий (ходить, видеть и т.д.).

К тому же сказать, что "мышление однозначно включает в себя момент самомыслия, самопонимания, саморефлексию" - всё равно, что "красный цвет однозначно включает в себя момент красноты". Ибо в той мере, в какой можно дать определение, мышление и есть рефлекторная саморефлексия, иначе его попросту нет. Другое дело разного рода "надстроечные" саморефлексии, которым человек предаётся более-менее целенаправленно и которые в просторечии называют "самокопанием". Но на природную способность мышления (свойственную каждому человеку по его человеческой природе) это никак не влияет.

На что уж Гегель высоко ценил мышление (а всё его "учение о сущности" представляет собой развёрнутую теорию рефлексии), но и он констатировал: "Если мы даже и изучаем логику, то мы всё же мыслим так же, как и до этого изучения, может быть, методичнее, но без осо­бых перемен". И даже более резко: "Предрассудок, будто логика научает мыслить, - ...это похоже на то, как если бы сказали, что только благодаря изучению анатомии и физиологии мы научаемся переваривать пищу и двигаться".


Конечно, процесс сознания (и сам по себе, и вкупе с жизнью), бесспорно, синкретичен и целостен. Но если мы его никак не дифференцируем на составляющие формы, то мы не только ничего не можем сказать о том, из чего он состоит, но даже не можем заявлять, что он целостен и синкретичен...

Да, дифференциация, естественно, тоже имеет место быть. Заодно напомнилось. Когда-то, ещё в 80-х, накатал по этому поводу небольшой опус под названием "Априорные формы духовного опыта" - систему таковых форм на основании некоторых "первоэлементов" (посредством аппарата комбинаторной логики и операции их взаиморефрексии). Тогда его не посчитал сколь-нибудь значимым. Но поскольку с тех пор аналогичной системы так и не встретил, есть смысл, пожалуй, отыскать в старых бумагах и воспроизвести здесь хотя бы вкратце. Тем более, что в тему.

каждая форма сознания (Ф) представляет моду Целостного сознания (Ц) при дифференцирующем проекторе (рефлексии) и соответствующих условиях (У):
Ф(ощущение) = Ц!У1
Ф(представление) = Ц!У2
Ф(понятие) = Ц!У3
Ф(символ) = Ц!У4
Ф(мысль)  = Ц!У5
и т.д.

В общих чертах вполне согласен. Разве что проектор нуждается, на мой взгляд, в более развёрнутом вербальном определении, а под Целостным Ц можно взять не только целостность сознание (лишь к одному ему человек не сводится).

Cознание = Сумма(Ц!Уi)
где i - количество известных нам форм сознания. В идеале i = бесконечности.

Опять-таки, в общих чертах соответствует моему подходу. Только бесконечность форм сомнительна. Разве что потенциальная бесконечность. Впрочем, здесь мне надо подумать дополнительно.

Интересный вопрос, каким образом мы сознаем каждую форму сознания? А таким, что она участвует одновременно, как минимум, в двух процедурах, в самой себе и в мысли...
Но если он сделает форму ощущения содержанием своего внимания, т.е. мышления, рефлексии, то может ее и помыслить...

На мой взгляд, здесь имеют место два типа апперцепции: первичная - когда содержание (ощущения и т.д.) "автоматически" соотносятся с мыслью (как имплицитным атрибутом Целостности Ц) на бессознательном (для человека) уровне, и вторичная - когда задействуется механизм внимания (непроизвольного, произвольного или послепроизвольного, это уже детали), и соотнесение происходит уже с мышлением как формой Ф(мысль) = Ц!У5.

И только когда на авансцену выходит мысль, то получается, что исходно в мысли человек всегда мыслит, что-то (С) – яблоко, гору, дождь, совесть, Бога и т.д.:
мысль = мысль!С
или
М=М!С
Но он может сделать содержанием своего мышления и саму мысль М, и тогда имеем:
либо
М = М!(М!С)
либо, если абстрагироваться от С:
М=М!М
то есть появляется автомода.

Логика рассуждений понятна. Однако мне представляется более логичным считать автомоду (используя Вашу терминологию) гораздо более первичным образованием. Вспомним исходный пункт, который у Вас в общем виде выражается уравнением Ф = Ц!Уi. Ведь уже здесь напрашивается Ц = Ц!Ц. С учётом того, что Целостное Ц - отнюдь не сумма частей.

Как видим, автомоды (в этом смысле) нет ни у одной формы сознания, кроме мысли. Это ее специфическая особенность. И очень примечательная особенность. Это величайшее открытие декартовской философии, под которым я полностью подписываюсь и его использую. Оно, естественно, не исчерпывает всех знаний о мышлении и мысли, но кое-что всё-таки дает. А кое-что лучше, чем ничего...

О Декарте мы с вами на ФШ уже немало дискутировали. Конечно, никто не возбраняет интерпретировать так, как "принято" уже пару сотен лет и как интерпретируете Вы (что главный исходный пункт у него cogito и т.д.). Однако и сам Декарт подчёркивал, и по текстам его очевидно, что исходным пунктом там является сомнение (которое, как известно, прежде всего сопрягается с верой как непосредственной достоверностью) - то есть, фактически используя автомоду С!С (где С - "сомнение"), и получая вывод М = С!С. Но на этом не останавливается, а задаётся и таким вопросом, как возможно само сомнение? И приходит к выводу, что сомнение возможно только вследствие несовершенства человеческого существа, а потому есть Тот, в сравнении с Кем человеческое существо несовершенно - Бог. Соответственно, его величайшее открытие состоит в полной "формуле несомненности": Deus est, ergo cogito, ergo sum - есть Бог, значит мыслю, значит существую. И хотя не он первый это открытие совершил, сие обстоятельство не умаляет сделанного Декартом.


Сначала Ярославу на #12.

Ситуация та же, как с полисубстанциальностью, а именно - разность аксиоматик.
Я полностью признаю Целостность сознания (жизни, бытия и т.д.). Было бы странно (и забавно), шесть лет активно вести раздел на ВОЗ и на других форумах по синтезу, быть членом Интегрального сообщества, быть сознательным сторонником и последователем философии всеединства от Анаксагора до Соловьева, и на самом деле не признавать этого.
Вот и Юрий поддержал мой подход к Целостности:

В общих чертах вполне согласен. Разве что проектор нуждается, на мой взгляд, в более развёрнутом вербальном определении, а под Целостным Ц можно взять не только целостность сознание (лишь к одному ему человек не сводится).

Так что разногласие у нас с Вами не в части признания или не признания Целостности, а в части онтологического статуса частностей (включимостей или составных элементов целостности). Мое решение лежит в русле концепта индивидуаций Л.П. Карсавина, признающего более, говоря языком В.И. Моиеева, онтоизоляционный характер индивидуаций. Для меня более дифференцированная частность всегда имеет более высокое качественное состояние, нежели недифференцированная - в составе Целостности.

Выход? Для меня признание Вашей аксиоматики - это шаг назад от дифференциации к синкретической неразличенности. Я могу сделать такой шаг, если будет показано, что недифференцированная частность более совершенна, чем дифференцированная. А пока такого показа нет, а напротив, есть философские традиции, показывающие обратное, я остаюсь при своем, и нам остается, как мы выяснили в параллельной теме, либо отказ от синтеза, либо предоставить читателям решать самим, что им ближе (вариант с конфронтацией я исключаю как для меня неприемлемый по этическим соображениям).



 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика