Сетевая поэзия
Разговор о поэзии по поводу...

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #1 : 12 Февраль 2010, 19:50:47 »
Эта ветка возникла из обсуждения стихов Марата перед размещением их в Избранное.


Какой может быть вопрос? Конечно – в Избранное. Виноват, что я так и не собрался написать отзыв еще в январе, когда впервые увидел стихи Марата.

Меня радует, что продолжает жить традиционная поэзия; традиционная не в смысле отсутствия смелости и яркости, а в смысле опоры на неутраченные представления о цельном, гармоничном, завершенном. Это касается и поэтического языка и душевного облика автора, каким он вырисовывается за стихами. Радует музыкальность слова, точнее – музыкальность самого поэтического импульса, предшествовавшего слову, определяющего и плавный ритм развертывания мысли, и благородство рождающихся образов. 

В некоторых стихотворениях мне не хватает краткости, но это не упрек в разбавленности мысли, а констатация их принадлежности к роду поэзии, от которого, возможно, я просто отвык – где мысль излагается неторопливо, подробно. Такой повествовательный строй стихов можно встретить практически у всех поэтов, наряду с более концентрированными миниатюрами; и, конечно, он и сегодня имеет право на существование. И даже особенный смысл он имеет именно сегодня – как противовес современной раздробленности и безостановочному темпу сегодняшней жизни.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 05 Ноябрь 2014, 13:53:31, Ярослав»

« #2 : 14 Февраль 2010, 02:18:18 »
Теперь я могу с лёгким сердцем написать, что я думаю о стихах Марата.
Я вынес на обсуждение и проявил инициативу вот почему: мне симпатичен сам Марат, мне очень нравится, что он делает в разделе Ислам, который появился благодаря нему; я вижу, что в его стихах есть глубокое и, главное, пережитое автором содержание; что автор искренен и работает со словом. Но...

Но это ещё не поэзия, скажем точнее: пока не совсем поэзия (может, потом Марат и станет писать так, как пишется поэзия, не знаю, надеюсь: предпосылки есть). Не поэзия - по определению:  здесь форма и содержание взяты пока в отдельности. На готовое и пережитое содержание как бы надевается стихотворная рубашка, на готовое внутри содержание пишется внешняя форма. И эта форма - почти униформа - одна на все (с небольшими отличиями, не определяемыми до конца самим содержанием), эта форма почти не зависит от содержания и не вытекает из него. Зачем писать стихи, которые можно пересказать прозой без особых смысловых потерь? (Мне кажется, что в прозе даже выиграл бы автор.)

Именно - зачем?
На мой взгляд, всё, что можно сказать прозой, надо говорить прозой. К поэзии нужно прибегать в одном единственном случае: когда все другие способы даже не передать, а понять самому автору своё содержание уже исчерпаны. Как музыку нельзя пересказать словами, так и поэзию нельзя пересказать прозой. Более того, всё, что можно понять не думая стихами, не надо потом вкладывать в стихотворную речь. Стихи пишутся - как процесс познания; и только тогда форма органически выливается из содержания, сама становится содержанием, как человеческое лицо.

В поэзии их нельзя разделить. "Медный всадник" нельзя переписать прозой, а "Пиковую даму" нет никакого смысла переводить в стихи (её можно написать прозой, и только потому её нужно писать именно прозой! - только по одной причине: если можно прозой, не надо лишних средств: закон экономии средств в искусстве - главный формальный закон - художественное табу, которое нельзя нарушить, не убив самого искусства).

В поэзии Язык (именно с прописной буквы!) ведёт автора, используя его чувства, мысли, саму его жизнь - как средства, как строительный материал для Слова. В прозе автор ведущий, а язык - ведомый. В поэзии язык становится Языком - и потому имеет право быть ведущим, и автор обязан быть ведомым, потому что Языку виднее...

Когда автор ведёт, он пишет на языке. А поэзия - это живая творческая лаборатория Языка, где автор подмастерье.
И потому прекрасная форма в поэзии является гарантом истинности содержания: форма и есть само это содержание.

Я считаю, что в поэзии недопустимо одевать форму на готовое заранее содержание, что это кардинальное нарушение смысла поэзии и её целей в нашем мире. Содержание должно возникать в процессе самого писания стихов. А заранее продуманное являться только отправной точкой, поводом, но не причиной.

И ещё замечание. (Уже только формальное.) Но оно опять же вытекает из самого способа писания: обилие "больших слов": красота, мечта, вера, надежда, любовь, вечность и т.д. - обесценивает эти слова, - а это результат отделённости формы от содержания: форма становится безликой, обезличивая и само содержание: вместо глубины получаются штампы. Такие рифмы, как мечта-высота, высоко-легко - в большом количестве утомляют: перестаёшь удивляться и от этого перестаёшь верить автору, а жаль - автор пишет от сердца, от опыта и с умом...

Исключения, являющиеся поэзией и выделяющиеся сразу (и по смыслу и по форме - по их единству): "Кони лет" и "Миг творения" (из-за них и попросил более полную подборку) И ещё гимны хороши: "Deutsche Myth", Мой край (Кавказ), О Чаше Грааля, Сердце Матери.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 22 Февраль 2010, 07:12:33, Ярослав»

« #3 : 14 Февраль 2010, 13:18:10 »
Не могу сейчас ответить подробно. Скажу кратко: с определением специфики поэтического творчества полностью согласен. Так же идет и у меня процесс создания музыки: нужно уловить нерв, интонацию, язык, а дальше они сами ведут автора, заставляют его делать неожиданные для себя открытия. Но с оценкой стихов Марата соглашусь не вполне. Я не случайно написал о музыкальности первичного творческого импульса, я у него это чувствую. Иногда есть и корявости, и излишне традиционные обороты, но в целом достоинства для меня перевешивают недостатки.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 23 Февраль 2010, 20:28:51, Е. Морошкин»

То ли мой процесс читательского вживания в нового для меня автора идёт бурно, то ли сам автор идёт бурно... Но эти мои рассуждения "о поэзии и непоэзии" всё больше отрываются от стихов Марата, которые живут самостоятельной и не нуждающейся в рассуждениях жизнью. Мысли свои "о поэзии и непоэзии" не меняю, они плод опыта, но от стихов Марата отделяю их (как ненужный привесок.)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Благодарю, Евгения Морошкина и Ярослава за критику, посвящённую моему стихотворному творчеству!

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 15 Июнь 2010, 17:48:14, Марат»

« #6 : 15 Октябрь 2010, 08:06:14 »
Ветер перемен - название ветки...
Ветер. Перемен.

Ну что ж, внесу я свою ложку дёгтя в эту бочку мёда. Если автор раздела скажет, что это здесь не в тему (портит впечатление), с лёгким сердцем удалю.

1988-89 годы. Ветер перемен - и в стране и в моей личной судьбе. Перевернулась жизнь "с ног на голову". Прямая дорога: элитная школа, все сессии на отлично - через мясорубку армии пропустив, - пошла вразнос, оглушив неизвестно откуда свалившейся страстью писать слова в столбик (много, в запой, десятками пьес в день). И никогда - за всю последующую - столько понимания и признания знакомых. Стихи, мягко говоря, плохие (вообще не стихи) - но в них было много огня и, главное, они были понятны сразу и любому: не могли не нравиться (по многочисленным отзывам). Но нашёлся один человек, кто сказал: это не поэзия, это рифмованные (и дурно) мысли и чувства. Искренне - да, но к искусству никакого отношения не имеет. Дневник, записывание эмоций в столбик (зачем?)...
Я отмахнулся... Но заноза попала в сердце. Аплодисменты стали "с душком"...

Этот человек спас меня. Ирина Юрьевна Баженова.
Мой вечный учитель, друг, читатель, критик, духовная мать.

И как же тяжко после оваций тех, кому на поэзию плевать (так показала дальнейшая жизнь: в лучшем случае для них поэзия хобби - у единиц; у большинства - ничто, в сравнении с бытом, карьерой, деньгами - даже не аргумент, ноль), страшно услышать суд того, для кого поэзия значит больше, чем житейская суета, чем комфорт души и тела. И страшен этот суд тем, что видишь: человек не врёт, человек знает, что говорит.

Какое сильное искушение - назвать их сухими интеллектуалами, оторванными от жизни, от людей (да к тому же - есть все основания - много именно таких было среди тех, кто посещал кружок  И.Ю.). Почти физическое чувство тошноты (как на карниз выходишь) подкатывало при взгляде на книжные полки - такое видение своей малости, невежества, недоступности этих вершин и этих объёмов, что хотелось отмахнуться, уйти от жуткого осознания собственного ничтожества, чтобы просто жить (как все - "друзья" и знакомые, в кругу которых так легко срывать аплодисменты, не прикладывая к тому никаких усилий: писать по позыву - каждое лыко в строку - десятками в день  - проще, чем прочитать одну страницу одной настоящей книги, без сравнения проще).

А на кружке - где сидят эти проклятые знатоки и интеллектуалы (злые и ядовитые) - не только похвалы не дождёшься, но чувствуешь подкатывающий под горло ком: мучительного осознания своего ничтожества - открыли окно в затхлом мире самообольстившейся души (опьяненной зеркалами своих стихов) - и дали возможность сравнить (и сравнил с подлинником - и ужаснулся)...
И от этого сравнения - хоть в петлю...

Почему не бросил? почему не оставил как хобби? зачем уединение и чтение - на долгие-долгие годы? Идиот! все "друзья" и знакомые, где так легки аплодисменты за твои (никакие) стишки, давно уже "уважаемые люди", "элита общества" - на мерседесах и в коттеджах, - не подступишься: ты для них давно - даже не ноль, а больной, сумасшедший, заразный - шарахаются. Раздражаешь, как тебя раздражали "книжники".
Это был выбор.

И благо - подлинное, настоящее -  та ложка дёгтя, тот холодный душ, что помогли тогда увидеть свои тексты (себя самого) не восторженными (опьяненными собой) глазами автора, а трезвым взглядом читателя-друга (не оценщика!), но друга, которому есть с чем сравнивать. Это был голос любви. И он спас. Спас от невежества, от самодовольства, от ограниченности - открыл двери из мирка в Мир, подарил общение с подлинной жизнью и подлинными друзьями сердца - вне времени, вне пространства. Только протяни руку - и беседуешь с другом... Кто встречал в жизни таких друзей? А ты сидишь и болтаешь с Гоголем и Шекспиром - с ними весело.

Ветер. Перемен...

Когда привыкаешь к высоте (опыт работы на куполе), проходит страх (уходит навсегда). Страх - главный враг любви. Страх - причина всех болезней (не только души, но и тела). Страх - самый страшный враг человека.
Победить страх - значит быть собой, войти в судьбу, довериться ей (без дураков, без страховок).

Максим даже не стал утруждать себя поиском другого текста (лень, видимо: читать надо, выбирать), пропел на мотив Высоцкого тот же, что и Ольга (она хоть какую-то работу проделала - выбрала; далеко не самое лучшее, кстати, что есть у тебя, Марат).
Легкие похвалы и легкая награда - самое опасное для поэта (будущего).

Те кто хвалит тебя сейчас - это те, кому нет дела до тебя как поэта - нет в принципе (если бы я повёлся в своё время на такие похвалы - меня бы давно не было на свете - это кончилось бы потом таким отрезвлением, таким похмельем, от которого только в бутылку или в могилу).
Тот, кто не щадил меня, кто показал мне мой уровень (уровень не по шкале "выше-ниже" - а по ограниченности: лужа и океан), кто дал мне возможность сравнить своё и подлинное, тот спас меня.
А ведь сколько раз подкатывало желание послать этих уродов!.. завистников и бездарей!.. и побежать к тем, кто восторгается... Но уже не мог, как раньше: "завистники и бездари" приоткрыли щёлку, помогли сравнить... и уже не отмахнёшься - внутри завёлся червь сомнения - и этот гнусный червь вытянул, вывел на солнце и свежий воздух из замкнутого на себя мирка тщеславия и самодовольства.

Тебя будут хвалить, Марат, те, кому плевать на современную поэзию, кому лень почитать (а ты читал?) стихи современных поэтов (в разделе КАРР), послушать песни на их стихи - песни! а не состряпанный за минуту на мотив Высоцкого душевный троян. Ладно меня, дурака (кто "оспоривает глупца", тот сам дурак, как Чацкий, - прав Александр Сергеич, ой как прав!), меня можно обвешать ярлыками: "с-ложно", "искусственно" и т.д. - но ведь у нас есть хорошие песни на хорошие и простые тексты (ау?.. - но как не слышат: не укладывается ведь в схему... - да и зачем?.. ну их, проще не выходить из дома, где тепло и ты среди своих).
Страшно - сравнить. (Легче закрыть глаза и нести чушь дальше.)

Уважает автора тот - кто видит его в развитии, кто ради него самого нынешнюю стадию не принимает. А кто принимает и хвалит без разбора - тот не уважает (ровня), тот пытается закупорить тебя в тебе, пока ты ещё "такой же, как мы" - свой в доску. (Именно - в доску.)

_________________

"Зачем жалеешь ты о потере записок Байрона? чёрт с ними! слава богу, что потеряны.
Оставь любопытство толпе и будь заодно с гением...
Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врёте, подлецы: он и мал и мерзок — не так, как вы, — иначе." (Пушкин - Вяземскому)

_________________

Прикрепил сюда пост из ветки Марата в Стане (флуд, последовавший за ним, удалён в Дальний Ящик вместе с флудом из Свободы слова).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 05 Декабрь 2014, 17:09:35, ВОЗ»

« #7 : 15 Октябрь 2010, 14:09:53 »
У всех был тяжёлый период в те времена, а те кто мыслят и чувствует всегда ощущают времена по-иному. Поэзию я выбрал или она меня, не от того, что это влекло меня в призрачный зал славы в сообщество знаменитых поэтов. Это мука Прометеева для сердца, которое истязал острый клюв невежества и пошлой славы этого мира, этого общества. Она зарождалась во мне давно, ещё на просторах старинной Персии и на улочках довоенной Германии, под парусами флибустьеров в открытом Океане и в жарких битвах в кельтских горах. В этой жизни, читаемые, горящими в порыве духовной жажды глазами, строки из Корана, пробуждали во мне скрытое в душе Слово Божье. Поэзия для меня - это часть поклонения Богу.
 
Я не к чему не привязан, я всегда готов уйти в горы, в море, оставив то, что уводит меня от Слова Духа. Я так и живу. За последние 7-8 лет я прошёл сотни городов, знал сотни и сотни людей... Если люди поют, они поют не для меня.

Поэзия моя - это продолжение молитвы - д'уа. Иногда и сама молитва. Как можно ожидать, что за молитву похвалят.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 15 Октябрь 2010, 15:35:36, Марат»

« #8 : 19 Октябрь 2010, 01:34:42 »
О поэзии и поэтах.

Первое определение - Мандельштама - одного из самых больших Мастеров в русской словесности за всю её историю, сделавшего для нашего языка - для его развития - пожалуй, больше всех в 20-м веке, а язык - во многом определяет "структуру" национального лица и исторический путь нации, который  - как в лаборатории - моделируется в языке и в его высшей форме, что знает на земле человек, поэзии.

Не прихоть полубога, а хищный глазомер простого столяра.


Второе определение Башлачёва - самого мистически одарённого русского поэта конца прошлого века, мистически - как связь с национальной Душой и национальной стихией русского народа; больше чем Высоцкий, у которого стихийное начало превалировало над мистическим чувством народа.

Пусть не ко двору эти ангелы чернорабочие. Прорвется к перу то, что долго рубить и рубить топорам. …


Чернорабочие искусства милее музе, чем её восторженные обожатели... (Так чувствую Её.)

Очень советую Марату (надеюсь и верю, что наше общение с ним ещё состоится - на другом уровне и в другом тоне: вся бесконечность впереди у нас... а дорога общая, встретимся и обнимемся как равные, как братья - верю в это! - сроков не знаю, никто сроков не знает) - прочитать стихотворение Мандельштама (а ещё лучше заучить его - как путеводную "инструкцию" для поэта - очень оно отрезвляет! - знаю по себе):

                                          О.Э. Мандельштам.

АДМИРАЛТЕЙСТВО

В столице северной томится пыльный тополь,
Запутался в листве прозрачный циферблат,
И в темной зелени фрегат или акрополь
Сияет издали, воде и небу брат.

Ладья воздушная и мачта-недотрога,
Служа линейкою преемникам Петра,
Он учит: красота - не прихоть полубога,
А хищный глазомер простого столяра
.

Нам четырех стихий приязненно господство,
Но создал пятую свободный человек.
Не отрицает ли пространства превосходство
Сей целомудренно построенный ковчег?

Сердито лепятся капризные медузы,
Как плуги брошены, ржавеют якоря -
И вот разорваны трех измерений узы
И открываются всемирные моря!


1913


Подчёркивание моё

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 19 Октябрь 2010, 02:19:43, Ярослав»

Цитата: konung
я плохо знаю тот период русской литературы, о котором вы говорите (бегло - Блока, едва - Волошина)
Спасибо за честность. Редкий поэт и читатель может признаться, что плохо знает Серебряный век: для такого признания смелость нужна определённая :)
А какой период знаете лучше? У каких мастеров учились? Что вообще - на сознательном уровне - близко в русской поэзии Вам? (Любопытствую - потому как очень интересно стало.)

Цитата: konung
так что "совпадения" и "попадания" основаны на глубинном внутреннем родстве, это уже не мода и от этого так просто не избавишься, что самое страшное
В бессознательном мы всё знаем, а при чтении лишь переводим на уровень сознания. Если Вы пишите интуитивно, то не исключено подражание на бессознательном плане. Страшного в этом ничего нет, разве что любое подражание с одной стороны учит писать, а с другой - затрудняет путь к своему подлинному поэтическому лицу. Избавиться в данном случае от излишнего сходства проще простого как раз: надо лишь хорошо ознакомиться с этой эпохой в русской поэзии, перевести её на сознательный план, тогда сразу будет видно "откуда ноги растут" (это у многих бывает - такое бессознательное подражание стилю и образному строю других художников, и проходит по мере знакомства с ними).

Цитата: konung
В стихах "Экранная химия" и "Я пригласил к себе пол-человека" я попытался затронуть темы современности. Но, возможно, опять получилась лишь игра теней...
А наше время вообще очень похоже на Серебряный век. И здесь очень дороги сходства-отличия, как в рифме. Это не игра теней, а смешение планов, просвечивание одной эпохи сквозь другую. Отслоить одну "картинку" от другой, опять же нетрудно - надо только вжиться в ту эпоху, и всё станет видно и слышно. Вообще переход от бессознательного творчества к более осознанному неизбежен, но мучителен порой, хотя очень интересен.

Спасибо за откровенность. И ещё раз - за уважение к слову и за здоровую реакцию на мою читательскую критику: такая реакция говорит об  уважении свободы другого, а значит - о внутренней свободе, что является залогом любого роста (человеческого и художественного).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 23 Сентябрь 2015, 04:23:23, ВОЗ»

Цитировать
Спасибо за честность. Редкий поэт и читатель может признаться, что плохо знает Серебряный век: для такого признания смелость нужна определённая
А какой период знаете лучше? У каких мастеров учились? Что вообще - на сознательном уровне - близко в русской поэзии Вам? (Любопытствую - потому как очень интересно стало.)
Для меня плохое знание это: пробежал глазами сборник, на чем-то остановился внимательнее. У Волошина и А Белого показались сильными лишь несколько стихов, остальные - резьба по дорогому металлу. Другие поэты (кроме Сологуба) произвели впечатление менее значительных. Разумеется, это не касается Блока. Блока я изучил лучше. Ближе всего мне "Снежная Маска" - по форме - это гениальное произведение, Блок его писал весь наэлектризованный и уже опытным поэтом. Стихи первого сборника, посвященные Прекрасной Даме, хотя и светлые по своей направленности, но показались мне неотчетливыми, местами откровенно слабыми.
Если брать сознательный уровень, больше всего меня захватывает Андреев, но подражать ему и учиться у него вряд ли кто может. Это мегалиты сознания, циклопические постройки апокалипсисов, чудовищные шествия народов по спиралям времен. Я мечтал бы когда-нибудь охватить душой стиха это грандиозное движение различных рас, существ, эпох, миров! Но пока стих капризно притягивает местечковых привидений и дает им жилище, как правило, такое же, как то, к которому они привыкли:закоулки, исхлестанные декадентскими дождями, символичные дворы-колодцы и квартиры, где через зеркало они опять попадают на круги своя...

Владимир Павлов

Волошина - времён революции и гражданской войны? - это резьба по металлу? а Путями Каина? (Или раннего Волошина? там согласен отчасти, но там он ещё не настоящий, хотя и мастер).
А Мандельштама, Анненского, Ходасевича, Ахматову, Гумилёва (последних двух сборников, не раннего), позже Цветаеву, Пастернака и Тарковского? Есть ещё Наталья Крандиевская, мало оцененный,  очень большой поэт.

Декадентство - это "среднее звено" (мода) - с вершинами Вячеслава Иванова, Бальмонта, Белого, Брюсова.

Как поэт Андреев уступает и Мандельштаму, и Ходасевичу, и Анненскому, и Волошину, хотя нет равных ему в монументальности и широте охвата (тут пожалуй, один Волошин рядом).

Скажу по секрету: научиться писать стихи намного легче, чем научиться читать их. Научившись читать, и писать начинаешь совсем по-другому: исчезают лазейки для подражания (по неведению) :)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Цитировать
Волошина - времён революции и гражданской войны? - это резьба по металлу? а Путями Каина? (Или раннего Волошина? там согласен отчасти, но там он ещё не настоящий, хотя и мастер).
Стихи не дышат и не звучат. В отличие от Блока. И монументальность там лишена трансфизических прозрений.
Цитировать
А Мандельштама, Анненского, Ходасевича, Ахматову, Гумилёва (последних двух сборников, не раннего), позже Цветаеву, Пастернака и Тарковского? Есть ещё Наталья Крандиевская, мало оцененный,  очень большой поэт.
Они не входят в очерченный вами круг. К тому же, три первых и два последних поэта все же, в большинстве своих стихов, второстепенные поэты
Цитировать
Как поэт Андреев уступает и Мандельштаму, и Ходасевичу, и Анненскому, и Волошину, хотя нет равных ему в монументальности и широте охвата (тут пожалуй, один Волошин рядом).
Но как вестник он стоит неизмеримо повыше. Только читая Андреева, постоянно ощущаешь дверь времен и портал миров. Андреев был прежде всего прозаиком(гениальным), а как поэт ценен своей зарифмованной прозой



Владимир Павлов
«Последнее редактирование: 11 Май 2011, 08:12:59, konung»

Всё более-менее ясно теперь.

Если не увидеть и не услышать у Волошина в его поэмах о России и философских стихах в уши кричащих трансфизических прозрений, достаточно обычного неумения (за отсутствием опыта и желания) читать чужие стихи, то назвать Мандельштама, Ходасевича, Анненского, Пастернака и Тарковского второстепенными поэтами нужна определённая смелость (второй раз пишу об этой  Вашей смелости).

У меня последняя серия вопросов (тоже не первый раз их задаю): эта смелость достигается понаслышке или всё-таки при неоднократном прочтении? Если первое - то я смиренно и навсегда умолкаю в Ваших ветках, которые со временем объединю в одну. Если второе, то кого Вы считаете в 20-м веке не второстепенными поэтами, кроме Андреева?
Кого Вы вообще, кроме Андреева, любите и читаете: то есть тратите время на него больше, чем на написание своих текстов? Вы на писание тратите сколько (примерно) сил и времени сравнительно с чтением? Пропорционально количеству поэтов, сравнимых с собой любимым, или всё-таки своё писание важнее и нужнее?

Напомню, что в соседних ветках Вы так и не ответили на несколько важных вопросов от читателей, что не совсем вежливо.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 11 Май 2011, 18:31:22, Ярослав»

Номинальные прозрения у Волошина, конечно, есть, но ощущение нерукотворности встречается лишь в некоторых стихах (например, "На дне преисподней"). Ваших примеров я не увидел.
Пастернака вы в мой список включили по ошибке (два последних - это Тарковский и Крандиевская).
Цитировать
У меня последняя серия вопросов (тоже не первый раз их задаю): эта смелость достигается понаслышке или всё-таки при неоднократном прочтении? Если первое - то я смиренно и навсегда умолкаю в Ваших ветках, которые со временем объединю в одну. Если второе, то кого Вы считаете в 20-м веке не второстепенными поэтами, кроме Андреева?
Не понаслышке. Я готов взяться за анализ любого поэтического текста, который вы мне предложите и доказать свою позицию на деле. Разумеется, и у этих талантов есть гениальные прозрения, где они безусловные гении (не стоит приводить эти единичные стихи, они у всех на слуху). Но такое встречается и у талантов ХIХ века, например, у А.Толстого, Я.Полонского и А.Апухтина есть безусловно гениальные стихи, но абсолютными гениями их никто не назовет.
Кроме Андреева, я называл Блока, соглашусь с серединой вашего списка. Первостепенными для символизма можно назвать позднего Волошина, позднего Сологуба, местами - Белого и местами - Хлебникова.
Цитировать
Кого Вы вообще, кроме Андреева, любите и читаете: то есть тратите время на него больше, чем на написание своих текстов? Вы на писание тратите сколько (примерно) сил и времени сравнительно с чтением? Пропорционально количеству поэтов, сравнимых с собой любимым, или всё-таки своё писание важнее и нужнее?
Ибсена, например. Если выйти за пределы поэтической речи - Достоевского и Кьеркегора. Недавно потратил кучу времени на чтение трудов Набокова и Эренбурга. Проза первого и стихи второго - сильные вещи. А вот стихи первого и проза второго - это напрасная трата времени (ничего вы там не увидите).
На написание стихов я трачу ничтожное количество времени, поскольку я разделяю мнение Эренбурга, что писанные-переписанные стихи теряют качество убедительности. Поэтому черновик и чистовик у меня в основном совпадают. К тому же, я считаю, что имеет смысл запечатлевать яркие прозрения, дабы не множить количество никому не нужной макулатуры. Как видите, такие принципы сводят до минимума погружение "в себя любимого". Для меня ткань будущего стиха - это яркий образ, который не тождествен твоим переживаниям и выводит тебя за грани собственной личности, это целый ряд взаимосвязанных образов-событий. Чтобы воссоздать до точности эти видения, можно даже пожертвовать ассонансами ради образности. То есть настоящий поэт стремится до точности передать "увиденное". То есть, писать стихи для меня - это не просто сидеть где-нибудь в уютном местечке и рифмовать собственные впечатления и рефлексию, вроде того:"ой, какие у меня красивые две строчки получились, талантище я, талантище, надо еще придумать что-нибудь в рифму... вот она, рифма! сегодня я гений!.." Заметьте, самые лучшие стихи приходят к вам мгновенно, вас осеняет где-то на улице, в метро, среди трудов суетных, то есть, далеко не в подходящем месте, ваша душа в своих сумеречных чертогах творит их независимо от вас. Так что "писать", в некотором смысле, даже вредно: нарастив поэтические мускулы, можно не уделять должного внимания сохранению в чистоте родника прозрений. Окно в мир иной зарастет для вас, вам уже некуда будет деться от будней, и в мире станет на одного производителя штампов больше.
Замечательно ваше стремление заступиться за великие имена. Но я же называю некоторых поэтов вашего списка второстепенными не в том смысле, что они вроде как рядовые поэты. Тот же Анненский второстепенен в сопоставлении с Блоком, это понятно. Думаю, таких вопросов и возникать не должно.

Владимир Павлов
«Последнее редактирование: 13 Май 2011, 18:59:29, ВОЗ»

Цитировать
У меня есть то ли привычка, то ли вообще у меня так устроено восприятие: на чужую поэзию прежде сознания, прежде осмысления и критического анализа (последняя стадия, не всегда наступающая) - откликается какое-нибудь своё... Иногда - как созвучность, или оттенок, или - наоборот - по противоположности ("день-ночь", "белое-чёрное"). Пока не откликнется, не чувствую (как должно). Когда откликнется - появляется первый ключ, можно входить... Так и с классикой у меня. И с любым текстом, где услышу "поэзию" (неопределимо и не нужно).
На этот Ваш лирический цикл у меня откликнулось (по касательной, что ли, - и пока не понял почему) - вот это (если вдруг поймёте, почему, - скажите, ладно, мне самому интересно, ведь связь не лобовая совсем, и настроение почти без пересечений... и всё же, всё же - именно это откликнулось). Понятней - не скажу, не сумею.

Приснилось…

От нарядов утомилась,
разрыдалась донага
осень в парке. Ночь ложилась
на пушистые снега.

Утром солнцу улыбнулась,
обнажается земля.
Птичьим щебетом взметнулась,
шепчет в ландышах: твоя!..

Прошумит зелёным платьем –
звёздный август на хвосте.
Смотришь, жизнь прошла – в объятьях,
в женской, вечной суете.
Насчет вопросов, на которые я не ответил. Я помню этот вопрос. Я продолжаю над ним думать. Первый стих наполнен стихийностью: это царство исступленных стихий городских окраин. Стихийность мне близка - еще как! - это одна из основ моего вдохновения. Вторая точка соприкосновения - это ощущение постоянного движения жизни, ее текучести, изменяемости. Секунда - и жизнь прошла, в секунде была целая жизнь, вся жизнь была секундой. Помню, один критик никак не мог понять, как же можно было написать "струи града и дождей".
Цитировать
О струи града и дождей. - о пескоструйку, блин. Сколько надо выкурить и каким надо стать тормозом, чтобы град стал СТРУЯМИ?
Я ему написал, что я и звезды вижу спиралями, а не точками: за ночь их траектория как раз множество спиралей. После этого доктора филологических наук прорвало: такой блистательной критики я не видел еще никогда!
Цитировать
Несом я был куда-то прочь. - только русс кий на недоанглийском напихает столько страдательного залога, что любого инглишмена стошнит.


Вперёд с тех пор иду я твёрдо, - а раньше он шел нетвердо - то ли пьян, то лои инвалид.



Мои затравленные ноги. - собаками, грят, травили. И руки пугали - вы, гады, следующие.


Я шёл остывшими полями,
В тумане сбившийся с дороги.

Влекло меня среди обочин,  - 1) влекло? Твердо идущего? 2) среди обочин - НА ПОЛЯХ?!



Бессмысленных, как сон полей. - класс. Среди покорного мольберта и бессловесных самоваров.
Цитировать
Бежал, почти что не дыша.
И стала будто бы свободней - совсем как будто бы почти что ах если б где-то как-нибудь не воняет словами-паразитами.


Но Тень гналась, мой ум разыгрывая, - (буагага! гесс ху!")


Мой путь был вспять метелью выгравирован,   -
Не мог я страха превозмочь. - от того страх, что метель гравирует вспять - или оттого, что парой строф стала будто бы свободней душа?

Вдруг ты взялась из ниоткуда, -
Я встретил ту, кого искал.
И в каждой трепетной минуте
Неслись безумные века.

обожемой, ну что за рифмы. И что за рояль в кустах. Вдруг из-за угла в чистом полле крейсер. И ведь какая сила воли у лиргероя - только здесь проболталсяч, что не от тени бегает, от страха едва жив - а, типатого, он ее завлекает, а сам когой-то тем временем ищет...

Налились странной древней силой - именно "странной древней"? Старик Говард рукоплещет из гроба - это у него все непонятное было древней магией, привезенной из проклятого Востока через Марсель в трюмах римских галер.


Меня догадка вдруг пронзила, - а бывает так, чтобы догадка пронзала медленно и мучительно?
Смотрю и не могу сказать.

Да, ты и Тень – одно и то же.
Без темных снов мне жизни нет.

Так он вроде того - умер давно? Подточили его, такскыть, ствол?

Но стало знать мне невозможно,
Где смерть, где жизнь,где тень, где свет.

А раньше, сталобыть, он знал, где что - а теперь ему невозможно знать, где смерть где жизнь. Боже мой, какой феерически чудесный русский язык актеров-эмигрантов в хуливудских фильмах... "какие ваши доказательства", и все такое...

Эрго: выкрасить и выбросить. И не сметь даже в мыслях поднимать призрак Блока, чтобы до него не дошла вся глубина оскорбления
Я это все привожу опять же ради поиска параллелей и ответа на ваш вопрос. Вот такое вот восприятие времени свойственно именно нам с вами, но далеко не всем.

Владимир Павлов
«Последнее редактирование: 13 Май 2011, 19:00:50, ВОЗ»


 
Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика