Религия, философия, наука
Идеи Козырева: 30 лет спустя

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #1 : 21 Декабрь 2009, 17:45:32 »
Идеи Козырева: 30 лет спустя.

Цель статьи – попытка отразить нестереотипное восприятие трудов Н.А.Козырева, позволяющее снять ряд противоречий и принципиальных сложностей, препятствующих пониманию Теории Времени. Формулируются базовые утверждения, которые, могут быть интересны тем, кто работает над идеями Козырева. В частности, акцентируется ключевая роль случайности в активном воздействии  Времени на материальные системы.
 
Дается нестандартная интерпретация опытов Козырева, как нового подхода к практическому исследованию явлений, связанных с проявлением субстанционального, активного Времени.
Указывается на возможную социально-культурную роль Теории Времени, далеко выходящую за рамки обычной гносеологической концепции.

      "Михаил Воротков. Идеи Козырева: 30 лет спустя."

В Библиотеке можно скачать файл книги "Время и звёзды" в форматах pdf и txt

Скачать текст статьи:

Михаил Воротков
«Последнее редактирование: 24 Февраль 2014, 05:21:41, ВОЗ»

« #2 : 22 Декабрь 2009, 02:33:20 »
 
Феномен Козырева
 
Более четверти века отделяет нас от последних слов, сказанных Николаем Александровичем Козыревым. Его замечательные идеи не вошли в учебники, не породили школу последователей, но и не превратились в забытый исторический курьез. Точно так же, как и полвека назад, они будоражат умы, у кого-то вызывают живой интерес, а у кого-то неприязнь и раздражение. Это «феномен Козырева». Он удивителен для нашего времени, когда основное внимание людей привязано к модным («раскрученным») темам, быстро сменяющим друг друга. Несмотря на все мои усилия оставаться в стороне от общественных резонансов, порожденных яркой личностью Николая Александровича и его не менее ярким творчеством, мне до сих пор довольно часто приходится отвечать на вопросы о Козыреве и его опытах.
 
Думаю, что появление этой статьи тоже можно рассматривать как еще одно из многочисленных проявлений «феномена Козырева».
 
Мне посчастливилось проработать с Николаем Александровичем Козыревым пять последних лет его жизни. К сожалению, глубокого понимания того, что он назвал Теорией Времени, у меня в те годы не было. Я воспринимал идеи и эксперименты Николая Александровича ограниченно, глазами физика-экспериментатора, а не философа-естествоиспытателя.
 
За годы, прошедшие после нашего последнего разговора с Николаем Александровичем, произошло переосмысление методики исследований ученого и родилось новое для меня понимание Теории Времени. Решающую роль в этом сыграли не многочисленные попытки повторить или продолжить опыты Козырева, а личный жизненный и духовный опыт.
 
Разумеется, в небольшом тексте невозможно дать даже грубую детализацию гигантской системы представлений, основой которых является Теория Времени. Цель данного материала – лишь указать на ключевые сложности в понимании этой теории, пока мешающие ей занять подобающее (а правильнее сказать – предназначенное) место в процессе развития человеческой культуры.
 
Возможно, что сам Николай Александрович не разделил бы мою современную трактовку Теории Времени полностью, но тем не менее, я все-таки осмелюсь высказать свое представление об этой удивительной концепции и той стороне действительности, которую она отражает.
 
Прекрасно понимая, что не имею оснований вступать в полемику с таким выдающимся мыслителем, как Н.А.Козырев по основополагающим положениям его теории, я тем не менее, чувствую обязанность выразить свои представления, поскольку они порождены многолетними размышлениями над идеями Николая Александровича и настойчивыми попытками разрешить возникающие противоречия.
 
Начну с утверждения, возможно для многих спорного и даже неприемлемого.
Мне кажется, что Козырев пытался сделать принципиально невозможное: выразить свое, истинное и глубокое понимание сущностных закономерностей в узких рамках научной терминологии. Ему приходилось вкладывать в привычные слова тот смысл, для которого еще нет ни терминов, ни понятий.
 
Возможно, сам Николай Александрович не до конца осознавал, что говорит с общественностью на своем «внутреннем языке». Козырев не пытался разработать базовую терминологию свой теории. Это было оправдано, поскольку формирование языка для отражения фундаментальных основополагающих понятий – процесс исторический, опирающийся на общий для всех опыт восприятия явлений. Новая терминология, предложенная одним автором, часто не вызывает соответствующих откликов в сознании читателя или слушателя и поэтому мало жизнеспособна.
 
В Теории Времени им были введены всего лишь два «новых» понятия: плотность Времени и скорость С2, хотя область действительности, рассматриваемая этой теорией, практически не находит отражения в терминологической и понятийной базе научного мировоззрения.
 
Козырев следовал требованиям современной ему научной традиции. Это давало возможность найти средство самовыражения, не выходя далеко за рамки «дозволенного». Мне кажется, что в 60-80 годах для ученого и не было более эффективного пути посеять в общественном сознании семена своих необычных идей.
 
Исходя из сказанного должно быть понятно, что возможен не буквальный способ прочтения работ Козырева. Следует обращать внимание не только на то, что он сказал, а пытаться разобраться в том, что он имел в виду, или что мог бы сказать, исходя из своего научного откровения. При этом возникающие противоречия между «формой» и «содержанием» не должны восприниматься как свидетельство ложности его утверждений.
 
Предлагаемый далее небольшой текст не будет реферативным изложением идей Н.А.Козырева. Мне хотелось бы высказать несколько ключевых утверждений, которые, возможно, не четко прослеживаются в его трудах, но могут оказаться полезными тем, кто работает или размышляет над Теорией Времени.
 
Основанием для теории Козырева послужило философское осмысление одной из фундаментальных сущностей, лежащих в основе мироздания – Творческого Начала. Козырев пришел к выводу, что одно из проявлений этой сущности интерпретируется человеческим сознанием как время. При этом наиболее важные ее проявления не рассматриваются естественными науками и оказываются за рамками современного научного мировоззрения. Для обозначения других сторон этой основополагающей компоненты мироздания Н.А.Козырев ввел понятие активных свойств Времени. Заглавной буквой он указывал, что речь идет не о метрическом свойстве времени, а об активном, творческом и субстанциональном начале.
 
Для понимания и принятия идей Козырева требуется преодолеть некоторый психологический барьер, связанный с опытом интеллектуально-ориентированной целевой деятельности, в значительной степени определяющим нашу жизнь: четко сформулированная цель достигается алгоритмизованными действиями над исходным материалом. При этом «творческий» поиск зачастую отождествляется с перебором очевидных вариантов и выбором оптимального. Не удивительно, что при жизни Николая Александровича его идеи хорошо воспринимали люди искусства, сопричастные тайнам творчества (писатели, композиторы, художники и т.д.), идущие интуитивным путем к изначально неопределенным целям.
 
Итак, базовым утверждением Теории Времени является следующее: в Природе существует Творческое Начало, познаваемое, безличностное и субстанциональное. Образно говоря, это и «инструмент» Творца всего Сущего, и первооснова творчества личности. С точки зрения Козырева, Время играет в мире огромную роль: активно «вмешивается» в процессы, происходящие в Природе, организует природные системы, является основой жизни, противостоит росту энтропии и «тепловой смерти» Вселенной.
 
В первую очередь мне хотелось бы обратить внимание на следующее:
 
1. Время не нарушает известные законы и не «конкурирует» с ними. В сложных системах, функционирующих по законам физики, всегда присутствуют случайности и неопределенности. Время организует эти неопределенности, управляет ими. В результате создается впечатление присутствия в системе дополнительных сил и воздействий. Однако «вмешательство» Времени не является аддитивной «добавкой» к обычным материальным взаимодействиям. Проявляясь в механическом, гравитационном, электростатическом, электромагнитном или химическом взаимодействии, Время само не имеет соответствующих механических или электромагнитных свойств. Иначе говоря, «многоликость» Времени определяется тем, что оно и процессы, доступные для изучения с естественнонаучной точки зрения, как бы лежат в «разных плоскостях».
 
2. Проявление активных свойств Времени происходит в «нужный момент, в нужном месте». Это приводит к тому, что, с одной стороны, не работает привычный принцип детерминизма: одинаковые начальные условия уже не предполагают одинаковых последующих состояний системы. С другой стороны, непредсказуемость в смысле динамического хаоса не исключает некоторой предопределенности, правда, качественно другой, не детерминистической природы. Т.е. (Козырев всегда отмечал этот факт) нет жесткой предопределенности будущего. Творческое вмешательство Времени допускает творческую коррекцию хода процесса. Указывая на физическую реальность 4-мерного пространственно-временного континуума Минковского, ученый говорил, что будущее существует, но «нечеткое» и как бы «размазанное».
 
3. Возможность реализации последнего утверждения трудно представить, если воспринимать ход событий как некоторую цепочку точек на оси времени. Если в физических процессах причина лежит в прошлом по отношению к следствию, то Время словно меняет причину и следствие местами. Событие в будущем реализуется потому, что Время выстраивает цепочку неопределенностей таким образом, чтобы это событие смогло произойти. Т.е. то событие, которое является физическим следствием другого, может быть для последнего причиной, с точки зрения Теории Времени. Исходя из этого, можно сказать, что при участии Времени события представляют собой уже не последовательно связанные друг с другом мгновения, а некоторую сложную совокупность двунаправленных связей. Такую систему «невозможно выстроить в цепочку» и спроектировать на привычную временную ось, не потеряв при этом сути явления.
 
4. Проявление активных свойств Времени сопряжено с целеполаганием. Время вмешивается в процессы, приводя их некоторому целевому результату, хотя и не определяемому начальными условиями, но тем не менее, закономерному. Однако активные свойства Времени не проявляются с обязательностью кулоновского притяжения между зарядами. Время вмешивается в процессы только в том случае, если такое вмешательство необходимо с точки зрения законов развития целостной системы, одним из элементов которой является данный процесс. Вероятно, описываемому явлению соответствует понятие «саморазвивающейся системы», хотя обычно этому понятию приписывается другой смысл: «цель» вырабатывает сама система за счет взаимодействия частей.
 
Можно сказать, что важнейшее отличие действия «механических» закономерностей от закономерностей Теории Времени заключается в том, что для первых – бессмысленно понятие целесообразности, а для последних – невозможна бесцельная обязательная закономерность.
 
5. Проявление Времени не вступает в противоречие и с законом больших чисел. Поскольку при его активном творческом участии даже приблизительное допущение стационарности процесса невозможно. Повторяемость в экспериментах со Временем принципиально исключается. Невозможно и значительное повышение статистической значимости результата при увеличении числа испытаний. Т.е. для изучения Времени требуется пересмотреть как саму основу экспериментального подхода, так и принцип статистического обоснования результата.
 
Исходя из всего сказанного, вытекают особенности опытов Козырева, о которых я скажу чуть позже.
 
На первый взгляд, современная наука прекрасно обходится и без таких «радикальных» постулатов. Это действительно так, поскольку современная научная парадигма методологически ориентирована на изучение тех сторон явлений, в которых Время не проявляется. Наука изучает механизмы, устройство, т е. неживую составляющую явления. Даже если предметом изучения является высокоорганизованный организм, то рассматриваемый с биофизической точки зрения он интерпретируется как механизм, хотя и чрезвычайно сложный.
 
Но у большинства явлений на самом деле есть две стороны. Активные свойства Времени присущи не некоторой экзотической ситуации, экстремальному состоянию или необычным условиям. Они постоянно вокруг нас, мы же не осознаем их в силу привычности и самоочевидности. Теорию Времени нельзя рассматривать как некий «довесок» к существующим научным концепциям. Эффекты Козырева распространены даже намного шире, чем писал об этом сам Николай Александрович.
 
Для того чтобы указать обстоятельства, при которых роль Времени значима или решающая, правильнее всего апеллировать не к результатам экспериментов и статистически выверенным наблюдениям, а жизненному опыту и интуиции. Чудо живого-разумного мира, «созвучье полное в природе», «ирония» судьбы, маловероятные «знаковые» события, космогонические процессы, космически-земные связи, парапсихологические феномены – это далеко не полный список.
 
Каждая из перечисленных областей требует комментариев, но прокомментирую только первую и последнюю.
 
Феномен живого настолько нам привычен, что не воспринимается как феномен. Человеку надо было удивиться привычному – факту падения яблока, чтобы родился закон всемирного тяготения. От аналогичного удивления рождается понимание, что есть нечто, что «живит» живое. Из этого понимания следует, что белковая материя, гены и т.п. не являются определяющими атрибутами живого организма. Виталистическая концепция не нова. К примеру, эмбриолог Г.Дриш создал концепцию, согласно которой жизнедеятельностью организма управляет особая нематериальная сила "энтелехия", выполняющая выбор из всех потенциально возможных путей его развития. Но только Козырев указал на то, что основа жизни – Время.
 
Понятно, что в результате процесса творческого поиска зачастую рождается метод достижения результата, который может быть закреплен в форме алгоритма (шаблона или программы). Реализация последнего значительно менее ресурсоемка, чем его поиск. Роль Времени заключается в прокладывании путей, которые закостеневают потом в виде механизмов. Природа «экономна», экономна и лишний раз «велосипед не изобретает». Если есть возможность, то реализует готовые механизмы, а не ищет пути к цели каждый раз заново. Эти механизмы успешно изучаются современной наукой, но таинство их возникновения для нее по-прежнему скрыто. Отличие «живого» от «неживого» как раз и заключается в возможности первого искать «непроторенные пути», а второго -лишь идти по ним. Из этого следует парадоксальное утверждение. Наиболее значимые на первый взгляд атрибуты живых организмов – генетический код, инстинкты и т.п., являются проявлением «неживой» составляющей живых объектов. Чем чаще организму приходится решать творческую задачу выбора в условиях неопределенности (макроскопическую или на микроскопическом уровне), тем более в нем проявляется активное Время, тем более он «живой». Последнее утверждение можно было бы даже рассматривать как определение «живого по Козыреву».
 
Вероятно, «сосудом способным вместить жизнь» могут быть и сложные неорганические системы. Другими словами, при активном участии Времени могут существовать явления, традиционно воспринимаемые как проявление «мертвой» материи, но обладающие главными особенностями живых высокоорганизованных систем. В первую очередь, к ним относятся крупные геосистемы (совокупность атмосферных, гидросферных и биосферных образований). Иллюстрацией последнего утверждения может быть гипотеза Гайи, высказанная в 70 годах прошлого века английским химиком Дж.Лавлоком. Согласно его гипотезе, Земля является саморегулирующейся системой, способной удерживать комфортный климат и химический состав для организмов, населяющих её.
 
Гипотеза Лавлока органически сопрягается представлениями Вернадского и Тейяра -де-Шардена о ноосфере (http://www.ecolo.org/lovelock/lovebioru.htm).
 
В дальнейшем, на фоне экологического кризиса эта гипотеза получила дополнительные интерпретации. В частности, Гайя рассматривается как живая планета (аналог Соляриса С.Лемма), реагирующая на воздействие цивилизации климатическими катаклизмами. Под этим углом зрения можно рассматривать и проблему солнечно-земных связей. Образно говоря, мы являемся свидетелями взаимодействия сверхсложных живых систем – Солнца и Земли.
 
Связь парапсихологических феноменов со Временем Козырева – вопрос, в некотором смысле «больной». К сожалению, «чудеса» Козырева и чудеса человеческой психики очень часто отождествляются по принципу непривычности, непонятности и удивительности. Вероятно, в парапсихологических феноменах Время Козырева играет определенную роль, но не более значимую, чем в обыденных проявления живого мира. Поэтому пытаться связывать задачу изучения Времени с этими «нештатными» феноменами, как минимум, нецелесообразно. (Если пытаться понять принцип, лежащий в основе устройства паровоза, то начинать надо не со свистка, а с главных компонентов: котла, топки и поршней).
 
Часто концепция, предложенная Козыревым, рассматривается как новая научную парадигма. Но правильнее было бы рассматривать – как попытку разработать подход, позволяющий выйти за рамки не только современной научной парадигмы, но и современного способа восприятия действительности. Следствием реализации этого подхода может стать изменение не только мировоззрения, но и всего способа жизни, присущего современному человеку.
 
Вполне возможно, что наука еще не готова кардинально менять парадигму, т.к. у нее имеется огромный неисчерпанный потенциал развития в прежнем направлении. Назревающий кризис (см.«Конец науки» Дж.Хоргана) может быть разрешен естественной динамикой основных представлений и установок.
 
В этом случае развитие Теории Времени породит не альтернативное, а паритетное научное мировоззрение. Оно нисколько не должно посягать на истинность существующего, хотя может и превзойти его по значимости. Т.е. любое явление может рассматриваться как с точки зрения классической научной точки зрения, так и с точки зрения теории Козырева. Не исключено, что в истории человеческой мысли такая паритетность беспрецедентна. Хотя некоторой иллюстрацией ее может служить научное и художественное описание явлений. (В утверждении «разъяренный ураган, скорость – ветра 260 км/час» мы не видим противоречия).

Михаил Воротков
«Последнее редактирование: 23 Сентябрь 2015, 11:12:41, Ярослав»

« #3 : 22 Декабрь 2009, 02:39:43 »
Опыты Козырева
 
Самый часто задаваемый мне вопрос – повторяет ли кто-нибудь эксперименты Козырева? По моему мнению, опыты Николая Александровича нельзя считать экспериментом в классическом понимании. С одной стороны, с точки зрения грамотного физика-экспериментатора, они абсолютно не удовлетворяют требованиям чистоты эксперимента. Но с другой стороны, они по результативности и значимости намного превосходят все то, что может дать строгий эксперимент.
 
Эксперимент – сравнительно молодой атрибут науки, хотя сейчас считается чуть ли не главным компонентом научного исследования. Эксперимент всегда апеллирует к повторяемости (сходные причины порождают подобные следствия). Опыт и эксперимент – это вопрос, заданный Природе. Современный экспериментатор рассчитывает получить одинаковые ответы на одинаковые вопросы. Проведем мысленный «эксперимент».
 
Много раз «спросим» у калькулятора, сколько будет семью восемь. А потом столько же раз подряд зададим этот вопрос человеку. Понятно, что после n-ого вопроса ответом нормального человека будет уже не пятьдесят шесть. Всегда ли Природа в физическом эксперименте ведет себя как калькулятор? Современный классический эксперимент столь результативен именно потому, что обращен к той части природы («неживой»), «механический» ответ которой бывает неизменен. Вопросы, заданные «живой» Природе и творческой ее компоненте – Времени, должны быть тонкими и деликатными.
 
Сама идея эксперимента – создать искусственные условия, в которых все второстепенные и мешающие воздействия будут минимизированы, приводит к тому, что в поле зрения эксперимента остается лишь изолированная система, слабо связанная с внешним миром, исключенная из него.
 
Той же самой особенностью обладает и математический эксперимент, в ходе которого создается модель. Одно из отличий модели от реальности – «выключенность», оторванность от мира в целом. В настоящее время делаются попытки создания очень сложных моделей «живых» систем на основании накопленного фактологического материала, полученного в результате наблюдений с очень высокой точностью. Наука в своем стремлении создать как можно более точные и детальные модели превращается в индустрию сбора и обработки данных, но реальность «живого» все же ускользает.
 
От характера происходящего в изолированной системе не зависят внешние следствия (варианты будущего). Поэтому Время Козырева не участвует в изучаемых в этой системе процессах. Этот факт способствует успеху строгого научного эксперимента, но при этом исключает возможность изучения самого Времени. Думается, что при попытке «изучить» (понять) Творческую компоненту действительности, необходимо отказаться от искусственного эксперимента. При этом разнообразные опыты и наблюдения могут и должны остаться инструментом исследования Времени. Более того, даже математический эксперимент с использованием компьютера может быть организован как опыт, посредством которого можно изучать проявления активных свойств Времени. Но попытки набрать статистику бесконечным «повторением одного и того же вопроса к Природе» для убеждения «не верящего Фомы» обречены на неудачу.
 
Козырев не «пытал» Природу экспериментом, а ставил опыты. Эти опыты, достаточно грубые, если смотреть на них глазами физика, были чрезвычайно тонкие и деликатные, с совершенно другой точки зрения. Они были искусством, овладеть которым не просто. Можно буквально, один к одному, воспроизвести установки Козырева (они очень просты в реализации), многократно провести эксперимент и после статистического анализа убедиться, что ничего, кроме шумов, не обнаруживается. Можно на несколько порядков снизить уровень шума, используя современные технические средства. Результат будет тот же. Целью опытов Козырева не было стремление с абсолютной достоверностью лишний раз доказать себе или окружающим существование феномена. Ученый хотел получить убедительный ответ на поставленный вопрос о конкретных свойствах изучаемого явления. Опыты Козырева удавались именно потому, что он стремился узнать, а не доказать.
 
Поэтому на вопрос о повторении опытов Козырева, я обычно отвечаю, что повторить эти опыты принципиально невозможно, их можно только продолжить.
 
 
Существует мнение, что Козырев воздействовал на свои приборы и датчики чуть ли не парапсихологически («силой мысли»). Проработав несколько лет c Николай Александровичем, я постоянно участвовал в его опытах. Приходилось мне присутствовать и на «сеансах» с участием сильных «экстрасенсов», воздействовавших на различные устройства, в том числе и приборы Козырева. Поэтому с максимальной ответственностью могу опровергнуть утверждение о парапсихологической подоплеке его опытов. Если «экстрасенс» стремится результативно воздействовать на объект, то Николай Александрович просто с интересом, но не предвзято ждал результата опыта, который проводился зачастую в его отсутствие.
 
Продолжая тему «задания вопроса» Природе, хотелось бы коснуться понятия жизненного опыта. Жизненный путь Николая Александровича Козырева – это самый главный «опыт», породивший Теорию Времени. Ученый задавал вопросы Природе и получал ответы на них событиями своей жизни. При этом мне не известны случаи, когда он ставил над собой сознательные прямолинейные эксперименты («сделаем так и посмотрим, что получится»). Диалог с судьбой происходил естественно, но вполне осознанно (хотя сам Николай Александрович именно в таких терминах не описывал свой способ познания действительности). Этот диалог требовал очень большого мужества. Вопросы задавались очень серьезные и фундаментальные, поэтому цена ответов была немалая, и приходили эти ответы зачастую в форме драматических и трагических событий.
 
В своих работах, докладах и беседах Николай Александрович разрабатывал не только философский аспект своих идей. Конкретное и детальная проработка представлений – главная ценность его трудов. И все же Теория Времени – не должна восприниматься как теория в традиционном понимании. Если научная теория – это ответ на вопросы и разрешение проблем, то Теория Времени – это пока еще только новые неожиданные вопросы, постановка новых фундаментальных проблем и наброски конструктивного подход к ним.
 
Прокомментирую некоторые «детали» Теории Времени, требующие, с моей точки зрения, творческого прочтения текстов Козырева.
 
 
Источники Звездной энергии.
 
Это тема докторской диссертации Николая Александровича, написанной им еще в лагере. Согласно Козыреву, Время – источник энергии Солнца и звезд. Диссипированная в пространстве энергия благодаря активным свойствам Времени «в обход» второго начала термодинамики собирается в компактной области (звезде) и излучается далее в пространство посредством понятных физических механизмов. Существует и другое утверждение ученого, заключающееся в том, что Время переходит в энергию, и при этом нарушается первое начало термодинамики. Термояд или Время? Те, кто разделял гипотезу Козырева, надеялись, что оценка потока солнечных нейтрино (опыт Девиса) даст ответ на этот вопрос в пользу его концепции. На данный момент результаты экспериментов при некоторых допущениях предполагают термоядерные реакции как наиболее вероятный источник солнечной энергии. На мой взгляд, неправильна сама постановка вопроса. Даже если возможны ситуации, при которых Время (Творческое Начало Вселенной) «расходуется» на разогрев газового шара, то нельзя исключать возможности простого физического механизма энергообеспечения звезды. Правильная постановка вопроса: «Играет ли Время принципиально важную роль в звездных процессах, и если да, то какую?». Сам Козырев в беседах не отрицал возможности термоядерных реакций, но говорил, что не они определяют суть глубинных процессов на Солнце. Однажды он показал фрагмент написанного им текста (насколько мне известно, он так и не был опубликован). Диалог двух молодых людей. Она: «Почему светятся звезды?» Он: «Они светят тем же светом, что и твои глаза». Этим художественным образом ученый хотел сказать, что главная роль Времени применительно к звездам не в обеспечении их энергетической светимости. Время, одухотворяющее человека, «оживляет» Солнце (как и все остальные звезды) и делает его животворящим источником, светимость которого в джоулях не измеряется.
 
 
Дополнительные силы (причинная механика).
 
Это самая сложная для меня тема. Опыты с гироскопами проводились в основном до того, как я начал работать с Николаем Александровичем (хотя в некоторых из них я все же принимал участие). Эта часть наследия Козырева детально прорабатывается Л.С.Шихобаловым, и это, пожалуй, единственный известный мне прецедент грамотного прямого продолжения работы над Теорией Времени.
 
Тем не менее, позволю себе следующие утверждения. Сложность экспериментального обнаружения этих сил тщательно и строго поставленным экспериментом заключается, на мой взгляд, в том, что «дополнительные силы» Козырева не аддитивны обычным механическим силам. Они реально существуют, но не складываются векторно с измеряемыми экспериментально механическими силами. Другими словами, «дополнительные силы» – это не обычные дополнительные механические силы, а причинная механика не является расширением классической механики (подобно специальной теории относительности).
 
 
Плотность времени.
 
Так Козырев назвал степень активности Времени. Это наиболее важное понятие Теории Времени. Надо сразу обратить внимание на то, что Николай Александрович никогда не пытался вводить единицу измерения плотности времени. По всей видимости, в каких бы то ни было числовых характеристиках плотность времени измерить невозможно. Оценка творческой активности не должна сводиться к «интенсивности» или «мощности», а должна быть более многосторонней. Это должна быть не только количественная, но и качественная характеристика. Образно говоря, плотность Времени – это «цвет и вкус» Времени. Для обозначения характеристики активности Времени (плотности) требуется разработка специального описательного аппарата. Время не является ни скалярным, ни векторным, ни тензорным полем, и говорить о его пространственном распределении бессмысленно. В этом принципиальное отличие концепции Козырева от «биопольных» концепций, постулирующих наличие некоторых «тонких» субстанций, но имеющих нефизическую природу, но локализованных в пространстве. На мой взгляд, говорить о плотности Времени надо применительно к системе причинно-связанных процессов, вне зависимости от их пространственного расположения. Можно ставить вопрос о распределении плотности Времени во времени, но опять же по отношению к системе процессов, не к области пространства.
 
 
Взаимодействие с веществом.
 
По Козыреву, Время, воздействуя на вещество, меняет его структуру, увеличивает его организацию. Энтропия при этом уменьшается, а Время «поглощается» (происходит «запоминание»). При разрушении структуры вещества энтропия увеличивается, Время «излучается». Энтропию Козырев понимал не в узком термодинамическом смысле, а в обобщенном информационном смысле как меру беспорядка. Поэтому он предпочитал энтропии противоположное ей понятие – негаэнтропия или организация.
 
Термины «излучение и поглощение Времени», «запоминание», часто воспринимаются буквально как излучение или поглощение в пространство некоторой субстанции. Как следствие, Время ошибочно отождествляется с «биополем», что отталкивает от Теории Времени исследователей, потенциально способных разделить и принять идеи ученого.
 
В основе концепции Козырева лежит идея принципа сохранения негаэнтропии в мире в целом. Рост энтропии в замкнутой системе приводит к тому, что где-то в другой части мира она уменьшается за счет активных свойств Времени. Этот процесс Николай Александрович обозначил терминами, которые надо понимать в смысле операционном, а не буквальном (как будто есть нечто, что излучается, транспортируется и поглощается). Нет прямой аналогии между «излучением» Времени и излучением в пространство внутренней энергии, например, в виде электромагнитных волн.
 
Время не высвобождается в энтропийных процессах, а принимает участие в них. В зависимости от характера этих процессов (сопряжены они с созданием или разрушением) плотность Времени различна. «Излучение» и «поглощение» – не более чем термины, указывающие, что ряд аспектов проявления активных свойств Времени в первом и втором случае противонаправлены.
 
Следующее утверждение несколько более тонкого порядка. Нет обязательной необходимости «излучения» Времени при изменении организации. Время может и не принимать участия в процессах, связанных с перестройкой вещества. Т. е. можно поставить вопрос, является закон сохранения негаэнтропии таким же жестким, как первое начало термодинамики в классической физике, или, выполняясь в самом глобальном масштабе, допускает локальные «послабления».
 
Возможно, что поставленный вопрос сводится к переосмыслению понятия организации. Например, процесс испарения и конденсации связан с изменением энтропии (в термодинамическом смысле). Меняется ли при этом организация соответственно последней, или возможен рост организации при «формальном» росте энтропии. Всегда ли к участию в энтропийных процессах «подключается» Время, или это происходит в случае, когда вмешательство Творческого Начала природы необходимо (см выше о целеполагании). Другими словами, бывает ли «пустое» испарение и «пустая» конденсация без «излучения» и «поглощения» Времени?
 
 
Датчики.
 
Положение о том, что Время меняет структуру вещества, а значит и его макроскопические свойства, привело к идее создать датчик плотности Времени. Бытует мнение, что Николаю Александровичу удалось создать уникальные датчики, измеряющие нечто совершенно неуловимое другими способами. Хочется заметить, что конструкции, которые он использовал, нельзя рассматривать как измерительный элемент, поскольку все же нельзя говорить о числовых характеристиках Времени. Датчики Козырева давали возможность указать на особые моменты в ходе наблюдения. «Полезный сигнал» никогда значимо не превышал уровень шумов вне зависимости от конструктивных особенностей устройства и чувствительности аппаратуры. Из этого я сделал вывод, и дальнейшие опыты, похоже, подтвердили его, что сами шумы (а именно их характер) являются «чувствительным элементом» датчиков Козырева. Это очень естественно, поскольку изменение макроскопических параметров вещества (проводимости, плотности и т.п.) было бы эквивалентно конкурентному вмешательству Времени в область проявления естественнонаучных закономерностей. Но если организующая функция Времени – управление случайностью, то становится понятно, что «датчиком Козырева» может быть очень широкий класс «шумящих» процессов. Главное в организации исследования – не конструктивные особенности датчика, а искусство постановки опыта.
 
 
Зеркала Козырева.
 
Тот факт, что алюминированное зеркало можно использовать для изучения активных свойств Времени, породил огромное количество домыслов и вульгарных легенд. «Зеркала Козырева» стали распространенным «инструментом» для приворота и снятия порчи в практике всякого рода адептов биоэнергетики.
 
После Козырева эксперименты с зеркалами проводились неоднократно и на разном уровне подготовки эксперимента. (Наиболее известные – эксперименты под руководством академика РАМН В.П. Казначеева). В основном, прослеживается два направления: попытка отразить и сфокусировать нечто, как форму излучения, и опыты, имеющие парапсихологическую, мистическую или магическую окраску.
С моей точки зрения, опыты Козырева с зеркалами не имеют отношения ни к первому ни ко второму. Николай Александрович использовал зеркала, как будто Время подчиняется законам линейной оптики. Ключевое для понимания феномена здесь слово «как будто». Время согласно предыдущим утверждениям не имеет пространственного распределения (это не поле, не частицы, не волна). Похоже, что в опытах с зеркалами Козырев не просто вплотную подошел к черте, ограничивающей научный эксперимент от других способов познания действительности, но и далеко перешагнул рамки традиционного эксперимента.
Согласно копенгагенской интерпретации квантовой механики процесс измерения может воздействовать на результат этих измерений. Нечто аналогичное происходит в случае с зеркалами Козырева. Только это эффект не микро, а макроскопический. С моей точки зрения, зеркала в данном случае не отражают нечто по законам линейной оптики, а чисто геометрически соотносят между собой пространственно разделенные объекты. Образно говоря, наблюдатель аппаратно «договаривается» с Природой об установлении связи между физически не связанными объектами. Важно, что успешность такого рода экспериментов не зависит от психических (парапсихологических) свойств и состояний человека, проводящего наблюдения. Т.е. дело в зеркалах, а не в наблюдателе. Очень часто в связи с зеркалами Козырева указывается особая роль алюминия как покрытия. Николай Александрович пытался даже обосновывать особые свойства этого металла, исходя из его атомарных свойств (работа выхода электронов). К сожалению, исходя из вышесказанного, я вынужден усомниться в этом положении Козырева. На основе опытного материала складывается впечатление, что имеет значение не покрывающий зеркало металл, а качество его поверхности.
 
 
Астрономические наблюдения, связь с будущим и прошлым.
 
Астрономические наблюдения наиболее впечатляющая и наименее уязвимая для скептиков часть Теории Времени, поскольку некоторые из полученных результатов уже получили абсолютно достоверное подтверждение. Результат-предсказание и последующее открытие лунного вулканизма, предсказание существования кольца Юпитера, вулканизм Ио и др. Астрономические наблюдения Козырева – своего рода практический итог мировоззрения ученого, опирающийся на большинство основных идей Теории Времени и использующий ее основные технические атрибуты (датчики, зеркала).
 
Единственным моим комментарием здесь должно быть утверждение, что наблюдения надо продолжить. Но основой целью этих наблюдений должно быть не стремление доказать скептикам практическую возможность применения методики Козырева, а решение астрометрических или астрофизических задач.
 
Со времени появления и становления идей Козырева прошло почти полвека. Для нашего времени – это очень большой срок. На фоне «взрывоподобного» развития цифровых технологий и генной инженерии темп прогресса в области познания Времени весьма незначительный («воз и ныне там»). Почему? На этот счет есть различные мнения: «Теория Времени – красивая, но тупиковая идея», «время идей Козырева еще не пришло», «нет выдающегося ученого, способного продолжить», «Козырев не успел довести дело до конца» и т.п. Мне кажется, что Козырев сказал и сделал то, что было необходимо, в нужный момент времени, и был услышан, теми, кто смог его услышать. Его идеи породили процессы, хотя и не заметные, но чрезвычайно значимые. Возможно, что «прорастать» эти идеи будут именно сейчас, когда развились средства, отсутствующие ранее – компьютер и Интернет. Для того чтобы Теория Времени перешла из разряда замечательных идей в действующий инструмент познания действительности, научной общественности необходимо преодолеть ряд привычных мировоззренческих ограничений, «табу», шаблонов и навыков. На некоторые из них я попытался указать в изложенном материале. Но главная цель данной статьи – поделиться подходом к проблеме понимания идей Козырева: надо, смело и честно «заглянув в себя», удивиться привычному, усомниться в удобных, и казалось бы, исчерпывающих концепциях.
 
Последний и наиболее важный вопрос, который хотелось бы затронуть, – вопрос о «практической» значимости Теории Времени. В свете всего сказанного выше, должно быть понятно, что развитие этих идей не принесет пользы «народному хозяйству», т.е. не даст новых технологий, новых практических средств и устройств, которые сделают жизнь человека еще комфортнее. Всем этим человечество и без того щедро одаривает современная наука. Т.е. наше общество (общество потребления) абсолютно не заинтересовано в теории Козырева. Как следствие, исследования Времени не смогут принести серьезных доходов, заинтересовать производителей, финансистов и бизнесменов. Хотя некоторые коммерческие разработки, опирающиеся на имя Козырева уже появились. Например, «Виктория-ТМ» разработала медицинское устройство, которое называется «одеяло лечебное многослойное ОЛМ-01 во многом идентичное (!) зеркалу Козырева». Наивно думать (а такие идеи возникают постоянно, на разных уровнях), что эта теория может дать возможность, разобравшись в «тайнах человеческой психики», обеспечить заинтересованным кругам «власть над умами». Не нашлось места теории Козырева и в академической науке, хотя сам Николай Александрович всегда пытался выступать на научном поприще, что было для него единственной возможностью донести до людей свои идеи.
 
Не секрет, что научное мировоззрение ограничивает восприятие Мира определенными рамками и не удовлетворяет все стороны человеческой натуры. На сегодняшний день присутствует некий кризис. Религия дает богатые возможности для реализации духовных поисков человека. Но все же не в состоянии удовлетворить естественное любопытство человека-исследователя, обращенное к конкретным деталям окружающего мира. Наука в процессе познания расчленяет и детализирует. Рассматривая явление как «лишенную смысла» совокупность взаимодействующих объектов, она порождает цинизм (который сейчас стало удобно называть прагматизмом). Проиллюстрирую простым примером.
 
У человека, малознакомого с биологией, крики пролетающих над болотом гусей в душе, переполняемой осенней печалью, вызывают глубокие и значимые переживания.
 
Биология же констатирует, что осенью у птиц наблюдается естественный императив к миграции, возникший в связи с некоторым естественным физиологическим механизмом, запущенным после того, как птица набирает достаточное количество жирового запаса, необходимого для перелета. Это, безусловно истинное, формальное знание препятствует сопереживанию, спонтанно возникающие чувства не находят у человека мировоззренческой опоры в сознании. В результате, если биологическая информация не уравновешивается пониманием других альтернативных истин, то человек становится черствее.
 
Если взглянуть на осеннюю стаю с точки зрения идей Козырева, то проявляется другая сторона той же самой действительности, очевидная для человека близкого к миру природы. Перелет птиц – сложный, можно сказать, драматический момент в жизни птицы (доброй половине стартовавших птиц не удается добраться до мест зимовки). Множество случайных обстоятельств может стать либо помехой, либо наоборот поддержкой в пути. Для потоков мигрирующих птиц Время становится важным организующим фактором, порождающим цепочки «неслучайных случайностей», ведущих к гибели или к достижению цели. Поэтому каждая отдельная птица уже не только летающий механизм, а живое существо, стремящееся, страдающее и борющееся под управлением единого Творческого Начала Мира.
 
Когда человек смотрит на улетающих птиц, он в какой-то степени становится частью общего процесса, происходящего в природе, и на него «обрушивается поток» ощущений. Знание, что болевое ощущение печали – это «цвет» Времени, ведущего осеннюю стаю, и понимание, почему молчаливое «благословение на удачу» может быть реальной дополнительной поддержкой в пути, восстанавливает то, что гаснет в душе от терминов «императив к миграции».
 
Теория Времени дает возможность полноценно принять и объяснить процессы, которые ощущает и знает человек, но которые, отторгает его научное мировоззрение. Значение этой теории, с моей точки зрения, заключается в возможности дать человечеству новую роль в «трагедии материальной культуры» («Путями Каина» М.Волошина). Теория Времени должна создать ракурс для одухотворенного восприятия действительности, обеспечить диалог Человек – Природа (в самом широком, «космическом» понимании: «Мир чуток к человеку, человек чуток к Миру»).

Михаил Воротков
«Последнее редактирование: 23 Сентябрь 2015, 11:13:40, Ярослав»

« #4 : 22 Декабрь 2009, 02:42:01 »
Заключение
 
В заключение несколько слов о «приложении» Теории Времени, которое может сыграть решающую роль в грядущих экологических катаклизмах. В одной из своих статей Николай Александрович утверждал приблизительно следующее. Современное человеческое общество развивается в полном соответствии со вторым началом термодинамики. Те материальные, культурные и духовные ценности, которые оно создает, предполагают наличие уравновешивающих разрушительных процессов. То, что миллионы лет создавала Природа, пошло на строительство здания человеческой культуры (на данный момент преимущественно – материальной). Разрушения остающиеся на месте бывшего царства Природы и «строительный мусор» – естественная дань закону возрастания энтропии. Т.е. несмотря на присутствие мощных творческих прорывов отдельных личностей, в целом человечество проявляет себя как «неживая» термодинамическая система. Но так было не всегда. Были периоды, когда человек жил в гармонии с Природой. Это означает, что созидательные процессы человека не вызывали обязательных разрушительных следствий в окружающей среде. Это говорит о том, что используя творческие ресурсы Времени, он умел строить, не внося в мир деструктивных элементов. Козырев считал, что если овладеть пониманием законов Времени, то будет возможно сознательно и конструктивно взаимодействовать с этой творческой основой Мироздания. Это может дать, по мнению Козырева, шанс человеку свернуть с пути не убывания энтропии.
 
Наряду со сказанным хотелось бы указать еще на другой «экологический» аспект Теории Времени. Как я уже упомянул выше, сложные геосферные системы, рассматриваемые с точки зрения проявления активных свойств Времени, можно воспринимать, как живые сверхорганизмы (вопрос о сознании этих организмов – отдельная, очень далеко уводящая тема).
 
В этом ракурсе экологический кризис воспринимается неизмеримо драматичнее. Разрушая природу, человек не просто портит свою среду обитания, но и уничтожает Природу как соседа, равного и, возможно, даже превосходящего его по уровню развития. Человек уже выглядит не как нерадивый хозяин своего ресурса, а предстает как агрессор. Скорее всего, Природа рано или поздно даст отпор экспансии человека, но этот отпор может оказаться сокрушительным для цивилизации. В любом случае роль и место человека в конфликте с Природой вызывает сожаление. В приложении к рассматриваемому вопросу, конструктивность Теории Времени заключается в том, что она, во-первых, дает возможность увидеть этот аспект, не отвергая его мировоззренчески. Во вторых, может способствовать становлению естественных социальных процессов (в первую очередь, связанным с изменением общественного сознания), которые могут способствовать воплощению того варианта будущего, который устроил бы и Человека и Природу. В третьих, возможен диалог с Природой уже не в переносном, а в прямом смысле, в смысле контакта и взаимодействия сознательных сущностей. В данном случае речь идет о современных трактовках концепции Дж. Лавлока.
 
Примеров вопиющих экологических «бесчинств» человека можно приводить тысячами. Но мне хотелось бы все-таки привести как пример один конкретный эпизод, наверное, не самый яркий и значимый на фоне чудовищной картины экспансии современной цивилизации. Но он очень характерен в плане рассматриваемых аспектов Теории Времени. На севере Архангельской области расположен район с уникальным природным ландшафтом, сформированный на карстующихся (растворяющихся водой) гипсовых породах. Это единственный в мире район открытого гипсового карста. Процесс карстования создает особый рельеф, который в свою очередь определяет уникальность всего природного комплекса, начиная от растительности (это самый северный ареал произрастания лиственницы) до микроклиматических особенностей региона. Конечно, район неоднократно страдал (и продолжает страдать) от варварского «природопользования» (в первую очередь, лесоразработок). Но в данный момент над этими местами нависла угроза полного уничтожения. Известная немецкая фирма КНАУФ (KNAUF), пользуясь доступными в нашей стране «социальными механизмами», получила и надежно закрепила свое право на добычу гипса открытым способом. Т.е. перед уникальным природным комплексом появилась перспектива превратиться в огромный гипсодобывающий карьер. Если взглянуть на вещи с точки зрения идей Козырева, то картина выглядит следующим образом. Две сотни миллионов лет назад в водах древнего моря происходил процесс осаждения гипса. Этот процесс управлялся (ускорялся или замедлялся) целым рядом факторов (в первую очередь, климатических). В результате был сформирован гипсовый массив, который долгое время, находясь ниже уровня горизонтальной циркуляции, не подвергался растворению. Но тем не менее, в гипсе и ангидриде постоянно шли процессы перекристаллизации и гидратации. Впоследствии перекрывающие породы размывались, и начинался процесс активного растворения. В ледниковый период растворение сильно тормозилось, а в настоящее время продолжилось с «взрывоподобной» по геологическим масштабам интенсивностью. Породы, слагающие гипсовый массив, обладают тонкой «полимасштабной» структурой (следствие перекристаллизаций). Говоря языком Козырева, организация этого вещества претерпевала многократные изменения от первичного осаждения и кристаллизации. Эти изменения предполагают возможность проявления Времени как активного организующего начала. В процессах кристаллизации Время «поглощалось», в моменты растворения «излучалось». Мощнейшие процессы растворения, происходящие в настоящий момент, связаны с «излучением» Времени. Возможно, именно это является дополнительным обстоятельством, придающим региону редкие природные особенности. Разумеется, последнее утверждение не отрицает существования, в какой-то степени изученных геоморфологических, ботанических и метеорологических механизмов, объясняющих уникальные особенности этих мест. По всей видимости, значимость «излучения» Времени в данном регионе не ограничивается его границами, а имеет общегеосферное значение, которое еще предстоит понять (если формальное развитие событий не уничтожит сам изучаемый объект). Говоря языком художественных аналогий, данное небольшое по своей территории место на Земле, может оказаться некоторым важным «органом» («точкой акупунктуры») в организме живой геосистемы. Может быть, в данном случае Время обеспечивает связь эпох. «Музыка» мезозоя, «запечатленная» в гипсовом массиве Беломоро-Кулойского плато, «воспроизводится» в настоящий момент (те, кто ее «слышал», поймут о чем идет речь). Возможно, что от того будет ли она «звучать» дальше или прервется, может зависеть очень многое как для Природы, так и для Человека. Пока невозможно рассчитать с точки зрения организации (негаэнтропии), насколько грубое разрушение «носителя» этой «музыки» и получение гипсокартона для последующего строительства коттеджей изменяет энтропию системы Человек-Природа. Но то, что этот процесс имеет однозначную направленность – рост энтропии, интуитивно очевидно.
 
Уникальность исследований Козырева заключается в том, что ему удалось философскую концепцию соединить с реальным практическим (научным) подходом. Т.е. философия Козырева чрезвычайно конструктивна, а его практика невозможна без постоянного осознания с точки зрения самых фундаментальных понятий. Думаю, что рано или поздно Теория Времени породит то, что заполнит «свободное пространство» между научным и религиозно-философским мировоззрениями. Познавая Мир, человек задает вопрос «почему?». Наука отвечает на него в смысле «как?», религия – в смысле «зачем?». Наука обращена своим взглядом в прошлое, религия главным образом – в будущее.
 
Теория Времени может претендовать на оба аспекта ответа на этот вопрос, поскольку рассматривает настоящее как продукт реализации событий идущих из прошлого в направлении, которое диктуется будущим. Т.е. по отношению к Времени Козырева «почему?» – это всегда одновременно и «как?» и «зачем?».
 
2008

Михаил Воротков
«Последнее редактирование: 23 Сентябрь 2015, 11:14:29, Ярослав»

« #5 : 27 Декабрь 2010, 10:21:03 »
Миша,
посвящаю тебе эту зарисовку
в знак нашей дружбы и нашей надежды


Свобода терпелива, как молчанье.
Любовной связью с мировым Началом –
в пробелах между слов в речах иных –
растёт косноязычье сил взрывных.

Прислушиваясь к ритму и корням,
нанизывая жизнь на строки,
поэт сбирает время в свой карман.
И смотрят звёзды в омут одинокий

его души:  у них одна природа –
одна задача – время сберегать.
И свет дарить, разматывая вспять
в строфу спрессованные годы.


27 дек. 2010

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

« #6 : 21 Июнь 2011, 00:06:50 »
                                                                 Андрей Вознесенский

ВОЛЬНООТПУЩЕННИК ВРЕМЕНИ

Вольноотпущенник Времени возмущает его рабов.
Лауреат сталинской премии на десять годов
ввел формулу Тяжести Времени.
                                                         Мир к этому не готов.

Его оппонент в полемике выпрыгнул из своих зубов.
Вольноотпущенник Времени восхищает его рабов.

Был день моего рождения. Чувствовалась духота.
Ночные персты сирени, протягиваясь с куста,
губкою в винном уксусе освежали наши уста.

Отец мой небесный, Время, испытывал на любовь.
Созвездье Быка горело. С низин подымался рев -
в деревне в хлеву от ящура живьем сжигали коров.

Отец мой небесный, Время, безумен Твой часослов!
Но неподъемных веках стояли гири часов.
Пьяное эхо из темени кричало, ища коробок,
что Мария опять беременна, а мир опять не готов...

Вольноотпущенник Времени вербует ему рабов.

1975

Со времени написания этого стихотворения прошло почти четыре десятилетия, и у меня появилась надежда, что "мир, может быть, уже готов". Период "активной инквизиции" идей Козырева подходит к концу. На смену запретам на Козырева и вульгарным проекциям его идей приходит появление серьёзных ресурсов, среди которых в первую очередь хотелось бы указать на сайт Chronos (кабинет А. Левича). Из последних материалов хочется обратить внимание на:
статью Л.С. Шихобалова "Причинная механика Н.А. Козырева в развитии";
стихотворение И.Коновалова
и фильм П.Зныкина "Возвращение Козырева".

Михаил Воротков
«Последнее редактирование: 23 Октябрь 2015, 19:04:28, Ярослав»

« #7 : 21 Июнь 2011, 00:36:09 »
На мой взгляд, знаковым событием является образование в Швейцарии и Германии научной ассоциации, посвященной развитию идей "Теории Времени" Н.А. Козырева. Периодически эта ассоциация проводит международные научные конференции. В конце прошлого года я был приглашен на одну из таких конференций, где сделал доклад о своих представлениях об опытах Козырева.
 
http://youtu.be/n_2F8Yq858g

Доклад выдержан в традиционной научной форме подачи материала. Но "многомерное пространство" идей Теории Времени невозможно вытянуть в привычное линейное изложение. Специально для работы с "не древоподобной" структурой информации уже много лет разрабатывается система "Biser" (название заимствовано из романа-утопии Генриха Гессе "Игра в бисер"). "Biser" трудно квалифицировать как программный продукт: это и оригинальная реляционная база данных, и система управления (наподобие рабочего стола Windows), и развиваемый язык программирования. Схемки, которые фигурируют в моём докладе, это скриншоты системы "Biser".

Несмотря на то, что система "Biser" уже интенсивно эксплуатируется, она ещё требует значительной доработки. Как только она будет завершена, планируется реализация "Biser" в рамках проекта "Воздушный Замок". Сейчас эта работа отнимает практически все мои временные ресурсы, и я заранее прошу прощения, что не смогу в ближайшее время принимать активного участия в обсуждениях. Хотя по мере возможности буду пытаться.

Михаил Воротков
«Последнее редактирование: 23 Март 2013, 14:08:47, Ярослав»

« #8 : 22 Июнь 2011, 09:03:46 »
Н.А. Бердяев.

Проблема времени есть основная проблема человеческого существования.

Для философии существования проблема времени ставится совершенно иначе, чем для философии математической и натуралистической. Для нее проблема времени есть проблема человеческой судьбы.

Ошибочно наивно-реалистическое понимание времени как формы, в которую вставлено человеческое существование и которой определяются изменения. В действительности не изменение есть продукт времени, а время есть продукт изменения.

Время есть потому, что есть активность, творчество, переход от небытия к бытию, но эта активность и творчество разорванные, не целостные, не в вечности.
Время есть результат изменения происходящего в реальностях, в существах, в существованиях. Неверно, что изменение в реальностях обусловлено временем.

Время есть лишь состояние вещей. Иное состояние вещей приведет к угасанию времени.
 
Двойственность времени, его двойственный смысл для человеческого существования связан с тем, что время есть результат творчества нового, небывшего и вместе с тем оно есть продукт разрыва, утери целостности, забота и страх.

С этим связана самая структура личности, как сочетание неизменного и изменяемого.
Время есть изменение в двух разных направлениях – в направлении повышения жизни и смерти.
 
Время в той его части, которая именуется "будущим", есть страх и надежда, ужас и радость, забота и освобождение. Время есть парадокс, и понять его возможно только в его двойственности.

Время не реально, призрачно, время есть суета, отпадение от вечности. Так думает индусская философия, Парменид, платонизм, Экхарт.
Время имеет онтологическое значение, через него раскрывается Смысл. Так думает христианство, и этим обосновывает динамизм истории.

Одни думают, что изменение призрачно и суетно, что онтологически-реально лишь неизменное и бездвижное. Другие думают, что изменение реально, что через творчество и активность осуществляется новизна и прибыль, нарастает смысл бытия. Подлинная философия человеческого существования может держаться лишь второй точки зрения.

Время распадается на прошлое, настоящее и будущее. Но прошлого уже нет, будущего еще нет, а настоящее распадается на прошлое и будущее и неуловимо.
Бл. Августин пришел к тому, что есть три времени – настоящее вещей прошлых, настоящее вещей настоящих и настоящее вещей будущих.
Время есть как бы распавшаяся вечность, и в этой распавшейся вечности неуловима ни одна из распавшихся частей, ни прошлое, ни настоящее, ни будущее.
Человеческая судьба осуществляется в этой распавшейся вечности, в этой страшной реальности времени и вместе с тем призрачности прошлого, настоящего и будущего. Потому так превратна человеческая судьба.

Прошлого уже нет. Все, что в нем реально и бытийственно, входит в настоящее. Прошлое и будущее, как существующее, входит в состав настоящего.
Вся прошлая история нашей жизни, вся прошлая история человечества входит в наше настоящее и лишь в этом качестве существует. В этом основной парадокс времени: моя судьба осуществляется во времени, разбитом на прошлое и будущее, время есть реализация судьбы, и вместе с тем прошлое и будущее, без которых нет реализации моей судьбы, существуют лишь в моем настоящем.

Есть два прошлых: прошлое, которое было и которое исчезло, и прошлое, которое и сейчас для нас есть как составная часть нашего настоящего. Второе прошлое, существующее в памяти настоящего, есть уже совсем другое прошлое, прошлое преображенное и просветленное, относительно его мы совершили творческий акт, и лишь после этого творческого акта оно вошло в состав нашего настоящего.

Воспоминание не есть сохранение или восстановление нашего прошлого, но всегда новое, всегда преображенное прошлое.
Воспоминание имеет творческий характер.

Парадокс времени в том, что, в сущности, прошлого в прошлом никогда не было, в прошлом существовало лишь настоящее, иное настоящее, прошлое же существует лишь в настоящем.
Прошлое и настоящее имеют совершенно разное существование. Настоящее в прошлом по-иному существовало, чем существует прошлое в настоящем.

К прошлому, к умершему и к умершим возможно двоякое отношение – или отношение консервативное, охраняющее прошлое и возвращающееся к нему, верное традиции, или активное и преображающее отношение к прошлому, вводящее прошлое в будущее и вечность, воскрешающее умершее и умерших. Только второе творческое отношение походит на то настоящее, которое было в прошлом, первое же консервативное отношение походит на нынешнее настоящее, живущее в прошлом.

Течение времени безнадежно печально. Печален взгляд человека на уходящее время. Не случайно такой значительный и оригинальный Писатель, как Пруст, сделал основной темой своего творчества уловление уходящего времени, восстановление прошлого в творческом художественном воспоминании.

Мысль о прошлом и мысль о будущем меланхоличны. Нельзя думать о будущем без меланхолии и даже без ужаса. Эта меланхолия и этот ужас проходят не в рефлексии о будущем, а исключительно в творческой активности настоящего, когда будущее открывается не как фатум и не как детерминация. Мы осуществляем свою судьбу, реализуем полноту личности во времени и мы ненавидим время, как разрыв и смерть.

Память есть глубочайшее онтологическое начало в человеке, которым связывается и держится единство личности. Но в падшем мире человек не мог бы существовать, если бы не было забвения, потери памяти в отношении к многому. Память обо всем, о прошлом и будущем разрушила бы человека, он не выдержал бы этой памяти. И забвение приходит, как освобождение и облегчение.

Выздоровевшее время есть вечность.
И вся творческая активность, творящая новое, должна быть направлена не на будущее, которое предполагает заботу и страх и не преодолевает окончательно детерминизма, а к вечности. Это есть движение, обратное ускорению времени.
Оно отличается и от ускорения времени, связанного с техникой, и от печали и меланхолии, связанной с пассивно-эмоциональным переживанием смертоносного времени. Это есть победа духа.

Онтологически нет прошлого, как нет и будущего, а есть лишь вечно творимое настоящее. Наше отношение к времени целиком меняется в зависимости от творчества.

И время во внутренней судьбе человеческого существования иное значит, чем в мире объективированном. Что человеческая судьба представляется зависящей от времени, это принадлежит вторичному плану. Первично, что время зависит от человеческой судьбы, от изменения и переживания событий в этой судьбе.

Не грехопадение произошло во времени, а время явилось результатом грехопадения. Миротворение есть антиномия для мысли.

Мир не мог начаться во времени и мир не мог быть вечным. Антиномия эта, как все антиномии, порождается объективацией. Мы мыслим творение мира в объекте, в объективированном мире, в объективированном времени. Но когда мир вбирается во внутреннее существование, в дух, все представляется иначе. Тогда Миротворение не представляется более подчиненным категории времени. Миротворение – вечно. Время есть падшесть в судьбе мира. Но неверно было бы сказать, что только падшесть. Время есть также продукт движения, активности, творчества, но ущербленных и притянутых вниз.

Время принадлежит внутреннему плану существования, и когда оно мыслится объективированным, то есть лишь проекция вовне происходящего внутри. Величайшая трагедия человеческого существования порождается тем, что акт, совершенный в мгновении настоящего, связывает на будущее, на всю жизнь, может быть, на вечность. Это и есть ужас объективации совершенного акта, который сам по себе такой объективации не имеет в виду. С этим связана проблема обетов, обетов верности, обетов монашеских, обетов брачных, обетов в орденах и др. Это и есть проблема судьбы, проецированной в будущее.

Реальность предмета исторической науки определяется тем, что прошлое, которого нет, когда-то было. Возможность исторического познания определяется тем, что в настоящем остались следы прошлого, что что-то от прошлого есть составная часть настоящего. Но эти памятники прошлого, присутствующие в настоящем, совсем не есть то, что было. Тут нужно повторить то, что было сказано: прошлого в прошлом никогда не было.

Реально-онтологическое отношение к прошлому связано с памятью и припоминанием. Память есть онтологическое сопротивление власти времени. Только память и знает внутреннюю тайну прошлого, она есть действие вечности во времени.

Сознание "я" связано с памятью", и через память, через ее метафизическую глубину раскрывается, что вся история прошлого происходит со мной, в моем глубинном слое.

К истории, как ко всему, возможно двоякое отношение. История есть объективация, и историческая наука исследует прошлое, как объект. История оказывается так же отнесенной к объективному миру, как и природа. Но история принадлежит также миру внутреннего существования, она есть событие духа. И история, как внутреннее существование, познается через онтологическую память, через приобщение к прошлому в активном припоминании. Для этого прошлое я должен познавать, как мое собственное прошлое, как праисторию моего духа. Тогда прошлое становится составной частью моего настоящего, т. е. преодолевается разрыв времени.

Познание есть припоминание, когда оно направлено на реальность, которая не дана в непосредственном чувственном опыте, т. е. не помещена в тот кусок разорванного времени, который мы называем настоящим.

Но так как большая часть нашего познания не имеет своим источником непосредственный чувственный опыт, то оно связано с припоминанием, как активностью духа.
И так как память есть первичный факт личности и с ней связано единство "я", то припоминающее сознание есть вбирание всего мира и всей истории во внутреннее существование моего "я".

История мира, история прошлого памятна мне, если она со мной произошла. Познание не может быть результатом незнания и не могло из незнания родиться. Познание необъяснимо эволюционно.

Познание предполагает существование изначального знания вне времени, изначальной древней науки, которая припоминается. Познание есть приобщение к Логосу.

Познание есть не только припоминание, познание есть творчество.
И это опять связано с проблемой времени. Познание есть также изменение бытия, событие внутри бытия, его просветление.

Познание прошлого есть парадокс, потому что прошлого нет, и это познание есть познание того, чего нет. Но будущего тоже нет. Познание, как изменение бытия, обращено к будущему, т. е. к тому, чего еще нет и чего, может быть, и совсем не будет. Будущего может и не быть. Если возможно познание несуществующего прошлого через внутреннее припоминание, то возможно познание несуществующего будущего через пророчество.

Тайна всякого пророчества, взятого в более широком смысле, чем смысл собственно религиозный, есть тайна преодоления времени, прорыв к вечному настоящему.

Будущее также может быть объективировано, и тогда оно делается предметом предвидения, научного предвидения. Научное предвидение возможно лишь относительно объектов, оно целиком подчинено детерминации. Пророчество же есть проникновение в тайну существования.

Пророчество есть проникновение в будущее, как приобщенное к моему существованию. Но это всегда есть выход из власти времени, приобщение к вечному, настоящему. Когда это настоящее мыслится как неподвижное, то это означает его объективацию. В действительности существование всегда есть движение, изменение, творчество нового, но не в разорванном времени.

Объективированный мир связан с математическим временем и с математической бесконечностью. Математическое время измеряется числом, с ним связаны часы, календарь.
Это иное время, чем время внутренней судьбы человека.

Будущее может переживаться или как свобода, или как судьба. Судьба не есть детерминизм, в судьбу включена и моя свобода.

Апокалипсис потому так трудно понять и потому так неудовлетворительны все попытки его истолкования, что он и есть откровение о парадоксе времени. Такова, впрочем, всякая эсхатология. Это есть столкновение времени и вечности, порождающее непреодолимые противоречия.

Апокалипсис истолковывается в двух разных направлениях – в перспективах будущего, т. е. времени, и в перспективах вечности, т. е. вневременного и сверхвременного. Когда мы ставим проблему конца вещей, конца мира и конца человека, то спрашивается, наступит ли этот конец во времени, т. е. в будущем, или он означает рассмотрение всех вещей, судьбы мира и человека вне перспектив времени, т. е. вне будущего.

Парадокс Апокалипсиса в отношении к времени может быть так выражен: наступит конец времени и времен, времени больше не будет, и этот конец наступит во времени, наступит в будущем. Поэтому все, что символически открывается в Апокалипсисе, – посюсторонне и потусторонне, в истории и за пределами истории, еще в нашем времени и в сверхвременном, в вечности.

Невозможно выразить переход от времени к вечности, выразить конец времени. Конец времени отнесен к тому отрезку нашего разорванного времени, которое мы зовем будущим. В будущем будет конец времени. Но это невозможно мыслить непротиворечиво и последовательно. Конец времени есть также снятие всякого будущего, всякой перспективы будущего.

Вечность, которая есть качественная бесконечность, есть разрешение парадокса времени и излечение болезни времени. Но вечность означает выход из объективации. В мире объективированном раскрывается лишь количественная бесконечность, лишь делимое и суммируемое, т. е. математически измеримое время. Внутри существования не объективируемое время не имеет математического измерения.

Интенсивность переживаний изменяет характер времени и по-иному его измеряет.
Это каждый знает по своему опыту. Счастливые часов не наблюдают. Сильное страдание переживается как вечная адская мука. Каждый знает, как может удлиняться и укорачиваться время в зависимости от интенсивности жизни, от событий человеческого существования.

Математическая измеримость времени теряет значение, и человеческое существование выходит из власти часов и календаря. Мы так держимся за наблюдение часов, потому что не очень счастливы и слишком часто несчастны.

Также в творческом вдохновении время не измеряется математически. Это всегда значит, что вечность прорывается во время, вторгается в него и определяет его течение. Все, что не вечно, не от вечности и не для вечности, не имеет настоящей цены и должно исчезнуть, будущее несет ему смерть, конец во времени, противоположный концу времени. Время вне вечности и есть отпадение от вечности. И вместе с тем время есть момент вечности и потому только время и имеет смысл. Это есть обоюдоострый парадокс времени, который невозможно мыслить беспротиворечиво в категории времени.

Ужас будущего переходит в ужас смерти, ужас смерти переходит в ужас ада. Но это всегда ужас перед судьбой во времени, перед отсутствием конца во времени, т. е. ужас безвыходной объективации, бесконечной объективации.

Будущее страшно не как акт, а как объект, не как то, что мы творим, а как то, что с нами произойдет. Есть два переживания будущего – будущего как надежды и будущего как страха и ужаса.

Каждый человек переживает свой личный Апокалипсис, к которому также относится основной парадокс времени и вечности, конечности и бесконечности. Апокалипсис этот есть откровение о реализации личности.

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

« #9 : 22 Июнь 2011, 12:10:24 »
Григорий Померанц.

Я верю в чудо. Это не значит, что я не верю в законы больших чисел. Но в этих законах есть дырка: «ретроградный джентльмен» Достоевского (из «Подполья»).

Что делать, если одна из частиц перестаёт быть частицей, становится целым, и все, попавшие в её поле, тянутся за ней?
Как это происходит – не знаю. Возможно, есть мировая душа, и она вся вдруг воплощается в одном.

Я просто верю в это, т.е. чувствую, что есть чудо, невысказанная тайна жизни, и это – основа всех основ.

Если взять за начало отсчёта современное научное представление о мире, то чудо – последовательный ряд невероятных, портящих правильные кривые, событий. Не невозможных, но в высшей степени маловероятных.
И первое чудо – существование мира (потому что оно противоречит второму закону термодинамики).
Второе чудо – возникновение жизни (вероятность естественного сочетания всех необходимых условий ничтожно мала).
Третье чудо – человек. И всё, что человек делает настоящего, это тоже чудо (только чудеса мы и запоминаем. Цивилизации гибнут, сказки остаются).

Большой ряд чудес (в который, как точки, входят маленькие чудеса) кончается Богом. И человеком, вместившем в себя Бога. Отдельная душа вмещает в себя все живые души всего мира, и бывшие, и не бывшие, и в нашем мире, и в других. Как это было в Христе (или – почти в наши дни – в Рамакришне).

Чудеса – бытовое явление. Мы просто не замечаем этого, если у нас неподходяще настроена голова (или, может быть, сердце). Как мальчик, трясущий яблоню, не замечает закона всемирного тяготения. А Ньютон взял и заметил.

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

« #10 : 10 Ноябрь 2011, 21:36:54 »
В авторском проекте Сергея Борчикова "Философия Синтеза" открыта ветка:
Синтез с идеями Н.А. Козырева

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 26 Ноябрь 2014, 03:23:22, ВОЗ»

ОффлайнВиталий Щеглов

  • В. Щеглов
« #11 : 01 Декабрь 2011, 23:02:20 »
Помещаю здесь свою исходную статью:

   
Обобщенное понимание Времени  Н.А. Козыревым и его последователями:
интуиционистская интерпретация основных понятий

При исследовании сложных объектов с помощью интуиционистских моделей математической логики [1, 2, 3] и, в частности, алгебраических моделей конструктивной (интуиционистской) логики (АМКЛ), обращает на себя внимание следующий факт. Интуиционистские модели могут быть истолкованы (в виде приближенного отображения действительности) как возможные состояния знания некоторого познающего субъекта, как модели творческого сознания. С помощью самой структуры или способа построения этих моделей удалось показать достаточно интересные алгоритмические интерпретации основ квантовой теории, теории калибровочных полей и общей теории относительности; квантовой теории калибровочных полей, квантовой теории гравитации, редукции квантованных  когерентных состояний ультраструктур нейронов мозга, особых состояний сознания, структуры качественных выводов из астрономической модели Керра; удалось сопоставить структуру Нагорной проповеди и библейских заповедей с этапами построения АМКЛ [4], а также многие другие интерпретации особенно в области  медицины (см. http://samlib.ru/ ).   
Возможно, любую интересную и сложную область познания можно интерпретировать с помощью этих достаточно гибких по своему построению интуиционистских моделей АМКЛ (далее будем писать иногда просто  «моделей» или М). Формализация этого подхода может по мере накопления опыта и новых данных постепенно уточняться и специализироваться при изучении отдельных областей знания. Можно рассматривать эти модели как некоторый «переводчик» терминов, взятых из специализированных областей знания на язык построения М; они  являются как бы некоторым формализованным познающим субъектом. Познание здесь осуществляется в виде алгебраических моделей интуиционистской  логики (моделей Бета-Крипке). Такие М при практическом их использовании отображают динамику состояний («свободно становящиеся последовательности» [3]), или динамику знания некоторого познающего субъекта (алгоритма вычисления АМКЛ). Приведем краткое описание этого алгоритма, детальное описание и множество примеров приведено в [1]. 
В исходном массиве действительных (или комплексных) чисел или чисел  k-значной логики) Х(n+1, m), где n – число переменных (столбцов в Х) и m – число состояний t (строк), записанных в порядке течения времени t, выделяется один или несколько столбцов Y, для которых Y = f(X). В дальнейшем для краткости этот массив (базу данных) будем записывать как (Х, Y, t), где t – время (или порядковый номер строки или в иных случаях номер индивида). Значения Y разбиваются на k частей (обычно на 2 по медиане), и эти значения кодируются, например, в виде булевой функции Z = (0, 1), где например, 0 – целевые состояния и 1 – не целевые.  Далее каждое состояние (строки в Х), которому задано определенное целевое значение Z, сравнивается со всей своей окрестностью нецелевых состояний, начиная с ближайших. Строятся конъюнкции К* (переменные соединены логическими связками «и», &) малого числа r открытых интервалов dx значений переменных для целевого состояния; r будем называть рангом конъюнкции К*. Итоговые К** (по всем целевым состояниям) вычисляются таким образом, чтобы К** были бы простыми импликациями (логические связки «если, то», -->), истинными формулами для Z, например: «если К**, то Z = 0» (иногда эти импликации будем называть исходными М). Примем также (это наше семиотическое соглашение), что вычисление К* относится к функции подсознания, а К** и далее по алгоритму – к функции сознания.  Затем вычисляются оценки Г для  каждой К** (число состояний, где встречается данная К**). Далее  строятся тупиковые дизъюнктивные формы (АМКЛ) для каждого значения Z = (0, 1) в отдельности. Начиная с наибольшей  Г отбираются эти К и объединяются логическими связками «или» (V); предварительно отбрасываются те из них, множества состояний которых («покрытия», множества номеров строк) уже входят в объединение покрытий ранее отобранных итоговых К (т. е. строится тупиковая дизъюнктивная форма или итоговая М). Далее все вышеприведенные аналогичные операции совершаются и для нецелевых состояний. «Целевым» значением здесь становится Z = 1; соответствующее объединенное посредством связок V множество этих К присоединяется в скобках к исходному целевому множеству К посредством связки V и константы « - » («ложь», «отрицание»).
В некоторых случаях требуется построение вероятностной модели. Для этого все частичные пересечения двух или более К обозначаются как новые К, оставшиеся множества и эти новые К вновь упорядочиваются по их Г,  переиндексируются и подсчитываются итоговые Г и Г/m.  Эти частоты в сумме дают единицу. 
После вычисления модели обычно проводится ее интерпретация (обычно с помощью подходящих информационно-поисковых систем) – сопоставление с уже известными более общими теориями, в которые К входят как подмножества (поиск «мажоранты», «наводящих соображений», «пояснений» [5]). Иногда вычисляется также контекст отдельных наиболее интересных итоговых К, входящих в тупиковую форму. Это замкнутые интервалы значений всех переменных, не включенных в данную К, т. е. только для «своих» Г строк-состояний (для «покрытия» этой К). Интерпретация контекста (вместе с К) соответствует возможному «объяснению» функций Z и также несущественных переменных. При необходимости аналитического отображения логической модели производится аппроксимация всех подмножеств значений (х, у) для каждого К обобщенными рядами Эрмита или Фурье [1, 2, 6]. Будем считать, что мы потенциально имеем возможность отслеживать и сохранять в памяти компьютера весьма большие, но конечные массивы числовой содержательной информации, которая отображает доступный нам смысл исследуемого процесса.
Во многих часто встречающихся случаях Y = (у1, у2, …)  является многокритериальной функцией для Х (алгоритм см. в [1]). В более общем случае можно считать, что Х является массивом всей доступной информации,  как бы некоторый текст (в динамике, по строкам), посредством которого исследуемый объект обменивается информацией с исследователем. Номера соответствующих переменных («слов», столбцов массива Х), являются обычно некоторым ограниченным словарем, тезаурусом. При этом, вообще говоря, каждое слово из этого словаря можно задать в качестве функции цели у относительно оставшейся части Х. Все дело заключается в том, в каком контексте (смысле) проводится исследование. Более того, иногда даже конкретная цель для исследователя не совсем ясна. В этом случае можно вычислить некоторое множество моделей для «обзорного» множества у и отобрать модель, для которой информационная энтропия меньше – практически, можно предпочесть модель, которая содержит меньшее число выводов К с оценками Г = 1. Конечно, далее если возможно, следует с помощью информационно-поисковых средств интерпретировать полученную модель, а иногда и отбросить неинтересные тавтологии, которые неожиданно выявляются при тесной корреляции у с некоторыми сходными (с у) по смыслу переменными. Затем, если это требуется, уже строится модель для многокритериального Y. Еще отметим, что при исследовании объектов в динамике в массив исходных данных можно включать информацию (модели, в том числе и их Y), полученные на предыдущем шаге исследования (модели с «памятью»). Особенно это характерно при исследовании конфликтующих структур (дипломатия, разведка, информационное воздействие на социальные структуры…), при этом обычно Y отображается в виде значений k-значной логики. 
Сами модели АМКЛ  в динамике (с контекстами) являются как бы наборами кадров некоторого кинофильма, отображающего поведение исследуемого объекта, который можно видеть с запаздыванием, зависящим от времени передачи исходных данных и всех вычислений. Вычисляемые итоговые импликации К (отдельные модели из АМКЛ) отображают здесь изменения во времени исследуемого объекта (или субъекта). В случае прогнозирования поведения объекта в будущем, входные данные должны включать также некоторые временные переменные: скорости, ускорения и т. п. Весьма часто такие процессы идут с обратной связью – Y зависит не только от значений входных переменных и Y в данный момент времени, но также и от более ранних их значений. При прогнозировании удобно использовать также аппроксимацию всех подмножеств значений (х, у) для каждого К обобщенными рядами Фурье или Эрмита – поведение объекта отображается как бы в виде «голографической интерференции» различных волн или в виде некоторых «пакетов» волн. 
Будем считать, что на первом этапе исследования всевозможных текстов по заданной теме уже вычислены модели, которые распознают в этих произведениях ситуации, отображаемые в итоге некоторыми наборами научных, психологических, философских, религиозных понятий или иных обобщенных выводов, часто обозначаемых определенными терминами. Приведем далее список возможных семиотических соглашений (интерпретаций результатов функционирования самого алгоритма построения АМКЛ), которые в итоге приписывают как самому алгоритму построения, так и различным параметрам модели, записанной в общем виде (например, функционалам К и Г) их определенные смысловые значения в различных ситуациях. Эти соглашения могут уточняться по мере накопления новых сведений о применении этих соглашений в определенной содержательной области. Следует отметить, что, возможно, лишь интуиционистские модели в настоящее время позволяют как бы более тонко «настроить» способы понимания, семантику получаемых выводов из моделей, относящихся к определенному содержательному виду. Будем записывать (жирным курсивом) далее нумерованный список по теме статьи некоторых сложных высказываний и понятий различных цитируемых авторов. Эти высказывания будем сопоставлять с различными стадиями функционирующего алгоритма или с наличием различных параметров модели (здесь как бы составляется словарь заранее согласованного «перевода» слов с одного языка на другой). Ссылка на литературу для каждого элемента списка приводится лишь один раз – она относится и к последующим элементам списка, вплоть до очередной новой ссылки  (но внутри поясняющего текста могут быть свои ссылки). Приводимые ниже элементы списка следуют ходу изложения текста цитируемых авторов. В этом списке и в соответствующих интерпретациях даются по возможности лишь краткие определения различных терминов. Их более точный смысл следует искать в контексте всей статьи. Далее в интерпретациях курсивом выделяются термины и высказывания, для краткости поясняющие, например, с точки зрения психологии эти термины (или когда приводятся примеры). Иногда курсив применяется просто для выделения  смысла слов.

 
1. Генерирующие флюэнты (потоки, F) [7]. – Множество исходных переменных F = Х(j), где j = 1, 2, ..., n, т.е. F – это столбцы в массиве данных. Источники потока информации. В общем случае число состояний t объекта может увеличиваться до весьма больших значений m. Заметим здесь, что только исходным переменным соответствуют строки X(j) (см. далее п. 7). После интерпретации полученных моделей число переменных может изменяться, например, увеличиваться, если распознается некоторая теория (мажоранта), которая включает в себя дополнительные переменные, или может уменьшаться, если выявлено, что некоторые переменные являются лишь помехой для достижения приемлемой точности модели.
2. Частицы-эманоны (эманация, истечение этих частиц). – Значения переменных (элементы уже зарегистрированного массива исходных данных).
3.  Субстанция. – Массив исходных данных.
4. Предшествование. – Вводится понятие абсолютного относительного времени |t| = |t-t*|, отсчитываемого от очередного задаваемого целевого состояния t* (строки в массиве данных). Далее производится упорядочение всех нецелевых состояний по возрастанию |t| относительно заданного целевого состояния (исходные состояния в массиве зарегистрированы с указанием соответствующего обычного времени).
5.  Соседние элементы. – Значения переменных из ближайших (предшествовавших) нецелевых состояний.
6. Дискретность (любой элемент имеет соседний элемент). – Практически это свойство выполняется лишь для весьма большого числа состояний, т.е. при непрерывном слежении за исследуемым объектом и последующем вычислении новой модели.   
7.  Генерирующий флюэнт F задается парой (Q, f), где Q – источник (или сток) эманонов, а  f  –  шлейф из излученных источником (поглощенных стоком) Q-частиц эманонов. – (См. п. 1 и 2). Лишь для тех Х(j), которые войдут в итоговую модель, и для определенного целевого состояния t* (в общем случае t пробегает значения t = i = 1, 2, ..., m) Q соответствует определенному значению х(i*, j). Шлейф f  соответствует открытому интервалу dx в окрестности этой «точки» х(i*, j). На числовой оси левая и правая координата dx задается по ходу алгоритма (см. начало статьи) соответствующими «точками» из нецелевых строк t. Вычисленная модель как сток потока информации (см. также п. 1). 
8. Совокупность нескольких F(j) назовем системой S. – Это конъюнкции (в итоге импликации) К*, после вычисления тупиковой формы их число уменьшается. 
9. Совокупность f(j), входящих в S назовем метаболическим пространством системы S. – Это многомерный открытый «куб» dx, соответствующий К*.
10. Совокупность Q(j), входящих в S назовем субституционным пространством системы S. – Это множество «точек» х(i*, j), входящих в «куб» dx. Здесь заметим, что это понятие возникает лишь после вычисления тупиковой дизъюнктивной формы (ограниченного множества К, см. выше описание алгоритма). Общее число этих точек соответствует оценке Г.
11. S, состоящую изо всех F Мира назовем универсумом. – Совокупность всех моделей, отображающих Мир (как в прошлом, так и в возможном будущем). Мир идей Платона, ноосфера Вернадского, потоки времени Казначеева.
12. Совокупность F универсума, не входящих в S, есть среда для S. – Контекст, соответствующий множеству всех уже вычисленных (и также планируемых!) моделей (см. п. 11). В более общем смысле это совокупность всех неизвестных переменных Мира.
13. Замены эманонов в системе S отождествим с течением метаболического времени в этой системе. – См. п. 9.  Абсолютное относительное время |t|, необходимое для вычисления последующей, очередной переменной, входящей в конъюнкцию (в итоге – в импликацию) К*, см. п. 4, 9, введение в статью и детальное описание алгоритма в [1]. Заметим, что таких |t| будет весьма много – для каждого х(j), вошедшего в определенный К*, которых будет примерно m/2, причем для каждого иного К*  х(j) также будет иным.
14. Замены флюэнтов в S назовем течением субституционного времени в этой системе. – См. п. 10. Здесь все аналогично п. 13. Здесь только заметим, что это понятие возникает лишь после вычисления тупиковой дизъюнктивной формы (ограниченного множества К, см. выше описание алгоритма), соответствующие времена |t| здесь будут больше. Если в п. 13 множества |t| вычислялись относительно каждой «точки» х(i*, j), входящей в К* («исчисление высказываний»), то здесь вычисляются другие, значительно большие |t|, соответствующие открытому многомерному интервалу dx, соответствующему итоговой К и заполненного множеством Г точек («исчисление предикатов»).
15. Метаболический счетчик. – Ранги r итоговых конъюнкций (импликаций) К, т.е. число входящих в них переменных. 
16. Время противостоит росту энтропии и «тепловой смерти» Вселенной. В сложных системах всегда присутствуют неопределенности. Время организует эти неопределенности,  управляет ими [8]. – См. п. 4, 13, 14. Абсолютное относительное время |t| = |t-t*| является лишь отображением исходного алгоритма и далее программы построения АМКЛ. Вычисленные модели обладают большей информационной «негэнтропией», чем исходный, постоянно увеличивающийся массив исходных данных (обычно происходит увеличение n и m при исследовании объекта в условиях неопределенности). В последнем случае иногда модели вычисляются с недостаточной точностью – происходит «срыв» процесса управления объектом (его «тепловая смерть»).
17. Нет жесткой предопределенности будущего. – Распознавание будущего производится на основании модели, вычисленной на определенном интервале времени в прошлом (для некоторого бывшего контекста, см. начало статьи). В будущем этот контекст может быть совершенно иным – могут измениться значения переменных, не вошедших в прежнюю и в только что вычисленную модель.
18. Время словно меняет причину и следствие местами. – Действительно, вычислив модель для заданного определенного массива данных, мы начинаем понимать, что полученные выводы уже предсуществовали ранее – вычислительный процесс лишь помог нам обнаружить их. Каждый отдельный результат К как бы уже заранее «проторил» путь для вычислительных операций применяемой программы, который привел к именно такому определенному выводу. В этом смысле можно сказать, что некоторая предсуществующая информация, законы природы, «Мир идей Платона» являются причиной реального Мира.   
19. «Цель» вырабатывает сама система за счет взаимодействия частей. – Исследователь является частью этой системы – обычно его целью является некоторое согласование каналов связи между его сознанием и накопленными данными.
20. Сохранение негаэнтропии в мире в целом. – Частный пример: для оптимизации какого-либо технологического процесса необходимо затратить материальные и наши творческие ресурсы...
21.  Шумы являются  «чувствительным элементом» датчиков Козырева плотности Времени. – Вычисление оценки Г («плотности Времени Козырева»). Малые Г (обычно Г = 1) являются признаком «шума» модели; переменные, входящие в соответствующие К, обычно считают несущественными (также и такие К). Заметим, что при достаточных вычислительных ресурсах полезно на вход процесса вводить дополнительные переменные, которые, например, по возможным теоретическим соображениям могут способствовать более приемлемой интерпретации вычисляемых моделей или могут уменьшать их ошибку.
22. Возможен диалог с Природой уже не в переносном, а в прямом смысле, в смысле контакта и взаимодействия  сознательных сущностей. – См. введение в эту статью и послесловие к [1]. 

Комментарий автора
Мне хотелось бы несколько подробнее остановиться на тех частях статьи М.В. Вороткова [8], где он обсуждает проблемы экологических исследований и проблему «шума» в идеях Н.А. Козырева относительно его обобщенного понимания Времени (см. также в п. 4 понятие абсолютного относительного времени |t| = |t-t*|).
 Вспомним 1950-е годы, мировые державы испытывали свое ядерное оружие, радиоактивные осадки, поражавшие население всей планеты, были признаком будущей катастрофы. В 1958 году волею судьбы,  практически после окончания химфака и биофака МГУ я оказался в секретной местности Челябинск-40 («Кыштым-Иртяш»), где был плутониевый (Pu) комбинат «Маяк», в самом городе была его центральная лаборатория с филиалом ин-та биофизики Минздрава СССР. Зам филиала, показывая мне одну из лабораторий, сказал с мрачным юмором: «Вот ваши предшественники!» Это были банки с формалином и органами молодых московских физиков, совсем недавно погибших в результате испытания нового ядерного реактора жидкостного типа (кажется, раствора обогащенного уранил-ацетата) – произошла вспышка неконтролируемой ядерной реакции...  Еще до моего приезда на территории комбината произошел взрыв хранилищ долгоживущих отходов: шлейф радиоактивных осадков прошел восточнее Свердловска почти до Ледовитого океана. Из пораженной местности выселяли людей и расстреливали скот. За городом было целое кладбище сравнительно молодых людей, которые работали на производстве Pu. В большом здании заводской лаборатории вместе с нами работали в основном специалисты-физики, которые уже получили громадные дозы радиации (до меня в филиале работали еще немцы, ученые, вывезенные из восточной Германии после войны).
В основном филиал занимался экологическими и соответствующими медицинскими исследованиями, в частности, также собирались данные о связи различных аномалий новорожденных с возможными дозами радиации, полученной женщинами и/или их мужьями, работавших на производстве Pu. Как же оценить эти дозы? Персональные дозиметры имели в основном рабочие в цехах, да и совершенно открытой была проблема оценки дозы внутреннего бета и альфа облучения. Я решил заняться иммунными исследованиями крови облученных людей. Идея здесь заключалась в том, что костный мозг является наиболее чувствительным к радиации органом, который производит некоторые клетки-предшественницы основных элементов клеток крови, в частности, эритроцитов, оболочка которых отображает генные изменения исходных чувствительных клеток. Особо интересными были такие «потомки» ростовых клеток, которые могли бы в дальнейшем проявлять свой злокачественный рост или оказывать нежелательное влияние на функцию иммунной  системы организма. Конечно, на костный мозг (да и на другие ткани) оказывают влияние и другие, например, химические воздействия – тем интереснее, можно было бы оценить вообще степень влияния всех этих нежелательных «шумов» на организм человека, на степень его «старения».
Здесь проблема заключалась в том, все эти события, зависящие от мутаций генов ростовых клеток, весьма редкие – нужно было как-то выделить этот «шум генов», выделить лишь «чужие» эритроциты на фоне громадного числа нормальных эритроцитов. Известно, что в генетическом смысле, во всяком случае, высшие млекопитающие более или менее близки между собой; степень этой близости уменьшается по мере углубления в историю их эволюции. Плазма крови разных видов, содержащая антитела, также соответственно отображает степень их близости между собой. Для решения проблемы выделения эритроцитов-«мутантов» было решено использовать набор образцов плазмы различных животных и, главное, в первую очередь, набор всех типов стандартных сывороток человека.
Действительно, после последовательного применения каждого такого очередного «фильтра», очищающего эти гипотетические «чужие» эритроциты от несоизмеримо большего числа «своих», понемногу увеличивалась корреляция между дозой облучения и числом (концентрацией) измененных эритроцитов. Возможно, что действительно, человек сам по себе является как бы «дозиметром» количества полученной им радиации. Уже строились планы возможности иммунизации этими редкими измененными эритроцитами (или подобными клетками) крупных животных, чтобы получать от них плазму, содержащие антитела, возможно, к каким-то общим свойствам поверхности оболочки подобных «редких» клеток. Можно было бы в будущем уменьшить риск возникновения лейкемии у людей, работающих в атомной промышленности (и не только в этой области!). В дальнейшем же все произошло почти полностью как у Козырева... Лучше всего о его научной ситуации читать в статье М.В. Вороткова  https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=228.0 .
Нетрудно заметить, что вышеприведенные лабораторные исследования практически полностью соответствуют алгоритму построения АМКЛ. Массив исходных данных – облученные и необлученные люди или лабораторные животные («исток» по Левичу [7]). Упорядочение окрестностей состояний объектов и последующие операции – определенная последовательность применения плазмы контрольных необлученных людей или животных («время» в терминах Левича [7]). Вычисление модели – построение графика зависимости концентрации эритроцитов-мутантов в зависимости от дозы радиации в рентгенах («сток» [7]).
Все это происходило в 1959 году – лишь в этом, 2011 г., т.е. 52 года спустя, появилось сообщение, что западным ученым удалось выявить в крови образования, соответствующие некоторому измененному гену, возможно, вызывающему рак...
Возвращаясь опять к статье [8], можно сказать, что в частности, эволюция жизни на Земле является прекрасным примером реальности идей Н.А. Козырева относительно его обобщенного понятия Времени. Величественный мутационный процесс (рост энтропии, ее «исток»), возникающий из-за различных форм воздействий, включающих также воздействия космических частиц и излучений, является действительно источником, создающим в своем внутреннем «абсолютном Времени» (в последующем дарвиновском эволюционном процессе) новые потенциально возможные формы жизни. Это все ее формы, начиная с «обрывков» ДНК и полипептидов, вирусоподобных образований и вирусов, далее со временем, раковых клеток и кончая возникновением новых видов. В антропологии проблема внезапного появления нашего вида, человека разумного (и соответственно, как полагают, возникновения речи), возможно, также связана с мутационным процессом [10]. Генетика также объясняет механизм «стока» энтропии, другими словами, процесса роста негэнтропии, роста информации при половом процессе (рекомбинации генов). В течение жизни в ДНК всех клеток, в том числе и в гаметах, при воздействии многих факторов происходят различные «поломки», поражение некоторых генов. В половом процессе совершается как бы «сверка» или сопоставление кодов родителей (кодов, характерных для данного вида). При нарушениях кода у одного родителя некоторые из нарушений  могут быть восстановлены за счет кода другого. По сути дела описанный выше метод применения набора антител для удаления по возможности «своих» эритроцитов и выявления «чужих» весьма сходен с этим процессом «сверки» генетических кодов облученного и необлученного человека. Цель экспериментатора тогда была в получении информации о зависимости числа таких «поломок» ДНК от дозы ионизирующей радиации.
Для астрономов, конечно, была бы также интересна гипотеза Н.А.Козырева об итоговом сохранении количества информации во всей Вселенной. Солнце, звезды, вспышки Сверхновых, исследования весьма далеких глубин Космоса дают нам примеры «истоков» доступной, во всяком случае, для нас информации. «Сток» такой всей накопленной информации (вместе с нами – с материей и излучениями) совершается в Черных дырах, возможно, согласно этой гипотезе, для сохранения  общего «баланса» количества информации. Что происходит далее, мы не знаем.   

30.11.2011 г.

В. Щеглов
«Последнее редактирование: 03 Февраль 2015, 08:54:03, Ярослав»

« #12 : 03 Декабрь 2011, 21:56:51 »
Здравствуйте, Виталий Николаевич!

удалось сопоставить структуру Нагорной проповеди и библейских заповедей с этапами построения АМКЛ
А можно чуть поподробнее об этом? И главное - смысл? Разве в Нагорной проповеди и в библейских заповедях "структура" имеет какое-то значение? Какое?

Возможен диалог с Природой уже не в переносном, а в прямом смысле, в смысле контакта и взаимодействия  сознательных сущностей.
Это очень интересно. Можно тоже чуть поподробнее рассказать - как? (И лучше - на языке, понятном гуманитариям: без математических формул и т.д. - если это, конечно, возможно и не будет профанацией "предмета.")

Спасибо.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнВиталий Щеглов

  • В. Щеглов
« #13 : 03 Январь 2012, 12:35:02 »
В отношении интерпретации структуры библейских заповедей. Здесь используется знание самого алгоритма построения интуиционистских моделей, т.е. самого конструктивного процесса получения выводов – конечно, желательно почитать это хотя бы во введении в статью и далее ссылки! Если этот этап пройден, то будет и понимание. Примеры: «Блаженны нищие духом...» – это исходное состояние перед вычислением новой модели (выводов), это tabula rasa, нет отягощенности старым учением (~ фарисеев и т.п.). «Блаженны плачущие...» – разбиение всех людей на 2 класса: на «плачущих» («ищущих истину») и на «не плачущих». Введение логики. Уже одного этого достаточно, чтобы начался процесс вычислений. «Любите врагов ваших...» – В общем случае целью исследования является некоторый код, кортеж значений обычно двоичных переменных на выходе y1, y2, y3, ..., например, 101011…, который произошел в результате исходных разбиений значений переменных выхода по их медианам и задания целевого значения («блага») для каждой yi. Вычисляется исходная модель и рассматривается вывод с наибольшей оценкой; там оказывается: «Это только для наших ближних» (это библейская заповедь). Далее включается механизм перебора, «покачивания» точек разбиения около исходных и каждый раз вычисляются новые модели, там оказывается: «Это для большего числа людей», «А это для максимально возможного их числа» и т.д. – в соответствующие выводы (предикаты) могут включаться и некоторые исходные «враги». Весь этот процесс можно интерпретировать в данном случае как поиск понимания всего общества в целом, взятия вины на себя, как например, для врача-психиатра, наблюдающего после предварительного лечения безумные поступки своего больного паранойей: «Не вылечил – я сам виноват, надо теперь продолжать лечить!» Сходная ситуация описана в моих воспоминаниях... Вообще, процесс циркуляции обратных связей весьма характерен при вычислениях интуиционистских моделей в динамике. Одной этой заповеди достаточно, чтобы восхищаться Нагорной проповедью Христа!
 Лучше всего здесь было бы прочитать мою статью в samlib.ru «Нагорная проповедь: сопоставление  с алгоритмом  построения алгебраических моделей интуиционистской логики», там же в качестве приложения помещена моя старая статья «Библейские заповеди как программа обучения» – написана на вполне доступном уровне. В samlib.ru можно также просмотреть мою книгу «Творческое сознание...», там описан алгоритм применения сложного критерия цели.
В отношении «разговора» с природой. Здесь, конечно, тоже желательно хотя бы просмотреть послесловие к книге «Творческое сознание...», там приведена обобщенная точка зрения, которая, в общем, характерна для большинства философов. Для математиков наиболее интересно высказывание Платона о реальном существовании некоторого вневременного идеального мира понятий (информационной основы мира). Здесь же я приведу лишь свою точку зрения как вычислителя, имевшего дело с большими массивами эволюционирующих во времени данных. Прежде всего, этот «разговор» соответствует любым экспериментам или наблюдениям и последующему вычислению моделей. Лучше всего здесь читать В.В. Налимова (для начала – его книгу о планировании экспериментов), см. также мою статью «Теория смыслов Налимова как одна из интерпретаций алгебраических моделей интуиционистской логики» (моя книга и статья в samlib.ru). 
 Когда вы вычисляете модели, т.е. когда пытаетесь «разговаривать» с исследуемым объектом на своем языке введенных переменных, используя уже имеющуюся свою базу исходных теорий, которые задают свои правила языка, вы всегда получаете, естественно, «ответ» объекта на вашем же языке.  – «Как спрашивали, так я вам и отвечаю». Этот постепенно усложняющийся диалог с объектом (увеличение словаря, усложнение грамматики  используемого языка) есть по сути дела некоторое постепенное согласование каналов связи между экспериментатором (или, по крайней мере, наблюдателем) и объектом (или субъектом). Если этот объект сложен (например, экология), всегда возникает впечатление, что вы «разговариваете» с весьма умным собеседником!  Уже вычислив модель, вы осознаете, что в самой природе, вне вас, в полученной вами выборке исходных данных уже заранее содержался ответ на ваш вопрос, но в контексте лишь вашей выборки, об этом всегда следует помнить. При попытке использования старой модели в новых условиях всегда возможны наши ошибочные действия. Здесь следует вспомнить сказку об одном амулете, который всегда выполняет наши желания – но в своем контексте, недоступном для нас. Эта проблема обычно понемногу разрешается путем создания более мощных теорий, которым соответствуют более сложные грамматики и больший объем словаря используемого языка. Ну и конечно, более оперативное слежение за объектом и ускорение вычислений...  Der Herr Gott raffiniert, aber boshaft ist Er nicht. – Господь Бог утончен, но не злонамерен (здесь бы я добавил: и в итоге обычно способствует нашим просьбам – но в Своем великом контексте!). О словесном оформлении диалога с таким объектом («Субъектом») можно не беспокоиться – всегда можно запрограммировать перевод семантики входа и итоговой модели на обычный язык. Возможно, это потребуется в будущем лишь для ускорения самого процесса обучения такому диалогу.   

В. Щеглов

« #14 : 25 Март 2012, 17:32:20 »
Согласен с тем, что материя зависит от времени, но причину вижу в другом

Возьмем знаменитое E=m*c2.
Масса, как и энергия (с основным измерителем - температурой) не может быть отрицательной.

|E| = |m|*c2.
или
0=|E|+|m|*c2

Чему противоречит? Вроде бы ничему. А интерперетация? Распад вакуума на вещество и энергию!

http://edgeways.ru/forums/read.php?15,212811,232211#msg-232211

Закон сохранения энергии гласит, что энергия не исчезает, а переходит из одного вида в другой. Мудрые авторы не наложили запрет на появление энергии, аналогично тому, как закон не уменьшения энтропии не запрещает ее возрастание.
 
Рассмотрим звуковые волны. Волна может создаваться как расширением (взрыв), так и схлопыванием вакуума (нарушение целостности кинескопа телевизора или растягивание двух половинок шара с вакуумом из школьного учебника физики). При этом звуковые волны отличаются последовательностью смены давлений, но не передаваемой энергией.
 
Нет оснований считать, что квант может быть только "порожденным" (аннигиляция электрона и позитрона), и не может быть "занятым у пространства" (необратимая флуктуация вакуума).

В связи с этим возникает гипотеза о возможности самопроизвольного "распада" вакуума на вещество и энергию: 0=E+m*c^2. Полностью гипотеза выглядит следующим образом: "Во Вселенной происходит автокаталитический распад вакуума на вещество и энергию".

Это соответствует философскому определению движения, как неотъемлемому свойству материи.
 
Проще вышеизложенную мысль можно высказать в следующей форме: чем больше в каком-либо месте вещества, тем больше его образуется. Например, в настоящее время считается фактом, что планета Земля увеличивает свой диаметр со скоростью 1 мм в год.

Естественно, при обычном восприятии гравитации, вся Вселенная должна быть одним громадным квазаром. Поэтому теория гравитации тоже нуждается в переработке.

http://edgeways.ru/forums/read.php?15,212811,232208#msg-232208

Одна из современных гипотез "Большого взрыва" предполагает модель расширения, которая начинается с одномерной струны, затем приобретающей второе и третье пространственные измерения. Причем одномерное расширение предполагается со сверхсветовой скоростью (почти мгновенно до размеров существующей Вселенной).
 
Поскольку физика предполагает одно такое явление, то не исключено, что такие струны (сверхмалой энергии) появляются во Вселенной постоянно, а вероятность их столкновения с нуклоном (протоном или нейтроном ядра атома) приблизительно пропорциональна массе вещества. В случае такого столкновения струна может передавать нуклону импульс, при этом прекращая свое распространение.
 
Таким образом, тело создает в стохастическом поле таких струн тень, а находящееся в этой тени другое тело будет, направляемое действующими на него с других сторон другими аналогичными одномерными струнами, перемещаться в сторону источника "тени", притягиваться к нему.
 
Поскольку скорости распространения струн являются сверхбольшими, затормаживание движущихся тел в таком поле практически незаметно. Возможно, интенсивность поля, создаваемого такими струнами, а, соответственно, постоянная тяготения, может обладать разными значениями в разных точках пространства, и определяться, например, "температурой" вакуума.
 
При этом подходе тяготение обладает не притягивающей, а "расталкивающей" природой, что соответствует ускоренному расширению видимой Вселенной. Также постоянный процесс распада таких струн может являться источником мюонов, постоянно возникающих в пространстве, в том числе в детекторах, их регистрирующих.

В соответствии с предположением о "расталкивающих" гравитационных струнах, случайно появившееся в каком-либо месте пространства вещество начнет распространяться во все стороны. Ничто не запрещает появлению в пространстве нескольких таких "источников вещества" в разных местах в разное время. Этим может объясняться видимое распространение вещества в форме нескольких гигантских сфер (см., например, статью: Александр Грудинкин, "Мыльные пузыри Вселенной", журнал "Знание-сила", № 3 за 2003 год [www.znanie-sila.ru] ).

«Последнее редактирование: 25 Март 2012, 21:52:46, Palex»

« #15 : 26 Март 2012, 01:47:10 »
Здравствуйте, Palex.

Всё-таки Теория Времени и вся философия физики Козырева о другом и имеет дело с Живой составляющей Вселенной. Вы же остаётесь внутри главной научной парадигмы: Вселенная - это мёртвая материя, подчиняющаяся тем или иным законам. Надо эти законы исследовать, чтобы понять, КАК всё это устроено. То есть - Вы и Козырев о разном. Грубо говоря, Вы о том, как сделан организм, как там работают его ткани, сосуды, клетки, какие идут в них реакции и т.д. А Козырев ведёт диалог с Личностью, которая нам видится как организм (Вселенная). У этой Личности есть свобода воли, творческое начало - и это первично. А "тело", законы физики, материя - вторичны. Личность ведёт себя "как хочет", а законы определяют лишь физические процессы, протекающие автоматически. И эти законы созданы Высшим Творческим Началом, один из главных инструментов которого мы воспринимаем как Время.

Ссылку на Ваш пост я дам Фёдору Козыреву и Михаилу Вороткову на встрече 30 марта. Они компетентнее меня намного в чисто физических вопросах, меня же больше интересует сама философия Козырева, его принципиально новый подход к физике в частности и к науке в целом.
Спасибо.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 07 Февраль 2015, 06:46:21, Ярослав»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика