Религия, философия, наука
Философия пола (по книге «Церковь и пол»)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Любовь между мужчиной и женщиной, образующая семью, создающая кровность уз, оказывается единственной силой на земле, способной не только продолжить род, но и из века в век поддерживать в человечестве человечность, приращивать тот слой почвы, в которой только и могут произрасти семена добра. Это единственная сила, сотворенная по образу той Любви, Которой начался мир и Которой в мир пришел Спаситель. Семья - это не монастырь. Семья - это Церковь, и Церковь - это семья. Это как в монадологии Лейбница: сколько бы мы ни делили Церковь, она будет в каждой своей частичке оставаться сама собой без остатка, и частичка эта будет семья.

"Церковь и пол"
четыре размышления о христианской этике пола
и путях гармонизации личностного и родового начал


ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 26 Ноябрь 2014, 03:35:36, ВОЗ»

Бердяев как-то верно сказал, что «для католической и протестантской мысли проблема пола была исключительно проблемой социальной и моральной, но не была проблемой метафизической и космической, как была для мысли русской». Примечательно, что само это суждение у Бердяева возникает мимоходом, в контексте размышлений о причинах той исключительной важности, которую в русской религиозности приобрело Воскресение, Пасха, и, шире, о русском отношении к рождению и смерти. Так русские и воспринимают сегодня вопросы о женском священстве и об оправдании однополой любви, так и полагают их в один ряд с вопросами рождения, смерти и Воскресения, а вовсе не расширения или сужения прав человека, чего никак не может расслышать нечуткое западное ухо. И потому то, в чем западному человеку чудится слепая приверженность старине, застарелая ненависть к свободе и обновлению, неуважение к личности и невоспитанность чувств, может быть движимо в русском по существу живым и трепетным религиозным чувством, софийным благоговением перед творением Божиим, которым так щедро наделено восточное христианство. И напротив, то, в чем русский видит разнузданность чувственности, демонизм или духовную ущербность, иногда выступает на деле плодом последовательного достижения тех либеральных – и романтических – идеалов, которым с донкихотским упрямством служит обедненный космическим сознанием западный человек.

Книга «Обморок либерализма» продолжает тему христианского отношения к вопросам половой любви, поднятую в эссе «Церковь и пол», но переносит ее в более широкий международный контекст современной политической повестки.
Публикуется впервые.


   Уважаемый Фёдор Николаевич! Хочу выразить Вам свою читательскую и человеческую благодарность за опубликованные в библиотеке Замка Ваши книги и статьи; за "Обморок либерализма" - особую. Бывают такие встречи - с людьми, книгами, явлениями искусства,- которые случаются как нельзя более вовремя. Как будто судьба знает, когда и какая именно встреча даст самое необходимое знание или впечатление на данный момент.
  Проживала "Обморок либерализма" достаточно долго, с паузами для осмысления, возвращаясь не по одному разу к важным или проблемным для меня местам. Закончив, не удержалась и прочла одну из глав вслух дочери (иногда самые интересные и важные на мой взгляд вещи читаю своим взрослым детям вслух, как бывало в детстве; в моей семье было принято читать вслух, и я считаю, что такое семейное чтение - большое благо; мы обсуждали  это после публикации статьи Н.А. Яковлевой). Долго потом разговаривали с дочерью, и, мне кажется, тревоги и неуверенности в её душе поубавилось. Молодым сейчас тяжело. Конечно, трудно сейчас и старикам, и нам, живущим вторую половину жизни. Но молодёжи тяжело по-особенному: их убеждения зыбки, их мозги не знают отдыха, поглощая и переваривая терабайты информации, их сердца разрываются от жалости к нам и страха за своё будущее, на их души ведётся безнравственная и тотальная охота со стороны сил зла. Молодых запугивают и развращают одновременно. Помощь, оказанная хорошей мудрой книгой, всегда неоценима. Мне чрезвычайно импонирует Ваш стиль, сочетающий в себе две самые лучшие традиции в русской религиозной философии: горячее, искреннее, неподдельно сердечное переживание о судьбах человека и мира и кристально чистый и ясный, образный язык, которым Вы общаетесь с читателем.
   Отдельное спасибо за Ваше толкование трудов и идей В.В.Розанова, мне всегда казалось, что часто он понимаем слишком прямолинейно и даже пошло. После Вашего с Василием Васильевичем "диалога" душа моя как будто промылась и очистилась. Общество от нас, женщин, ожидает сопереживания и понимания, помощи и сочувствия, радости и лёгкости. Но редко кто задаётся вопросом, откуда женщине черпать силы на эти душевные траты. Женская душа прирастает общением с природой, с произведениями искусства. Главный же источник сил женщины - вера и любовь. А это такие сферы человеческого бытия, где без попечения мужского духа женщине выжить и сохранить свою душу очень сложно. Прекрасно, когда есть друзья (а авторов книг, пришедших как ответы на важные для меня вопросы, иначе назвать не могу), которые делятся своей мудростью, знанием, опытом, любовью к слову и к человеку, а главное - своими выстраданными ответами на последние вопросы бытия. В своё время Ваша книга "Искушение и победа Святого Иова" очень помогла мне выстоять в жизненных бурях, сейчас очень вовремя пришёл "Обморок либерализма". За это ещё раз благодарю Вас, Фёдор Николаевич. Глубокое уважение и искренняя признательность за доверие к нам, как к читателям.

«Последнее редактирование: 10 Март 2017, 19:16:15, Елена»

Дорогая Елена, нет выше награды для автора, чем получить такой отзыв, как Ваш. Знаю по опыту, что будут и совсем другие реакции, но с той броней, в которую Вы одели меня, стрелы уже не будут доставать цели.
Как трогательно, что Вы читали отрывки моего эссе дочери! Я тоже часто сверяю свои мысли с тем, что думает моя дочь (ей 20 лет).  Вы совершенно правы, говоря о трудности жизни молодых. И главная, наверное, беда в том, что мы, родители, очень ограничены в нашей возможности помочь им. В кругах философов образования  муссируется догадка о том, что набирающий скорость технический прогресс и социальные изменения могут достичь некоторого  предела, после которого разрыв в 20-30 лет, т.е. разница в возрасте родителей и детей, соответствует такому глубокому изменению реалий, при котором взаимопонимание двух поколений становится невозможным. Это означает неизбежность массового духовного сиротства как довесок ко всем тем новым «вызовам информационной эпохи», о которых теперь знает всякий. Даже не знаю, кому сегодня труднее – юношам или девушкам. Девушкам, судя по всему, пока удается лучше справляться с ситуацией, но это не значит, что им легче. Женская красота в ее телесном и духовном выражении теряет свою неотразимость, и каждый чуткий человек, как мне кажется, должен увидеть в этом религиозную, апокалипсическую трагедию. Здесь тоже какой-то предел, критическая точка перехода из богозданного мира в царство киборгов и роботов. А для девушек эта трагедия личная.


« #6 : 11 Апрель 2017, 21:13:21 »
Мама

С момента написания книги Ф.Н. Козырева «Церковь и пол» прошло совсем немного времени, но реалии нашей жизни меняются с такой скоростью, что буквально на глазах складывается ситуация, когда, как мне кажется, церковь не просто примет и оправдает половую составляющую супружеской любви, но станет её главной защитницей. В противном случае не выживет ни семья, ни церковь.

Первое, что бросается в глаза в современной жизни и что не видят только совершенно нечувствительные натуры, – это необъявленная война постмодернистской рыночной цивилизации против пола как такового. Смена пола по желанию, продвижение стиля унисекс в моде и поведении, нумерация родителей, однополые браки, движение чайлдфри, раннее половое образование и воспитание и т.д. – вот очевидные свидетельства глубинных сдвигов в жизни пола. Суть этих поистине апокалиптических сдвигов завуалирована, никем не декларируется открыто и, более того, тщательно замаскирована «заботой о правах личности».

Скрывающийся под маской гуманизма «вирус» имеет целью если не уничтожить под корень, то хотя бы максимально ослабить, охладить энергию, приходящую в мир от взаимодействия мужского и женского начал, – энергию эроса. Мы зовём её любовью. Любовь живит и движет всё на свете. Страстное желание преодолеть разъединённость, разорванность пола реализуется в кратких мигах любви, давая веру в возможность полноты единения в вечности. Эротическая энергия взаимопритяжения и взаимодействия мужчины и женщины – единственный источник, дающий начало жизни человека на земле. Так было всегда. Но теперь человечество придумало альтернативу: ЭКО, суррогатное материнство, донорство генетического материала… Всё в высшей степени гуманно, всё в рамках реализации права иметь ребёнка. А что дальше? Искусственный орган для выращивания детей, искусственно созданных из сданного анонимно за деньги биоматериала, с возможностью корректировки в нужном направлении?.. Страшновато, не находите?

В этом и проявляется смысл атаки на пол: умаление, вплоть до полного отрицания, самого смысла семьи; не ячейки общества (ячейка может состоять из однополых партнёров), а именно сути супружеской любви, отцовства, материнства, деторождения. Подвергается ревизии сакральное содержание семьи. Зачем это содержание, если людей можно получать научным способом?

Роль отца в семье деформировалась не сегодня и даже не вчера. В западноевропейской традиции состоявшийся отец семейства давно и открыто признаётся обществом и церковью «банкиром» семьи, его дело – обеспечить заданный нормами общества достаток семьи и преемственность семейного бизнеса. В православной традиции отец – это прежде всего духовный кормчий, нравственный идеал, а члены семьи – его домочадцы, т.е. чада, нуждающиеся в духовной опоре, примере, помощи. Ибо что на Небе, то и на земле. Эта иерархичность, а вовсе не свод правил типа Домостроя, составляла основу нашего общества, придавала смысл браку и семье.

Встроившись в общемировой процесс глобализации на правах младшего, временно заблуждавшегося, но одумавшегося партнёра, наше общество восприняло формальный и чуждый нашим внутренним душевным ценностям подход к роли отца в семье. Мужчина, не умеющий или не желающий хорошо зарабатывать, по определению становится неудачником. Но высокий и даже сверхвысокий доход тоже не гарантирует мужчине-отцу духовного авторитета в семье, именно в силу наших традиций, коренящихся в народной душе. Получается, что нет у мужчины выбора: он либо неудачник, либо его авторитет зиждется на хрупком и весьма относительном понятии достатка, а не на духовной высоте его личности. Будет ли при таком подходе мужчина-отец ответственен за семью, будет ли опорой и примером? Сомнительно, ведь все силы его будут направлены на поддержание своего статуса и продвижение по лестнице благополучия. Многие, понимая тупиковость такого пути, сознательно избегают создания семьи и рождения детей, ширится движение дауншифтинга. Всё чаще нормой семейной жизни становится отчуждённое существование людей по устраивающим всех правилам, а не по любви. Домочадцы становятся «духовными сиротами» по меткому замечанию Ф.Н. Козырева.


Далее о наболевшем – о трансформации женской природы под натиском вируса постмодернизма и об отношении современного общества к этой чудовищной трансформации.

Излишне, я думаю, напоминать, что почитание женщины-матери имеет в человеческой истории не просто глубочайшие корни, но является тем мощным, грозным, стихийным истоком, питаясь из которого человечество строит свою лестницу в Небо. Смена эпох, гибель цивилизаций, природные катаклизмы и страшные эпидемии не покушались на извечную женскую долю и привилегию – давать жизнь человеку, а значит, человечеству. Теперь с рождением детей в так называемых цивилизованных странах дела обстоят всё хуже и хуже. Выплачиваются пособия, материнский капитал (а в некоторых странах – зарплата за труд быть мамой), создаются всевозможные комиссии, фонды, комитеты по делам материнства и детства и защите их от всего и вся, – ничего не помогает. Потому что рыночный принцип «дашь на дашь»: вы нам рожаете рабочие руки и солдат, а мы вам за это платим, – в этой тонкой сфере не работает вовсе или работает ровно насколько «дашь». Общество считает, что оно даёт достаточно, а женщинам всё кажется мало. Сфера материнства и деторождения стала предметом социального торга, т.е. одной из разновидностей рыночных отношений. Женская тонкая природа это чётко улавливает, в итоге имеем то, что имеем: женщины не хотят рожать.

Заметьте, что давно ушёл в прошлое вопрос, от кого рожать и хорошо ли вообще рожать вне брака. Если сегодня женщина захочет стать матерью, её не остановят такие мелочи, она всегда найдёт достойного, по её мнению, мужчину, а матерью-одиночкой перестало быть зазорно с послевоенных времён даже в «сверхправильном» советском обществе. Отчего же современная женщина не стремится стать матерью? Причины тому есть. Обозначу для начала те, что лежат на поверхности. Первая из них – страх. Причём страх не физический. За последнее время очень многое сделано, чтобы облегчить жизнь женщины-матери: достижения медицины, огромный арсенал средств и приспособлений для ухода за ребёнком, доступность хорошего питания и одежды – всё призвано служить счастью материнства. Страх кроется в том, что, став матерью, женщина выпадает из профессии; и не факт, учитывая темпы прогресса, что она туда сможет вернуться. Да и весьма прохладное отношение работодателей к молодым мамам, диктуемое рынком (работать надо, а не сидеть на больничных), общеизвестно. Кроме того, семья, позволившая себе родить ребёнка, автоматически очень ощутимо снижает свой уровень достатка и ограничивает на некоторое время свободу отдыха, путешествий, развлечений, что вырывает молодых родителей из привычного круга общения.

Если первая причина – страх – выглядит кнутом, то вторая – очень похожа на пряник, правда, с горькой начинкой. Состоит она в том, на всеобщий взгляд, радостном факте, что современная женщина имеет все шансы состояться в карьере наравне с мужчиной. Такое равенство возможностей преподносится как безусловное благо, достижение «всего прогрессивного человечества» и, прежде всего, самих женщин, обретших желанную свободу в феминистской борьбе. Я отнюдь не сторонница известного принципа «киндер, кюхе, кирхе», я сама работающая женщина. Отрицать благотворное влияние женщин на те сферы человеческой жизни, где они обрели свой голос и своё место, – полная бессмыслица. Мужчины конкурируют, а женщины договариваются – в жёсткое и непримиримое вносится нота компромиссности и человечности. Правда, до той поры, пока сама женщина остаётся носительницей этих свойств, а не превращается в гонке по карьерной лестнице в «карикатуру на мужчину», по точному выражению Бердяева.

Самое время вспомнить про горькую начинку в прянике равноправия. На самом деле, по моему глубокому убеждению, эта «начинка» и является главной причиной, причиной всех видимых причин: это умаление, свёртывание живого женского начала в современном мире. Последствие – отказ женщин от божественного предназначения быть матерью. Простым и до боли знакомым приёмом ложных альтернатив женщина ставится перед выбором либо родить ребёнка, либо стать «состоявшейся личностью». Тысячелетний культ женщины-матери уходит в прошлое вместе с другими традиционными человеческими ценностями. Это ужасно.

Не было в истории человечества периода, начиная с первобытных времён и заканчивая советской попыткой построить рай на земле, когда бы людьми не сакрализировалось само слово «мать». Пережитком дремучей старины звучит сегодня «Мать-земля». Какая мать? Скорее, кладовка или опытная станция. «Родина-мать» вызывает у большинства в памяти плакат времён Великой Отечественной войны из истории прошлого века. Сейчас нет Родины-матери – есть место рождения и проживания. Остался последний оплот Неба на земле – матерь человеческая. Станет мать «родителем №» или донором яйцеклеток – и люди превратятся в биороботов.

Испокон веков женщина была средоточием Красоты и Тайны мира. Красота –  это Венера. Тайна – это Мадонна. В земной женщине обе живут нераздельно. Посмотрите, что делает «фельетонная эпоха» с этими женскими ипостасями: Венера всё более возвышается и восхваляется, Мадонна обмирщается и отдаётся быту. Красота, вечная молодость превратились в Идола современности, огромные средства и силы бросаются на алтарь этого ненасытного дракона. Вечное цветение, вечная манкость, вечное обольщение изнывающих в томлении мужчин – рекламный идеал современной женственности. Цветок, манящий пчелу красотой, но обманывающий и истощающий силы, потому что искусственное не способно плодоносить. Рекламная индустрия и массмедиа исковеркали образ Венеры, превратив богиню, достойную поклонения, восхищения и любви, в предмет вожделения или, того хуже, в красивую приманку для продажи чего угодно кому угодно. Женская красота на службе у рынка – товар или броская этикетка. Что может быть печальней? Так Красота превращается в ширпотреб, а Богиня становится торговкой-обманщицей.

Но самое чудовищное покушение силами зла совершается на образ Мадонны, в православной традиции Богородицы. С рождением ребёнка по-настоящему рождается женщина. Венера потупляет взгляд и отходит в тень, красота земная и преходящая перерождается в красоту Вечную и Вселенскую. В мире рождается и дитя, и Мать; женская душа причащается главной тайне нашего мира – жертве Христа за людей. Оттого взгляд будущей матери так отрешён, направлен куда-то вглубь себя, оттого улыбка её загадочна и неуловима, как будто она обладает тайными неземными сокровищами. Когда я сама впервые была в подобном положении, мне открылась (ни много ни мало  :) ) загадка улыбки Моны Лизы. Когда Леонардо писал её портрет, она уже была не одна. И не важно, знал ли кто-то из окружающих её тайну. Она точно знала.

Образ матери с младенцем на руках, будь то полустёршийся от времени лик Богородицы на семейном складне или Сикстинская мадонна, производит на душу человека одинаково глубокое и неподдающееся описанию воздействие. Божья матерь смягчает самые злые сердца, утешает самые горькие обиды, обещает прощение за то, что не в силах простить человеческое сердце. В самом имени Богородицы соединяются Небо и земля, Бог-отец и родовые, кровавые, горячие силы, творящие тела людей. Богородица в православии почитается как за всех заступница, обо всех радетельница. Ф.М. Достоевский в «Братьях Карамазовых» рассказ Ивана о затравленном собаками крепостном мальчике заканчивает тем, что самодур-помещик, убивший невинного ребёнка (Христа), был «взят в опеку», т.е. под опеку Богородицы, в её молитвы. По мысли Достоевского все мы, вольно или невольно, ежедневно и ежечасно «травим собаками» своих ближних и дальних. Только непрестанная молитва о нашем прощении Пресвятой Богородицы не даёт человечеству пропасть во зле. Она, видевшая своего сына, живого Бога, распятого людьми на кресте, может просить Бога о милости и прощении нам, предателям и убийцам.

На православных иконах «Снятие со креста» Богоматерь одна из всех стоит, не согнувшись от ужаса свершившегося, держа на своих материнских плечах небо, готовое обрушиться на головы людей. Бога нет, его убили, но у мира есть шанс выстоять до Воскресения, пока держит его небо на своих плечах Богородица. Простить за смерть может только Та, что дала жизнь; и это есть небесное милосердие и недоступная человеческому сердцу любовь.

Дерзну утверждать, что женщина одновременно с зарождением в её теле новой жизни ощущает в сердце своём рождение образа Богородицы и получает в дар от Неё силу, стойкость, милосердие и главный из даров – чувство своей избранности, незаменимости, долженствования. Одновременно с даром Небес в сердце матери вонзается иглой боль и тревога: Богородица отдала Христа за спасение человечества, значит, не минует эта чаша каждую женщину, осмелившуюся привести своё дитя в этот мир. Матерь человеческая – это особое призвание, «путь зерна» (символ из стихотворения Ходасевича), самоотречение и жертвенность (мы, как правило, не помним имена матерей даже самых гениальных людей).

Современный мир соблазняет женщину лёгкостью жизни без небесных даров и земной боли, отречением от образа Богородицы в сердце. Как хитрый рекламщик, исчерпав стандартные ходы, прибегает к воздействию на подсознание потребителя, так вечный враг человечества всеми силами пытается изменить женскую природу, гипертрофируя значимость Венеры за счет унижения Мадонны.

Сейчас мы проживаем страшные времена, когда «Бог умер» (по выражению Ницше), времена между Распятием и Воскресением, когда единственной опорой человечества остаётся Богородица. Её молитвами и заступничеством грешные души будут вырваны из власти зла для Воскресения. Оплотом Богородицы на земле остаётся женщина-мать. Чем больше женщин будут честно и достойно нести земное бремя материнства, тем больше сил будет  у Богоматери, тем горячее её молитва о нас.

«Последнее редактирование: 11 Апрель 2017, 21:24:42, Елена»

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Огромное спасибо Вам, Елена, за Ваше эссе. Удивительное по силе воздействия, цельное, по-хорошему эмоциональное, неравнодушное к боли, наполненное этой болью произведение. Я не случайно упомянул о боли и неравнодушию к ней. Нас, всю нашу цивилизацию европейского типа, медленно, но неотступно накрывает серое покрывало стерильной одинаковости, стерильного равноправия, которое неминуемо, если его не остановить, приведёт к стерилизации таких понятий, как: семья, мужчина, женщина, род, родство. За всем этим последует смерть, вырождение цивилизации. Она придёт настолько быстро, что Европа даже не успеет опомниться и как следует испугаться. То, что могло бы противостоять вырождению, в пробирке не вырастить, не выбрать в приюте и уж точно не одеть в одежды толерантного безразличия. По большому счёту толерантность, к которой нас настойчиво призывают со всех сторон, это не терпимость, это безразличие. Безразличие не болит. Безразличным человеком легче управлять.

Поэтому и болит! Поэтому и трогает до глубины души эта боль. Боль роднит...

А ещё низкий Вам поклон за то, что смогли передать в этом сравнительно небольшом тексте голос материнства, голос подлинной женственности, такой потрясающий и непостижимый. Вечный. Вечно зовущий. Живой.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв
«Последнее редактирование: 12 Апрель 2017, 21:00:19, Золушка»

 Сергей, спасибо за добрый отклик. Мне очень важно Ваше мнение. Спасибо, что поняли и оценили мою искренность и боль.


С момента написания книги Ф.Н. Козырева «Церковь и пол» прошло совсем немного времени, но реалии нашей жизни меняются с такой скоростью, что буквально на глазах складывается ситуация, когда, как мне кажется, церковь не просто примет и оправдает половую составляющую супружеской любви, но станет её главной защитницей. В противном случае не выживет ни семья, ни церковь...

Позволю себе в этой связи процитировать всего один фрагмент из "Основ социальной концепции Русской Православной Церкви":

"Человеческое тело является дивным созданием Божиим и предназначено стать храмом Святого Духа (1 Кор.6:19-20). Осуждая порнографию и блуд, Церковь отнюдь не призывает гнушаться телом или половой близостью как таковыми, ибо телесные отношения мужчины и женщины благословлены Богом в браке, где они становятся источником продолжения человеческого рода и выражают целомудренную любовь, полную общность, «единомыслие душ и телес» супругов, о котором Церковь молится в чине брачного венчания. Напротив, осуждения заслуживает превращение этих чистых и достойных по замыслу Божию отношений, а также самого человеческого тела в предмет унизительной эксплуатации и торговли, предназначенный для извлечения эгоистического, безличного, безлюбовного и извращенного удовлетворения". https://azbyka.ru/osnovy-socialnoj-koncepcii-russkoj-pravoslavnoj-cerkvi#s10

Вообще, половая составляющая супружеской любви в земной жизни не только принята и оправдана, но и освящена Церковью изначально, ибо освящена и благословлена Иисусом Христом - достаточно вспомнить, что одно из самых первых чудес, совершённых Им, совершено было на брачном пиру в Кане Галилейской. Догматически и канонически в Православии это остаётся неизменным вот уже почти две тысячи лет. Другое дело, принимается или нет позиция Церкви светским обществом, которое вне её. Но это уже дело свободы самих людей: не столько проблема Церкви, сколько личная проблема каждого человека - прислушиваться к Церкви или нет. К сожалению, доминирующая общественная тенденция такова, что требование "измениться" люди гораздо более склонны адресовать Церкви, нежели самим себе.

Но в Вашем эссе, Елена, этот момент - единственный, который лично у меня вызвал такой комментарий, который выше только что привёл. Во всём остальном, признаюсь, приятно поразило оригинальное сочетание краткости с многообразием затронутых аспектов проблемы, их комплексностью и глубиной - несмотря на всю краткость. А с учетом искреннего чувства, которым проникнуто всё эссе, впечатление производит очень сильное. И ещё, что очень ценно, на мой взгляд, - у Вас всё основано не на каких-то абстрактных темах, а на жизненном опыте. Например, к стыду своему вынужден признаться, что такое "простое" объяснение загадочной улыбки Моны Лизы мне никогда в голову не приходило. Да и не только мне, а и никому из философов-мужчин, чьи рассуждения на эту тему доводилось встречать (хотя, конечно, не могу сказать, что знаком со всеми рассуждениями). А реалии нашей жизни, действительно, меняются со всё возрастающей  скоростью - Вам хорошо удалось передать динамику этих тревожных изменений. И вопросов, конечно, пока больше, чем ответов.


Спасибо, Юрий! Я благодарна за Ваш тёплый отклик и за Вашу оценку, тем более, что здесь, в замке, я, чуть ли не единственная, не автор. Читатель по преимуществу.

вынужден признаться, что такое "простое" объяснение загадочной улыбки Моны Лизы мне никогда в голову не приходило. Да и не только мне, а и никому из философов-мужчин
Мужчинам вообще сложно бывает поверить в простые вещи. Их так и тянет поверить алгеброй гармонию. И к женскому голосу мужчины прислушиваются только тогда, когда мы говорим на "вашем" языке науки и логики. Между тем, наше понимание мира и жизни строится совсем на другом: на интуиции, целостном восприятии, невербальном общении с людьми и природой. Мой преподаватель высшей математики в политехе, Зоя Павловна Ордынская, говорила, что женщина-математик - это и не женщина, и не математик. Она была прекрасным преподавателем, на её лекциях мы не скучали, но она была ещё и очень мудрой женщиной, раз её слова я помню и сегодня. Рядом с вами, мужчины, существует параллельная цивилизация - женщины, а вы ищите в далёком космосе братьев по разуму. Присмотритесь и прислушайтесь к нам :).

Бог - это любовь. Если верить русским философам (а я им верю!!) , что творчество женщины - это её любовь, то чем больше женщина отдаёт сил доказательству своей разумности и логичности, тем дальше она от Бога, от его идеи о женской природе. Но мужчины ценят логику и предсказуемость. Так вот и живём. Скрываем  и не развиваем свои "инопланетные" способности ;D. А жаль...

«Последнее редактирование: 23 Апрель 2017, 11:46:59, Елена»

Мужчинам вообще сложно бывает поверить в простые вещи. Их так и тянет поверить алгеброй гармонию. И к женскому голосу мужчины прислушиваются только тогда, когда мы говорим на "вашем" языке науки и логики. Между тем, наше понимание мира и жизни строится совсем на другом: на интуиции, целостном восприятии, невербальном общении с людьми и природой...  Рядом с вами, мужчины, существует параллельная цивилизация - женщины, а вы ищите в далёком космосе братьев по разуму. Присмотритесь и прислушайтесь к нам :).

Лет десять назад на другом интерактивном ресурсе обсуждалась аналогичная тема, как раз с точки зрения логики, но в стихах. И вот сейчас Ваши мысли побудили припомнить один "стихо-логизм" (как для себя условно называю сей "жанр") - так сказать, о смысле сотворения человека. Благо, язык Библии весьма символичен, даже в именах: там "Адам" -   "человек", однокоренное со словами "земля" и "красный", древнее значения также "прах земной", по некоторым версиям буквальный древний перевод "красная глина", а  "Ева" означает буквально "жизнь", "дающая жизнь". И получается, что даже чисто логически смысл сотворения человека таков:

Чтоб сущего смысл увенчался незыблемым самым,
И акты творенья смогли завершиться сполна,
Все души живые явились предстать пред Адамом,
Поскольку лишь тот мог давать бытию имена.

Казалось, восходит исток в полноводную реку,
Как вдруг проявился коварный логический сбой:
Все смысл обрели предстоянием пред человеком,
Но только ему одному не предстать пред собой.

И крепко уснул, пребывая, как красная глина,
Творенья венец, оказавшийся слабым звеном -
Без мысли и воли во всём мирозданье едином...
И Бог явил Еву - ведь смысл Откровенья в ином.

С тех пор для людей открываются снова и снова
И бездна страстей, и познанья безмерная высь...
Хотя человек сотворён был из праха земного,
Но суть сотворенья его - жизнь, дающая жизнь.

Корявенький экспромт, конечно, (там и ещё были, насчёт соотношения мужской и женской логики, но где-то в старых файлах) однако смысл тот, что вершиной-то творения является и не Адам вовсе.  Вот ведь какие дела.



 
Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика