Иконология и иеротопия
Эстетика и теория искусства

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #1 : 15 Август 2018, 23:29:46 »
Эстетика атмосфер


Немецкий философ Гернот Бёме ввел недавно в философско-эстетический дискурс понятие «атмосферы», хорошо знакомое из повседневной жизни. Атмосфера – это пространство настроения и настроенное пространство. Мы сталкиваемся с атмосферами буквально везде: дома, на работе, на улице, в гостях, в фирменном ресторане, кафе или магазине, в парке, в саду и т.п. Атмосфера – это конденсированная в пространстве эманация выразительности вещей. Нетривиальность понятия атмосферы состоит в её существенно промежуточном положении между субъектом и объектом. Начать объяснение, как всегда, лучше всего на примерах.

Бёме начинал развивать свою концепцию с экологии и эстетики природы. Его ключевой пример атмосферы – это восприятие пейзажа или сада. Бёме к сожалению как-то робко и нерешительно применял свою концепцию к другим типам атмосфер, которых в жизни великое множество. Он лишь бегло касается атмосферы богослужения, которая, очевидно, имеет прямое отношение к иеротопии. Мне хочется начать с еще более очевидного примера, которого Бёме также не касается. Это – домашний уют, который во многом аналогичен сакральности. Сфокусируемся на отличиях эстетики атмосферы от классической эстетики произведений искусства.

Когда мы говорим «уютный дом», мы проецируем в пространство дома свои ощущения, которые мы объединяем в «чувство уюта». Уют требует присутствия в доме людей. Если Венера Милосская совершенна и в пустом музее, когда на неё никто не смотрит, то пустой дом не может быть уютным. Уют перформативен. Уют – это не собственное свойство дома, а его атмосфера, своего рода промежуточная среда между домом и людьми. Эта промежуточная среда нематериальна и субъективна, так как она не существует вне восприятия. Но она же и объективна, так как уютность дома может оценить каждый. Отдельные вещи теряют в ней свою индивидуальную объектность. Они коллективизируются в пространстве и растворяются в атмосфере, которая принимает на себя функции объекта. На вопрос, что же все-таки мы воспринимаем, когда нам уютно, следует простой ответ: атмосферу уюта! – или даже просто сам уют. Наконец, уют, также как и сакральность, создается совершенно конкретной и вполне осознанной деятельностью, которая часто следует стандартным рецептам-парадигмам (напр. Фэн Шуй). 

Каждый верующий, выходящий из церкви в «благодатном» настроении, свидетельствует о важности атмосферного аспекта чувства сакрального, о фундаментальном значении которого говорит и сама заповедь, запрещающая изображения Божественного. Не-изобразимости Божества отвечает не-образный аспект чувства сакрального, который и в христианской традиции ставится выше образного. К сакральной атмосфере применимо почти все, что мы Выше сказали про уют. Она также требует присутствия людей, в ней также коллективизируются и растворяются отдельные иеротопические компоненты, и она также становится воспринимаемым объектом. На вопрос о том, что верующий воспринимает в церкви, ответ будет один: «Благодать!» Наконец, сакральная атмосфера создается вполне осознанной деятельностью, которая называется иеротопическим творчеством (хорошо если творчеством, а не массовым производством).

Короче говоря, обычное произведение искусства более объективно, чем субъективно. Его образ как бы приклеен к самому произведению. Мы ищем образ Венеры Милосской в очертаниях её мраморных телес. Кажется, что даже будучи выброшена в межпланетное пространство, она не утратит совершенства. Атмосфера же, напротив, не существует без наблюдателя. Она принадлежит процессу взаимодействия субъекта со средой. Пусть атмосфера есть настроенное пространство, но сама эта её настроенность есть настроение человека.

Так как Бёме начинает с природных атмосфер, у него, естественно, возникает вопрос, кто же создает природную атмосферу? Ответ неожидан. Бёме пишет об активности самих вещей, об их «экстатичности», выходе за свои границы. Здесь уместно вспомнить о различии вещей от предметов или объектов. Вещь – это предмет, с которым мы вступили в смысловое взаимодействие. Вещь для нас что-то значит, а предмет – он, так, просто валяется. О предмет спотыкаются, а вещь убирают, достают или дарят. Вещь служит, она может подвести или быть надежной.  Вещи создают атмосферу, потому что хотят быть замеченными – таков один из аспектов нашего с ними фактического взаимодействия.

В заключение хочется удивиться, почему европейской философии понадобилось ~2400 лет (если считать от Платона), чтобы формализовать такое простое понятие, известное, наверное, еще первобытным людям? Мне кажется, причина этого философского убожества в доминировании в философии аналитического, расчленяющего направления, которое европейская мысль начинает преодолевать лишь в 21 веке. Со времен Платона и Аристотеля философия взяла курс на описание мира без человека, назвав его «миром, как он есть». Основным мерилом её успеха и главным детищем стал прогресс естественных наук. Аристотель был первым физиком в той же (а может и в еще большей) мере, в какой он был первым философом. Так что, когда философия отделилась от физики, она не могла не унаследовать тот же аналитический подход, который сработал в физике и химии. Нашему поколению предстоит собирать по кусочкам ту целостность человеческого космоса, ту естественную включенность человека в жизнь, которую  мы на интуитивном уровне ощущаем также хорошо, как эстетику атмосфер, и для которой также должен найтись некто, кто откроет рациональному познанию ту очевидность, которая ощущается всеми фибрами человеческого существования.

Литература
1. Bоhme G. The Aesthetics of Atmospheres. Edited by J.-P. Thibaud. – London&NY: Routledge, 2017. – 217 p.
2. Bоhme G. Atmospheric Architectures. The Aesthetics of Felt Spaces.  – Bloomsberry, 2017. – 199 p.
3. «Атмосфера» как фундаментальное понятие новой эстетики (сайт «Метамодерн»)


Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 15 Август 2018, 23:35:05, Андрей Охоцимский»

« #2 : 16 Август 2018, 12:25:45 »
Для полноты картины - несколько дополнений:

Со времен Платона и Аристотеля философия взяла курс на описание мира без человека, назвав его «миром, как он есть». Основным мерилом её успеха и главным детищем стал прогресс естественных наук.

Это утверждение справедливо, если вынести за скобки средневековую мистику и экзистенциальную философию 19-20 в.в. А также - всю русскую религиозную философию.

Одна из целей искусства - создание атмосферы, насыщенной творческими импульсами - у нас рассматривалась в теме "Что есть искусство? О разных подходах к искусству". К сожалению, тема не получила дальнейшего развития. Мы тогда только наметили, но не раскрыли те подходы к искусству, в которых творческая атмосфера становится целью, а не средством, и определяет ценность и значимость феноменов. В своей первой статье о Розе Мире как отношении, а не мировоззренческой системе ("Дух и буква") я понятие "атмосферы" тоже рассматривал как центральное, смыслоопределяющее. Также идея интерактивного Соляриса вытекает из творящейся в некоем коллективном творческом организме неповторимой соборной атмосферы. И эта атмосфера становится целостным содержанием всего ресурса, придающим новую глубину и новые смыслы каждому отдельному творческому содержимому. Понятием соборной  атмосферы применительно к искусству был наполнен и Серебряный век (сам культурный феномен - как неповторимая творческая атмосфера). Т.ч. понятие "атмосферы" применительно к искусству совсем не ново под Луной, но радует, что и объективистско-рационалистическая мысль дошла наконец до признания ценности этого чисто субъективного "критерия". А от него уже рукой подать и до мистического понимания искусства... Будет забавно наблюдать, как рационалистический дискурс начнёт вводить в сферу своего осмысления мистические стороны бытия, как их будет именовать и объяснять. Это действительно интересно.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #3 : 16 Август 2018, 14:33:06 »
И эта атмосфера становится целостным содержанием всего ресурса, придающим новую глубину и новые смыслы каждому отдельному творческому содержимому.

Ярослав совершенно правильно подхватил тему атмосферы в ключе расширения Бёмевского дискурса. Бёме понимает эстетику как пассивное восприятие (так она всегда понималась). А как насчет атмосферы как источника вдохновения? Как насчет атмосферы рабочего места? Как насчет атмосферы виртуального сообщества? Работа Бёме важна тем, что показывает пример осмысления атмосферы как категории. Я вижу в ней утверждение важности самого понятия и его осмысления, пусть далеко за пределами первоначального дискурса, начатого Бёме. Разработка понятия атмосферы может быть полезной как для концептуализации проблематики Розы Мира как реального сообщества, так и для более четкой конкретизации задач и механизмов иеротопии.

Это утверждение справедливо, если вынести за скобки средневековую мистику и экзистенциальную философию 19-20 в.в. А также - всю русскую религиозную философию.

Я мог бы написать для большей ясности "во времена Платона и Аристотеля" - так как выбор был сделан тогда. Азиатская философия тоже выносится за скобки. Все это утверждение, понятно, относится к общей, глобальной тенденции развития европейской философии. Имеется в виду именно рациональная философия, так что мистика, действительно, за скобками. Экзистенциализм можно отнести к первым попыткам преодоления аналитической тенденции, но именно попыткам, так как экзистенциализм в целом оперировал унаследованными от прошлого понятиями и дихотомиями. Современный европейский конструктивизм порывает с аналитическим багажом прошлого более решительно.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 16 Август 2018, 19:23:45, Золушка»

« #4 : 16 Август 2018, 19:45:22 »
Розы Мира как реального сообщества

Отдельное сообщество - частность, лишь одно из проявлений того, что можно назвать "атмосферой Розы Мира". Причём это сообщество может быть никак не связано ни с андреевской мифологией, ни с самим именем "Роза Мира". Под "атмосферой Розы Мира" я подразумеваю прежде всего такую духовную атмосферу, в которой непроизвольно возникают новые отношения человека ко всему, что его окружает и что входит в сферу его душевной жизни - к другим людям, к природе, к искусству, к науке, к религии, к истории и т.д., и т.п. И это атмосфера прежде всего творческая. Именно творческий импульс, передаваемый художником каждому, кто входит в общение с его произведением, становится главной целью искусства, его смыслом и оправданием, и это оправдание религиозное.

Азиатская философия тоже выносится за скобки.

Речь была об европейской философии, поэтому я не стал упоминать иные философские типы. Азиатская философия прежде всего религиозная, это её главное сущностное отличие от европейской философии, вернее - от философии гуманистической, безрелигиозной.

это утверждение, понятно, относится к общей, глобальной тенденции развития европейской философии. Имеется в виду именно рациональная философия, так что мистика, действительно, за скобками

Необходимо и здесь уточнение: это утверждение относится к философии гуманистического (безрелигиозного) этапа. И под рационализмом здесь прежде всего подразумевается безрелигиозное понимание мира (что в идеализме, что в материализме). Безрелигиозный идеализм якобы выводит свою традицию из Платона, а материализм - из Аристотеля. Но и то, и другое не соответствует действительной сущности их философии. Потому как ни философия Платона, ни философия Аристотеля не были безрелигиозными. Не была таковой и средневековая европейская философия, отделить которую от религиозного откровения и от христианской мистики совершенно невозможно. Противопоставление науки и мистики было ещё чуждо и Ньютону, и Паскалю. Русская же философия сразу зародилась как религиозная и никакого этапа отчуждения от христианской мистики в ней не было. Более того, она во многом питалась средневековой европейской мистикой, а не только и даже не столько православной аскетикой. Религиозное же понимание искусства было свойственно практически всем художественным русским гениям 19-го века, да и большинству самых глубоких дарований - 20-го.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #5 : 16 Август 2018, 21:51:18 »
Отдельное сообщество - частность, лишь одно из проявлений того, что можно назвать "атмосферой Розы Мира".

Я примерно то же и имел в виду. Я имел в виду концепцию сообщества, которое пытается жить (или живет) по принципам Розы Мира, в отличие от Розы Мира как таковое (т. е. книги, мифа или самого принципа). Любое сообщество, может и утопическое, но мыслимое как реальное, будет иметь атмосферу в смысле близком к Бёме. Через эту атмосферу будет осуществляться принцип (или дух) Розы Мира как таковой. Бёме кстати совсем не отразил того факта, что атмосфера может обладать властью. Она может затягивать как омут. Она может отнимать разум и вдохновлять на подвиг. Атмосфера может трансформировать людей.

Слово - это вышивка по ткани молчания.

« #6 : 16 Август 2018, 22:59:55 »
Бёме кстати совсем не отразил того факта, что атмосфера может обладать властью.

Только в том смысле - как и любовь обладает властью. Или как в евангельском смысле: "Он говорит со властью". Ничего общего с внешним насилием и вообще с насилием такая власть не имеет. Это власть - не свобода выбора, но когда уже сделан выбор. Это "диктат вдохновения".

Она может затягивать как омут. Она может отнимать разум и вдохновлять на подвиг. Атмосфера может трансформировать людей.

Это омут ввысь, а не вниз. И смотря что вкладывать в понятие "разум": рассудок, здравый смысл, ум, мудрость, наитие? Трансформировать тоже можно по-разному. Атмосфера пошлости тоже трансформирует, ещё как. И атмосфера фанатизма, и атмосфера биржи, наживы. В итоге мы всё равно придём к дуализму: культура-антикультура, добро-зло, Бог-дьявол. То есть, упрёмся в то свойство человеческой природы, которое называется "верой" и без которого никакие разумные концепции ничего не дают, только ещё больше запутывают.

В искусство нужно верить, и только тогда оно может оказывать на душу возвышающее воздействие. Никакая атмосфера без веры в высшее предназначение искусства, в его Божественный смысл, не сможет оказать сколько-нибудь серьёзного влияния ни на сознание, ни на подсознание человека. Всё закончится кратковременными восторгами, ничего не значащими для "жизни и смерти". И искусство перейдёт в разряд развлечений (шоу). Посмотрел, получил какое-то удовольствие, отвлёкся...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 17 Август 2018, 01:44:33, Ярослав»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #7 : 17 Август 2018, 00:01:38 »
Только в том смысле - как и любовь обладает властью. Или как в евангельском смысле: "Он говорит со властью". Ничего общего с внешним насилием и вообще с насилием такая власть не имеет. Это власть - не свобода выбора, но когда уже сделан выбор. Это "диктат вдохновения".

Понимаю, что Вы имеете в виду, но я имел в виду другое. Атмосфера может быть и плохой. В толпе, которая идет что-то громить, тоже есть атмосфера, которая может затягивать. В церкви есть своя атмосфера, в вакханалии и оргии - своя и очень даже сильная. Атмосфера - это способ коллективизации или  абстракции чувства, но на чувстве не написано, хорошее оно или плохое. У войны тоже есть атмосфера. На языке Д. Андреева атмосферы наверное можно связать с его духовными существами. Но атмосфера как категория не тождественна понятию "дух" (об этом после, если интересно).

Слово - это вышивка по ткани молчания.

« #8 : 17 Август 2018, 01:55:13 »
Понимаю, что Вы имеете в виду, но я имел в виду другое. Атмосфера может быть и плохой. В толпе, которая идет что-то громить, тоже есть атмосфера, которая может затягивать. В церкви есть своя атмосфера, в вакханалии и оргии - своя и очень даже сильная.

Андрей, а в чём отличие? Сравните:
Трансформировать тоже можно по-разному. Атмосфера пошлости тоже трансформирует, ещё как. И атмосфера фанатизма, и атмосфера биржи, наживы. В итоге мы всё равно придём к дуализму: культура-антикультура, добро-зло, Бог-дьявол.


На языке Д. Андреева атмосферы наверное можно связать с его духовными существами.

Скорее, с соборностью и женственностью.

Но атмосфера как категория не тождественна понятию "дух" (об этом после, если интересно).

Не тождественна, конечно. Как и мифологические существа у Андреева вовсе не "духи". Атмосфера ближе к душевности, но тоже не тождественна. Ещё ближе к соборности и женственности. Но и им не тождественна. Также близко понятие катарсиса, но не исчерпывается им тоже. Скорее, атмосфера - необходимое, но не достаточное условие для наступления катарсиса. В общем, это из разряда таких понятий, которые понимаются в контексте, символически, метафорически, но не могут вместиться ни в одно рациональное определение. Что же касается атмосферы собственно искусства, то это прежде всего атмосфера, насыщенная творческим духом, вдохновляющая.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

« #9 : 17 Август 2018, 08:25:11 »
Восхитительная тема - атмосфера, именно ее всегда пытаюсь создавать в пространстве вокруг себя и в творчестве... Не задумывалась, а ведь и правда, что "описание мира без человека" - основа научного познания.


ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #10 : 17 Август 2018, 13:46:58 »
Андрей, а в чём отличие? Сравните:
Извиняюсь плохо прочитал... чукча не читатель, чукча писатель  :)

Скорее, с соборностью и женственностью.
Я в данном случае имел в виду атмосферу земного мира (по Бёме), которую можно понимать как инкарнацию определенного метаисторического существа. Скажем, атмосфера государства есть форма земного существования (=инкарнация) какого-нибудь уицраора. Я вот это имел в виду. Можно конечно и само государство рассматривать как инкарнацию, а атмосферу как один из его атрибутов.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 17 Август 2018, 13:54:18, Андрей Охоцимский»

« #11 : 17 Август 2018, 16:36:29 »
Я в данном случае имел в виду атмосферу земного мира (по Бёме), которую можно понимать как инкарнацию определенного метаисторического существа.

Соборность и женственность разве не имеют отношения к земному миру? А всё сущностное в нашем мире так или иначе связано с метаисторическими и духовными сущностями.

Скажем, атмосфера государства есть форма земного существования (=инкарнация) какого-нибудь уицраора.

Ни в коем случае. Во-первых, не у каждого государства есть на изнанке мира паразит в виде уицраора. А во-вторых (и это главное!), считать земное государство формой существования (инкарнацией) уицраора в той же мере справедливо, как считать тело, заражённое глистами, формой их существования; или грешную душу человека - формой существования дьявола (отца греха).

Уицраор оказывает своё влияние на государство, заражённое уицраориальным духом, но на государство (состоящее из людей!) оказывают своё влияние и светлые сущности, и много ещё чего: всё то, что оказывает влияние на каждого отдельного человека. Государство, состоящее из людей, никак не может быть формой существования инфернальной сущности, иначе мы будем вынуждены считать души этих людей - не более чем клетками в организме демонического существа.

Можно конечно и само государство рассматривать как инкарнацию, а атмосферу как один из его атрибутов.

Нельзя. И даже культуру нельзя рассматривать как инкарнацию демиурга. И государство, и культура - создание людей. А вот на людей много кто (в т.ч. из иных миров) влияет. Но человек свободен. Для христианина неприемлемо считать человеческие сообщества инкарнацией какого-либо существа, то есть не имеющими своей свободной воли и полностью обусловленными волей этого существа. Пусть даже оно и светлое, Божественное. Между разными мирами существуют взаимосвязи, но они не каузальные, а символические (смысловые, а не причинно-следственные). И понятие соборной души в христианстве тоже не является её инкарнацией в наш мир, а души людей, причастные соборному единству, не являются частями соборной души, как клетки в физическом организме. Духовные взаимосвязи предполагают неизмеримо большую свободу воли у составляющих соборное единство частей, чем в биологических организмах. Поэтому прямое сравнение одного с другим чревато серьёзными искажениями смысла.

У нас вообще-то шла речь об атмосфере, создаваемой произведениями искусства. Если мы начнём здесь говорить вообще об "атмосфере" - как абстрактной категории, то не только нужно будет рассматривать человеческие сообщества (государство, церковь, другие объединения), но и Природу, в которой существует огромный спектр различной атмосферы (от физической до духовной, от тёмной и злобной до просветлённой и благой). Так мы уйдём в бесконечность, ибо всё живое и все создания живого на свете имеют свою атмосферу, оказывающую влияние на других живых существ.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 17 Август 2018, 16:44:35, Ярослав»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #12 : 17 Август 2018, 17:00:06 »
Ни в коем случае. Во-первых, не у каждого государства есть на изнанке мира паразит в виде уицраора. А во-вторых (и это главное!), считать земное государство формой существования (инкарнацией) уицраора в той же мере справедливо, как считать тело, заражённое глистами, формой их существования; или грешную душу человека - формой существования дьявола (отца греха).

Я, очевидно, не спец по уицраорам. Я думал, что уицраор - это дух государства. Значит, я не прав.

Слово - это вышивка по ткани молчания.

« #13 : 17 Август 2018, 17:11:31 »
Я, очевидно, не спец по уицраорам.

И слава Богу! Все "спецы по уицраорам", которых мне доводилось встречать, перенимали у своего предмета исследования на редкость суженное мировосприятие, доводя даже его до полной карикатурности. А заодно - и другие качества: злобность, мстительность, мелочность. Причём, наиболее это бросается в глаза даже не у апологетов уицраориального духа, сколько у борцов с ним (у этих - совсем беда: они уже ничего не видят на свете, кроме предмета своей оголтелой борьбы).

Я думал, что уицраор - это дух государства.

Только в том смысле, в каком и сам дьявол - дух греха. Уицраориальный дух - болезнь государства, как любой грех - болезнь души. Государство, в определённом смысле, есть то, что в Евангелиях называется "плоть" (не тело!), но в отношении больших соборных объединений, а не отдельной личности. А "плоть" поражена грехом, для государства - это прежде всего уицраориальный дух (гордыня, эгоцентризм, рассудочная узость, хитрость и т.д.) Государства состоят из людей, поэтому у них всё то же, что и у людей. Есть и Божественная природа, не только дьявольская. А есть и чисто человеческая, земная. Добро и зло всё-таки духовные категории, поэтому и уицраор - в определённом смысле "дух государства", вернее одно из проявлений, ибо много и других у духа государства.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика