Метаистория и геополитика
Что такое революция, что общего у всех революций?

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Вадим, подписываюсь под каждым твоим словом: ты в предельно лаконичной форме отразил самую СУТЬ темы. Именно эта СУТЬ меня и подвигла открыть ветку...

Есть Революция и революция.
Власть и власть, Иерархия и иерархия, Церковь и церковь, Царь и царь, Бог и "обезьяна бога", Роза Мира и родонизм.  :'(
Магистральный метод "обезьяны" создать ложное отражение Подлинника, которое своими духовными и смысловыми подменами и своим внутренним безобразием и пустотой постепенно отвратит смотрящих на проделки "обезьяны" существ от самого Подлинника, потому что внутри их произойдёт идентификация Подлинника и карикатуры на него. Так, качаясь на качелях ложных альтернатив и переходя от одной крайности к другой, из века в век "выплёскивают ребёнка вместе с водой".

Не удержусь, повторю вслед за тобой, акцентируя ключевые слова:
В этом смысле Революция - дело благословленное. И главный революционер - Христос!
  И революция с буквы маленькой. Подобная революция есть лишь имитация "квантового скачка", потому как в основе ее лежит совершенно иной принцип, сформулированный как раз "Великим инквизитором". Подобная революция есть революция "принципа формы", а не сути. А форма всегда формальна и бюрократична.
Именно по формально-абстрактному признаку и не желая смотреть на содержание свободы, анархисты всех мастей, постмодернисты и либералы отрицают любую власть, любую иерархию. И в итоге заканчивают непроходимым формализмом, абстрактным равенством, властью количества над качеством и всеудушающим бюрократизмом - всегда, исключений не было ни одного. Сравнение (сравнивание) форума с государством и обюрокрачивание форумов - из той же "оперы": ИМИТАЦИЯ свободы, ИМИТАЦИЯ жизни, ИМИТАЦИЯ общения, ИМИТАЦИЯ творчества. И революционер, и бюрократ - имитаторы по сути, призванные отвлекать людей от подлинного бытия и уводить в сферу квази-бытия.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Вот ссылка на Алгоритм революций: https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=3175.0

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 30 Ноябрь 2014, 09:06:43, ВОЗ»

Внутренний пафос (движок, драйв, как теперь принято говорить) любой политической революции - это пафос разрушения. Он может прикрываться самыми разными лозунгами, но движется только одним - страстью к разрушению. Все прирождённые революционеры имеют одну и ту же онтологическую установку воли: "свобода = разрушение" (как эта установка преломляется в их сознании, зависит от культурного, социального, национального контекста, но суть всегда одна). И только по этой причине "революция пожирает своих детей". Когда приходит время созидателей, они вынуждены пожирать разрушителей. И тогда новые революционеры начинают бороться с плодами побед прежних революций. Похоже, что это закон истории, который могут не видеть только "дети минут".

От всех революционеров у меня всегда одно и то же ощущение - это рабы своего времени. Я всегда чувствовал, что революционеры так же не любят и не понимают свободу, как и те, с кем они борются за эту "свободу". Всегда было такое чувство, даже когда я три ночи провёл на площади в августе 1991 года; единственный за всю жизнь мой опыт погружения в митинговую стихию, которая как никакая из стихий всегда была мне "онтологически неприятной"; я помню, что даже в те дни я чувствовал, что немного лицемерю сам с собой, что это всё "не то" и никакая это не свобода. Именно недостаток внутренней свободы у революционеров мне всегда мешает чувствовать в общении с ними себя свободным.

Несмотря на свой пафос свободы, революционеры (прирождённые) выглядят внутренне зажатыми, мнительными, всё время подозревающими в собеседнике "второе дно" и цепляющимися к словам. Меньше всего они производят впечатление свободных людей, хотя внешне изо всех сил стараются показать себя таковыми. Наверное, поэтому им так важна внешняя атрибутика "свободных", включая ту или иную моду на "форму одежды свободных людей". Революционер как бы самому себе всё время доказывает: я свободен, я свободен, я свободен... А свободный человек занят созиданием, ему не нужно доказывать себе то, что и так у него есть, как воздух, который не замечают. Замечают только недостаток воздуха.

Фанатизм и формализм свободы и есть недостаток подлинной свободы, компенсируемый внешними атрибутами свободы. Революционеру кажется, что свобода начинается с разрушения того, что мешает ей вовне. Революционер не замечает главного своего рабства - внутреннего, которое становится тем сильнее, чем больше сил уходит на борьбу с внешними ограничителями свободы. Революционер напоминает графомана, которому всё время что-то мешает... И потому революция не может не пожирать своих детей: "бунтом жить нельзя". (Достоевский. Один из самых свободных мыслителей, каких только знал наш мир.)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Политическая революция бессмысленна, как ругань и мордобой в семье при разводе. Она уже ничего не меняет и ничего не сможет изменить в государстве, сколько бы ни пролила ненависти и крови. Революция никак не влияет на государственное устройство, но оказывает сильнейшее и тёмное воздействие на души - пробуждает в них низменные страсти, угашает любовь, подменяя её игрою абстракций, и генерирует только вражду. Это и есть единственная подлинная цель революции, всё остальное - прикрытие, слова. Казалось бы, парадоксальное утверждение, что революция ничего не меняет в государственном устройстве, но если понять, на чём держится государство, то всё становится на свои места.

Государство есть функция веры большинства. Как только большинство населения теряет веру в своё государство - это государство неизбежно видоизменяется или рушится (без всяких революций). Появляется Хрущёв, Горбачёв и т.д. - это попытки восстановить пошатнувшуюся веру в данное государство. Если попытка не удаётся - государство разваливается само. И на его место приходит только то государственное устройство и только тот лидер, какому поверит большинство населения. Каковы чаяния большинства - таково и государство. Это зеркальный закон. Он работает без всяких голосований, которые только "стрелка на приборе", а не сам "прибор". В принципе, достаточно соц-опроса, чтобы государство получило формальную легитимность. А подлинная его легитимность находится в сознании большинства, а не в урне с бюллетенями и не в конституциях. Вера в своё государство - единственная действенная гарантия, остальное - бумажки, фикции.

При утрате доверия старое государство разрушается - и как стервятник на его труп летит стихия революции, вырываясь на свет из подсознательных и мистических бездн. Революция иррациональна, а революционеры - рационалисты и формалисты (такими проще управлять). Сознание революционера безразлично для стихии революции - у неё свои цели, революционеры же вместе со всеми их лозунгами и программами - инструменты, марионетки, одержимые.

Сила государства не в административном ресурсе, не в экономике, не в армии и тайной полиции, но только в институте воспитания и образования. Подлинный рычаг управления - это манипуляция сознанием и верой народа. Только через систему воспитания и образования государство калечит души людей. Вот почему этот рычаг должен быть отобран у государства и передан культурным, нравственным и религиозным "инстанциям". Именно об этом "рычаге" писал Даниил Андреев, понятый, к сожалению, некоторыми своими последователями навыворот.

Государство не может быть никаким иным, чем отражённая в нём превалирующая душевная структура и ценностные приоритеты большинства составляющих государство людей. Меняется сознание людей, меняется их мировоззрение, нравственная, культурная и духовная оценочная шкала - тут же, как по мановению волшебной палочки, государство начинает менять старые формы и обретать те, какие угодны большинству. Подлинная революция - это революция духа и сознания, а политические революционеры оперируют фикциями и борются с фантомами, никакого влияния не оказывая ни на что реально существующее в государстве. Они никого не могут освободить, но могут ещё больше поработить, омрачая души тёмными страстями, что потом, словно застывшая лава, принимают такие государственные формы, какие породила бесовщина революции. И только когда революционный морок развеивается и люди возвращаются к подлинной жизни, начинают облегчаться и государственные формы. Политическая революция - это всегда регресс, тормоз, откат назад.

Политическая революция - это ложь и рабство. Любая. Революционная стихия, как никакая другая, делает людей зависимыми от наркотика политики. В революции люди забывают обо всём, кроме политических бурь, и становятся толпой. Друг в друге начинают видеть не человека, а ходячие ярлыки. Живое слово подменяется газетными штампами. Живая мысль вытесняется идеологическими клише. Революция - это смерть и разложение, а не начало новой жизни. Новая жизнь приходит только тогда, когда революционный мрак рассеивается. И всё возвращается на круги своя...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

единственный за всю жизнь мой опыт погружения в митинговую стихию, которая как никакая из стихий всегда была мне "онтологически неприятной"; я помню, что даже в те дни я чувствовал, что немного лицемерю сам с собой, что это всё "не то" и никакая это не свобода.
Вот-вот. Меня это чувство почти два года преследовало. Вроде как делал совершенно правильное дело (борьба за права русских на Украине) - а вот постоянно это чувство. И чувство скуки, да - скуки! Хотя вокруг кипела митинговая стихия. Именно журнал Павла Тихомирова "Южнорусский Вестник" стал тогда для меня творческой отдушиной. Если бы не написание статей в журнал, я бы и полгода не выдержал. И журнал партийные власти закрыли именно за творческую непредсказуемость (помнит ли об этом Паша?).

В революции люди забывают обо всём, кроме политических бурь, и становятся толпой. Друг в друге начинают видеть не человека, а ходячие ярлыки. Живое слово подменяется газетными штампами. Живая мысль вытесняется идеологическими клише. Революция - это смерть и разложение, а не начало новой жизни. Новая жизнь приходит только тогда, когда революционный мрак рассеивается. И всё возвращается на круги своя...
Именно это всё сейчас испытываю на своей "тонкой шкуре".

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 27 Январь 2014, 23:18:20, ВОЗ»

Любое политическое противостояние, а революция как его эпицентр - великое искушение для свободы человека. Стоит занять одну из политических позиций и идентифицировать себя с ней - и человек теряет внутреннюю свободу, свободу совести; начинает умственно и нравственно тупеть.

А если человек активно вовлекается в политическую борьбу, то он вообще перестаёт быть человеком (существом духовно свободным) и превращается в пешку, винтик, галочку, единичку. Нельзя исповедовать и активно защищать какую-то одну партийную позицию и оставаться при этом свободным человеком. Вот где, на мой взгляд, главное зло политической борьбы и всех революций, а не в той или иной политической программе. Нужно по мере сил стараться не примыкать ни к одной политической партии, ни к одному из противостоящих политических лагерей, а во время революции это крайне сложно для неравнодушного сердца, но здесь и кроется главная ловушка: примкнул - попал. Примкнувший не свободен, хотя может выкрикивать самые свободолюбивые лозунги.

Выкрикивающий лозунги мыслит лозунгами - это уже рупор партии (пусть самой либеральной и анархической), а не свободное духовное существо. Такое впечатление, что все революции затеваются изнанкой мира с одной единственной целью - вырвать из подлинного бытия, затянуть в воронку политических страстей и подчинить тотальной власти политики максимальное число душ.

В дни политических противостояний лучшее лекарство от революционного гипноза - это перечитать стихи о революции и гражданской войне Максимилиана Волошина. Но кому помог чужой опыт, тем более в стихах? Единицам. И это немало.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

В мифологии Даниила Андреева уицраор (демон великодержавной государственности) - существо двойственной природы, а Велга (демоница - вдохновительница революций и анархии) - сущность абсолютно тёмная, не двойственная. Политический революционер не может не быть орудием Велги: иначе он просто выпадает из революционного поля и становится беспомощным и никому в этом поле не нужным. Революционер может параллельно быть (а может и не быть) орудием будущего уицраора, ведущего борьбу с ныне действующим, или уицраора другой метакультуры. Одного не бывает никогда: революционер не может быть носителем и соратником светлого и созидательного Начала, Демиурга метакультуры и Соборной души сверхнарода, не может быть революционер и выразителем воли светлого духа-народоводителя и души отдельной нации, входящих в состав сверхнарода.

Революционер в самом точном смысле слова - орудие. Орудие разрушения, для инспиратора - предмет неодушевлённый: орудие. И только. Отсюда и судьба революционера после победы революции: становятся нужны другие орудия - орудия сохранения и укрепления достигнутой власти, а орудия разрушения выбрасываются за ненадобностью, до поры... Пока не ослабнет победивший уицраор и вновь из адских глубин не взовьётся Велга.

Революционер - всегда орудие и только орудие, какими бы лозунгами и мечтаниями он себя ни тешил, в какие бы игры разума ни играл. Для духа разрушения нужны именно орудия, а не свободные личности, нужны одержимые существа, не осознающие, кто, зачем и как ими управляет. Чем меньше у орудия чувства реальности, чем более оно слепо, тем оно действеннее. И нет ничего хуже для человека, образа и подобия Божия, чем стать орудием чьей-то чужой и непонятной воли. Провидение никогда не использует живое как орудие или как средство для своих целей, ибо цели Провидения - свободное раскрытие и духовный рост личности. Для любящего любимый не может являться орудием и средством, но только - целью.

Ждать от революционера жалости и сочувствия к жертвам революции, если эти жертвы из стана врагов революции, так же странно, как ждать сочувствия от строительной груши к кирпичам разрушаемого дома. Революционер может быть добрым человеком, но только по отношению к своим, чужие для него не люди вообще, но лишь помеха на пути революции, исторический мусор. Революционер опьянён азартом борьбы, он наркоман революционной стихии - как таковой. Любой революционер, с любой идеологией в голове (не имеет никакого значения). После победы революции, если революционеру удалось выжить и он не смог переформатироваться в бюрократа, он будет вести борьбу с бывшими товарищами и с лёгкостью перейдёт в стан бывших врагов.

Революционеров необходимо изолировать от общества - в библиотеки. Духовно и душевно лечить. Это несчастные и больные существа, не принадлежащие себе, как все наркоманы.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 19 Февраль 2014, 10:02:35, Ярослав»

Революция - это кровавые роды новой тирании.

Злой рок революции в том, что для своей победы революция вынуждена использовать и усиливать в людях не добрые, а злые качества: ненависть, хитрость, лживость, жестокость, зависть. Без разнуздания тёмных стихий революция обречена. Без опьянения преступлением революция не даёт нужной для своего торжества силы и терпит поражение от консервативного лагеря.

Революционеры озабочены вопросом "ЧТО" (делать, изменить, построить и т.д.), а не "КТО" (делает, строит, меняет). Человек в революции оценивается не по своим внутренним качествам, а по элементарному бинару: "за" или "против". Логика революции принуждает человека воспринимать мир линейно - через дилемму "свой-чужой". Революция примитивизирует внутренний мир человека, делает его элементарным (цифровым), лишает оттенков и полутонов, заглушает какофонией музыку души. В этом родство революции и войны.

Революция никогда не достигает декларируемых целей по одной простой причине: любое "ЧТО" в обществе создаётся людьми ("КТО"). Человек в стихии революции нравственно портится, становится ниже, следовательно он и созидает потом в социуме такое "ЧТО", которое адекватно отвечает нравственному состоянию большинства душ, прошедших через революцию, искалеченных ненавистью и развращённых безнаказанностью. Другие причины социальных неудач революции, те которые исследуют историки, суть следствия. Единственная причина - в том, что революция вынуждена ухудшать нравственную сущность человека ради достижения своей политической победы.

Природа революции бесчеловечна, как и природа государства, с которым революция борется за власть: для революции люди - орудия, средства, функции, цифры. Стихия революции совершенно безлика, все лозунги и призывы революции обращены к толпе, а не к личности. Личность в стихии революции полностью растворяется в революционной массе, теряет свои очертания и способность к самостоятельной оценке. Свобода, которой искушает революция человека, призрачна и формальна. В дьявольском маскараде революции люди попадают в рабство гораздо худшее, чем рабство у государства: это рабство у тёмных стихий внутри самого человека. Именно в стихии революции человек становится духовным рабом, а общество - готовой средой для будущей тирании. Революция вспахивает почву в человеческих душах для плевел тирана.

Что революция приводит общество к тирании, более жестокой и грубой, чем была прежде, тоже абсолютно закономерно. Это и есть не декларируемая цель любой революции - не освобождение человека, но ещё большее его закабаление у царства необходимости. Демон революции вызывает из бездны демона тирании. Демон анархии первичен, тиран - вторичен и является порождением революции. Революция нужна для зачатия будущей тирании. Тирания воспринимается обществом как необходимый постельный режим ради излечения больного, перенесшего горячку революции. Революция в глазах людей оправдывает будущую тиранию - как единственный спасительный выход из хаоса.

Революция - это тёмный переход от мягкой формы тирании к жёсткой, необходимый для придания морального оправдания в глазах народа ужесточению тиранических тенденций государственной власти, усмиряющей демонов революции. В этом переходе человеческая природа нравственно развращается и тем самым подготавливается для более тяжёлых форм рабства. Революция - главный враг эволюции и общественной свободы. Как любой демон, демон анархии и революции берёт внешние формы свободы и наполняет их прямо противоположным содержанием. Это не революция пожирает своих детей, но свобода в революции пожирает самоё себя. Только нравственное улучшение природы человека, духовный и культурный рост общества приводят к более мягким формам государственности и увеличению свободы личности.

Революция, соблазняя быстрыми решениями и быстрыми переходами к новой свободе, нравственно обрушает человека, ослабляет его духовный иммунитет - способность различать добро и зло, ложь и правду, - а потом, используя личность как своё орудие, лишает её и свободы мысли, и свободы совести, подготавливая тем самым её для новой тирании. Тиран нуждается в революции - как в своей предтече, как в подготовительном духовном акте. И потому все революции происходят тогда, когда старая тирания дряхлеет, когда наблюдается рост культуры и появляется риск перехода общества в более свободное и нравственно здоровое состояние без всяких революций. В такие моменты истории демонические силы вызывают из бездны демона революции. И этот демон делает всё, чтобы не допустить роста человеческой свободы, но обрушить общество в хаос и породить новые формы тирании, взамен одряхлевших и ослабевающих.

Если с этой точки зрения проанализировать зарождение революций, то мы увидим чёткую картину: очаги революций возгораются там и только там, где ослабевает рабство и появляется риск бескровного эволюционного перехода общества к более свободному бытию. Именно тогда возгорается огонь революции, а потом появляется новая тирания - и развитие общества откатывается назад и замедляется на десятилетия. В этом откате назад и в умалении свободы личности заключается основной смысл всех революций. Революция и есть не что иное, как подмена настоящей свободы имитацией свободы. Революция призвана Адом для того, чтобы дискредитировать свободу в глазах общества и тем оправдать теорию Великого Инквизитора: человек слаб и низок, дай ему свободу - вот что он с нею сделает. Поэтому ради счастья слабого человека нужны "мы", те, кто возьмёт на себя бремя свободы...

Революция - это предтеча появления в мире новых форм власти Великого Инквизитора над душами. Политическая революция - это подмена настоящей и освобождающей революции духа, имитация, ложь. А различие - в полярном внутреннем содержании одних и тех же внешних форм. Нравственно и духовно политическая революция наполнена враждебным личности содержанием. Природа любой политической революции - антихристианская, сатаническая. Сатана и был в Божественном Космосе первым революционером, соблазняющим формальной свободой и подменяющим её впоследствии собственной духовной тиранией. Это имитация свободы, имитация бытия, вот почему сатана - обезьяна Бога. Так и любая политическая революция (по образу и подобию сатаны) - обезьяна свободы, обезьяна бытия и всегда заканчивается тиранией, подлинной своей целью. Задача революции - как метаисторического механизма - через ожесточение человеческой природы - ужесточение тиранических тенденций в человеческом обществе.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 26 Июнь 2014, 18:01:12, Ярослав»

Главный грех революции в её искусственности. Это преждевременные роды. И получается урод. Новая формация должна быть выношена в теле старой и появиться на свет естественным путём...

Романтический флёр остаётся в истории только у революционеров-неудачников. Таковы, например, декабристы. Как только революция достигает победы, она превращается в свою противоположность. А революционер - либо погибает, либо опошляется и становится бюрократом, да таким, по сравнению с которым прежние - цветочки. Это и есть карма революции: нельзя понукать ход времени и навязывать ему свою маленькую человеческую дистанцию.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран


__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Невыученные уроки Великой российской революции

В столетний юбилей Великой российской революции (1917-1922 гг.) практическая потребность ретроспективного анализа ее уроков созрела и актуализировалась на фоне острых исторических вызовов современности.

Время однозначных оценок исчерпало себя "перестроечной" конъюнктурой на пике поверхностного и предвзятого ревизионизма.

Страсти эмоциональных «саморазоблачений» и навязанных «самобичеваний» поутихли, уступив место взвешенному самопознанию эпохи, по меткому выражению Гегеля, «схваченной в мысли».

Логика истории неумолима в своей диалектической последовательности: утверждение сменяется отрицанием, а затем новым утверждением, но на более высоком этапе общественного развития.

Что приобрели и что потеряли российские граждане в результате «крупнейшей геополитической катастрофы XX века» (В.В. Путин) - развала СССР, появление которого на карте мира обусловлено итогом событий Великой российской революции?

Думается, что размышления на эту тему позволят нам избежать предвзятости и субъективного волюнтаризма, хотя и не будут лишены личностной окраски, так как история страны, по определению, есть история личностей, ее созидающих в совокупном труде, скорбях и радостях истинных патриотов – сыновей и дочерей Родины-Матери и Великого Отечества.

Три кита дореволюционной (царской) России XIX века: «самодержавие, православие, народность» в силу своего догматического консерватизма не смогли удержать российское общество от сползания в пропасть губительного расслоения и взаимной конфронтации.
 
Дворянское сословие утратило христианские добродетели в крепостной форме жестокого рабовладения. Вся русская классическая литература в лице ее лучших представителей – людей с высоким уровнем нравственного долженствования и религиозной совести: Н.В. Гоголя, Л.Н. Толстого, И.С. Тургенева, Ф.М. Достоевского предупреждала и обличала пресыщенное дворянство в античеловеческой сущности крепостничества, призывая к состраданию униженным и оскорбленным братьям и сестрам во Христе.

Но все эти явления социальной дисгармонии являлись следствиями «революции сверху» – петровских реформ, из чуждого семени которых постепенно из века в век прорастали ростки будущих социальных потрясений и катастроф, включая сюда и все нынешние события: от крушения советской империи до «оранжевого» всплеска украинского национализма.

Германофильство Петра, его протестантское воспитание и чуждость Православию сыграли роковую роль в отчуждении народа от знати, усугубили последствия церковного раскола 1666 года (никоновские реформы), пробудив в душах верующих людей недоверие к Церкви и власти, которые действуют сообща методами принуждения, а не убеждения.

Реформы Петра Первого, укрепляя империю, поставили Церковь в кабальную зависимость от государства.

Упразднение патриаршества, введение синодального управления церковной жизнью, разглашение Тайны Исповеди как требование лояльности духовенства к светской власти – все это, вместе взятое, не могло не вызвать духовного смятения у православных людей.

Религиозная жизнь народа была жестоко подавлена.
 
Церковь не смогла в условиях невыносимого имперского гнета стать активной защитницей обездоленного народа от произвола помещиков-крепостников и непомерно раздутого чиновничьего аппарата, обличая последних в нарушении Евангельской Заповеди о любви к ближнему.

 «Большевик на троне», по определению Н.А. Бердяева, царь Петр со страшным насилием ломал многовековые традиционные ценности, пытаясь достичь уровня Западной Европы, которую считал своим социальным идеалом.

Реформы Петра привели к созданию мощной имперской государственности, с громоздким бюрократическим аппаратом, внешне единой, но внутренне разобщенной и противоречивой.

Именно Петр Первый заложил две мины замедленного действия под здание Российской империи, одна из которых «разорвалась» в феврале 1917 года, уничтожив самодержавие, а вторая – в октябре 1917 года привела к власти большевиков – идейных продолжателей петровских реформ насильственными методами и любой ценой.

Но само явление большевизма как социальной философии противодействия безынициативной, самоуспокоенной и пресыщенной имперской власти, утратившей органическую связь с народом, трагически закономерно.
 
Каждая революция есть духовная болезнь огромного социального тела.
 
Революция не возникает из вакуума или злой воли отдельных лиц, а только из совокупной вины или безответственности правящей элиты во главе с монархом.

Очень хорошо высказался на эту тему великий русский религиозный философ Николай Александрович Бердяев:

«Революция есть свыше ниспосланная кара за грехи прошлого, роковое последствие старого зла.
 
Так смотрели на французскую революцию те, которые глубже вникали в её смысл, не останавливались на её поверхности.

Для Ж. де Мэстра революция была мистическим фактом, он считал её провиденциальной, ниспосланной свыше за грехи прошлого.

Карлейль, написавший лучшую историю революции, видел в ней последствия неверия, потери органического центра жизни, наказание за грехи.

Революция — конец старой жизни, а не начало новой жизни, расплата за долгий путь. В революции искупаются грехи прошлого.

Революция всегда говорит о том, что власть имеющие не исполнили своего назначения.

И осуждением до революции господствовавших слоев общества бывает то, что они довели до революции, допустили её возможность.

В обществе была болезнь и гниль, которые и сделали неизбежной революцию.

Это верно и по отношению к старому режиму, предшествовавшему революции русской.

Сверху не происходило творческого развития, не излучался свет, и потому прорвалась тьма снизу. Так всегда бывает. Это — закон жизни.

Революциям предшествует процесс разложения, упадок веры, потеря в обществе и народе объединяющего духовного центра жизни.

К революциям ведут не созидательные, творческие процессы, а процессы гнилостные и разрушительные.

Чувство любви, порывы творчества, акты созидания никогда не приводят к революциям.

На всякой революции лежит печать безблагодатности, богооставленности или проклятия.

Народ, попавший во власть революционной стихии, теряет духовную свободу, он подчиняется роковому закону, он переживает болезнь, имеющую своё неотвратимое течение, он делается одержимым и бесноватым.

Не люди уже мыслят и действуют, а за них и в них кто-то и что-то мыслит и действует.

Народу кажется, что он свободен в революциях, это — страшный самообман.

Он — раб тёмных стихий, он ведется нечеловеческими элементарными духами.

В революции не бывает и не может быть свободы, революция всегда враждебна духу свободы. В стихии революции темные волны захлестывают человека.

В стихии революции нет места для личности, для индивидуальности, в ней всегда господствуют начала безличные.

Революцию не делает человек, как образ и подобие Божие, революция делается над человеком, она случается с человеком, как случается болезнь, несчастие, стихийное бедствие, пожар или наводнение.

В революции народная, массовая стихия есть явление природы, подобное грозам, наводнениям и пожарам, а не явление человеческого духа.

Образ человека всегда замутнен в революции, затоплен приливами стихийной тьмы низин бытия.

Тот светлый круг, который с таким страшным трудом образуется в процессе истории и возвышается над необъятной тьмой, в стихии революции заливается дурной бесконечностью ничем не сдерживаемой тьмы


Для того, чтобы избежать в будущем повторения подобных исторических событий считаю, что необходимо и достаточно:

1. Восстановить духовную преемственность поколений на основе Православной Веры, которая была, есть и будет в основе российского правосознания идеалом святости, милосердия и любви к Богу и ближнему, о чем свидетельствуют неисчислимые сонмы мучеников и подвижников христианского благочестия, бережно учитывая многовековой религиозный опыт других христианских конфессий и вероисповеданий многонационального государства, положительный опыт советского государственного строительства и общежития.

2. Укреплять российскую семью на основе нравственно-религиозных ценностей и традиций.

3. Широко и повсеместно использовать институты гражданского общества для мирного решения острых социальных конфликтов.

4. Налаживать конструктивный диалог с властью, решая проблемы по мере их поступления, а не накапливая в себе отрицательный потенциал подавленной агрессии, загоняя его вглубь.

5. Активно противодействовать всем антироссийским и экстремистским призывам и выступлениям, не поддаваться влиянию заказных западных манипуляторов общественным сознанием, пропитанных духом русофобии и социальной розни.

6. Добросовестно изучать Российскую Историю по проверенным первоисточникам и в духе благодарности к творившим ее поколениям.

7. Любить свою многонациональную Родину, быть патриотами и защитниками Великой Страны – Российского Отечества.

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что насильственные способы решения социально-политических проблем чреваты прямой угрозой утраты государственного суверенитета и территориальной целостности страны, подрывают традиционные духовные ценности многонационального этноса, несут неисчислимые страдания народам, которые в слепой ярости, забывая уроки трагического прошлого, рискуют потерять собственное будущее.

«Последнее редактирование: 03 Апрель 2018, 23:09:03, Золушка»

Просьба к автору предыдущего поста: избегать по возможности цитатничества, сравнимого по количеству занимаемого пространства с собственным текстом. И не открывать без острой необходимости новых тем, дублируя их на других форумах, а размещать свои тексты либо в одной своей ветке, либо в подходящих ветках по смыслу (эта просьба высказана не первый раз уже и потому имеет шанс быть услышанной).

Вопросы к автору: Вы знаете способ осуществления в реальности предлагаемых Вами в 7 пунктах "необходимых и достаточных" рецептов, "чтобы избежать в будущем повторения подобных исторических событий, считаю..."?

Это "считаю", выраженное глаголами в повелительном наклонении (по каждому пункту-рецепту), как-то: "восстановить", "укреплять", "использовать", "налаживать", "противодействовать", "изучать", "любить", - и обращённое ни много ни мало к целому народу, не уместнее ли было заменить словом "повелеваю"?

А если серьёзно, то не кажется ли Вам, Виталий, такая стилистика более подходящей монарху или на крайний случай президенту, чем участнику одного из интернет-форумов?

Вопросы не столько риторические, сколько эстетические.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Уважаемый Ярослав, здравствуйте! Большое спасибо за Ваши ценные замечания по тексту. Императивная форма вырвалась как-то подсознательно, что ли? Хотелось, наверное, чтобы ее применили власть имеющие, осознав наконец-таки свое предназначение. В дальнейшем обязуюсь не нарушать правила размещения новых тем. Спасибо за внимание. С неизменным уважением,   



 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика