Критерий
Что такое религия, вера, идеал и истина в свете всеобщей критериальности

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Если религию отнести к системе знаний, то мы, прежде всего, должны говорить о принятой картине мироустройства в этой системе.

По смыслу перевода религия – это всеобщее соединение, всеобщая связь в общей картине мира. При таком подходе религия больше становится похожей на кибернетику, чем на «опиум для народа» (В.И. Ленин).

Кибернетическая (единая) картина мира, скорее, как нам видится, иерархична (в порядке подчинения) и критериальна (мерна), если исходить из того единства, которое мы наблюдаем в непрерывном движении Природы.

Напомним, что система знаний человека, как и любая система вообще, подразумевает, кроме элементов и связей, некий свой главный для этой системы критерий (главную меру, оценку), который требует от человека его (критерия) максимизации.

В системе религиозного мироустройства имеется явное Нечто, что непосредственно относится к высшему смыслу нашей, человеческой жизни. Наука же явно этим Нечто не оперирует. Это Нечто и есть Главный Критерий Жизни, задающий Высший Смысл жизни человека.

К этому мы можем добавить, что религиозное знание о Главном Критерии Жизни передаётся нам извне нашего суженного сознания. Точнее, наше сознание представляет всего лишь часть некоего общего Сознания Природы. И потому смысл нашей жизни передаётся нам непосредственно из общего Сознания Природы в его часть – в наше суженное сознание как то, ради чего и как стоит жить, что нужно максимизировать всеми нашими усилиями.

Не раз уже подчеркивалось, что качество жизни и нормы поведения в обществе для людей полностью определяет тот главный, или генеральный, критерий, каким общество или государство руководствуются в своём поведении. Это наша главная оценка. Именно  она пронизывает все наши действия и мысли.

Но есть и вторая сторона действия любого главного критерия, о которой пока что мало кто говорит. Это совершенно необычное свойство и качество, казалось бы, для нас довольно абстрактного параметра. Но это не так.

Любой главный критерий, а особенно глобального уровня, заставляет своего подопечного – человека, общество, государство, человечество – так конструировать все свои усилия, что они, эти усилия, этот критерий максимизируют. Другими словами, критерий усилиями людей удовлетворяется, причём, в случае целостности системы людей (семьи, общества, государства и т.д.) полностью определяет эту целостность.

Если человек принимает данную религию, то этот процесс максимизации высшей религиозной оценки является главным для него, ради чего он живёт.

В таком случае религиозная вера – это безоговорочное принятие человеком главного критерия религии за главный смысл человека, за истину.

И если теории религии до недавнего времени сводили веру как основу религии к фактам подсознательной, бессознательной сферы, то мы говорим о смысле жизни как о следствии процесса оценивания человеком. Мы должны говорить о вере как об инструменте подчинения воли и подчинения человеческого поведения нормам, ограничениям и догматам религии.

Мы не будем перебирать и анализировать массу определений религии. В свете того знания, которое представлено нами как всеобщая критериальность (мерность, иерархичность, максимизация) это имеет смысл лишь для описания частей всего знания.

И тем не менее, необходимо подчеркнуть: прежде всего нас интересует именно религиозная суть явлений, которая, как оказывается, прячется в открытии всеобщей критериальности и в работе критериального сознания.

Дадим наше определение религии, сразу ведущее на вершину понимания.

Религия – это система ограниченных знаний об идеале жизни человека, о её главных оценках, о смысле его жизни и вере, о нормах и правилах поведения человека, ведущих к этому идеалу, о картине устройства мира и Природы, включающей в себя их истоки и тайны.

То есть мы должны говорить, что религия – это, прежде всего, система знаний о жизни, и как система она обязана включать в себя некий идеал правильной жизни человека в обществе себе подобных и некоторые, перечисленные выше, составляющие этой жизни. Укажем ещё раз на некоторые из них. Это:
чёткие оценки происходящего вокруг и оценки своей и чужой жизни, проистекающие из главной оценки (критерия), которая дается в самой религии и которая нами максимизируется;
вера, управляющая волей человека и его свободой;
нормы и правила поведения человека, следующие из его оценок, в которых сформулированы возможности человека и ограничения при реализации этих возможностей;
высший смысл жизни человека;
первичное устройство мира и Природы, проявляющее истоки оценок, норм, веры.

Для успешной религии это означает, что она не только имеет тенденции к расширению и укреплению среди людей, но и реально постоянно расширяется и укрепляется как за счёт пополнения новыми членами, так и за счёт ужесточения норм и правил. В этой экспансии и состоит главная сила религии. Если этого не происходит, то такая религия, рано или поздно, начинает поглощаться другой религией, более сильной и растущей.

И если любая вещь и любая идея имеют в своей сущности нечто, называемое главным критерием, это позволяет им достигать своей целостности и сохранять её.

Религия даёт человеку идеал правильной жизни. Человек, принявший религию, верит в этот идеал и стремится к нему. Скажем больше: чтобы чувствовать и видеть себя Человеком, человек всегда должен иметь перед собой идеал. А если он ещё и постоянно максимизирует свой идеал своими усилиями, то чувствует себя счастливым.

Нужно различать сущность человека и его идеал. Пишут: «Идеал не существует!». Но и не надо, чтобы он существовал осязаемо. Достаточно того, чтобы он имел свой образ или условия существования.

Идеал для человека задаётся главным критерием жизни, принятым этим человеком для себя.
В таком случае, как мы уже говорили, религиозная вера – это безоговорочное принятие человеком главного критерия религии за главный смысл человека, за истину.

В таком случае истина – то, что всегда только максимизирутся. Истина не может исчезнуть или стать замороженной.

Итак, вера может рассматриваться узко как предмет религии и широко как волевой процесс подчинения главному критерию, которому человек подчиняется сознательно или несознательно. От того, что человек не думает о главном критерии, последний не исчезает.
Сможет ли наука заменить религию?

Конечно, наука не может заменить религию, ибо наука оперирует доказательствами в собственной системе доказательств, основой которой является аксиоматическое начало исходного положения доказательств. По сути, наука не имеет абсолютной доказательной основы так же, как и религия. Главным инструментом науки является глубоко проработанная логика и вера в эту логику.

Ведь чем характеризуется система знания вообще? Это, скорее, система смыслов, завязанных в единое целое своей логикой и, главное, имеющих единый критериальный центр, точнее, оценочное иерархическое множество.

Отличие науки от религии заключается лишь в принципе познаваемости  картины мира.

Наука утверждает, что мир познаваем, а религия относится к познаваемости нейтрально – ей нет необходимости его познавать. Религия априори, без доказательств, вводит в картину мира Высшее Существо как Генеральный Критерий Мира и Жизни. Наука же в этом пока абсолютно анархична.

Если говорить о жизни человека без религии, человека-атеиста, то необходимо ответить на несколько вопросов:
Что есть его идеал?
В чём смысл его жизни?
Какова главная оценка, которую максимизирует данный человек своими усилиями?
В чём его вера?
Какую свободу и какие ограничения своей свободы принял для себя данный человек?

Не бывает, чтобы человек не имел своих оценок, своей высшей оценки. Они могут быть смазанными, нечёткими, но они всё равно есть.

Поэтому разумнее всего понять, может ли человечество существовать без религии и, если сможет, то – что же её заменит?

Сегодня мы живём в мире, где сосуществует множество религий. Никакого согласия между религиозными иерархами нет. Это, рано или поздно, приводит к крайней нетерпимости адептов одной религии к адептам другой.

В рамках подобной картины, когда религиозных вершин в человечестве великое множество, выбрать одну из них за главную и попытаться подчинить всех её смыслам невозможно.

Этот факт говорит о том, что религиозное знание в целом не является завершённым. Более того, отсутствуют видимые усилия и учёных, и религиоведов в поиске путей завершения целостных представлений религиозного знания.

Такое явное пренебрежение Будущим однозначно ведёт к самоуничтожению человечества, ибо максимизация агрессии в духовном и материальном плане уже зашкаливает.

Необходимо использовать открытие всеобщей критериальности и критериального сознания для перехода сознания людей от эгоистической религиозной модели поведения к модели целостного подчинения Единому Смыслу.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)

Геннадий Георгиевич, Вы изначально исходите из следующего тезиса:
Если религию отнести к системе знаний
Вы уверены, что такое соотнесение религии (как системы знаний) адекватно предмету?
Ниже Вы даёте своё определение религии:
Религия – это система ограниченных знаний об идеале жизни человека, о её главных оценках, о смысле его жизни и вере, о нормах и правилах поведения человека, ведущих к этому идеалу, о картине устройства мира и Природы, включающей в себя их истоки и тайны.
Здесь Вы уже утверждаете, что религия не просто система знаний, но система ограниченных знаний.
Таинства, мистика, миф, символ, религиозное творчество (ритуалы, храмы, песнопения, иконография и т.д.) - это всё, по-Вашему, укладывается в определение - как "система знаний". Тогда к "системе знаний" нужно отнести всё на свете: искусство, музыку, поэзию, живопись, как религиозную, так и светскую. Вы уверены, что такое сужение смыслов является благом и ведёт человека к духовному совершенствованию?

картина мира, скорее, как нам видится, иерархична (в порядке подчинения)
Иерархия - это исключительно "порядок подчинения", иного смысла в иерархичности Вы не просматриваете? То есть, звезда взаимодействует с планетой исключительно как подчинение воли планеты воле звезды? (Я намеренно привёл пример самой наглядной из космических иерархий.)

Мы должны говорить о вере как об инструменте подчинения воли и подчинения человеческого поведения нормам, ограничениям и догматам религии.
Вы уверены, что вера - это инструмент подчинения воли? А любовь? Разве вера не является по сути любовью к Богу? Может ли возникнуть подлинная любовь как результат подчинения воли "ограничениям и догматам"? Так может возникнуть только дисциплина, но никак не любовь. Вера, в отличие от объективного знания (к области которого Вы отнесли религию), экзистенциальна, свободна, субъективна. Вера - глубоко личное, внутреннее качество. В этом её духовное зерно и смысл. Знания же и догматы - это уже объективация веры, поверхность, форма.

Такое впечатление складывается, что, желая блага человеку, Вы хотите внушить ему, что осознание себя винтиком в Системе и есть высшее счастье. Природа рассматривается Вами как кибернетическая система, а не соборный творческий организм. Человек - как часть (винтик) этой Системы. Свобода и творчество являются либо помехой, либо инструментом, но никак не целью и не смыслом. Высшее благо видится в абсолютной и общеобязательной объективации знаний, в сведении всего живущего в одну универсальную систему, где каждая часть знает своё место и выполняет свою функцию согласно генеральному критерию. Для кибернетической системы, состоящей из мёртвых частей, это действительно идеальное состояние. Но для Божественного космоса, состоящего из свободных детей Божьих, это будет абсолютный ад, смерть вторая. Насколько я понимаю Вашу систему, то её цель превратить человека в "автомат добра". Собственно, это и предлагает Великий Инквизитор как средство для исправления ошибки Христа. Мне кажется, что Вы совершенно не поняли (или не приняли) главного в христианстве - свободы творения, свободной любви и веры человека.

религиозное знание о Главном Критерии Жизни передаётся нам извне нашего суженного сознания
Вы уверены, что знание передаётся извне? И что вера - инструментарий в передаче знания извне? Как же это согласовать с утверждениями Христа: "Царствие Божие внутри вас" и "познайте истину и станете свободными"? Знание, объективно получаемое извне, истина как система, в которой главное - это подчинение воли частей генеральному критерию, - разве это та истина, что делает нас свободными? Разве это Царствие Божие внутри нас?

Религия вообще и христианство в частности - это прежде всего внутреннее, таинственное общение сына с любящим Отцом, это глубоко интимное, субъективное, экзистенциальное, свободное состояние души и духа. А никак не внешняя объективная система знаний, общеобязательных и одинаковых для всех, подчинив которым свою волю, обретёшь счастье. Не таким ли счастьем в обмен на свободу искушает человека Великий Инквизитор?

Я не знаю, как можно любить внешнюю объективную систему знаний и как можно испытывать религиозное чувство к ней... Вера - прежде всего чувство, а не знание. Как и любовь.

В рамках подобной картины, когда религиозных вершин в человечестве великое множество, выбрать одну из них за главную и попытаться подчинить всех её смыслам невозможно.
А нужно ли подчинять всех одному общему смыслу? Не является ли невозможность такой религиозной унификации величайшим благом для человечества, а вовсе не злом? Невозможность свести все религиозные системы в одну и выводит человека в духовный объём, помогает человеку за миром относительным прозревать мир духовный, мир абсолютный. Именно невозможность вместить Истину ни в одну универсальную систему в нашем мире и является тем фактором, что делает религию религией, а не "системой знаний".

Такое явное пренебрежение Будущим однозначно ведёт к самоуничтожению человечества, ибо максимизация агрессии в духовном и материальном плане уже зашкаливает.
Различие религиозных систем может вести не только к агрессии, но к общению и взаимному обогащению. Всё зависит от установки воли. К агрессии ведёт как раз желание одной из систем подчинить себе другие. Стремление унифицировать все религиозные различия в одной универсальной системе вызывает только сопротивление со стороны унифицируемых и встречную агрессию. Возникает порочный круг взаимной агрессии. Иное при понимании невозможности унификации в одной системе религиозных учений и при понимании великого блага их различий. Самоуничтожение человечества не в различии систем, но в попытке уничтожить эти различия за счёт подчинения всего и вся единой универсальной и объективной системе знаний. Последнее и есть духовная тирания, которая приведёт к взрыву центробежных сил и войне всех против всех (самоуничтожению).

Необходимо использовать открытие всеобщей критериальности и критериального сознания для перехода сознания людей от эгоистической религиозной модели поведения к модели целостного подчинения Единому Смыслу.
Не подчинения хочет от нас Бог, но любви и творчества. Если бы Он хотел подчинения частей в единой системе, то создал бы грандиозный часовой механизм и любовался бы им. Однако, Его космос совершенно по-иному устроен, с иным Замыслом. И Замысел этот - свобода творения.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 26 Ноябрь 2015, 10:56:05, Ярослав»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)


__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика