Метаистория и геополитика
Кандидаты в антихриста (20-й век в мифологиии Д.Л. Андреева)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Открываю новую тему несколькими вопросами (в зависимости от ответов - тема получится живой или... просто удалю со временем). А вопросы такие:

Если Сталин был одним из кандидатов в антихриста, то почему бы ему не вступить в союз с Гитлером - не тактический, а длительный?

И там, и там социализм. Объединиться и вместе стереть с лица Земли "прогнившие буржуазные демократии". Затем поделить планету на две сферы влияния. И уже потом выяснять, кто из них главный... Такой сценарий представляется (с точки зрения инферно, как оно описано у Андреева) наиболее практичным (гаввах), наиболее перспективным (во всех смыслах, кто бы ни выиграл) и наиболее эффективным для установления сатанократии.

В чём ошибка моих рассуждений? Зачем дьяволу нужно было сводить нацизм и коммунизм в смертельной схватке? Не либеральная ли демократия на будущее была заинтересована во взаимном истощении двух конкурирующих фирм? И не из её ли лона выйдет действительный и самый эффективный кандидат?

Это пока только вопросы. (В сопряжении андреевской мифологии с действительной историей кроется не одна тема, но начать хотя бы одну - уже дело.)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 15 Июль 2018, 20:08:30, Ярослав»

Если Сталин был одним из кандидатов в антихриста, то почему бы ему не вступить в союз с Гитлером - не тактический, а длительный?

Ну, наверное, потому, что Сталин был идиотом. :) Оба (Гитлер и Сталин) хотели перехитрить друг друга. В итоге Гитлер перехитрил Сталина. Столкнулись две тоталитарные системы, два кандидата в антихристы. Демонические силы устроили нечто вроде показательного выступления. Сильнейшим оказался Сталин. То есть, если воспринимать текст "Розы Мира" прямо (топорно) - победила в финале Второй Мировой наиболее демоническая система, наиболее демонический кандидат - Сталин. И дальше, если по логике, санкция Гагтунгра относительно Сталина должна была быть только усилена. Ведь Сталин победил. Но Гагтунгр почему-то переносит свою санкцию на "демократические" США и в целом на западный либеральный лагерь. Странно, не правда ли?

Как по мне, ничего странного. То что санкция планетарного демона была перенесена на США, есть, по всей видимости, подлинное метаисторическое Откровение. Ибо противоречит собственным убеждениям и симпатиям Даниила Андреева. (Насколько я, конечно, эти убеждения и симпатии правильно понимаю.)

Описание Андреевым Сталина, особенно в сравнении с Гитлером, а также всего фона ВОВ лично у меня давно вызывает вопросы. Я не сомневаюсь в Вести Андреева о том, что Сталин был личностью во многом демоничной. Однако само описание второго вождя, событий войны, Германии, Гитлера несут и личные пристрастия автора "Розы Мира". Как мне кажется.

Из книги Даниила Андреева "Роза Мира" (глава "темный пастырь") можно узнать, что Сталин был не просто кандидатом в антихристы, а НАИЛУЧШИМ кандидатом (в сравнении с Гитлером). Это проявляется во всем, начиная от непосредственных личных качеств. Кто читал "Розу Мира", должен помнить: в Гитлере, несмотря на его демонизм, все же оставались некоторые человеческие качества. Ну вот, для примера, о Гитлере:

Я не знаю, «отколь» пришёл он в немецкий Энроф, но, во всяком случае, он не был инородным телом в теле Германии. Это не проходимец без роду и племени, а человек, выражавший собою одну – правда, самую жуткую, но характерную – сторону германской нации. Он сам ощущал себя немцем плоть от плоти и кровь от крови. Он любил свою землю и свой народ странною любовью, в которой почти зоологический демосексуализм смешивался с мечтою – во что бы то ни стало даровать этому народу блаженство всемирного владычества. А с него самого было бы достаточно привести народ к этому блаженству, устроить его в нём, а после этого отойти в некие потусторонние высоты и наслаждаться, видя оттуда ослепительные плоды своих дел и впивая фимиам благодарных поколений... Правда, когда война, грубо опрокинув всё его расчёты, оказалась не заманчивым блицкригом, а невиданной мясорубкой, шесть лет перемалывавшей плоть его народа (другие народы были ему глубоко безразличны), он, скрежеща зубами, с пеной у рта бросаясь на пол и грызя ковер от ярости, от досады и от горя о погибающих соотечественниках, всё же гнал и гнал их на убой вплоть до последней минуты своего существования. Но это было не то ледяное бездушие, с каким бросал в мясорубку миллионы русских его враг...

А вот описание Сталина:

По-видимому, в истории человечества ещё не было существа, одержимого жаждой самоутверждения с такой силой, накалом, темпераментом... Он был кровожаден, как истый демон. Какими соображениями государственной пользы, хотя бы и искажённо понятыми, объяснишь систему периодически производившихся массовых кровопусканий?.. Можно ли того, кто не только стрижёт, но и истребляет свой скот, назвать хорошим скотоводом? Можно ли такого хозяина, который заставляет выпалывать вместе с сорняками побеги овощей, не считать разрушителем собственного хозяйства? Можно ли такого руководителя политического курса, на которого вся военная мощь соседа сваливается как снег на голову, назвать хорошим политиком и дипломатом? Можно ли того, кто без причины и часто даже без повода истребляет испытанные кадры своих же сторонников, считать разумным лидером партии, истинным вождём? Это не пастух, а волк... Сталин был дурным хозяином, дурным дипломатом, дурным руководителем партии, дурным государственным деятелем. Полководцем он не был вообще... Гениальный тиран. Дурной хозяин. Неудавшийся учёный. Художественный идиот.
– Увы, – идиот. В этом Салтыков-Щедрин был прав...

Роза Мира, кн.11, гл. 3

Я намеренно привел две цитаты (постарался цитировать как можно короче). Отсюда (из цитат - хотя, конечно, не только из цитат) следует одна немаловажная тема или идея. И эта же идея, топорно воспринятая, при своем должном развитии может вполне превратить "проповедника" идей Даниила Андреева в современного необандеровца. Случай такой имеем.

Итак. Два кандидата на роль антихриста. Но Гитлер слабей Сталина во зле. Гитлер еще обнаруживает свою человечность. Он даже любит немецкий народ, пусть и странной, извращенной любовью. А вот Сталин - это совершенно бездушная машина, почти лишенная человеческих качеств. Если просто и кратко - КРОВАВЫЙ ИДИОТ. 

И вот этот идиот (Сталин) ждет, когда нацистская Германия обессилит в борьбе с западными демократиями, дабы внезапно ударить Гитлеру в спину, уничтожить его, а затем самому напасть на западные демократии, превращая Париж и Лондон в руины. Но Гитлер "перехитрил" Сталина. Напал сам. Началась Отечественная война. Вот как эта война описывается в этой же главе, с метаисторической точки зрения (приведу еще одну, очень короткую цитату):

Поэтому демиург и Синклит России прекратили свою постоянную трансфизическую борьбу с Друккаргом в тот момент, когда на эту подземную цитадель обрушились орды чужеземных игв из шрастра Клингзора. Как отражение этого, была прекращена и борьба с теми, кто руководил Российскою державою в Энрофе. Им не оказывалось помощи, но никакие их силы могли не отвлекаться более на борьбу с силами Света, а сосредоточиться всецело на войне с врагом, ещё более тёмным, чем они сами.
Наступила глубокая ночь. Силы Света обрекли себя на временное добровольное бездействие, пока не завершится схватка чудовищ...

Роза Мира, кн.11, гл.3

А теперь проведем небольшой мысленный эксперимент. Уберем из мною процитированного всю метаисторическую составляющую. Что получим в сухом остатке? А получим историческую концепцию, ярко выраженную у того же Резуна (Суворова). Писатель Суворов был весьма популярен на волне "разоблачения" СССР как империи зла, на волне антисоветизма конца 80-х, начала 90-х годов. Сегодня идеи Резуна активно развивают украинские самостийные "историки". И в самом деле, очень удобно ОБЕЛЯТЬ БАНДЕРОВЦЕВ. Худшее зло (Сталин) борется с менее худшим злом (Гитлером). Идет грызня чудовищ (Украина где-то стоит в сторонке). "Умные" бандеровцы решают сотрудничать с менее худшим злом (Гитлером), против Сталина. А на самом деле, это союз вынужденный и т.д., и т.п. Так что если воспринимать некоторые места Розы Мира "прямо", вне целостности книги (мифа), можно вполне понять и так. Благо к этому "пониманию" вроде как подводит сам текст книги. Отсюда может возникнуть такое дикое явление, как "рм-бандеровец". Увы.

Теперь о союзе Сталина с Гитлером. А зачем Сталину вступать в длительный, стратегический союз с Германией? Да и возможен ли такой союз? Как известно, СССР и национал-социалистическая Германия исповедовали довольно разные, несовместимые между собой идеалы. И пусть не вводит в заблуждение некоторая внешняя схожесть двух режимов: культ вождизма, культ "тела", пропаганда, лагеря для инакомыслящих... и прочие "прелести" тоталитарной системы. Глубоко внутри нацистская Германия и сталинский СССР - два совершенно разных мира. Так зачем соединять то, что несоединимо?

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 16 Июль 2018, 02:38:45, Золушка»

Спасибо, Вадим, что откликнулся. Выделю ещё три момента, имеющие ключевое значение для всех наших метаисторических тем и для понимания андреевского мифа вообще:

1. Если бы в истории осуществлялись демонические планы, то не было бы давным-давно никакой истории. Демоническая воля несёт внутри себя разрушительное, центробежное начало, поэтому внутренние противоречия разрывают на части любой противобожеский союз, приводят его к дроблению и войне всех против всех. Это соображение даёт основание полагать, что и в новой тоталитарной идеологии, успешно учитывающей ошибки предшественниц, сработает то же онтологическое противоречие и начнётся неизбежный распад. Собственно, этот процесс уже идёт на наших глазах.

2. Любая идеологическая (и даже философская) система, претендующая на единственность и универсальность, входит в противоречие с Богочеловеческим Замыслом и тем самым становится сначала человекобожеской, а затем и противобожеской. Абсолютно любая, вне зависимости от первоначальной аксиоматики и благих установок воли. Сама универсалистская претензия шаг за шагом переформатирует волю на установку "всё не-я должно стать мною", а значит, демонизирует.

3. Любая попытка создать из андреевского мифа универсальную систему мировоззрения входит в противоречие с духом Розы Мира, а последователей Андреева превращает в его антиподов, помимо их сознания. Природа родонизма (в любых его формах) есть воля к единой универсальной системе мировоззрения. В итоге мы получаем рм-трактовки, при всей их формальной схожести с текстом Андреева, противоположные по духу Розе Мира, враждующие друг с другом и всё более не стыкующиеся с исторической реальностью. А их паразитарная природа, не способная породить ничего творчески оригинального, не может уже никого и ни на что вдохновить (отсюда и последовательное вырождение рм-формализма, становящегося год от года всё примитивнее и глупее).

Благо к этому "пониманию" вроде как подводит сам текст книги. Отсюда может возникнуть такое дикое явление, как "рм-бандеровец". Увы.

Это лишь одна из многочисленных иллюстраций родонизма и его пагубного действия на человеческую душу, то есть - прямое следствие восприятия андреевского мифа и Розы Мира как универсальной мировоззренческой системы. Это первичная подмена, а всё остальное - лишь расходящиеся сны разума, вплоть до совсем уже карикатурных и маргинальных.

А зачем Сталину вступать в длительный, стратегический союз с Германией? Да и возможен ли такой союз?

Союз же с западными демократиями оказался возможен. Почему с Гитлером он был невозможен? Такой союз мог бы обеспечить реальную победу над западными демократиями и установить мировое господство на двоих. Такое соображение выглядит вполне рациональным. Но история движима иррациональными страстями...

Меня в данном случае ещё вот что интересует: инфернальные сущности ненавидят друг друга не менее люто, чем своих антиподов. К слову, последних они не считают реальной силой, потому что не могут понять даже близко, в чём сила этих "мечтателей" и "вечных терпил". А вот в своих, понятных и близких по природе, видят реальных конкурентов и боятся пропустить удар в спину. Я несколько упрощаю, но не думаю, что слишком далеко уклоняюсь от истины.

Так зачем соединять то, что несоединимо?

А инферно и есть соединение несоединимого, по определению. Начиная от глобальных союзов и кончая диалогом двоих.

В данной теме вот что ещё хотелось бы рассмотреть. Сама коммунистическая идеология, внутри которой действовал Сталин, не стала ли тем светлым противовесом его сущности, каким было, например, христианство для великого инквизитора? У Гитлера такого противовеса не было: идеология национал-социализма и его внутренняя сущность дополняли и усиливали друг друга. Отсюда и оглушительный рост силы на первых порах, и головокружительные победы, и не менее сокрушительное поражение. А вот с коммунизмом не всё так просто, как его малюет либеральный миф...

Гитлеру не на чем было паразитировать, в отличие от Сталина. В этом смысле Гитлер был честнее: тьма сидела на тьме и не пережила своего фюрера идейно. А вот как христианство смогло переварить даже инквизицию, так смогла переварить сталинизм и коммунистическая идея, но потерпела поражение от мещанского (буржуазного) духа. Насколько это поражение сокрушительно и возможен ли ренессанс коммунистической идеи без сталинизма?

В человечестве навечно слилась с коммунизмом великая победа над злом нацизма. И с этим ничего уже поделать нельзя. Случаен ли этот символ и есть ли в нём зерно будущего?

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 16 Июль 2018, 16:29:03, Ярослав»

 
Меня в данном случае ещё вот что интересует: инфернальные сущности ненавидят друг друга не менее люто, чем своих антиподов. К слову, последних они не считают реальной силой, потому что не могут понять даже близко, в чём сила этих "мечтателей" и "вечных терпил".

Как сказать... Мне известно немало примеров в художественной и около-художественной литературе, когда силы тьмы быстро прекращали свои "вечные" распри и объединялись против общего врага - сил света. Это неплохо описано и у того же Толкиена.

А вот с коммунизмом не всё так просто, как его малюет либеральный миф...

Далеко не все так просто.

У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но всё у них было общее
Не было между ними никого нуждающегося…
Деяния святых апостолов, гл.4, ст. 32,34


Я привел цитату, где описывается самое начало существования Церкви Христа. Это еще небольшая иерусалимская община. Как хорошо видно из приведенной цитаты, у членов общины было одно сердце и одна душа, и ОДНО ОБЩЕЕ ИМУЩЕСТВО. И каждый член общины, не имея ничего своего, тем не менее, пользовался этим общим имуществом, по нужде. То есть, социальное устройство первых христианских общин можно вполне назвать КОММУНИСТИЧЕСКИМ. Такой же принцип общежития можно наблюдать и в других религиозных общинах. В Иудее времен Иисуса Христа по "коммунистическому принципу" жили ессеи. По такому же принципу жили ранние буддистские общины. И это весьма любопытно. Видимо, данный принцип общежития, когда все общее и человек меньше всего думает о материальной наживе, максимально способствует сосредоточению на духовном... Естественно, ни ранние христиане, ни ессеи, ни буддисты не исповедовали коммунизм как идею (Карл Маркс еще не родился ;D). Но остаётся «голым фактом» то, что члены этих духовных общин выбирали именно коммунистический (общежительный) принцип существования в социуме.

Итак: центральное ядро коммунизма в идее-мечте о всеобщем человеческом Братстве. Идею коммунистической общинности можно выразить одним лозунгом: один за всех и все за одного. Мечта о всечеловеческом Братстве, где один за всех и все за одного - именно это и влечет, почти бессознательно, к идеям коммунизма. И в этом своем ядре коммунизм противоположен национал-социализму или фашизму.

Сама коммунистическая идеология, внутри которой действовал Сталин, не стала ли тем светлым противовесом его сущности, каким было, например, христианство для великого инквизитора?

Да, вполне можно провести такую аналогию.

В человечестве навечно слилась с коммунизмом великая победа над злом нацизма. И с этим ничего уже поделать нельзя.

Пытались с этим что-то "поделать" и российские либералы в 90-е, а сейчас пытаются на Украине необандеровцы. Основной удар наносится через фигуру Сталина. Я в предыдущем посте привел пару сравнительных цитат из "Розы Мира" о Сталине и Гитлере. Привел, дабы показать как прямое (вне целостности) восприятие "Розы Мира" может очень легко привести в лагерь тех же бандеровцев. Достаточно только окончательно представить Сталина полным "кровавым идиотом", а Гитлера... ну, конечно, тоже как диктатора, убийцу, человека развязавшего страшную войну, НО добавить в эту картину ЩЕПОТОЧКУ РОМАНТИКИ. Оказывается, не такой Гитлер уж и злодей был; ведь он по своему любил немецкий народ и даже грыз ковер от отчаяния, что не смог привести свой народ к "арийскому" счастью. Куда Гитлеру, кандидату-неудачнику в антихристы,  до такого бездушного, кровавого и идиотического механизма, как Сталин? Который никаких сожалений по поводу народа не испытывал (знаменитый тост о русском народе, это так - "кровавый идиот" пошутил). А на самом деле…  ну, писать о том, как Сталин бросал в пасть войны миллиарды русских и только этим война была выиграна - уже не буду, тут и так все ясно… То есть, я о чем. Я полностью согласен с Даниилом Андреевом по поводу демонической сущности этого человека (хотя и "чисто" демоном его не считаю) - и часть исторических фактов это подтверждает (и лагеря, и сама атмосфера, что была создана им и т.п.). Но я КАТЕГОРИЧЕСКИ не согласен с тем, что Сталин был только идиотом, и ТОЛЬКО дурным хозяином. Против такого взгляда также говорит немало исторических фактов. 

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 18 Июль 2018, 22:31:41, Золушка»

Мне известно немало примеров в художественной и около-художественной литературе, когда силы тьмы быстро прекращали свои "вечные" распри и объединялись против общего врага - сил света.

Речь о длительности и прочности этих союзов. На кратковременный союз оказались способны и Сталин с Гитлером.

Но я КАТЕГОРИЧЕСКИ не согласен с тем, что Сталин был только идиотом, и ТОЛЬКО дурным хозяином. Против такого взгляда также говорит немало исторических фактов.

Дык, если антихрист будет явным исчадием тьмы - он провалит свою миссию. Его миссия в том, чтобы никто и заподозрить не мог его в тёмной природе... Сталин переиграл Гитлера ещё и тем, что не был явным исчадием тьмы и паразитировал не на идеологической тьме. Мне же интересно здесь обсудить не саму природу Сталина (это тоже интересно, но уводит в сторону), а почему кандидаты в антихристы не могли вместе подавить любое сопротивление в человечестве, а потом уже выяснить между собой (лоб в лоб), кто главнее. Так было и меньше риска для обоих (50% вместо ускользающе малого шанса в одиночку поработить весь мир).

Или им мерещился третий кандидат? Как насчёт третьего, к слову? Он ведь тоже упомянут в Розе Мира, хотя и вскользь.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

« #6 : 09 Декабрь 2018, 01:42:49 »
Советский инквизитор

Попробую оживить ветку. Выскажу здесь несколько тезисов, проливающих дополнительный смысл сразу на три параллельные темы: «Красная Россия и коричневая Европа», «Интернационализм и национализм» и «Русская идея (о православном социализме и всеединстве)». Рассмотрим исторические аналогии, значимые для этих трёх тем, сквозь мифологию Даниила Андреева. Для этого примем за аксиому утверждение Андреева о том, что и Сталин, и Гитлер были кандидатами в антихриста (генеральной репетицией перед последним воплощением). Из этой аксиомы вытекает и видение их судеб в эсхатологической перспективе андреевского мифа.

Получается глубоко символическая цепочка «семян зла», которые удалось обоим инфернальным ставленникам посеять в человеческой истории (жаль, что Андреев ничего не говорит о предсуществовании Гитлера, это помогло бы восполнить недостающие звенья цепи).

Сталин, по Андрееву, воплощался до своего коммунистического амплуа в лоне святой инквизиции. То есть, был одним из видных борцов за чистоту Христовой веры. Андреев называет «Поэму о Великом инквизиторе» Достоевского метапортретом того, кто в 20-м веке стал Сталиным. Если принять и понять такую параллель, то перед нами раскрываются поистине потрясающие аналогии и смысловые глубины.

Зло набирает наибольшую силу тогда, когда внешне выступает на стороне добра. И ложь тем тлетворней, чем светлее истина, на которой дух лжи паразитирует. И чем больше удаётся злу идентифицировать себя с истиной, тем длительнее и разрушительнее в истории последствия такой идентификации.

Инквизиции и крестовым походам удалось навеки срастись с историей христианства, чем вызвать, с одной стороны, безрелигиозную эру как естественную реакцию творческой свободы человека, а с другой – мрачную подозрительность церкви к этой свободе как к богоборческому бунту. Инквизиция дала самый убийственный козырь для всех критиков религии как таковой. Инквизиция срослась символически с церковным стилем, смешалась с ним на молекулярном уровне.

Безрелигиозная эра, вызванная духом Великого инквизитора, и породила с одной стороны капитализм и научно-технический прогресс – как эмансипированные от высших нравственных заветов методологии построения социума и освоения материальной природы. Акцент был сделан на низшей природе человека, а не на высшей: эгоизм стал реальным двигателем цивилизации, а не любовь. А с другой стороны – протестом в безрелигиозной эре против культа эгоизма стало не возвращение к высшим христианским истинам, но материалистическое искажение вековечной мечты человека о братстве и справедливости. Именно это сниженное протестное движение против отчуждения в капиталистическом мире человеческой личности и оседлал дух Великого инквизитора в следующем своём воплощении. На каком же высшем свете он паразитировал теперь?

Мы не раз в других темах высказывали идею, что способность обуздать революционную стихию и победа в гражданской смуте были дарованы в России той модели социума и культуры, которая больше других отвечала глубинной сущности русской соборной души, её миссии в человечестве, её высшему духовному свету. И только та политическая сила смогла победить все остальные партии и движения, которая интуитивно отвечала Русской идее полнее.

Никаким осуществлённым марксистским планом (как и вообще рациональным планом) Советская Россия не была. СССР состоялся как мировой исторический феномен в результате синтеза самых разных идейных и культурных мифов, но каждый из них отвечал, пусть в сниженном варианте, высшей исторической и культурной миссии России. И культ русской классической литературы в СССР абсолютно закономерен. И этот культ (а вовсе не марксизм!) был внутренним солнцем советского проекта, его нравственным скрепляющим светом.

Это прежде всего интернационализм – как проекция центральной русской идеи, её главного оправдания и смысла. Проекция сниженная, омрачённая материалистической квазирелигией и атеистической догматикой, но в глубине своей содержащая духовное ядро Всеединства, затемняющая, но не извращающая и нравственно не переворачивающая его свет.

Это также идея справедливости (равенства всех перед Богом), тоже сниженная, тоже материалистическая, но питающаяся из того же духовного источника, что и вся русская литература 19-го века (то есть, основа основ советского гуманитарного образования) – проистекающая из христианского мировосприятия в его православной традиции.

Это и мечта о всечеловеческом Братстве; о высвобождении творческих сил человека из всепоглощающей заботы о хлебе насущном – освобождении ради качественного роста личности, а не ради комфорта и плотских удовольствий, как в либеральном проекте.

Это нравственный приоритет общего над частным, но без подавления личности. Это идея служения сверхличной цели, благой для всех. Это и всеобщее образование, и равные возможности социального роста. Это желаемый расцвет всех национальных культурных ликов (прямая противоположность колониальной системе!) и т.д.

Это и есть наша русская и всечеловеческая мечта о Золотом веке, о Розе Мира. И Её (Жену) оседлал дух Великого инквизитора, теперь в материалистически-марксистской личине, – и сделал то же, буквально той же методологией пользовался, что и в своём прежнем амплуа поборника и защитника Христовой Церкви.

Образ СССР навечно стал связан со Сталиным. Сталинизм стал таким же убийственным козырем для антикоммунизма, как инквизиция – для атеизма. А плоды сталинизма стали смертным приговором для советской модели. Идеологию покинул творческий дух, на его место пришло беспросветное начётничество и убивающий любую живую мысль догматизм. Принцип страха в формировании государственной элиты стал работать автоматически и постепенно выхолащивать эту элиту от творческого начала. Лицемерие и карьеризм – как движущие стимулы – полностью заменили собою за два-три постсталинских десятилетия идейное и бескорыстное служение.

Механизм именно такого структурирования государственности был запущен отцом народов и далее работал по инерции. Никакая критика культа личности этот механизм изменить уже не могла, ибо критиковали создателя механизма его же винтики, вне того механизма не способные ни к какому осмысленному преобразованию реальности. Механизм уничтожения советской модели был внутренней сущностью олицетворяющего её верховного Символа. И чем больше элита пыталась откреститься от Сталина, тем быстрее разрушался созданный его волей главный структурирующий принцип формирования этой элиты, а вместе с ним и вся модель государственности.

Откат в противоположную крайность – в неолиберализм (безусловный примат индивидуального эго над любым иерархическим целым) – был заложен в самом принципе структурирования сталинской государственности. Также и качели от либерализма к национализму, на которых мы ныне раскачиваем Россию, были альтернативным порождением интернациональной советской модели. И эта ложная альтернатива, как на духовном фундаменте, покоится на центральном для советской модели образе Сталина. Этот образ и раскачивает качели «либерализм-национализм» – от контра- к про-, и обратно. Интернационализм вынесен за скобки, словно бы и не бывало. Так же была вынесена за скобки христианская духовность из споров буржуазных и социал-демократических идей в конце 19-го века.

А второй кандидат? Он оседлал явное зло, не несущее в себе никакого вселенского света, никакой высшей религиозной истины. Это зло обладало дьявольской мощью, но было лишено того светлого источника, на котором зло только и может паразитировать длительное время. Краткосрочный взлёт до небес и такое же стремительное падение в небытие обусловлены как раз отсутствием онтологической истины в гитлеризме. Победа советского народа над нацизмом – это безусловная победа света над тьмой, правды над ложью. А дьявольское коварство (да во многом и смысл существования второго кандидата) в том, что великая Победа, как и весь советский проект, навечно связаны с образом Сталина.

И как бы к нему ни относились потомки, как бы ни обеляли этот образ те, кто видит в советской модели историческую альтернативу неолиберальному вырождению – модель, способную к трансформации в высшее качество культуры и жизни, – внутренняя тьма Сталина на глубинном, иррациональном плане отравляет и будет ещё долго отравлять советский прообраз. И в любое размышление о социализме неизбежно будет проникать яд сталинизма, сколько ни очищай отца народов и к каким ухищрениям ни прибегай для оправдания его методов. Сам символ «отца» уже насквозь кощунственный, дьявольски издевательский. И так во всём сталинском стиле – чем светлее символ и чем убедительнее достигнутый результат, тем в его незримой сердцевине тлетворнее яд духовных подмен.

Если мечта человечества о Золотом веке сбудется, если Откровение Вечной Женственности не будет извращено в самом начале и подменено каким-нибудь «родонизмом» (духом универсальной системы-концепции), то следующее воплощение отца народов и его подставного антипода Даниил Андреев нам обрисовал в футурологическом литературном сюжете. Те же методы, что и во времена святой инквизиции, только обогащённые опытом советской инкарнации.

Впрочем, о духовной подмене Розы Мира грядущим «великим духовидцем» я тоже изложил свои соображения в книжке о родонизме (на примере сетевой микромодели – как художественном образе будущего). Добавить покамест мне нечего. Разве что вот – характерная деталь: некоторые из родонистов отреклись от Андреева также из-за образа Сталина, из-за неприятия «антисоветского андреевского мифа». Советский миф сросся намертво в их сознании с образом Сталина, а отторжение от неолиберализма влечёт к советскому мифу, отделить который от образа Сталина не получается, следовательно – андреевский миф, от противного, работает на неолиберализм. Тот же алгоритм, тот же метод, те же плоды, что и во времена инквизиции...

В завершении повторю вопросы из предыдущего поста, ибо ответов у меня так и нет, а поговорить об этом нелишне, по-моему. Даниил Андреев вскользь упомянул «третьего кандидата». В 20-м веке столкнулись две тоталитарных модели (два кандидата), хотя эти модели имели полярное духовное ядро. Грубо говоря, их столкновение можно сравнить со святой инквизицией, вступившей в смертельную схватку с какой-нибудь уже явной бесовщиной (если бы такая схватка состоялась в истории). За святой инквизицией (вернее над нею) сиял Свет Христов, сколько бы она его не искажала и не предавала. Так же и за советской Победой над нацизмом стоял высший Смысл и высшее Добро, да и в самой советской модели лучилась истинная и великая Мечта.

На смену обеим тоталитарным системам пришёл неолиберализм, ещё более тоталитарная идеология. Явится ли человеческое олицетворение неолиберализма, некий вождь? Или вождизм отвергнут этой системой как неэффективный метод? Какова роль «третьего кандидата»? И будет ли какой-то «третий» в эсхатологической перспективе? В чём смысл этого «третьего»? Зачем он вообще нужен, и почему его упомянул Андреев? У кого-нибудь есть соображения на сей счёт, друзья?

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 09 Декабрь 2018, 11:10:59, Ярослав»

Акцент был сделан на низшей природе человека, а не на высшей: эгоизм стал реальным двигателем цивилизации, а не любовь.

Ярослав, согласен по существу твоей темы. Возражения у меня (уточнения) по мелочам. Итак:  C:-)... Что в основе капитализма лежит нравственная этика "хищника-одиночки", что эгоизм стал основным двигателем цивилизации хищников-одиночек, конкурирующих между собой, это понятно. А вот когда цивилизацией человеческой любовь двигала? Средневековая общественная формация вроде как не ставила любовь к ближнему своей осевой задачей. Любовь к ближнему упоминалось постольку-поскольку (иногда, на праздничных богослужениях). Просто само эгоистическое, "атомарное" начало в человеке было в средневековом обществе подавленно общим социальным принципом, который выражался в примате общего над личным и сословно-родового над личным. Все эти неписаные кодексы сословной чести; чести рода, короля и т.п. И для того, чтобы подорвать все эти незыблемые вековые скрепы сословных, общественных принципов, понадобилась религиозная революция Лютера.

Никаким осуществлённым марксистским планом (как и вообще рациональным планом) Советская Россия не была.

Государственная одаренность первого вождя Советской России как раз и проявляла себя в  том, что Ленин, когда надо для ОБЩЕГО дела, мог наступать своей "марксистской песне" на горло. Теоретически, в плане философии, Ленин был марксистом. Но он был "плохим" марксистом - практически. Именно это и обусловило победу большевиков. (Единственная партия, которая смогла отойти от своих же марксистских принципов, другие сидели-ждали, когда в России капитализм по Марксу разовьется.)

Сталинизм стал таким же убийственным козырем для антикоммунизма, как инквизиция – для атеизма.

На Украине ныне этот антикоммунистический козырь довели до полного логического конца. Теперь уже сам Сталин объявлен зачинщиком Второй Мировой Войны, а Гитлер представлен едва ли не жертвой. Недавно спикер Верховной Рады Парубий назвал в прямом в эфире (!) Гитлера - "ПРЯМЫМ ДЕМОКРАТОМ"... Европа не отреагировала, правозащитники промолчали. Зловещий знак.

 
И как бы к нему ни относились потомки, как бы ни обеляли этот образ те, кто видит в советской модели историческую альтернативу неолиберальному вырождению – модель, способную к трансформации в высшее качество культуры и жизни, – внутренняя тьма Сталина на глубинном, иррациональном плане отравляет и будет ещё долго отравлять советский прообраз.

О внутренней тьме Сталина (она есть) написано много чего уже. Сталинизм давно разоблачен вдоль и поперек, пригвожден к позорному столбу истории. Все сие было еще в 90-е. Здесь понятно. Но вот какой вопрос у меня... В теме "Красная Россия" мы уже пробовали обсудить разные варианты развития России, помимо большевиков. То есть, что бы было, если бы победили "белые". Была бы тогда Вторая Мировая, и выжила бы после войны Российская метакультура вообще. Мы тогда (ну, я и Ярослав точно ;D) пришли к выводу, что в случае победы "белых" в Гражданской войне у России просто не было никаких шансов устоять против возрождающейся в Европе коричневой чумы нацизма и фашизма. Большевики перепахивали Россию "кровавыми зубьями" террора (хотя террор был далеко не везде), уничтожали сословия и классы российского общества, но они же провели индустриализацию промышленности. Без подобной процедуры шансы на победу над европейским фашизмом у России были исчезающе малы... Но индустриализация в основном пришлась на довоенное правление товарища Сталина. И прочно связана с его именем. Безусловно, грандиозные преобразования, что осуществлялись при Сталине, осуществлялись безжалостными, драконовскими методами. Насилие над духом человека, нивелировка, возведение в ноль ценности отдельной личности - все это демонические плоды сталинизма. Однако, только ли зло сталинизм? Вот вопрос. Как и в случае с "белыми" в 17-м, давайте представим, что победила не партия Сталина, а партия Троцкого. Смогла бы тогда Россия осуществить модернизацию и победить фашизм? Или еще до наступления Гитлера Троцкий бы уже бросил  миллионы русских (советских) людей на осуществление перманентных революций по всему миру?

характерная деталь: некоторые из родонистов отреклись от Андреева также из-за образа Сталина

Я тоже не согласен с некоторыми чертами образа Сталина у Андреева. Например, то, что Сталин был ИДИОТ. Угрюм-Бурчеев у Салтыкова-Щедрина был идиотом, Сталин - нет! Существует немало исторических фактов (да и эпоха еще не столь отдаленная, например, моя мама очень хорошо помнит Сталина), которые говорят против "идиотизма" Сталина. Вот последний пример: пару лет назад мы дискутировали с Андреем-82 по поводу украинских бандеровцев. Андрей-82 тогда говорил, что бандеровцы не осуждены международным Нюренбергским трибуналом, так что и никакие они не убийцы, полицаи и палачи. Ну я решил залезть в материалы того трибунала. И прочитал, что после того как нацистская верхушка была арестована, лидеры победивших союзных государств (СССР, США и Британии) решали, как с ними дальше быть. Так вот, не помню уже кто, но и президент США, и премьер Англии предложили не церемониться с главными нацистами, пристрелить их, либо провести на них медицинские опыты. И только Сталин возразил. Он сказал, что если мы просто их убьем, мы в глазах мира будем убийцы. Поэтому их надо судить, так чтобы видели все, как их судят, и справедливо приговорить... Вот, скажите, идиот способен на такое?

А родонисты отреклись от Андреева потому, что изначально восприняли "Розу Мира" как Систему, а самого Андреева как "пишущую машинку светлых сил", которая подает правдивую и только правдивую информацию. Ведь светлые силы не могут врать, не правда ли. А Андреев не может ошибаться (как святые грешить). Ну а когда какие-то факты, опять же пропущенные через собственный личностный Миф, стали не совпадать с какими-то фактами в "Розе Мира", произошел сбой всей системы. Ведь человек, воспринявший книгу "Роза Мира" как исключительно "ИНФОРМАЦИЮ ОТТУДА", твердо убежден, что "оттуда" ошибаться не могут. И когда какие-то нынешние факты начинают противоречить фактам в "Главной Книге", следует радикальный вывод - либо факты все врут, либо Вестник (Андреев) не тот. Среднего не дано.

Или вождизм отвергнут этой системой как неэффективный метод?

Да, отторгнут. Неолиберальная система, ее управление обществом, строится на принципе пирамиды. Точнее - пирамиды в пирамиде. Что-то вроде наших русских матрёшек. Поэтому у неолиберализма управление обществом сетевое. Все поделено на ячейки. Каждая ячейка представляет собой маленький "социальный загончик", где овцы как бы сами собой управляют. Правда правила управления им навязаны ИЗВНЕ. А овцам кажется, что это они всем кируют, что они полностью свободны в принятии (навязанных) решений... Вся сила неолиберализма вот в таком скрытном методе управления. Но я считаю, это временное явление. Мышеловка обязательно захлопнется. Если определенные силы смогут взять под контроль все земное управление, всю человеческую психику, то все либеральные штучки отбросятся тут же. ВОЖДЬ ЯВИТСЯ НЕМЕДЛЕННО. (Неолибералы будут первыми, кто будет приветствовать Вождя так, что никакому Сталину не снилось.) 

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 11 Декабрь 2018, 22:50:30, Золушка»

Советский инквизитор (продолжение)

А вот когда цивилизацией человеческой любовь двигала?

Я упомянул слово «любовь» в данном контексте как противоположный эгоизму духовный вектор. В каждом человеке и, следовательно, в человеческих цивилизациях Бог (любовь) и дьявол (эгоизм) борются. Результат борьбы – интегральный вектор жизни и культуры – к росту качества или к вырождению. Государственная форма (плоть) может способствовать культурному росту, а может его подавлять. Хотя внешне культура и государство чаще всего находятся в конфликте, но плоды этого конфликта могут быть качественно различны. (Поговорим об этом подробнее в новой теме; постараюсь открыть на днях.)

Капитализм – как формация и как идеология – мог расцвести только в безрелигиозную эру. И умрёт вместе с нею. Протестантизм и был первым шагом в сторону эмансипации от религиозного мировосприятия. Причины и начала, и конца капитализма не столько экономические, сколько нравственно-духовные. Если религиозное мировосприятие является доминирующим в общественном сознании, то и в государственных, и в культурных, и в церковных структурах существуют иерархические системы ценностей, апеллирующие к иным качествам человеческой души, кроме эгоизма. И только в безрелигиозную эпоху могла вполне воплотиться формация, сделавшая главную ставку на эгоизм и вытесняющая на периферию все иерархические системы, на иных ценностях строящиеся и к иным качествам души взывающие.

Эгоизм становится единственным реальным (объективным, надёжным) стимулом прогресса, а другие мотивы – субъективными, не обязательными, второстепенными. Эгоизм во всём, а не только в отношении к ближнему: в культуре становится главным критерием и стимулом не служение высшему и целому, а личный успех и массовость признания, монетизируемая при жизни. Также эгоизм становится ведущим отношением человека к природе. И колониальная система – не что иное, как безусловный примат национального эгоизма по отношению к другим народам. Именно тотальный культ эгоизма порождает культ золотого тельца, когда денежный критерий ставится на место критерия Божественного (совести), не только вовне, но и внутри человека.

Эгоизм как полярная любви воля и ведёт человечество от бытия к небытию. Перевёрнутая пирамида культурного качества в конце 20-го века (в апогее капиталистического мира) и есть самый главный признак духовного вырождения, за которым уже явно просматривается провал в небытие. Неолиберализм – это идеология распада целостного организма на атомы, не способные уже ни к какому служению чему-либо высшему, кроме своего атомарного эго, с дьявольской издёвкой перепутанного со свободой.

Поразительно, что внутри безрелигиозной эры и подавляющего все прежние системы ценностей капиталистического духа могла появиться общественная модель, провозгласившая качественно иные нравственные приоритеты. И не просто провозгласившая, но построившая на них жизнеспособное государство. Причём настолько жизнеспособное, что оно смогло победить предельную форму национального эгоизма, в которую скатилась Европа, сделавшись Третьим Рейхом.

Такая же безрелигиозная, как и капиталистическая, советская модель (каким-то чудом!) начала апеллировать к высшим качествам человеческой души: к любви, совести, способности к бескорыстному служению ради общего и высшего, к жертвенности своими низшими интересами во имя идеала и т.д. Была поставлена немыслимая для капиталистического мира задача воспитания нового человека – как нравственный и духовный рост личности. Также была не только провозглашена, но и осуществлялась на практике в советской интернациональной модели альтернатива колониальной системе. Я уже не говорю об идее социальной справедливости и равенства возможностей для культурного и профессионального роста, абсурдная и утопическая для любых прежних формаций.

Культу эгоизма с его волей к небытию был брошен героический вызов Жизни и веры в высшее предназначение человека, в его лучшие качества. Для безрелигиозной эры такой прорыв Жизни был парадоксален! И он убедительнее всех богословских и философских формул говорил о неистребимости в человеке его Божественной сущности.

Советский проект был победой творческого духа над ростом энтропии в мире – и эта победа спасла человеческую цивилизацию не только от нацизма, но и от духовного вырождения. Сейчас мы живём в эпоху, когда вновь рост энтропии берёт своё и нам, чтобы сохраниться на Земле, необходим новый творческий взрыв, новый подвиг веры и свободы.

Государственная одаренность первого вождя Советской России как раз и проявляла себя в том, что Ленин, когда надо для ОБЩЕГО дела, мог наступать своей «марксистской песне» на горло.

Ленин был гениален тогда, когда слышал иррациональную волю русской стихии и умудрялся её направлять на строительство государственной формы, отвечавшей высшей миссии России на текущей исторической стадии. Этим гениальным чутьём (к марксизму никакого отношения не имеющим – не пересекаются нигде) Ленин и привлёк на свою сторону большую часть военной и научной царской элиты, технических спецов, даже высшую прослойку спецслужб и военной разведки.

А бездарен, жесток и злобно упрям Ленин был тогда, когда в нём брало верх его человеческое рацио над историческим чутьём. Наибольшая тьма из него лезла, когда он давал волю своей ненависти к религии. Видимо, это ленинское качество и назвал Даниил Андреев «тёмным вестничеством». Насколько Ленин был чуток и терпелив в отношении технических и естественно-научных спецов, настолько же он был груб и слеп в отношении религиозных философов, мистиков и поэтов. Отсюда и философский пароход, и расстрелы священников, и Соловки. В определённом смысле, Ленин унаследовал слепоту Петра Великого в отношении религии и мистики, только ещё больше зацементировал её марксизмом на уровне рассудка. А вот Сталин был совсем, совсем другим...

провели индустриализацию промышленности. Без подобной процедуры шансы на победу над европейским фашизмом у России были исчезающе малы...

Дело не столько в экономической области, не маловажной, но не решающей. Для победы над нацизмом нужна была противоположная национальному эгоизму воля – наднациональная и интернациональная идея, способная создать реальный союз народов, причём альтернативный по внутренней сути колониальной системе. Ничего подобного «белый проект» предложить и осуществить не мог.

Но индустриализация в основном пришлась на довоенное правление товарища Сталина. И прочно связана с его именем.

Весь советский проект связан с именем Сталина. Это и есть семя смерти. Сможем ли мы отделить зёрна от плевел? Для начала нам необходимо понять, что не Ленин и не Сталин создали Советскую Россию. Они лишь в той или иной степени откликались на иррациональную волю соборной души, принимали роды новой государственности...

Иезуитская хитрость, инквизиторская жестокость и заключается в том, что главный строитель и охранитель был духовной противоположностью рождавшейся в муках страны. Не большевики её породили, это не их голос:

Благословение мое, как гром!
Любовь безжалостна и жжёт огнём.
Я в милосердии неумолим:
Молитвы человеческие – дым.

Из избранных тебя избрал я, Русь!
И не помилую, не отступлюсь.
Бичами пламени, клещами мук
Не оскудеет щедрость этих рук...

.....................................................

...Ты взыскана судьбою до конца:
Безумием заквасил я сердца
И сделал осязаемым твой бред.
Ты – лучшая! Пощады лучшим нет.

В едином горне за единый раз
Жгут пласт угля, чтоб выплавить алмаз,
А из тебя, сожжённый Мной народ,
Я ныне новый выплавляю род!

Максимилиан Волошин понял в русской революции и в смысле созидаемого больше, чем все её вожди. Может быть, один Сталин понимал то же и на том же уровне, только служил он другому богу, ненавидящему Того, глагол Которого жжёт русское сердце волошинскими строфами. И совсем другой «новый род» другой бог хотел выплавить в русском котле. Он и выплавил его в итоге в высших слоях номенклатуры, которая потом рвала плоть страны на части и отреклась от советской идеи.

Однако, только ли зло сталинизм?

Только ли зло инквизиция? Судя по плодам – да. Нужно разделять инквизицию и христианство, советскую модель и сталинизм. Инквизиция отвратила сердца от христианства, а сталинизм – от советского строя. Пусть какой-то из римских пап служил и уже сознательно не Христу, а его антиподу, но целостное христианство остаётся христианством. И подвиг советской государственности, посмевшей бросить вызов надвигающемуся небытию, остаётся величайшим подвигом человеческого духа в истории.

Сталинизм – зло, потому что это рост энтропии внутри советского проекта, убивавший в нём творческое начало:

1. Мертвящий догматизм, воцарившийся в идеологии, это прямое наследие сталинского стиля.

2. Репрессии против целых народов – смертельный удар по интернациональному духу.

3. Принцип страха в формировании элиты – это та антиструктура внутри государственности, что свела впоследствии на нет равенство стартовых возможностей (одно из величайших завоеваний советского периода) и привела к воцарению серости в высших слоях государства, а лицемерие и карьеризм сделала основными движущими стимулами номенклатуры (это было растлением её изнутри).

4. Создание из ленинизма религиозного культа, с квазимощами, мавзолеем, с самопрославлением вождя как некоего фараона-небожителя, со всеми этими бесчисленными памятниками при жизни (по сути идолами), проспектами и городами его имени и т.п. – ничего подобного в самом ленинизме не содержалось и Лениным не культивировалось.

5. Художественная безвкусица сталинского официоза создала стилистическую доминанту, вошедшую в непримиримое противоречие с русской культурой, что породило непреодолимый раскол на официальную и андеграундную советскую культуру. А культ вождей с их звёздами и орденами, с множившимися памятниками Ленину (Учителю), слащавой ленинианой (житием) на фоне серости самих первых лиц превращало советский стиль в карикатуру, ложь и пошлость.

Так подлинная культура, всё больше уходившая в подполье, а также классическая культура, преподавание которой продолжалось в школе и было главным воспитательно-нравственным стержнем советского человека, – рождали когнитивный диссонанс с бездарно-пошлым официозом. И невольно высшая культура стала ассоциироваться с иной формой государственности, а серость – с советской. А следовательно, смена формации получала как бы высшую культурную санкцию. Это и есть дьявольское окарикатуривание подлинника – и сталинизм, породивший такой стиль, есть обезьяна советского образа.

давайте представим, что победила не партия Сталина, а партия Троцкого. Смогла бы тогда Россия осуществить модернизацию и победить фашизм?

Если бы победила партия Троцкого, то началась бы новая гражданская война. Никакой дискредитации Советского Союза не состоялось бы, он бы перестал существовать вообще. Троцкизм был угрозой для плоти, а сталинизм – растлением души советского проекта, причём с очень далёкими и пагубными историческими последствиями для всего мира. Но победа Троцкого была исключена в России хотя бы потому, что Троцкий не мог стать Царём.

Троцкий, в отличие от Ленина и Сталина, был совершенно глух к сущности русского народа,  потому не мог удержаться во главе государства, даже если б туда случайно попал. Но туда случайно не попадают... Не сам Троцкий был опасностью для советской модели, сколько те идеи, которые он олицетворял. В частности, тот «интернационализм», который критикует Антон в параллельной теме, и есть интернационализм по Троцкому, а не тот, что воплощался в Советском Союзе и вытекал естественно из Русской идеи всеединства (в безрелигиозно-сниженной проекции, разумеется; но другой в безрелигиозную эру и ждать не приходится).
 
Я тоже не согласен с некоторыми чертами образа Сталина у Андреева. Например, то, что Сталин был ИДИОТ. Угрюм-Бурчеев у Салтыкова-Щедрина был идиотом, Сталин – нет!

Андреев называет Сталина «художественным идиотом», а не вообще «идиотом». Угрюм-Бурчеев – это сатирический образ, но стилистически он точно отражает некоторые черты Сталина, ставшие роковыми для советской культуры. Человека с недоразвитым вкусом можно назвать «художественным идиотом» так же, как мы называем идиотизмом интеллектуальную недоразвитость. На мой вкус, художественными идиотами являются все поклонники «Русского радио» и тому подобной продукции. Да и вся нынешняя массовая культура (за редкими-редкими исключениями) – это поголовный художественный идиотизм. Интеллектуально же её адепты могут и не быть недоразвитыми, хотя я с трудом представляю интеллектуала, которому такая порнография нравится.

Сталинская стилистика отдаёт художественным идиотизмом, тут уж ничего не попишешь. И этот идиотизм не так безобиден – он в конечном итоге и расколол советскую культуру на две несовместимые и враждебные друг к другу части. А такое состояние культуры гибельно для государства. И самое гибельное в том, что здоровая часть культуры стала ассоциироваться у людей с необходимостью и желанностью смены государственного строя, так как его официоз был явно болен и бездарен.

В описании Сталина важнее другая деталь у Андреева – его способность к тёмному визионерству и вообще его мистическая одарённость. Здесь прямая противоположность с Лениным, между прочим. У Ленина – иррациональное чутьё к светлому соборному началу русской души и грубо-озлобленное отношение к мистике и религии на уровне рацио (до идиотизма доходящее). У Сталина – осознанная мистическая глубина, но тёмной направленности, и иезуитски хитрое умение находить общий язык с религией на уровне рацио (видимо, инквизиторский опыт лежал в основе); и это при полной неспособности постигать высшие религиозно-философские сущности. Гениальность Сталина держится на связи с демоническим началом, сокрытом под примитивной материалистической маской, и с дьявольской хитростью сокрытом (не поймаешь за руку). А гениальность Ленина – это иррациональная связь с высшими метакультурными сущностями, грубо искажаемая его изворотливым, но плоским рассудком.

В человеческой истории совсем не редкость, когда «первый ученик» извращает начатое Учителем дело, возглавив его и сохраняя внешнюю приверженность учению, формально охраняя его чистоту от разных уклонов и ересей (а на деле – выхолащивая от творческого начала). Так и сталинизм выхолащивал в советском проекте всё, что было в нём уловлено в высших духовных сферах Лениным, вопреки его рассудочному материализму.

Советская модель жила словно своей жизнью, впитывая в себя всё самое светлое и возвышенное из русской культуры (что сказывалось даже на лицах советских людей, которые сохранил для нас кинематограф: это удивительные лица). К какому-то прекрасному грядущему влеклась советская идея, в котором мало было общего с коммунистической утопией. Это незримое прекрасное витало в воздухе, чувствовалось в отношениях между людьми, в открытости и доверчивости их душ, несмотря на все тяжести быта и кровавую суровость выпавших на долю советского народа испытаний. Марксизм был сам по себе, вожди сами по себе, а советская модель росла за счёт внутренних глубинных сил соборной души России...

Но всё, что было в советской государственности и культуре от Русской идеи, от Всеединства и Братства – как миссии России (грядущей Розы Мира), – выхолащивалось, извращалось сталинизмом при сохранении формального сходства. Этот приём (а он, собственно, излюбленный у инфернального паразита) я подробно проиллюстрировал на примере родонизма, духовно подменяющего собою Розу Мира при абсолютной идентичности внешних форм.

У Даниила Андреева есть одна серьёзная проблема в описании советской истории (однобокая характеристика Сталина – лишь её следствие). Сосредоточенность на уицраориальной составляющей государства словно закрывает в ней и творочески-человеческую, и демиургическую части. А недораскрытость характера связи между инфернальным миром и миром человеческим ещё больше усиливает уицраориальную составляющую, делает связь с ней человеческого государства чуть ли не причинно-следственной, порою до полной идентификации одного и другого. Это всё равно что в каком-то человеке видеть только эйцехоре и считать его волевым центром личности.

Приведу только один пример, как у Даниила Андреева (как раз из-за этой его сосредоточенности на уицраорах в человеческой истории и из-за непонимания характера связи одного с другой) не сходятся концы с концами. Андреев пишет, что санкция Демиурга была снята с уицраора России (здесь и появляется знак равенства между уицраором и государством!) в царствование Александра Первого и до конца династии Романовых. На советском же государстве (опять знак равенства с уицраором!) такой санкции не было никогда.

Демиург сверхнарода вдохновляет, инспирирует и направляет становление метакультуры, а значит – и культуры этого народа. Но что же тогда получается: высший расцвет русской культуры, придавший ей поистине всемирное значение, приходится ровно на те временные рамки, в которых русское государство было лишено санкции Духа-демиурга. Два века высшего культурного творчества при отсутствии санкции? А века, в которых эта санкция была на уицраоре, никаким культурным расцветом не выделяются, а то и вовсе душной атмосферой наполнены.

Санкция Демиурга вредит культурному творчеству, так что ли? Или культура не расцветает внутри государства, а где-то на стороне? Или то государство, в котором наблюдается культурный расцвет, на самом деле враждебно метакультуре; а на том, где такого расцвета не наблюдается, лежит высшая метакультурная санкция?

Разрешить эти противоречия можно одним единственным способом: у Андреева речь идёт о санкции Демиурга на уицраоре, и только на уицраоре, а не на человеческом государстве. Уицраор и государство, хотя и находятся в символической и метаисторической связи друг с другом, не становятся одной сущностью и не связаны каузально. Снятие Демиургом санкции с уицраора не является снятием оной с государства, равно как и наличие санкции на уицраоре не влечёт ни духовного, ни культурного просветления государственной плоти. (Поговорим о взаимосвязях государства и культуры в новой теме подробнее.)

Я привёл здесь этот пример недораскрытости метаисторических взаимосвязей в андреевской мифологии, чтобы подчеркнуть следующую мысль: андреевские оценки советского проекта в этой мифологии касаются исключительно его уицраориальной и инфернальной изнанки, но практически ничего не сказано о его демиургической и Божественной составляющих. Описанная и разоблачаемая Андреевым «Доктрина» – это инфернальная карикатура советской идеи, её паразитарная изнанка. Сущность же советской идеи следует прозревать в идее Всеединства, а не в мирах античеловечества. Поэтому андреевскую мета-характеристику СССР следует признать односторонней.

У каждого человека и у каждого государства есть своя изнанка, свои грехи и свои тёмные стороны, но основываться в своих оценках его судьбы и его деятельности необходимо по цельному облику и по плодам. Если сравнить две основные формации 20-го века и две культурных и духовно-нравственных тенденции одной и другой, а также их «человектор» (к росту качества или к вырождению), то советская модель явно выигрывает в сравнении с либеральной. Интегрально и по плодам. Следовательно, она не могла быть ведома демонической волей (санкцией дьявола) ни в начале, ни в своём расцвете. Дьявольскую волю (волю к небытию) мы скорее обнаружим на закате советской эпохи, в росте энтропии и в оскудении творческого потенциала.

Так же несмотря на все тёмные страницы своей истории, никогда не была ведома демонической волей христианская церковь как целое. Инквизиция останется инквизицией, а церковь церковью. Так и сталинизм останется сталинизмом, а Советский Союз – великим творческим дерзновением человеческого духа, ведомого высшими и благородными мотивами по преимуществу, в отличие от духа буржуазной наживы и низменного конформизма.

P.S. Так в чём же смысл «третьего кандидата»?

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 13 Декабрь 2018, 22:01:20, Ярослав»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Для более предметного ощущения сталинизма стоит почитать аналитический отчет Вышинского (РГАСПИ Ф.82, Оп.2, Д.884 Л.33-39).

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 19 Декабрь 2018, 03:38:51, Золушка»

ОффлайнКорифей

  • Дважды повторяю – это приговор.
Этот приём (а он, собственно, излюбленный у инфернального паразита) я подробно проиллюстрировал на примере родонизма, духовно подменяющего собою Розу Мира при абсолютной идентичности внешних форм.

Сталинизм и есть родонизм для воплощённой на той исторической стадии Русской идеи (Розы Мира). Стиль "Андреевской энциклопедии" - это стиль сталинской эклектики в культуре. Самопрославление первого ученика за счёт других - в том числе. Это стилистически. А идейно сталинизм осуществил то же в отношении советской модели, что Родон в отношении Розы Мира, превратив её в жёсткую мировоззренческую систему и догматическую, не способную ни к какому творческому развитию структуру. Те же методы вождя (человекоорудия) внутри старой элиты: создание группировок и стравливание их друг с другом, причём сам кукловод остаётся как бы в стороне, над схваткой. И создание механизма, автоматически аккумулирующего серость и посредственность в будущем руководстве страны. И тот же итог: распад единого сообщества, объединявшегося изначально вокруг великой идеи, но духовно её предавшего в ходе тактической борьбы между собою различных группировок и выродившегося в результате аккумуляции серости в высших слоях. А сама великая идея была превращена в карикатуру. Сталинизм и есть опошление советского проекта изнутри при сохранении до времени формальной идентичности с учением (из которого вынуты сердце и мозг, как из забальзамированного тела первого вождя). Опыт сталинизма, как и опыт родонизма, должен помочь различению духов в будущем, когда в России вновь осуществится попытка государственного и культурного воплощения Русской идеи (сейчас Россия духовно далека от этой идеи как никогда в своей истории).

Глава службы безопасности, шеф
внутренней и внешней разведки Воздушного Замка


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика