Роза Мира - эпоха синтеза
Интерактивное искусство — Солярис (Роза Мира как надсистема); доклад к 110-летию Д.Л. Андреева

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Ярослав, мне очень близко все, что Вы пишете, и в полемике с Андреем Охоцимским о мультикультурности я на Вашей стороне. Как «первичный фрактал культуры будущего» Замок чрезвычайно привлекателен.  Среди практических аналогов такого диалогического существования самый близкий я нахожу в той практике герменевтического межрелигиозного диалога, в которой я имел счастье участвовать в течение почти десяти лет и которая кратко описана мной в книге «Гуманитарное религиозное образование». Там, в приложении к главе 5 дан текст С. Кепнеса, в котором Вы, наверное, сами найдете немало перекличек со своими идеями. https://lib.rmvoz.ru/bigzal/fjodor_kozyrev/gumanitarnoe_religioznoe_obrazovanie_2-5#pr2  Начиная с того, что Вы говорите о постгуманистической эре, а они – о постлиберальной. Меня кстати оба термина пугают. Мне видится в них указание на общество, в котором нет ни свободы, ни гуманности. Но это не важно. Важна сама попытка разглядеть контуры будущего и вовремя подготовить в нем место для ценностей прошлого, с которыми мы не хотим расставаться.
Мои субъективные переклички рождаются с первых строк Вашего текста. Прежде всего – с феноменологией.
У Вас: «И всякий раз я сталкивался с непреодолимой, как выяснилось, проблемой – с невозможностью не просто описать эту сущность, но даже изложить в сколько-нибудь связном повествовании её основные черты».
Это то, что у Гуссерля называется доязыковым существованием эйдосов. «Поэтому задача феноменологического описания исключительно сложна: как по причине трудности осуществления самого акта интуитивного постижения «эйдосов», акта, предполагающего отказ от «естественной» установки сознания, так и вследствие невозможности точно описать в языке результаты трансцендентальной рефлексии; приходится поэтому иногда прибегать к помощи метафор, намеков, иносказаний и других способов косвенной передачи содержания вплоть до изобретения новых словесных конструкций» (В. А. ЛЕКТОРСКИЙ. СУБЪЕКТ. ОБЪЕКТ. ПОЗНАНИЕ. – М.:«НАУКА», 1980)
У Вас: «Мы имеем здесь дело не столько с объектом, сколько с процессом, и описать его не проще, чем любой творческий процесс или жизнь как таковую».
Переход от постижения объектов (сущностей) к постижению бытия («жизни как таковой» на Вашем языке) – это то, что, по Хайдеггеру, маркирует границу между позитивными науками и философией: «Постижение бытия, т. е. онтологическое исследование, хотя и приходит поначалу и с необходимостью всякий раз к некоторому сущему, потом определенным образом от сущего уводится и возводится к его бытию. Основную компоненту феноменологического метода в смысле возведения исследующего взгляда от наивно схваченного сущего к бытию мы обозначаем как феноменологическую редукцию» (М. Хайдеггер. Основные проблемы феноменологии).
У Вас: «Эта сущность имеет интерактивную природу и постигается, а значит и может быть описана только в диалоге».
Именно поэтому Хайдеггер отказывается от понятия субъекта и заменяет его здесьбытием. Сущностную характеристику здесьбытия составляет соприсутствие во внутреннем внешнего и как следствие состояние перманентного диалога здесь- и там-бытия:  «Мы понимаем то сущее, которому присущи интенциональные отношения (Verhaltungen) как Dasein, причем именно так, что при помощи правильно понятого интенционального способа вступать в отношения (Verhalten) мы стремимся адекватно охарактеризовать бытие Dasein, одну из его глубинных структур». 


Начиная с того, что Вы говорите о постгуманистической эре, а они – о постлиберальной. Меня кстати оба термина пугают. Мне видится в них указание на общество, в котором нет ни свободы, ни гуманности.

Согласен, термин «постгуманизм», действительно, тяжеловат лингвистически и имеет двоякий смысл. Но пока для Нового средневековья нет другого термина. Роза Мира или Игра в бисер — это очень красивые и поэтичные наименования, глубокие метафоры, но исторического термина пока не родилось. Для зарождения в культуре общепризнанного «имени времени» должна вступить в полную силу сама новая эпоха и быть осознана исторической наукой и философскими умами как новая эра.

Опасность же, что Новое средневековье может породить общество, в котором нет ни гуманности, ни свободы, но есть новая инквизиция, безысходнее и тоталитарнее «старой средневековой», — такая опасность существует, она более чем реальна. В глобализирующемся человечестве действуют два великих Духа, имеющих противоположную волевую направленность, противоположные духовные заряды. Я посвятил главной духовной опасности постгуманизма книгу о родонизме (духовной подмене, анализируемой на примере небольшого сетевого сообщества, которое с большой долей оправданности можно рассматривать как одну из микромоделей будущего, нежелательного, конечно). Постгуманизм может стать антигуманизмом. Как и постлиберализм — антилиберализмом. Качели крайних квази-альтернатив — извечная методология врага человеческого.

Но... будем барахтаться и защищать свою кочку. Любая кочка может стать точкой кристаллизации будущего, при стечении в добром духовном русле ряда неслучайных случайностей... Спасибо, Фёдор Николаевич, за оценку нашего детища и за Ваш творческий вклад в его содержание. Надеюсь на плодотворное сотрудничество в будущем.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 31 Январь 2017, 10:55:41, Ярослав»


__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Солярис как зримое отображение выбора между Раем и Адом

Мне видится совершенно неслучайным, что в теме об интерактивном Солярисе возникла параллельная тема о преломлении Рая и Ада в человеческой культуре и о неимоверной сложности изображения Царствия Божия («всё получается какая-то слащавая скука»).

Понятно, что Ад, как более примитивная система даже по отношению к нашему миру, и описывается легче. А высшая реальность Рая неизбежно примитивизируется и искажается, что оставляет впечатление неподлинности (фальши, скуки). Но есть и другие причины, почему Рай видится нам скучным и почему читать описания Ада интересней.

Даниил Андреев описывал некую инфернальную бюрократию (хранителей кармы), ответственную за распределение душ по слоям инферно. Может быть, такая бюрократия уместна в Аду, но выбор между Раем и Адом душа совершает абсолютно свободно. И эту свободу выбора между Раем и Адом мы теперь можем наглядно видеть в Интернете. То, что одним представляется нормой и свободой, для других – невыносимая скука и внешний диктат. И несмотря на все издержки, выбирается адская норма, потому что райская отвращает ещё сильнее.

Интернет в буквальном смысле слова спроецировал в реальность нашего мира некоторые возможности и новые степени свободы из Рая. Соответственно и повысил риск трансформации их в проекцию Ада. Как создатель Ада есть «обезьяна Бога», так и созданный им антикосмос есть не что иное, как «карикатура на Царствие Божие». То же окарикатуривание могут приобретать в нашем срединном мире свойства мира Высшего, превращая райские возможности в адскую актуальность.

Например. До эпохи Интернета публикация книги была сопряжена с преодолением различных трудностей, связанных с необходимостью материального носителя и его размножения в копиях. В Раю же любой творческий акт становится мгновенно достоянием всех. Ту же возможность дал нам Интернет. Вернее, сымитировал эту возможность, так как подобная свобода от материального носителя обусловлена не естественным порядком вещей, как в Раю, но мощнейшим техническим аппаратом. Отсюда вытекают такие издержки, что в несколько степеней повышают риск превращения райского качества в адское безобразие с одной стороны и с другой – возможность при определённых условиях в одночасье схлопнуть даже ту степень свободы, что была у человека до обретения им новых степеней свободы.

Безобразие достигается открывшейся дверью для публикации каждому желающему, без какого-либо отсева. Количество размывает качество и делает крайне сложным встречу писателя со своим читателем. При всей скудости старых носителей и суженности выбора такая встреча была сопряжена с принципиально преодолимыми трудностями. Да, решить проблему качества могут в Интернете коллективные ресурсы, что ставят качество  безусловным приоритетом над количеством (это, кстати, видится многими как авторитарный произвол и отвращает от таких ресурсов).

Но если в прежние времена книга, разошедшаяся в миру, была практически неуничтожима. И никакая тирания не обладала такой силой, чтобы изъять книгу из мира совершенно, не оставив нигде ни одного её экземпляра. И только благодаря этому свойству материального носителя дошли до нас многие и многие произведения человеческой мысли. То в Интернете можно одним нажатием кнопки удалить неугодный ресурс, несмотря на то, что он присутствует одновременно в миллионах домов. Точно так же можно сделать недоступными даже его сохранённые копии (достаточно отключить электричество или перестать выпускать персональные компьютеры). Более того, новые возможности и степени свободы, что даёт Интернет как проекция свойств Рая, могут обернуться в нашем мире возможностями такой тотальной слежки, какие и не снились тираниям прошлого.

Абсолютная интерактивность Рая может стать в нашем мире абсолютной самоизоляцией Ада. Здесь уместно вспомнить формулу Владимира Соловьёва: «Критерий достойного или идеального бытия вообще есть наибольшая самостоятельность частей при наибольшем единстве целого». Соборное единство Рая достигается максимальной неповторимостью и незаменимостью каждой личности, свободно и по любви ставящей целое приоритетом. Если же индивидуальное становится приоритетом, то прежде всего исчезают неповторимые, уникальные черты в самой индивидуальности. И чем больше делается упор на индивидуальном, тем менее индивидуальными становятся индивидуумы. А единство их достигается формальными безликими рычагами, например тиранической властью денежного критерия, ставшего универсальным в неолиберальной системе взамен утративших свой авторитет иных структурирующих социум иерархий. Проследить утрату индивидуальности можно и в описании инфернальных слоёв в мифологии Даниила Андреева: чем ниже слой, тем меньше индивидуального в каждом его насельнике и тем жёстче внешнее единство.

Те же две полярных тенденции можно теперь легко рассмотреть в общечеловеческом зеркале Интернета. И в этой виртуальной реальности мы видим, что выбор между райской содержательной свободой и формальной свободой адской совершается абсолютно свободно: что одной душе видится радостью, то другой – скукой. И наоборот.

Да, появление в человеческой культуре новых степеней свободы и немыслимых возможностей творческой реализации и коммуникации – это ещё и огромный риск превращения срединной культуры в антикультуру. Этот риск вытекает из возраста человечества – как серьёзнейшее испытание духовной зрелости. Выдержим ли мы это испытание – зависит только от выбора каждого из нас. И этот выбор мы делаем намного свободнее в открывшемся культурном пространстве, чем в прежние исторические стадии. Пока – свободнее, если не используем свою новую свободу во зло и она не обернётся новой формой тирании, превратив наш мир в адское зеркало.

Интерактивный Солярис и есть зримое отражение выбора души, совершаемого ей в реальности времени-слова, дающей как новые возможности, так и лишающей душу привычных защитных оболочек косной материальной среды. Как в посмертии душа становится «голой» и совершает свой выбор между Раем и Адом свободно, так и в виртуальном Солярисе душа имеет дело только с теми образами, что породила сама, а не внешний материальный мир. Отсюда справедлив вывод: каким станет всечеловеческий виртуальный Солярис Интернета и по каким принципам структурируется, таким же станет и так же структурируется само реальное человечество.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 28 Март 2017, 08:08:28, Ярослав»

Отсюда справедлив вывод: каким станет всечеловеческий виртуальный Солярис Интернета и по каким принципам структурируется, таким же станет и так же структурируется само реальное человечество.

Спорно, имхо. Поширше (поширее) раскройте эту тезу, пожалуйста. :)
Вроде как по моим ощущениям - наоборот происходит.

Путинцева Т

Вся настоящая и параллельные темы являются раскрытием этого тезиса. Что первично, что вторично: ноосфера или эмпирика — тут уж кто как видит, ничего доказать невозможно.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

В заглавный пост добавлен файл с текстом, предназначенным для публикации в книге по материалам андреевской конференции. Текст состоит из двух частей: собственно доклад и выдержки из дискуссии (вторая часть составляет 2/3 от общего объёма).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ноосфера или эмпирика — тут уж кто как видит, ничего доказать невозможно.

Интернет - не ноосфера. Это сугубо человеческий продукт, давно ожидаемый. Сходство его параметров со свойствами ноосферы не больше, чем у самолёта с ангелом.

Путинцева Т

Татьяна, а ноосфера — это не человеческий продукт, а чей?
И потом я сказал не об Интернете, а о Солярисе Интернета...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 28 Март 2017, 14:45:03, Ярослав»

Ещё раз просмотрел текст, подготовленный для издания по мотивам дискуссии. Да, это хорошо. Это как раз то, что я несколько лет хотел написать и не мог. Даже стихами отделывался (вспомнилось)... И сам доклад писался с натугой, не удовлетворял меня. И сейчас, когда я приступал к формированию второй части, первая часть меня буквально раздражала. Но вот появился текст — объёмный, многогранный, многоголосый — и всё стало на свои места, всё срослось. Я доволен целым: это как раз то, что было нужно и что я бы никогда один не смог написать. Сама форма теперь органична содержанию. А идейный заряд текста более чем серьёзный. Хорошее мы дело сделали, друзья. Спасибо вам. Уверен, что наш текст будет украшением книги: оригинальным по мысли и новым по жанру.

Теперь хорошо...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 28 Март 2017, 14:46:50, Ярослав»


 
Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика