Пространственные искусства
Орнаменты национальных культур (компьютерная живопись)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Я в первый раз решил дать подробный комментарий к своим компьютерным работам. Смысл новых циклов, которые я начинаю размещать, мне видится очень важным для нашего совместно созидаемого художественного мифа, и хочется здесь обозначить некоторые акценты.

Всё началось с того, что я захотел в серии «Посвящения Ларисе Патраковой» сделать альбом по этому стихотворению:

Давно мы не улавливаем суть
Орнаментов, сплетений линий вещих,
Но памяти волну сквозь нас несут
И заставляют в даль глядеться вещи.

Узорный мир старинного платка
И сказка прялки – мудрая, резная…
Но только те, кто резал и кто ткал,
Уже значенье линии не знали…

Такая даль… Ещё был мир, как воск:
Во всём дышало самое начало…
Но кто-то первый линию нанёс,
И линия бессмертье означала.

Потом замысел стал разрастаться, в качестве исходного материала меня привлекли не только орнаменты древнерусского происхождения, но и всегда интересовавшая меня орнаментальная и декоративная культура разных народов и времен. В ней отражается характер, эстетические предпочтения того или иного народа, в ней в условной и концентрированной форме отложились многие этапы его исторического становления.

Я же в своих авторских фантазиях пользуюсь уже привычным для меня методом: вычленяю из рисунка небольшой фрагмент, довольно простой, однозначный, не передающий композиционной сложности этого рисунка, но затем на основе такого фрагмента выращиваю другую сложность, ввожу его в контекст уже наработанного мною компьютерно-живописного языка с характерными для него фактурными и цветовыми изысками. Это уже моя авторская работа, где сознательно, а больше бессознательно, находит выражение мое видение облика той или иной национальной культуры.

Наряду с довольно древними образцами орнаментики я использовал и более позднее декоративное искусство разных народов, сохраняющее изобразительную и смысловую связь с национальной традицией. Иногда источники разного временного происхождения соседствуют внутри цикла, но я не подчеркиваю их контраст, а наоборот, стараюсь выстроить цикл как целостность, отражающую единство и многогранность национального характера.

Один их циклов основан на узорах японских тканей (многие исходные изображения взяты с портала Миф). В этих работах я старался акцентировать два важных качества, характерных для японского национального искусства. С одной стороны – специфический, узнаваемый стиль обращения к миру природы, внимательность к мельчайшим деталям в строении цветка, травинки, форме водного или воздушного потока. Это естественно входит в национальное представление о красоте, делает очень тонкой границу между природными стихиями и человеком. С другой стороны – атмосфера карнавала, театра, рождающая в изобразительном искусстве напряженность ритмов, неожиданные столкновения красок, великое многообразие условных манер, через которые могут преображаться те же природные формы.

Другой цикл построен на основе кельтских орнаментов. Здесь я был совершенно свободен в решении образного строя работ. Во-первых оттого, что в качестве материала взяты довольно лапидарные графические изображения (не исключено, что принадлежащие автору XIX века, в своих рисунках дающему свой условный образ кельтского изобразительного канона). Кроме того, я сам не отягощен подробным знанием кельтской культуры и исходил исключительно из характера этих рисунков, архаически-воинственных, напоминающих изображения на щитах или оружии. Впрочем, в нескольких работах в конце цикла есть намек на то, что кельтская орнаментика была одним из источников для искусства европейского модерна конца XIX века.

Скоро появятся другие серии работ.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 18 Март 2019, 22:35:54, Е. Морошкин»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Евгений, спасибо! Работы замечательные. Как бывший японский житель, могу засвидетельствовать подлинно японское качество многих орнаментов. Насчет тонкой грани между человеком и природой, то как раз этого на мой взгляд в японской культуре как таковой нет (какие-то элементы этого присутствуют благодаря китайским религиозно-философским влияниям). Между человеком и природой имеется многослойный покров ритуала - как восемь слоев японского кимоно. Вот насчет театральности - это да, присутствует. С нашей точки зрения - сплошная театральность. Кельтские узоры хороши - задевают и запоминаются. Лично я ощутил суровость и атмосферу загадки.

Слово - это вышивка по ткани молчания.

Зулляйдж (марокканский изразец)

Изразцовый декор зданий и интерьеров издавна характерен для мусульманского Востока. В частности, в мавританской культуре (распространявшейся и на территорию современного Марокко), которая постоянно контактировала и с арабской цивилизацией, и с европейской (через Испанию), сформировался собственный стиль изразцов, впитавший влияния различных традиций.

Даже в своем сегодняшнем, достаточно простом и коммерциализированном исполнении это искусство сохраняет узнаваемые традиционные черты. Для меня же развитие и преобразование этих изобразительных источников давало возможность выстроить ассоциации со стилем восточного ковра, орнаментикой рукописных книг, мозаичными стенами дворцов и мечетей.

В отличии от других альбомов из этой серии, где я пытаюсь создать портрет конкретной национальной культуры, здесь моя задача скорее в создании обобщенного образа Востока, в той же мере обобщенного и условного, какими были ориентальные образы русских композиторов – Римского-Корсакова, Бородина, Балакирева. А для них ориентальность – еще одна грань русской души, воплощенный мир русской мечты и сказки. Так и здесь – многокрасочность и затейливость композиций исходят не из знания характера марокканского искусства, и из давних русских обычаев обращения искусства к Востоку (в том числе в живописи, особенно начиная с эпохи модерна).

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 31 Январь 2019, 22:14:25, Е. Морошкин»

Хохлома

Изготовление расписной деревянной посуды – старинный промысел, развивавшийся в Заволжье, к северу от Нижнего Новгорода, с начала XVII века. Формирование хохломского стиля росписи совпало по времени с расцветом других декоративных искусств и испытывало влияние рисунков драгоценных вышитых тканей, травных узоров в фонах житийных икон, пышно орнаментированных иконных окладов. В соответствии с особой техникой изготовления и окраски хохломских изделий возникла трехцветная черно-красно-золотая гамма, однако такой аскетизм в цвете сочетался с необыкновенной изобретательностью и гибкостью форм.

Проходя разные этапы своей истории и несколько видоизменяясь, этот промысел существует и сегодня, теперь в нем работают уже профессиональные мастера и предметы не рассчитаны на бытовое использование, а изначально рассматриваются как художественные изделия. Современный, узнаваемый облик искусства Хохломы сложился к 1960-м годам, самой характерной его чертой стала особая условность, стилизованность в изображении цветов, изнутри которых как бы разворачиваются целые многосложные миры. Сохранилась изначальная образная доминанта хохломских росписей – они напоминают чудесный райский сад, там среди сплетений ветвей таятся фантастические птицы и вызревают невиданные плоды.

Мне показалось интересным, сохранив стилизованность этих рисунков, снова наполнить их богатством красок и по-новому раскрыть их космогоническое звучание.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 28 Февраль 2019, 13:27:35, Е. Морошкин»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика