Искусство слова
Возвращение в настоящее

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #1 : 05 Октябрь 2011, 23:39:27 »
Стр.1.
"Хождение по Москве"

И снова я иду по Москве...
Шагаю. Смотрю принарядилась: вместо неподвижных еще недавно строительных лесов, красуются фасады блестяще отремонтированых зданий. Обновилась она и новыми старыми лицами из недалекого родного прошлого; всюду....не золотая и не дремотная азия опочила на улицах мегаполиса, говорящего, как и положено столице мира (Третьему Риму) на всевозможных языках и наречиях. А вот впереди, подобно корабельному маяку, высится исполинская фигура прародителя нового поэтического языка, языка, застывшей в каменном крике революции. Слышу...

Чеканю шаг по мостовой.
Шагаю в такт, аж сводит скулы.
 И упиваюсь суетой
Кичащихся московских улиц...

Иду дальше, я уже за могучей спиной поэта и гражданина; вдали вырисовываются очертания -  остроконечные плечи, громоздкий корпус конусообразная голова - сталинской высотки, чей величественный и торжественный вид наталкивает на мысль о ее символическом сходстве с Вавилонской башней. И народы вокруг нее и языки разбросаны разные...

Стоп! Указатель "Спорт Экспресс" ведет направо вниз по улице Красина. По правую руку тянется змеевидная пробка из десятка автомобилей. Из роскошного красного седана Инфинити мне улыбается красивая девушка, я отвечаю вежливой улыбкой и продолжаю уличное движение. Инфинити, что переводится, как      "бесконечный", догоняет меня и дарит мне новую очаровательную улыбку своей милой хозяйки, которая взглядом, точнее краем глаза указывает на переднее сидение. Но указатель "СЭ" проложил мне свою неукоснительную колею и вместо ни к чему не обязывающей занимательной экскурсии по Москве, вместо ужина в компании симпатичной брюнетки, я имею довольно-таки скучную беседу в канцелярии.
Но надо уметь вовремя и самое главное самому отказаться от того, что тебе не предназначено в этот день.

Едем дальше в гордом одиночестве. Инфинити еще раньше скрылся в образовавшейся впереди бреши, разачаровано вильнув навороченным задом.
   Обилие праздно шатающихся вдоль проспекта студенток немного отвлекает от мыслей о брюнетке в красном авто. Черное и красное скрылось в бледном тумане фантазий, ставших наконец вчерашним днем. 

Передвигаясь по Москве на авто, на прочем наземном транспорте или  на своих двух, не можешь пронести взгляд мимо рекламы, которой усеяны практически все без исключения городские здания. Читаешь на выбор: Мясной дворик "Мясо из лучших ферм России. С любовью!" Любовь на мясном дворике? Какое конкретно действие, перенесшее мясо на торговый лоток сопровождалось "любовью"? Без комментариев. Или: "Орбит фрутини для нашей сладкой богини!" Это четверица собралась на яхте или, как сейчас выразились бы: "зависла в море" для того, чтобы ублажать свою подружку, которая только и знает, что две недели кряду жует жвачку, дразня своих исстрадавшихся вконец кавалеров? Подтекст, который несет эта продукция никак не оценивается мерой испорченности оценщика, потому как нет альтернативы в этом сюжете, ее просто нет, в конце концов не семья же, состоящая из братьев и сестер собралась на этом "сладко-жвачном"судне?!

Время обеда, в которое, в последнее время, я игнорирую чаянья своего желудка. Но кофе хоть выпить надо" - присоединяются к нашему диалогу отдельные клетки мозга, познавшие некогда волшебную силу кофеина. "Нужно", - вторю я вполне обоснованному капризу одной из органичных частей моего организма, и вхожу в кафетерий под вкусным названием "Шоколадница". Заказав кофе - тридцать капель, то есть грамм, залпом выпиваю их и ловлю волну вай-фай. Посидев часик в сторублевом интернете (то была плата за кофе.), вновь пускаюсь в свободное плавание по Москве.

Пора в метро, давно там не был...
 Уже забыл на какой звуковой частоте стучат колеса, как выглядят призраки за окнами мчащегося на бешенной скорости поезда. Зато не забыл запах перегара, преследующий случайного трезвенника почти что в каждом вагоне. Занимаю место у дверей, рядом встают две девушки одинакового возраста. Слышу их разговор: "Ты знаешь, он не дает мне проходу. Он не может жить без меня. Я выхожу из дома, а на пороге разбросаны лепестки роз. Я конечно люблю цветы, но не до такой степени"...
"То есть он не дарит тебе цветов, а рвет их в клочья у твоих дверей? Как это мужественно, как это похоже на наших парней!"
Девушки расхохотались.

Сидевший напротив мужчина пенсионного возраста, оторвавшись от чтения газеты "Правда", заговорил сам с собой, тем самым нарушая в моих глазах некоторую логику действия: "Нет правды в мире! Большинство врет. Врет власть, врем мы. И горькая правда в том, что ее, правды, нет". 

Метро без обитателей паперти, вообще, себе представить невозможно, а в последнее время к ним присоединились и продавцы очень нужных товаров, таких, например, как лазерные фонарики, всевозможные овощерезки, резиновый стеклолаз Жора и так далее. Но если метро-торговцы зарабатывают, меняя свой товар на деньги, то первые просят, выпрашивают, собирают дань, кому как угодно, рассчитывая, кто на милосердие, кто на жалость, а кто и на наивность подающего. В этот раз мне удалось увидеть, и инвалида в военной форме, передвигавшегося на коляске, и выкрашенную в блондинку цыганку, вымаливающую с нарочитым московским акцентом на пропитание, и женщину в нескончаемом горе. Но если рука дает от сердца, она не ошибается...
Наконец, в окнах блеснула моя остановка, я с радостью покинул полупустой вагон и, наступив на хвост длиннющему змеевидному эскалатору, понесся кверху, к выходу...

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 10 Октябрь 2011, 21:21:58, Maratshah»

« #2 : 08 Октябрь 2011, 11:56:41 »
Как проехать всю Европу со свежим номером "Deutsche Zeitung"

Если кто рискнёт проехать всю Европу от самого Севера Германии до самого её "заднего места", как окрестили когда-то Испанию, причём не вполне справедливо, кто задумает добраться до её континентального края, с несколькими сотнями в кармане, без каких-либо серьёзных по меркам блюстителей закона документов, пусть начнёт свой путь с немецких поездов. Прежде всего ему нужно будет приобрести тот самый недельный билет ( wochenticket) что даёт возможность передвигаться по выходным вдоль всей территории родины Бисмарка и Гогенштауфенов и - без лишних раздумий отправляться в путь, положась на волю судьбы и собственную удачу...

Только в пути придётся сделать, как минимум семь-восемь пересадок, пока волшебный тикет не приведёт вас прямиком к границам восточной империи, успешно аннексированной в своё время самым великим и ужасным из австрийцев, воцарившимся на «большой земле».  Вам придётся оббегать множество вокзалов, пока вы не пересечёте административную гренце  Баварии, и не окажетесь в приграничном с Salzburgenland (Солёноградская земля) районе.

Дальше поезд не пойдёт, уверяю вас, несмотря на близость и даже родственную связь двух стран. Но можно сесть и на другой цуг, только билет приобрести обычный. Однако, не спешите садиться в поезд, добравшись до Фрайласинговского вокзала, если не хотите нарваться на проверку документов в одном из вагонов, в котором вы нервно будете делать вид, что читаете свежий номер «дойче цайтунг», а на вопрос: «Bitte, ihre Ausweiss!», оглядываться по сторонам в поисках запасного выхода.
Шучу. Берите лучше такси, и за 20 евро вас отвезут прямо до Зальцбурга, до Моцартштрассе к окнам той самой моцартовской квартиры, облепленной глазастыми туристами, а ещё лучше до Хауптбанхофа, откуда вы, если успеете, доберётесь, опять-таки с пересадками, до самого города Инсбрука, что на границе со страной вашей мечты – родиной Микеланджело, Челентано и  Си Берлускони.

Одно замечание: старайтесь пересекать границу днём, одевайтесь при этом в самое лучшее, не забудьте отдохнуть, побриться, если волосы на щеках растут, и всегда имейте при себе внушительного вида книгу, желательно, разумеется, не на русском или грузинском языках. Сойдёт и газета, старый добрый номер «дойче цайтунга».

Итак, вы на пути в Болонью, итальянские Альпы вас особо не привлекают, так как вы уже не хотите смотреть в окно, где всё ещё бродит призрак вокзального карабинера в поисках внутриевропейских перебежчиков. Из города болонок и болоньевых курток, вы добираетесь по рельсам до Милана, где полюбовавшись на разодетых в «гуччи» и «армани» итальянцев, покупаете билет, нет, не на автобус, без документов вам его не выпишут, - правильно, используете всё тот же пролетарский вид транспорта, и доезжайте (обрадую: с пересадкой, если не изменяет память) до приграничного городка Вентимильи. Если вам повезёт и вас не заберёт местная полиция, то в 6 утра за вами прибудет потрясающий экспонат, гордость французских железнодорожных линий, эдакий картонный паровозик со съёмок фильма «Фантомас», на котором, могу поспорить, сам Луи де Финес гнался за неуловимым преступником.

И вот на ретро-поезде a la de Fines вы въезжаете не куда-нибудь, а в саму Ниццу, жемчужину Средиземноморских курортов. Со спортивными сумками наперевес вы спешите к камерам хранения. Оставив вещи в надёжном месте, вы покупаете билет до Барселоны и спешите совершить круг почёта по Ницце, ограничивающийся периметром площади, окружающий центральный вокзал. Неважно, что недолго, но зато вы были в Ницце, зато вам улыбались симпатичные француженки, а привлекательные эмигрантки, спешащие не в булочную, в отличии от первых, а на работу, провожали вас любопытными взглядами.

Ну, всё, побыв в Ницце, перекусив в бистро близ вокзала, потянув время за компом в интернет-кафешке, вы садитесь на скоростной современный трен и мчитесь…Нее, не в Барселону, - в Монпелье! И только оттуда, совершив ещё одну пересадку, вы отправляетесь "конкистадорить" неведомую Испанию. До вашей Терра Новы остаётся совсем немного, вам кажется, вы уже на родине Сервантеса, но Франция никак не желает уступать свои владения своей извечной сопернице, - и тянутся без конца водянистые французские поля вплоть до Сербера, расположившегося в уютной бухте, окружённый горной возвышенностью угрюмых Пиренеев.

Слезайте в Сербере! Слезайте там, если не хотите, чтобы вас сняли с поезда испанские пограничники и не отправили вместе с остальным весёлым людом обратно во Францию, где злая женщина в погонах пригрозит вам тюрьмой, если вы сейчас же не уберётесь туда, откуда приехали.

Понимаю ваше недоумение. В каких-то километрах от заветной цели вы вынуждены остановиться, склонить голову пред стенами непокорных пиренейских крепостей и отступить. Судьба Наполеона осталась к вам равнодушна. Не отчаивайтесь, соберитесь духом, расправьте плечи, вдохните побольше воздуха в свои лёгкие, подумайте о подвигах, какие совершали великие люди, и вызовите такси. Да, такси фирмы «Россинант» или какой другой, главное, чтобы оно было испанским, потому что французы ночью не повезут, ночью они почему-то спят. Найдите себе попутчиков, желательно испаноговорящих, так вам выйдет надежней, а язык (la lengua), он, как известно, и до Барселоны доведёт...

Вы поймёте сразу, что вы в Испании - по тому, как молодые люди отдыхают по вечерам, "кучкуясь" то там, то здесь в поисках шумных развлечений. Что-что, а шуметь испанцы любят и умеют, это их яркое достоинство, отличающее горячих espan’oles от других европейцев.

Но мы отвлеклись на дела праздные, а впереди ещё госпожа Барселона, её нескончаемые улицы, пёстрые такси, спешащие люди и большой автовокзал. Оттуда, если вам туда… вы едете на автобусе в направлении Валенсии и Аликанте, а если нет, то Малаги или Севильи, Мадрида или Бильбао. В общем, куда ваша душа пожелает. Здесь вам уже нечего опасаться, особенно проверки документов, потому что вы на родине Странствующего Рыцаря самого сеньора Эль Кихота, который продемонстрировал всему миру чудеса отваги и благородной безрассудности.

Оставляя вас в завершении вашего увлекательного вояжа, скажу напоследок:
Следуйте бескорыстному, беззаветно преданному, выдуманным мечтам и возлюбленному образу, пути лучшего из испанцев. Обходите только глупых людей, пьяниц и ветряные мельницы. Советую вам, исходя из своего опыта, в том числе.

(Но это уже другая история)

……………………………………………………………………………………………………………………….

Дерзайте, друзья! Пусть подвиги великого рыцаря освещают ваш путь, и пусть семена ваших зрелых чувств ложатся только на благодатную почву.

Adios, amigos! Mucho suerte por la camino grande!

P.S. Да, не забудьте выбросить в урну "Немецкую газету", в последнее время немцев развелось на юге Европы больше даже, нежели во времена Ремарка. Избавьтесь от этого, безусловно, занимательного чтива, хотя бы просто для того, чтобы вам не было неловко, если вас вдруг спросят: «Was sagt denn heute Deutsche Zeitung"?

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 10 Октябрь 2011, 03:09:37, Maratshah»

« #3 : 16 Октябрь 2011, 20:23:11 »
"Хождение по Москве (и под Москвой)"
стр.2.


Хоть вы привыкли ездить на машине, передвигаться на городском транспорте, ходить пешком, метро остаётся тем тоннелем, миновать который невозможно. Так или иначе, в один прекрасный день вы окажетесь под землёй, в недрах московского метрополитена, если вы, конечно, в Москве. И хорошо, если вам посчастливиться проехаться в поезде-галерее, в самом настоящем музее на колесах. Вагоны поезда увешены произведениями мастеров 19-го века, картинами художников-авангардистов и прочими работами неизвестных мне авторов. Ехать в таком поезде, можно представить, не совсем обычно. Читать в нем, разглядывая стены, ещё более необычней. Атмосфера побуждает к творческому осмыслению информации. Настроение людей тоже меняется, лица преображаются, глаза из унылого омута погружаются в синеву картинных пейзажей, в реалистичность портретных образов, в предметную суету натюрмортных зарисовок.

Удивительно, несмотря на контраст эпох на портретах и в реальности, попадаются живые персонажи, едва отличимые от людей, изображённых на холсте; вот рядом с изображением студента 19-го века стоит молодой человек практически аналогичной внешности, будто он, а никто другой сотни лет назад, явился прототипом воплощённого художником образа.
Но таких поездов в многомерном, разветвлённом во все стороны города тоннеле, немного. Ехать в обычном вагоне куда привычней, к тому же можно стать участником занимательной беседы с представителем трудовой интеллигенции, например. Стоило мне только заглянуть внутрь газетного чтива в руках одного из пассажиров, одетого  в камуфляж и дачные сапоги (эдакий пролетариат 21-го столетия), как я услышал:

- Барррдак! А эти то бумагомаратели ( сентенция, следует полагать, была отпущена в адрес пишущей братии «КП») пишут, что хотят»!
Я подумал, - если спросит меня, кто я по профессии, интриговать не буду, скажу как есть – тренер по боксу.
Отрекшись мысленно от нерадивых, в глазах пожилого пролетария, коллег, я подал знак, что готов на время одолжить свои уши.

- Что творится-то, - обрадовавшись находке, отчеканивая согласные в словах, проговорил мужчина. – Никакой логики нет в действиях властей. Вот я, если чиню стиральную машину, соблюдаю логику, а у них логики нет, так как они могут чинить страну. А ей, между прочим, нужен капремонт.

Я не стал уточнять, какой именно капремонт ей нужен.

- Пишут о последствиях увольнения Кудрина…Да какие последствия-то? Вот тот же флот торговый - всем скопом ходит под флагами зарубежных государств. А кто создал условия для этого, если не Кудрин?!

Убедительность слов моего собеседника подкреплял запах перегара, голос его звучал как мотор, выжимавший из баков оставшееся горючее.

- А эти двое, - сказал он, указывая, напоминавшим ржавый, съежившийся от многолетней коррозии болт, пальцем, на фотографию двух первых лиц государства. – Ведь нет логики в их действиях; то один у власти, то другой. Подменил, Дмитрий, спасибо, уходи!... Ну куда это годится?!

(Речь пролетария слегка усовершенствована).

- А как вы относитесь к рокировке? - Последнее слово из моих уст прозвучало, как некий символ, понятный и доступный всем, объемлющий своим масштабом действительность наших дней, наподобие таких лингвистических громад, как «импичмент» в конце 90-х, «ускорение» в конце 80-х, «интернациональный долг» в «застойные» 70-е.

- Так что же разве у него другой выход есть, если он на Запад подастся, его там быстро в Гаагу переметнут и должности не спросят…

Глаза пролетария блестели, голос хрип, говоря о том, что мотор уже нуждался в дозаправке. Незаметно для меня, монолог, минуя всякие логические формы, оторвался от прежней темы, выдвинув совершенно новую. Нелогично на первый взгляд, но каждый ведёт беседу сквозь призму той области знаний, в которой он наиболее разбирается.

-Власть нужно передать не им, а нам, технарям, мы лучше разбираемся в жизни и в управлении государством. Вот пишут о Николашке тут… А что он сделал-то?!  В своё время пришёл к нему Жуковский, предоставил проект нового учебного заведения, будущего ЦАГИ. Учёный убеждал его строить авиазаводы, а Николашка в ответ ему заявил, что самолёты мы будем покупать у Европы. То же самое происходит и сегодня…
«Станция Площадь Революции»! – Объявили по громкоговорителю.

- А вот Ленин услышал учёного и предоставил ему все условия для работы. Благодаря Советской власти мы получили свой авиапром. Благодаря нам технарям Россия ещё не стала сырьевым придатком. Но нужен новый всплеск учёной мысли. Революция умов, сильнее революции оружия!...

Трудно было не согласиться с этим.
И я пошёл. Пошёл делать революцию, революцию сознания, пытаясь слушать любую, самую жалкую речь, не жалея своих ушей, ведь всегда и везде, в каждой из них можно услышать то, что не услышишь и по телевизору, даже если речь там совершенна, тема изыскана, собеседники идеально подобраны.

Выйдя из поезда, я стал додумывать за своего собеседника, ведь что-то в его монологе осталось недосказанным…

Кровь Земли течёт наружу,
бухнут денежные лужи
в портманэ скупых дельцов.
Принял кризис образ зверя,
всюду признаки потери,
близок уж Конец концов!...


16 окт.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 21 Октябрь 2011, 16:08:22, Maratshah»

« #4 : 17 Октябрь 2011, 19:42:50 »
Тема благополучно перенесена в Избранное и ждёт продолжения...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

« #5 : 17 Октябрь 2011, 23:50:49 »
Марат!
чётко отчеканивая согласные буквы в словах
1) "Чётко", на мой вкус, тут лишнее: глагол "отчеканивать" в переносном значении уже содержит "четкость".
2) Согласных букв не бывает! Буквы - область графическая, а согласные - фонетическая. Т.е. правильно сказать либо просто "согласные", либо "согласные звуки" (первый вариант мне нравится больше, т.к. короче, а смысл тот же)

Тоже жду продолжения!!!

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

« #6 : 21 Октябрь 2011, 16:09:39 »
С "согласными" согласен, Саша. :)

Продолжение следует...

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

« #7 : 27 Октябрь 2011, 15:05:06 »
                                                  "Бегущие по лезвию ножа"

Сложилось так, что я был лично знаком с лидером молодежной неонацистской оганизациии, проживая в то самое время в австрийском Моцартбурге. Тогда я и не знал о его политических наклонностях, о его увлечении нацистскими идеями. Мы были коллегами по боксёрскому клубу и вместе выезжали на соревнования. Нам приходилось нередко спарринговать друг против друга, так как мы находились в близких весовых категориях (он в супертяжелой, я в полутяжелой), и доходило до того, что я несколько раз в течение боя посылал его в нокдаун. Однако, вопреки тому, приятельские отношения между нами не испортились, каждый из нас отдавал себе отчет, что это всего лишь спорт.

В то время я работал секьюрити - охранял небольшой кнап - ночной клуб, где в основном собирались ауслэндеры (иностранцы), как раз из тех стран, которые вызывали особую неприязнь у нео-наци или местных «патриотов», как хотите. До меня этот клуб уже брали приступом, устроив однажды там кровавую разборку. Вообще, на той улице  то и дело возникали беспорядки и потасовки — все со всеми, и это происходило, несмотря на то, что совсем рядом с клубной зоной находился полицейский участок и всюду на столбах были установлены камеры слежения.

В один из вечеров нас предупредили, что готовится атака наци на клуб. Со мной быль лишь хозяин заведения турок-европеец. Мы стали готовиться к «встрече». Было заметно передвижение нескольких групп вблизи нашего кнапа. Мой напарник по обороне указал на высокого парня в чёрной куртке с капюшоном, сказав, что он и есть лидер молодых нацистов. В тот момент парень подошёл ко мне, — им оказался мой одноклубник Ману. Мы поздоровались. Я заметил, что он был нетрезв. Взгляд его выражал крайнюю степень разочарования. Он и предполагать не мог, что встретит "на дверях" меня. Мы долго разговаривали. Ману признался, что его группа готовила атаку на клуб, но теперь ее, само собой, придется отменить.
 Он сказал: «Brueder, ich werde fuer dich kaempfen, wenn das man braucht», — смысл слов состоял в том, что он будет драться за меня и в мою поддержку, если это вдруг понадобится.
Но не в этом суть, позже я попытался понять смысл их идеологии, что именно заставляет этих молодых людей выступать против иностранцев, неважно турки они, сербы, афрос и т.д. Если в отношении russisch более менее понятно, австрийцы не могут забыть присутствие советских войск на их территории (забыв в свою очередь, почему они там оказались), то чем же насолили тем же австриякам прочие? Массовое заселение Европы иностранцами-чужаками? Демографический дисбаланс между коренным населением и приезжими, сказывающийся на уровне жизни в целом? Вызывающее поведение ауслэндеров? Вполне, вполне вероятно.
В то же время нельзя забывать и о том, что в отдельных австрийских слоях общества еще живы и актуальны идеи «незабвенного» Адольфа Алоизовича, бывшего, кстати, родом из австрийского городка Бранау (где мне тоже довелось побывать).

Мое мнение, которое для иной точки зрения будет спорным и даже полностью противоположным: в Европе издавна сформировалась база для внутреннего экстремизма, который в средних веках проявлялся в гонениях на евреев, ашкенази, а в нынешние времена связан с неконтролируемой миграцией из азиатских, восточноевропейских и африканских стран. Фашизм, нацизм имеет множество обоснований и он свойствен не только европейцам, он свойствен — человеку, придающему геройский пафос своей ненависти, своей исключительной борьбе — за "правое дело". Но любой человек, идущий на поводу у этой идеологии способен вырваться из её порочного круга, не доводя дела до взаимного кровопролития, а в случае с тем же "Норвежским мясником" до «осатанелого зверства», массового расстрела невинных.

После этого мы еще виделись с Ману, затем наши пути разошлись. Не знаю, как у него сложилось с боксом, но не думаю, что он отказался от своих взглядов. Жизнь показывает, что экстремизм, как явление, связанное не только и не столько с нашим миром, втягивает в свою воронку наиболее пассионарные силы общества, используя их потенциал в исключительно разрушительных целях.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 29 Октябрь 2011, 09:39:37, Maratshah»

« #8 : 01 Ноябрь 2011, 14:57:47 »
Здравствуй, Марат. "Бегущие по лезвию ножа" понравились. Коротко и ясно.
Марат, это история из твоей жизни, или рассказ кого-то?
В любом случае, интересно. Особенно это запомнилось, точный диагноз:
Фашизм, нацизм имеет множество обоснований и он свойствен не только европейцам, он свойствен — человеку, придающему геройский пафос своей ненависти, своей исключительной борьбе — за "правое дело"

Истинно так!
 Сюда можно добавить любой "изм"; начиная от религиозного фанатизма и заканчивая фанатичным ультра-либерализмом, только "правое дело", в таком случае, надо заменить на "права человека" доведенные до абсурда. 

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 01 Ноябрь 2011, 15:03:04, Вадим Булычев»

« #9 : 01 Ноябрь 2011, 15:35:18 »
Привет, Вадим!
Да, история из моей жизни, ничего не приукрашено))

Трудно возразить; европейские ультра-либералы точно с таким же остервенением, как и их предшественники у руля власти в годы правления национал-социалистов, утверждают свою идеологию и свои цели превыше других ценностей.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 09 Ноябрь 2011, 13:09:56, ВОЗ»

« #10 : 08 Ноябрь 2011, 21:50:31 »
"Голодный мим"

Прогуливаясь как-то вечером по Вене, я вышел на Штефан-платц, знаменитую площадь в центре которой высится старинный готический собор 12 века Штефансдом. Как всегда площадь была полна туристами и артистами, развлекающими их и зарабатывающими на них же всевозможными способами. Особенно мне запомнились (в дальнейшем я их встречал по всей Европе) превратившиеся в неподвижные изваяния фигуры: бродячего скрипача, пёстрого клоуна в рваных ботинках, феи о двух нейлоновых крыльях на алюминиевых каркасах. Проходя мимо скульптуры какого-то литературного героя, волосы которого были покрыты серебряным тальком, а из рукава торчали длинное гусиное перо и пергамент фантастических размеров, я вдруг заметил, что он ожил, шевельнул ресницами, открыл глаза и замахал руками, пытаясь произвести впечатление на столпившихся вокруг него детей. Но больше всего, мне кажется, он произвёл впечатление на меня: круглыми минутами стоять, как истукан, чтобы в один момент выйти из артистической летаргии и… пополнить свою копилку очередной порцией новых европейских монет!

Но разве только это движет артистами неподвижной и оживающей внезапно пантомимы?! Скорее всего – это их призвание, образ жизни, но никак не средство заработка. Так думал я, проходя мимо разукрашенного лицедея, то ли в маске Пьеро, то ли какого-то другого мима.
«Эх, подумал я, жаль, что в кармане лишь итальянские лиры, скоропостижно вышедшие из обращения. Хотя, какая разница, главное, чтобы к ногам артиста летели не тухлые яйца и гнилые помидоры, а там и лиры сойдут. Всё ж это символический акт, и актёрам-европейцам не суть важно, что им там положили в шляпу, главное – эмоции…»

-Дам-ка я тебе лир, Пьеро, - сказал я вслух и бросил в копилку мастера монеты.
Внезапно из глубины позолоченной маски раздался приглушённый трубный возглас на чистом русском языке:
-А з’чем мне лиры, я целый день стою здесь, как истукан, з’чем мне лиры? Я тож кушать хочу.
Маска смотрела на меня, как-то криво улыбаясь, а изнутри вырывался этот страдальческий возглас души голодного и уставшего артиста.

«Tut mir leid!»(Мне жаль! - нем.), - хотел было я ответить, но подавив растерянность, произнёс грубоватым голосом Арлекино:
- Ничего, в хозяйстве пригодится, бери, что есть, другого нет.

Содрогаясь от нахлынувшего на меня немого смеха, я пошёл дальше, вдыхая аромат печёного хлеба и сдобной выпечки, доносившийся из булочных.
Я шёл, а в ушах гудел голос маски…

Звенит струна в руках арфиста,
когда звенит его карман.
И зритель радует артиста,
Бросая центы в целлофан.

8.11.11.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 22 Февраль 2013, 19:41:54, Maratshah»

« #11 : 07 Январь 2012, 23:03:57 »
Десять лет назад я уезжал из Москвы с твердой уверенностью, что совсем скоро вернусь сюда. Но этого не случилось, вернее случилось, но только я оказался снова в Москве лишь спустя семь долгих лет. Я уезжал отсюда полон иллюзиями об особой роли этого города в культурной жизни мира, о исключительности и одаренности людей, живущих здесь. Хотя в жизни мне их тогда встретить и не удалось, в моем внутреннем мире жила частица их творчества - мелодии и тексты избранных песен, произведения изобразительного искусства, любимые рассказы, очерки, эпизоды фильмов, серпантином кинолент проносящихся перед глазами.
Тогда, перед самым отъездом я слушал и слушал оперу "Юнона и Авось", записанную на магнитофонную кассету, вслушивался в каждый ее мотив, в каждое ее слово, будто впитывал напоследок то, чего мне будет не хватать там, насыщался тем, о чем мне мне придется на время позабыть.

Последнее, что я увидел в Москве из окна автобуса - это храм с золотыми куполами и византийскими крестами, водруженными на них.
Первое, что мне бросилось в глаза по прилету в Москву - тусклый аэропорт, угрюмые, неприветливые лица его работников. На моё замешательство, вызванное пустым ожиданием дежурной улыбки девушки за стойкой, сестра отреагировала словами: "Ты чем-то озабочен? А, тебе не улыбнулись? Ничего, здесь это бывает иногда".

Дальше я понял, что оказался в другом мире, не в том из которого когда-то уезжал, но в его видоизменившемся двойнике. Мегаполис контрастов стал еще более контрастен - беден и богат, шумен и вял в похмельной дремоте (в спальных районах, как правило.), красив и уродлив, еще более противоположен себе в себе. Но главное, если сравнивать с еще более ранней эпохой позднего советского периода, практически исчезли лица, на которых можно было прочитать такие слова, как "культура", "интеллигентность", "классика". Появилось нечто новое, серое и безликое, как асфальтная масса. Слава Богу, не сплошная асфальтная полоса, как, впрочем, и дороги в России. Связывать ли это явление с утечкой мозгов или нет, я не знаю, но пальцы банальным надавливанием на сенсорные клавиши выводят строки:
"Выпил соки из столицы ненасытный Дядя Сэм. Всюду сумрачные лица - порожденье двух систем... Жлоб безликий правит балом в подворотнях и в кремлях - лоб железный за забралом, на устах скупое: "мля..."

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 18 Сентябрь 2013, 11:24:06, Marat»

« #12 : 08 Январь 2012, 12:46:04 »
"Испанский треугольник"
1.

В жизни двоих наступает момент, когда отношения исчерпали себя, но инерция некогда активных чувств удерживает вас в замкнутом кольце этого обреченного на распад союза, постепенно разрушая прежние стереотипы, но еще не освобождая от них. Ослабить и в конце концов разомкнуть амазонскую хватку экс-партнёрши способна только другая женщина, связь с которой возникла в период упадка былых чувств, в золе угасшей страсти с той самой, что перестала занимать в твоем сердце место номер один.

Как раз в то время, когда отношения с Естреей пошли на спад, покатились кубарем, обернулись полным прахом, Ева вошла в мою жизнь.

Уже после я написал ей это стихотворение:

Se dedica a Eva Macias Ferreras:

No veo mis dias sin ti, sin tus ojos.
La noche es gris si tu no estas.
Estoy muy triste. Me pierdo la paz
Porque estas lejos de mi, muy lejos...
Escucha mi voz que te llama paciente -
Venir junto a me, junto a mi corazon,
Dame esperanza, dame la razon
Que yo la perdi con tus besos calientes...
Adios, mi bonita! No seas mas triste.
Estoy para siempre contigo, amor!
Yo nunca olvido, carin'o, tu vista,
Nos vemos un dia si quiere Sen'or.
Te voy a buscar en los todos paises.
Si tu abondones tu Ciudad
Yo me pasare en tu Paraiso
Alli donde creis os en Trinidad.
Y tomo un flor que parece a Rosa.
Que como tu alma bellisima es.
Y te la dare diciendo: Esposa,
Amor de mi vida pasada... ya ves
Es Rosa del Mundo, su chispa; mi ada
Que te la proteja dando a luz
La Era Nueva que cen'i la espada
A Uno que tiene la Rosa y Cruz!...

Переводить не буду, чтобы не расстроить струны гитары-лиры, которые я настраивал для того и только для того мгновения...
Ей понравилось. Вообще языкового барьера у нас с ней никогда не было, мы понимали друг друга, нет не с полуслова, а с полуоборота, ведь в испанском языке чрезвычайно важна интонация, - как заведешься, так и поедешь. Вообще на кастельяно я говорил достаточно сносно, иногда мне не хватало слов, иногда прорывался мой русско-кавказско-немецкий акцент, но в целом ничего, терпеть было можно. Ева была довольна.
А Естрейя обещалась отплатить мне той же монетой, полюбить кого-нибудь другого. Но пока этого не случилось, любовный треугольник приобретал все более симметричные друг другу углы, в каждом из которых билось живое, горячее сердце.

Не сказать о внешних качествах двух моих возлюбленных (а то что я их обеих любил, сомневаться не приходится), значит не сказать ничего. В жилах Естрейи, полное имя которой звучало, как Luz Estrella, что значило Свет Звезды, текла кровь венесуэльских индейцев - льянеро, испанских конкистодоров и африканских жителей южно-американского континента. Она выросла под знойным солнцем Колумбии. Невысокая, но крепко сбитая, хорошо сложенная, с выдающейся грудью, она напоминала мне амазонку - обитательницу таинственных джунглей, особенно это сходство проявлялось на пляже или в бассейне. Ей хорошо шло золото, которого у нее было очень много, часть своей коллекции она всегда носила с собой в специальном кожаном мешочке, из-за чего я её назвал "королевой инков". Не знаю откуда пришло это сравнение, но ей оно очень нравилось, хотя сравнение с той же перуанкой, ее бы жестоко обидело.
Ева была полной противоположностью мулатке. Уроженка Мадрида, мадриленья, как именуют себя сами жительницы столицы Испанского королевства, русоволосая, что несвойственно испанкам, с хорошей фигурой и очень красивыми, я бы сказал благородными, аристократическими чертами лица. В ней сочетались внешность североевропейки и испанский темперамент, ум эрудированной немки и, свойственное лишь редким людям, великодушие.
- Ева, - говорил я ей, - ты определись, ты с блондинкам или с умными.
- Я и с теми и другими, - улыбаясь, отвечала она.
- Так не бывает, - не унимался я.
- Бывает, если родители постарались...

Как-то однажды я спросил у неё:
- А доброта от Бога?
Помолчав, она ответила:
- От Бога любовь, доброта свойственна лишь земным созданиям.

Мы ходили с ней в иглесию, смотрели на иконы и алтарь, на ослепительно белые статуи святых, сидя на скамье в центре пустого храма. Говорили о многом, только не о наших отношениях, их будущее ограничивалось настоящим, а значит не имело конца. Иногда мы выбирались с ней в центр Мадрида, посидеть, выпить чего-нибудь в ночных клубах. После проведенного вечера вместе возвращались домой.
Она писала мне на испанском, находясь рядом со мной: "Тебя бы я узнала из миллионов других. Чувство, которое ты пробудил во мне естественно, как день и как ночь. Оно не холодно и не жарко. Оно прохладно, как утренняя роса"...

- Зачем ты это пишешь, если можешь сказать мне словами? - спрашивал я.
- Ты можешь забыть, не запомнить сказанное мною в этот момент, а бумага не забудет.
- А если она порвется или я ее потеряю случайно?
- Не имеет значения, - отвечала она, продолжая писать.
"...нежность еще не любовь, но она есть призыв к ней, и я хочу, чтобы ты был нежен со мной в словах и тогда, когда прикасаешься ко мне.
Говорят, что любовь приходит весной, но я бы полюбила тебя и ненастной осенью, и холодной, дождливой зимой..."

- Хорошо, в Испании нет морозов, а зима похожа на весну.
- Весна ни на что не похожа, как ни на что не похожа любовь, чувство рожденное ей.

Я, наконец, задумался. Разве можно было не согласиться с ее словами?! Я взял ее за руку и провел ею по своей щеке.
- А что, если каждый из нас любит себя в этой любви, только свое чувство, а не настоящих тебя и меня?

Она удивленно посмотрела на меня и сказала:
- Callate (молчи). Если один из нас эгоист, не обязательно, что второй тоже является им.

Я был рад ее ответу, по крайней мере я знал, что она любит, не ожидая взамен получить копию своих чувств.

 "Я люблю его со всем его дерьмом!" - однажды сказала одна из ее подруг, рассказывая нам о своих взаимоотношениях с молодым человеком. Можно ли было назвать примером жертвенной любви такого рода отношения, мне трудно судить, тем более что со временем "дерьма" этого становилось все больше, ссоры между ними учащались, пока, наконец, они не расстались. Ева была далека от самоуничижения, она обладала большим достоинством, ее даже можно было бы назвать гордой, если бы не любовь, которая заметно умерила в ней это двойственное состояние души.

Потому-то любовь и творит чудеса, потому что избавляет нас от того, от чего мы сами избавиться никак не можем. Нелюбовь же делает нас нелюбимыми, непонимаемыми, расчетливыми литераторами, прогрессивными урбанистами, ветряными мельницами, мухоморами прикинувшимися груздями, изнывающими от жажды вампирами и всем тем, кем мы никогда не будем, отдавая этот живой, трепещущий огонь в руки другого человека...

Она провела ладонью по моей щеке и слегка щипнула ее, оставляя на ней огоньки своего настроения, мириады неразгаданных мною мыслей.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 30 Март 2012, 13:53:57, Maratshah»

« #13 : 08 Январь 2012, 15:25:11 »
II.


Естрейя совершала последние приготовления перед отъездом в Мадрид. Она планировала провести у меня предстоящие три выходных дня.
Как это мило, спустя почти что месяц разлуки!

Наша встреча не сулила нам ничего хорошего. За бурным первым днем, шел день выяснения отношений, претензии, как правило, сыпались с обеих сторон. Я был недоволен ее долгим отсутствием, она обвиняла меня в том, что у нее по моей вине отрастают los cuernos (рожки), и даже пыталась дать мне пощупать их.
Она претендовала на то, чтобы быть единственной женщиной в моей жизни. Но вероятно она просто не знала русской пословицы, которая гласит, что свято место пусто не бывает. Рядом с мужчиной должна быть всегда женщина, иначе ее место рано или поздно займет другая. Мужчине не свойственно хранить и оберегать пустое ложе. Нести бремя одиночества легко лишь в экстренных случаях, когда чувство долга оказывается сильнее всего. Ее же отговорок насчет работы я не принимал, работу можно было бы найти и здесь. Но она отличалась завидным упрямством и не желала уступать, упираясь все теми же воображаемыми рожками в невидимую стену.

Пребывая в гордом одиночестве, я нетерпеливо ожидал прилива новых сил энергии инь. Мое янь яростно протестовало против насильственной изоляции от общения с присущей ему противоположной силой, без соприкосновения с которой прекращался взаимообмен двух единственно подходящих друг другу стихий, жизнь превращалась в рутину, творческий порыв заменяла грусть, тоска по любви.

Я был убежден, что отношения между двумя полами не могли развиваться и крепнуть на расстоянии. Подобные утверждения подпитывают веру в теорию платонической любви, которая, не пройдя испытания страстью, не может быть проверена в реальной жизни, la ilysion del amor platonica (иллюзия платонической любви) в процессе взаимообщения двух субъектов отношений разбивалась о земной закон межполового тяготения.

Повинуясь как раз этому закону, Естрея прибыла на вокзал. Войдя в шестой вагон поезда Хаен-Аранхуес, она заняла место у окна. Посмотрев по сторонам, она мысленно произнесла: "ya vamos, tio!", -  и улыбнулась, когда состав по ее команде тронулся в путь.
Полпути она ехала одна, затем к ней подсела пожилая сеньора в черных очках и розовой шляпе. Заговорив по неосторожности, они проболтали ни о чем около получаса, после чего ее недолгая попутчица покинула ее, едва не пропустив свою остановку. Снова она была одна, ее мысли занимала предстоящая встреча, она желала поскорее оказаться в Мадриде. Закон тяготения действовал на нее, как валерианка на сиамскую кошку.
Радость одиночества продолжалась недолго, следующим ее попутчиком оказался молодой парень неопрятного вида. В монологе с ней (как парадоксально это ни звучит) он рассказал, что едет за своей девушкой, которая три месяца назад сбежала от него к тетке в Леганес. Он клялся, что привезет ее обратно, даже если придется прибегнуть к силе. За все время этих излияний она не произнесла ни слова и лишь покачивала головой, делая вид, что внимательно слушает. Через какое-то время парень скрылся в темноте ближайшего тамбура. Его место на посту занял пожилой сеньор, от которого пахло луком и мятой. Он быстро успел надоесть ей со своими вопросами, типа: "Откуда вы, девушка? Вы бразилианка? Нет, вы аргентинка или же мексиканка?!"
"Deja me en paz, cabron!" (Оставь меня в покое, козел!) - продолжая улыбаться, произнесла она про себя. И "каброн", как и ранее уже машинист, повинуясь телепатическому воздействию, исполнил ее настоятельную просьбу, пересев на другое место.
Из соседнего вагона зашли цыганки, одетые во все черное. Они говорили, съедая окончания слов, как говорят между собой жители Андалусии. Глядя на Естрею, они о чём-то шептались.

Перед её глазами туманной дымкой, вздымавшейся над утренними оливковыми рощами Кордобы, пронеслись мгновения дня, когда Альфонсо, её супруг исчез из её жизни бесследно и навсегда... Грузовик, до верху нагруженный ящиками со свежесобранными маслинами, врезался в его Seat, смяв легковой автомобиль в гармошку.

Перед самой гибелью Альфонсо пообещал ей скорую встречу на том свете (вполне разумный мужской эгоизм - даже на том свете не хочется быть одиноким!). Это пугало её. К тому же, на ее иждивении остались двое их детей, мальчики четырнадцати и одиннадцати лет.
Она долго не могла оправиться от постигшего ее горя. Но вскоре утешилась, обретя новый удел, сопровождавшийся посещением злачных мест. Что еще подтолкнуло ее к этому, я не знаю, но что вынесло ее, пусть и на время, из этого сладко-горького омута, могу сказать без сомнения - это любовь. Любовь к Богу вывела когда-то из плена греха Магдалену; любовь к мужчине открыла перед Естреей новые горизонты, которые, казавшись размытыми, покрытыми призрачной дымкой, излучали таинственный отблеск новизны.

Она покинула один дом, пребывание в котором превращало людей в обитателей горящего в бреду сумасшедшего дома, и переселилась в другой, где жизнь шла медленно и не столь праздно.

...Золотая Руна счастья, раскинувшись вдоль пространного полотна чужой, манящей дали, притягивала к себе застывшие напротив фигурки. Она внимательно вглядывалась в отражения прошлых призраков, среди которых была и её тень, превращавшаяся в воображении в силуэт, застывшей в тесном пространстве летучей мыши, беспомощно вскидывавшей вверх свои воздушно-серые кружевные крылья.

-Prima! - Хриплый голос цыганки оторвал её от тяжёлых мыслей.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 18 Сентябрь 2013, 11:30:15, Marat»

« #14 : 13 Март 2012, 01:07:11 »
proximo...

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

« #15 : 30 Июль 2013, 13:40:31 »
По следу навигатора
(из темы "Хождение по Москве")


Интересно, умнее ли встроенный поиск прибора-навигатора, чем поисковые способности человека? В который раз приходится убеждаться, что вывести себя из дебрей улиц, в которые заводит тебя навигатор, способен только ты сам. Хотя последнее слово, конечно же, всегда за ним. «Вы прибыли к месту назначения!» Прибыл, но чего мне это стоило? Я сделал несколько съездов, прошёл энное количество километров, при этом умный прибор, определяя скорость расстоянием, помноженным на время (или наоборот, не важно), вёл меня к цели самым длинным, как оказывалось уже не раз, путём. Внутренний же поисковик или интуиция (как угодно) подсказывал, что надо было просто срезать или ещё раньше повернуть и пройти через дворы. Но в том-то и дело, что встроенный в I-фон навигатор навигирует автомобили, а не спешившихся автомобилистов, пешеходов или пассажиров самого быстрого вида транспорта, выбравшихся на поверхность земли. Тем лучше, как это ни парадоксально звучит, так как за это время успеваешь увидеть то, что не заметишь, сидя в автомобиле или тем более в вагоне метро.

Но где ещё на магистрали, на шоссе или в метро встретишь мирно беседующих в самом центре столицы выдающегося сыщика всех времён Шерлока Холмса и его коллегу доктора Ватсона (Уотсон, англ. Dr John H. Watson)?! Так что, самый короткий путь и самый быстрый вид транспорта ещё не залог того, что дедуктивное умозаключение:
1. Машины ошибаются; 2. Навигатор – машина; 3. Маршрут навигатора ошибочен;
не есть польза в отдельных случаях.


Через 50 метров поворот направо на Краснопресненскую набережную. Сколько же ещё таких поворотов впереди? Но мне направо, а Белый дом налево. Смотрю в ту сторону, читаю: Торговый центр... Дом правительства. Практически получается - Торговый центр "Белый дом". Что же, вполне в духе этого времени. Две величины, буквально сросшиеся друг с другом, соседствуют на одной улице.


Но проезжая обычно мимо, подобных нюансов не замечаешь, а следуя по указателю навигатора, открываешь для себя новые грани знакомых издавна улиц.

Терпение ещё никого не подводило, в отличии от спешки. И не опережая самого себя, дохожу до конечного пункта назначения вовремя. Оцениваю маршрут; прихожу к заключению: пятьсот метров, из которых состоял кратчайший путь, я прошёл за полторы тысячи метров, сделав обходной круг по расчёту навигатора. А может, хитрый приборчик знал, что по более короткому маршруту ничего примечательного не расположено и повёл меня окольными путями, где на пересечении времён курит свою трубку и рассказывает истории затаившему дыхание доктору Ватсону легендарный детектив мистер Холмс.

  В любом случае, машина (техника) прокладывает нам пространственную канву, а мы сами наполняем её эмоциями и мыслями нашего восприятия действительности. Также часы отмеряют нам канву времени, материю которого мы преобразуем в тонкую духовную субстанцию благодаря движению мысли и проникновения в структуру времени, расщепляемого в своей глубине на атомы, несущие в себе информацию вечного бытия.

Например, движение мысли на уровне высоты потолка нашей альпинистской стены ускоряется в десятки раз, а время застывает в пространстве, теряя свои скоростные качества на фоне концентрации внимания.


Лишь "Герману" (манекену) высота привычна настолько, что никакая мысль не пробуждается в нём, а пространственные координаты строго исчисляются направлениями: "вертикально", горизонтально".


Вот уж кому и навигатор не поможет, и собственная интуиция на нуле по причине её абсолютного отсутствия. Тандем же - навигатор-интуиция, как мы успели убедиться, действует незаменимо на любом из участков проходимой дистанции. Но возникает интересный вопрос, способен ли мозг полностью выполнять функции навигатора? Да, если информация об объектах маршрутов будет воспринята, адаптирована и переработана им, ведь те же принципы усвоения информации, что применимы  для компьютера, аналогично предназначены и для поисковых (и прочих) функций мозга. С этим понятно. Но как отыскать в городских лабиринтах место, улицу, не имея при себя ни прибора-навигатора, ни карты, если при всём при этом и язык никак не доводит до Киева? Вот здесь и становятся востребованными способности внутреннего поисковика. Как не обманывают тебя почти никогда внутренние часы при сверке их с часами, движущимися во временном поясе, в котором находишься, так не обманет тебя и внутренний поисковик, выискивающий  (при наличии первоначальной информации об объекте) правильный маршрут, ведущий к конечной цели безошибочно, хоть и с возможной задержкой. Всё это постигалось на опыте. Но сейчас за нас нередко работают компьютеры, что иногда заглушает наши внутренние способности и возможности, незаменимые и в экстремальных ситуациях...


30.07.2013.
(foto's M.Sh.)

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 30 Июль 2013, 18:08:01, Marat»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика