Перекличка вестников
Александр Блок (поэзия, вестничество)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Александр Блок. Избранные стихотворения в Библиотеке вестничества

Избранных стихов Александра Блока я представляю здесь больше, чем кого-либо из других поэтов – больше двухсот. Этого требует уникальная поэтическая мощь Блока, интенсивность творческого горения, родившая сотни безусловных стихотворных шедевров. Важно и то, что круг реальностей, отраженных в произведениях поэта, основные коллизии, его волновавшие – всё это созвучно с поисками и прозрениями Даниила Андреева. Весь жизненный путь Блока, как показывает Андреев, был путем-предупреждением для человечества, способным в будущем пролить свет на встающие перед ним сложнейшие, труднораспознаваемые опасности.

Творчество Блока представляет собой огромный поэтический дневник, постоянно фиксирующий все движения внутреннего мира поэта. В конце жизни он объединил большинство произведений в три книги; в первой из них (охватывающей 1898-1904 годы) стихотворения идут в строгом хронологическом порядке; две другие, сохраняя общие хронологические очертания, делятся на тематические группы и стихотворные циклы. В таком порядке я представляю избранные стихи и здесь, добавив некоторые из произведений, не вошедших в трехтомник.

Среди ранних поэтических опытов молодого Блока есть небольшое стихотворение, где он предугадал поле своих будущих поисков и метаний:

                Как сон молитвенно-бесстрастный,
                На душу грешную сошла;
                И веют чистым и прекрасным
                Ее прозрачные крыла.
                Но грех, принявший отраженье,
                В среде самих прозрачных крыл
                Какой-то призрак искушенья
                Греховным помыслам открыл.

Именно вокруг этого будет развиваться всё дальнейшее. Парение в среде легких, бесплотных веяний запредельного, встреча среди них с моментами ядовитыми, разрушающими, тревога за сохранение в себе чистоты зрения, за умение распознавать невидимое зло – это надолго станет основной темой его поэзии. Легкое, акварельное письмо первых стихотворений постепенно наполняется живыми, вещественными красками, расширяется жизненный кругозор поэта, намечаются новые мотивы, из которых в дальнейшем вырастут несколько сквозных линий его творчества.

Вторая книга открывается циклом «Пузыри земли». Вместе с родственной ему поэмой «Ночная фиалка» этот цикл можно назвать светлой кульминацией поэзии Блока. Мир природы в целом занимает у него не очень большое место – несоизмеримое со значимостью природы у других поэтов – но в этом цикле Блок сумел восполнить эту некоторую ущербность своего творчества. Здесь – редкий образец проникновения внутрь природы, умение слышать ее внутренние голоса, так непохожие на голос человеческих чувств.

Из других тем, оформившихся к этому времени: ощущение города как греховного, ущербного мира, искажающего и калечащего человеческую сущность (в цикле «Город»), некоторые метаисторические прозрения (в ряде стихотворений того же цикла), особое чувство России и своего родства с ней.

Цикл «Снежная маска» выглядит неожиданным переломом в творчестве поэта. Это один из самых очевидных примеров прямого, неосознанного вторжения иномерных реальностей в творческий процесс. Поэту внезапно явился мир Дуггура, и, пораженный новизной открывшихся горизонтов, он на некоторое время стал медиумом, проводником его смыслов. Полностью обновились ритм и интонация стиха; в невероятном богатстве возникли новые образы, как будто ничем не подготовленные на его предшествующем, постепенно и последовательно развивавшемся пути.

Этот, вызвавший лихорадочную творческую активность (до шести стихотворений за один день) короткий период подключения к другой реальности, необычной, слепящей, духовно размагничивающей, оказал необратимое воздействие на духовную жизнь Блока. Что-то в нем надломилось и уже не смогло срастись в прежней цельности. Почти всё, написанное после зимы 1907 года, несет печать сожаления об утрате необъятных и неиссякаемых, как раньше казалось, творческих сил.

Иногда голос Блока поднимается до трагедийного, органного пафоса – в третьей книге, открывающейся стихотворением «К музе». Изредка наступают моменты просветленного, мудрого, возвышающего приятия жизни. А потом снова – прорывы зияющее-черных, опустошающих инфрафизических картин в циклах «Пляски смерти», «Жизнь моего приятеля», «Черная кровь». И всё чаще звучат мотивы простой человеческой усталости, отступившей только один раз, в марте 1914 года, когда родился полнозвучный, почти не замутненный стихотворный цикл «Кармен».

Стихи разных лет о России Блок объединил в цикл «Родина». В них, иногда светло-окрыляющих, а чаще горьких, поэт пытается найти созвучие своей души с душой России, которую он ощущал почти зримо, с голосом которой иногда хотел полностью слиться.


____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 05 Сентябрь 2014, 19:26:02, Е. Морошкин»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика