Богочеловеческий социализм
Словославие, или социализм с Богочеловеческим лицом

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнКорифей

  • Дважды повторяю – это приговор.
Но что такое внутренний мир? Бактерия например обладает внутренним миром?

Отвечу по долгу службы и как виртуал виртуалу - вопросами на вопросы. Только вот лампу чуть поправлю...

Итак:
Марк Антонов - имя ненастоящее. Аватарки нет. Зарегистрировался как "ЛжеДмитрийNplus1". Вот "это всё" обладает внутренним миром, оно живое?

А литературные герои обладают внутренним миром, они живые?
А горы, реки, леса и облака?

Добавлю свету...
Духовный мир - это мир внутренний?
Чей он?
Кто создал бактерии?
А звёзды?
Звёзды обладают внутренним миром?..

Так, чем отличается живое от мёртвого?..

Чтобы ответить на все эти вопросы, нужно ответить на один единственный:
что такое Время?

Способность реагировать на будущее и отличает живое от мёртвого: чем эта способность больше, тем живое живее. Время - это материя души.

И на посошок: нет на свете ничего живого и мёртвого - и та, и другая вода разлита в каждом феномене, но в разных пропорциях; и обе нужны для существования Жизни. А противостоит Жизни и живому вовсе не смерть и не мёртвое, но ложь и лживое.

Полегчало?
Так что там у нас насчёт лживого, "ЛжеДмитрийNplus1"?..

Глава службы безопасности, шеф
внутренней и внешней разведки Воздушного Замка

Призыв Ярослава к новому отношению к Слову разбередил душу и вылился в небольшую статью, которая является, по всей видимости, началом длительного и трудного исследования
Отличная статья. Захотелось поделиться "заметками на полях". Может Вам, Наташа, что-то пригодится.
Цитировать
«Жизнь есть сущность, обладающая внутренним миром»
Жизнь - это объект (часть) бытия, обладающий собственным бытием (внутренней целостностью). Это бытие внутри бытия, бытие в квадрате. Можно сказать иначе, это часть Системы, которая сама является целостной системой.

Цитировать
"Что если это не единственно возможный способ видения, а внутренние миры всё же пересекаются и тоже имеют непрерывную континуальную природу?"
Что если духовное бытие, которое проклевывается из индивидуального душевного бытия, является всеобщим - единым для всех поднимающихся на вершины духа, всех, кто выходит за границы материально-пространственной матрицы, кто прорывается в трансцендентное.

Цитировать
"...В сложных системах, функционирующих по законам физики, всегда присутствуют случайности и неопределенности. Время организует эти неопределенности, управляет ими". Активное время вносит во все процессы целесообразность и смысл...

Та активная сила, которая вносит порядок в хаос, называлась Логос. В переводе на русский - это Ряд, Порядок, Упорядочиватель, Слово.

Цитировать
"Но что является тканью самого внутреннего континуума, если таковой существует. Что есть то первоначало («архэ»), из которого разворачивается внутреннее время-пространство. Таким первоначалом является слово. Конечно, не просто слово, которое стало «разменной монетой» для связности разрозненных вещей и существ во внешнем мире, но сущностное слово (подобное «сущностному числу» Пифагора и Плотина) "

Это и есть - Логос. Слово, сущность которого движет мирозданием и содержит в себе миры.

Цитировать
"поэтическое слово — это время внутреннего мира человека, где время понимается в его активной субстанциональности, как творящая длительность и то начало, которое строит внутренний мир в его смысловой определённости.

Если Поэзис - Творение, то поэтическое слово - это творящее слово, слово действующее, живое, "кусок горячей дымящейся совести", кусок живого сознания, которое "строит внутренний мир в его смысловой определённости".

Цитировать
«Поэтому поэзия никогда не воспринимает речь как наличный материал, напротив, поэзия сама впервые делает возможной речь...» — писал Мартин Хайдеггер — «Поэзия есть устанавливающее именование бытия и сущности всех вещей»

А Бродский продолжил: "Поэт - орудие языка и видовая цель человечества".

Цитировать
"Вообще сама речь — вторична для внешнего мира, здесь она только средство, а там, внутри, она — ткань бытия, его творящая временная канва."

Снаружи речь бежит за объектами и отстает от времени, а во внутреннем мире она порождает объекты и является первичным проявлением организующего живого активного времени. Во внешнем мере субъект - один из объектов, а во внутреннем само имя "субъект" (подлежащее, субстанция) обретает свое истинное значение - хозяин, властитель, начал-ник. Он творит слова (мысленные живые слова-мысли-понятия) и через них наполняет свой мир объектами. "Границы моего мира - это границы моего языка" (Витгенштейн).

Цитировать
"Вообще, отношение к слову в мире — как отношение к воде на планете — является индикатором чистоты и верного направления эволюции. Если цивилизация загрязняет воду, значит, она движется к гибели — нужно переосмыслить направление движения. Если нивелируется ценность слова, значит, цивилизация вырождается, какие бы лозунги при этом ни звучали."

Замечательно! Способность понимать и ценить поэтическое слово - как мерило здоровья общества и я бы добавил - университетского образования. Университет не ценящий поэзию и философию - ПТУ.

Цитировать
Неторопливо истина простая
Во тьме времен в нащупывает брод:
Родство по крови образует стаю
Родство по слову - создает народ.
...
И не отыщешь выхода иного,
Как самому себе ни прекословь, —
Родство по слову порождает слово,
Родство по крови - порождает кровь.
А. Городницкий

«Последнее редактирование: 17 Май 2020, 18:08:08, Золушка»

Тоже интересуюсь вопросом, что такое жизнь. Насколько можно понять для Вас живое то, что обладает внутренним миром. Но что такое внутренний мир? Бактерия например обладает внутренним миром?
Здравствуйте, Марк! Спасибо за интерес. В данном случае, внутренний мир - это наличие внутреннего самочувствия, бактерия себя как-то ощущает, значит, она живая. Снаружи очень трудно бывает сделать вывод о том, есть ли это внутреннее измерение. Например, камню большинство современных учёных откажет в самоощущении и назовёт его "неживой" или "косной" материей. Но ведь возможно, что у камня тоже есть самоощущение, только оно очень "медленное", "сонное", трудно проявляется вовне. Если границы между внутренними мирами непроницаемы, то у нас нет шансов это узнать. Мы все так и останемся "вещами-в-себе", но я думаю, что внутренние миры - это "свёрнутые бесконечности", которые тоже объединены в единый внутренний континуум, только почему-то изнутри эту связность и непрерывность миров пока плохо видно. Видимо, мы смотрим "не так", "не тем зрением". Даже внутреннее зрение у нас очень заточено на внешнее, оно "близоруко" внутри, мы пока очень плохо ориентируемся в собственном внутреннем времени-пространстве. Надеюсь, что через поэтическое временение (вряд ли у бактерии оно получится лучше, чем у человека) нам удастся это сделать - и встретиться внутренними мирами, тогда мы узнаем обо всём этом много больше. Посмотрите, пожалуйста, ещё вот эту статью, они связаны https://lib.rmvoz.ru/bigzal/internal-and-external

Здравствуйте, Корифей и Андрей! Опять забыла "перелистнуть" страничку))

Андрей, спасибо за со-резонансы!)) Корифей, как отлично сказано про жизнь! Лучше не придумаешь!))

«Последнее редактирование: 05 Май 2020, 09:54:49, Наталия Подзолкова»

Ещё одна важная вещь. Эта статья, наверное, первое настоящее дитя Замка — она полностью навеяна духом Соляриса и мотивами здешних исканий. Рада, что она вызывает резонанс. Чудо в том, что сама я только-только начала по-настоящему открывать для себя поэзию. Как целый мир, непостижимо-прекрасный. Раньше это были только звучащие в душе любимые стихи любимых поэтов. Благодаря «Перекличке вестников» Евгения Морошкина, «старые знакомые стихи» звучат по-новому. И даже стихи мамы «вернулись» ко мне из Замка по-иному. Я открываю и перечитываю их здесь снова и снова, и всегда сохраняется ощущение как будто «в первый раз». Теперь на меня обрушился целый поток от Микеланджело до Гумилёва. Словно открылись глаза. Спасибо, Солярис!



__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 05 Май 2020, 17:43:05, Золушка»

Я обещал уже несколько раз и в нескольких темах, где мы выходили на поиски «механизмов» связи поэзии с её читателем, читателя с поэтом, а поэта с языком, подвергнуть анализу пару своих стихов. Такой анализ для меня мучителен, не потому что я автор, а потому что стихи для меня живые. И стихи другого (любимого – обязательное условие) автора разделять на составные части ещё большее мучение для души. Поэтому я остановился на своих, но всё оттягивал и оттягивал эту операцию. Оттяну и сейчас, но уже в последний раз. Эта операция нужна, чтобы на пальцах показать, как и за счёт чего поэтическая речь выводит и поэта, и читателя на качественно иной уровень самопознания, где и происходит чудо отождествления их в слове и через слово. Происходит рождение слова живого.

А пока (глотну воздуха напоследок) выделю несколько, на мой взгляд, ключевых моментов в статье Наталии Подзолковой «Поэтическое слово как время внутреннего мира» и покажу несколько ключевых взаимосвязей с другими нашими темами и текстами (для читателя).

Эта статья Наталии и стала для меня тем последним пинком к выполнению обещанной операции, после которого вернуться в равновесие «сделаю попозже» становится труднее, чем взять и сделать. Слишком уж совпали, буквально были сняты с языка, те выводы, к которым я и собирался подвести читателя своим «стихо-само-анализом». Зато теперь сэкономлю пространство речи на этих итоговых выводах, сразу с них и начав. А расслоение «ткани времени» приведу лишь как их иллюстрацию.

Не исключено, что такой обратный порядок действий (синтез-анализ) больше соответствует предмету познания, чем прямой (анализ-синтез). В поэзии именно так и происходит: сказанное слово ведёт к тем или иным событиям жизни чаще и вернее, чем наоборот – события жизни описываются словами. Хотя принято считать, что происходит так: пережил – описал. Но это лишь самый-самый поверхностный, первый слой, лишь повод и предлог, а чуть поглубже – проступает иная причинно-следственная связь; и чем глубже – тем обратная перспектива работает больше, чем прямая. Это смещение горизонтов, перемена местами дальнего и ближнего предметов, причин и следствий и есть одно из существенных отличий мира внутреннего от внешнего (не единственное, конечно).

«…познание мира не может быть адекватно выстроено из одной лишь точки «Я», наличие хотя бы двух равноценных точек обязательно. К своему Я можно прийти только через Мы, только исходя из реализованной взаимосвязи Я-Ты, которая и есть первичная клеточка самопознания…»

Писание стихов во многом и есть такая «бутылка с запиской» в море времени, где должна состояться долгожданная встреча Я-Ты. И только тогда случится настоящее рождение слова, в котором и произойдёт чудо миро-, само- и Богопознания. Такой же «бутылкой в океане времени» является и весь наш Замок в целом, а высшая цель и смысл его – перекличка живых. Уже вне физического времени, но во внутреннем пространстве души человеческой (в её Солярисе).

«В отличие от внешнего пространственно-временного континуума, внутренний континуум является времённо-пространственным, то есть время в нём – активное начало.»

Интересно здесь провести параллель и с Интернетом как таковым. В нём тоже фактор разделённости физического пространства практически сводится к нулю, а всё происходит в пространстве времени. В своей книжке о Розе Мира и родонизме я уделил целую часть интернет-среде, а сделал в ней основной акцент на том, что в Интернете люди в буквальном смысле слова пишут свою душу. Материя души и есть время, которое структурируется словом (а письменным словом – уже и в физическом мире). Из этой материи творится память, которая и строит структуру души.

«В этой материи стремление к единому преобладает над стремлением ко многому, в то время как в обычной материи многое преобладает над единым.»

Здесь очень важно понять, о каком единстве идёт речь. Единстве как законе и упорядоченности. Единстве как растворении личного в Едином. Или о каком-то другом единстве... Наверное, этот разговор лучше продолжить в теме о законах и свободе.

Здесь лишь такую иллюстрацию другого типа единства приведу – это «Перекличка вестников» Евгения Морошкина (один из центральных столпов нашего Замка). Я попробовал описать своё понимание этого проекта здесь (и далее).

Экзистенциальное литературоведение и есть неформальный символ единства, которое формируется внутри одной человеческой личности. Вся множественность взаимосвязей этого единства абсолютно неформальна и глубоко личностна, неповторима, но тем и ценна. Никакими формальными механизмами и объективными законами такое единство не создашь, как и не создашь его в другой личности. Таким образом, единство создаётся во внутреннем мире каждой личности, а не как нечто объективно-единое. Это творчество поэтического космоса в конкретном читателе. И чем его внутренний мир богаче, тем целостнее его единство и тем больше множественность его взаимосвязей.

Я неслучайно назвал «Перекличку вестников» Евгения Морошкина одной из иллюстраций не только самопознания, но и Богопознания (познания Единого). Через такую иллюстрацию яснее становится смысл евангельского символа «Царствие Божие внутри вас». В Боге единство Мира достигает абсолютного совершенства, но постигается и создаётся оно внутри каждой неповторимой и единственной личности, а не за счёт растворения её в общем и одинаковом для всех единстве.

Лестница восхождения к этому Единству у каждой личности абсолютно неповторима, сотворить её и может, и должна эта личность сама, на свой страх и риск. Никакой общей Лестницы нет, пройти её по ступеням других нельзя. Единство Царствия Божьего и есть раскрытие во всей полноте каждой такой Лестницы-Пути. Множественность путей и есть это Божественное Единство. И личность – это весь её неповторимый Путь, всё пройденное и преображенное ею Время, вся её Память, ставшая полнотой бытия.

«Тогда логично предположить, что если для обычной материи активным началом континуума является пространство, то для обратной материи внутренних миров – время.»

Хочу в этой связи вспомнить две, не так давно открытых и пока не получивших должного интерактивного развития, но очень интересных и очень показательных для нашего Замысла темы: «Поэзия архитектуры» Людмилы Клешниной и «Поэзия истории» Антона Мидюкова.

Слово «поэзия» невольно (или вольно) появляется там, где архитектура вступает в отношения не только с пространством, но и со временем. Пусть даже действия времени становятся разрушительными для физической плоти здания.

Слово «поэзия» появляется в отношении истории тогда, когда из объективно-научного пространства она переходит в пространство внутреннего (духовного) мира конкретной личности и обретает свои смыслы в нём.

Это, повторюсь, очень интересные параллели и темы. Они нуждаются в развитии (вопрос времени).

«Но что является тканью самого внутреннего континуума, если таковой существует. Что есть то первоначало («архэ»), из которого разворачивается внутреннее время-пространство. Таким первоначалом является слово

Сборник «Ткань времени» считаю лучшим из всего, что я понаписал в жизни (включая все свои эссе вместе взятые). А центральным стихотворением в этом сборнике вижу «Рождение слова». И это слово – Друг.

«Однако в поэзии слова не только говорят больше самих себя, но иногда сами ведут человека на неведомые внутренние территории. Поэт доверяет слову, можно даже сказать, доверяется ему как проводнику. Давайте присмотримся к поэтическим словам чуть пристальней, может быть, через них получится выйти на путь освоения внутреннего мира как поля непосредственной встречи Я и Ты.»

В этом тезисе сформулированы главный смысл и цель любого стихоанализа, любого чтения и писательства стихов. Вот проиллюстрировать этот смысл я и попытаюсь в обещанном разборе конкретных поэтических текстов.

«Вообще сама речь – вторична для внешнего мира, здесь она только средство, а там, внутри, она – ткань бытия, его творящая временная канва.»

Переклички с этим тезисом есть и в теме Андрея Охоцимского «Мышление и язык». В частности – здесь и здесь – я привожу два хрестоматийных стихотворения о языке, Тургенева и Ахматовой, в которых чёрным по белому говорится о внутренней связи Языка (Слова) с нашей реальностью, и эта связь обратная, чем та, какую обнаруживает внешний, объективный взор.

У Тургенева не великий народ создал великий язык, но язык был ДАН народу, и этот Дар говорит о будущем величии такого народа, созданного таким Языком. Ахматова в стихотворении «Мужество» (1941) призывает защищать и сохранять русское Слово, когда речь идёт о физическом выживании народа во время страшной Войны. Русское Слово и есть та последняя реальность, что «ныне лежит на весах и что совершается ныне».

«Если нивелируется ценность слова, значит, цивилизация вырождается, какие бы лозунги при этом ни звучали.»

Девальвация слова и есть самое главное преступление неолиберализма, его последняя цель и смысл. Перевёрнутая пирамида культуры является следствием этой девальвации: через Словоблудие (фельетонная эпоха, по Гессе) – к Блудословию (а это уже сатанизм). И только Словославие (а не славословие!) может стать реальной, действенной альтернативой вырождению человечества.

Поэтому все плоские, чисто политические словопрения льют воду на мельницу дальнейшей девальвации слова, и должно перевести даже политический диспут на иной уровень, ради возрождения истинной ценности слова, а значит – и человеческого бытия. Если слово девальвируется и окончательно станет средством, то неизбежно расчеловечится сам человек и станет функцией в безликой и бесчеловечной Системе. В культуре сейчас идёт борьба за Слово, а её исход сравним с тем же, о котором писала Ахматова в 1941-м году. Сравнима и наша личная ответственность за каждое сказанное (или не сказанное), написанное (или не написанное) нами слово.

Слово и есть самая нематериальная из возможных субстанция в нашем мире, но ощутимая каждым человеком. Слово наиболее одухотворено, так как в нём практически нет плоти. Это наша прямая (ощутимая органами чувств) связь с духовной реальностью. И стоит её разрушить – мы перестанем быть.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 18 Май 2020, 20:18:27, Ярослав»

Слово и есть самая нематериальная из возможных субстанция в нашем мире, но ощутимая каждым человеком. Слово наиболее одухотворено, так как в нём практически нет плоти. Это наша прямая (ощутимая органами чувств) связь с духовной реальностью. И стоит её разрушить – мы перестанем быть

Мощно! Я видел явление духа в движении крови по сосудам, в пульсации клеточной протоплазмы, в струящейся воде и плывущих облаках. Но вы правы, слово - самое яркое и живое нематериально-материальное воплощение духовного мира. И не вина слова, что мы его так затаскали, замусолили и девальвировали, что оно из бесценного превратилось в "бес-ценное", ничего не стоящее, изобильное и легко доступное каждому.

Но настоящее слово - это живоносная связь с духовным миром, и гениальные поэтические строки, и сам процесс поэтического творчества, напоминают нам об этом и подпитывают нашу веру - способность осуществить чаемое и узрить невидимое.

«Последнее редактирование: 18 Май 2020, 08:18:01, Андрей Иванченко»

В поэзии именно так и происходит: сказанное слово ведёт к тем или иным событиям жизни чаще и вернее, чем наоборот – события жизни описываются словами. Хотя принято считать, что происходит так: пережил – описал. Но это лишь самый-самый поверхностный, первый слой, лишь повод и предлог, а чуть поглубже – проступает иная причинно-следственная связь; и чем глубже – тем обратная перспектива работает больше, чем прямая. Это смещение горизонтов, перемена местами дальнего и ближнего предметов, причин и следствий и есть одно из существенных отличий мира внутреннего от внешнего

Чтобы почувствовать всё это, нужно начинать мыслить стихами.

Осип Мандельштам

И Шуберт на воде, и Моцарт в птичьем гаме,
И Гете, свищущий на вьющейся тропе,
И Гамлет, мысливший пугливыми шагами,
Считали пульс толпы и верили толпе.
Быть может, прежде губ уже родился шёпот
И в бездревесности кружилися листы,
И те, кому мы посвящаем опыт,
До опыта приобрели черты.

Ноябрь 1933 — январь 1934


Спасибо, Ярослав! Жду с нетерпением Ваш текст с разбором, который и станет выводом из тех выводов, которые он сам породил.

«Последнее редактирование: 19 Май 2020, 21:58:09, Золушка»

«Я на уровне синтаксиса как-то уже перестал мыслить, я мыслю (если это можно так назвать) на уровне морфологии: корней, суффиксов, приставок. Всё происходит из корня...»
(из интервью с Александром Бащлачёвым)


Вот такой "уровень морфологии" я и хотел показать в своём "стихо-само-анализе". Это пограничный уровень между синтаксическим (сознательно-образным) смыслом и подсознательно-музыкально-ритмическим. Я долго готовился, заинтриговывал публику и самого себя... И поэзия, как жизнь, вновь посмеялась надо мною. Оказалось, что этот мудрёный анализ я давным-давно (даже дважды) раскладывал на форуме по полочкам. И совершенно об этом забыл! Сегодня через поиск одного стихотворения (я его не включал в сборники) нашёл и его, и весь этот анализ у нас. Самое смешное, что я ни разу это своё деяние не вспомнил, когда грозился в других диалогах такой анализ показать (видимо, было там и не к месту, и не ко времени). Я помнил, конечно, что ещё на форуме "розамира.орг" (когда и Замка нашего не было) нечто подобное мастерил, но подумал: нужно искать тот пост, дополнять и редактировать (потом, когда-нибудь). И совершенно забыл, что всё это уже сделано было 8 лет назад у нас! И вот то, что в памяти у меня это всё стёрлось напрочь, мне показалось сегодня не только замечательным, но и весьма поучительным курьёзом...

В контексте нашей темы стихотворение "Невстреча" мне представляется антиномически родственным - к встрече Я-Ты через невстречу путь может быть самым близким. В поэзии... Мужские и женские рифмы обретают на "уровне морфологии" в этом стихотворении смысл (в самом слове они и встречаются), превосходящий по значению синтаксический и образный ряд. Вот здесь (и там же, в следующем посте) можно ознакомиться с данным примером такого параллельного поэтического "мыследействия". И второе "проанализированное" там стихотворение из того же сборника "Три сестры" (жизнь, поэзия, смерть) называется "День и Ночь" (тоже оказалось в контексте темы о слове-времени внутреннего мира).

Мне, как читателю, было важно знать (и даже отчасти понимать - как это "делается"), что в стихах существуют многоуровневые пласты смыслов, что сама речь в поэзии нелинейна и первое прочтение не даёт и сотой части понимания её. На всю жизнь мне запомнились слова моего учителя, И.Ю. Баженовой, сказанные вскользь ею на одном из чтений: "Я Тютчева не любила, потому что не понимала. Я читала его стихи 50 раз, а нужно было 100". А я тогда, в свои 22 года, только начинал слышать и учиться читать между строк... Но мне уже был знаком поразительный эффект раскрытия стихов при многократном прочтении - их смысл разрастается, как снежный ком, когда, читая первую строку, помнишь последнюю. Всё стихотворение становится одним Словом, которое обретает себя во взаимосвязях с другими стихами, с другими поэтами - во времени, в своей и твоей самостоятельной жизни. Это и есть творчество памяти - и личной, и памяти Мира.

Я много впоследствии читал умных книг о поэзии, в частности - о структуральной поэтике Ю.М. Лотмана, где практически математически доказывается и показывается этот "механизм" разрастания смысла - как на отдельных стихах, так и на их взаимосвязях во времени и культуре. Всё это очень интересно, это неплохо бы знать, но необходимо забывать. Ради чистого листа - не только в стихотворчестве, но и в творчестве чтения. Это знание должно стать одною краткой аксиомой (стихи читаются по кругу, как движется время, и только тогда понимаются - в процессе), но детализация и доказательная база такого знания не должна оставаться на уровне сознания, чтобы принцип формы не затмил внутреннего солнца поэзии. Такие знания очень нужны, но не менее нужно умение их забывать. И хорошо, когда такое забвение приходит само, а всё, что необходимо, вспоминается вдруг, спонтанно, и только самое нужное. (Вот как и сегодня со мною произошло.)

Не только как поэт, но и как читатель, я либо вообще не задумываюсь обо всех этих "механизмах" построения семантической структуры стихов, либо отмечаю их краем сознания, как грамматические ошибки или опечатки, например. Но хорошо помню, что стихи нужно читать много-много раз, возвращаясь к ним спустя годы. И только так они постигаются и становятся тканью времени твоего внутреннего мира. За счёт своей глубинной, объёмной, многоуровневой семантической структуры поэтическая речь и создаёт чудо отождествления поэта-читателя, чудо встречи Я-Ты, структурируя время, превращая его в материю души. Творчество читателя так же свободно и так же наполнено открытиями, как и творчество поэта. Их встреча, как и встреча мужского и женского начал, рождает слово. Вечно рождает. Неповторимое и живое.

Приведу напоследок в качестве иллюстрации объёмно-кругового чтения (на уровне морфологии) стихи, которые сами напрашиваются здесь (притягиваются) - это складень "Ткань времени", давший имя всему сборнику:

Ткань времени

1.
Строчить стишки, ловить ли рыбу,
молиться Богу, собирать грибы –
всё та же страсть: порыв ли к небу,
в глубь «я и ты», в глушь мира по гробы, –
всё тайна, поиск. Дышит время.
Движенья нет, покоя нет. Есть вер
взрывная воля – человектор.
И чело-вечность. Ритм и глазомер.

2.
Глядит на звёзды грешный человек:
нить взгляда называя «время»,
суть времени он называет «свет», –
и так творится в мире вера.
Звезда погаснет – грех возьмёт своё.
Твои разорванные нити
уходят в тишину таких времён,
где звёзды – лишь стежки событий.
                                                                29 авг. 2012

Вот этот круг (первые два и последние два слова):
Строчить стишки...
...стежки событий.

А между ними - нити... И у каждого взора - это свои нити, своя ткань, свои стишки и стежки... И строчит их он, направляя вдаль и вглубь себя и времён свой человектор... пронзая верою небытие невстреч...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 21 Май 2020, 17:01:31, Ярослав»

Наталья, Ваше слово отозвалось во мне, хотя, возможно, и неожиданным для Вас образом. Впрочем, на то оно и слово, чтобы отзываться непредсказуемо.
Честертон предупреждал, что когда профессор-археолог держит в руках найденную им кость, к нему опасно приближаться, потому что он будет вести себя, как собака, подозревающая, что кость хотят отнять. Еще опаснее показывать тексты профессорам-гуманитариям, поднаторевшим в рецензировании диссертаций. Если бы, не дай Бог, этот текст попал мне на рецензию, я вцепился бы в первую же фразу, и если бы автор резонно заметил, что эта фраза – цитата, я сказал бы, что цитате этой здесь не место, тем более в присутствии  последующих ссылок на Хайдеггера. Ибо я готов настаивать на том, что самый важный, великий и поистине гениальный вклад Хайдеггера в копилку философских идей состоял в том, что жизнь нельзя рассматривать под категорией сущности. 
Я не позволил бы себе и этого замечания, сели бы не Ваши слова о том, что опубликованная  статья «является, по всей видимости, началом длительного и трудного исследования». И раз так, то, не выходя за рамки предусмотренного формата, намечу еще несколько мест, уязвимых для критики. «Новое отношение к слову»… Да нет, это отношение к слову старо как мир, и это даже не тот случай, когда старое хорошо забыто. Словесность, и поэтическая словесность по преимуществу, стала во главе образования почти за две тысячи лет до Ренессанса. И тогда она уже одержала свою первую победу над точными науками в состязании школ Платона и Исократа.  И за две с половиной тысячи лет до философии мироподобия В.И. Моисеева существовал Парменид, а потом Эмпедокл, по отношению к которым всевозможные мысли о соотношении единства и множественности суть лишь перепевы.
Не знаю, насколько сознательно Вы выбрали своего рода апофатический подход к раскрытию центральной мысли. Я имею в виду, что примеры, которыми Вы снабжаете идею «нового отношения к слову» все невпопад. Леонардо и Микеланджело совсем неудачные примеры для иллюстрации борьбы механицистов и «гуманистов-литераторов» за умы и сердца людей. Прославление четырех художников как духовных вершин эпохи едва ли подтверждает мысль об исключительной значимости слова в эту эпоху, но напротив, свидетельствует о возрождении интереса к иным выразительным формам. Логотерапия Франкла – как раз тот случай, когда «логос» лучше перевести как смысл, ибо его лечение основывалось на помощи страдающему в поисках смысла жизни, а совсем не на развитии поэтического дара. И фильм «Жертвоприношение» построен так, чтобы ответить на собственный же вопрос, вложенный в уста мальчика. «Вначале было Слово. Папа, почему так?» И Словом этим в фильме становится данный отцом обет. Творящим жизнь словом оказывается у Тарковского не поэзия, а обет, и эти две функции речи ой как далеко отстоят друг от друга.   
Но все эти примеры могут оказаться весьма кстати. Мне показалось, что в своей статье Вы хотели говорить о поэзии. И тогда апофатическая оболочка из тезисов «поэзия – не это, не это и не это» (примерно как А.Ф. Лосев раскрывал понятие мифа) чрезвычайно украсит центральную мысль. А зародыш этой мысли, и, действительно, жемчужину статьи я вижу в этих Ваших словах: «Во внешнем мире мы не можем сказать в словах больше, чем они нам позволяют. Однако в поэзии слова не только говорят больше самих себя, но иногда сами ведут человека на неведомые внутренние территории. Поэт доверяет слову, можно даже сказать, доверяется ему как проводнику».  Да, в поэтическом вдохновении говорящий не ведает, тем более не заведует словом, но ведом им. И поэтому я не противопоставлял бы поэтическое и творящее слово. А в первом предложении  цитированного отрывка на место внешнего поставил бы внутреннее: «Во внутреннем мире мы не можем сказать в словах больше, чем они нам позволяют».
Я хотел бы поделиться с Вами стихом, в котором попытался выразить то, что уловил и в Вашей статье.

Поэзия (на слова В.А. Жуковского)

«Поэзия есть бог в святых мечтах земли», -
сказал поэт. Я с ним согласен в части
того, что самые возвышенные страсти
у ног поэзии в смирении легли.

Она возводит нас в храмины света,
где мы, подобно избранным троим
свидетелям Фаворского совета,
«Добро есть зде нам быти» говорим.

Она источник сил и вдохновений,
но пуще прочего в ней даром нам дано
живое откровение одно,
посланье из возвышенных селений.

В ней нам дано на ощупь, на замер
познать, что слову мало рамок смысла,
что смысл оно кроит на свой манер,
что тонким равновесием зависла

меж мыслию и чувством красота.
Как в неслиянном тождестве сияний
Отца и Сына творческих деяний
заполнилась предвечна пустота,

так слово поэтическое тщится
заполнить все собой. Усилием туда
из мысли недр рождающих пробиться,
где чувств дремотная колышется вода
и к новой жизни жаждет пробудиться.


Спасибо за отклик, Фёдор Николаевич! Согласна с Вами по всем пунктам. Постараюсь завтра написать, почему такие странные примеры, что имелось в виду, и какие части рассуждения опущены. По мере сил пытаюсь заполнять эти пропуски в новых текстах. Очередная статья (более развёрнутая) на днях выйдет в журнале нашего Интегрального сообщества. Интересно, что Вы уловили "апофатический подход". Дело в том, что уже с 2011 года работаю над созданием "апофатичекой гносеологии" (по аналогии с богословием), есть несколько статей на эту тему, но в Замок они как-то не попали, не заходила речь. И тут я специально об этом не думала, но, выходит, что сам стиль размышления у меня уже сам собой получается "апофатический" или, во всяком случае, "неутверждающий".
Хотелось поговорить о многом: о поэзии, о Встрече Я и Ты, о Времени, о соразмерности внутреннего и внешнего, о Красоте. А когда так много хочется, получается плохо, если, конечно, не обладаешь даром поэтического слова, способного свернуть всё это в пронзительной звукописи, пронизывающей насквозь все подразумеваемые пласты. Поэтому спасибо за Ваш стих, он глубже и точнее любых возможных рецензий проникает в намерение "автора статьи"))


Благодарю, Наталья! Желаю Вам успехов в разработке апофатической гносеологии. Думаю, плодом такой разработки может стать оригинальная метода приближения к теме.  Привычное слово «подход» ассоциируется больше с прямолинейным подступом, а вокруг темы иногда лучше сначала покружить, подобраться к ней.  Апофатическое приближение предполагает создание своего рода отрицательного герменевтического круга, внутри которого могут образовываться другие, уже положительные круги. И такое приближение совсем не предполагает, что в центре круга – черная дыра. Я вот напомнил Вам «Диалектику мифа» Лосева, а сам-то, прочитав эту работу, был очень разочарован ею и именно из-за отсутствия центрального откровения. Наверное, я несправедлив, но пройти через леса и горы размышлений для того, чтобы прийти к определению «миф – это чудо», как-то обидно. Напоминает фантик без конфеты. Кружение вокруг центра оправдано, когда оно дает нечто большее, чем прямой приступ. А для этого нужно еще, чтобы тема наша не оказалась луной, показывающей всегда одну сторону. Заранее предугадать нельзя, но это не причина отказываться от попытки проникновения, заглядывания за плечо истины, как это гениально схвачено в моем любимом четверостишье Набокова:
 
Увы! Что б ни сказал потомок просвещенный,
все так же на ветру, в одежде оживленной,
к своим же Истина склоняется перстам,

с улыбкой женскою и детскою заботой,
как будто в пригоршне рассматривая что-то,
из-за плеча ее невидимое нам.   


Уважаемый Фёдор Николаевич! Отвечая Вам, провела своеобразную ревизию своим работам о внутреннем континууме за последний год, чтобы понять, в каком месте сейчас нахожусь и какие «пазлы» уже можно начинать складывать.

Оговорюсь, что ни в коем случае не хочу выстроить какую-то завершённую систему, да и апофатический стиль этого не подразумевает. Скорее, несколько вложенных друг в друга структур, каждая из которых пронизывает весь организм (в соловьёвском смысле) исследования. Попробовала расписать темы, используя физиологическую аналогию (мозг, нервная ткань, сердце, кровоснабжение, скелет и т.д.) — получается ерунда (физиология в таких делах уже частенько приводила к редукции). Сказать, что возникшие темы — это проекции целого на разные плоскости — тоже не совсем верно. В общем, пока аналогию подобрать не могу, просто расскажу, что есть.

Суть исследования — освоение внутреннего континуума, который я интуитивно полагаю соразмерным внешнему пространственно-временному. Начало положено небольшой статьей, родившейся буквально за сутки, как красивый вопрос. https://lib.rmvoz.ru/bigzal/internal-and-external Так ли это? Правомочно ли говорить о соразмерности внутреннего и внешнего? Как происходит открытие внутреннего космоса? Является ли этот космос таким же интерсубъективным (правильнее, интерсубъектным) как внешний? А главное: является ли внутренний космос местом Встречи Я и Ты, где этим Ты может оказаться и цветок, и котёнок, и человек, и всегда незримо обращённое к нам Вечное Ты Бога?
(Исследование ведётся на примере мира человека, но потенциально должно преодолеть этот неизбежный на начальном этапе антропоцентризм).

1. Тема поэзии и активного Времени — это, скорее, моё упование, чем какая-то продуманная концепция. Я очень хочу, чтобы оказалось как-то так, чтобы внутреннее время имело свою целесообразность и чтобы эта целесообразность схватывалась в поэзисе. Конкретная статья, с которой сейчас начался разговор — тезисная, ограниченная форматом сборника, для которого предназначена. Параллельно писала сразу развёрнутую статью о Поэзии и Времени, но необходимость прояснить аксиоматику привела к тому, что статья получилась о другом...

2. Так новая статья «Внутренний континуум и его «бесконечноподобные» описания» получилась о структурной неоднородности внутреннего мира человека (не скажу за все остальные внутренние миры). Это описание имеет целью снять противоречия, постоянно возникающие при коммуникациях изнутри разных областей внутреннего мира. Ввела понятие «аутоекты» (в противовес «интроектам»), но слово мне не нравится, не могу пока найти более подходящее.

Позволю себе пару цитат из новой статьи, пока она не появилась в нашем электронном журнале «Интегральная философия».

«Что же касается качества образов, перекрёстно получаемых изнутри и извне, то они бывают двух видов. Если содержанием внутреннего мира являются только отражения внешнего мира — интроекты (в психологии: образы, не имеющие внутренних корней, навязанные извне), то внутренний мир остаётся рыхлым и «энтропийным», поскольку у этих элементов не хватает «мощности» структурировать его — лишь изредка они случайно становятся «центрами кристаллизации». Совсем иначе выглядит внутренний мир, когда содержание его образов обуславливают собственные внутренне первичные структуры — назовём их условно «аутоектами». Интроекты легче описать словами, чем аутоекты, поскольку они прошли через привычные внешние сенсорные системы, а значит, окрасились определёнными характеристиками. Конечно, цвет, звук, запах — величины «аналоговые», но мы привыкли к их дискретизации, в том числе, словесной. Для аутоектов трудно подобрать названия и определения — они выражаются, скорее, поэтически, музыкально или художественно. Эти «жители внутреннего мира» рвутся из груди, буквально разрывают нам сердце, создают смятение — мы чего-то хотим, но сами не знаем чего, мы чем-то являемся, помимо своего внешнего выражения, но так и не можем понять чем именно и как «дать слово» тому, что у нас внутри.»

«Есть существенная разница между «понятием яблока для Аристотеля» и «идеей яблока для Платона». И то, и другое — очень важно. Но для Аристотеля «яблоко внутреннего мира» — это плоское отражение, проекция, совокупность существенных признаков («ноумен» — в позднесхоластических спорах), а для Платона «яблоко внутреннего мира» — это многомерное и полноценное сущее, произрастающее в удивительном саду идей-первообразцов («реализм» в схоластических спорах). Платон мог «вырастить» своё «внутреннее яблоко» средствами аутоектов, лежащих за пределами опыта внешних чувств — «в сфере трансцендентного».
На самом деле, будет серьёзным упрощением сказать, что в осознаваемом внутреннем пространстве создаются только «рыхлые», «малоструктурированные» и «высокоэнтропийные» области. Мы можем творить здесь достаточно красивую и стройную реальность: для этого априорные формы чувственности, через которые наш мир заселяется инроектами, дополняются априорными формами рассудка, то есть системой категорий. Возникает особая область дискретизации, благодаря которой возможно непротиворечивое знание. Здесь была заложена парадигма классической науки. Просто создание этой области — дискурсивного декартова мышления — долгое время считалось пределом внутренней сосредоточенности, хотя это лишь малый регион возможных внутренних достижений и способов внутреннего бытия и познания.

Что особенно важно отметить для нашей задачи — задачи исследования возможности априорной встречи Я и Ты — это надындивидуальность аутоектов. Приставка «ауто-» (само-) не указывает на конкретный внутренний субъект, но только на собственно внутреннее происхождение. Аутоектом, например, является то, что Кант называл «категорическим моральным императивом». Категорический императив — всеобщая надындивидуальная сущность, несмотря на то, что проявляет себя изнутри, из само-сущности нашего Я — единственной «вещи-в-себе», переживаемой нами непосредственно. Ещё точнее использовать термин «интерсубъектность» для характеристики области аутоектов. Принципиальная разница между субъектностью и субъективностью раскрывается в лекциях В.И. Моисеева [12]. Собственно внутренняя область аутоектов — это место встречи субъектов, а не зона субъективного согласия или какой-то специфической толерантности по отношению к эгоическим мнениям друг друга.
Там в глубине мы пользуемся общими инструментами, потому что мы — единый живой организм, данный в содружестве своей внешней и внутренней составляющих на фоне абсолютной жизни. Возможно, аутоекты потому и остаются пока незримыми, чтобы мы не присваивали себе то, что не принадлежит нам лично, но только всем вместе

В статье предлагаю также две графические аналогии внутреннего пространства: идеальную и реальную. Но не буду загромождать место своими рисунками))

3. Следующая важная тема — это тема защитных механизмов эго, формирующего иллюзию изолированности внутреннего мира. Итоговая статья ещё не родилась. Её рабочее название «Платоновские сумерки и платоновский полдень: путь к себе». Начала разговор об этом в нескольких постах в Замке:
https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=4823.75#msg40952
https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=4823.90#msg42518
https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=4823.90#msg42561

4. Наконец, любимая тема — эпоха Возрождения (точка бифуркации) — момент потери соразмерности между внешним и внутренним. Точнее последняя эпоха, в которой эта соразмерность ещё была. И где грань между этими разными эпохальными состояниями. Рабочее название статьи «Красота спасет мир: три стихии эпохи Возрождения». Три стихии эпохи Возрождения: гуманистическая наука, ренессанс античности в искусстве, церковная реформация в религии. Насколько им по пути? Почему произошла их «аннигиляция», и в результате победил научно-технический прогресс (не гуманистический, не религиозный, не эстетический)? Почему утекли по каплям и практически иссякли и гуманизм, и античность, и религиозность?

В замечательном альбоме В.Л. Глазычева «Гемма Коперника» читаем:
«Прекрасное единение научного и художественного начал в эпоху, когда скульптор и архитектор Филиппо Брунеллески обсуждал с геометром и географом Паоло Тосканелли и таинства центральной перспективы в изображении видимого мира, и таинства строения вселенной в «Божественной комедии» Данте. Это восхитительное единение — в прошлом, но память о нём, грусть от его отсутствия остаются непреходящим наследием культуры и сегодня».

Получается, например, что Николай Александрович Козырев был связующей нитью с той почти потерянной возможностью другого — соразмерного — развития, которую предлагала эпоха Возрождения в лице своих ярчайших представителей. Все они были гениальными Учеными и гениальными Художниками (в широком смысле слова) одновременно и естественно. Это была эпоха, когда это вдруг стало великой нормой — пусть на краткий момент. Ученый должен быть Художником. А Художник — Ученым. В лице Рафаэля эта великая норма почти достигла апогея: Ученый, Художник и Праведник — это одно лицо, так должно быть, это естественно для природы человека. Истина, Добро и Красота — это ипостаси одного и того же, они не должны расходиться и отстранятся друг от друга.

Вот откуда в статье о поэзии возникли имена Боттичелли (слушателя платоновской академии в Кареджи), Леонардо, Микеланджело (великого поэта) и Рафаэля. Они предложили миру своё Решение, свой вариант Спасения. Попробовала раскрыть этот замысел здесь:
https://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=4993.15#msg41592
И хотя их вариант был отвергнут и не воспринят, у него есть замечательное свойство возрождаться вновь и вновь как феникс из пепла, потому что он остался миру как Зримая Красота — самая ненавязчивая, и при этом самая неотвратимая сила убеждения.


5. Пример с «Жертвоприношением» Тарковского — это ещё одна тема. Тема Слова и Дела. И одновременно тема молчания. Героя тяготят несущественные слова, они не приближают его к Делу. Мне кажется, что отказ от таких слов ради Дела — тоже вариант молчания. Через такое молчание (пусть не буквальное) происходит что-то вроде «разрастания и укрепления» внутреннего континуума, появляется время для Времени, для его творящей активности. И тогда поступки становятся согласными с категорическим моральным императивом, то есть становятся свободными от всякой внешней обусловленности, а внутренняя обусловленность идёт не из рыхлой области интроектов, а из сердцевины жизни, от Бога внутри нас. Вот тогда и получается держать Обеты. В том числе, и обет молчания.

И последнее замечание про связку «жизнь есть сущность...» Согласна, не по Хайдеггеру))) Но это цитата. А в самой цитате меня поразила простота и самоочевидность акцента на «внутреннее». Если честно, слово «сущность» даже не замечала. Конечно, точнее было бы сказать «жизнь есть присутствие внутреннего измерения», «живое характеризуется внутренней глубиной» и т. д. Это «внутреннее измерение» почти превращается в «предикат существования», который уже не нуждается в каком-то другом предикате. Быть живым значит быть не только извне воспринимаемым. (Не в отрицание, а в дополнение Беркли сказано :)). Здесь категория «жизнь» мне роднее, чем, скажем, «бытие», потому что «бытие» слишком «отягощено» пояснениями и интерпретациями, а «жизнь» остаётся словом естественного (спонтанного) языка.

Спасибо ещё раз за Ваше вдумчивое чтение! Вы обратили внимание как раз на те места, где должны быть связки между темами. Буду думать, как вкладывать перечисленные пласты друг в друга, чтобы они воспринимались в единстве и в то же время не «загромождали» путь к пониманию специфики каждой проблемы.

И конечно, стало ещё отчетливее, что как бы я ни старалась:
к своим же Истина склоняется перстам,

с улыбкой женскою и детскою заботой,
как будто в пригоршне рассматривая что-то,
из-за плеча ее невидимое нам.

«Последнее редактирование: 03 Июнь 2020, 20:20:05, Золушка»

Быть живым значит быть не только извне воспринимаемым. (Не в отрицание, а в дополнение Беркли сказано :))

Прошу прощенья за офф-топ, но мысль Беркли и Ваша интерпретация меня задела, я посмотрел на оригинал:
Цитировать
«существовать — значит быть воспринятым» (esse est percipi).
«существовать — значит воспринимать» (esse est percipere)

Мне кажется, "Существовать - значит быть воспринятым", а БЫТЬ - значит воспринимать.
Воспринимаемое - существует, а воспринимающий ЕСТЬ.

«Последнее редактирование: 29 Май 2020, 06:09:33, Андрей Иванченко»

Я согласна, Андрей, но если сейчас уйдём в дуализм воспринимающего и воспринимаемого, то снова специфику жизни потеряем)) Мы живые в поэзисе. Так лучше? Ни сущности, ни бытия, ни сущего, ни воспринимаемого...

Лишь поэзия жизни. Поэзия-жизнь.
Только быть, времениться, качаться…
Пусть слова поведут к золотым берегам,
Чтобы с вечностью Ты повстречаться...



 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика