Иконология и иеротопия
Самая неопалимая купина

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #1 : 16 Январь 2016, 11:30:11 »
В связи с недавно прошедшим Рождеством, обратимся к теме Неопалимой Купины (Исх. 3:2-5). Взглянем на примеры разных веков (см. в Галерее Замка альбом) и выберем лучшую! Не стесняйтесь добавлять свои примеры, лучшие окажутся в этом же альбоме. Начнем с до-иконоборческих мозаик 6 века. Их всего две.
Первая из Сан-Витале, Равенна
Вторая из монастыря Св. Екатерины на Синае.
 
На обеих мозаиках купина горит не слишком интенсивно, наводя на мысль о языках пламени Пятидесятницы (Деян. 2:3). В равеннской мозаике вообще горит вся гора, почему? Обратим внимание на резко меняющийся возраст Моисея. Эта разновозрастность заметна и в других примерах. Заметим также, что хотя по Библии Бог говорит «из среды куста», т.е. из огня, взгляд Моисея обращен на небо, на котором видна указующая Божественная длань. Можно предположить, что именно оттуда и раздается Глас Божий. Может, именно поэтому огонь представлен достаточно скромно. Фигура Моисея замечательно классична, особенно на Синайской мозаике.

В готический период возникает иная интерпретация сюжета: дабы подчеркнуть, что Бог говорит с человечеством через Сына, Иисуса стали размещать в самой купине. Эта перемена отвечала духу эпохи: Бога стремились опустить на землю и воплотить в материальном. В связи с изобретением чистилища меняется и смысл огня: из орудия вечных мук он превращается в инструмент очищения и в символ надежды на спасение. В связи с этим усиливается ассоциация Иисуса с огнем, присутствующая в христианстве с первых веков. Еще Ориген писал, что устная традиция приписывала Иисусу слова «Кто приближается ко мне, приближается к огню».
Эту иконографию, по-видимому, изобрел аббат Сугерий. В своем отчете о перестройке собора в Сен-Дени он мало пишет об архитектуре, но тщательно перечисляет основные сюжеты витражей апсиды, в которых история Моисея занимала видное место. К сожалению, этот витраж плохо сохранился.

Тема развивалась далее. На витраже из Ланского собора Иисус изображен с книгой и похож на Пантократора.
 
На иллюстрации из Ингеборгской Псалтыри развита пастушеская тема: стадо Моисея становится двухцветным, и слева появляется  пёс в ошейнике. Сам Моисей актуализирован современной одеждой.

Если участие Иисуса придавало сюжету оттенок умиротворенности, даже домашнего уюта, то два другие примера 13 века, напротив, характерны напряженной, наэлектризованной атмосферой.
Здесь взгляд Моисея прикован к Купине, и они замкнуты друг на друга в судьбоносном диалоге.  Соответственно этому повороту сюжета сама Купина и огонь здесь вполне акцентированы. Хотя вторая икона хранится в православном монастыре, специалисты отмечают в ней западное влияние и считают характерной для «искусства крестоносцев».

В монастыре св. Екатерины на Синае находим и совсем иную трактовку Неопалимой Купины, которая отвечает основной интерпретации этого образа в православной традиции – Купина как прообраз Богоматери, Рождества и Воплощения. Так как синайский монастырь является реликварием самой Неопалимой Купины, внимание к этой теме неудивительно.
Здесь видим Богоматерь с «наложенным» на нее горящим кустом. Подобно чудесному кусту, Богоматерь, не сгорая, принимает Божественное пламя. Обратим внимание, что на обеих иконах отсутствует Иисус. Там где мы ожидаем увидеть младенца, видны горящие ветви. Но действительно ли Его нет или он присутствует в образе пламени? В поисках интерпретации обратимся к старообрядческому молитвеннику, сохранившему переводы старых византийских текстов. В воскресной полунощнице (аналог утрени), глас 7, читаем: «Явися при купине Моисеови Божии Слове, яко огонь снедаяй, неопаляя же отнюд: еже от Девы прообразуя  твое воплощение, им же человеки вообразил еси». Рождество видится здесь не через сентиментальный образ Младенца, а как мощная огненная теофания: Иисус, «Божии Слове», воплощается в Деве яко «огонь снедаяй неопаляя же отнюд». Неопаленная Божественным огнем Дева рождает Бога, подавая пример высшей святости, доступной для смертных. Огненная тема видна и в традиционной иконографии Рождества – не случайно Богоматерь после родов изображают возлежащей на красном ложе.

Из современных интерпретаций сюжета обратим внимание на поэтичную версию Шагала и на скульптуру из железа в алтаре Нуайонского собора, в которой  Божественный огонь совмещен с буйной растительностью, создавая единый образ вечной жизни, в котором земное сливается с небесным ...


 Не следуем ли мы этим примерам каждое Рождество, когда ставим окутанную огнями ёлку? Не является ли ёлка просто иконой Неопалимой Купины? Действительно, почему мы не можем представить себе ёлку без огней? Где мы видели в природе горящее, но не сгорающее дерево? Почему до изобретения электричества на ёлки упорно ставили реальные свечи, невзирая на очевидную опасность?
Засим мы завершим эту краткую экскурсию по образам Неопалимого Древа, обладающего для нас столь же очевидной, насколько загадочной притягательной силой.

ЛИТЕРАТУРА
 Dennis J. Sardella. Theotokos of the Unburnt Bush: An Interpretation


Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 04 Сентябрь 2017, 23:37:56, Андрей Охоцимский»

« #2 : 16 Январь 2016, 17:00:57 »
Спасибо за интересный материал!

Как я понял, в до-иконоборческий период Неопалимая Купина тесно увязывалась с Пятидесятницей - схождение "языков" пламени Святого Духа на апостолов. Облик Моисея менялся. На мозаиках 6 века он никак не напоминает старца. Интересно, почему такой образ? И интересно, в какое примерно время в Неопалимой Купине появляется Образ Сына Божьего? И когда Неопалимой Купиной становится Матерь Божия?

Богоматерь как Неопалимая Купина - это один из очень почитаемых образов в Православной Церкви:
Одна из наиболее древних известных на Руси Богородичных икон "Неопалимой Купины" была принесена в Москву палестинскими иноками в 1390 году и, по преданию, написана на камне той скалы, где Моисей видел таинственный куст. Эта святыня была помещена в алтаре Благовещенского собора Московского Кремля.
В середине XVI века возникла символико-аллегорическая композиция иконы "Неопалимая Купина." Она стала одной из самых распространенных в России в XVI-XIX веках чудотворных икон Богоматери, почитавшейся как защитница от стихийных бедствий, особенно от пожара. Празднование иконе 4 сентября, в день памяти пророка Моисея, было установлено в 1680 году.

Неопалимая Купина, икона Божией Матери. Средне-русская икона кон. XVI в., иконостас Преображенского собора Соловецкого монастыря. Дерево, темпера, 164 х 135 см.



drevo-info.ru/articles/17614.htm

Не следуем ли мы этим примерам каждое Рождество, когда ставим окутанную огнями ёлку? Не является ли ёлка просто иконой Неопалимой Купины? Действительно, почему мы не можем представить себе ёлку без огней? Где мы видели в природе горящее, но не сгорающее дерево? Почему до изобретения электричества на ёлки упорно ставили реальные свечи, невзирая на очевидную опасность?


Действительно, кто бы мог подумать, что наши традиционные новогодние елочки, окутанные горящими гирляндами огоньков, символизируют собой Неопалимую Купину. Традиция жива и живет, помимо нашего рационального осмысления её. :)
Спасибо.


Дух дышит, где хочет

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #3 : 17 Январь 2016, 01:50:26 »
Вадим, спасибо за дополнения. Хорошо, что Вы добавили канонический извод. Попробуйте еще истолковать его аллегорико-символическую суть :-).

Насчет доиконоборческих купин Вы приписываете мне далеко идущие обобщения, для которых нет оснований. Насчет языков Пятидесятницы - я просто констатирую сходство, но случайное оно или нет я не знаю. Логика тут может быть совсем другая. Насчет возрастов Моисея у меня ответа нет. Могу лишь сказать, что в классической эстетике старцы не приветствовались. Изображения людей в классическом духе всегда в той или иной мере скульптурны, и под одеждой видны формы совершенного тела. Так что выбор был между молодым человеком (безбородым) и зрелым мужем (с бородой).

Образ Иисуса в купине по моим сведениям был изобретен Сугерием около 1140 г. Но это моё мнение, я могу ошибаться. Насчет Богоматери-Неопалимой Купины - первый пример это маленькая синайская иконка 13 века со св. Екатериной, которую я привел (она высотой  с компьютерный экран). Но есть интересный пример 8 века в синайской же иконе Вознесения. Там Богоматерь увенчана венком, который содержит язычки пламени и интерпретируется как Неопалимая Купина. А вообще надо смотреть на литургические тексты, по ним должно быть видно. Но я в этом не специалист и в литературе не сталкивался.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 17 Январь 2016, 02:16:16, КАРР»

« #4 : 20 Январь 2016, 16:42:01 »
Попробуйте еще истолковать его аллегорико-символическую суть :-).

Насколько я понимаю, символическо-аллегорический образ "Богоматери-Неопалимой Купины" сложился окончательно в 16 веке. Это если брать восточно-христианскую православную традицию. Вот каноническое описание Образа:

В основу сюжета иконы положено церковное песнопение, где Богоматерь сравнивается с Неопалимой купиной, которую видел Моисей на горе Хорив (Исх.3:1-5). Неопалимая купина? — это объятый пламенем, но несгораемый куст, истолкованный богословами как прообраз Богоматери и воплощения Сына Божиего.

Тот самый неопалимый куст с трудом, но можно увидеть в правой руке Богородицы; там же есть камень, лествица, и гора с Небесным Иерусалимом, за стенами которого изображен Христос в царской короне. Здесь использовано сразу несколько ветхозаветных образов, почти все они раскрываются далее в сюжетах, представленных по краям иконы.

Центр композиции – овальный медальон с изображением Богоматери – Одигитрии-Путеводительницы. На груди Её часто изображается лествица, которую видел святой патриарх Иаков, ведущая от земли до самого Неба. Её также ассоциируют с Божией Матерью, которая и есть Сама – лествица, по которой проложен путь в небеса. Здесь же мы видим изображение палаты как дома Младенца Христа. Четыре зеленых луча обозначают купину, т.е. куст, четыре красных луча — красное пламя горящей купины. На некоторых иконах “Неопалимой Купины” к концам внешних лучей добавляются буквы А.Д.A.M. Эта деталь основана на греческом сказании, по которому Архангелы составили имя первого человека по звездам, взятым с четырех концов света: Архангел Михаил — с Востока букву “А” от звезды “Анатоли”, Архангел Гавриил — букву “Д” от Западной звезды “Дисис”, Архангел Рафаил — букву “А” от Северной звезды “Арктос” и Архангел Уриил — от Южной звезды “Месембрии” букву “М”.

В лучах синего (или зеленого) цвета изображается служение ангелов Богоматери и поклонение небесных сил чудесному рождению Бога от Девы. Она окружена архангелами и ангелами стихий: грома, молнии, росы, ветра, дождя, мороза и мглы. Каждый ангел держит соответствующий “атрибут”, как чашу, фонарь, облако, меч, факел, закрытый кивот (мороз), нагую фигуру (ветер). Число ангелов и их распределение вокруг Богоматери меняется по выбору иконописца. Ангелы светил и небесных стихий взяты из Апокалипсиса, где перечисляются ангелы звезд, облака, молнии, града и землетрясения. В лучах огненно-красных обычно пишутся символы святых евангелистов, упомянутых в Апокалипсисе: Ангел (Матфей), Лев (Марк), Телец (Лука) и Орел (Иоанн). Вокруг звезд в двухлепестковых облаках - ангелы-духи Премудрости, Разума, Страха и Благочестия; Архангелы: Гавриил с веткою Благовещения, Михаил с жезлом, Рафаил с сосудом-алавастром, Урииил с огненным мечом, Селафиил с кадилом, Варахиил с виноградною гроздью - символом Крови Спасителя. Вверху - Ветхий Денми, внизу - Иессей (или древо Иессеево - как родословная Иисуса Христа). В углах композиции помещаются видения пророков: в левом верхнем - видение Моисею Неопалимой Купины в виде Богоматери Знамение в горящем кусте, в правом верхнем углу - видение Исайе Серафима с горящим углем в щипцах, внизу, слева, - видение Иезекиилю затворенных врат, справа - Иакову - лествицы с ангелами.

Богоматерь собрала вокруг Предвечного Младенца весь мир — силы земные и Небесные. Именно такой, собранной воедино, и замыслил Вселенную Бог в Своей Премудрости, именно ею должны быть побеждены хаотические, центробежные силы смерти и распада. Тем самым подле Купины возникает и иной образ — образ Софии, Божественной воли, предвечного замысла Творца о творении.

 
Вот "полный" (если я правильно все понимаю) Образ иконы "Неопалимая Купина"


Насчет доиконоборческих купин Вы приписываете мне далеко идущие обобщения, для которых нет оснований.
Извините, я просто профан в этих вопросах :)

Могу лишь сказать, что в классической эстетике старцы не приветствовались. Изображения людей в классическом духе всегда в той или иной мере скульптурны, и под одеждой видны формы совершенного тела. Так что выбор был между молодым человеком (безбородым) и зрелым мужем (с бородой).

Спасибо, Андрей. Вопрос классической (греческо-византийской) эстетики в написании икон крайне интересный. Интересный, потому как совершенно мне незнакомый. Впрочем, если богословие христианской Церкви (сама богословская терминология - этот вопрос мне более известен) во многом обязано классической греческой философии, то почему бы это же не предположить относительно иконографии? Икона - это ведь еще и богословская мысль в образе. Как-то так. :)

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 21 Январь 2016, 00:19:47, ВОЗ»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #5 : 20 Январь 2016, 23:02:02 »
Вадим, спасибо. Вы нашли замечательный экземпляр этой иконографии, где все сцены очень ясно различимы.

Насчет духа классики, им была пропитана вся византийская жизнь, а не только философия. В византийской светской литературе герои Гомера фигурировали наравне с библейскими персонажами. Классицизм из иконографии никогда полностью не исчезал и расцветал периодами. Характерным примером византийской иконографии классического вида на Руси являются две киевские мозаики: в Св Софии и снятая из разрушенного Михайловского собора. В нашем Отечестве этот аспект визанийской культуры освоен не был отчасти из-за отсутствия классического образования.

Слово - это вышивка по ткани молчания.


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика