Индуизм в Розе Мира
Легенда о Джаландхаре, или Бросивший вызов богам

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Легенда о Джаландхаре, или Бросивший вызов богам

Предысторию Легенды о Джаландхаре см. здесь: «Джаландхар. Восстание против Творца (Опыт индуистской теодицеи)».  Прим.ред.


Великий асур

Прежде, чем продолжить изложение истории жизни Джаландхара после его бескровной победы над армией Сварнасура, я бы хотел немного рассказать об одном эпизоде, несколько предшествующем данному событию, но весьма сильно поразившем меня во время просмотра фильма. Эпизод, на мой взгляд, поучительный и для нас всех.

А дело было так. Став уже взрослым мужчиной, обретшим силу и научение от своего выдающегося гуру, Шукрачарьи, Джаландхар зашёл как-то в одну харчевню перекусить. На душе у него было нерадостно и он не торопился приниматься за еду и питьё, а больше наблюдал за поведением окружавших его в харчевне асуров. И взору Джаландхара предстала печальная картина. Асуры много пили и препирались друг с другом, потом принялись скандалить и в конце концом затеяли драку. Джаландхар некоторое время созерцал всё это происходящее бесчинство молча и невозмутимо, но в конце концов ударил кулаком по столу с такой силой, что задрожали стены. Все тотчас замолкли и замерли.

И тогда Джаландхар обратился к асурам и спросил, отчего они так живут, что потеряли своё достоинство и проводят время в пьянстве и дебошах, и не стыдно ли им? И тогда один асур из толпы ответил ему, говоря: "А что же нам делать, уважаемый? Мы проиграли все наши войны. Дэвы победили нас кругом и обложили данью. Мы никто теперь -- откуда же у нас взяться достоинству?"

Джаландхар ответил на это с горестной усмешкой: "Дэвы победили вас?.. Нет! Вы сами победили себя!"

И начал рассказывать тогда асурам, какими они могли бы стать могучими и каких высот достичь. Что им по силам повелевать небесами и командовать дэвами, и не быть в услужении больше ни у кого. Весь мир станет их, все три локи: человеческая, подземная и небесная. И даже Тримурти не укажет больше, каким путём им идти.

Переглянулись асуры и возразили: "Всё это конечно было бы очень неплохо, но кто же способен на подобные подвиги? Только великий асур!"

Ответил им Джаландхар: "Да, верно! Только великому асуру по плечу такая задача. А где же он, великий асур?" И обвёл всех глазами.
Озирались асуры в недоумении -- нет, мол, среди нас великого.

И тогда Джаландхар поднял руку и указал пальцем на первого попавшегося и прокричал громким голосом: "Вот великий асур!" Затем указал на другого и произнёс ту же фразу: "Вот великий асур!" И на третьего: "Вот великий асур!" И так указывал он пальцем на каждого присутствующего, повторяя всякий раз, что каждый из них великий. И удивлялись асуры его словам.

И тогда продолжил Джаландхар: "Каждый из вас может стать великим асуром, если только поверит в свои силы, не будет бояться, прекратит бесконечно враждовать друг с другом и растрачивать себя на пустые прихоти и похоти!"

И речь его возымела действие. Многие призадумались: не сами ли в себе убили они огонь жизни и жажду свободы и опустили руки, когда ещё, оказывается, не всё потеряно? Не сами ли позволили дэвам превратить себя в рабов небесного воинства? (Речь идёт о воинстве Индры, царя дэвов, и всеобъемлющей власти Тримурти). Неужто и вправду сумеют они восстать под руководством нового лидера и стяжать потерянное достоинство и могущество?

(Продолжение следует... Предполагается рассказать о схватке Джаландхара с Ургасуром, признании Джаландхара царём, мести Сварнасура и появлении в жизни Джаландхара Вринды, его будущей невесты, а затем и жены).

«Последнее редактирование: 30 Январь 2021, 13:56:06, Золушка»

Борьба и интриги

Итак, одержав столь впечатляющую и бескровную победу над Сварнасуром, Джаландхар возвращается домой, где должен, по идее, быть провозглашён наконец верховным царём всего асурического мира. Здесь, однако, следует сделать одно пояснение. Царь в мире асуров (асур-радж) обычно никогда не обладает такими полномочиями и не получает столь безусловного признания и почитания от подданных, как царь человеческий или же царь небесного мира. Асуры -- существа очень самоцентричные и свободолюбивые, в их традиции всякое поклонение кому бы то ни было является чуждым, а аскезы верховным богам совершаются лишь ради достижения определённых личных целей по принципу "ты мне, я тебе". Власть асурического царя никогда не распространяется на всех без исключения жителей асура-локи. Ему скорее приходится договариваться с ними, убеждать или увлекать их чем-то для обеспечения верности. Разумеется, кого можно легко запугать и заставить, тех заставят повиноваться без вопросов, но в целом властитель асуров всегда сидит в определённом смысле на пороховой бочке и лидерство его регулярно оспаривается другими.

Сработал подобный принцип и здесь. Несмотря на то, что Шукрачарья объявляет Джаландхара царём асуров, некто сильный по имени Ургасур бросает ему вызов, говоря, что "сын русалки" не может стать царём их народа, ибо сам является непонятно кем, пришельцем, иностранцем, существом не асурического рода. Двое начинают поединок без оружия голыми руками, как условлено, и Джаландхар оказывается очевидно сильнее, выигрывая, что называется, "за явным преимуществом". Тогда, разозлившись, Ургасур выхватывает из складок одежды кинжал и ранит Джаландхара в живот. У Джаландхара, однако, был великий дар: все полученные им телесные раны сами собой заживлялись в течение нескольких секунд. Так случилось и в этот раз. Зажав свою рану одной рукой, Джаландхар отправляет Ургасура в глубокий нокаут другой, после чего исход поединка делается однозначным и толпы асуров наконец-то принимают "сына русалки" в качестве своего верховного лидера.

В то время произошло, однако, и ещё одно выдающееся событие в жизни Джаландхара. Его наставник, Шукрачарья, открывает ему в конце концов имя убийцы его матери. Как мы уже слышали выше, это Индра, царь дэвов. Обуздав свой гнев, Джаландхар неспешно отправляется в небесный мир для разговора. Наслышанные о его мощи, боги разбегаются в страхе, и лишь Индра в одиночестве величественно выезжает навстречу Джаландхару на своём священном слоне, Айравате. Разговор, однако, складывается для Индры нежелательным образом. Трепеща в душе перед грозным противником и сознавая свою вину, он малодушничает и в итоге Джаландхар, схватив Индру за горло, сбрасывает его с Айраваты, говоря при этом, что не настал ещё час для окончательной расплаты. Он забирает Айравату себе (а слон признаёт в Джаландхаре отпрыска Шивы и послушно следует за ним) и отпускает Индру на все четыре стороны.

Так приобретает Джаландхар ещё больше славы и признания среди асуров и внушает всё больший страх дэвам.

В ужасе ищет Индра пути, чтобы обезопасить себя и свой трон, и тут выясняется, что его интересы вполне совпадают с интересами Сварнасура, побеждённого недавно Джаландхаром на поле боя и официально присягнувшего последнему на верность. Однако, обиду свою Сварнасур не забыл и, тайно явившись к Индре, договорился с последним о плане мести. Индра вручает Сварнасуру особый ядовитый клинок. "Смотри -- говорит он, -- мы не убьём Джаландхара, не совершим зла. Он останется жить, просто яд сделает его полубессознательным. Он не сможет управлять своим царством в таком состоянии и его придётся заменить. Вероятно тобой. Ты же авторитет и царь! И разве не гуманно? Джаландхар пощадил твою жизнь, а ты пощадишь его!"

И, таким образом, на одном из ближайших военных советов Сварнасур неожиданно подкрадывается к Джаландхару и ранит его своим отравленным кинжалом. Яд действует не мгновенно и Джаландхар успевает поймать и задушить незадачливого Сварнасура, который перед смертью насмехается над ним и открывает тайну отравы. Я, мол, всё равно сделал своё дело -- отомстил, а ты теперь инвалид на все оставшиеся дни. Решительно и храбро Джаландхар хватается из последних сил за нож и делает попытку вырезать живьём свою отравленную рану. Его руку удерживает Вринда.

Кто такая Вринда? Есть, как минимум, две индийские легенды, рассказывающие нам весьма сходные истории, но в первой из них Вринда фигурирует под именем Тулси и является одним из воплощений самой богини Лакшми, супруги второго лица Тримурти, Вишну. В истории же о Джаландхаре она носит имя Вринды, дочери крупного асурического правителя, Каланеми, брата слепого Андхаки, позже рождённого, как Канса, царь-злодей, заточивший в подземелье родителей Кришны и в итоге убитый последним. Слово "каланеми" символизирует тьму, постепенно возрастающую по мере угасания дня. В общем, как мы видим, довольно грозный персонаж, вполне себе истинный демон.

Однако, дочь его изображается совершенно в других красках. Это чистая и любящая душа, покланяющаяся, как ни странно это для асуров, богу Вишну и весьма преданная последнему. Одним из её любимых занятий было собирание лекарственных растений и целительство. Она в совершенстве владела искусством аюрведической медицины. Вот она-то и удержала руку Джаландхара от самочинной хирургической экзекуции, сказав последнему, что её травы способны исцелять болезни, считающиеся у дэвов безнадёжными. Здесь Джаландхар, в конце концов, теряет сознание и приходит в себя лишь много позже в особом больничном покое, который Вринда и Каламени организуют для него в крыле своего дома.

(Продолжение следует...)

«Последнее редактирование: 20 Декабрь 2020, 04:59:22, Золушка»

Владыка трёх миров


История Джаландхара полна разнообразными большими и малыми событиями. Нет смысла пересказывать их все здесь. Хотелось бы остановиться на наиболее значимых и интересных с точки зрения не только даже любителя древнеиндийской религиозной мифологии, но и обычного современного человека, ибо мотивы, чувства и уроки этих событий вполне свежи и хорошо ложатся на наблюдаемую нами окружающую действительность.

Итак, сделавшись царём асуров, асур-раджем, и благополучно исцелённый Вриндой от тяжёлого ранения отравленным кинжалом, Джаландхар замышляет большую войну против дэвов. Каждый асур имел личные счёты по отношению к дэв-локе и, вдохновлённые примером своего нового лидера, они надеялись в скором времени восстановить поруганную справедливость. Вообще, несколько отступая от повествования, должен отметить, что чувство обиды и некогда совершённой над ними несправедливости весьма характерно для асурического мира. Являясь, согласно индийской мифологии, сводными братьями дэвов, от одного отца, риши Кашьяпы и разных матерей: дэвы от Адити (Беспредельности), а асуры от Дити (Предельности) -- асуры считали себя несправедливо изгнанными в Поталу (свой подземный мир), лишёнными сомы -- напитка бессмертия, и ущемлёнными в правах. С тех пор они не раз пытались завоевать небеса и иногда им это удавалось, но затем всякий раз вмешательство верховных богов Тримурти отбрасывало асурические силы вниз -- отчасти в мир людей (манушья-локу), но ещё больше назад в Поталу, их подземное царство.

Таким образом, желание реванша над дэвами всегда горело в душах асуров, а пример Джаландхара вселил в них новые надежды на успех. Справедливости ради следует отметить, что Джаландхар никогда не начинал войну без первоначального предложения мира на определённых условиях. Так и в этот раз. Однако, потребовав от дэвов разделения поровну всех сокровищ, добытых прежде во время совместного взбивания Молочного океана (это отдельная большая история), он очевидно представлял себе результат. Дэвы пришли в негодование и с ходу отвергли предложенный вариант. Это сделало войну неизбежной.

Обе стороны готовились к войне серьёзно. Джаландхар пытался установить в асурическом мире строгие порядки, дисциплину, регулярные воинские тренировки, боевое товарищество: "один за всех, все за одного", нравственный образ жизни. Царь дэвов Индра искал супер-оружие и стремился заручиться помощью Тримурти. Но Шива был занят своими йогическими практиками, да и к тому же страшно зол на Индру, Брахма понимал, что воздаяние дэвам в целом справедливо и не слишком вмешивался в ситуацию, Вишну отказался от личного участия в военных действиях, но обещал Индре сверхоружие.

Между тем гуру асуров, Шукрачарья ("ачарья" -- значит "учитель", а Шукра это его собственное имя, а также индийское название планеты Венера), убеждает Джаландхара жениться на чистой и светлой девушке, которая бы силой своей любви и праведности защитила Джаландхара в бою. Индийцы очень крепко верили и, пожалуй, не без основания, что любовь близкого человека способна творить чудеса, особенно если этот человек непорочен в чувствах и мыслях и горячо предан Богу. Единственной подобной фигурой в окружении Джаландхара была, разумеется, Вринда, которой он вполне симпатизировал, но жениться не хотел, ибо не считал семейность свои призванием.

Война началась и длилась много дней. По индийской традиции, боевые действия полагалось прекращать с закатом солнца и начинать по зову раковины (военного горна) на рассвете. События складывались для дэвов нежелательным образом. Натренированная Джаландхаром асурическая армия, а также несколько ярких и могущественных бойцов-богатырей постоянно теснили позиции небесного воинства и наносили значительный урон численности. В итоге Индре удалось добиться получения от Шивы мощного оружия, ваджры, изготовленной из костей мудреца Дадхичи, которые были прочнее любого материала на свете (Дадхичи накануне пожертвовал ради этого своей жизнью). В то время как сын Шивы, Картикея, виртуозно сражается с великим Вритрасуром -- демоном-вихрем -- Индра уже на самом закате солнца поражает последнего своей ваджрой ударом в спину. Вритрасур гибнет, а разгневанный Джаландхар пытается вызвать Картикею на поединок, но по правилам положено уже прекращать бой.

На другой день Джаландхар закрывает Вринду от стрел своим телом. Узнав о направлении атаки дэвов, которое пересекалось с позицией медицинской части асурического войска, он бросился на помощь и вовремя успел. Стрелы вонзились в спину Джаландхара, но раны вскоре затянулись, а Вринда была спасена... И вновь Шукрачарья настаивает на необходимости брака. "Посмотри, -- говорит он, -- любовь именно такой жены защитит тебя ото всех напастей!" В итоге всё и вышло по его словам, хотя их паре пришлось пройти через ряд перипетий. Вринда, как выяснилось, была обещана своим отцом другому. Позже Джаландхар, пользуясь властной позицией и всеобщей славой, легко вытребовал у него согласие на пересмотр условий брака, но тут оскорбилась уже сама Вринда, ответив Джаландхару отказом. "Я не вещь, -- говорила она, -- которую можно передать от одного к другому без её согласия. Почему никто даже не спросил меня, а всё решили за моей спиной?"

Настал решающий день войны, когда в поединке предстояло сойтись главным противникам: Джаландхару и Индре. Накануне Вишну всё-таки вручает последнему по его усердным мольбам чудодейственное копьё, наделённое силами убить Джаландхара. Предчувствуя неизвестность предстоящего дня, Джаландхар прощается с Вриндой, просит извинения за всё, "что было не так" и дабы не поминала его лихом. Вринда уединяется перед статуей Вишну и молится за безопасность своего отвергнутого из гордости возлюбленного. В разгар боя к ней является Шукрачарья и уговаривает всеми силами принять, наконец, Джаландхара своим мужем, ибо он в критической опасности и через минуту может оказаться уже поздно. И правда! Индра выхватывает своё чудодейственное копьё и бросает его в Джаландхара. Тот идёт навстречу с открытой грудью. В этот момент Вринда перед алтарём произносит наконец свою клятву верности и принимает Джаландхара в качестве супруга. Защитная сфера тут же окружает его и волшебное копьё Индры вязнет, а затем и бесследно растворяется в ней. 

Так Джаландхар, благодаря заступничеству преданной и чистой души своей жены, побеждает Индру, заставляет его публично сложить с себя корону и трижды признать своё поражение перед асурами. Заканчивается война. Ликуют асуры и скорбят дэвы. Шукрачарья совершает обряд помазания Джаландхара на царство надо всеми тремя локами, тремя мирами: подземным, земным и небесным. И становится Джаландхар "трилокапати" -- властителем всех планов околоземного космоса, за исключением обиталищ Тримурти!

Трилокапати.

Здесь мне хотелось бы провести одну параллель между индийской религиозной традицией и "Розой мира" Даннила Андреева. То, что я выше описал, рассказывая историю Джаландхара, титул "Трилокапати", является по сути очень близким к той зловещей позиции вселенской власти Антихриста, которую описывает Андреев в главе "Князь тьмы". Только Трилокапати -- это ещё более масштабное звание, ибо включает в себя владычество надо многими небесными мирами. Примечательны, однако, здесь два обстоятельства. Во-первых, то, что мы в нашей христианской традиции считаем единичным событием будущего, как бы, самой "нижней точкой" исторического процесса, индийцы почитают уже многократно случившимся и так или иначе, худо или бедно, но пережитым. А, во вторых, коль скоро их понятие асура не тождественно нашему понятию демона, специфика власти над тремя мирами зависит от характера конкретного асурического лидера. Был, например, Тарака ("звезда", "звёздный асур"), который, по моему, и явился первым в истории покорителем небес, Трилокапати. Он действительно проявлял себя, как жестокий и грозный правитель, установивший, кстати, обязательный культ поклонения себе и своим сыновьям. (Что из этого в итоге вышло, следует рассказать отдельно, ибо результаты оказались крайне неожиданными). А был, допустим, Бали -- тоже, как бы асур по рождению, но большой праведник и поклонник Вишну. В андреевской классификации он бы уже наверняка не назывался демоном. Его правление являлось своего рода "золотым веком" для многих. Так или иначе, здесь коренятся некие осторожные надежды: если и вправду пережили одно (да и более, чем одно!), то, Бог даст, переживём и другое!

(Продолжение следует)

«Последнее редактирование: 21 Декабрь 2020, 23:06:40, Павел Алексеев»

Спасибо, Павел!

Очень хорошо, что Вы описываете историю Джаландхара довольно подробно. На мой взгляд, эта история того заслуживает. Читается все хорошо. :) Кое-чего я и не знал. Например, о положении царя у асуров. (Оказывается, не все так просто.)

Павел, я позже прокомментирую. А пока, пишите, пожалуйста.

Дух дышит, где хочет

Правление

Как я уже сообщал выше, характер позиции Трилокапати или Владыки трёх миров определяется в основном спецификой личности того, кто эту позицию занимает. Хотя и не было в истории дэвов, желавших командовать подземным миром, но асуры, жаждавшие поставить под своё начало и Небеса и Землю и Преисподнюю неизменно обнаруживались в каждую эпоху. Но поскольку индийское понятие "асур" не тождественно нашему пониманию образа демона, то и облик правления, устанавливаемый тем или иным успешным покорителем трёх лок, весьма разнился, сходясь в итоге, пожалуй только в одном: абсолютная власть со временем коррумпирует всякого её обладателя.

Каким же было правление Джаландхара?

Пытаясь представить его себе на чувственном уровне, я, как, быть может, это ни странно, в первую очередь обращаюсь мыслями к образу Советского Союза. Каким был Джаландхар? Он не являлся атеистом в современном смысле слова, но он заявил о себе, как несомненный богоборец. Его принцип созвучен принципу "красной доктрины": "Добьёмся мы освобожденья своею собственной рукой!" А, поскольку рука у него была крепкая, а разум пытлив и усерден, то успех долгое время сопутствовал всем его начинаниям.

Джаландхар запретил всякое публичное поклонение богам. Чем не "воинствующий атеизм" начала 20-х годов прошлого века? Поклонение разрешалось только на индивидуальном уровне и вне общественного взора. Примечательно, однако, что жена Джаландхара, Вринда, оставалась страстной поклонницей Вишну и держала дома алтарь для совершения пудж и приношений. Однажды, проходя мимо, Джаландхар заметил: "Всякий раз, когда я вижу эту комнату, у меня возникает чувство, что меня предают в моём же собственном доме! Я же запретил поклонение по всем мирам!" Вринда на то резонно отвечала, что поклонение нельзя запретить, ибо оно рождается в сердце. Далее она уговаривала его не злиться, ибо её вера идёт на пользу всем, в том числе и самому Джаландхару. "Однажды, -- говорила она, -- я совершу особый ритуал, который по милости Нарайана (одно из имён Вишну) сделает тебя полностью неуязвимым". Джаландхар в ответ только отмахивался: я, дескать, и так неуязвимый.

В другой раз, видя Вринду, идущую к нему после поклонения, Джаландхар пригласил её на разговор. "Кому ты молишься?" -- вопрошал он.  "Это же дэвы, боги -- они нечестные и неверные. На них нельзя полагаться, ибо ни обязательно обманут". Личная история Джаландхара, его детства и последующих лет, как будто, подтверждала правоту такого недоверия. "Это не простой дэв," -- отвечала Вринда, -- "это Нарайан, второе лицо Тримурти". Но Джаландхар был неумолим. "Ты веришь в него, в своего Бога, но, помяни моё слово, однажды и он предаст тебя также, как и прочие!" Забегая чуть-чуть вперёд в своём повествовании, скажу, что это пророчество Джаландхара оказалось роковым: в некотором смысле то, против чего он предостерегал Вринду, действительно произошло.

Джаландхар отменил все сословные привилегии, подобно тому, как их отменили и большевики в 1917 году. Не только дэвы оказались лишёнными поклонения и сделались его простыми подданными, но и все прежние служители культа обязаны были работать руками, как и остальное население и трудом зарабатывать хлеб насущный. Упразднялись также все прочие царства и правительства в пользу верховной власти самого Джаландхара.

Джаландхар совершил то, что позже большевики назвали "экспроприацией экспроприаторов". В индийской традиции существует особое божество, Кубера, аналог знакомого нам Маммоны, бога денег, сокровищ и наслаждений материальным достатком. Кубера жил в огромном золотом дворце, где каждая комната и зала были усыпаны самоцветами. Все материальные богатства мира проходили через руки Куберы. Джаландхар, однако, отобрал у Куберы его несметные сбережения и отправил их во всеобщее пользование. Позже Кубера приходил к Шиве и горько жаловался по этому поводу: Посмотри, дескать, Махадев, до чего меня довёл твой отпрыск -- я сделался худым, как нищий на дороге, на одеждах моих теперь заплаты, а золотой дворец снится мне лишь в редких снах.

Далее, Джаландхар поднял общественную мораль. Особенно это касалось асурического населения. Он ввёл дисциплину, насколько это вообще возможно для асуров, регулярные тренировки, активно внедрял принципы братства и взаимопомощи среди асуров. Почти как в "Моральном кодексе строителя коммунизма". "Человек человеку друг, товарищ и брат", "один за всех и все за одного", "честность и правдивость, нравственная чистота, простота и скромность", "высокое сознание общественного долга" и так далее. Только при высоком нравственном уровне и крепком духе асуры способны побеждать и отстаивать свои завоевания.

Джаландхар поставил перед своим народом великую цель. Не зная пока ещё тайны собственного появления на свет, он, тем не менее, ощущал нечто вроде "мы рождены, чтоб сказку сделать былью". Поначалу целью Джаландхара являлось покорение Небес и месть Индре за убийство его приёмной матери-русалки. Джаландхар тогда ещё считал себя её сыном, хотя порой и недоумевал вопрошая: "Как же так, мама, ты в воде оборачиваешься рыбой, а я остаюсь таким же, как был на суше. Разве я не должен тоже превращаться в рыбу?" Однако, после того, как цель была достигнута и Небеса пали к его ногам, Джаландхар тут же обозначил и гораздо более амбициозную задачу. "Мы, -- говорил он, -- вообще полностью освободимся от диктата каких бы то ни было богов. И Тримурти не исключение. Как можем мы чувствовать себя по-настоящему свободными, когда над нами довлеют верховные боги Триады?"

Даже асуры поначалу несколько опешили от подобного заявления. Никто ещё в истории не замахивался на столь грандиозную высоту! Сместить саму Триаду!.. Но сила личной увлечённости Джаландхара и успех предыдущих его побед, смогли убедить большинство в возможности достижения подобной цели. По аналогии, чем не "построение коммунизма на всей Земле"? "И чем наша цель нереальней, тем манит сильнее она" (Виктор Аргонов, "В звёздном вихре времён").

На своей коронации в качестве Трилокапати неожиданным для Джаландхара гостем вдруг явился сам Махадев Шива. Спокойно шёл он между рядами присутствующих асуров, людей и дэвов, и с тревогой вдруг увидел Джаландхар, как опускаются многие асуры на колени перед Великим Пришедшим. Он попытался было устыдить подданных, но тут у них состоялся с Шивой первый разговор, о котором я позже расскажу отдельно -- сейчас же лишь упомяну, что в этом разговоре Джаландхар впервые узнаёт, что он в действительности является ребёнком Шивы. Тогда, оправившись наконец после неожиданной беседы -- ведь, он тоже теперь оказывается, как бы, дэв! -- Джаландхар убеждает себя, что всё отнюдь и не плохо! Если он сын Шивы, то значит он имеет и полное право на свержение Тримурти, ибо чем он хуже? Таким образом, жажда к достижению своей великой задачи ещё сильнее окрепла в душе Джаландхара.

Джаландхар правил тремя мирами достаточно долго. В фильме это не слишком показано, но на самом деле его царствование вполне укладывается по длительности в аналогию семидесяти лет советского строя. И оно в целом было благополучным. Вот, какими словами, основываясь на Падма-пуране, описывает правление Джаландхара книга "Мифы древней Индии" издания 1982 года:
"Власть его простиралась отныне на все три мира; и долго было его царствование счастливым и безмятежным. Повсюду неукоснительно исполнялись должные обряды, и все его подданные неуклонно следовали стезей добродетели. Младшие повиновались старшим, жены преданно служили супругам, нужда и бедность исчезли, не стало воров и разбойников, у всех было вдоволь еды, все были щедры, каждый жаждал дарить, и никто не требовал воздаяния. Не было тогда ни убийств, ни насилий, и неведомы были долги. Не было ни калек, ни уродов, ни злодеев. Во все время царствования Джаландхары никто в его царстве не умирал и не старился; и никто не питал вражды к другому."

Здесь, правда, я должен отметить, что история Джаландхара имеет, видимо, более одной версии и "Мифы древней Индии" дают нам несколько иной сюжет, чем фильм "Махадев", на котором преимущественно и основан мой рассказ.


«Последнее редактирование: 25 Декабрь 2020, 03:34:08, Павел Алексеев»

Еще раз, спасибо, Павел, за рассказ о Джаландхаре. (O0)

Чуть-чуть дополню. О Вринде; а она, наиважнейший участник истории Джаландхара. Союз Вринды и Джаландхара был важен не только потому, что чистая душа Вринды тогда бы "вымолила" защиту Джаландхару у Вишну. С точки зрения шиваистской, шактической и тантрических традиций (а сериал "Махадев..." снят явно с шиваистских позиций) - союз Вринды и Джаландхара соединял собой яростную мужскую природу Джаландхара, с нежной женской природой Вринды. Именно чистая женственная природа Вринды и должна была дать защиту и полную неуязвимость Джаландхару. А не лично Вишну. Который как раз во всей этой истории попал в затруднительное положение. Вишну, если следовать тому как индийская мифология отражается в современных сериалах, больше поддерживал дэвов. В этом его отличие от Шивы и Парвати-Махакали. Для последних не было особой разницы между дэвом, человеком и асуром. Главными были любовь и преданность.

Вишну попал в затруднительное положение. С одной стороны, он не мог не выполнить просьбу своей преданной (это своего рода Космический закон, регулирующий отношения преданных и богов) - с другой, он крайне не хотел выполнять эту просьбу. Ибо это делало Джаландхара практически неуязвимым, а следовательно опасным уже для самой Верховной Триады.

Падение Джаландхара, согласно большинству историй о нем, начинается с момента как он возжелал захватить Верховную Триаду Богов. Свержение же Индры, это было предназначением, ДХАРМОЙ, Джаландхара. Когда последний захотел большего, он вышел за пределы своей дхармы.

Сравнение правления Джаландхара с Советским Союзом - весьма интересно. Хотя, не все здесь сравнивается. Тем не менее... :) Павел, с нетерпением жду продолжение истории.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 30 Январь 2021, 17:37:45, Вадим Булычев»

Спасибо, Вадим!

Новая глава на 2/3 готова.

А, вот, поглядите, какой интересный видео-ролик о Джаландхаре и Вринде сделали китайцы:
https://www.bilibili.com/video/av21668636/



ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Поздравляю! Интересно и красиво....

Говори что думаешь, но думай что говоришь

Корни притязаний

Как мы знаем, на своей коронации в качестве Трилокапати Джаландхар озвучивает дальнейшие амбициозные планы по свержению самой Тримурти -- индийской триады верховных богов. В этот момент на церемонии появляется Махадев Шива и между ними происходит интересный диалог. Шива вначале будто бы благословляет Джаландхара на правление, говоря, что тот обладает многими достоинствами, способными сделать его хорошим царём, но ему не следует двигаться дальше и посягать на домен Тримурти, ибо это ошибка. И вот здесь Джаландхар делает несколько важных утверждений, предлагая свою альтернативную версию событий и альтернативную философию бытия.

Что говорит Джаландхар? Он говорит: Да нет, всё не так! Просто раньше, пока я разбирался с Индрой и прочими дэвами из его локи, Триада не чувствовала никакой личной угрозы с моей стороны и поэтому не вмешивалась. Дело не в том, что вы благословляли меня или признавали моё право на месть за убийство матери, и не в том, что я хотел возвысить асуров из их угнетённого положения -- отнюдь! Всё дело в вашем эгоизме. Пока вас не трогали, вы молчали, а теперь, когда я сделался наконец достаточно могущественным, чтобы бросить вам вызов, вы и сподвиглись вдруг со мной встречаться, хвалить меня, убеждать, наставлять и так далее.

Между прочим, несколько отступая от диалога Джаландхара с Махадевом Шивой, следует отметить, что в округе того же самого времени у него произошла и другая примечательная встреча, на этот раз с дэви Лакшми, супругой Вишну. Лакшми явилась ему на берегу океана и представилась его сестрой. Это в некотором роде верно, ибо отцом Лакшми по индийской традиции был бог океана, Самудра-дэв, и он же, наряду с убитой матерью-русалкой, выполнял во многом роль приёмного отца Джаландхара, так что последнего нередко именовали также и "сыном океана".

Но что ответил Джаландхар Лакшми? Вначале он спросил: "А где же ты была раньше, сестра?" Не дождавшись ответа, Джаландхар развивает свою мысль: "Где же ты была, когда убивали мою мать? Где ты была, когда хотели убить меня самого? Почему не пришла ко мне, когда я кричал от горя и не находил себе места?" И молчала Лакшми в ответ. "Скажи, сестра" - продолжил тогда Джаландхар, -- "А ты бы явилась ко мне, если бы я не сделался Трилокапати, а оставался бы обычным простым юношей на побережье, сыном русалки?" И снова нечего было возразить ему, ибо нет, не пришла бы в этом случае к нему Лакшми. "Так значит ты здесь только потому, что почувствовала угрозу моей силы? Ты пришла не ради меня, а ради себя и своего мужа. Не я тебе вдруг стал дорог, а собственная безопасность!" Далее он велел Лакшми удалиться и не приходить к нему больше.

Этот разговор ложится в единую канву с его предыдущим диалогом с Шивой и хорошо иллюстрирует взгляды Джаландхара на происшедшее и происходящее, его ощущение правды. Он не доверяет богам и не верит в какие-либо добрые намерения с их стороны. И на то имеются основания. Его безверие зиждется не на пустом месте. Боги, увы, оказываются неспособными продемонстрировать ему свою заботу и бескорыстие. Их слова с очевидностью не выдерживают критики, а дела свидетельствуют лишь о расчёте и защите собственных интересов, но никак не о любви  и высокой нравственности. Так, по крайней мере, ситуация выглядит в глазах Джаландхара. 

Но далее Джаландхар произносит ещё одну крайне важную на мой взгляд вещь. Проблема, говорит он, на самом деле заключается не в том, что дэвы принижали асуров и незаслуженно лишали их положенных им сокровищ и источников чудесной вселенской силы, как амрита. Это лишь следствие, верхушка айсберга. А суть проблемы состоит в том, что верховные боги Тримурти создали в мироздании несправедливые и однобокие правила и законы, согласно которым только дэвы имеют шанс победить! Эти законы написаны под дэвов и ради их господства. Играя по этим правилам, асуры всегда остаются в проигрыше и в унижении. Вот -- говорил Джаландхар -- в чём корень неправды! А я смещу Тримурти и изменю все эти фундаментальные принципы, и только тогда асуры получат подлинное равенство во вселенной.

Меня здесь поражает то, что индийская социальная и религиозно-мистическая мысль столько веков назад уже задумывалась о подобной корневой проблематике. Откуда берётся в мире несправедливость? Почему одни богаты, а другие бедны? Почему одни обладают силой и здоровьем, а другие больны и едва передвигаются? Почему одним всё легко удаётся, а другие и простое дело не могут осуществить, ибо судьба тут же воздвигает на их дороге бесчисленные препятствия? Почему так?

Традиционный индийский ответ понятен -- это карма. Тот был праведным в прошлых жизнях и наработал себе благотворный задел, поэтому теперь он богат и здоров и дела его движутся успешно даже при незначительных личных усилиях. А ты был грешник и преступник, поэтому ты родился кривым и убогим, и на столе у тебя всего лишь чёрствый кусок хлеба... И кажется всё справедливо. Не бунтуй -- ты же сам виноват! Избывай свою карму, учись добрым качествам, нарабатывай достоинства и в новом воплощении ты родишься красивым  и могучим кшатрием и будешь жить во дворце.

А потом человек смотрел на то, как живут все эти цари и кшатрии и видел, что они далеко не чисты сердцем и не справедливы в поступках, что им свойственны все те же пороки, если не большие, чем простым смертным. И в чём же тогда, задавал он себе вопрос, справедливость? Где же истина кармического воздаяния? Честные и порядочные прозябают в унижении, любящих эксплуатируют, правдивых обманывают, у бедняков отбирают последнее -- а раджи и брахманы отращивают себе жирок и наслаждаются всеми удовольствиями плоти. А религия учит, что в дальнейшем они поднимутся ещё выше! При этом они свысока поучают низшие касты, что, дескать, всё по закону, всё по воле Тримурти!

И тогда задаёт человек себе вопрос, который и озвучил выше Джаландхар. А правда ли это всё? А может сами изначальные законы специально созданы так, чтобы ты был бедным, несчастным и сирым "по умолчанию", а вот они над тобой надмевались бы и за твой счёт веселились и праздновали? Может тут дело не в карме самой по себе, а в том, как эту карму приноровили работать верховные боги? С чего мы вдруг решили, что они беспристрастны? А вдруг нет? Вдруг у них там свои сложные отношения и они к одним изначально благоволят, независимо от их дел -- в худшем случае пожурят и отпустят -- а других принципиально давят, опять же, независимо от достоинств, и за малейший промах отправляют сразу в Преисподнюю?

На мой взгляд, именно это чувство изначальной коренной несправедливости и находит своё выражение во взглядах и действиях Джаландхара. Вся разница лишь только в том, что он, в отличии от прочих, обладал великой силой и оказался способным бросить вызов самой Тримурти, а другие существа не могли. Вот они и вынуждены были терпеть, придумывая себе утешение в форме "опиума для народа", в то время, как Джаландхар поставил-таки вопрос ребром и взялся по настоящему решить его. Снова у меня возникает невольная параллель с большевиками. Кто сказал, что царь справедлив и праведен? Почему тогда его порядки злы? Почему он покрывает эксплуататоров? А мы сбросим царя и сами установим те порядки, которые устроят нас, и не будет эксплуатации! Но у Джаландхара замах масштабнее. Там уже не царь, и не простой дэв, а Бог (в облике индийской Триады), желание сместить уже не земного владыку и даже не небесного, а Самого Бога и занять его место! Это безусловно трагедия, но она содержит в себе семена неразрешённых глубинных противоречий -- тех противоречий, которые по настоящему актуальны и, увы, имеют место в действительности.

Далее по ходу разговора Шива отвечает Джаландхару, что несёт ответственность за него, за каждый его поступок, хороший или плохой, ибо Джаландхар есть его частица, его дитя, его материализовавшаяся энергия. Джаландхар в шоке, он отрицает данный факт, отрекается от Шивы и кричит, что подобное невозможно и это заговор врагов! Шива исчезает. Джаландхар, постепенно приходя в себя, ещё более утверждается в идее непременной войны с Тримурти и просит у своего гуру, Шукрачарьи, новое оружие -- майа-астру, способную создавать у противника иллюзию реальности.

Здесь следует отметить одно важное обстоятельство. Позиции индийских богов, хотя внешне и подобны в пуранической литературе позициям земных царей, в действительности всё-таки принципиальны иные. Каждый бог дэв-локи это не просто хозяин чего-то, какой-либо стихии, но и фигура, ответственная за правильное функционирование данного элемента энергии в земном космосе. В частности Индра это не просто дэв-радж, пьющий амриту, любующийся танцами прекрасных апсар и бесконечно трясущийся за свой воздушный трон. Индра это лицо, ответственное за "индрику" -- то есть, сферу тонких чувств людей и прочих существ. Его работа поддерживать надлежащий баланс чувственно-эмоциональной оболочки Земли. Это, как бы, мировой психолог, психотерапевт. Его нельзя просто так "сместить с должности". Смещение означает, что вы обязаны доверить его функции кому-то другому и этот другой должен начать исполнять их с не меньшей компетенцией. Иначе мир придёт в нестабильное состояние и всем станет плохо, включая и асуров.

Ну, а если вести речь о самой Верховной Тримурти, то тут и вовсе функции и обязанности несравненны! Поэтому дерзкий замысел Джаландхара заключал в себе и неизбежную необходимость в случае победы над Брахмой, Вишну и Шивой суметь самому принять на себя ношу их вселенской деятельности. Иначе всё погибнет и победа сделается менее, чем пирровой: подобно тому, как если бы восставшие матросы убили вдруг капитана своего корабля, помощника и штурмана, но сами не умели бы управлять судном. Что их ждало бы? Скорая гибель в океане. Какой тогда толк в подобной победе?

Мы не знаем точно, в какой мере Джаландхар в те времена осознавал серьёзность поставленной им самим задачи. По всей видимости, он верил в собственные силы, но вряд ли реально ощущал неподъёмность предстоящего груза. Поэтому прав был Махадев Шива, говоря, что попытка низвергнуть Тримурти принесёт большой вред не только самому Джаландхару, но и всем асурам, о которых тот в первую очередь заботился.

(Продолжение следует)


А, вот, поглядите, какой интересный видео-ролик о Джаландхаре и Вринде сделали китайцы:

Да, действительно, очень интересный... Любовь Джаландхара и Вринды - самая глубокая, на мой взгляд, тема всего Мифа о Джаландхаре.

Далее по ходу разговора Шива отвечает Джаландхару, что несёт ответственность за него, за каждый его поступок, хороший или плохой, ибо Джаландхар есть его частица, его дитя, его материализовавшаяся энергия.

Не помню точно, кажется, в этот разговор Джаландхар бросил Шиве, в ответ на то, что он частица Шивы - а где же Ты был раньше? На что Шива ответил вопросами: а как ты попал в Океан, как русалка стала твоей матерью, как тебя нашел Шукрачарья и защитил от Индры? Неужели ты думаешь, что эти события случились сами собой?.. Джаландхар не поверил Шиве. По вышеуказанным, Павлом, причинам :). А именно: он не верил в искренность богов. Он считал - Шива так потому с ним говорит, что чувствует его, Джаландхара, силу. Опасается его, Джаландхара... В общем, сплошная дипломатия.

Вы очень хорошо, Павел, передали портрет Джаландхара. Могу только дополнить вот таким соображением: Джаландхар хотел не столько свержение Тримурти, сколько свержение именно Махадэва Шивы, то есть, того самого Бога богов. Но на самом деле, его тянуло к Шиве. И еще сильнее тянуло к Парвати (Махакали), супруге Шивы. Так что развязка была неизбежной. Единственное, эту развязку можно бы было окрасить в разные цвета. Джаландхар мог бы согласиться с Шивой, мог бы пересмотреть свои планы относительно Тримурти. Но его все-равно тянуло к Шиве и еще больше к Парвати. Он их часть. В этом и его трагедия, и разрешение трагедии... Но не буду забегать вперед. Пишите, Павел!   

Дух дышит, где хочет

Вадим,

Тот разговор с Шивой, который вы упомянули, состоялся, как будто бы, позже -- во время их окончательной битвы.
Постараюсь вскоре написать очередную главу этой истории. Она меня глубоко тронула, а часть претензий Джаландхара к Богу (Богам Триады) характерна, как ни странно, и для моей собственной души. Порой мне кажется, будто я когда-то долго жил среди асуров, хотя сам и не асур. Но, ведь, и Джаландхар по природе не асур, и Шукрачарья! Однако, по какой-то причине я всегда невольно сочувствую им, а их проблематика представляется мне родственной и близкой. Впрочем, и недостатки их я тоже безоговорочно принимаю.
Но попытаемся теперь осветить следующий этап жизни Джаландхара.



Против Тримурти


Итак, Джаландхар укрепился в своём намерении бросить вызов самой Тримурти, верховной индийской триаде богов, даже после того, как на своём неожиданном свидании с Шивой узнал от последнего, что он сам является его частицей, то есть, по сути дела, сыном Шивы и Парвати. Почему Джаландхар не отступился от этого замысла и не избрал дорогу мирного сосуществования с Триадой, тем более, что Шива фактически благословлял его на царство над тремя мирами, неясно. Ведь, коль скоро целью Джаландхара являлось поднятие статуса асуров и обеспечение их равноправия с дэвами, то эта задача уже была им выполнена, а при покровительстве Тримурти его счастливое царство могло продолжаться тысячелетия! Но, скорее всего, у Джаландхара имелся и свой личный "квест" во всей этой истории, которого он вероятно толком в тот момент даже не осознавал. Ведь, кто такой Джаландхар? Конечно, легко сказать: сын гнева Шивы, материализовавшийся в водах мирового океана и принявший на себя тот облик, с которым мы знакомы по фильму и мифам. Но, что происходило до этого? Какую предысторию несла в себе душа Джаландхара, воплотившаяся в форме энергий Шивы? Ведь наверняка у него за спиной тоже лежали какие-то прошлые жизни до данного конкретного воплощения и их опыт и, вероятно, их неразрешённые проблемы? Что если Джаландхар имел кармические причины, обусловившие его последующее желание свергнуть Триаду? Что если Триада каким-то образом обидела его или в некие давние годины нанесла ему несправедливый ущерб? Мы, разумеется, не обладаем знанием ни о чём об этом и лишь рассуждаем, но, могло ли, например, разрушение Трипуры, тех трёх легендарных асурических планет, населённых миллионами жителей, произведённое Шивой при участии Брахмы и Вишну, стать подобным мотивирующим фактором, если допустить, что  прежняя жизнь Джаландхара вдруг трагически оборвалась на одной из них благодаря действиям Триады? Индусы любят прослеживать кармические корни склонностей и поступков тех или иных выдающихся героев своего эпоса, так почему бы и нам не сделать предположение?

Так или иначе, намерение Джаландхара оставалось непреклонным, невзирая на ряд удручающих открытий, которые ему предстояло вскоре сделать. Первое из них -- это неожиданная встреча с поверженным Индрой, который явился к нему закутанным в плащ, в облике простого смертного. Не зря мы выше называли Индру "всемирным психологом", ибо он умело играл на тонких чувствах Джаландхара. Едва избежав нового приступа гнева последнего -- что объяснимо, ибо он явился на место убийства им матери Джаландхара -- Индра вдруг сообщает невероятную новость: Шукрачарья, гуру и заботливый воспитатель Джаландхара, сам оказывается страстным поклонником Махадева Шивы и одним из наиболее верных преданных Махадева! Джаландхар чуть было не задушил несчастного Индру после подобного откровения, посчитав его чудовищным наветом, но решил вначале, всё же, выяснить правду. К своему великому разочарованию, он слышит от Шукрачарьи подтверждение слов Индры! Шукра утешает Джаландхара, говоря, что преданность Махадеву никак не сказывается на его любви к своим воспитанникам и ученикам, и что он до конца останется верным наставником Джаландхара, что бы ни случилось. Он пытается также убедить Джаландхара изменить позицию и в свою очередь подумать о поклонении Махадеву, ибо последний никогда не делал разницы между асурами и дэвами и относился к разным существам не "по званию", а "по качествам". Джаландхар внимательно слушает Шукру и в итоге произносит нечто вроде: "Ну, по крайней мере, из всех дэвов появился один, которого хотя бы можно уважать". Однако, планы его остаются непоколебимыми.

На этом этапе наблюдаются существенные расхождения в истории Джаландхара, показанной в фильме "Махадев", той, что изложена в книге "Мифы древней Индии" и основанной на Падма-пуране, и той, что мы видим в других пуранах, в частности Шива маха-пуране, на которую ссылается англоязычная статья в Википедии. Но, поскольку "пурана" на хинди буквально означает "история", то не станем чересчур привередничать и мы и тоже расскажем «историю» в меру собственного начального знакомства с этой легендой.

Согласно фильму, Джаландхар предпринимает наконец-то свой первый одиночный поход против Тримурти. Его цель в этот раз - Брахма-лока, обитель индийского Бога-творца, Брахмы. Однако, Брахму он там не застаёт, а вместо него встречает на пороге Шиву со своим трезубцем. Шива вновь предостерегает Джаландхара от попыток войны с Триадой, но Джаландхар продолжает неустрашимо шагать ему навстречу. К этому моменту Джаландхару уже стало известно примечательное обстоятельство. Шива в одиночку не сумеет его убить -- его смерть возможна только в результате совместного действия Махадева с Ади-Шакти, своей женственной половиной, известной также по именам человеческих воплощений, как Сати и Парвати. Но Парвати в этот период находилась в достаточно деликатном положении, ибо добровольно стёрла всю свою память о Махадеве и о себе самой, и теперь с большим трудом пыталась восстановить её через занятия йогой. Наверное, данное обстоятельство и явилось причиной её божественной игры, «лилы» -- чтобы таким образом в мир было наконец принесено искусство аштанга-йоги. Тем не менее, в тот момент Парвати явно не могла присоединиться к Махадеву в битве, поэтому Джаландхар чувствовал себя легко и уверенно. Во время их противостояния на сцене действия появляется Вринда, жена Джаландхара, и умоляет Шиву не причинять вреда её мужу. Джаландхар удивляется и гневается на Вринду, ибо полностью уверен в собственных силах, но Шива ударяет о небесный свод Тришулой, своим трезубцем, и Джаландхар проваливается сквозь эфирную твердь, низвергаясь с огромной высоты на землю. Подъём после падения дался ему нелегко!

Согласно другой истории, однако, этого поединка с Шивой, как будто, и вовсе не случилось, а Джаландхар спокойно занял опустевшую Брахма-локу в качестве нового хозяина. Брахмы, как мы уже говорили выше, там не оказалось и, таким образом"аннексия" новой территории осуществилась вполне мирно и бескровно.

А, вот, с Вишну, согласно пуранам, у Джаландхара сражение всё-таки произошло! Накануне Лакшми, супруга Вишну и названая сестра Джаландхара, упросила своего мужа не использовать против Джаландхара сударшана-чакру, божественное оружие, подобное вращающемуся сияющему колесу ("чакра" буквально значит "колесо"). Однако, без этого супероружия победить Джаландхара было практически невозможно никому и в итоге Вишну оказался ранен градом его стрел и изнемог, падая с колесницы. По другой версии, Вишну всё-таки одолевает Джаландхара, но не может поставить в поединке окончательную точку, ибо Джаландхар быстро восстанавливается от ран. В итоге, дабы наконец завершить бой, Вишну спрашивает его, что тот желает, и Джаландхар без ложного смущения требует себе Вишну-локу, небесную (или скорее океанскую), обитель Вишну.

Так или иначе, в дополнение к небесам дэвов, миру людей и преисподней асуров Джаландхар, согласно пуранам, становится ещё и властителем двух домов высших Божеств Тримурти: Брахмы и Вишну. Из всей Триады непокорённым остаётся лишь Кайлаш -- гора Шивы и его главное пристанище.

Но о походе на Кайлаш мы расскажем в следующей главе нашей повести.




кто такой Джаландхар? Конечно, легко сказать: сын гнева Шивы, материализовавшийся в водах мирового океана и принявший на себя тот облик, с которым мы знакомы по фильму и мифам. Но, что происходило до этого? Какую предысторию несла в себе душа Джаландхара, воплотившаяся в форме энергий Шивы? Ведь наверняка у него за спиной тоже лежали какие-то прошлые жизни до данного конкретного воплощения и их опыт и, вероятно, их неразрешённые проблемы? Что если Джаландхар имел кармические причины, обусловившие его последующее желание свергнуть Триаду?

О предыстории души Джаландхара - вопрос интересный. Ведь согласно фильму (двум фильмам: в сериале "Махакали - конец это начало" тоже есть история Джаландхара) - согласно изначальному мифу, изложенному в Пуранах, Джаландхар родился непосредственно из третьего глаза Шивы, в момент его гнева на Индру. То есть, у него как бы не должно быть кармической предыстории. Кстати, я как-то писал в теме "Рамакришна..." об отличиях, в восприятии индусов, святых от аватаров. Святые имеют кармическую предысторию, только они от нее избавились. Воплощенный аватар не имеет кармической предыстории. Он имеет лишь предназначение (миссию), дхарму.

Вот если посмотреть на Джаландхара как на аватару Шивы. Он часть его Природы, даже похож на Шиву. То есть, в некотором смысле, Джаландхар - это воплощенный в гневе и справедливости сам Шива. Это трагический аватар, рожденный в момент гнева Шивы на Индру. Как мне кажется, дхармой (предназначением) Джаландхара было наказать Индру. Лишить его царства и отправить в изгнание. Что Джаландхар и сделал, став, по справедливости, царем трех миров. А вот дальше Джаландхар стал выходить за пределы своей дхармы. Возможно, обостренное чувство справедливости, плюс, недоверие ко всем дэвам и слишком сильная уверенность в своей силе - сделали свое дело. Трагичность и в том, что гуру асуров ничего не рассказал Джаландхару о его собственной Природе и Шиве. Не рассказал тогда, когда он был ребенком. И не рассказал тогда, когда Джаландхар только вернулся из глубокой медитации в Океане, еще до того, как он стал царем асуров. А потом было поздно, что-либо рассказывать... И что видел Джаландхар? Он видел дэвов, во главе с Индрой, которые хотели убить его, но убили его мать, а потом чуть не убили Вринду - но в конце все-равно довели её до самоубийства (и Кто довел, тот, которому она поклонялась!) Понятно, какое отношение тут будет к дэвам и любым богам.

И все же, как мне кажется, самая глубинная причина восстания Джаландхара на верховную Триаду богов - это сам Шива и Парвати. Именно к Парвати и Шиве неумолимо влекло Джаландхара, как к собственному Источнику, откуда он изошел.

Но о походе на Кайлаш мы расскажем в следующей главе нашей повести.

Ждем :)   

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 17 Январь 2021, 11:01:22, Вадим Булычев»

Накануне

Джаландхар был весьма умным существом. Поначалу мне казалось, что тот, кто столь импульсивен и с трудом сдерживает свой гнев, вряд ли способен проявить рассудительность и талант ко глубинному изучению какого-либо предмета. Он воин, боец, его призвание рубить и колоть, совершать подвиги, защищать или атаковать, а не вникать в детали той или иной запутанной проблемы. Но не напрасно Шива говорил Джаландхару "у тебя много положительных качеств для управления тремя мирами" и не зря пураны описывают его правление, как долгое, успешное и справедливое. Собираясь в поход на Кайлаш, Джаландхар начинает со внимательного изучения своего противника: кто таков Шива, откуда он взялся, что он умеет, с кем он живёт? Основным источником его сведений на данный момент является гуру, Шукрачарья. Но он пытается склонить Джаландхара к поклонению Шиве, а тот ищет другого. В итоге он задаёт вопрос: "Учитель, а есть ли у Шивы слабости? Существуют ли какие-либо вещи в мире, которые бы не позволили ему проявить своё могущество?" Шукрачарья одновременно и оскорблён и озадачен таким вопросом. "Преданность!" -- отвечает он наконец с чувством. --"Махадев испытывает слабость к тем, кто его любит, и готов простить всё, ибо он Боленатх ("простодушный"). Сделайся его верным почитателем и он благословит тебя на века вперёд неисчислимыми дарами!" Но не таких слов ждёт услышать Джаландхар.

Однако, будучи разумным и осторожным, он начинает разузнавать, кто бы ещё мог поведать ему о Шиве. И вначале он отправляется к Парашураме, великому воину и частичному аватару Вишну. Здесь следует отметить, что аватар только в полном своём выражении воплощает существо вселившегося в него бога. Так мне, по крайней мере рассказывали. В случае Вишну подобными полными аватарами можно считать Раму с братьями и Кришну. Вишну-лока при этом оставалась пустой всё время их проживания на Земле среди людей. Парашурама же -- это иное существо с собственной монадой, обладающее однако качествами, весьма близко совпадающими с некоторым срезом личности Вишну. Таким образом, с благословения последнего Парашурама стал, как бы, аватаром, то есть, выразителем этих конкретных свойств Вишну, сам по себе, тем не менее, являясь отдельной душой со своими собственными космическими задачами. Он горячо любил и Шиву и Вишну, но страстно противостоял кшатриям, и выражал воинственную, боевую ипостась второго лица индуистской Тримурти. Любимым оружием его являлась небесная секира, от которой не был способен защититься ни один воин.

Итак, именно к нему и приходит Джаландхар: один великий воин к другому. Но Парашурама вначале медитирует, а затем гневается на пришедшего, говоря, что прекрасно видит все его намерения и не скажет ему ни слова о Шиве. Однако, в порыве чувств Парашурама произносит имя Сати (прежнее воплощение Парвати, супруги Шивы), однако, Джаландхар озадачен -- он никогда раньше не слышал этого имени. Гнев Парашурамы несколько утихает ввиду неведения своего оппонента и он советует Джаландхару отправиться за просвещением в ашрам великого мудреца Маркандейи. Маркандейя с другими мудрецами весьма радушно и любезно принимают Джаландхара и начинают долгие наставления его в трагической истории Шивы и Сати, а Джаландхар с усердием и прилежанием впитывает в себя новое знание.

Существует, однако, и другая и, я полагаю, более близкая к пуранам версия событий, изложенная в книге "Мифы древней Индии". Согласно ей, Джаландхар не так-то уж и стремился воевать с Шивой, но хитроумный странник-мудрец Нарада нарочно провоцировал его, являясь в Амаравати, небесную столицу, и рассказывая массу увлекательных историй. "Шива," -- говорил он -- "страшен и стар, ведёт жизнь аскета-отшельника, весь прокрыт пеплом и мирское бытие его совсем не интересует. Но есть у него красавица жена по имени Парвати, и так пленителен её облик, что никакая богиня или апсара, ни одна женщина во всей вселенной ни сравнится с ней достоинствами!" И возгорел Джаландхар желанием увидеть эту очаровательную спутницу Махадева! Конечно, пурана здесь скорее всего откровенно копирует установившиеся в раннем индийском средневековье общественные порядки. Если один царь побеждал в битве другого, то он по сути имел право взять себе в качестве добычи не только его сокровища и земли, но и его жён. Предполагаю, что в те времена прекрасные жёны и дочери раджей являлись отнюдь не последним фактором в намерении развязать войну против того или иного царства. Здесь же мы видим, как авторы пуран приписывают аналогичные мотивы богам и иным могущественным существам незапамятной легендарной древности.

Однако, как бы там ни было, история продолжается. Бог океана, Самудра-дэв, отговаривает Джаландхара от затеи идти на Кайлаш. Возмущается и жена, Вринда, говоря: "Ты возмечтал о Парвати, но что тебе в ней? Чем она лучше меня?" Но Джаландхар не уступает: "Не будет покоя моей душе, пока я не увижу Парвати" -- отвечает он.

Фильм делает Джаландхара в этом отношении более чистым и целомудренным. Он стремится к Парвати сугубо из военно-стратегических мотивов. Изучив от великих мудрецов историю любви Шивы к Сати, он в итоге является к Шукрачарье и с энтузиазмом сообщает ему о своём открытии. "Учитель," -- восклицает он. -- "Я нашёл, что истинно может сделать Шиву слабым! Это не преданность верных -- нет! Это она, Парвати!" Ужасается его словам Шукра и вопрошает: "Что ты задумал?" Но хитрый Джаландхар, лукаво улыбнувшись, не даёт ему ответа, а вместо этого отправляется медитировать в океан. Он мог подолгу обходиться без воздуха на глубине, погрузившись в созерцание. Но на этот раз созерцание было призвано не научить его сдерживать свой гнев, а напротив вселить воодушевление, помочь преодолеть страхи -- ведь, так или иначе, но он побаивался Махадева -- и раскрыть дополнительные резервы сил для предстоящей победоносной кампании.

Какая из этих версий легенды о Джаландхаре более верна, я не могу сказать. Однако, уверен, что излишняя антропоморфизация и приписывание героям характерных свойств конкретной исторической эпохи вряд ли добавляют рассказу правдоподобности. Кроме того, авторы фильма также основывались на индийских пуранических источниках, поэтому я отчасти даже более склонен доверять кинематографической версии, чем "Мифам древней Индии". Стремление Джаландхара к Парвати могло в действительности объясняться ещё и подсознательным сыновним чувством наподобие того, как в "Махабхарате" сына Солнца, Карну, всегда неосознанно тянуло к царице Кунти, и только перед смертью он узнаёт о том, что он также и её ребёнок. Впрочем, интересные подробности встречаются и в фильме и в текстах.

Выйдя из своего подводного самадхи, Джаландхар наполнен энергией и энтузиазмом и отправляет на Кайлаш к Шиве своего посла, Раху. Для справки: Раху в индийской традиции астрологически соответствует нашим так называемым Лунным узлам -- точкам пересечения лунной орбиты с эклиптикой. В древности полагали, что в этих точках расположены две малые планеты: Голова и Хвост дракона, или Раху и Кету у индийцев. Считалось, что Раху был могущественным демоном, но, когда ему обманом удалось выпить напитка бессмертия, Вишну, второе лицо индуистской Триады, рассёк его тело надвое своей сударшана-чакрой, но убить, однако, не смог, ибо тот сделался бессмертным. В результате таким образом вместо одного демона появилось два. Понятно, что с той поры Раху был крайне зол на дэвов всех мастей и одним из первых добровольно присоединился к свите Джаландхара.

Он-то и явился на Кайлаш к Шиве, передавая требования Джаландхара. Вообще, конечно, как бы то ни было, но обращаться к самому Махадеву со столь дерзким предложением кажется мне верхом безрассудности, ибо в отличие от своего сюзерена Раху прекрасно знал Шиву и ранее, и видел его в деле. Но так уж повествует история. Раху излагает перед Махадевом всё ему порученное, связывая пункты требований наивной, но отнюдь не лишённой смысла, логикой. Ну в самом деле, если ты отшельник и аскет, коль скоро ты стар, страшен и покрыт пеплом, раз тебя не интересуют никакие мирские и плотские утехи, то для чего тебе тогда вечно юная красавица-жена? Если ты подлинный йог, то не лицемерно ли с твоей стороны удерживать рядом "жемчужину всех женщин"? Да и не радостнее ли будет ей с тем, кто способен по достоинству оценить всё её великолепие?.. Однако, Шива не даёт Раху ответа. Согласно фильму, не проявляет он и гнева. Лишь сидит на камне, отрешённо слушает и молчит. Несколько раз повторяет Раху своё послание, но никакого слова не исходит из уст Махадева. С тем и возвращается он назад к Джаландхару. А тот интерпретирует молчание Шивы в качестве отказа и отдаёт команду собирать силы для войны.

Одновременно с этим Шукрачарья создаёт, наконец, для Джаландхара долгожданную майа-астру -- мощное оружие, вызывающее у противников иллюзии. Он, однако, просит своего ученика не использовать майа-астру без крайней необходимости и не применять в несправедливых целях, предупреждая, что оно работает только один раз. Джаландхар послушно кивает: "Ты будешь гордиться мной, ачарья!" Ему уже известно, каким образом он пустит оружие в дело! Вскоре, приняв с помощью майа-астры облик, неотличимый от Шивы в одежде учителя йоги, Джаландхар является ко входу в пещеру, в которой медитирует Парвати. Вход охраняют сыновья Шивы, Картикейя и Ганеш. Никто не смог бы пройти мимо их неусыпной стражи. Но, видя отца, они послушно отступают и Джаландхар похищает ничего не подозревающую Парвати в специально созданный им иллюзорный мир, подобный то подводному царству, то берегу океана. Парвати продолжает своё самадхи, ни о чём не подозревая, но теперь она в полном плену у Джаландхара.

С радостью зовёт Джаландхар в этот мир своего гуру Шукрачарью. "Смотри, учитель, что я сделал!" -- восклицает он. -- "Я теперь знаю историю Сати. Если после её смерти Махадев в горе покинул этот мир, то и после нынешнего исчезновения Парвати он несомненно также не сможет более находиться во вселенной. И тогда вместо него Махадевом сделаюсь я -- бессмертный и непобедимый Джаландхар!" Счастлив ученик, но в ужасе учитель. Он пытается переубедить Джаландхара, но тот весьма доволен собой и непреклонен в решении. "Ты бы видел, ачарья, выражения лиц всех этих дэвов, когда они поняли, что Парвати исчезла из сферы их досягаемости! Но скоро на Кайлаше они удивятся ещё сильнее!" Шукра намерен силой вызволить Парвати из плена, но Джаландхар преграждает ему путь. "Твои слова, ачарья, это не приказ учителя ученику, а лишь страх преданного перед своим богом. Но я не позволю им стать причиной моей смерти!" Напомню, что только в едином действии с Парвати Шива был способен не просто победить, но именно убить Джаландхара. Так наступает момент трагического разрыва между учителем и учеником. Шукра с горечью сообщает Джаландхару, что не может оставаться больше на его стороне и должен уйти. Джаландхар пытается удержать его, просит прощения. "Все совершают ошибки, ачарья," -- молит он, -- "Как же я буду жить без вас? Если учитель не простит грехи своему ученику, то где же тогда тому искать прощения?" Тронут этими словами Шукра, срывается голос его, но что остаётся делать? В благословении кладёт он свою руку на голову Джаландхара, но повторяет: "После того, что ты натворил сегодня, я не вправе дать тебе прощение. И, увы, я знаю, ты не пойдёшь к тому единственному, кому это право принадлежит. Поэтому мне надо уйти."  Джаландхар глядит ему вслед, не веря происходящему. "Ачарья!" -- кричит он наконец, падая на колени. -- "Что же, все оставили меня? Моя мама обещала, что всегда будет со мной, но ушла из жизни. Теперь учитель, клявшийся никогда не покидать -- и он ушёл!" В отчаянии видит он перед собой образ матери-русалки, бросается к ней навстречу, пытаясь обнять, но образ исчезает в его руках.

В подавленных чувствах возвращается Джаландхар в свой дом и рассказывает Вринде о происшедшем. Больше никого не осталось у него из близких. Он обещает Вринде верность и счастливую жизнь если только ему удастся победить на войне. Он убеждает её, что Парвати ему совсем неинтересна и он держит её в плену лишь в качестве гарантии собственной безопасности. Вринда в конце концов исполняется к Джаландхару нежностью и лаской и клянётся, что не оставит его до своего последнего вздоха. "Сейчас", -- говорит она, -- "Я проведу один особый ритуал в честь бога Вишну, на котором ты должен присутствовать рядом со мной. Этот ритуал сделает тебя бессмертным, и тогда ты сможешь спокойно отпустить Парвати из мира иллюзий." Джаландхар вначале соглашается, отвечая, что хотя и не верит в ритуал, но верит в любовь Вринды, но вдруг телепатически осознаёт, что Махадев вышел из своего самадхи. Он отвечает Вринде, что должен ненадолго уйти и проверить всё ли в порядке. Она начинает ритуал без Джаландхара.

И вдруг -- что за чудо! -- через несколько минут Джаландхар вновь появляется перед ней. Вринда счастлива. Они совместно начинают пуджу. Чем дальше продолжается поклонение, тем радостнее на душе у Вринды. "Будто сам Нарайан (то есть, Вишну) здесь с нами!" -- восклицает она. Наконец ритуал завершён и Вринде, как жене, необходимо теперь по традиции нанести на лоб Джаландхара тилак, пурпурную точку между бровей на месте третьего глаза. Однако, едва она только касается его, облик Джаландхара вдруг драматически преображается и Вринда видит перед собой Вишну, бога своего поклонения. В ужасе отступает она в сторону, понимая, насколько обманута тем, кому служила верой и правдой всю свою жизнь! "Ты опорочил мою преданность, Нарайан", -- упрекает его она -- "Как мог осквернить чистоту моей веры тот, кому поклоняются, как самому средоточию чистоты? Я теперь недостойна своего мужа. Он в беде из-за меня. За что же ты поступил со мной так, Нарайан? Ведь я всего лишь пыталась защитить его от опасности!"
"Конечно!" -- в слезах причитает Вринда, -- "Вы, боги Тримурти, столь высоки: как можете вы понять горе и боль простой женщины? Кто я по сравнению с вами? Кто я для вас и что вам до меня? Но придёт время, Нарайан, и ты тоже испытаешь всё то, через что прохожу теперь я, и через что проходит мой муж. Однажды и ты потеряешь свою возлюбленную и твои счастливые надежды рухнут, и твою жену обвинят в неверности!"
Далее Вринда в порыве чувств проклинает своего Бога и говорит, что отправляется теперь покончить с собой. Вишну пытается отвратить неотвратимое: "Каждое слово твоего проклятия", -- обещает он -- "ныне принимаю я на себя с честью! Будь уверена, я пройду через всё, что обрушилось на тебя, я испытаю всю боль, которую причинил тебе!"
"Но у меня не оставалось выхода", -- объясняет он далее, -- "Предоставляя Джаландхару силу своей непорочности, ты стала на путь соучастия в его преступлениях. Я был обязан положить этому конец любой ценой -- в этом мой долг Управителя."
Но, отвернувшись от Вишну, Вринда уходит прочь, отправляясь к морю, и отдаёт себя волнам: замирает посреди воды сердце её и прекращается жизнь.

Джаландхар опоздал всего лишь на чуть-чуть. Возвратившись домой, находит он на берегу, увы, только бездыханное тело своей жены. В великом шоке отказывается он верить глазам и чувствам, начинаются галлюцинации. Джаландхар то видит свою давно умершую маму-русалку, то покинувшего его гуру Шукрачарью, понимая, что их не может быть рядом. Что же происходит? Сознание путается. Как утопающий, хватающийся за соломинку, пытается он пробудить Вринду к жизни своими тёплыми словами, ласками, просьбами и отчаянными обетованиями новой счастливой жизни вдвоём. Тяжёлым ударом ложится в итоге осознание неумолимого факта свершившейся смерти последнего близкого и любящего существа в его судьбе. Кричит от горя Джаландхар, плачет у погребального костра Каламени, отец Вринды, молча стоят вокруг потупившись ближайшие верные асуры. Совершает погребальный ритуал Сын русалки, провожает из жизни свою супругу, как некогда провожал мать.

Когда интуиция, наконец, подсказывает, что же именно случилось, Джаландхар исполняется неукротимым гневом и бежит в свой сотворённый с помощью майя-астры мир, в котором сидит на камне медитирующая Парвати. Месть, ярость! "Если боги не постыдились довести до смерти мою жену, то я не пощажу жену самого Бога богов! Я убью её!" Молнией вспыхивает в руке меч, один взмах и... вдруг почудился ему образ Вринды и застыла рука в воздухе. "Неужто и я сделаюсь таким, как они?" -- прострелила мысль. -- "Неужели, подобно Индре, убью беззащитную женщину? Нет! Я не дэв!" Втыкает меч в землю. "Но этим ты будешь обязана мне до конца жизни!" -- кричит он Парвати. Слышит ли та его? Безмятежно сидит она в своём самадхи на большом камне у воды.

Так возвратился Джаландхар в глубоких и потрясённых чувствах назад и провёл ночь на берегу океана, где когда-то давно они жили вместе со своей приёмной матерью-русалкой, и размышлял о своей судьбе, готовясь к предстоящей вскоре решающей битве.

В данном случае я изложил кинематографическую версию событий, ибо с одной стороны она мне самому ближе к душе, а во вторых, она красочнее и богаче, чем книжная. В книге Джаландхар и вовсе не похищал Парвати, но пытался с помощью иллюзии выдать себя за её мужа и увести с собой. Однако, Богиня легко разгадала, кто на самом деле стоит перед нею, и начала исполняться гневом, превращаясь в образ Кали. Джаландхар же решил не искушать судьбу в подобной ситуации и поспешно ретировался назад на поле сражения. Эпизод же с обманом Вринды и последующим её проклятием в адрес Вишну совпадает и там и там. Хотя, причина её заключается не столько во вселенской целесообразности, сколько во гневе Кали на попытавшегося провести её Джаландхара. Впрочем, мне всё же кажется, что пураны в очень значительной мере приписывают богам человеческие свойства периода раннего индийского средневековья, когда основная доля пуранической литературы и была создана.

Необходимо в заключении также отметить, что проклятие Вринды, согласно традиции, действительно сбылось и выразилось в трагической истории Рамы и Ситы, изложенной в эпической поэме "Рамаяна". Вринда же, после своей смерти на Земле, сделалась одной из почитаемых небожительниц и хозяйкой Вриндавана -- священного леса Вринды ("ван" означает "лес"), дарованного ей Вишну в качестве искупления за содеянное.


(Продолжение следует)


«Последнее редактирование: 16 Январь 2021, 18:50:56, Павел Алексеев»

Замечательная получилась глава. :) Теперь я вижу, что не напрасно попросил Вас продолжить начатую мной историю Джаландхара. У Вас это получается лучше, чем вышло бы у меня. Чувствуется, что Вы глубоко прониклись Мифом о Джаландхаре.

Внесу свои "пять копеек"...

"Преданность!" -- отвечает он наконец с чувством. --"Махадев испытывает слабость к тем, кто его любит, и готов простить всё, ибо он Боленатх ("простодушный").

Это слабое место многих индуистских богов, как мне кажется. Конечно, за всех сказать не могу. Ну вот возьмем Мать Кали. Казалось бы, внешне: грозная, ужасная, разящая и т.д. и т.п. Какая уж тут преданность и прощение. Но это только "внешне". И Махакали, как и Махадев, готова прощать своим преданным многое. Яркий пример юродивый злодей Ману, брат зловещего колдуна Маллу. Маллу и Ману с помощью черной магии удалось заманить Кали в специальный магический круг, откуда Она не смогла выйти. Это кажется удивительным - могущественная Кали попала в какой-то колдовской круг. Но вышло так по двум причинам: одна причина второстепенная, другая - главная. Второстепенная: Кали-Парвати была в ссоре с Шивой. Задолго до этого Она покинула Кайлас (труднодоступная горная вершина в Гималаях, по преданию - дом Шивы), рассорившись с дэвами и самой Лакшми, и Сарасвати. Ссора произошла из-за того, что боги отказались принять подношение от женщин из низшей касты "неприкасаемых". Мол, как вы посмели вообще на Кайлас явиться, да еще и со своими объедками. Кали заступилась за женщин и ушла жить к ним в селение. Там Она приняла новую форму Матанги и, кстати, научила "неприкасаемых" земледелию. Спустя какое-то время в селение "отверженных" явилась целая делегация богов, во главе с Шивой. Кали простила их всех и уже хотела возвращаться на Кайлас, как выяснилось, что в Её отсутствие Божественный Супруг Ей изменил с Гангой. На самом деле Шива вынужден был пропустить Гангу (это и река, и богиня) через свои волосы на землю. Так как в одном регионе была сильная засуха. Но Кали не желала слушать никаких оправданий, она быстро пришла в гнев и удалилась. (Все-таки богини тоже женщины. ;D) Тут-то Её и "поймала" черная магия Маллу. На самом деле Кали поймала не столько магия (все эти чары Маллу Она бы разрушила в мгновение ока), а ПРЕДАННОСТЬ юродивого негодяя Ману. Несчастное существо Ману, действительно, любил Мать Кали. И надо видеть, как в фильме "Махакали" Она разговаривает с Маллу и Ману. На Маллу богиня кричит, называет его "подлым трусом". С Ману разговаривает очень мягко, чуть ли не "щебечет": "сын мой" и т.п... Впрочем, история эта длинная и не такая простая. Не буду ей забивать тему Джаландхара. Кстати, в фильме "Махадев" эта история показана несколько иначе. Но суть: преданность - весьма уязвимое место у богов.

Здесь следует отметить, что аватар только в полном своём выражении воплощает существо вселившегося в него бога. Так мне, по крайней мере рассказывали. В случае Вишну подобными полными аватарами можно считать Раму с братьями и Кришну.

Тема аватара также очень непростая. Аватарами в индуистской традиции считали некоторых великих святых. Например, Рамакришну. Я так и не понял, аватарой кого он был. Некоторые видели в Рамакришне проявление Матери Кали. Но тут сложно сказать. Отличительная особенность аватара, в отличии от святого - он не имеет кармы. Он добровольно приходит в мир. Естественно, умаляя себя при этом и как бы даже частично забывая, что он бог. Я пишу об этом в теме о Рамакришне. Посмотреть можно здесь: От Абсолюта к Матери мира.

Далее Вринда в порыве чувств проклинает своего Бога и говорит, что отправляется теперь покончить с собой. Вишну пытается отвратить неотвратимое: "Каждое слово твоего проклятия", -- обещает он -- "ныне принимаю я на себя с честью! Будь уверена, я пройду через всё, что обрушилось на тебя, я испытаю всю боль, которую причинил тебе!"
Джаландхар опоздал всего лишь на чуть-чуть. Возвратившись домой, находит он на берегу, увы, только бездыханное тело своей жены. В великом шоке отказывается он верить глазам и чувствам, начинаются галлюцинации. Джаландхар то видит свою давно умершую маму-русалку, то покинувшего его гуру Шукрачарью, понимая, что их не может быть рядом.

Пожалуй, это самый трагический момент в истории Джаландхара. Что интересно, в версии создателей фильма "Махакали", история Джаландхара будет ближе к классическим средневековым пуранам. Поэтому мне больше нравится Миф Джаландхара в изложении создателей фильма "Махадев". Но в варианте "Махакали" есть один момент, которого нет в "Махадеве". После гибели Вринды к Вишну является разгневанная Кали. (Она разгневана именно поступком Вишну.) Она едва не сносит ему голову. Конечно же, Её останавливает Шива (он Её часто останавливает от "страстных порывов"). Шива вызывает душу Вринды. Вринда говорит, что теперь все поняла. Поняла, что намерения её мужа не совсем верные. Поэтому она почти готова простить Вишну. В итоге Вишну не лишается своей головы, но проклятие Вринды остается с ним... Вот что я хотел дополнить. С нетерпением жду продолжения.   

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 16 Январь 2021, 11:00:42, Золушка»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика