Ислам в Розе Мира
Из уст суфия - из сердца мудреца...

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Идрис Шах. Путь суфиев

Публикую высказывания суфийских мудрецов из книги Идрис-Шаха, с моими второстепенными послесловиями, которые породили эти мысли.

Добавляй, Читатель, и ты свои комментарии, наверняка они не будут лишними, но дополнят мудрость этих слов, как капли дождя дополняют океанские воды, падая в них из толщ облаков.


СВЕТ

 Истинно любящий находит свет лишь, когда, подобно свече, он становится собственным топливом, расходуя себя самого.

Порой нам не хватает этого света внутри нас самих, и мы начинаем искать его в других объектах, как бы подключаясь к иным источникам свечения, что помогает нам жить, но не делает нас самих источниками света.
-----------------------------------------

 ИСТИНА

Она поставила в тупик всех знатоков ислама,
 Всех изучавших Псалмы,
 Всех еврейских раввинов,
 Всех христианских священников.


И продолжает ставить в тупик всех, потому как её не знает никто кроме Бога.


ЗАПЕЧАТАННАЯ КНИГА

Развитие человека - развитие того, кому дана запечатанная книга, написанная до его рождения. Он носит ее внутри себя до самой "смерти". Пока человек подвержен течению Времени, он не знает содержания этой запечатанной книги.

 Да мы не знаем ни сценария, ни механизмов нашего развития.  И если представляем его цели, то не осознаём их в натуральном явлении, тем самым, не используем обширный потенциал, заложенный в нас, призванный предоставлять нашему многосложному организму ресурс возможностей для их достижения и, собственно, самостановления.

УРОВНИ ИСТИНЫ

 То, что кажется истиной, есть словесное искажение объективной истины.


И лишь Слово Божие выражает Истину. Других же истин нет на земле, ведь всё преходяще, а истинно лишь то, что вечно...


 Я - ЖИЗНЬ МОЕГО ВОЗЛЮБЛЕННОГО

 Что делать мне, правоверные? Я не знаю себя.
 Я ни христианин, ни иудей, ни волхв, ни мусульманин.
 Ни с Востока, ни с Запада. Ни с суши, ни с моря.
 Ни с Копей Природы, ни с вращающихся небес,
 Ни от земли, ни от воды, ни от воздуха, ни от огня;
 Ни с трона, ни от сохи, от существования, от бытия;
 Ни из Индии, Китая, Болгарии, Саксонии;
 Ни из царств Ирака или Хоросана;
 Ни из этого мира, ни со следующего: ни из рая, ни из ада;
 Ни от Адама и Евы, ни из садов Рая или Эдема;
 Мое место - безместно; мой след - бесследен.
 Ни тело, ни душа; все - жизнь моего Возлюбленного...

Лишь совершенная монада может осознавать себя существом полностью предавшимся Аллаху и слитым с Ним и ни с чем иным.
----------------------
ДЖАЛАЛУДДИН РУМИ

 ОН БЫЛ ИМЕННО ТАМ

 Крест и христиан я испытал, от начала до конца.
 На Кресте его не было.
 Я пошел в индусский храм, в старинную пагоду.
 В них не нашел ни следа.
 К нагорью Герата я направился и в Кандарох.
 Всматривался.
 Не было его ни на вершинах, ни в низинах.
 Отчаявшись, взошел на вершину горы Каф.
 Нашел там только гнездо птицы Анка.
 Пришел в Каабу в Мекке.
 Не было его там.
 Спросил о нем у Авиценны.
 Вне сферы Авиценны был он...
 Я обратил взор в свое сердце.
 В этом, принадлежавшем ему, месте я увидел его.
 Он был именно там.


Разве не Христа обрёл этот ищущий? Разве не Бога искал он повсюду?!
 

КЕМ Я БУДУ

 Много, много раз прорастал я, траве подобно;
 Семьсот и семьдесят обликов испытал я.
 Я покинул царство минералов и стал растением;
 Царство растений покинул и стал животным;
 Покинул царство животных и стал человеком.
 Так зачем же страшиться исчезновения и смерти?
 Следующий раз я умру,
 Расправив крылья и перья подобно ангелам.
 Затем вознесусь выше ангелов --
 Куда ваше воображение не долетает. Я буду там.


О, это величайшее свидетельство суфия о реинкарнации, перевоплощении души и даже больше: о её вечном восхождении на пути совершенствования...


ДЕЙСТВИЕ И СЛОВА

Я даю людям то, чего они хотят. Я говорю стихами, потому что люди требуют их в качестве развлечения.
 В моей стране люди не любят поэзию. Я долго искал людей, жаждущих действия, но все жаждут лишь слов. Я готов указать вам действие; но никто не станет его выполнять. И потому я дарю вам - слова.


СОВЫ

 Лишь сладкоголосые птицы содержатся взаперти.
 Сов не держат в клетках.


ДУХ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ

Ступай выше - узри Дух Человеческий.

Тогда, когда Дух Человеческий, Монада, пребывает в одном из высочайших слоёв брамфатуры, в Ирольне.

 УСИЛИЕ

Свяжите двух птиц вместе,
 Они не смогут летать, хотя и будут иметь четыре крыла.

Не всегда объединённые усилия приводят к позитивному результату, а порой наоборот, парализуют индивидуальные силы и личностный рост.

 ЭПИТАФИЯ ДЖАЛАЛУДДИНА РУМИ

 Когда мы мертвы, не ищите нашу могилу в земле, но найдите ее в сердцах людей.


Те, кто наговаривают на суфиев, что они поклоняются могилам, явно не читали Руми, а то бы они приписали им что-нибудь ещё.


-----------------------------------
Абдул Кадир

УЧИТЕЛЬ И СОБАКА

 Учитель-суфий шел по дороге со своим учеником, как вдруг на них напала свирепая собака.
 Ученик пришел в ярость и закричал:
 - Как смеешь ты так вести себя по отношению к моему Учителю?
 - Она более последовательна, чем ты, - заметил мудрец, - ибо она лает на каждого, в соответствии со своими привычками и наклонностями; в то время как ты поклоняешься мне как своему Учителю, но совершенно не замечаешь достоинств многих просвещенных, которые нам встречались сегодня по пути, и не обращаешь на них никакого внимания.


О, как это знакомо! ;)
------------------

 ЛИК РЕЛИГИИ

 Сегодня меня зовут пастырем газелей пустыни,
 Сегодня - христианским монахом,
 Сегодня - зороастрийцем.
 Возлюбленный мой Троичен, и все же Един --
 Так же как эти трое в действительности одно.



Это суфий говорит о Боге. Мало, кто так интеррелигиозен, как суфий, при том, что он не думает о себе.

ЛИС И ВЕРБЛЮДЫ

 Лис убегал в ужасе. Кто-то спросил, что его встревожило. Лис ответил: "Верблюдов вербуют для принудительного труда". "Глупец, - сказали ему, - судьба верблюдов не имеет никакого отношения к тебе, ты даже отдаленно не похож на них". "Не скажи! - ответил лис. - Ибо если какой-нибудь интриган заявит, что я верблюд, кто станет хлопотать о моем освобождении?"


Вероятно отсюда и пошло выражение:"попробуй докажи, что не верблюд". :)

НАЧАЛО ТИРАНИИ

 Начало тирании в этом мире было ничтожным. Все добавляли к ней, пока она не достигла своих нынешних размеров. Ради получения половинки яйца, которую султан считает себя вправе взять силой, его войска насадят на вертел тысячу птиц.


ЛОШАДЬ И ВЕРБЛЮД

 Арабский скакун быстр, как стрела.
 Верблюд плетется медленно, зато идет день и ночь.


НЕВНЕМЛЮЩИЙ

Кто подает совет невнемлющему, сам нуждается в совете.

ЕДИНЕНИЕ

 Любовь становится совершенной лишь, когда она превосходит себя,
 Становясь Единой со своим возлюбленным,
 Приводя к Единству Бытия.






ПРЕДАНИЕ О МОИСЕЕ

 Однажды Моисей попросил Бога показать ему одного из друзей Божьих, и голос ответил:
 - Иди в такую-то долину, там найдешь одного любящего, одного из избранных, который следует Пути.
 Моисей пошел и отыскал этого мужа, одетого в лохмотья, снедаемого всевозможными насекомыми.
 Моисей сказал:
 - Могу ли я чем-нибудь помочь тебе?
 Человек ответил:
 - Посланец Господа, принеси мне кружку воды, я измучен жаждой.
 Когда Моисей вернулся с водой, он нашел человека уже мертвым. Он пошел поискать что-нибудь, чтобы прикрыть тело. Когда же вернулся, тело было без остатка съедено пустынным львом.
 Горю Моисея не было предела, он кричал:
 - Всемогущий и Всеведущий Единый, ты превращаешь в глину человеческие существа. Некоторые уносятся в рай, другие проходят через муки, одни счастливы, другие несчастны. Вот парадокс, понять который никто не в силах.
 Тогда внутренний голос сказал Моисею: "Этот человек положился на Меня в отношении питья, а затем отрекся от своего доверия. Он положился на Моисея в желании выжить, доверив-шись, таким образом, посреднику. Он был неправ, обращаясь за помощью к другому, после того как всецело предался Мне..."
 Твое сердце вновь и вновь цепляется за предметы. Ты должен знать, как сохранить связующую нить со своим истоком...


 "Илахи-Нама"

------------

 ТАЙНА СУФИЕВ

 Эта песня на урду известна среди последователей Сейида Мир Абдулла Шаха, святого чишта XIX века, храм которого находится в Дели. Цель ее - показать, что суфиев можно узнать по чему-то такому, что присуще всем им, но что выразить бессильны все наименования, ритуалы или регалии - хотя все это имеет некоторое отношение к таинственному внутреннему единству бытия.


 Я вижу свободного человека, сидящего на земле.
 Играет он на дудочке, вся одежда в заплатах, руки
 почернели от труда.
 Неужели это один из Великих Избранных?
 Да, о мой Друг, это Он!

 Три волны одного моря. Три царя в платье нищего.
 Неужели это Высшие Избранные?
 Да, о мой Друг, все это Он!
 Все ОН, все ОН, все ОН!
 Мусульманин, индус, христианин, иудей и сикх.
 Братья в сокрытом смысле - однако кто знает это
 внутренне?..
 О Товарищи Пещеры!
 Почему топор, чаша для подаяния?
 Почему овечья шкура, рог и шапка?
 Почему камень на поясе? Пойми: когда в твоей крови
 течет вино.

 Все - Он, мой Друг, все Он!
 Ты держишь путь к вершинам гор?
 Ты сидишь в храме?
 Ищи его, когда приходит Учитель,
 Ищи драгоценный камень в копях.
 Все - Он, мои друзья, товарищи, ВСЕ - ОН!

 Шейх Саади Баба,
 султан Ариф Хан,
 шах Валиуллах аль-Амир



Путь суфиев проходит недалеко от горних врат Аримойи...
-----------------------------

Бесполезно чудесное молоко
 От коровы, которая опрокидывает ведро.


 Хадрат Муин ад-дин Чишти
--------------------


 СТРУКТУРА РЕЛИГИИ

 Однажды, когда подвижник Омар перелистывал еврейскую священную книгу, Пророк Мухаммад сказал ему:
 - Ты слишком поверхностно относишься к этой книге. Если хочешь извлечь из нее пользу, ты должен стать иудеем. Быть совершенным иудеем лучше, чем быть несовершенным мусульманином; а баловство с этой еврейской книгой есть нерешительность и не принесет тебе пользы ни там, ни здесь.
 Твоя ошибка в том, что, поступая таким образом, ты есть ни то, ни другое. Ты ни веришь, ни не веришь. Каково же тогда твое состояние, как его описать?

 "Китаб-Илахи"




Вино есть мира кровь, а мир наш кровопийца, и как же нам не пить кровь кровного врага.

                                                                                                                                         Омар Хайам.


 Омар Хайам был крупным философом, ученым и практикующим наставником суфизма. Его имя широко известно в европейской литературе, главным образом благодаря Эдварду Фицджеральду, опубликовавшему в викторианские времена английский перевод ряда четверостиший Омара. Эдвард Фицджеральд - подобно многим востоковедам-схоластам - вообразил, что поскольку Хайам время от времени выдвигает существенно расходящиеся точки зрения, он должен был страдать психологической неуравновешенностью. Такое отношение, хотя и характерное для множества представителей академической науки, столь же обоснованно, как отношение человека, считающего, что если кто-то показывает вам нечто, он непременно должен этому верить; а если он показывает вам несколько вещей, то подлежит отождествлению со всеми ими.
 Но Фицджеральд повинен в гораздо большем, нежели в слабых мыслительных способностях. То, что он придал своим переводам Хайама характер антисуфийской пропаганды, не может быть оправдано даже его наиболее рьяными защитниками. В результате они норовят обойти молчанием эту поразительную непорядочность и вместо этого кричат о других вопросах.
 Учебные стихи Омара Хайама и других членов его школы, ставшие признанной частью его наследия, опираются на специальную терминологию и аллегории суфизма. Полное их исследование и перевод были осуществлены Свами Говиндой Тиртха в 1941 году и опубликованы под названием "The Nectar of Grace".
 Эта книга действительно является последним словом в осмысливании (насколько он может быть выражен на английском языке) наследия Омара. Любопытно заметить, что лишь немногие западные ученые используют этот основополагающий труд в своих толкованиях Хайама.
 В результате истинный Хайам фактически остается совершенно неизвестным.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 23 Сентябрь 2015, 04:42:28, ВОЗ»

                                                            ХАКИМ САНАИ

 Учитель Санаи жил в XI--XII веках и отмечен как первый афганский учитель, использовавший в суфизме тему любви. Руми признавал его одним из источников своего вдохновения.
 Религиозные фанатики пытались заклеймить его как отступника от ислама, но не преуспели в этом. Примечательно, что с тех пор духовные наследники этих ограниченных деятелей духовенства постоянно использовали его слова для подкрепления своих собственных притязаний. Когда суфийская терминология и структура речи усвоились религиозными поборниками настолько, что различие между суфиями и этими носителями поверхностных знаний стерлось, фанатики не раз весьма знакомым образом выдвигали утверждение, что Санаи вовсе не был суфием. Причина этого в том, что его мысли не легко согласовывались с сугубой религиозностью.
 "Огражденный Сад Истины", одна из величайших работ Санаи, построена таким образом, что многие места допускают несколько толкований. При этом происходит сдвиг в восприятии, подобный изменению фокуса при рассматривании какого-либо предмета. Если при толковании этой книги применять один смысловой ряд, перед читателем открывается очень интересно построенный учебный материал, почти строгая система.
 Санаи известен также своим "Собранием Птиц", внешне являющимся аллегорией поиска человеком высшего просветления. Его "Песни Дервишей" представляют собой суфийский опыт, выраженный языком лирики.

                                                                                           
                                                                                       
        (Идрис Шах. "Путь суфиев")

                                                               

                                                                    ПРИТЧИ САНАИ

                                                                      Миссия поэта


Санайи всегда считал, что поэтов с полным правом можно сравнивать с пророками и святыми. Но как-то раз он задумался над своей судьбой и пришел к печальному выводу, что почет ("маджд") и слава ("сана") есть только в его имени, а сам он этими достоинствами не обладает, да и прав на них не имеет.
Этими грустными мыслями Санайи поделился со своим другом и благодетелем Ахмадом ибн Масудом. Ходжа Ахмад стал утешать поэта, уверяя его, что у него нет оснований для печали. Но Санайи в ответ сослался на пророка Мухаммада и привел его изречение о том, что надеяться на блаженство может только тот, кто совершил добрые дела, или обладает полезными для других знаниями, или имеет потомство, которое после его смерти помолится о нем.
-У меня же ничего этого нет, - кончил свою речь Санайи.
Ходжа Ахмад не согласился с ним и рассказал по этому поводу притчу о том, как дочь Мухаммада Фатима пожаловалась отцу на свою нищету и наготу, а Пророк ответил ей, что она не видит собственного величия.
-Так и ты не видишь своего богатства! Добрые дела у тебя есть, ибо это не только материальные вещи, но и вообще любое добро, обращенное к людям, - сказал ходжа Ахмади продолжил: - Если даже только сад твоего лица цветет для друзей твоей улицы, то это уже доброе дело. У тебя же, Санайи, твои добрые дела - в твоих речах, и не в ученом пустословии о шариате, не в богословской схоластике и не в астрологии, а в твоих стихах содержится полезное знание. Твои стихи и есть твое потомство, и это потомство много лучше потомства физического.
И ходжа Ахмад, посоветовав Санайи немедленно приступить к созданию большой поэмы, обеспечил его на все время этой работы пропитанием и одеждой.
Так был написан "Сад истин".


                                                            Халиф Омар и дети


Однажды Омар подошел к группе весело игравших ребят. Увидев самого халифа, они испугались и разбежались. Лишь один остался перед халифом. Это был будущий знаменитый бесстрашный полководец Абдаллах ибн Зубайр.
Почему ты не убежал вместе со всеми? - спросил его Омар.
Зачем мне бежать от тебя, благородный халиф?! Ведь ты - не притеснитель, а я - не преступник. Тому, кто знает свою собственную сущность, все равно - что приятие, что отказ, что прекрасное, что злое. Халиф Омар подивился мудрости мальчика и выделил его для себя среди прочих.



                                                 О бренности земного бытия


Люди часто забывают о том, что жизнь быстротечна и вообще может оборваться в любое мгновение.
Нужно помнить о Ное, милостью Господа пережившем всемирный потоп, который, когда ему исполнилось девятьсот пятьдесят лет, со вздохом заметил:
- Господи, как коротка жизнь! Человек не успеет родиться, как ему уже приходится умирать!
Об этих словах Ноя постоянно помнил мудрец Лукман. Он жил в полуразвалившейся хибаре, и, когда его спрашивали, почему он ее не починит, он отвечал:
Для того, кто должен умереть, и это слишком хорошо!


                                                        Об истинной дружбе

Праведный халиф Омар, как-то, гуляя за пределами своего дворца, случайно набрел на компанию людей, заявивших ему, что они составляют тесное содружество и братство.
А как вы относитесь к имуществу друг друга? Бывает ли так. что вы расходуете имущество и деньги без ведома того из вас, кому они принадлежат? - спросил халиф.
Каждый из нас тратит только свое. О золоте и серебре друг друга мы ничего не знаем и не хотим знать, - отвечали ему люди из этого "содружества".
Халиф Омар задумался над услышанным и потом сказал:
-Дело у вас неладно, и об этом свидетельствуют ваши речи. Вы лишь тогда сможете считать себя близкими в сердце, когда будете без всяких недоразумений пользоваться золотом и серебром друга так, чтобы и заботы и деньги не были у вас врозь, чтобы не было у одного из вас огромных богатств, а другой в это же время нуждался в теплой одежде. Все у вас должны быть равны - и богач, и бедняк, и чтобы не было у одного золота и серебра больше, а у другого меньше. Вот тогда вы станете истинным братством людей.


                                                            Подлинная искренность


Три мусульманина отправились на войну с Византией, и вскоре все трое попали в плен и предстали перед византийским императором. Император повелел сказать им, что они будут помилованы, только если отрекутся от ислама.
Когда эта весть была передана пленникам, те стали обсуждать услышанное. Один из них - тот, который был законоведом, сказал:
-Обязательство, данное по принуждению, шариат считает недействительным. Я для вида отрекусь от ислама, но в душе останусь ему верным, и греха на мне не будет!
Второй из них принадлежал к потомству праведного Али, и, вспомнив об этом, он убежденно заявил:
-На Страшном суде мой великий предок за меня заступится. Я могу спокойно отречься!
Третий же в мирной жизни был развратником и гулякой. Он задумался над словами своих единоверцев и потом сказал:
-Меня никто не учил извращать законы, и никакие родственники за меня не заступятся. Поэтому я не могу отречься от своей веры и пойду на казнь. Может быть, я хоть таким путем - стойкостью в исламе - немного исправлю свою репутацию, ибо лучше быть убитым с добрым именем, чемпродолжать жизнь с тысячью грехов!
Так все и свершилось, а кто из них оказался более искренним, определит Господь.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 23 Сентябрь 2015, 04:43:25, ВОЗ»

Спасибо. Жду продолжения.

О, это величайшее свидетельство суфия о реинкарнации, перевоплощении души и даже больше: о её вечном восхождении на пути совершенствования...
Вот этот момент особенно интересен: отношение к реинкарнации авраамических религий. В частности Ислама.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

« #4 : 21 Июль 2010, 22:01:23 »
                                            Сказки дервишей


                                            СУЛТАН В ИЗГНАНИИ

 Рассказывают, что однажды султан Египта призвал к себе ученых мужей  и,
как часто бывает в  таких  случаях,  в собрании  разгорелся спор.  Предметом
обсуждений  было  ночное путешествие  Мухаммада.  В  предании говорится, что
Пророк был вознесен со своего ложа  прямо в небесные сферы. Он успел увидеть
рай и ад, девяносто тысяч раз беседовал с Богом, пережил еще многое другое и
возвратился на Землю в то время, когда его постель еще  не остыла, а сосуд с
водой,  перевернувшийся  при  его  восхождении,  даже  не  успел   полностью
опустеть.
     Некоторые считали это возможным благодаря различным измерениям времени.
Султан же утверждал, что это совершенно невозможно.
     Мудрецы  уверяли, что  для божественной  силы  все  возможно.  Но  этот
аргумент ничуть не удовлетворил монарха.
     Известие об этом споре разошлось и дошло, наконец, до  суфийского шейха
Шаха ад-дина, который тотчас же поспешил во дворец.
     Султан   почтительно  приветствовал  Учителя  и  оказал   ему   должное
гостеприимство.
     -- Я  вижу, --  сказал  шейх, --  что обе стороны  одинаково далеки  от
истины.  Поэтому  без  всяких  предисловий я  приведу  свое  доказательство:
предание  можно  объяснить  фактами,  поддающимися  проверке,  и  нет  нужды
прибегать к  голым предположениям  или  скучной  и беспопомощной "логической
аргументации".
     В  тронном зале было  четыре  окна. Шейх приказал открыть одно из  них.
Султан выглянул и ужаснулся: он увидел вдали на горе приближавшуюся к дворцу
несметную армию.
     -- Не беспокойтесь, это  всего  лишь мираж,  --  сказал шейх. Он закрыл
окно и открыл его снова: видение исчезло.
     Когда  открыли другое окно, султан в ужасе вскрикнул --  весь город был
объят пожаром.
     -- Это мираж, -- напомнил шейх.
     Он закрыл окно и открыл его снова -- город стоял невредим.
     Распахнули третье окно, и султан увидел, что жестокое наводнение грозит
затопить  дворец. Но и эта картина исчезла без следа, когда султан посмотрел
в окно  еще раз. В четвертом окне  вместо  обычной  пустыни  взору  открылся
райский сад, который также оказался иллюзией.
     Затем шейх попросил  принести сосуд с водой и предложил султану окунуть
на  мгновение  голову в  воду. Султан сделал это,  но едва он коснулся лицом
воды, как оказался один на пустынном берегу моря, в незнакомом месте.
     Не  помня  себя  от  ярости,  султан поклялся отомстить  шейху  за  его
колдовские чары.
     Вскоре  ему  повстречались дровосеки. Они спросили его,  как  он  здесь
очутился. Не желая  выдавать  им своего истинного положения, он  сказал, что
его корабль затонул, а ему удалось спастись. Они дали  ему кое-какую одежду,
и  он  направился  в  город.  Там  какой-то  кузнец,  увидев  его  бесцельно
слоняющимся по улицам, спросил его, кто  он  такой:  "Я  купец,  --  ответил
султан,  --  все  мои  товары  погибли  в  кораблекрушении,  мне  же удалось
спастись, но я остался нищим и голым. А эту одежду дали мне дровосеки".

     Тогда кузнец  рассказал ему,  что по  обычаю  их страны  любой пришелец
может сделать предложение  первой женщине, выходящей из бани, и она  обязана
дать согласие выйти за него замуж.

     Султан подойдя к бане увидел, как оттуда  выходила прекрас-ная женщина.
Он  спросил ее, замужем  ли она. Оказалось, что у нее есть  муж. Вторая была
безобразная, но, к счастью, и она оказалась  замужем. И третья была замужем.
Он подождал еще немного и увидел прелестную  женщину. Она сказала, что у нее
нет  мужа, но прошла  мимо него, видимо, ее оттолкнул его жалкий  вид. Через
некоторое время перед ним появился какой-то человек и  сказал: "Меня послали
отыскать здесь чужеземца в грязной одежде. Пожалуйста, следуй за мной".
     Султан последовал за  ним, и скоро они  вошли в великолепный дом. Слуга
провел его в  богато убранную комнату и оставил там одного. Прошел  час, и в
комнату  вошли четыре прекрасные  женщины в роскошных одеждах, вслед за ними
появилась пятая,  еще  более  прекрасная. Султан  узнал  в ней  ту  женщину,
которая ответила,  что  не замужем. Она приветствовала его  и объяснила, что
торопилась подготовить дом к его приходу и что ее холодность была всего лишь
соблюдением  обычая,  которого  придерживались все  женщины  этой страны  на
улице.

     Султана одели в изумительные одежды, принесли для него изысканные яства
и весь вечер услаждали его слух утонченной музыкой.

     Семь  лет  прожил  он со своей женой, пока они  не  растратили  все  ее
состояние.  Тогда  женщина сказала, что  теперь  он должен  обеспечить ее  и
семерых сыновей.

     Вспомнив своего первого друга  в этом  городе -- кузнеца,  султан решил
попросить  у него  совета.  Так как султан  не знал никакого ремесла, кузнец
посоветовал ему пойти на базар и наняться носильщиком. Он так и поступил.
     Но в первый же день работы, перетащив ужасно тяжелый груз, он заработал
только  одну  десятую часть того,  что было  необходимо  для пропитания  его
семьи.
     На следующий день султан пришел к морю и отыскал то самое место, где он
очутился семь лет назад, погрузив голову в сосуд с водой.  Решив помолиться,
он стал совершать омовение и, окунув голову,  вдруг увидел, что  находится в
своем прежнем дворце, рядом с шейхом и придворными.  Перед ним стоял сосуд с
водой.
     --  Семь  лет  в  изгнании,  о  злодей! --  заорал  султан,  --  семья,
необходимость быть носильщиком! И как ты не побоялся Бога всемогущего!
     -- Но ведь это  длилось  только одно мгновение.  Придворные подтвердили
слова шейха, но  султан не мог заставить  себя  поверить в это. Он уже хотел
было отдать приказ  о немедленной  казни  шейха, но тот, предвидя,  что  так
должно было  случиться, применил искусство, называемое "аль-кахайбат" (наука
об исчезновении), благодаря которому в мгновение ока переместил-ся в Багдад,
на много дней пути от столицы Египта.
     Оттуда он прислал султану письмо:
     "Семь лет прошло  для тебя, как ты  уже понял, в течение  одного  мига,
пока твоя  голова была  в воде,  --  это всего  лишь проявление определенных
способностей,  и твое переживание не  имело  особого  значения --  оно  было
иллюстрацией того, что может случиться.
     Ты спорил о том,  могла ли постель  не остыть, а сосуд не опустеть, как
об этом говорится в предании о пророке.
     Не  то  важно,  может  что-либо  произойти или не может,  --  все может
произойти. Важно значение происходящего. Пережи-вание Пророка имело глубокое
значение, тогда как происшедшее с тобой не имело никакой ценности".


     Утверждается, что любой отрывок в Коране имеет семь смыслов, каждый  из
которых соответствует состоянию читателя или слушателя.
     Этот  рассказ, как и  многие другие  суфийские  истории подобного рода,
подчеркивает  изречение  Мухаммада:  "Говори  с  каждым  в  соответствии  со
степенью его понимания".
     Ибрахим   Кхавас   формулировал  суфийский   метод   в   таких  словах:
"Демонстрируй  неизвестное  в терминах  того,  что  называется "известным" в
данной аудитории".
     Настоящий вариант рассказа  взят  из манускрипта, называемого "Ну-нама"
("Книга Ну") -- коллекция Наваба из Сурдханы, которая датируется 1597 годом.



                           ПОЧЕМУ ГЛИНЯНЫЕ ПТИЦЫ ВЗЛЕТЕЛИ

Однажды Иисус,  сын  Марии,  будучи  еще  ребенком,  вылепил  из  глины
маленьких птиц.  Увидев это, другие дети, не умевшие лепить птиц, побежали к
взрослым и пожаловались на него.
     Взрослые сказали:
     -- Непозволительно заниматься такими делами в святой  день,  -- ибо это
было в субботу.
     И  они  направились к  луже, у которой играл Иисус,  и, подойдя к нему,
спросили, где вылепленные им птицы.
     В ответ Иисус  указал на глиняных птиц, и в тот же миг птицы взлетели в
воздух и улетели прочь.
     -- Сделать  летающих  птиц невозможно, а значит, он не нарушил субботы,
-- сказал один из взрослых.
     -- Я хотел бы овладеть этим искусством, -- сказал другой.
     --  Это  не  искусство,  --  возразил  третий,  --  обыкновенный  трюк,
зрительный обман и ничего больше.
     Итак,  суббота не была  нарушена, волшебное искусство  так  и  осталось
никому  не  известным,  а что  касается  обмана,  то взрослые,  как и  дети,
обманули  себя сами,  потому  что  не ведали, с  какой целью были  вылеплены
птицы.
     То,  что в субботу запрещалось  чем  бы то ни  было  занимать-ся, имело
причину, которая была  давно  позабыта. Взрослые не знали того, как отличить
истину от лжи. Происхождение  волшеб-ного искусства и цель сотворенного чуда
были им совершенно не известны.  Поэтому все это  не имело  для  них никаких
послед-ствий, как было и с вытягиванием деревянной доски.
     Рассказывают,  что  однажды  Иисус   помогал   Иосифу-плотнику   в  его
мастерской.
     Одна  доска оказалась слишком  короткой, и тогда Иисус каким-то образом
вытянул ее до требуемой величины.
     Когда эту историю  рассказали людям, они сказали: "Но это же  настоящее
чудо, поэтому этот мальчик непременно станет святым".
     Другие сказали: "Мы  не  поверим в это до тех пор,  пока  не увидим все
своими глазами".
     "Этого не  может быть, -- сказали третьи, -- потому что этого не  может
быть никогда. Эту историю надо исключить из книг".
     Все эти люди с их  различными мнениями отнеслись совершенно одинаково к
этой истории, потому что цель  и смысл  утверждения "он растянул доску" были
им неизвестны.

Суфийские  авторы  часто ссылаются на  Иисуса,  как  на  мастера  пути.
Существует,  кроме  того, невообразимое множество  устных  преданий  о  нем,
популярных на Среднем Востоке, которые еще ожидают собирателя.
     В  несколько измненном  виде  эту  историю  можно встретить  во  многих
дервишских коллекциях.  Суфии говорят, что  "сын плотника" и другие названия
евангельских  персонажей   по  роду  профессии  представляют  собой  термины
посвятительного  значения  и  не  всегда  указывают  на  социальное  занятие
человека.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 23 Сентябрь 2015, 04:43:49, ВОЗ»

« #5 : 25 Июль 2010, 17:28:56 »
                                                      РЫБАК И ДЖИНН

  Однажды один рыбак выловил в море медный  сосуд, запечатанный свинцовой
печатью. Это  был какой-то странный кувшин, необычной формы, и рыбак  решил,
что в нем спрятаны бесценные сокровища. К тому же ему не везло в этот день с
уловом,  а кувшин, даже  не  окажись  в  нем сокровищ,  можно  было  продать
меднику.
     На пробке  этого  небольшого  сосуда был  начертан  неизвестный  рыбаку
символ  --  печать  Соломона,  царя и  мастера.  В  нем  томился  грозный  и
могущественный  джинн. Сам Соломон заключил джинна в медную темницу и бросил
на дно  моря, чтобы  избавить  людей  от  его зла. Мятежный гений должен был
пребывать в  заключении до тех пор, пока не появится человек, который сумеет
покорить его и возвратить на путь служения человечеству.
     Но  рыбак,  конечно,  ничего об  этом не  знал.  В его  руках находился
предмет,  который он  собирался  исследовать  и который  мог  оказаться  ему
полезным. Покрытый  изумительно тонким узором,  кувшин сверкал и переливался
на солнце. "В нем,  конечно, запрятаны  редчайшие драгоценности", -- заранее
радовался рыбак.
     Забыв  изречение: "Человек  может пользоваться только тем, чем он умеет
пользоваться", рыбак вытащил пробку и,  торопясь увидеть содержимое  сосуда,
опрокинул  его вверх  дном и встрях-нул. В  кувшине ничего не  оказалось. Он
поставил его перед собой на землю и вдруг заметил, как из горлышка появилась
тонкая  труйка дыма;  вот она стала  завиваться,  расти и, спустя мгновение,
страшным  черным столбом  взметнувшись  к небу, превратилась  в  огромное  и
ужасное существо, которое гулким громоподобным голосом заревело:
     -- Я -- повелитель джиннов, обладатель чудесных  сил. Я  восстал против
Соломона  и по  его приказу был  заточен в  этот сосуд. А теперь  я уничтожу
тебя.
     Рыбак в ужасе упал на колени.
     -- Неужели ты убъешь своего избавителя?! -- воскликнул он.
     -- Сейчас ты в этом убедищься, -- прогремел джинн.  -- Я  -- порождение
злого начала и,  хотя я несколько  тысячелетий томился  в этой  темнице, моя
сущность духа-разрушителя ничуть не изменилась.
     Только  теперь  человек понял,  как  он  жестоко  ошибся,  понадеявшись
извлечь  пользу из неожиданного  улова, даже не подумав о  том,  что за свою
неосторожность может поплатиться жизнью.
     Он совсем уж было приготовился к смерти, но внезапно его взгляд упал на
соломонову печать на пробке и его осенило.
     -- Ты  никак не мог  выйти из  этого кувшина, -- сказал он  джинну,  --
разве ты можешь поместиться в нем?
     --  Как?!  --  взревело чудовище,  -- ты  не  веришь  мне,  повели-телю
джиннов?! -- С этими словами дух снова превратился в тоненькую стрйку дыма и
исчез в сосуде.
     Быстро  схватив  пробку,  рыбак   крепко-накрепко  запечатал  кувшин  и
забросил его в море.
     Прошло много лет и вот однажды другой рыбак, внук первого, закинул свой
невод  в  этом  же месте и вытащил тот же самый сосуд. Он поставил кувшин на
песок  и  уже собирался  его откупорить,  но остановился в  нерешительности,
потому что вспомнил совет, который  получил от своего отца, а тот от своего,
и совет этот гласил: "Человек может использовать только то, что  знает,  как
использовать".
     Меж тем дух, разбуженный толчками, подал голос из своей медной тюрьмы:
     -- Сын Адама, кто бы ты ни был, распечатай кувшин и освободи меня, я --
повелитель джиннов, обладатель чудесных сил.
     Помня  завещанный ему  совет, юноша  осторожно отнес кувшин в пещеру, а
сам отправился на вершину горы к мудрецу.
     Он обо всем рассказал мудрому человеку и спросил, как ему поступить.
     Мудрец ответил:
     -- Отец дал  тебе правильное наставление, и ты сам  должен убедиться  в
его правильности, но прежде тебе необходимо знать, как за это взяться.
     -- Так что же мне делать? -- спросил юноша.
     -- Ты, вероятно, уже знаешь, что бы тебе хотелось сделать?
     -- Единственное, чего я  хочу  -- освободить джинна и полу-чить от него
волшебное знание или много золота  и изумрудов, словом,  все, что может дать
джинн.
     --  А подумал  ли ты, что джинн,  оказавшись на свободе,  может не дать
тебе всего  этого или  дать, а  потом  отнять, -- ведь у  тебя  нет способов
сохранить  его дары, не говоря уж о том, что ты  не знаешь, какие  опасности
подстерегают  тебя, когда  ты  станешь  владельцем  несметных  богатств, ибо
"человек может использовать только то, что он знает, как использовать".
     -- В таком случае, что вы мне посоветуете?
     --  Придумай,  как заставить  джинна проявить свои  силы,  испытай  его
могущество,  но  прежде найди  способ  обезопасить  себя.  Ищи  знание, а не
богатство, потому что богатство без зна-ния бесполезно, и в нем причина всех
наших несчастий.
     Итак, молодой  человек  отправился обратно к  пещере,  где  он  оставил
кувшин, по дороге размышляя над  словами мудреца. Поскольку юноша был умен и
сообразителен, он быстро разработал собственный план.
     Подняв  кувшин, он встряхнул его. В то же мгновение раздался ужасающий,
хотя и заглушенный металлом голос джинна.
     -- Именем Соломона могущественного,  мир  да  будет  над  ним, освободи
меня, сын Адама.
     -- Я не верю, что ты  тот, за кого себя выдаешь, и может ли быть, чтобы
ты был обладателем столь великого могущества, на которое притязаешь?
     -- Не веришь мне?! Разве ты не знаешь, что я не умею лгать?
     -- Я этого не знаю.
     -- Но как же мне убедить тебя?
     -- Можешь ли ты проявить свои силы сквозь стенки сосуда?
     -- Могу, но с помощью этих сил мне не вырваться на волю.
     -- Вот и прекрасно. Тогда сделай так, чтобы я узнал истину о том, о чем
я сейчас думаю.
     В  тот же  миг  рыбак  узнал,  откуда  произошло изречение, которое  он
получил по наследству от  деда. Он  словно перенесся в прошлое и увидел все,
что  произошло  между его дедом и  джинном,  а  также осознал, как  передать
другим  людям  способ, которым  они  могли бы получить  от  джинна такое  же
знание. Еще он понял, что ничего больше он получить  от  джинна не сможет. И
тогда он  поступил так  же,  как  его дед, отнес  кувшин  к морю и  забросил
подальше.
     С  тех пор рыбак  не возвращался больше к своему прежнему ремеслу и всю
свою   жизнь   разъяснял   людям  опасность  того,  когда  человек  пытается
пользоваться тем, чем пользоваться не умеет.
     Но  так  как  людям  не  часто  попадаются  кувшины  с  джиннами,   его
последователи, не зная ни  одного мудреца, который  мог бы предостеречь их в
подобных  случаях,  извратили то, что они называли его "учением" и без конца
повторяли историю  своего основателя.  Спустя какое-то  время  память о  нем
превратилась  в религию, и  самые обыкновенные  медные сосуды  последователи
рыбака стали выставлять  в богатых  храмах, выстроенных специально  для этой
цели. Глубоко почитая рыбака, они старались во всем ему подражать.
     Кувшин и сейчас, спустя много столетий, по-прежнему  остается для  этих
людей святым символом и сокровенной тайной. Они пытаются любить друг  друга,
потому что любят рыбака. И в месте, где он некогда обосновался, устроив свое
скромное   жилище,  они  собираются  по  определенным  дням,   облачаются  в
прекрасные одежды и совершают тщательно разработанный ритуал.
     Ревностные почитатели толпами стекаются к святому месту. Неизвестные им
ученики того мудреца живы  по  сей день, истинные  последователи рыбака тоже
живы. А на дне моря лежит медный кувшин со спящим джинном.


     Эта  история в  одном  из  вариантов хорошо знакома читателям  арабских
сказок "Тысяча и одна ночь".
     Здесь  она представлена в  том  виде,  в  котором  ее используют суфии.
Интересно  отметить, что  "знание,  полученное от  джинна",  было,  говорят,
источником могущества  чародея Вергилия, жившего в средние века в Неаполе, и
Герберта, который стал папой Сильвестром II в 999 году.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 25 Июль 2010, 17:35:11, Марат»

« #6 : 25 Июль 2010, 17:33:09 »
                                              ИСА И НЕВЕРУЮЩИЕ

 Мастер Джалалуддин Руми  и  другие рассказывают,  что  однажды Иса, сын
Марии, шел  по  пустыне,  невдалеке от Иерусалима,  с  несколькими людьми, в
которых еще сильна была жадность.
     Они умоляли Ису назвать тайное слово, воскрешающее мертвых.
     -- Если я сообщу вам эту тайну,  -- отвечал им  Иса, --  вы неправильно
воспользуетесь ею.
     Люди же настаивали на своем:
     -- Мы  подготовлены  к  такому  знанию,  -- сказали  они,  -- и  вполне
заслуживаем его. Кроме того, оно укрепит нашу веру.
     -- Вы сами  не знаете, о чем просите, -- возразил Иса, но все же открыл
им великое слово.
     Позднее эти люди,  вновь  оказавшись  в пустыне, увидели на земле  кучу
побелевших от времени костей.
     -- Давайте попробуем  могущество Слова,  --  сказали они  друг другу  и
хором произнесли его.
     Едва они произнесли его,  как кости соединились в скелет,  который стал
обрастать мясом,  мясо покрылось шерстью, и  вот перед ними  предстал  дикий
хищный зверь.
     Ожившее чудовище набросилось на них и разорвало на куски.
     Имеющие разум поймут. Люди  менее развитые сумеют развиться, изучая эту
историю.


     Иса, о котором  здесь  идет речь,  --  это  Иисус,  сын Марии.  Рассказ
появляется  в  произведении  Руми  и  весьма  часто   повторяется  в  устных
дервишских преданиях об Иисусе. Этих преданий существует великое множество.
     Традиция относит  к своим знаменитым "продолжателям" одного  из первых,
кто носил титул  "суфий"  -- Джабира, сына  аль-Хайзла, латинского Герберта,
который также считается родоначальником христианской алхимии.
     Джабир  первоначально  был  сабием.  Согласно  западным   авторам,  ему
принадлежат важные химические открытия.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

« #7 : 27 Июль 2010, 20:56:30 »
                                           НЕБЛАГОПРИЯТНОЕ ВРЕМЯ

   Жил когда-то  в  Багдаде богатый купец. Надежен  был его дом, он владел
большими и малыми поместьями, его корабли с ценными товарами ходили в Индию.
Унаследованные от отца богатства он приумножил своими усилиями, приложенными
в должном  месте в благоприятное  время, а также благодаря  мудрым советам и
руководству Западного Короля, как называли в то время султана Кордовы.
     Но вдруг счастье изменило  ему. Дома  и земли были  захва-чены жестоким
правителем, корабли, застигнутые тайфуном, затонули, несчастья обрушились на
его семью. Даже близкие друзья, казалось, перестали понимать купца, несмотря
на то, что совершенные отношения были их общим стремлением.
     И тогда  купец решил  отправиться  в  Испанию, чтобы просить  помощи  у
своего  прежнего  покровителя.  Путь его  пролегал через  западную  пустыню.
Бедствия одно за другим  подстерегали его в  дороге. Осел  его подох, сам он
был схвачен разбойниками и продан в рабство.  С большим трудом удалось купцу
вырваться на свободу.
     Лицо беглеца, обожженное солнцем, напоминало выдубленную  кожу.  Грубые
жители деревень,  через  которые  он проходил, гнали  его  прочь.  И  только
бродячие  дервиши  делились  с  ним скудной  пищей и  давали  тряпье,  чтобы
прикрыть наготу.  Иногда ему  удавалось добыть  немного свежей воды, но чаще
приходилось довольствоваться солоноватой, мало пригодной для питья.
     Наконец  он  достиг  дворца  Западного Короля.  Но  и здесь  его  ждали
неудачи. Стража пинками отгоняла от ворот оборванца, придворные не  хотели с
ним  разговаривать. Пришлось бедняге  наняться на грязную работу во  дворце.
Скопив немного  денег,  он  купил  себе приличную  одежду, явился к главному
церемоний-мейстеру и попросил допустить его к султану.
     Когда-то купец был близок к монарху, пользовался его благосклонностью и
об этом счастливом времени у него сохрани-лись самые живые воспоминания.
     Но так как  нищета  и унижения наложили свой отпечаток на манеры купца,
церемониймейстеру стало  ясно,  что  нельзя  ввести этого человека в высокое
присутствие,  пока он  не получит нескольких  необходимых  уроков  светского
обхождения и не научится владеть собой.
     Наконец,  уже  спустя три  года, как  он покинул Багдад, купец  вошел в
тронный  зал султана  Кордовы.  Король сразу его  узнал, усадил на  почетное
место рядом с собой и попросил рассказать о своей жизни.
     -- Ваше величество,  -- сказал купец, -- последние годы судьба  была ко
мне крайне  жестока.  Я  лишился имущества,  был  изгнан  из  наследственных
владений,  потерял  свои  корабли  и  был  окончательно разорен.  Три года я
добирался  к вам. В  течение этого времени я переносил  все невзгоды,  какие
только могут выпасть на долю человека -- умирал от голода и жажды в пустыне,
страдал от одиночества, был в  плену у разбойников, жил  среди  людей, языка
которых не понимал. Теперь я перед вами и отдаюсь на волю вашей милости.
     Когда купец  умолк, султан  обернулся к церемониймейстеру: "Дай ему сто
овец и назначь придворным пастухом. Пусть он пасет их вон на том холме, и да
сопутствует ему в этом удача".
     Купец был  слегка  разочарован  тем,  что  щедрость  монарха  оказалась
меньшей,  чем  он  надеялся,  но,  не  подав  виду,  побла-годарил султана в
соответствии с этикетом и удалился.
     Когда  он привел стадо на бедное пастбище,  которое указал султан, овцы
заболели чумой, и все до одной полегли.
     Неудачливый пастух возвратился во дворец.
     -- Ну как твои овцы? -- спросил султан.
     -- Как только я привел их на пастбище, все стадо погибло.
     Король подозвал церемониймейстера и сказал:
     -- Дай  этому человеку пятьдесят овец, и пусть он заботится о них, пока
не получит следующего распоряжения!
     Испытывая горечь  и стыд,  пастух погнал свое  новое стадо на пастбище.
Животные  стали  мирно  щипать траву,  как  вдруг из леса  выскочили  волки.
Испуганное стадо бросилось к крутому обрыву и погибло в пропасти.
     В великой  печали купец  пришел к  султану и  поведал ему еще  об одной
неудаче.
     -- Ну что ж, -- сказал султан, -- теперь возьми двадцать пять овец.
     Потеряв всякую  надежду, в  отчаянии,  что все у него  идет  из рук вон
плохо, купец снова привел стадо на пастбище.  Вскоре каждая овца принесла по
два ягненка, потом еще  по два, и стадо его стало  увеличиваться.  Последний
приплод был особенно удачным, ягнята родились крупными, с красивой шерстью и
вкус-ным  мясом. Купец  понял, что  ему выгодно продавать часть своих овец и
покупать по низкой  цене маленьких и худосочных; он их выкармливал, пока они
не становились сильными и здоровыми, как овцы его стада.
     Через  три  года  он  возвратился  ко  двору  в  богатой одежде,  чтобы
рассказать о своих успехах. Его тут же провели к султану.
     -- Тебе удалось стать хорошим пастырем? -- спросил султан.
     -- В самом деле, ваше величество, каким-то непостижимым образом ко  мне
вернулась   удача.  Я  смело  могу  сказать,   что  теперь  мои   дела  идут
благополучно, хотя особой любви к занятию пастуха я все еще не испытываю.
     --  Прекрасно,  --  сказал  султан, --  а теперь прими  от  нас  в  дар
государство Севилью. Пусть все знают, что отныне ты прави-тель Севильи.
     С этими словами монарх коснулся его плеча своим жезлом.
     Не сдержавшись, купец в изумлении воскликнул:
     -- Но почему вы не сделали меня правителем сразу, когда я пришел к вам?
Неужели вы испытывали мое терпение, и так уже достаточно испытанное судьбой?
     Король засмеялся.
     --  Позволь сказать  тебе, что если бы ты получил  трон  Севильи в  тот
день, когда повел  на холм  сто  овец, от этого государства не  осталось  бы
камня на камне.


     Абдул  Кадир  из  Гилана
  родился в  XI  столетии  на  южном  побережье
Каспийского моря.  Так  как  он  был потомком  Хасана, внука Мухаммада,  его
называют  сайадна -- "наш принц". Могущественный  орден  Кадирийа назван его
именем. Считается, что  он еще в детстве  обладал  чудесными  силами.  Кадир
обучался  в  Багдаде и много работал  над тем, чтобы  создать  общедоступное
образование.  Шахаб  ад-дин   Сухраварди,  один   из   величайших  суфийских
писателей, автор работы "Дары глубокого знания" был его учеником. Существует
множество рассказов об удивительных делах этих двух людей.
     Среди  учеников  Абдул Кадира помимо  мусульман  было  немало  иудеев и
христиан.  Когда  он  умирал,  в его  комнате  появился  таинственный  араб,
принесший  послание,  в  котором  было написано:  "Это  письмо  от  любящего
влюбленному. Каждый человек и каждое животное должны испытать смерть".
     Так как Абдул Кадир почитается в народе как святой, множество его житий
пользуются по  сей день  широкой популяр-ностью на Востоке.  Эта  литература
изобилует описанием чудес и весьма необычными идеями.
     "Хайат-Ихазрат" ("Жизнь  присутствия"), является  одной из таких  книг,
начинается она  так: "У  него  была неотразимая внешность.  Ежедневно только
одному  ученику разрешалось  задать ему вопрос. Один  из вопросов был таков:
"Не могли бы вы наделить нас такой силой, чтобы  мы усовершенствовали земной
мир и улучшили судьбу людей этого мира?" Абдул Кадир нахмурился и сказал: "Я
сделаю  больше.  Я  дам  эту  силу  вашим  потомкам,  так как  сейчас  такое
усовершенствование не может быть достигнуто в достаточно широких  масштабах.
В  настоящее время для этого нет  средств. Вы  будете  вознаграждены,  и они
получат награду благодаря вашим стремлениям и своим усилиям".


Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

« #8 : 27 Июль 2010, 20:58:17 »
                                              ЛЮДИ ПОСТИЖЕНИЯ

        Имам аль-Газали рассказал предание из жизни Исы ибн Марийам.
     Однажды Иса увидел людей, понуро сидящих на стене у обочины дороги.
     Он спросил их:
     -- Почему вы печалитесь?
     Они ответили ему:
     -- Нас печалит страх перед адом.
     Иса  отправился  дальше  и,  пройдя  немного,  увидел  других  людей  в
безутешной печали, сидящих у дороги в различных позах.
     -- Что вас так озаботило? -- спросил он их.
     -- Желание рая повергло нас в это состояние, -- ответили люди.
     Оставив  их, Иса продолжил свой путь, пока не  повстречал третью группу
людей.  По  ним  было видно, что  они много  выстрада-ли,  но их лица  сияли
радостью.
     Иса обратился к ним:
     -- Что вас так обрадовало?
     Люди ответили:
     --  Дух  истины. Мы  видели  реальность  и  это  заставило  нас  забыть
второстепенные цели.
     --  Вот  истинно люди постижения, -- сказал Иса. -- В  день воскресения
они предстанут перед лицом Бога.


     Те, кто верит, что духовный прогресс основывается на  культивировании в
людях  награды  или страха перед наказанием,  часто бывают удивлены, услышав
это суфийское предание об Иисусе.
     Суфии говорят, что только определенным людям полезно  сосредотачиваться
на идее  приобретения  или потери, и  это,  в свою  очередь, может составить
только  часть практики.  Изучавшие методы и результаты обучения людей  путем
тренировки и внушения будут близки к тому, чтобы согласиться с суфиями.
     Религиозные формалисты самых разных вероисповеданий не примут, конечно,
утверждения,  что   простые  альтернативы   добра  и  зла,  напряженности  и
расслабленности, награды и наказания представляют собой только часть великой
системы самореализации.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

В этот месяц по хиджре родился Авараг Мухаммед  (салляллаху аляйхи васаллям). Этот месяц называется  Рабиуль Аваль. В этот месяц проходят маулиды, во время которых мусульмане возносят хвалу Всевышнему и молятся за пророка и его семейство.
 (Маулид ан-Наби у суфиев — празднование дня рождения пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует). Проводится 12 числа третьего месяца лунного (мусульманского) календаря Раби аль-ауаль. В некоторых мусульманских странах отмечается достаточно пышно и в течение всего месяца: в городах развешивают плакаты с аятами из Священного Корана, в мечетях собираются люди, поются религиозные песнопения (нашиды), делаются выступления богословов.)
             

             ***
Не веселится всуе дух.
Не слышит песен на клавире
и праздных слов - мой нищий слух -
одной навеки, верный, лире.

Звучит призыв, идёт народ
рекой широкою вкруг Камня,
и по спирали шумных вод
к вратам возносится хрустальным.

За ними мост острее бритвы
и посох ветхий поперёк.
Посередине сам Пророк*
встречает путников молитвой.

И слышит каждый глас её,
и видит в образе различном, —
преодолеет остриё
лишь тот, чья песнь души в обличье

Прекрасной девы.— И войдёт
в сады Джаннета в окруженьи
малаиков*, — в круговорот,
в Огонь бессмертный обоженья...

------------------
*ангелы (араб.)
*с.а.с.
2011.
М-шах

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 08 Февраль 2012, 00:00:50, Maratshah»

О! Я очень интересуюсь суфизмом.


О! Я очень интересуюсь суфизмом.
Здравствуйте, Наташа!
А как давно Вы интересуетесь суфизмом? Что Вас интересует в суфизме больше всего?

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

Добрый вечер!
Интересуюсь суфизмом уже около года.
Больше всего меня привлекает  идея всепоглощающей благоговейной любви к Всевышнему - самозабвенной,  полной;   любви, которая заключает  и открывает одного Создателя. "Что может горсть снега перед солнцем, как не растаять от его сияния и тепла?" Руми.


"Что может горсть снега перед солнцем, как не растаять от его сияния и тепла?" Руми.
Однажды возлюбленный пришел к дому своей Возлюбленной. Он постучал в дверь. «Кто там?», — спросила Возлюбленная. Человек ответил: «Это я, любящий тебя». — «Уходи, — сказала Возлюбленная, — на самом деле ты не влюблен». Прошли годы, возлюбленный снова пришел в дверям своей Возлюбленной и постучал. «Кто там?», — спросила Возлюбленная. На этот раз человек ответил: «Это ты». — «Теперь, когда ты — это я, — ответила Возлюбленная, — ты можешь войти». (Руми).

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 16 Март 2012, 00:50:58, Maratshah»

Хорошая притча.
Простите. немного оффтопика. Я на этом форуме впервые, и что-то не отыскала, как тут начинать новую тему. Возможно, прежде чем получить разрешение открывать тему, нужно набить энное количество сообщений в темах?


Вы считаете, суфизм может постичь каждый человек, в ком зреет зерно любви к Богу, кто жаждет в сердце этой любви?

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика