Музыка Замка
Всеволод Петрович Задерацкий. Золотое житьё.

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Сегодня мы размещаем на страницах «Воздушного Замка» две интереснейшие записи. Одна из них получила название «Золотое житьё» и относит нас в сентябрь 2012 года. Вторая запись, названная нами «Фортепиано: маска и душа» была сделана в конце декабря 2012 года, в редакции журнала «PianoФорум».

Две эти записи связаны между собой и очень дороги для каждого из нас.

Для Евгения Морошкина они связаны с воспоминаниями его учёбы в Московской Консерватории: Всеволод Всеволодович Задерацкий был деканом теоретико-композиторского отделения Консерватории, который Женя заканчивал в конце 80-х годов.

Для меня обе эти записи представляют собой своеобразные вехи на путях моих трудных поисков философских определений тождества и различия музыки и слова. Эта тема лежит в русле размышлений «Розы Мира» о судьбах культуры и интеллигенции, об этических коррелятах их творческих поисков.

Противоречивое единство музыки и слова, несомненно, сознаётся как философами, так и музыковедами, как композиторами, так и исполнителями. Оно присутствует в поисках театральных режиссёров, ищущих новых ключей к слову классической литературы. Оно же находит себя в публикациях литературного творчества музыковедов, композиторов и исполнителей.

 Оно еще не разгадано до конца, еще не обозначены социальные границы этой темы, значимые для самосохранения как европейской, так и российской культуры и их традиций. Вместе с тем, оставаясь ноуменом и не подчиняясь рассудку, оно обеспечивает культуру тем уникальным психологическим, информационным и диалогическим потенциалом, который сохраняет и транслирует её живую жизнь, придаёт её хрупким созданиям социальный статус, шлифует в обществе его культурную память и расширяет её пределы.

Публикуемые нами сегодня записи, – хотя и не прямо, а по касательной,– но сопричастны этой сложной, но чрезвычайно перспективной для разрешения множества проблем и трудностей взаимопонимания культур, темы.

Первая из них знакомит читателей и пользователей портала с литературным творчеством композитора Всеволода Петровича Задерацкого (1891-1953).

Всеволод Петрович Задерацкий – до сих пор малоизвестное имя в истории русской советской культуры. Малоизвестное имя и особая судьба, примыкающая по своей социальной событийности к творческой судьбе Даниила Андреева, но и во многом отличная от неё. Он был отмечен предназначением к музыке и гармонии, и в течение всей жизни сочинял музыку, угадывая в бушующих вокруг него социальных преобразованиях новые диссонансные звучания русской истории.

Однако, обращение к литературе и её слову для В.П. Задерацкого, который, по словам его сына, доктора искусствоведения В.В. Задерацкого, «был музыкантом-профессионалом в абсолютном значении этого слова – композитором, пианистом, дирижёром, педагогом, обслуживающим весь круг музыкально-исторических и теоретических дисциплин», – обращение к литературе, тем не менее, не было для него случайным.

Надо полагать, что вера в своё призвание, глубина профессиональных познаний, неиссякаемая творческая энергия и драматические перипетии личной судьбы создавали вокруг него то особое состояние неустойчивости, преодоление которого, – как это ни парадоксально, – позволяло ему сохранять свой жизненный и личностный этос.  В этом отношении  овладение всеми гранями профессии музыканта само узнавание слова делало заманчивой перспективой познания жизни и времени.

Поэтому выход в свет собранных воедино и опубликованных под названием «Золотое житьё» глав его неоконченного романа стало одним из знаковых событий сентября 2012 года, и его презентация в Архиповском  музыкальном салоне, – а она состояла из чтения отдельных глав романа и исполнения музыкальных сочинений В.В. Задерацкого, – представила всю глубину его творческих поисков, оправдала векторные пересечения музыки и слова и доказала, что блестящая литературная форма сродни музыкальному произведению.

Прежде чем опубликовать запись презентации этого удивительного литературного произведения, основанного на личных воспоминаниях и принадлежащего перу композитора, скажу несколько слов не о мотивации, – о побудительной силе к его созданию.

Я глубоко убеждена, что личные воспоминания, попав в поле притяжения его творческого воображения в трагически неспокойный и переломный для хода войны 1942 год, стали для В.П. Задерацкого социально ощутимой границей жизни и смерти. И, вольно или невольно, но обрели форму романа с личными воспоминаниями перед лицом небытия. Острота памяти преодолевает страх: неслучайно одна из первых его глав так и названа «Жизнь начинается с воспоминаний».

Так,  начатые им главы жизненных воспоминаний в рукописи остались главами его романа с творчеством и судьбой. Не будучи предназначенными к публикации, они невольно сохранили в себе глубинный личностный, открытый времени, живой образ своего автора, его мнения, его удивительные, разбросанные по тексту наблюдения памяти обо всем социальном составе рухнувшей в небытие Российской империи.

Однако их яркий и образный язык, музыкальная точность композиционного замысла, поразительный по своей социальной ёмкости диапазон характеров и событий превращал личные воспоминания автора в живые и разнообразные, сочные и внезапно целостные картины жизни предреволюционной России, еще ничего не знавшей о предстоящей ей исторической судьбе.

Поэтому, собранные воедино, и опубликованные как «главы романа», современному читателю они предстали уже как литературное произведение, характер и особенные достоинства которого прошли одно из самых главных испытаний, предназначенных произведениям искусства, – испытание временем.

А испытание временем обнажает главное. Не надо забывать, что время – умелый ткач смыслов и его испытания всегда являются мерой жизненной полноты литературных образов: так оно испытывает крепость нити, из которой соткан тонкий холст искусства слова. Тем более, когда литературное произведение подразумевает сложное, но отчётливо предполагаемое автором единство с гармонией музыкальной формы.

Поэтому, если задумываться о жанровых особенностях представленного ранним сентябрьским вечером 2012 года в Архиповском музыкальном салоне литературного произведения В.П. Задерацкого и проводить историко-музыкальные аналогии, то, – как мне представляется, – наиболее точной и определённой была бы аналогия с «Картинками с выставки» М.П. Мусоргского.

Представляем Вам запись этой презентации. Главы из романа «Золотое житьё» читают народный артист РФ С.К. Шакуров и народный артист СССР, профессор ВГИК В.С. Лановой.



«Последнее редактирование: 29 Ноябрь 2014, 03:41:25, ВОЗ»

"...В этом отношении  овладение всеми гранями профессии музыканта само узнавание слова делало заманчивой перспективой познания жизни и времени...."

??
Что-то не так в этой фразе, имхо.
(постинг свой уберу после Вашего разъяснения)

Путинцева Т

Ну, на мой взгляд,   в этой фразе нет того, о чём можно было бы сказать, «что-то не так». 

Достаточно представить себе, какой социальный резонанс имели его профессиональный опыт и знания в условиях тогдашней перестройки привычного для России уклада и образа жизни.

А то, что двадцатые-тридцатые годы прошлого века – годы наиболее активной перестройки всего строя жизни – начиная с языкового опыта и заканчивая отношениями между различными слоями общества, сомневаться не приходится. 

Сохраняя свой профессиональный опыт, используя его как источник заработков,  обучая своих учеников, Всеволод Петрович, тем не менее, был ограничен в возможностях чувствовать себя композитором: на его произведения был наложен запрет исполнения.

В социальном плане это было еще и  приговором к коммуникативному вакууму: нет произведения, нет и идей этого произведения, и, - соответственно, - нет и их обсуждения. Я по своему личному опыту хорошо знаю, что за этим стоит.

Обычно в таких ситуациях человек теряет своё социальные навыки, опыт, лицо.

Но у Всеволода Петровича Задерацкого, - так, по крайней мере, думается мне, и это подтверждается знакомством с его произведениями, как музыкальными, так и литературными, - был сильный характер и неистребимая потребность в сохранении и развитии своего творческого опыта, потребность в коммуникации не только с коллегами, но и  с историей и временем.   

Это, конечно, противоречило политическим установкам конкретной эпохи, в которой он жил. При этом почти никто не учитывает один маленький, - но, возможно, лично для него один из наиболее существенных, - штрих его биографии: а именно, лояльность  Всеволода Петровича Задерацкого  по отношению к   политическим условиям, в которых ему довелось жить уже после поражения в Гражданской войне армии, в которой он служил. А он был кавалерийским офицером армии Врангеля. 

Как офицер, он принял своё поражение и, надо думать, хорошо понимал, что это значило.

Он не выносил своего приговора ни времени, ни истории, -  это видно по его роману, это слышится в его музыкальных произведениях.  Он наблюдал, понимал, его чуткое ухо улавливало особые  ритмы времени, он по-своему вслушивался в историю. И она откликалась ему. Она откликалась ему и своим словом, - он был знатоком языка самых разных слоёв уходящей в небытие Российской империи, собирал  свою языковую картотеку, о чём свидетельствовал В.В. Задерацкий в своей книге об отце.

Честно говоря, я была поражена этой его особой внимательностью композитора – к слову.

До Всеволода Петровича мне был известен только один единственный случай «языковой картотеки», но это был случай профессионального переводчика и знатока китайского языка Бориса Ивановича Панкратова, который много лет собирал свою картотеку языка китайских улиц.  Но это – отдельная история.

На мой взгляд, это значит, что его опыт музыканта не противоречил обращению к литературе и литературному слову. Более того, в то время перестройки языка и сознания лично его он к нему подталкивал. А это значило, что мы сталкиваемся с особым случаем внимания композитора к слову и истории. А значит, обретаем возможность оценить еще одну грань музыкального профессионализма.  Мы можем оценивать его узнавание самого себя  и своё особое продолжение в слове и литературе.

Это, несомненно, является особым случаем.  Музыкальное чутье композитора  сознательно удерживало само существование слова,  сохраняло   его смысловые грани для последующих поколений, связывало прошлое и будущее культуры, удерживало эти невидимые для обыденности связи культурной традиции. 

Отмечу в конце, что к опыту литературы и возможностям литературного слова обращался не только В.П. Задерацкий. Так что вопрос этот требует своего исследования. И, думается,  оно непременно последует.

Вот это я и имела в виду в этой короткой фразе.

«Последнее редактирование: 18 Июнь 2013, 11:31:47, Ирина Николаева»

Ну, на мой взгляд,   в этой фразе нет того, о чём можно было бы сказать, «что-то не так».

Тогда подробно скажу, на чём я "споткнулась".
"...В этом отношении  овладение всеми гранями профессии музыканта само узнавание слова делало заманчивой перспективой познания жизни и времени...."
1) Если после "музыканта" поставить запятую, первая моя "претензия" исчезает
2) если вместо "делало" поставить "делали", исчезнет вторая претензия
("делали" будет относиться и к "овладению гранями" и к "узнаванию слова")
3) если вместо "перспективой" поставить "перспективу", исчезнет третья.
Вариант может быть и таким - оставить "перспективой", но вместо "познания" поставить "познание".

То есть может быть либо фраза
"...В этом отношении  овладение всеми гранями профессии музыканта, само узнавание слова делали заманчивой перспективу познания жизни и времени...."
Либо же
"...В этом отношении  овладение всеми гранями профессии музыканта, само узнавание слова делало заманчивой перспективой познание жизни и времени...."

Нюансы у этих предложений немного разнятся.
...Либо же Вы хотели сказать нечто третье, которое я не смогла понять, запутавшись в синтаксисе. В этом случае, если можно, перефразируйте  с адаптацией, пожалуйста, - для "особо продвинутых особ" типа меня. :)

Спасибо за развёрнутое объяснение сути, заложенной в "тостуемой" фразе. Восхищение личностью Задерацкого оно у меня укрепило. Но фраза по-прежнему осталась - по моему мнению - нуждающейся в вышеприведённых корректировках. Нет?



Путинцева Т
«Последнее редактирование: 19 Июнь 2013, 08:03:04, КАРР»

Спасибо,  дорогая КАРР!  Вот теперь я поняла, что Вам не ясно.

И действительно увидела свою неточность. На самом деле это предложение должно выглядеть таким образом:

"...В этом отношении  овладение им всеми гранями профессии музыканта само узнавание слова делало заманчивой перспективой познания жизни и времени  ..."

Здесь принципиально важно оценить вот эту встречу опыта композитора  и литературного слова, слога, повествования.  Это не та встреча музыки и слова, которая естественно присутствует, скажем, в романсе,  когда композитор пишет музыку на уже готовые  поэтические слова. 

Это, как я уже писала, особый случай. И его внимательное изучение сулит нам, - как мне представляется, - немало открытий в том нелёгком времени, о котором мы так жарко спорим, часто и не понимая природы тех социальных и культурных перемен, которое оно с собой принесло.

На мой взгляд, изучение литературных опытов композиторов того времени обещает многое.  Уже после того, как я прочла главы романа В.С. Задерацкого, мне посчастливилось познакомиться и с рассказами С.С. Прокофьева.  И они только подтвердили все мои гипотезы, которые я вынесла из знакомства с прозой Всеволода Петровича.

Спасибо Вам за внимание,

                                                                                                                            Ирина Николаева


Извинения за занудство, но после слов "должно выглядеть таким образом" стоит всё та же, прежняя форма предложения, которая вызвала у меня такой напряг с восприятием.
:)

Хотя... Вероятно, можно сказать во множественном числе: "познания" - разделяя познание жизни и познание времени.
Тогда почему оба "познания" объединены в одну "заманчивую перспективу"?
... Не обращайте внимания, Ирина, - скорее всего такой "спотык" на чистом синтаксисе исключительно моя проблема: Вы используете более усложнённый синтаксис, чем тот, к которому я привыкла. Скорее всего, дело именно в этом (и в присущем мне занудстве). Если фраза, на которой я Вас "застопорила", не вызвала у Вас ощущения неправильности, значит, она верна: Ваш уровень работы со словом значительно выше моего - это я давным давно определила.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 19 Июнь 2013, 22:08:38, КАРР»

На мой взгляд, изучение литературных опытов композиторов того времени обещает многое.  Уже после того, как я прочла главы романа В.С. Задерацкого, мне посчастливилось познакомиться и с рассказами С.С. Прокофьева.  И они только подтвердили все мои гипотезы, которые я вынесла из знакомства с прозой Всеволода Петровича.

Интересно. Может быть Вы найдёте время подробнее рассказать именно об этом: что подтвердилось? Как?


Путинцева Т

 
Дорогая КАРР!

Занудство - в моих глазах, во всяком случае, - самая необходимая для контекста интеллектуальных бесед  установка. Так что я воспринимаю это нормально.

К тому же Вы сами ответили на свой вопрос. Познание жизни и познание времени, действительно, совершенно разные вещи.

Для меня это очевидно, но это, конечно, не значит, что это очевидно для всех остальных.

И только допуская их различие, мы можем оценить изменения неизменного, - так бы я выразилась. Это, so to say, высшая математика философского понимания мира.

И еще немного о занудстве, за которое я Вам искренне благодарна. Я вчера оценила по достоинству Ваше непонимание, а заодно и  всё филологическое своеобразие – скажем так, - самой фразы.

Но, тем не менее, я стала проверять её на логическую верифицируемость. И увидела, что она допускает несколько толкований. Что в данном случае допустимо и, я бы сказала, даже выгодно. И вполне соответствует непрозрачности нашего знания о проблеме, которую мы затронули. 

Эту проблему, кстати, надо бы еще сформулировать. И, боюсь, что по ходу дела там возможны еще большие филологические недоразумения. Но – на мой взгляд, - игра стоит свеч.

Не уверена, что в ближайшее время смогу более подробно высказаться на Воздушном Замке. Однако, я планирую написать статью о В.П. Задерацком, его литературном наследии и трудностях восприятия его творческой судьбы.

Обещала это сделать для польского журнала, который выходит в Житомире.  Как только статья будет готова, я какие-то тезисы выложу и на Воздушном Замке. Их можно будет обсудить.

Не уверена, что это получится в июне, Вы же знаете, что у меня очень плотный график и времени  не хватает катастрофически.

А Вы прочитали эти «главы романа»? Беру в кавычки, потому что для меня  они всё равно  оставляют впечатление целостности, но выстроенной не по литературным, а по музыкальным канонам.

Эти главы романа стоит прочитать. Во всяком случае – независимо от  пристрастий, - встреча с этим текстом приносит с собой глубокие и неожиданные эмоции. И заставляет размышлять о нашем непонимании того, что реально происходило в то время.

                                                                                                                             Ирина Николаева 

«Последнее редактирование: 20 Июнь 2013, 13:24:40, Ирина Николаева»

А Вы прочитали эти «главы романа»? Беру в кавычки, потому что для меня  они всё равно  оставляют впечатление целостности, но выстроенной не по литературным, а по музыкальным канонам.

Прослушала. Пока чуть больше половины. Слушала с удовольствием.
Относительно выстроенности по музыкальным канонам - судить не мне.
Я отметила то, что мне ближе: хороший, несколько жестковатый, юмор.
Несомненное литературное мастерство.
Новеллы динамичны, колоритны, человечны.
 

Путинцева Т

 
Новеллы динамичны, колоритны, человечны

Всё же стоит прочитать весь текст, - от главы к главе. Тогда становится ясно, что динамика, колорит и человечность каждой новеллы являются достоинствами повествования, целостность которого связывает воедино картины жизни России в годы царствования последнего русского императора, оттеняя характеры людей и их взаимоотношения, образцы поведения в различных социальных слоях. 

Поразителен и их географический колорит: от русского Дальнего Востока, - не  обходя вниманием описание образа жизни таёжных золотодобытчиков и первых  вояжей русских коммерсантов в Китай и Латинскую Америку, - до Крыма, включая  Москву, Петербург  и Одессу.

Не менее поразительны и социальные акценты повествования. Не знаю другого произведения, в котором так последовательно приоткрывались бы нагрузки на социальные пружины, от упругости и надёжности которых зависят «взлёты и падения» представлений об общественном благе.

Это пружины чести и денег, - а  ведь косвенно с ними  сопряжены и все оценки человеческого достоинства, не так ли?

В общем, это действительно очень интересная литература, в корне меняющая наши представления о России накануне революции.

Честно говоря, я немного даже завидую тем исследователям, которые сумеют вплести все особенности творческой судьбы В.П. Задерацкого в общую канву литературного и музыкального развития  русской культуры в, пожалуй, самый драматичный период её существования.

Там встаёт множество самых интересных проблем. И их решение зависит, - как, впрочем,  и всегда, - от честности и бесстрашия, от искренности и ответственности исследователя. А в целом - это большая, очень интересная и по-настоящему благородная задача, от выполнения которой будет многое зависеть в нашем понимании истории и культуры.

                                                                                                                              Ирина Николаева


«Последнее редактирование: 21 Июнь 2013, 20:36:27, КАРР»

Всё же стоит прочитать весь текст, - от главы к главе.

Конечно. Обязательно.

Путинцева Т

Во время Житомирского фестиваля Ирина Николаева рассказывала о жизни и творчестве В. П. Задерацкого на музыковедческом семинаре. Запись находится здесь:
https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=3118.0#msg22189

Затем было еще одно выступление, специально посвященное роману "Золотое житьё". Запись будет размещена позднее.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 29 Ноябрь 2014, 03:42:12, ВОЗ»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика