Просто поговорить
Критические будни Владимира Павлова

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Тема отделена отсюда (речь идёт о некоторых форумных главах второй книги Капитана Брамы).
Прим. ред.

В течении повествования герои совершают множество нетривиальных манипуляций: внушают мысли, передают мысленно картинки, искривляют пространство-время. Как они это делают? Автор не снисходит до подробностей. Получается, мы должны верить ему на слово. Такого настоящий художник слова никогда не допустит

Владимир Павлов
«Последнее редактирование: 15 Ноябрь 2016, 09:58:18, Золушка»

Уточняющий вопрос: Владимир, а Вы прочли только одну последнюю главу? Судя по вопросам - так и есть. Вообще-то это большая книга, уже вторая. Хорошо бы сначала и первую книгу прочесть. Тогда и вопросы такие исчезнут (они совершенно некорректные: в естественном течении повествования на них есть ответы). Настоящий читатель так и поступает, прежде чем выносить вердикт о "настоящести художника", он хотя бы знакомится с его произведением, а не судит по случайно вырванному из контекста кусочку, в который почему-то художник должен был втиснуть всё и сразу. А если лень читать книгу естественным путём (с начала), то и от вердиктов лучше воздержаться. Я, например, не смог заставить себя прочесть Вашу "Калевалу", и каких-либо суждений о ней по этой простой причине не могу себе позволить.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 13 Ноябрь 2016, 10:06:59, Ярослав»

Разумеется, прочел. Возможно, бегло, но тут уж - сердцу не прикажешь. Есть и другие замечания, но не все сразу.

"Настоящий читатель так и поступает, прежде чем выносить вердикт о "настоящести художника", он хотя бы знакомится с его произведением" (с)
Вспомнилось интервью с Владимиром Сорокиным, где ему задают вопрос: сколько вам нужно прочитать страниц, чтобы понять, настоящий перед вами писатель или нет? Ответ был таков: достаточно пяти абзацев.

Но никаких вердиктов я пока не выносил. Работа автора об Украине мне понравилась

Владимир Павлов

Вспомнилось интервью с Владимиром Сорокиным, где ему задают вопрос: сколько вам нужно прочитать страниц, чтобы понять, настоящий перед вами писатель или нет? Ответ был таков: достаточно пяти абзацев.

Вот я и не стал читать дальше "Калевалу". Но и своё суждение оставил при себе.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 13 Ноябрь 2016, 15:40:37, Ярослав»

rmvoz.ru/forums/index.php?topic=4411.0

Не знаю точно, чья это книга. Да и не важно

Владимир Павлов

Не знаю точно, чья это книга. Да и не важно

А что важно? Разве аннотация не отвечает на вопросы: кем, как, зачем написана книга? Если понравилась та книга, зачем писать о ней здесь, а не там?

Разумеется, прочел. Возможно, бегло, но тут уж - сердцу не прикажешь. Есть и другие замечания, но не все сразу.

Я бы рекомендовал читать в таком порядке: "От ветра головы", "Оглашенные", "Капитан Брамы. Книга первая", "Капитан Брамы. Книга вторая". Так намного интереснее. Лишних вопросов не возникает. А по диагонали вообще порекомендовал бы никогда и ничего не читать.

Свобода не просто право, а обязанность каждого

Книгу я прочел внимательно. Но конечный автор, структурировавший книгу, кажется, В Булычев? Да и основные тезисы принадлежат ему. Так о чем же спор?

Цель замечаний, на мой взгляд, может быть только одна: помочь автору стать лучше.

Забавно, вы мне предлагаете ознакомиться с полным собранием сочинений автора... Но я слишком уж вижу этого автора, как он протискивается между героями, чтобы подсунуть им ту или иную выхолощенную реплику. Схематизм этих героев и чисто техническое построение сюжета не дают ни на минуту расслабиться, довериться рассказчику, пусть он даже поминутно меня уверяет в самых добрых намерениях.

Владимир Павлов
«Последнее редактирование: 13 Ноябрь 2016, 16:03:59, konung»

Но я слишком уж вижу этого автора, как он протискивается между героями, чтобы подсунуть им ту или иную выхолощенную реплику. Схематизм этих героев и чисто техническое построение сюжета не дают ни на минуту расслабиться, довериться рассказчику, пусть он даже поминутно меня уверяет в самых добрых намерениях.

Такое можно сказать о любом авторе. Это типичнейший пример огульной критики. И пойди потом докажи, что это не так... А Вы действительно верите,  что подобные абстрактные критические клише, которые можно наложить на кого и на что угодно без зазрения совести, могут помочь "стать автору лучше"? (Будем считать по умолчанию, что Ваш мотив не подлежит сомнению. Хотя, на мой взгляд, такая критика всегда имеет одну цель: "посмотрите, как я умею оперировать литературоведческой терминологией".)

А давайте к конкретике перейдём?
Где у Вадима Булычёва Вы нашли:
1) Выхолощенные реплики.
2) Схематизм героев.
3) Техническое построение сюжета (это в автобиографических-то повестях?)
4) Поминутное уверение в добрых намерениях.

Может, причина в том, что какие-то не имеющие отношения к данному автору вещи, находящиеся внутри читающего по диагонали и взявшего на себя тяжёлую ношу "сделать автора лучше", не дают "ни на минуту расслабиться, довериться рассказчику"?

А вот если таки расслабиться и не думать о том, как я умно выгляжу, а просто описать свою личную и живую читательскую реакцию (если она есть, конечно)... - может, так оно будет интереснее, хотя это и труднее, чем выдать штамп из набора абстрактных терминов.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 13 Ноябрь 2016, 17:42:33, Ярослав»

Схематизм этих героев и чисто техническое построение сюжета

У меня немало недостатков, но вот в схематизме и в техническом построении сюжета меня еще никто не обвинял :). Хотя, догадываюсь, герои могут показаться схематичными (при беглом прочтении одной, двух, трех глав), потому как нет между ними жестких конфликтов, предательств, каких-то темных откровений (можно добавить и отсутствие эротических сцен) - всего того, чем грешит современная глянцевая фантастика, за редким исключением. То есть, не хватает резкого конфликта со всеми неприглядными подробностями, не хватает т.н. "экшена". Если в этом ключе герои кажутся схематичными, то я тогда рад. Безусловно, во втором Капитане Брамы (в этой ветке) есть места, где действие немного как бы "подвисает" (в первой части точно есть). Но ведь и перед вами еще незаконченная версия книги, своего рода черновик. Что касается технического построения сюжета - вот тут чего нет, того нет. В свое время я пытался технически строить сюжеты, в Сети на лит.форумах попадаются методички на эту тему. Разные способы построения сюжета, например, метод "снежинки". Но это все настолько не мое. У меня нет точно рассчитанного сюжета даже на ближайшую главу! Что уже тут о всем произведении говорить. Да, есть некое общее понимание того, что я хочу сказать, есть туманный чертеж. Но конкретный, детальный сюжет на весь роман я не продумываю. Это бессмысленно для такой вещи как Капитан. Для меня Капитан Брамы - живой миф. Поэтому не столько я пишу сюжет, сколько этот сюжет ВОЗНИКАЕТ в процессе написания книги. Я не знаю, говорю положа руку на сердце, чем закончится эта книга, сколько будет потом книг. Так что чем не грешен, так это техническим построением сюжета.

В течении повествования герои совершают множество нетривиальных манипуляций: внушают мысли, передают мысленно картинки, искривляют пространство-время. Как они это делают?

Ну, если все это объяснять, зачем тогда вообще писать художественную литературу? Я не пишу в жанре научной фантастики. Именно этот жанр требует от автора объяснений той или иной фантастической картины. Я тоже немного стараюсь "объяснять", совсем уж без объяснений текст не даю. Думаю, по мере роста и обживания пространства мифа и такие "технические" вопросы будут более понятны.

Поминутное уверение в добрых намерениях.

А если бы в злых намерениях, тогда бы как смотрелось? ;D

Возможно, бегло, но тут уж - сердцу не прикажешь. Есть и другие замечания, но не все сразу.

Что же, спасибо Вам за критику. А какие другие замечания?

Работа автора об Украине мне понравилась

Я составитель данного сборника. Но не автор. Но об этом лучше здесь говорить.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 13 Ноябрь 2016, 23:12:08, Золушка»

Вводя героев в ткань повествования, автор дает беглый протокольный портрет, например:
"Одинокая человеческая фигура в светлых летних джинсах и легкой летней рубашке стояла на балконе самой обычной девятиэтажки, облокотившись о перила. Стоящего на балконе человека звали Дмитрий. Был он сорока лет от роду. В свете молний можно было разглядеть (если иметь хорошее зрение), что он худощав, немного выше среднего роста, у него густые волосы, не очень длинные, но и не короткие, короткостриженная бородка".

Более вы нигде не встретите описания его облика. Автор более не следит за своим героем, не видит его жестов, мимики. Этот способ хорош для одноактных пьес, но читать написанный так роман тяжело.

Начинаются длинные пустыни литературных стереотипов. Герой смотрит на небо. Слишком уж банальна его жизнь, вот-вот произойдет чудо. И оно происходит.

Описание феномена беспомощно: молния "вспыхнула", но тут же и "распростерлась". Автор-то сам видел молнию? Как эти нервические, судорожно изломанные линии можно принять за дерево, да еще золотое?

Небу тоже досталось: оно "рвется с рваным треском" Пятно в "глубине кустов" "странное", чувство, охватившее героя, тоже "странное". Это излюбленный словесный протез автора, он лихо латает дыры нищенского вокабуляра. Ну, да бог с ним. Простим автору "зеленые тоннели", "мягкие туманы" ("твердых" я бы не простил).

Тоннель кончается, герой любуется луной. Луна "красивая" и похожа на "шар" (потрясающие находки). Герой занят  искусственными переживаниями, настоящих у него нет. Потому что настоящим при таком экстраординарном событии будет работающий на полную мощность инстинкт самосохранения.

"Сейчас позади героя раздадутся шаги и на поляну выйдет чудесный старец", - подумает искушенный читатель и окажется абсолютно прав. Старец, само собой, "высокий и крепкий", с волшебным посохом. И с "широкой рубахой на выпуск"

"Его длинная борода тускло серебрилась в лунном свете и таким же серебром пылала густая копна волос на голове." Интересно. Борода (как же без нее!) тускло серебрилась, а копна пылала... Не без участия прожекторов на съемочной площадке за спиной старца, я думаю.

Старец "смотрел", глаза с вылетающими молниями "сверкали", говорил он при этом тихим и спокойным голосом, "расхохотался" (мудрецам положено хохотать вместо ответов).

Незабвенный Марлинский, Крыжановская, старик Говард, а, возможно, и сама Конкордия Антарова, я думаю, одобрили бы этот абзац. 

Но "времени предаваться воспоминаниям нет", они идут, гром грохочет, аккомпанируя ветхозаветно-лаконичным ответам старца.

Они огибают холм, и автору удается кое-что подметить в пейзаже: "Взору Дмитрия открылась бескрайняя степь. В нежном лунном свете она казалась сном." Ничего не скажешь, "сновидческая" картина.

Естественно, мышление героя, безо всяких усилий с его стороны, проясняется. Он уже вспомнил все. В глазах старца, несомненно, встроены лампочки: они "вспыхивают и тут же погасают", когда автору не хватает подсветки для его собственных эстетических достижений.

Старец, как честный актер провинциальных подмостков, кладет руку на плечо своему спутнику, психологическая обоснованность такого жеста его не волнует (надо же чем-то заполнить пустоты между диалогами).

 "Саможалостливость, – сказал Отшельник после небольшой паузы. – Ты слишком любишь и жалеешь себя" - вот что отвечает старец после километров банальностей, которые вываливает на него герой. Потрясающая по глубине мысль!

"рассудок все забывает, чтобы не потерять самого себя. Вот вы, человеки, почти каждую ночь совершаете путешествие в свою зону Брамы, к своему Истоку."

Так вот в чем дело! А мы-то думали...

Далее в пространстве романа происходит катастрофа. Старец "осекается" и "быстро разворачивается в сторону шатра". Катастрофа происходит и в эстетическом пространстве: "воздух наполняется тревогой", "что-то неуловимо меняется", настолько "неуловимо", что "что-то темное неуловимо двигается по степи", "огни шатра" гаснут. Далее происходит совсем страшное: "порыв ветра дунул", при этом сам "ветер", отдельный от своего "порыва", "пах чем-то кислым". "Свист" раздирает душу, "смерч" колыхается.

К вящему ужасу "Смерч состоял из тысячи живых существ, и в тоже время сам являлся отдельным живым существом... Смерч управлял роем тварей, из которых сам же и состоял." То есть, не просто стая голодных выродков, а квазиразумный организм.

"С невыносимым свистом смерч ринулся на них."; "искаженными злобой и чем-то еще, мало понятным"; "мерзкие создания вызывали омерзение" Филигранно, ничего не скажешь. Но старцу подвластны стихии, круги он "чертит", молнии "рисует", так что у меня, как у читателя, не возникло ни малейшего беспокойства за героя.

Но автор продолжает попытки вызвать "страх" и "омерзение": "Твари напоминали очень крупных летучих мышей с человеческими лицами" Где-то я такое видел. А! Кажись, в передаче "Спокойной ночи, малыши", не помню название мультфильма. 

"Смеркалось"(почти С)

"Подумать только, меньше часа назад он спокойно стоял на своем балконе, будто загипнотизированный приближающейся грозой. И вдруг столько событий: Отшельник и эти жуткие демонические твари…  Дмитрию стало страшно – пришельцы могут быть где-то рядом, а Отшельника нет.
Тут же перед очами ума всплыли зловещие очертания огромной фигуры в сутане (он видел ее даже отчетливей, чем несколько минут назад, когда все происходило на самом деле) – вся фигура состояла из тысячи мерзких тварей. И каждая тварь с ненавистью глядела на него.
Неизвестно, на что эти бесы способны, эти пришельцы – с ужасом думал Дмитрий. – Ведь я понятия не имею, где нахожусь. Если на меня нападут, я беззащитен, как младенец! Срочно, срочно выбираться отсюда!"

Грошовой сентиментальностью наполнен каждый такой пассаж повести. Сентиментальность от сострадания отличается так же, как стекло от алмаза. Можно сентиментально всхлипывать над речевым оборотом вроде "погасла прекрасная Луна", но в частной жизни быть чрезвычайно жестоким человеком.

Вот мне почему-то Дмитрия не жалко, не сумел он пробудить мое, читательское, сочувствие. Наверное, потому, что этот грошовый манекен из реквизита восковых фигур у автора припрятан в изрядном количестве во всех чуланах его творческой кухни.

Герой "ощупывает руками" (хорошо, что не ушами), "медленно поднимается" и "осторожно двигается вперед", хотя где "перед", а где "зад", он не знает, поскольку "вокруг была кромешная тьма и такая же «кромешная» тишина" Парень не промах, что там... "Через минуту Дмитрий уперся в стену и медленно провел по ней рукой – холодный, гладкий камень (ценная подробность! - В.П.)". Далее, "по всему телу идут волны (читатель сам догадается, какие. - В.П.)... непроизвольно сокращаются и расслабляются мышцы", мураши совершают эстафету по "позвоночнику к голове, сжимают затылок"...

Вы еще не догадались, где оказался герой? Что, "Нарнию" не смотрели, "Джуманджи" там, или Желязны не читали? Конечно же, он оказался "внутри большого необычного холма с проходом посредине; с лабиринтом и «смежной зоной», через которую можно попасть в другой мир, а можно и никуда не попасть"!

Хромота рассказчика все нарастает. К концу главы он уже прыгает на костылях (читай - штампах) "Повороты", "обрывы", "мрак", "мостик между мирами". Героя посещают уникальные озарения:

"Тут надо не спать. Тут надо идти вперед и только вперед. И оттого, с какими мыслями и чувствами будешь идти, во многом зависит, где выйдешь и окажешься."

К сожалению, "тьма" кругом была и "густа", и "чернильна", "духоновения ветерка" тоже не было (гибрид духовного озарения и воздушной струи). "Тьме" сопутствовала "кромешная чернота", нечто ей имманентное и трансцендентное. Счет времени герой потерял (очень уж быстро), в вакуум "провалился", "ощущение тела" тоже потерял, зато "бессмертное "Я" приобрел.

Молодчина, я лично ему завидую, как это у него все легко выходит. Хотя нет, пришлось и такому духовному титану помучиться:

"Дмитрий едва не всплакнул"

И без того жидкое повествование автор разбавляет ненужными, крайне утомляющими подробностями. Без двух третей воспоминаний героя можно было бы легко обойтись.

Автор так и не смог избавиться от влияния сентиментальной мистической прозы 19 века и дурной западной фантастики. Именно к ней восходит ключевой конфликт: реальность сна и памяти более "реальна", чем бытовая, повседневная, отсюда кажущаяся "хаотичность" и "парадоксальность" жизни.

В первой части равновесия между художественной достоверностью и преувеличениями не облагороженной художественным вкусом авторской фантазии и того меньше. Но авторское самолюбие надо щадить. 

С наилучшими пожеланиями. Удачи на творческом пути.

Владимир Павлов

Не расстраивайтесь, Вадим, и не обижайтесь. От дружеских похлопываний по плечу писатель не растет. Объективная критика принесет вам больше пользы, чем "бережные" и "внимательные" прочтения вышеотписавшихся. Они настолько "внимательно" читали, что даже не заметили грамматических и стилистических ошибок, которыми пестрит текст

Владимир Павлов

Объективная критика принесет вам больше пользы...

По поводу "объективной" критики. Один лишь пример. Критика настолько "объективна", что критик понятия не имеет: Дмитрий не вводится в текст, но является лирическим героем, от лица которого написана ВСЯ ПЕРВАЯ КНИГА. Во второй книге впервые даётся небольшое описание его со стороны, и только. Этот герой не просто не эпизодический, но центральный. В обеих книгах. От начала и до конца. Более того, обе книги являются продолжением двух предыдущих АВТОБИОГРАФИЧЕСКИХ повестей (поэтому Антон Вам и посоветовал их прочесть; но для "объективной критики" этот совет вреден). С таким же успехом можно упрекнуть Довлатова, что он вводит схематически Сергея-рассказчика в свои повести. Это не "объективность", а просто глупость, ляп (от самоуверенности, видимо).

чем "бережные" и "внимательные" прочтения вышеотписавшихся. Они настолько "внимательно" читали, что даже не заметили грамматических и стилистических ошибок, которыми пестрит текст

Владимир, а Вы можете не хамить?

Мы относимся с большой требовательностью к текстам, публикуемым в нашей библиотеке (даже на форуме стараемся выдерживать грамматические и стилистические нормы русского языка, что многих раздражает). Приведите из библиотечной публикации Капитана Брамы "грамматические и стилистические ошибки, которыми пестрит текст" - иначе Ваши слова я буду расценивать как намеренную ложь. В интерактивном формате могут встречаться ошибки (это всё-таки черновик, полуфабрикат), но и здесь они никак "не пестрят". Все тексты проходят внимательную редакторскую и корректорскую правку.

После подобных заявлений, Владимир, Ваша "объективность" не только ставится мною под сомнение, но мне всё больше уясняется настоящая цель и настоящий мотив этой "объективности". Ваш же "закос" (пользуюсь Вашим стилем) под критический очерк с примерами, якобы должными подтвердить внимательное прочтение и "нехилый" литературный уровень критика, не выдерживает в свою очередь никакой критики: это совершенно поверхностное, формальное и штампованное "исследование": таких критик можно нашлёпать десятки на любой, абсолютно любой текст абсолютно любого автора за пять минут, все они лепятся по банальным лекалам. Ничего близкого с самим произведением, его эстетической стороной, его душой и его смыслом нет в подобной критике вообще, потому и цена ей в лучшем случае нулевая, а в худшем - отрицательная (критик просто паразитирует на авторе и, унижая его, самоутверждается).

Совершенно типичные, растиражированные тысячами приёмы на сотнях сетевых литературных тусовок. Наш ресурс с ними не имеет ничего общего: ни по стилю, ни по качеству, ни по смыслу. Если в таком же духе и в таком же стиле Вы решили пройтись и по другим нашим авторам, то имейте в виду: следующий мой ответ Вам будет уже другого рода. Я подробно и на цитатах из Вашей критики покажу всю её вульгарную беспомощность и нагловатую безграмотность.

P.S. "В тоже время" пишется так: в ТО ЖЕ время. Это для убедительности пример: не влезай - убьёт. И чем наглее будете себя вести - тем глупее и пошлее будет финал. В общем, я Вас предупредил. Проверять или нет это на практике - Ваш выбор.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 14 Ноябрь 2016, 02:08:26, КАРР»

"Критика настолько "объективна", что критик понятия не имеет: Дмитрий не вводится в текст, но является лирическим героем, от лица которого написана ВСЯ ПЕРВАЯ КНИГА. Во второй книге впервые даётся небольшое описание его со стороны, и только. Этот герой не просто не эпизодический, но центральный. В обеих книгах. От начала и до конца. Более того, обе книги являются продолжением двух предыдущих АВТОБИОГРАФИЧЕСКИХ повестей"

Ну и что? Это освобождает автора от обязанностей быть внимательным к своему персонажу, к его характерным жестам, мимике? Ни в первой, ни во второй части я этого не увидел

Автор даже не счел нужным исправить грамматические ошибки, так же как и редактор портала, который относится "с большой требовательностью к текстам, публикуемым в нашей библиотеке". Автор не только не владеет языком, он грубо насилует его, пытаясь сконструировать нечто "красивенькое".

"критик просто паразитирует на авторе и, унижая его, самоутверждается" Это автор паразитирует на читательском терпении, ибо дочитать текст до конца может только человек крайне благожелательно к нему настроенный.

Где вы там увидели эстетическую сторону? Хоть одно свежее, даже просто изящное сравнение, оборот можете привести?

"это совершенно поверхностное, формальное и штампованное "исследование": таких критик можно нашлёпать десятки на любой, абсолютно любой текст абсолютно любого автора за пять минут, все они лепятся по банальным лекалам"

Попробуйте "нашлепать" такое "исследование" на  текст даже третьеразрядного советского писателя. Едва ли это у вас получится

Ошибки я вам уже привел. Повториться?

"рубаха на выпуск" На выпускной, наверное, надел, да так и не снимал с тех пор...
"духоновения ветерка"
"старик был... босиком."
"уцелевших в свое время ОТ сноса"
"мерзкие создания вызывали омерзение" Ничего не скажешь. Потрудился художник слова
"перед очами ума"
"зловещие очертания"
"густая и чернильная тьма" и тут же "кромешная
"искаженными злобой и чем-то еще, мало понятным" Это чем же?
"мягкий туман"
"громогласно прокричал"
"раздался гул грома"

Еще привести? А натужное описание "смерча", где слово "мерзкий" встречается несколько раз в одном предложении, как будто нельзя найти другие выразительные средства; а столь же натужное описание "тоннеля", где  прилагательное "странный" встречается по два раза в предложении, с лихвой решая все технические трудности. Отвратительно-бездарны все описания, можно процитировать весь текст.

молния "вспыхнула" (нечто мгновенное), но тут же и "распростерлась"(процесс, требующий времени).

"Рядом с ним остановился высокий крепкий старик, с причудливо изогнутой палкой в руке." Пунктуация тоже на высоте

"борода ТУСКЛО СЕРЕБРИЛАСЬ в лунном свете и таким же серебром ПЫЛАЛА густая копна волос на голове."

"Огромная круглая Луна поднималась над юго-восточным горизонтом. Луна была необычайно красивая" Мощь! Сразу в хрестоматию

"Он только хотел спросить Отшельника, почему напрочь забыл свое путешествие в Браму. И тут из него хлынуло." Диарея?

"Остались мысли, они стали яркими, очень образными и быстрыми". Образные быстрые мысли. Без комментариев.

"В полном мраке... продирался сквозь густую чернильную тьму...Только кромешная чернота...в черной пустоте." Это одном абзаце! Очень богато, изысканно

"порыв ветра дунул" и тут же "ветер пах"
"рвется с рваным треском"
И это по-вашему хорошо? Дуют порывы ветра, рвутся с рваным треском небеса... Разве так говорят по-русски?

И это метапрообразы?! И это надо читать, перечитывать, вдумываться?! Позор.

Пусть автор сначала затратит на правку некоторое время, хоть от грамматических ошибок, да от корявостей, да от штампов избавится, потом я почитаю другие "автобиографические" повести


Владимир Павлов
«Последнее редактирование: 14 Ноябрь 2016, 04:48:16, konung»

"СИЯЛИ яркими спелыми гроздьями бесчисленные звезды"

"тонуло в беспроглядной ночной тьме (ничего не режет слух? - В.П.), в которой двигался одинокий желтый огонек. Огонек был справа от него, он постепенно удалялся…  В этот момент желтый огонек приостановился и двинулся прямо на него… Нет, это ему показалось, что огонек движется на него. Огонек двигался теперь параллельно ему, справа налево. И никакой это не огонек... перед желтыми огоньками" Очень дотошное и кривое описание восприятия героем "огонька", едва ли обоснованное.

"Тропинка резко изгибалась, делая дугу, и бежала по чистому полю,"

"во второй полосе произошли разительные перемены"

"Вмятины сочетались с рваными дырами" Сочетались, надо полагать, законным браком.

"ярко выраженные каштановые волосы с бакенбардами и ТРЕУГОЛЬНАЯ ФОРМА ГЛАЗ (да и сами глаза, ИСПУСКАЮЩИЕ ИСКРЯЩИЕСЯ ВОЛНЫ РАДОСТИ.) " Неподражаемо! У героя ярко выраженные волосы, а у этих волос выросли бакенбарды!

"он легко, словно ребенка, подбросил его в воздух" А почему бы не в землю?

"Пританцовывая, Пестрый несколько раз ПОКРУТИЛСЯ ВОКРУГ ОСИ"

"подхватил чайник и бесшумно растворился в саду. " Надо было ШУМНО раствориться, чего уж...

"Капитан ЗАДУМЧИВО СИДЕЛ в кресле"

"избороздили сеточки мелких морщин" Именно сеточки, а не сами морщины!

"От переносицы к центру лба пролегли две глубокие складки (этакий треугольник на лбу! - В.П.), ТАКИЕ ЖЕ складки легли по уголкам рта (то есть, тоже к центру лба тянутся)."

"являли собой разительно другую картину" Грамотно, литературно.

"огромные, очень живые, пронзительные и смеющиеся одновременно" Каскад. Обостренная чувствительность к слову налицо

Я уже не говорю о том, какой низкопробной голливудской пошлятиной веет от "коммерчески используемой аномальной зоны с общедоступным порталом в прошлое" Как бы мгновенно нарушилось равновесие, случись такое на самом деле, а не в бутафорской вселенной автора.

Хорошо хоть, что настоящий Брама с автором не советуется

Владимир Павлов
«Последнее редактирование: 14 Ноябрь 2016, 04:45:08, konung»

Владимир, приведённые Вами цитаты и Ваши ремарки к ним говорят лишь о том, что Вам не нравится как пишет Вадим Булычев. (За исключением одного - справедливого на
мой взгляд замечания - относительно "волос с бакенбардами"). Остальное - по сути простые "вскрикивания", которые можно поставить, практически, после любой фразы любого писателя - классика ли, современного ли.
Как же Ваш стиль похож - уж так совпало - на читаемую мной сейчас "критическую" брошюру - аж 1910 года издания. "Сказка о голом короле. Леонид Андреев и "Анатэма" Постановка Художественного театра" . В ней автор (некто Н.Я. Абрамович) "вдребезги разносит" и пьесу Андреева, и самого Андреева. Цитирую кусочек, произвольно взятый: "...Вероятно, по замыслу Андреева, этот пролог должен был представить собой нечто вроде философской глубокомысленной интродукции к движению самой пьесы. Но по содержанию этот пролог является детской игрой в "умные слова". Разговор между Анатэмой и стражем - это непрерывные загадки, за которыми ничего не скрывается глубокого"
(я не стала воспроизводить яти, ижицы и твёрдые знаки, "осовременила" текст - так, на всякий случай уточняю... мало ли... вдруг не поверите... в случае чего - отсканирую или сфотографирую текст)
Похож стиль? Апломб похож?
Не хочется перегружать текстом реплику. На каждой странице Абрамович ругает Андреева, развенчивает, апеллирует к читателям его прозы... И... перебарщивает со своей злобой. После 2-3 однообразных ядовитостей текст Абрамовича попросту надоедает.  "Неистовый Виссарион" или Писарев "ругались" куда интересней и убедительней...
По сути Ваших заметок: "Зачем Булычев не пишет такую прозу, которая мне нравится?" - вот такое впечатление производит Ваша "критика".
Относительно того, что книгам Вадима нужна дополнительная корректорская правка - в общем, не возражаю (пара Ваших примеров справедлива), может быть и редактура бы не помешала. Бриллианты нужно профессионально гранить, знаете ли. А корректоров-профи у нас пока нет. Да судя по современным изданиям книг - и в реальском книгоиздательстве корректорский труд оставляет желать...оного  :) )

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 14 Ноябрь 2016, 06:02:08, КАРР»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика