Богочеловеческий социализм
Словославие, или социализм с Богочеловеческим лицом

0 Участников и 2 гостей просматривают эту тему.

А Богочеловечеству нужен социальный строй? Богочеловек без принуждения и внешнего закона может поступить не по совести?

Богочеловечество в социальном плане, наверное, ближе всего к коммунистическому идеалу: общество без государства, без аппарата принуждения, без денег. Труд свободный, творческий и в радость. Но мы ведь понимаем, что это уже Новое Небо и Новая Земля, что сама природа человеческая должна преобразиться для такого общественного идеала и стать Богочеловеческой. То есть: структура общественная лишь отражает структуру души человека, её ценности и приоритеты. Поэтому и вопрос кто делает (строит) первичнее и важнее вопроса что делать (строить). Есть ещё вопрос воспитания и образования, но о нём я собираюсь поговорить в теме "Государство и культура".

В настоящем контексте Богочеловеческий - это вектор, а не результат. Направление движения, говорящее о духовно-культурно-религиозной основе нового социализма, в отличие от социализма материалистического. А также нет в этом прилагательном акцента на национальном или конфессиональном признаке, но есть устремление ко всеобщности. И речь идёт о социализме, а не о коммунизме. О пути, а не о цели.

В определённом смысле, Богочеловеческий социализм описал Даниил Андреев как социальное устройство Розы Мира (всечеловеческое братство). Но бездуховная глобализация (а теперь уже явно антихристианская с проступающими признаками антихристовой) надолго, видимо, отбила желание двигаться в том направлении. Не исключено, что эта ответная реакция мира и была главной целью, а не "цифровой концлагерь" или "финансовый тоталитаризм", сыгравший лишь роль прививки от "всечеловеческого братства", отпугнувший от этой идеи человечество и окарикатуривший её. Сталинизм сделал то же самое - с другой стороны. Невольно напрашивается тут на язык "родонизм"...

Но стряхну с языка слово и воздержусь от дальнейшего его разъяснения. Лишь такую параллель проведу: православные сталинисты делают примерно то же самое в отношении идеи православного (или нового) социализма, как она раскрывается в книге А. Молоткова, что и родонисты - в отношении книги Д. Андреева.

Главным мировым пугалом остаётся поныне финансовый глобализм и его антикультура; и в тени этого монстра пока спокойно чувствуют себя и сталинисты, и родонисты, и мечтающие о православной опричнине националисты, и многие-многие другие карикатурные сообщества, играющие на понижение. Одним несчастным и обманутым либералам становится всё страшнее и страшнее жить... Они-то думали, что эта глобальная и такая уютная и родная Система всерьёз и надолго, а она лишь пугало огородное, хотя и очень большое...

Меня тут Максим Босой ошарашил - закономерностью и предсказуемостью итога (предсказывал-то я его не раз, но когда воочию увидишь своё предсказание, невольно ужаснёшься) - теперь его кумир Навальный. Вот я и говорю: когда понимаешь, что внешнее лишь отражение внутреннего, всё становится на свои места. И всё разъясняется мигом: подобное к подобному, и нечего огород городить. Хотя и дивишься порою... Вона как там было-то оно внутри на самом-то деле, оказывается...  :blank:

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 24 Февраля 2021, 05:24:43, Ярослав»

В настоящем контексте Богочеловеческий - это вектор, а не результат. Направление движения, говорящее о духовно-культурно-религиозной основе нового социализма, в отличие от социализма материалистического. А также нет в этом прилагательном акцента на национальном или конфессиональном признаке, но есть устремление ко всеобщности. И речь идёт о социализме, а не о коммунизме. О пути, а не о цели.

А мне кажется, что слово социализм в таком контексте опять излишне. Было бы движение к Богу, а социализм приложится.

Всё же православный социализм изначально, чем меня и привлёк, оговаривает, что это не попытка построить рай на Земле и не попытка всех сделать православными. Это проект для России. Симфония властей (государственной и церковной) в сочетании с общественным устройством без частной собственности на средства производства. Но что меня насторожило и что привело к перетеканию в сталинизм, так это изначальная постановка цели - создание общества, максимально благоприятствующего личному спасению каждого члена общества. Благая цель, ведущая к инквизиции и репрессиям. Неминуемо будут те, кто возьмёт на себя функцию врачевателей душ человеческих. "Мы тебя вылечим, мы тебе поможем спастись. Не захочешь, заставим".  А главное, цель оправдывает средства. "Нужно сначала всю сволочь репрессировать, а потом-то мы построим справедливое общество".

«Последнее редактирование: 25 Февраля 2021, 10:25:41, Золушка»

А мне кажется, что слово социализм в таком контексте опять излишне. Было бы движение к Богу, а социализм приложится.

Так-то оно так. Это правда. Но социализм предполагает, как бы это сказать правильней, принципиально иные стартовые условия (социальные и материальные) для развития личности (культурного, нравственного, духовного), чем капитализм.

Между прочим, Маркс был абсолютно прав, когда называл главным грехом капитализма - отчуждение человека. Расчеловечивание - по сути. А Богочеловеческое предполагает не только Божественное (как идеал), но и человечность - как средство.

Всё же православный социализм изначально, чем меня и привлёк, оговаривает, что это не попытка построить рай на Земле и не попытка всех сделать православными. Это проект для России.

В термине "Богочеловеческий социализм" я исходил из тех идей, что вложил в понятие Богочеловеческого пути Владимир Соловьёв в "Чтениях о Богочеловечестве" и в "Оправдании добра". Это ничего общего не имеет с "построением рая на Земле", это как раз перенесение главного акцента со что делать (строить) на кто делает (строит).

А. Молотков сначала заменил термин "Православный социализм" на "Христианский социализм", а потом - на "Новый социализм" (так его сайт теперь называется). Не случайная корректировка. Между прочим, моё определение "Социализм с Богочеловеческим лицом" он назвал самым точным и ёмким, какое только когда-либо слышал. 
}|{

Симфония властей (государственной и церковной) в сочетании с общественным устройством без частной собственности на средства производства.

Вот сама византийская идея о симфонии властей - государственной и церковной (двуглавый орёл наш оттуда ведь) - вызывает очень много вопросов. А её исторические осуществления - ещё больше... Да и верно ли церковное начало называть "властью" вообще? И как быть с тем, что в современном мире (в отличие от византийского) существуют ещё два мощных начала, кроме государственного и церковного, - культура и наука? Их абсолютное подчинение что государственной, что церковной власти ведёт к тяжелейшим духовным ущербам. Нужна другая формула.

Роза Мира - замечательный символ. Да вот после работы над ним в течение трёх десятилетий родонистского духа (духа системы), я не уверен, что этот символ вообще люди смогут воспринимать адекватно. Ещё долго не смогут, наверное. Поэтому я и поставил в ключевых символах нашего ресурса рядом с Розой Мира - Игру в бисер и Новое средневековье (каждый символ наполнен немалым культурным смыслом). А лично мне больше всего греет душу символ "Словославие"... Но он пока очень личный. И скорее всего, таким и останется.

А главное, цель оправдывает средства. "Нужно сначала всю сволочь репрессировать, а потом-то мы построим справедливое общество".

Как показывает практика, сволочи становится всё больше по мере её ликвидации. Круги расширяются и в сволочах оказываются постепенно те, кто ликвидировал первые круги сволочей. Запускается такая инерционная машина, которую очень трудно остановить без крушения той государственной системы, во имя которой она создавалась и которую обслуживала.

А самое страшное не сами репрессии (их пик кратковременный как запуск долгого механизма): ими запускается отрицательный человеческий отбор в государственных органах. И сволочами оказываются постепенно самые талантливые и бескорыстные его служители, а власть перетекает к карьеристам и шкурникам, к приспособленцам и интриганам. История СССР - нагляднейший пример такого отрицательного человеческого отбора в государстве. И запущен он был именно машиной репрессий, а дальше она покатилась по инерции, пока сама государственность не разрушилась. Хуже того - тот же отрицательный отбор продолжился в Новой России. Хотя и строй поменялся и идеология, но та же самая отрицательная человеческая система отбора (подобное к подобному) продолжала работать как ни в чём не бывало: бездуховность порождала ещё большую серость...

И запускать заново такую же машину - значит дать новый виток тому же отрицательному отбору на многие десятилетия вперёд. И вновь выходим на соловьёвскую аксиому о первичности кто делает над что делать в общественном организме. То есть - к Богочеловеческому вектору вместо человекобожеского. К Фёдору нашему Михайловичу ведут все пути Великого Инквизитора...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 25 Февраля 2021, 11:57:06, Ярослав»

Вот сама византийская идея о симфонии властей - государственной и церковной (двуглавый орёл наш оттуда ведь) - вызывает очень много вопросов.

Двуглавый орёл - семейный герб последней династии византийских императоров - Палеологов. Ни с какой симфонией он не ассоциируется.

Идея симфонии зарождается ещё при Константине Великом и оформляется в идеологему спустя два века при Юстиниане. Она была идеалом, недостижимым идеалом. Но к этому идеалу некоторые императоры действительно стремились.

Да и верно ли церковное начало называть "властью" вообще?

Верно. Вот только власть не возможность, а ноша, крест ответственности.

И как быть с тем, что в современном мире (в отличие от византийского) существуют ещё два мощных начала, кроме государственного и церковного, - культура и наука? Их абсолютное подчинение что государственной, что церковной власти ведёт к тяжелейшим духовным ущербам.

Симфония государства и церкви необязательно предполагает подчинение им науки и культуры. Очевидно, эта формула лишь об отношениях государства и церкви. И ни о чём ином. Для взаимоотношений государства и культуры нужна иная формула. Формулы не универсальны, а конкретны.


Двуглавый орёл - семейный герб последней династии византийских императоров - Палеологов. Ни с какой симфонией он не ассоциируется.

Антон, речь была о российском гербе, а не о византийском. Символ перекочевал и изменил своё содержание. О таком понимании символа двуглавого орла - как симфонии государства и церкви - говорили уже идеологи российского государства, начиная с "Москва Третий Рим" и т.п.

Симфония государства и церкви необязательно предполагает подчинение им науки и культуры. Очевидно, эта формула лишь об отношениях государства и церкви. И ни о чём ином.

Во времена Византии и средневекового Московского царства не было ни самих понятий "культура и наука", ни таких феноменов. Были только государство и церковь. Когда культура выделилась из церкви, а из культуры - наука, и эти сущности стали автономными, сама идея симфонии государства и церкви утратила свой смысл.

Теперь может идти речь только о симфонии культуры, науки и религии, с одной стороны, и уже, если такая симфония осуществится, её симфонии с государством - с другой. Или вообще сразу же - о процессе гармонизации отношений четырёх сущностей: культуры, науки, религии (церкви) и государства. Сложность идеи симфонии из четырёх сущностей возросла неимоверно.

А если вспомнить, что не об одной религии и церкви речь, как было в средние века, но о религиях и церквах, то сложность соборной симфонии ещё в разы возрастает. Симфония двух составляющих: государства и одной религии - никакое соборное целое уже создать не сможет. И чтобы ставить сам вопрос о симфонии составляющих это идеальное целое сущностей, необходимо, чтобы в самих этих сущностях произошли качественные изменения (они стали иными) и поменялись, вследствие этих внутренних изменений, их отношения друг с другом.

Это текучий и глубоко внутренний процесс, его невозможно вогнать ни в какую жёсткую идеологическую конструкцию вообще, как и описать с её помощью. Да и смены культурных парадигм находятся за порогом нашего сознания, мы их можем наблюдать и осмыслять только задним числом, как уже случившийся факт, и, как правило, спустя длительное время. Направить их в то или иное идеологическое русло государство может с тем же успехом, что и порождать гениев по своей разнарядке и в нужное время.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 12 Апреля 2021, 02:11:48, Ярослав»

Сакральное отношение к слову и писательство как профессия
(ещё один набросок для статьи «Инерция стиля»)

Профессия «писатель» («поэт») должна умереть, чтобы в литературу вернулся любящий её читатель (Читатель от Бога), в культуру – религиозная вертикаль и духовное качество, а к слову – сакральное отношение.

Какой будет литература, когда большинство людей стали писателями (имеющими возможность что-то писать и где-то публиковаться: тысячи писателей, десятки тысяч, сотни, миллионы)?

Главная проблема современной литературы в том, что серьёзных от несерьёзных писателей уже невозможно отличить – всё смешалось: всплывают и тонут равно и те, и другие – и по совершенно посторонним литературе критериям, а то и вовсе волей слепого случая (именно – слепого и равнодушного, а не в козыревском понимании случайности). Такое смешение всегда бывает на стыке эпох. Инерция стиля мёртвой парадигмы ещё сильна, а новая живая система отношений ещё не вошла в силу.

Разделение пишущих на писателей и графоманов – дорога в никуда, это дорога бесконечной и бессмысленной конкуренции. В конце «фельетонной эпохи» уже сами писатели стали платить за публикации, на их неудовлетворённом тщеславии делается бизнес. Но это торговля воздухом. Золотому, Серебряному и Бронзовым векам пришёл на смену в профессиональной литературе её последний век, век деменции.

Конкуренция и общение – это противоположные пути человеческого духа. Литература – способ познания себя и мира, а не самовыражение. Литература – это любовь и общение, а конкуренция их убивает и выхолащивает. Мастерство достигается не благодаря, а вопреки конкуренции. Для успеха нужно угождать массовому вкусу, а не совершенствоваться в мастерстве. Но это всё опять же – инерция стиля, переходный период.

Когда из писательства уйдёт искушение денег и славы (писательство перестанет быть профессией и станет обыденностью, как стало и чтение) – только тогда и следует ожидать качественный скачок в литературе. А пока она мельчает и вырождается, теряет духовный и нравственный авторитет и превращается в индустрию развлечений. Необходим момент очищения.

Писательство, умирая как профессия, через такое очищение и проходит. Это путь не в одно и, может, даже не в два поколения, пока не угаснет окончательно инерция стиля старых отношений в паре «писатель-читатель». И в конце этого пути навсегда канут в Лету вместе с писательством десятки других профессий-паразитов, наживающихся на тщеславии писателей. Не будет последнего – не станет и паразитов на нём.

Были времена, когда читатель был уважаемым человеком (грамоте обучен). Тот же процесс (но с огромным ускорением после появления Интернета) пошёл и в писательстве. Теперь (или очень скоро) всяческие писательские конкурсы и т.п. станут такой же дичью, что и конкурсы умеющих читать. Можно заниматься сексом по нужде, а можно по любви. И то, и другое формально неотличимо. То же и с писательством.

Читатель – это человек с даром общения. Творческий труд читателя не менее ценен и требует не меньших сил и дарований, чем писательство. А на самом деле – даже больших затрат души и многообразнее талантов. Но никто денег за чтение не платит. Литература переходит в новое качество – становится Общением. Для такого качества и требуется гениальный Читатель. Он и станет определяющим фактором новой литературы (будет ли это школьный учитель, или профессор, или просто любитель, не важно).

Литература обретёт новое дыхание не через конкуренцию писателей за место под солнцем, а через Общение (с классиками в том числе). Будут возникать различные сообщества, где люди смогут литературно общаться, с интересом открывать друг для друга новые литературные миры, в том числе и в личном писательстве (но это лишь в качестве дополнительного бонуса). У них появится живой взаимный интерес друг к другу. А самого искушения – стать известным, получать деньги и славу через писательство – уже не будет в природе.

Известность в такой системе отношений будет приходить к настоящим мастерам спустя долгие-долгие годы (может быть, век), она отодвигается в посмертие (истинное выявляется через этот переход). По аналогии со святостью. Это уже религиозный аспект новой культуры, утраченный в гуманистическую эру. Это вовсе не означает, что церковь станет руководить светской культурой: их отношения сложны и противоречивы, – но взаимопроникновение произойдёт к обогащению обеих духовных инстанций.

Никто не платил святым за святость и пророкам за духовность, более того – вместо социального статуса, какой давало до недавнего времени писательство, они претерпевали гонения и даже мученичество. Во многом такого же плана духовные изменения (переоценка ценностей) ждут и светскую культуру. В чём-то это возврат к средним векам, но на новом витке и в новом качестве.

Возвращение религиозной вертикали в культуру неизбежно, иначе она окончательно выродится в индустрию развлечений. Гении станут в будущей культуре сравнимыми со святыми и пророками в религии. А это совершенно иной «механизм» отбора. Своё место в иерархии ценностей нужно заслужить и доказать всей жизнью. И посмертием. И немалым временем – после. Должна возникнуть картина в целом – и стать видны её взаимосвязи в общем культурном контексте.

А читатели – это своего рода учителя и книжники (в хорошем смысле слова), благодаря которым и были составлены все книги Библии, и дошли до нас – в обсуждениях, в общении и в спорах тех древних читателей. И это другого уровня отношения и другого качества.

Именно потому так необходим момент очищения. Не бывает профессиональных святых (только лжепророки), так не должно стать и профессиональных писателей (гениев). Роль читателя будет возрастать в культуре, а писателя умаляться, чтобы отделить зёрна от плевел. Альтернатива – вырождение профессиональной литературы в «чего изволите».

Только возвращение сакрального отношения к слову спасёт слово от девальвации, а культуру – от превращения в антикультуру. Очень важно и возвращение в культуру понятий призванности и служения – именно в религиозном их смысле.

Слово духовно по самой своей природе. В культуре тоже есть множество профессий, которые никуда не денутся (музеи, театры, вся система образования и т.д.). А вот писательство – совсем другое, к нему совсем другие требования, а тем более в русской литературе.

Мы во многом народ Слова, у нас литература почти как религия – по духовной значимости. Если не спасём её, не спасёмся и сами как народ и цивилизация. Превращение писательства в профессию и было первым шагом на пути вырождения и выхолащивания духовной составляющей русской литературы.

Но уже начался обратный процесс, ему очень поспособствовал и технический прорыв (Интернет). Так и саму литературу (какой мы её знаем) вызвал к жизни печатный станок в своё время.*



*Эссе написано по мотивам дискуссий на форуме «Новой литературы»; журнала, ставящего своей целью профессиональное литературное бытие, в отличие от любительского, то есть – нашего. Основной критерий отделения одного от другого – оплачиваемый или не оплачиваемый труд.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 15 Февраля 2024, 22:05:45, Ярослав»

ОффлайнСумалётов

  • Упёрся – отойди.
                     ***

Все конкурсы – заведомый обман.
Кто с кем садится, судьи кто?
Кому хватает сраму и ума,
чтоб в том участвовать словесно?
Чешу затылок неизвестный:
вот Кеша Анненский – Никто.

                                                    15.02.24.

Твой злонежелатель,
недалёкий от народа
Слава Сумалётов

ОффлайнКорифей

  • Дважды повторяю – это приговор.
Сакральное и профессиональное – две вещи несовместные.

Глава службы безопасности, шеф
внутренней и внешней разведки Воздушного Замка

ОффлайнПафос

  • При ловле блох ирония хороша.
Любовь и конкуренция – тоже, брат.

Не всё то золото, что молчит!
Друг народа

Почему-то вдруг вспомнился кусочек из любимого рассказа Чехова "Дома".
Размышления главного героя - прокурора Евгения Петровича - чуткого и любящего отца, которому кажется, что у него совершенно нет педагогического чутья и таланта, хотя на самом деле, он у него как раз замечательный.

"... Чем развитее человек, чем больше он размышляет и вдаётся в тонкости, тем он нерешительнее, мнительнее и тем с большей робостью приступает к делу. В самом деле, если поглубже вдуматься, сколько надо иметь храбрости и веры в себя, чтобы браться учить, судить, сочинять толстую книгу..."

К слову о писателях, судьях и конкурсах))

А вообще, оба эссе о Читателе - просто замечательные! Спасибо, Ярослав!



 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика