Пространственные искусства
Орнаменты национальных культур (компьютерная живопись)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Я в первый раз решил дать подробный комментарий к своим компьютерным работам. Смысл новых циклов, которые я начинаю размещать, мне видится очень важным для нашего совместно созидаемого художественного мифа, и хочется здесь обозначить некоторые акценты.

Всё началось с того, что я захотел в серии «Посвящения Ларисе Патраковой» сделать альбом по этому стихотворению:

Давно мы не улавливаем суть
Орнаментов, сплетений линий вещих,
Но памяти волну сквозь нас несут
И заставляют в даль глядеться вещи.

Узорный мир старинного платка
И сказка прялки – мудрая, резная…
Но только те, кто резал и кто ткал,
Уже значенье линии не знали…

Такая даль… Ещё был мир, как воск:
Во всём дышало самое начало…
Но кто-то первый линию нанёс,
И линия бессмертье означала.

Потом замысел стал разрастаться, в качестве исходного материала меня привлекли не только орнаменты древнерусского происхождения, но и всегда интересовавшая меня орнаментальная и декоративная культура разных народов и времен. В ней отражается характер, эстетические предпочтения того или иного народа, в ней в условной и концентрированной форме отложились многие этапы его исторического становления.

Я же в своих авторских фантазиях пользуюсь уже привычным для меня методом: вычленяю из рисунка небольшой фрагмент, довольно простой, однозначный, не передающий композиционной сложности этого рисунка, но затем на основе такого фрагмента выращиваю другую сложность, ввожу его в контекст уже наработанного мною компьютерно-живописного языка с характерными для него фактурными и цветовыми изысками. Это уже моя авторская работа, где сознательно, а больше бессознательно, находит выражение мое видение облика той или иной национальной культуры.

Наряду с довольно древними образцами орнаментики я использовал и более позднее декоративное искусство разных народов, сохраняющее изобразительную и смысловую связь с национальной традицией. Иногда источники разного временного происхождения соседствуют внутри цикла, но я не подчеркиваю их контраст, а наоборот, стараюсь выстроить цикл как целостность, отражающую единство и многогранность национального характера.

Один их циклов основан на узорах японских тканей (многие исходные изображения взяты с портала Миф). В этих работах я старался акцентировать два важных качества, характерных для японского национального искусства. С одной стороны – специфический, узнаваемый стиль обращения к миру природы, внимательность к мельчайшим деталям в строении цветка, травинки, форме водного или воздушного потока. Это естественно входит в национальное представление о красоте, делает очень тонкой границу между природными стихиями и человеком. С другой стороны – атмосфера карнавала, театра, рождающая в изобразительном искусстве напряженность ритмов, неожиданные столкновения красок, великое многообразие условных манер, через которые могут преображаться те же природные формы.

Другой цикл построен на основе кельтских орнаментов. Здесь я был совершенно свободен в решении образного строя работ. Во-первых оттого, что в качестве материала взяты довольно лапидарные графические изображения (не исключено, что принадлежащие автору XIX века, в своих рисунках дающему свой условный образ кельтского изобразительного канона). Кроме того, я сам не отягощен подробным знанием кельтской культуры и исходил исключительно из характера этих рисунков, архаически-воинственных, напоминающих изображения на щитах или оружии. Впрочем, в нескольких работах в конце цикла есть намек на то, что кельтская орнаментика была одним из источников для искусства европейского модерна конца XIX века.

Скоро появятся другие серии работ.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 18 Март 2019, 22:35:54, Е. Морошкин»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Евгений, спасибо! Работы замечательные. Как бывший японский житель, могу засвидетельствовать подлинно японское качество многих орнаментов. Насчет тонкой грани между человеком и природой, то как раз этого на мой взгляд в японской культуре как таковой нет (какие-то элементы этого присутствуют благодаря китайским религиозно-философским влияниям). Между человеком и природой имеется многослойный покров ритуала - как восемь слоев японского кимоно. Вот насчет театральности - это да, присутствует. С нашей точки зрения - сплошная театральность. Кельтские узоры хороши - задевают и запоминаются. Лично я ощутил суровость и атмосферу загадки.

Говори что думаешь, но думай что говоришь

Зулляйдж (марокканский изразец)

Изразцовый декор зданий и интерьеров издавна характерен для мусульманского Востока. В частности, в мавританской культуре (распространявшейся и на территорию современного Марокко), которая постоянно контактировала и с арабской цивилизацией, и с европейской (через Испанию), сформировался собственный стиль изразцов, впитавший влияния различных традиций.

Даже в своем сегодняшнем, достаточно простом и коммерциализированном исполнении это искусство сохраняет узнаваемые традиционные черты. Для меня же развитие и преобразование этих изобразительных источников давало возможность выстроить ассоциации со стилем восточного ковра, орнаментикой рукописных книг, мозаичными стенами дворцов и мечетей.

В отличии от других альбомов из этой серии, где я пытаюсь создать портрет конкретной национальной культуры, здесь моя задача скорее в создании обобщенного образа Востока, в той же мере обобщенного и условного, какими были ориентальные образы русских композиторов – Римского-Корсакова, Бородина, Балакирева. А для них ориентальность – еще одна грань русской души, воплощенный мир русской мечты и сказки. Так и здесь – многокрасочность и затейливость композиций исходят не из знания характера марокканского искусства, и из давних русских обычаев обращения искусства к Востоку (в том числе в живописи, особенно начиная с эпохи модерна).

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 31 Январь 2019, 22:14:25, Е. Морошкин»

Хохлома

Изготовление расписной деревянной посуды – старинный промысел, развивавшийся в Заволжье, к северу от Нижнего Новгорода, с начала XVII века. Формирование хохломского стиля росписи совпало по времени с расцветом других декоративных искусств и испытывало влияние рисунков драгоценных вышитых тканей, травных узоров в фонах житийных икон, пышно орнаментированных иконных окладов. В соответствии с особой техникой изготовления и окраски хохломских изделий возникла трехцветная черно-красно-золотая гамма, однако такой аскетизм в цвете сочетался с необыкновенной изобретательностью и гибкостью форм.

Проходя разные этапы своей истории и несколько видоизменяясь, этот промысел существует и сегодня, теперь в нем работают уже профессиональные мастера и предметы не рассчитаны на бытовое использование, а изначально рассматриваются как художественные изделия. Современный, узнаваемый облик искусства Хохломы сложился к 1960-м годам, самой характерной его чертой стала особая условность, стилизованность в изображении цветов, изнутри которых как бы разворачиваются целые многосложные миры. Сохранилась изначальная образная доминанта хохломских росписей – они напоминают чудесный райский сад, там среди сплетений ветвей таятся фантастические птицы и вызревают невиданные плоды.

Мне показалось интересным, сохранив стилизованность этих рисунков, снова наполнить их богатством красок и по-новому раскрыть их космогоническое звучание.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 28 Февраль 2019, 13:27:35, Е. Морошкин»

Орнамент индейцев Пуэбло

Исходные материалы для этого цикла взяты из книги В.И. Ивановской «Орнаменты древней Америки». Там приведены не фотографии реальных артефактов (упоминаемых в тексте украшений жилищ, предметов быта, ритуальных масок), а лапидарная черно-белая графика, принадлежащая, видимо, автору книги, в которой обобщены характерные для коренных народов Америки изобразительные мотивы.

Не будучи знакомым с традиционной культурой Пуэбло (так называется группа народов, проживавших на территории современных штатов Аризона и Нью-Мексико), я здесь исходил из самых общих представлений о том, что в их искусстве должно выражаться почитание природных стихий, духов земли, огня, вод. В древних орнаментах отображение этих стихий крайне абстрагировано, доведено во многих случаях до чисто геометрической формулы. Однако и в таких абстрактных фигурах ощущается концентрированная символичность, улавливаются неповторимые космогонические представления древнего народа.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам

Славянский орнамент

Древние славянские орнаменты, сегодня активно продолжающие жить в вышивке и декоративных искусствах, изначально были наполнены глубоким символическим смыслом. Символы Солнца, Матери Сырой Земли, богов языческого пантеона, духов полей, лесов, вод заключались в отдельные элементы того, что сейчас называют абстрактным ромбическим орнаментом и мотивом волны (цветочной ленты) в их бесчисленных, очень сложных вариантах. Из этих элементов складывался осмысленный и когда-то всем понятный текст, он передавал из поколения в поколение знания о структуре мира, о круговращении жизни и смерти. Украшенные таким орнаментом одежда, полотенца, прялки и другие предметы быта тем самым наделялись оберегающей силой, отводя невзгоды, принося урожай и удачу.

Я, как и в прежних своих альбомах, не претендую на соответствие тем смыслам, которые изначально в эти орнаменты заложены, а делаю собственные, эмоционально и лирически наполненные их прочтения. В этом у меня есть предшественники и учителя, это в первую очередь художники Абрамцевского круга, для которых народное искусство было основой в построении их художественных миров. Они не углублялись в древний славянский символизм (он только начинал тогда приоткрываться исследователям), но просто ощущали силу народной фантазии, красоту и радость, разлитые в народном искусстве.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам

Изразцы

Альбом построен на основе старинных изразцов, которыми украшали стены церквей и иногда жилые терема. Расцвет русского изразцового искусства приходится на XVI-XVII века, именно тогда появились богато декорированные храмы в Ярославле, Ростове, Москве и других городах. Продолжалось изготовление изразцов и в XVIII веке, теперь в них преобладали другие стилистические ориентиры (европейские, главным образом – голландские) и они в основном использовались в интерьерах, а не во внешнем декоре зданий. В конце же XIX века, когда пришло время сознательного обращения к национальным художественным истокам, это искусство пережило второе рождение. Многие здания московского архитектурного модерна облицованы изразцами, изготовленными в Абрамцевских керамических мастерских, там же работали М. Врубель и А. Головин, создавая авторские изразцовые панно.

В моем альбоме преобразованы фотографии изразцов раннего периода, не позднее XVII века. Я не вуалировал, а иногда, наоборот, усиливал и обыгрывал в изображениях следы времени – сколы и трещины на поверхности глазури, фактуру камня – это, мне кажется, не разрушает, а только усиливает образ, дает ощущение «седой древности», диалога с ушедшими временами.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 02 Февраль 2020, 22:47:51, Е. Морошкин»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Отлично! Диалог с прошлым работает. С цветами надо бы тщательнее. Есть  изразцы с отличной цветовой гаммой, а есть такие, где цвета кажутся случайными, или как бы закрашенными (не принадлежащими материалу) или просто размазанными. Если оставить только лучшие, впечатление было бы сильнее.

Говори что думаешь, но думай что говоришь

Размещаю еще один альбом славянских орнаментов:

Славянский орнамент-2

Скоро будет третий славянский цикл, с некоторыми новыми акцентами, о нем напишу подробнее.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Здорово! Интересно следить, как Евгений ищет корни прароссианства через активизацию в творчестве каких-то своих глубинных слоев сознания. Некоторые мотивы, впрочем, кажутся срисованными с персидских ковров, но возможно это намеренно.

Говори что думаешь, но думай что говоришь
«Последнее редактирование: 12 Июнь 2020, 16:54:56, Золушка»

Спасибо, Андрей. Вы правильно определили, что образы идут из подсознания. Все картины рождаются импровизационно, и принимаясь за конкретную вещь, я не знаю, какая у нее в итоге будет цветовая гамма и какой характер. В процессе работы что-то намечается, и уже затем я стараюсь это что-то выявить сильнее и уточнить.

Если какие-то работы напоминают персидское искусство – видимо, цветовым решением и фактурой – то и это получилось спонтанно. Значит, так я чувствую.

Более сознательная часть работы наступает не во время создания картин, а когда я их выстраиваю в цикл. Определяются вещи родственные, из которых складывается единый смысловой аккорд. Они в цикле ставятся рядом, но может быть и наоборот: они распределяются в разные места, чтобы перекликались на расстоянии. Может возникнуть и подобие музыкальной драматургии, рондообразной или сонатной. Это касается больших циклов, а в маленьких (по прелюдиям или по стихам Патраковой) драматургия строится другая, более однозначная и целенаправленная.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 13 Июнь 2020, 13:38:05, Е. Морошкин»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
образы идут из подсознания. Все картины рождаются импровизационно,

Это очень богатая нюансами тема, по которой имеется обширная литература. Существует идущее от классиков мнение, что явные усилия ума лишь препятствуют истинному творчеству. С другой стороны, многие признают, что сосредоточенность сопутствует творчеству. Агностический элемент в творчестве сочетается с необходимостью мобилизации кортикальных ресурсов. Композитор не знает, как он сочиняет музыку, но он осознает, что в данный конкретный момент он занят именно сочинением музыки и он знает, что для этого он должен фокусироваться именно на музыке. Он еще может сочинять музыку и одновременно варить кашу, но он вряд ли сможет  сочинять музыку, думая о разводе с женой (хотя ситуация развода и может его на что-то вдохновить). Я называю подобные умственные действия полу-осознанными. Специалист, практикующий много лет определенный вид творчества, не просто умеет сосредоточиваться, но овладевает определенным ноу-хау в плане того, как именно настраиваться на свой индивидуальный вид творчества. Широкий термин "подсознание" работает в грубом смысле, но сам по себе не передает весь спектр того, что стоит за творчеством, даже и неосознанным. Вряд ли это то подсознание, которое у Фрейда. Скорее это ближе к тому, что в сфере мышления называют интуицией, хотя тоже не совсем то, так как для интуиции важна быстрота.  Можно усмотреть аналогию с двигательными автоматизмами, которые также полу-осознанны в похожем смысле. В общем это некоторая скрытая умственная работа, еще мало изученная наукой.

Говори что думаешь, но думай что говоришь


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика