Индуизм в Розе Мира
Рамакришна – Вестник Божественной Матери

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Приход Вивекананды
Род Даттов

Вивекананда - один из самых известных учеников Рамакришны. Это именно тот человек, который смог "пламя", зажжённое Рамакришной,  донести до ушей западного человека, а в итоге, всего мира. Вивекананда и сам был похож на пламя. Он прожил короткую жизнь (всего 39 лет), но очень стремительную, яркую, "огненную". В конце своей жизни Рамакришна говорил: я не могу сказать Вивекананде, кто он есть на самом деле. Если я это сделаю, то он может покинуть свое физическое тело. Так оно и случилось согласно тем историям, которые рассказывали ученики Рамакришны. По завершении своей "западной миссии" Вивеканада вернулся в Индию. Где узнал, кто он есть на самом деле. После чего легко и довольно безболезненно покинул свою физическую оболочку.

Полное мирское имя Вивекананды звучит так: Нарендра Натх Датта. Но друзья и близкие называли его просто - Нарен. Род Даттов принадлежал к касте кшатриев (царей, администраторов, военачальников). Это вторая каста после браминов. И характер будущего Вивекананды как нельзя соответствовал его родовой касте. Впрочем, сами Датты больше прославились как ученые и филантропы. До определенного момента (о нем я буду писать) Датты жили богато.

Отец Нарена, Вишнаватх, меньше всего напоминал "религиозного индуса" или военачальника. Он работал адвокатом в Верховном Суде и очень неплохо зарабатывал. По своему мировоззрению он был скептиком и агностиком. Над религией посмеивался, но беззлобно. Он любил путешествия, английскую и персидскую литературу. И у него напрочь отсутствовал инстинкт стяжательства. Вишнаватх раздавал деньги "направо и налево", не заботясь о их возврате. И многие негодяи пользовались этим. (Впоследствии это и приведет Даттов к банкротству.)

А вот дед Нарена, Дургачаран (в этом имени слышится и Мать богиня Дурга и название Луны на санскрите) был человеком иного склада. С самых ранних лет он мечтал о монашеской доле. Выполнив предписания Вед, создав семью, родив детей и дав им воспитание, он тихо удалился. Поиски Дургачарана не дали ничего. Лишь спустя много лет его супруга узнает своего мужа в одном из монахов, кинувшимся ей на помощь. (Будучи в паломничестве она упала и повредила ногу.)

Мать Нарена, с прекрасным именем Бхуванешвари, являла собой совсем иной характер, чем у отца. Бхуванешвари - так называется одна из Великих Махавидьий Богини-Матери, я писал об этом здесь. Она была высокой, красивой и статной индуской. Очень набожной и почти не получившей формального образования. Но она умела усваивать информацию, что называется «на лету». Точно так же, как это делал и Рамакришна, также не имеющий формального образования. Бхуванешвари прекрасно справлялась с большим хозяйством. Она родила троих сыновей. Нарен был старшим из них. И четырех дочерей. Но две девочки умерли еще в младенчестве.

Нарен унаследовал (генетически) как черты характера своего деда, так и черты отца. От деда ему передалось тяготение к уединенной монашеской жизни и страсть поиска Живого Бога. От отца - обширный, но скептический ум, страсть к познанию и путешествиям. В детстве, как признавался много позже Вивекананда, его ум занимали два совершенно противоположных мечтания. В одном он представлял себя бедным саньясином, полностью отказавшимся от мира и посвятившем себя познанию Бога и внутренних пространств Души. В другом мечтании Нарен представлял себя великим и очень умным человеком. Пишущим книги, управляющим людьми... Вот с таким вот "наследственным багажом" великая Душа, с земным именем Нарендра, вступила в мир сей.

(Продолжение, конечно же, следует. По причине нехватки времени буду, скорее всего, писать маленькими мини-главками :))     

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 16 Декабрь 2020, 22:48:25, Золушка»

"Вы видели Бога?"
(Детство и юность Нарена)

Физически Нарен больше походил на деда, чем на отца, и было замечено, что он с самого детства тянулся к странствующим монахам, как когда-то и Дургачаран…(Кристофер Ишервуд, "Рамакришна и его ученики", гл. 15)

Черты характера деда, Дургачарана, были особенно ярко заметны в детстве Нарена, особенно в раннем детстве. (Скепсис отца пробудится позже.) Все основные биографы Рамакришны и Вивекананды говорят о том, что уже четырех-пяти лет отроду маленький Нарен покупал на базаре изображения индуистских богов и богинь. Приносил их в комнату и садился перед ними в медитацию. Нарен насмотрелся в книгах на изображения великих йогов, которые годами сидели неподвижно в медитации и волосы их отрастали до земли, входили в землю, как корни баньянового дерева. Маленький мальчик хотел, чтобы с ним случилось то же самое. Он хотел быть отшельником. И приходилось запирать Нарена в комнате, когда в дверь стучал странствующий монах. Нарен мог не задумываясь отдать монаху дорогое платье своей матери, или украшения. Или чего доброго, увязаться за странствующим монахом.

Были еще две особенности в детстве Вивеканады. Об одной биографы вспоминают с удовольствием, о второй - уже меньше. Первая особенность: стоило маленькому Нарену закрыть глаза, как он сразу видел яркую световую точку, перед глазами, между бровей. (Как раз там находится так называемый "третий глаз", или проще - чакра Аджна.) Яркая световая точка росла, меняла цвета. Она меняла цвета так же в зависимости от положения тела. Например, когда Нарен простирался ниц на полу, касаясь лбом пола (как делают сильно верующие в храмах) - световая точка достигала максимума своего сияния. Наконец, точка превращалась в шар, шар лопался и обдавал его приятным белым светом. После чего Нарен спокойно засыпал... Маленький Вивеканада был уверен, что так засыпают люди на всей земле. Что это не так, он узнал позже, когда стал с друзьями заниматься медитацией.

Вторая особенность. В детстве Нарен был иногда подвержен приступам необъяснимой ярости. Он начинал крушить все вокруг себя. Успокоить его могла только мать Бхуванешвари. Она поливала ему голову святой водой и повторяла имя Шивы. Приступы стали слабее, когда Нарен упал с лестницы и сильно рассек голову, потеряв много крови. Ну и совсем сошли на нет, после знакомства с Рамакришной.

В детстве Нарен был прирожденным лидером. Он был непоседлив, воинственен и при этом жизнерадостен. Он увлекался спортом, научился играть на нескольких музыкальных инструментах. И главное - он очень хорошо пел, у него был красивый голос. (Почему главное, будет ясно чуть ниже.) Нарен обладал прекрасной памятью. Учебные предметы ему давались легко, в отличие от того же Рамакришны. Многие учителя отмечали, что он развит не по годам, пророчили ему большое будущее. Но по мере накопления знаний, в юном Вивекананде пробуждался скептический ум его отца, Вишнаватха. Нарен взял себе за правило, ничего не принимать на веру, а все испытывать собственным опытом.
Внутренняя Природа Вивекананды дала о себе знать в 15 летнем возрасте. Он пережил нечто вроде растворения в окружающем мире, на фоне глубоких мыслей о Боге. Это случилось, когда отцу Нарена потребовалось поехать в другой город. И он взял с собой сына. Железной дороги тогда еще не было, они ехали на повозке, запряженной буйволами. Они ехали среди гор и девственной природы. Нарен погрузился в размышления о гармонии мира, о Боге. Они проезжали ущелье, юноша заметил на скале огромный и изумительно красивый пчелиный улей. Вид этого улья настолько потряс Нарена, что на какое-то время он полностью "выпал" из своего обычного сознания, растворившись в окружающем его мироздании. Когда же юноша очнулся - ущелье и пчелиный улей, были далеко позади.

И все же скептический ум оказался сильнее. Нарен закончил школу и поступил в президентский колледж. Из всех предметов его больше всего интересовала западная философия и история:
В те годы Нарен на время увлекся философией Джона Стюарта Милла и Герберта Спенсера и начал называть себя агностиком. Юноша был строгим вегетарианцем, часто спал на голом полу, никогда не покрываясь больше чем одним одеялом. Он решил принять обет целибата, а когда родители стали настаивать на браке, отказался просто наотрез... Скорей всего, Нарен и сам не мог бы объяснить, чего ради он вел столь спартанский образ жизни. Он инстинктивно готовил себя к великой и высокой роли в жизни, хотя, что это будет за роль, понимал далеко не вполне... Сомнения были его страстью. Он жаждал уверовать, но не находил оснований для веры. Книги не могли его удовлетворить, как и всякий другой вторичный опыт...
 (Кристофер Ишервуд, «Рамакришна и его ученики», гл 15)
 

В шестнадцатилетним возрасте Вивекананда знакомится с Девендранатхом Тагором, ставшим на тот момент президентом "Ади Брахмо самаджа". (Прежний единый "Брахмо-самадж" распался из за конфликта Тагора и Кешаба - об этом я пишу несколькими постами выше.) Именно Тагору Вивекананда задал вопрос: "Вы видели Бога?". Тагор был честным человеком и ответил - нет. И смотря на разочарованность Вивекананды он добавил: "У тебя глаза йогина. Ты должен медитировать». Нарен стал регулярно посещать "Брахма-самадж" и заниматься с друзьями медитацией. Ему очень нравились реформаторские идеи "самаджа", но не нравилось (как и Рамакришне) то, что члены этого общества много говорят о Боге, не желая его познавать.

 
Встреча Нарена с Рамакришной
(Я видел Бога как тебя)

«Однажды я почувствовал, как мой дух улетал в высоты самадхи по дороге света. Вскоре он миновал страну звезд и вошел в неощутимую область идей. Поднимаясь все выше, я видел с двух сторон дороги образы богов и богинь. Дух достиг внешних границ этой области, светозарного барьера, отделявшего сферу относительного существования от сферы Абсолютного. Дух прошел этот барьер. Он вошел в царство трансцендентального, где не видно было ни одного существа во плоти. Даже боги не осмеливались бросить туда взгляд. Они довольствовались пребыванием далеко внизу. Но через минуту я нашел здесь семь почитаемых мудрецов, находившихся в самадхи. Я подумал, что эти мудрецы превзошли в знании, святости, отрешении от мира и любви не только людей, но и богов. Преисполненный восхищения, я был поглощен их величием и вдруг увидел, как частица этой однородной светозарной области уплотнилась, приняла форму ребенка. Дитя приблизилось к одному из мудрецов, нежно обвило его шею своими маленькими ручками и, обращаясь к нему ангельским голоском, старалось вернуть его дух с высот самадхи. Это магическое прикосновение вывело мудреца из его надсознательного состояния, он остановил свои полуоткрытые глаза на чудесном ребенке. Восхищенное выражение его лица указывало, что дитя было сокровищем его сердца. Странное дитя радостно сказало ему: „Я спускаюсь; ты должен тоже спуститься со мной“. Мудрец молчал, но его взгляд, полный нежности, говорил о согласии. В то время как он созерцал ребенка, он вновь впал в самадхи. Я с удивлением увидел, как часть его тела и его духа спустилась на землю в виде снопа сверкающего света. Не успел я взглянуть на Нарендру, как я узнал в нем мудреца…»
(Ромен Роллан, «Жизнь Рамакришны, «любимый ученик Нарендра»)


Это одно из видений Рамакришны. Оно случилось с ним, когда у него стали появляться первые ученики. Надо ли говорить, что больше всего Рамакришна ждал именно этого "мудреца из видения". Но мудрец из видения (а это был именно будущий Вивеканада) - все не шел. И вот день встречи наступил. Это произошло в доме Сурендры, мною не раз тут упоминаемого. (Сурендре у меня посвящено целых два поста.) В ноябре 1881 года Сурендра пригласил Нарена помузицировать в его доме, перед гостями. Одним из гостей был Рамакришна.
Рамакришна сразу же проявил интерес к Нарену. Он долго всматривался в его лицо, словно ища в нем каких-то особых знаков. Потом он отозвал в сторону Сурендру и дотошно расспрашивал о Нарене. Наконец, он пригласил будущего Вивекананду к себе в Дакшинешвар. Нарен ответил согласием, но приехал не сразу. Он сдавал экзамены в Калькуттский университет, вдобавок, возник конфликт в семье. Отец опять пытался его женить и Нарен снова ответил категорическим отказом. И тут, как назло, Рам Чандра, двоюродный брат Нарена, оказался учеником Рамакришны. Рам Чандра, конечно, вслед за отцом, так же пытался уговорить юного Вивеканаду жениться. Но видя его непреклонность, предложил съездить с ним вместе в Дашинешвар, к Рамакришне. Мол, если ты хочешь жить духовной жизнью, тебе надо отправиться именно в Дакшинешвар, "Брахмо-самадж" тебе ничем не поможет. Нарен согласился и через несколько дней они туда отправились.

Нарен с Рам Чандрой и еще несколькими друзьями вошли в комнату Рамакришны. После традиционных приветствий Рамакришна попросил Нарена спеть. И тот запел песню, которую обычно исполняли в "Брахмо-самадже".
О Разум мой, пойдем домой,
к чему бродить по миру, по этой чужой земле,
к чему носить чужое платье?


Вивеканада пел очень хорошо и Рамакришна быстро погрузился в экстаз. А дальше произошло то, что сильно смутило скептический ум Нарена. Выйдя из экстаза, Рамакришна повел его на веранду, на которой никого не было. Тот думал, что Учитель хочет ему дать некие   духовные наставления. Но вышло не так. Рамакришна воскликнул: "Почему ты так поздно пришел?! Как я устал тебя ждать!" Он залился слезами и все продолжал говорить. Он обращался к Нарену, как к небожителю, как к богу. Последний был сильно сбит с толку. Его скептический ум кричал о том, что это сумасшедший, безумец, надо бежать отсюда. Но что-то более глубокое притягивало его в Рамакришне.

Они вернулись в комнату. И тут Рамакришна заговорил о видении Бога:
Бога можно видеть и говорить с ним, как я сейчас вижу вас и с вами говорю. Но кто хочет видеть Бога и говорить с ним? Люди скорбят и проливают столько слез, что можно ими наполнить множество кувшинов, потому что у них умерли жена или сын, потому что они потеряли деньги или лишились имения. А кто плачет из-за того, что не может увидеть Бога?
(Кристофер Ишервуд, «Рамакришна и его ученики», гл 15)


Эти слова Рамакришны глубоко задели Вивеканаду, ведь именно вопрос о видении Бога он и задавал разным религиозным лидерам. И тут этот "безумец" дает четкий и ясный ответ... Чуть позже Рамакришна ответит Вивеканаде еще более прямо: "Я видел Бога так, как вижу тебя, даже еще лучше." Вивеканада уехал от Рамакришны потрясенный, путающийся в мыслях. Он никак не мог решить, кто же этот человек, насколько он духовен, насколько безумен. Скепсис Вивеканады длился довольно долгое время. Что, порой, доводило Рамакришну до отчаянья. Конец всему этому положили внезапные внешние обстоятельства (смерть отца) и вмешательство Божественной Матери Кали. Об этом в следующем материале.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 14 Январь 2021, 11:25:52, Вадим Булычев»

Вивекананда и Божественная Мать

Скепсис
Ты должен проверять меня, как меняла проверяет монеты.
Не принимай меня, пока не удостоверишься в подлинности моих слов...
(Кристофер Ишервуд, "Рамакришна и его ученики", гл 16)

Эти слова, вынесенные в эпиграф, были сказаны Рамакришной своему любимому ученику Нарендре, будущему Вивекананде. И кажется странным, что они были сказаны тому, кто довольно долгое время не принимал своего учителя. Считал его сумасшедшим и гипнотизером, мерил все слова Рамакришны меркой западной рационалистической философии. Сам Вивеканада много лет спустя говорил своим первым западным последователям, чтобы они не боялись сомневаться, не боялись задавать самые глубокие и мучительные вопросы. Не надо бояться осуждения и смеха, не надо бояться того, что Бог за ваше сомнение накажет вас, пошлет в ад. Наоборот, задавайте эти вопросы Богу в своей внутренней тишине. И Бог станет еще ближе к вам... И, как пример, он приводил свои отношения с Рамакришной…

Нарендра посетит Рамакришну повторно где-то спустя месяц, после первого визита. Он застанет Рамакришну одного. И тогда тот впервые проявит перед Нареной свои необычные способности. Во время разговора Рамакришна как бы случайно коснется Нарена своей правой ногой. И тут же перед глазами последнего станут пропадать стены комнаты, река Ганг и весь Дакшинешвар; весь видимый мир и само "я" станет растворяться в сияющей беспредельной пустоте. Испуганный Нарен воскликнет: "Что ты со мной делаешь? Меня дома ждут родители!" Тогда Рамакришна засмеется и слегка коснется груди Вивекананды. Видение пропадет.

Этот случай сильно озадачил молодого Нарена. (Как позже говорил Вивекананда, это начало менять мой образ мысли, но происходило все не сразу.) Нарендра пытался прояснить: кто этот "сумасшедший"; гипнотизер или что-то "другое"? А если другое, то что? Молодой Вивекананда был начитан по части гипноза. И думал, что гипнотизер может действовать только на слабые умы и воли. Но дело в том, что самого себя Нарендра считал и умным, и обладающем силой воли. (Это, действительно, было так.) К тому же случившееся с ним никак не походило на описание обычного гипноза. Так что же произошло? Нарендра пришел к выводу, что этот "удивительный сумасшедший" обладает какой-то особой силой воли. И решил больше не поддаваться на его уловки. Однако в следующий его приезд произошло то же самое. Тогда Нарен решил перейти к активной обороне и не принимать ничего из сказанного Рамакришной, дабы не попадать под влияние его воли. Так начался нескольколетний период скепсиса Нарена по отношению к Рамакришне. Но в Дакшинешвар он продолжал приезжать, как будто влекомый туда неведомой силой.

Отношения между Нарендрой и Рамакришной выглядели весьма странно. Со стороны. Странно в том смысле, что учитель считал Нарена своим любимым учеником. Но что же это за любимый ученик, если он в грош не ставит слова учителя? Спорит с ним по каждому поводу. Некоторых учеников такое отношение к Рамакришне оскорбляло. Они считали Нарена зазнавшимся богатеньким сыночком, который начитался там разных книжек. Самого же Рамакришну, если он находился в возвышенном экстатическом состоянии, наоборот, скепсис любимого ученика веселил. Но иногда и он уставал, даже приходил в отчаянье. Тогда Рамакришна бежал к своей любимой Матери Кали за советом. Обратно он возвращался сияющим и заявлял: «Мать сказала, чтобы я поменьше тебя слушал и спорил с тобой, скоро тебе все равно откроется истина». На это Нарен тут же возражал: мол, а откуда Вам известно, что Вы сейчас говорили с Кали? А может, Вы общались с собственным подсознанием?

Богоборчество 

В начале 1884 года от сердечного приступа умирает отец Нарендры, Вишнаватх. Вскоре выяснилось, что Вишнаватх оставил после себя многочисленные долги. Тут же набежали кредиторы, кто-то из родни даже попытался отсудить себе часть дома Даттов (родовая фамилия Вивекананды). Но дело в суде было проиграно. Тем не менее, на уплату долгов ушли все семейные сбережения и ценности. Семья Даттов осталась с домом, но без средств существования. И Нарендре, как старшему сыну, пришлось позаботиться о содержании семьи. Но как это оказалось непросто. Молодой Вивекананда даже и не подозревал, с какими трудностями ему придется столкнуться. Беззаботное время кончилось, и теперь вся человеческая "изнанка мира", все зло и страдание обрушились на него. И стало не до скепсиса. Целыми днями Нарендра носился по раскаленной Калькутте в поисках работы. И всюду ему отказывали, хотя в некоторых местах его хорошо знали как образованного и честного человека. От него отвернулись друзья, прежде клявшиеся ему в дружбе "на век". Никто не помог ему деньгами, за исключением одного анонимного благодетеля, которому Вивекананда был благодарен до конца своей жизни. Но для всех других он стал изгоем, отверженным. И все потому, что у него теперь не было богатств... Не правда ли, какая знакомая картина?

В один из дней сердце Вивекананды не выдержало свалившихся страданий. И он объявил войну Богу. О, это было как раз в характере этого великого человека. Вивекананда был максималистом во всех своих проявлениях, он совершенно не умел скрывать свои мысли. Вот как сам Нарендра описывал позже свое богоборчество:

«Я умирал с голоду. Босой, я ходил из конторы в контору, и повсюду мне отказывали. Я узнал на опыте, что такое человеческое сочувствие. Это было мое первое соприкосновение с действительной жизнью. Я открыл, что в ней нет места слабым, бедным, покинутым. Те, кто несколько дней тому назад гордились бы возможностью помочь мне, отворачивались, хотя вполне могли прийти мне на помощь. Свет казался мне порождением дьявола. В знойный день, держась с трудом на ногах, я присел на площади под тенью какого-то памятника. Тут же было несколько моих друзей. Один из них пел гимн в честь безграничной милости божьей. Это был для меня как бы удар дубиной по голове. Я подумал о плачевном состоянии моей матери и моих братьев. Я закричал: „Прекратите эту песнь! Подобные фантазии могут быть приятны только тем, кто родился с серебряной ложкой во рту, тем, у кого нет родных, умирающих с голоду. Да, было время, когда и я думал так же, как вы! Но сегодня, когда я вижу все ужасы жизни, это звучит в моих ушах как мрачная насмешка“. Мой друг был обижен. Он не мог понять моей ужасной скорби. Не раз, видя, что дома не хватает еды на всех, я уходил, говоря матери, что меня пригласили в гости, и голодал. Мои богатые друзья иногда приглашали меня прийти к ним петь. Не было никого, кто полюбопытствовал бы узнать о моих страданиях, и я хранил их про себя…»
(Ромен Роллан, «Жизнь Рамакришны, «любимый ученик Нарендра»)


Какое-то время Нарендра еще продолжал обращаться по утрам к Богу. Пока в один из дней его родная мать, его благочестивая Бхуванешвари вдруг не ошарашила Нарена словами о том, что обращение к Богу теперь бессмысленное занятие. Бог ничего не сделал для нас... Именно в этот момент Нарена почувствовал злобу на Бога и восстал против небес... И вот тут мне вспомнилась история легендарного Джаландхара. Ибо те мучительные вопросы, которые бросал Нарен Богу, так напомнили мне размышления Джаландхара, описанные Павлом Алексеевым в ветке "Боги, дэвы и асуры..." (Ознакомиться можно здесь)

В самом деле, почему религии говорят, что Бог добрый и любящий, а миллионы людей умирают от голода и болезней? Почему одни рождаются с "серебряной ложкой во рту", и все им в жизни дается легко, а другие с огромным трудом добывают себе жалкий кусок черствого хлеба? И разве те, кто сыт и богат, показывают миру свое нравственное совершенство? Как раз, зачастую, наоборот! Где же справедливость, где хотя бы тень справедливости?! И Нарендра пришел к выводу, что либо Бога нет совсем, либо он злобен или равнодушен к миру.

Об этом своем выводе он говорил, не скрываясь, своим знакомым. И довольно скоро пополз слух, что Нарен стал воинствующим безбожником. Как обычно бывает, к слухам быстро добавились "пикантные подробности": мол, Нарендра завел себе плохую компанию, он пьет и бегает по проституткам… Ничего подобного, конечно, не было. Но тут и сам Вивекананда, что называется, подлил масла в огонь. Вместо опровержения грязных слухов он стал заявлять, что не видит ничего плохого в том, чтобы пить вино и бегать по женщинам. Это хоть какой-то способ забыться на время от невыносимой жизни. А слухи тем временем достигли Дакшинешвара. И многие ученики Рамакришны приняли их, сочтя Нарену пропавшим. Один лишь Рамакришна сохранял спокойствие. Он верил словам своей возлюбленной Матери Кали, что с Нареном все будет хорошо. И в очень скором времени. Так оно и вышло. Сама Божественная Мать вмешалась в его судьбу.

Встреча с Матерью Кали

В один из дней смертельно уставший Нарендра возвращался к себе домой. В Калькутте уже закончился жаркий период и начался сезон дождей. Нарен был промокшим до нитки, он весь день ничего не ел и еле держался на ногах. Так и не дойдя до своего дома Нарен свалился на соседской веранде, на какое-то время потеряв сознание. А потом словно непроницаемая материальная завеса стала разрываться перед его мысленным взором, слой за слоем. И все терзавшие его вопросы о несправедливости мира и Боге начали разрешаться сами собой. Ум Нарена погрузился в собственные глубины, и он увидел, что все наполнено гармонией и миром, и все есть Бог. Очнувшись, уже почти на рассвете следующего дня, он почувствовал, что усталость ушла и в душе появились новые силы, и ум его полон бесконечным покоем. Нарендра был в не себя от радости. Именно в эти минуты он ясно осознал, что мирская жизнь не для него. И что он должен пойти по пути своего деда. Стать монахом. А еще он вспомнил своего учителя Рамакришну, которого не видел столько месяцев. Вспомнил Божественную Мать учителя, которую до этого и не воспринимал всерьез.

Через несколько дней Нарендра нашел, наконец-то, работу. Он устроился в небольшую контору переводчиком книг. Денежное положение семьи Даттов немного выправилось. Но денег все равно не хватало. А Нарендра все больше и больше скучал по Рамакришне. Вскоре он узнал, что учитель будет в Калькутте, в гостях у одного из учеников. Он пришел туда. И как только они встретились, Рамакришна сразу же заявил, что тот должен ехать с ним  немедленно в Дакшинешвар. Никакие возражения не принимаются. Они выехали в Дакшинешвар. По приезду Рамакришна отослал всех своих учеников. Они остались вдвоем. И тут Вивекананда не выдержал и зарыдал. Рамакришна погладил его по голове и сказал:

- Ты пришел в этот мир, чтобы делать дело нашей Матери. Мирская жизнь не для тебя. Но оставайся в семье, пока я жив.

Нарендра обещал оставаться в семье. Но тут же признался: несмотря на то, что нашел работу, денег все-равно не хватает. И не мог бы учитель попросить Божественную Мать о том, чтобы как-то нормализовалось материальное положение семьи, и он был бы спокоен за своих родных. На это Рамакришна сказал, что не имеет права обращаться к Матери Кали по таким вопросам. Но Нарен вполне может пойти и сам попросить об этом Её. Она не откажет! К тому же сегодня вторник, самый благоприятный день для общения с Матерью. Так что как стемнеет, иди к Ней в храм.

Вивекананда так и сделал. Еще по дороге в святилище он почувствовал неземное блаженство и как бы опьянение. Войдя в храм, он понял - Мать живая! (В этот момент из его души вылетели последние "брахмо-самаджевские" предрассудки по поводу идолопоклонства.) А потом вся Вселенная растворилась. Остался только он и Божественная Мать Кали. Он чувствовал Её дыхание, ощущал запах Её волос. Его сердце заполнил мощный поток Материнской любви. Вивекананда больше не мог сдерживаться, он упал на колени, затем простерся на полу. И вместо того, чтобы попросить у Матери Кали денег для семьи, он стал умолять Её всегда быть с ним и дать ему силу отрешенности, силу различения, силу любви... Нарендра вернулся к Рамакришне потрясенный. Но тот его спросил по поводу его просьбы к Матери. Нарен признался, что совсем об этом забыл, растворившись в потоке Материнской любви. Тогда Рамакришна послал его опять в храм. И снова тот же результат. Так продолжалось три раза. Наконец, Нарендра признался, что не может обратиться с такой просьбой к Матери. Она кажется ему нелепой, как если бы кто-то у могущественного царя просил мешок картошки. Рамакришна улыбнулся и сказал, что все прекрасно, а по поводу его просьбы он что-нибудь придумает... Так началось перерождение Нарена в Вивекананду. А для Рамакришны настала последняя полоса его земной жизни.

PS. Я еще не выкладывал в этой ветке изображений, кажется. :) Думаю, это изображение Матери Кали будет очень в тему данной главы:   

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 18 Январь 2021, 23:41:41, Золушка»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика