Богочеловеческий социализм
Словославие, или социализм с Богочеловеческим лицом

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

но если сейчас уйдём в дуализм воспринимающего и воспринимаемого, то снова специфику жизни потеряем)

Согласен. Это просто реакция, рефлексия мимоходом. А вот по теме у меня есть пара идей.

Цитировать
«Новое отношение к слову»… Да нет, это отношение к слову старо как мир, и это даже не тот случай, когда старое хорошо забыто. Словесность, и поэтическая словесность по преимуществу, стала во главе образования почти за две тысячи лет до Ренессанса.

Мне кажется, что Федор Николаевич пытается обратить внимание и сказать о Слове - как о действующей силе, подобной одной из ипостасей:

Цитировать
"Как в неслиянном тождестве сияний
Отца и Сына творческих деяний
заполнилась предвечна пустота,

так слово поэтическое тщится
заполнить
все собой."

Поэтическое слово не просто одно из "внешних слов", оно имеет свою внутреннюю силу, волю и стремление. Оно, поднимясь из недр души, клокочет, бормочет, тянет руки к перу, перо к бумаге и начинает САМОВОПЛОЩАТЬСЯ.

Интересно, как описывает это свойство поэтического, символического, слова выражать невидимое и вечное через видимое Григорий Сковорода:

Цитировать
Сей забавный и фигурный род писаний был домашний самым лучшим древним любомудрцам. Лавр и зимою зелен. Так мудрые и в игрушках умны и во лжи истинны.
Ни одни краски не изъясняют розу, лилию, нарцисс так живо, как благолепно у них образуется невидимая Божия истина, тень небесных и земных образов. Отсюда родились hieroglyphica, embleraata, syrabola, таинства, притчи, басни, подобия, пословицы…

И не дивно, что Сократ, когда ему внутренний ангел предводитель во всех его делах велел писать стихи, тогда избрал Эзоповы басни .

Само солнце всех планет и царица - Библия - их тайнообразующих фигур, притчей и подобий - богозданна. Вся она вылеплена из глинки и называется у Павла буйством. Но в сию глинку вдохнен дух жизни, а в сем буйстве кроется мудрое всего смертного. Изобразить, приточить, уподобить значит то же.

Поэтическое слово получается сродни слову Библии, слову пророков, слову Божьему.
Цитировать
Она источник сил и вдохновений,
но пуще прочего в ней даром нам дано
живое откровение одно,
посланье из возвышенных селений.

Поэт не просто сочиняет, а изображая и уподобляя, "приточается", причащается некоему таинственному потоку Жизни, и через свои стихи (которые не совсем "свои") делится этой Жизнью с нами, с миром. И про это "свое-несвое" Григорий Саввич очень точно сказал:
Цитировать
Не мои сии мысли и не я оные вымыслил: истина безначальна. Но люблю – тем мои, люби – и будут твои.

Поэтому, вечно новое слово о слове - это словославие, осознание и освоение таинственной животворящей силы, заключенной в поэзии, в поэтическом слове.
Удачи Вам в работе!
 
Цитировать
Пусть слова поведут к золотым берегам,
Чтобы с вечностью Ты повстречаться...

Да. так. Нужна живая встреча с Вечностью-Ты...

«Последнее редактирование: 29 Май 2020, 07:03:00, Андрей Иванченко»

Спасибо, Андрей! Очень интересные цитаты Сковороды! Старинный строй речи уже воспринимается поэтично, как будто само время заботится о языке, сглаживая обороты, превращая обыденную речь в самобытную. Ну а если старинная речь уже сама по себе была прекрасной и выразительной как у Сковороды, то время превращает её буквально в жемчужные россыпи. Мудрые мысли, оправленные в эту речь, становятся драгоценными, а благодаря праведности произносящего из них могут родиться триединые живые истины, сквозь которые сама Любовь входит в мир.
Не мои сии мысли и не я оные вымыслил: истина безначальна. Но люблю – тем мои, люби – и будут твои.
Это очень красиво!



__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Неожиданный поворот событий)


поразительный эффект раскрытия стихов при многократном прочтении - их смысл разрастается, как снежный ком, когда, читая первую строку, помнишь последнюю. Всё стихотворение становится одним Словом, которое обретает себя во взаимосвязях с другими стихами, с другими поэтами - во времени, в своей и твоей самостоятельной жизни. Это и есть творчество памяти - и личной, и памяти Мира.

Продолжая погружение в поэтический мир творческой памяти, с огромной радостью перечитала любимую книжку своей старшей школы — Валентина Катаева «Алмазный мой венец». Вообще тема перечитывания, на которую набрела, следуя по ссылкам Ярослава, очень глубоко срезонировала. https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=1750.60#msg19240 Кстати, сам этот фрагмент Сумалётова просто потрясающе напоминает стиль, изобретённый Катаевым — мовоизм (от фр. «mauveu» плохой).

У нас в семье давно есть присказка: если фильм не хочется пересмотреть, то и в первый раз посмотрел зря. Почти дословно нашла эту мысль у Ярослава. Только про книги.

23 Ноябрь 2012, 19:48:55
"Читать стоит только те книги, которые захочется перечитывать".

Я, наконец, поняла, зачем нужно прочитать огромное количество книг в детстве и юности, когда половину не понимаешь, а вторую половину всё равно забудешь. Раньше думала, потому что такого количества времени никогда уже не будет: и темп чтения замедляется из-за других дел, и пластичность мозга с возрастом уже не та. Теперь понимаю, что нет. Чтобы было что потом с наслаждением перечитывать! Ведь во время перечитывания, помимо нового понимания, озарений, резонансов, присутствует незримая «добавка» — встреча со старым другом, узнавание родного, того, что ты уже когда-то любил… Это пересоздание своей памяти, то есть вхождение в поток обратного активного времени.
Я заметила недавно «на песнях»: песня, которая понравилась с первого раза — всё равно совсем не то, что та же самая песня, которую ты слышишь вдруг после перерыва, когда она была тебе уже хорошо знакома — появляется «добавка» — узнавание «старого друга», звуки становятся не просто приятными, но родными. Так и со стихами, и с фильмами, и с книгами, и с людьми…
Так, вот «Венец»... Помню как папа пришёл домой с горящими глазами и сказал: «Я только что купил такую потрясающую книжку! Эта настоящая книга-загадка, мы так её любили когда-то!» И сразу с порога начал зачитывать мне вслух любимые кусочки про «королевича» [Сергея Есенина]. Спрашивал: а вот этого узнала? А этого? Про многих поэтов и писателей я тогда слышала в первый раз. Папа мне про них рассказывал, потом мы стали составлять список-разгадку, кто есть кто. Но некоторые имена так и оставались неразгаданными. Папа с мамой не знали, о ком идёт речь. Поэтому особым наслаждением было сейчас перечитать эту книгу с Интернетом. Множество нюансов, которые так и оставались нераскрытыми в начале 90-х, сейчас спокойно находятся «двумя щелчками». Можно открыть в Википедии список персонажей, параллельно читать биографии поэтов, полные версии стихов, которые  цитирует по памяти Катаев.
Но главное, это, конечно, потрясающая атмосфера внутренней свободы самого Катаева: его памяти, которая живёт по законам внутреннего поэтического времени. Почему я и вспомнила про эту книгу, мне показалось, что я тогда почувствовала в ней какую-то магию: я влюбилась во всех её персонажей, я жила вместе с ними и пила стихи жадными глотками, как эти странные люди, которые оказались на перепутье истории в молодом социалистическом государстве, где «их молодость совпала с молодостью века». Они были очень разными, но все жили в этом особенном внутреннем поэтическом времени, и именно поэтому они были так нужны времени физическому, реальному, нужны были новому миру, так плодотворны. Тот недолгий период двадцатых годов двадцатого столетия. Ровно сто лет назад. Мои дети младше этих людей ровно на один век. (Кстати, их молодость совпала с молодостью тысячелетия…)

Может быть, где-то в Замке речь уже заходила об этой книге, но я через Поиск нашла только отзыв Андрея Охоцимского о Катаеве и Грине https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=4789.0#msg38006

Не могу удержаться, чтобы не процитировать один фрагмент, продолжающий тему Ярослава о разборе стихотворения https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=1750.45#msg18541

«О, как мне хотелось, отбросив от себя все, что минутно, все, что бренно, уснуть самому у сонной вечности в руках и увидеть наяву, как передо мною "...далёко отступило море и розы  оцепили  вал,  чтоб  спящий  в  гробе Теодорик о буре жизни не мечтал"…
Больше всего поражала нас, особенно ключика [Ключик — это Юрий Олеша], неслыханная магия строчки "и розы оцепили вал". Здесь присутствовала тайная звукопись, соединение двух согласных "з" и "ц", как бы сцепленных между собой необъяснимым  образом.  Сила  этого сцепления между собою роз вокруг какого-то вала мучила меня всю жизнь, и  наконец  я приближался к разгадке этой поэтической тайны. Я увидел на земле нечто вроде купола, сложенного из диких камней. Это и был склеп Теодорика, действительно окруженный  земляным валом, поросшим кустами  еще  не  проснувшихся  роз, цеплявшихся друг за друга своими коралловыми шипами.
… Зато  я  понял,  почему  так  чудесно  вышло  у  Блока сцепление роз. Когда мы выходили из  мавзолея  и  столетний  старик  сторож, которого несомненно некогда видел и Блок, протянул нам  руку  за  лирами,  я заметил по крайней мере десяток кошек со своими котятами,  царапавших  землю возле плошки с молоком.
Старик любил кошек.
Очевидно, Блок видел кошек старика, который тогда еще не был  стариком, но уже любил окружать себя кошками. Цепкие когти кошек  и  цепкие  шипы  роз вокруг мавзолея Теодорика родили строчку "и розы  оцепили  вал"».

«Последнее редактирование: 04 Июнь 2020, 12:28:26, Золушка»

 
....Здесь присутствовала тайная звукопись, ....Цепкие когти кошек  и  цепкие  шипы  роз вокруг мавзолея Теодорика родили строчку "и розы  оцепили  вал"».

Стихоанализ Ярослава удивил меня своим соответствием природе архитектурного образа. Пока не готова подробно об этом писать. Не так явно, но именно так, тайно присутствуя, рождается и архитектурная форма. Или это универсальный Закон ?

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.

Стихоанализ Ярослава удивил меня своим соответствием природе архитектурного образа.

Спасибо, Людмила... Поэзия архитектуры (здесь мой робкий набросок о ней) проявляется во времени, а архитектура поэзии - в пространстве, в архитектонике стиха. Вот где-то на стыке времени и пространства (его мы не можем ни увидеть, ни осознать, но только почувствовать внутри себя) и возникает взаимное проникновение таких двух разных и нигде в нашем мире не сливающихся форм, как слово и камень (камень - условная материальная единица). В слове почти нет материи, а в кирпиче - духа. Но высшая форма стиха - это слово, ставшее плотью (по Мандельштаму), а камень, ставший словом, - наверное, и есть высшая форма архитектуры... И то, и другое происходит во внутреннем мире, где время и пространство играют противоположные роли, чем в мире внешнем. 

Или это универсальный Закон?

Если это и закон, то он принадлежит сфере духа или идеальному миру, а там - и законы никакие уже не нужны... Скорее всего, это не закон, а гармония как таковая. Никто ещё не дал (и подозреваю, не даст никогда) ей исчерпывающего определения....

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Строчить стишки...
...стежки событий.

А между ними - нити... И у каждого взора - это свои нити, своя ткань, свои стишки и стежки... И строчит их он, направляя вдаль и вглубь себя и времён свой человектор... пронзая верою небытие невстреч...


Вдогонку - без слов:


Владислав Ходасевич

         Без слов

Ты показала мне без слов,
Как вышел хорошо и чисто
Тобою проведённый шов
По краю белого батиста.

А я подумал: жизнь моя,
Как нить, за Божьими перстами
По лёгкой ткани бытия
Бежит такими же стежками.

То виден, то сокрыт стежок,
То в жизнь, то в смерть перебегая...
И, улыбаясь, твой платок
Перевернул я, дорогая.

                               апрель 1918 года, сборник "Путём зерна"

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Статья Натальи производит сильное впечатление. Похоже, Наталья не зря ссылается на Н. А. Козырева, который вкладывал свой смысл в физические термины, так что его лучше понимали гуманитарии чем физики. Статья Натальи обладает тем же качеством. Она короткая, но насыщена содержанием, которое резонирует с теми, кто готов и подготовлен своим опытом. Она не столько описывает что-то словами, сколько доносит нечто вместе с текстом и за ним.

Между тем многие идеи Натальи бытуют и в "обычном" философском дискурсе: ограниченность слова и понятийного аппарата языка, социальность познания, перспектива "я и ты", субъективность времени. Мне, кстати, осталось  непонятным, почему язык ассоциируется с планом "я  и оно". Для Натальи может так удобнее для хода её аргументации, и в общем понятно, что она имеет в виду, однако план "я и ты" также обязан языку своим существованием. И это кстати хорошо смыкается с главной идеей Натальи об особой роли поэтического слова. Блеск и нищета языка - вот диалектика. В плане "я и ты" язык используется как он есть, но он несет нечто большее чем прямую информацию - и это похоже на поэтический язык. Я это объясняю так: слово (само по себе) - это ручка ковшика и сам ковшик (значение), но реально важно то, что в ковшике (смысл). Мы берем ковшик за ручку и выливаем кому-нибудь на голову - человек воспринимает содержимое, а сам ковшик, когда он пуст, уже не важен. Но не будь ручки - было бы не за что хватать.

О генезисе субъективного времени совсем недавно был написан новый текст, который трактует ту же проблему в более приземленном и прямолинейном ключе. Интересно, можно ли как-то связать наш дискурс с интересной, но оставшейся несколько туманной (это не критика, все новое неясно) идеей Натальи о поэтическом слове как движущей силе субъективного времени.

Говори что думаешь, но думай что говоришь
«Последнее редактирование: 02 Июль 2020, 03:02:52, Золушка»

ограниченность слова и понятийного аппарата языка, социальность познания, перспектива "я и ты", субъективность времени

Андрей, мне кажется, тут нужны некоторые уточнения:
1. "ограниченность слова и понятийного аппарата языка" - слово и понятийный аппарат слишком разные вещи, чтобы "ограниченность" относилась к ним через союз "и". Лучше сказать об ограниченности восприятия или использования слова - как средства или как функции. В поэзии слово обретает иное качество не за счёт "блеска" или "красивости", а потому, что в поэзии слово - цель, а не средство. Или в данном контексте - "ты", а не "оно".

2. "Я и Ты" - это не столько перспектива, сколько единственная форма существования (жизни). Другие формы в той или иной степени поражены объективацией ("я и оно"), то есть - несут в себе семя смерти. Вот пропорция "я-ты" и "я-оно" в конкретной форме и есть пропорция жизни и смерти (живого и мёртвого).

3. Внутреннее время или время как активная творческая сила (по Козыреву) в той же степени субъективное, в какой субъективен внутренний мир, духовный мир, Бог. По Козыреву, время организует космос, энергию звёзд, противостоит тепловой смерти, управляет случайностью и т.д. Такое время в той же степени субъективно, как и объективно. То же относится и к времени внутреннего мира - оно и не субъективно, и не объективно, как и слово, как и поэзия. К духовным реальностям различия объективного и субъективного не пригодны вообще.

К слову, объективное время, подлежащее измерению и включённое в физические формулы, это, в точном смысле слова, не время, а его следы. Как например, мы видим волны на воде, по которым можно судить о ветре. Вот то, что возможно измерить, это вовсе не само время, а его следы в пространстве.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Я это объясняю так: слово (само по себе) - это ручка ковшика и сам ковшик (значение), но реально важно то, что в ковшике (смысл). Мы берем ковшик за ручку и выливаем кому-нибудь на голову - человек воспринимает содержимое, а сам ковшик, когда он пуст, уже не важен.

Андрей, я недавно высказался подобным образом, только называю "смысл" иначе - "понятие" (это не формальное определение, а смысл, идея, суть слова), и говорю не о связи слова и действия, а о связи понятия и бытия. Посмотрите, может вам пригодится:

"Наши понятия (идеи, мысли о вещах) - субъективны. Бытие вещей - объективно. Они разделены не менее радикально, чем физический мир и мир духовный, трансцендентный, божественный. Но именно наши мысли, идеи позволяют нам не просто "познавать" мир, то есть строить в своей голове умозрительную модель бытия, но реально изменять мир.

Как это возможно? Должно быть некое ЕДИНСТВО, ТОЖДЕСТВО мыслей и вещей, понятия и бытия. Вот что говорит об этом Лев Платонович Карсавин:

Цитировать
Понятие и бытие совпадают, - говорил Карсавин, - иначе невозможно было бы знание о бытии. Если понятие есть только некий знак, то наше знание, выраженное в понятиях, есть знание о знаках, а не о бытии. Тогда появляется нужда в специальной теории познания, которая обосновала бы связь между знаком и обозначаемым. Но каждая такая теория неизбежно противоречива, т.к. сама строится в понятиях и, какие бы ни ставила себе цели, остается все тем же знанием о знаках, не имеющим силы сделаться знанием о бытии, если только знак, хотя бы невысказанно, не считать как-то совпадающим с бытием.

Мысль о совпадении понятия и бытия может казаться странной, но ведь это не значит, что понятие и бытие одно и то же. Они различенны, абсолютно различенны, но не могло бы быть различения, если бы не было единства. Для нашего сознания они едины уже в том, что в понятиях выражена объективная истина, а в бытии объективная реальность. Понятие есть знание о бытии, но знание о бытии есть знание бытия о себе самом."

Можно добавить: понятие есть знание о бытии, но знание о бытии есть бытие не менее реальное и действенное, чем бытие самих вещей.

Проблема познания в том, что мы видим вещи, неподвижные стабильные, постоянные объекты, забывая о том, что нет в мире ничего неподвижного. Все течет, все изменяется - все что есть, существует только как процессы, обладающие своей интенциональностью.

Объект существует как таковой и распознается сознанием как именно этот объект, пока в нем присутствует его особая интенциональность, сохраняющая его конкретную форму бытия. Как только яблоко утрачивает свою "энтелехию" оно начинает гнить.

Мысль - тоже интенциональна. Идеи, вопреки своей неизменности и стабильности, обладают интенциональностью и бытием. Именно совпадение интенциональности идеи и интенциональности бытия дает искомое ЕДИНСТВО, где "знание - сила".

Есть много лже-идей, мнений, которые не тождественны бытию. Это химеры, их сила воздействия равна нулю, или стремится к нему. Тождество идеи, понятия о предмете и бытия предмета - это и есть "то же самое", "исто-то" - истина.

Есть и другой этимологический корень этого слова "естина" - мысль, которая соответствует тому, что ЕСТЬ. "Мысль - Бытие". Парменид запечатлел это в чеканной формуле: to gar auto noein estin te kai einau - одно и то же есть мышление и бытие.

Но тождество мышления и бытия - признак истиного мышления, истиного понятия, точной идеи, тождественной бытию. А это далеко не часто встречается. Но когда встречается, то производит сильнейшее воздействие на бытие, двигает горы, народы, изменяя бытие самым радикальным образом.

Как сказано было об Иисусе: "Никогда человек не говорил так, как Этот Человек." Это и есть живой пример Знания, Идеи, Понятия и Истины, тождественной Жизни, Бытию, Благу.

И именно об этом, по-моему, говорит Наташа в своей статье, пытаясь раскрыть тайну силы поэтического слова. В поэзии происходит этот синтез понятия и бытия, мысли-слова-импульса-действия.

«Последнее редактирование: 02 Июль 2020, 10:20:31, Андрей Иванченко»

Небольшая импровизация о мыслях, вещах и словах

Наши понятия (идеи, мысли о вещах) - субъективны. Бытие вещей - объективно. Они разделены не менее радикально, чем физический мир и мир духовный, трансцендентный, божественный...

...Должно быть некое ЕДИНСТВО, ТОЖДЕСТВО мыслей и вещей, понятия и бытия.

Через платоновское разделение эмпирического (физического) мира и мира духовного (идеального) движение к некоему объективному единству (когда подразумевается, что "наши понятия (идеи, мысли о вещах) - субъективны") - это лишь один из способов ориентации в мире (или его познания). Его можно, в свою очередь, разделить на индуктивный и дедуктивный методы: 1) отталкиваясь от эмпирических предметов и конкретики объективного мира - к вневременным сущностям, к духовному (идеальному) единству; 2) от вневременных сущностей - к иллюстрациям их конкретикой предметного мира.

Но есть и другое понимание единства и нашей разделённости на субъективное (идеальное, внутреннее) и объективное (реальное, внешнее) пространства. Отсюда и принципиально другой путь к единству. Духовный мир - это абсолютное целое, в котором нет и быть не может никакого разделения на субъективное и объективное (слово и дело, внутреннее и внешнее). А мир относительный, где такое разделение есть, лишь часть мира духовного.

Это уже не платоновское разделение физического и идеального, но христианское понимание Бога-Слова. Само платоновское разделение на идею и объект является следствием мира относительного, свойством части, отпавшей от целого. Внутри этой части снятие разделённости её частей в некоем синтезе невозможно, но возможен переход всего мира в состояние духовного целого, возвращение части Домой.

То есть, сам наш мир, где есть разделение на объект и субъект, реальное и идеальное, является падшим (в религиозном смысле) или относительным (в философском). Не единственным миром, но лишь частью того Целого, в котором такого разделения нет онтологически. Это Целое и есть духовная первореальность, Царствие Божие. И оно внутри нас, но оно не субъективно и не объективно. Оба этих понятия возможны только в существе, принадлежащем миру относительному (падшему), но у этого существа есть и духовная составляющая, которая связывает его с миром Целого. В падшем мире - эта составляющая воспринимается как часть, но сам такой мир (и каждое его существо) являются лишь частью духовного целого: когда происходит обратная инверсия части и целого - все разделения на субъективное и объективное, внутреннее и внешнее перестают быть как таковые.

В таком подходе нет ни индуктивного, ни дедуктивного методов познания (описания) реальности, но есть целостное (скажу умное слово: симультанное) восприятие духовной первореальности и всего нашего мира как её части, её символизации - и через предметы, и через идеи - симультанно (параллельно, одновременно).

Вот в таком подходе нет и разделения на время объективное (физическое, измеряемое) и время субъективное (время внутреннего мира). Козыревское понимание времени как раз снимает такие разделения. У Козырева время и объективно, и субъективно одновременно. Отсюда и принципиально иной подход к физическому эксперименту и участвующим в нём (познаваемому и познающему) - как к диалогу не субъекта с объектом, но живого с живым. И вечность - это полнота времён, а не исчезновение времени.

В нашем контексте, это переход от диалога "я-оно" к диалогу "я-ты". "Ты" и есть субъект и объект одновременно, неслиянно и нераздельно, зарождающийся внутри, но существующий и отдельно, вовне. Тот же иной подход может быть и к слову. И в религиозном, христианском сознании Бог-Слово и есть это единство материального и духовного, но не как соединение двух частей в одно целое, но как живая связь Целого со всеми его частями (сотворёнными или рождаемыми Им).

В поэзии происходит этот синтез понятия и бытия, мысли-слова-импульса-действия.

Это так в платоновском смысле разделения субъекта и объекта, понятия и бытия, где слово может служить средством их синтеза. Но есть и другое понимание слова - как целого, которое в самом себе содержит и мысль, и действие, и чувство, и образ, и понятие, и бытие, и импульс. То есть, не является одной из частей цепочки (индуктивной или дедуктивной), связующей внутреннее (идеальное, субъективное) с внешним (реально-предметным), но - самой этой цепочкой в целом, которая и есть связь с духовным целым как таковая. Причём - связь живая, не дробящаяся на автономные части (звенья).

В поэзии, как высшей форме существования языка в нашем мире, такая инверсия внутреннего и внешнего в Слово происходит наиболее осязаемо для нашего сознания. Формально в поэзии словом являются не отдельные слова и не их линейный (синтаксический, последовательный) смысл, но срока-строфа и стихотворение в целом есть одно Слово. Изменения внутри которого (или его вольный пересказ) приводят к таким же деформациям, как перемена букв в словах.

В стихотворении одновременно, параллельно раскрываются смыслы первой и последней строк (то же и между строфами и внутри них происходит). Как в отдельном слове мы не воспринимаем смыслы его букв и слогов последовательно, но сразу в целом, так и стихотворение в поэзии становится одним словом. А из этих слов и складывается книга-судьба поэта и его взаимодействие с книгой-судьбой внутри читателя. Как встреча "я-ты", где невозможно разделение на "я" и "оно" (объективный продукт).

Это иной подход, иной путь, иное понимание части и целого, цели и средства, субъекта и объекта, материального и духовного. Не индуктивный и не дедуктивный, но целостное восприятие параллельных действий. Слово в высших поэтических формах и становится той живой связью с духовным целым (как человека, так и мира), в которой нет разделения на внутреннее и внешнее. Нет изначально. Слово в поэзии обретает свой религиозный смысл и не является средством. Как и любовь (Бог есть любовь) не является средством, но сама является единством.

Приведу хрестоматийный пример. На одном маленьком стихотворении показывающий возможность снятия в поэзии привычного для нас разделения (а оно вытекает из платоновского разделения на предметное и идеальное) на индуктивное и дедуктивное познание (описание) реальности:

Владислав Ходасевич

Перешагни, перескочи,
Перелети, пере- что хочешь —
Но вырвись: камнем из пращи,
Звездой, сорвавшейся в ночи…
Сам затерял — теперь ищи…

Бог знает, что себе бормочешь,
Ища пенсне или ключи.

                     Весна 1921, 11 января 1922

"У Ходасевича же в приведённом стихотворении дедуктивность и индуктивность развития мысли как бы сняты, они существуют одновременно, выводя стихотворение из стандарта восприятия и тем самым углубляя его, делая объёмным в гораздо большей степени, чем объём этих семи строк."
Н.А. Богомолов. Жизнь и поэзия Владислава Ходасевича

Стоит попробовать пересказать это стихотворение другими словами или вообще рассказать, о чём оно, чтобы убедиться в невозможности что-либо (что ты понял, почувствовал, встретившись с ним) передать адекватно. Это и есть стихотворение-слово, целостное. По такому же принципу построены все стихи, что мы называем гениальными. Но здесь - в краткой как бы записке - виден наглядно сам процесс возникновения из отдельных слов и отдельных мыслей, ощущений, чувств - несказанного целого. Вот так же (по большому счёту) происходит и религиозное озарение, когда все разделения, присущие нашему миру (на объект и субъект, идею и предметы), исчезают, словно их и не было никогда.

Все эти разделения есть только свойства мира относительного, в мире духовном их нет, а значит, и синтез может идти не путём соединения частей внутри одной части (в мире относительном), но как выход в то Целое, которое никакого разделения субъективного и объективного не знает. Но выход этот внутри нас.

Так и слово, не являясь предметом материального мира, но реально нами ощущаемое в чувствах и звуках, существует только внутри нас самих, но обладает самостоятельным (объективным) бытием, связующим нас и друг с другом, и с миром духовного целого. Ради возгорания в душе такого слова и пишутся, и читаются все стихи на свете... А те, что пишутся ради передачи своих мыслей и чувств, как средство донесения информации, ещё стихами не являются по сути своей; это ещё имитация поэзии, а не поэзия.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 06 Июль 2020, 13:02:44, Ярослав»

Припоминание...

Многим, наверное, знакомо это: в определённой жизненной ситуации вдруг в сознании всплывает какое-то стихотворение. Ты помнишь его в целом, помнишь, о чём оно (точнее: что оно породило в твоей душе). Но, пытаясь это передать, не можешь найти слов. И вспоминаешь (порою мучительно) стихи дословно... Бывает, что никак не можешь вспомнить в них какие-то строки и какое-то слово, и целое всё не складывается...

Этот процесс припоминания стихов тот же, что и платоновское припоминание истины. А в религиозном смысле - истина для нашего мира и есть Бог-Слово. Его мы припоминаем (встречу с Ним) в наших религиозных восхищениях и медитациях...

К сожалению, в эпоху гаджетов этот процесс припоминания стихов подменяется быстрым поиском в Сети по вспомнившейся строке (или даже её примерному подобию). Эта подмена обедняет и выхолащивает не только нашу память живую, но один из самых важных её творческих процессов, имеющих огромное духовное значение для жизни души. Даже поиск в бумажных книгах сопровождается творческим процессом, множеством ассоциаций и случайностей, а поиск в Сети - сразу выдаёт готовый результат, без промежуточных стадий припоминания. Машина подменяет собою путь от замысла до готового результата. А без этого чернового и мучительного пути нет никакого творчества вообще.

Припоминание стихов так же сродни воспоминанию будущего, которое тоже приходит вдруг в кризисные моменты жизни и окрашивает (также порою мучительно) всматриванием и осмыслением этого вдруг (спонтанно и мгновенно на миг увиденной целостной картины, содержащей тысячи взаимосвязей) долгие годы... И слава Богу, ещё не придумали быстрый поиск для воспоминания будущего, как уже придумали костыли для нашей памяти в поиске текстов. Такие костыли могут привести к атрофии творческого органа в памяти вообще. И это будет страшной катастрофой для человека, хуже любого физического увечья...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика