Пространственные искусства
Поэзия архитектуры

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #1 : 20 Февраль 2020, 23:55:10 »
Если не отличать строительство от архитектуры, то данная тема покажется пустой. В строительстве царствует рационализм, несовместимый с поэзией. А в архитектуре ?

Для начала темы даю ссылку на мою статью – увы, она о грустном, так написалось.


Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.
«Последнее редактирование: 21 Февраль 2020, 14:46:08, Андрей Охоцимский»

« #2 : 21 Февраль 2020, 22:02:39 »
Людмила! Огромная благодарность Вам за столь поэтичное, эмоционально насыщенное, чистое и честное слово об архитектуре, которое слышно в каждой Вашей статье. Но эта маленькая поэма об уходящей натуре - несомненный шедевр. Сужу по силе воздействия на душу и сердце.
Вообще, Ваш стиль благородного и сурового рыцарства на полях архитектурных смыслов мне очень импонирует. Так горячо и бескомпромиссно может писать о любимом деле только человек, глубоко и искренне переживающий, испытывающий личную боль за непонятую или изолганную Идею.

Тема уходящей натуры для русской культуры и вообще для нашего миропонимания очень живая,  я бы даже сказала, парадоксально животворящая, так глубоко и многогранно её проявление в русской живописи, русской поэзии... Быть может, мы поговорим об этом подробнее, это богатая тема.

Хочу поделиться своим опытом переживания уходящего.
Когда мои дети были маленькими, одним из самых любимых мест для прогулок был парк Константиновского  дворца в Стрельне. Туда можно было попасть, просто сев на трамвай и проехав 6-7 остановок, поэтому бывали мы там часто. На огромной, ничем не ограниченной территории, кроме собственно самого закрытого, оставленного людьми дворца, были ещё Арктическое училище, расположенное в бывшем дворце балерины Кшесинской, мосты, вернее остовы мостов, через заросшие каналы, прекрасная аллея двухсотлетних дубов, ведущая к заливу, полулес, полупарк с озёрами и речушкой, в которой водилась в изобилии рыбка-колючка, огромный песчаный пляж, с непонятно зачем оставленным на нём кораблём...

Закрытый, покинутый людьми, медленно разрушающийся Константиновский дворец стоял на самом высоком месте над заливом. Он смотрел на всё, что было раньше его продолжением, украшением, его богатством и достоянием. Он и сам старился, но благородно, как бы совсем не принимая на свой счёт всё то, что вытворяли с ним и его семьёй не очень воспитанные люди. Его гроты и две сторожевые башни на въезде в нижний парк были забиты мусором и плодами людской жизнедеятельности. Лестницы, когда-то торжественно и красиво спускавшиеся с верхней террасы к гротам, лишились элементов декора, стали щербатыми, окна утратили великолепную расстекловку и часто были просто заколочены.
 
Но не чувствовалось в облике этого "старца" ни униженности, ни поруганности. Он нёс своё бремя забвения достойно и благородно. Наверно, поэтому в этом парке было так приятно проводить время, глядя на красоту и гармонию, прекрасную даже в упадке.

Теперь всё изменилось. В начале двухтысячных комплекс был полностью отреставрирован.
Сразу скажу, что я не ретроград и не противник реставрации как таковой. Конечно, надо спасать наше великое архитектурное наследие, чтобы не атрофировалось в наших потомках чувство гармонии и красоты.

Но... я так и не нашла в себе сил, чтобы встретиться с обновлённым Константиновским. Для меня он навсегда - моя уходящая натура. Мои дети тоже ни разу больше не были "там, где мама молодая и отец живой"...

«Последнее редактирование: 22 Февраль 2020, 00:08:56, Елена»

« #3 : 21 Февраль 2020, 23:51:48 »
Елена, я очень рада, что Вы меня правильно поняли. И  очерк о Вашей уходящей натуре меня тоже взволновал. Литературные тексты не пишу, и в данном случае, когда дома медленно умирали на моих глазах, спонтанно родился этот текст.

Но речь не о моей зарисовке.
Почему отреставрированные здания получают лишь полужизнь, чем повреждается их Идея-душа ? Не потому ли, что в наше время отрицается вообще поэзия в архитектуре ?
Об этом много думала, пытаясь найти ответ не только эмоциональный, но и технологический. Можно сказать, потому и пишу все статьи.

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.
«Последнее редактирование: 22 Февраль 2020, 00:49:37, Людмила Клешнина»

« #4 : 23 Май 2020, 18:31:40 »
                                                      Как это объяснить? Мне нравится она,
                                                      Как, вероятно, вам чахоточная дева
                                                      Порою нравится. На смерть осуждена,
                                                      Бедняжка клонится без ропота, без гнева.
                                                      Улыбка на устах увянувших видна;
                                                      Могильной пропасти она не слышит зева;
                                                      Играет на лице ещё багровый цвет.
                                                      Она жива ещё сегодня, завтра нет.
                                                                                         Пушкин. Осень (отрывок)

Мы начинаем говорить о поэзии архитектуры, когда соприкасаемся с архитектурой не только в пространстве, но и во времени. Есть своя поэзия в самом процессе строительства здания, в его последующем становлении - в появлении архитектурного ансамбля, например. Но самая, наверное, пронзительная поэзия архитектуры - это поэзия уходящей натуры. Сердце охватывает невыразимая грусть при созерцании этой прощальной поры...

Можно было бы назвать её поэзией умирания, но мы чувствуем не только дыхание смерти, но и дыхание жизни в уходящей натуре. Каким-то парадоксальным образом уходящая натура дарит нашему сердцу надежду... Это грусть, возвышающая душу, а не подавляющая её. Не сама же красота руин возвышает наше сердце и наполняет его думами о вечном, но что же тогда? Понимание преходящей природы всего в нашем мире? Ностальгия по ушедшей юности? Сама музыка воспоминаний?.. Всё это вместе... Но есть и особенный, тихий свет в поэзии уходящей натуры, пронизывающий как бы изнутри её грустную прощальную красоту...

Это свет вечности. Сквозь увядающую и разрушающуюся плоть он просвечивает сильнее, чем сквозь плоть, полную сил и здоровья. Этот свет вечности и наполняет, вопреки зримому земными очами увяданию, наши сердца надеждой и даже какой-то радостью. Но радость эта смиренна и тиха, в ней нет уже буйства. Но зато есть чувство единства всего на свете: всё рождается и всё умирает; и за этим круговоротом времени просвечивает полнота бытия, полнота времён, вечная жизнь...

Разрушительное действие времени создаёт поэзию архитектуры - и внутри нашей души эта поэзия созидательна. Так само время в физическом мире и в мире внутреннем меняет свою сущность. И в соприкосновении с пространственными формами плоть здания становится словом... И уже после ухода из физического пространства - остаётся только слово - ткань времени мира внутреннего. То есть - мира духовного, вечного, настоящего, в котором живы мы все - и люди, и звери, и деревья, и здания, и облака, и реки. И нет уже отчуждения и преград между нами.

Мы говорим на одном языке - в несказанной поэзии своих душ. И прекрасно понимаем друг друга. И потому уже не причиняем друг другу страданий... Мы свободны настолько, насколько способны к пониманию другого. Созерцая уходящую натуру, такого плана чувствами мы и наполняем, и исцеляем душу, делаем её более прозрачной, более восприимчивой к жизни. Созерцая смерть здания, мы обращаем свои внутренние взоры к самому источнику жизни. Невольно. Не называя Его по имени, но чувствуя Его дыхание...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 23 Май 2020, 18:39:22, Ярослав»

« #5 : 05 Июнь 2020, 23:12:36 »
Очерк "Скорбные лики" очень сильный и щемящий. Каждый раз этот текст и эти фото заново требуют ответов. Плач домов надрывает сердце. Что делать? Как им помочь? Из рукотворных вещей ещё старые детские игрушки вызывают такие же чувства. Совершенно не могу выбросить любимые детские игрушки. Так и хранятся в шкафу, переезжая с квартиры на квартиру. И отдать их не получается, они очень невзрачные, не для кого не имеют ценности, кроме меня. Жилой дом и любимая игрушка ребёнка - это внутренние миры, которые оказались связанными с вещами. Разрушение вещи - разрушение памяти. Как память может защитить эти внутренние миры, через какие горнила она должна пройти и пересоздать себя, чтобы вложить эти миры в новые вещи? Чтобы жизнь продолжилась? Только написала фразу, как увидела сообщение Ярослава в ветке "Словославие":
"То в жизнь, то в смерть перебегая..."

Да, Ярослав прав
Это свет вечности. Сквозь увядающую и разрушающуюся плоть он просвечивает сильнее, чем сквозь плоть, полную сил и здоровья.

Здесь общее между младенцем и дряхлым стариком - плоть очень тонка, она не заслоняет Тот свет, из которого мы приходим в этот мир и в который потом возвращаемся, именно этим светом мы можем наполнить и осязаемые вещи. А дома, в которых мы живём - это же временные вместилища внутренних Вечностей. Они действительно становятся живыми и, разрушаясь, испытывают подлинные страдания.

Хотела поделиться фрагментом катаевского "Венца...", потому что всё это очень близко, и противоречиво, и важно. Спасибо, Людмила, за тему.

"Ветер нес воспоминания о событиях моей жизни, казавшихся навсегда утраченными. Память продолжала разрушаться, как старые города, открывая среди развалин еще более древние постройки других эпох. Только города разрушались гораздо медленнее, чем человеческое сознание. Их разрушению часто предшествует изменение названий, одни слова заменяются другими, хотя сущность пока остается прежней. Бульвар Орлеан, по которому некогда проезжал на велосипеде Ленин, теперь уже называется бульваром Леклерк, и многие забыли его прежнее название. Исчез навсегда Центральный рынок - чрево Парижа. Его уже не существует. Вместо него громадный котлован, над которым возвышаются гигантские желтые железные башни строительных кранов. Что здесь будет и как оно будет называться - никто не знает. Вместе с Центральным рынком ушла в никуда целая полоса парижской жизни.
Мне трудно примириться с исчезновением маленького провинциального Монпарнасского вокзала, такого привычного, такого милого, такого желтого, где так удобно было назначать свидания и без которого Монпарнас уже не вполне Монпарнас постимпрессионистов, сюрреалистов и гениального сумасшедшего Брунсвика. На его месте выстроена многоэтажная башня, бросающая свою непомерно длинную тень на весь левый берег, как бы превратив его в солнечные часы. Это вторжение американизма в добрую старую Францию. Но я готов примириться с этой башней, как пришлось в конце прошлого века примириться с Эйфелевой башней, от которой бежал сумасшедший Мопассан на Лазурный берег и метался вдоль его мысов на своей яхте "Бель ами". Воображаю, какую ярость вызвал бы в нем сверхиндустриальный центр, возникший в тихом Нейи: темные металлические небоскребы, точно перенесенные какой-то злой силой сюда, в прелестный район Булонского леса, из Чикаго. Но и с этим я уже готов примириться, хотя из окна тридцать второго этажа суперотеля "Конкорд-Лафайет" Париж уже смотрится не как милый, старый, знакомый город, а как выкройка, разложенная на дымном, безликом, застроенном пространстве, по белым пунктирам которого бегают крошечные насекомые — автомобили.
Иногда разрушение города опережает разрушение его филологии. Целые районы Москвы уничтожаются с быстротой, за которой не в состоянии угнаться даже самая могучая память. С течением лет архитектурные шедевры Москвы, ее русский ампир, ее древние многокупольные церквушки, ее дворянские и купеческие особняки минувших веков со львами и геральдическими гербами, давным-давно не ремонтированные, захламленные, застроенные всяческой дощатой дрянью - будками, сараями, заборами, ларьками, голубятнями,- вдруг выступили на свет божий во всей своей яркой прелести. Рука сильной и доброй власти стала приводить город в порядок. Она даже переставила Триумфальную арку от Белорусского вокзала к Поклонной горе, где, собственно, ей быть и полагалось, невдалеке от конного памятника Кутузову, заманившего нетерпеливого героя в ловушку горящей Москвы.
Я еду по Москве, и на моих глазах происходит чудо великого разрушения, соединенного с еще большим чудом созидания и обновления. В иных местах рушатся и сжигаются целые кварталы полусгнивших мещанских домишек, и очищающий огонь прочесывает раскаленным гребнем землю, где скоро из дыма и пламени возникнет новый прозрачный парк или стеклянное здание. В иных местах очищение огнем и бульдозерами уже совершилось, и я вижу древние - прежде незаметные - постройки неслыханной прелести и яркости красок, они переживают вторую молодость, извлекая из захламленного мусором времени драгоценные воспоминания во всей их подлинности и свежести..."
В.Катаев "Алмазный мой венец"

«Последнее редактирование: 05 Июнь 2020, 23:16:29, Наталия Подзолкова»

« #6 : 14 Июнь 2020, 21:58:47 »
Это свет вечности.

У архитектуры сложные отношения со Временем. Без света и времени нет архитектуры.
Время внешнее направлено к выявлению пространственных форм, когда мы мчимся по магистралям, и перед нами «оживают», раскрываются градостроительные панорамы, или продвигаемся по открывающимся нам внутренним пространствам здания, подчиняясь сценарию интерьера. Есть и Время внутреннее, которое течет по другим, «замедленным» скоростям. Это время наполняет архитектурные формы рекой жизни. Подобно памяти, оно постепенно заполняет архитектурное пространство множеством своих векторов.

Чем обусловлена полужизнь в реставрированных зданиях? Мы восстанавливаем камни, но потеряли способность «влиться» в течение прежней жизни, не хотим реконструировать творческие идеи создателей этих пространственных форм. При перемене функции  найти компромисс особенно трудно. Может быть, это результат отсутствия полноценного общения Я и Ты в нашей сегодняшней жизни?

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.
«Последнее редактирование: 14 Июнь 2020, 22:34:31, Золушка»

« #7 : 27 Июнь 2020, 20:13:34 »
Антипод поэзии – пошлость. Это явление можно наблюдать и в архитектуре. Столкнулась с фактом, что в представлениях общества об архитектуре отсутствует видение и того, и другого. История архитектуры наглядно раскрывает нам процесс вырождения стилей – идеи, наполняющие формы, забываются, стиль превращается в набор декоративных деталей, затем опошляется обывателем (как пример, «лепнина» из полистирола на потолке современных квартир).
Таким образом разрушается целостность Архитектуры как искусства, в котором неслиянно и нераздельно существуют высокая поэтическая идея, конструкция,  материал и форма. Наиболее ярко эти процессы можно наблюдать в храмостроительстве.
Крайне печально видеть новый храм защитников Отечества как иллюстрацию опошления Архитектуры. В этом строении множество условных обозначений и отсутствуют символы, поэтому архитектурного образа нет, есть только примитивное нагромождение деталей :
https://www.youtube.com/watch?v=-9fxdu2fxE4&feature=youtu.be&fbclid=IwAR2vFPm6mUr8NgAnSE78esEXbWNdeNmdgqQPi1TxNr7IIijEzeIJVryPljc

Но многим нравится.

Для справки :
академическое определение ПОШЛОСТИ
https://ethics.academic.ru/262/%D0%9F%D0%9E%D0%A8%D0%9B%D0%9E%D0%A1%D0%A2%D0%AC
- морально-эстетическое понятие, характеризующее такой образ жизни  и мышления, к-рый вульгаризирует человеческие духовные ценности, низводит их до уровня ограниченно-обывательского понимания


Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.

« #8 : 28 Июнь 2020, 20:40:12 »
Да, зрелище очень грустное с этим храмом. И ещё грустнее читать комментарии, в них самые разные эмоциональные реакции, часто вполне справедливые, но совсем нет желания осмыслить происходящее.

Через статьи Людмилы всё больше проникаюсь поэзией и музыкой архитектуры. Удивительные вещи она открывает. Была просто потрясена исследованием про краббы и кроссы. https://lib.rmvoz.ru/bigzal/zabytyye-smysly-christian-architecture Вот где настоящая поэзия: живые ростки нивы духовного пробуждения, еще нераскрывшиеся липкие листочки, распускающиеся на «живых камнях»...

В статье о «О средовом подходе и мелодиях тишины» https://lib.rmvoz.ru/bigzal/melodii-tishiny нашла две важнейших для себя опорные цитаты:

«Вся культура может быть истолкована как деятельность организации пространства» (П.А. Флоренский)

«Органичная архитектура – это архитектура «изнутри наружу», в которой идеалом является целостность» (Ф.Л. Райт)

Если будет организация внутреннего пространства, тогда и внешнее пространство будет обустроено. Сейчас пока всё происходит наоборот. Наше внутреннее пространство обустраивается по принципам внешнего. Это может быть не так плохо, но только в том случае, когда внутри ещё совсем пусто. Как говорил профессор Преображенский: «Разруха она в головах». Если изнутри мы ничего не можем привнести, кроме разрухи, то пусть хотя бы внешние формы (выстроенные по традиционным канонам, пусть даже без их осмысления) вносят какую-то обустроенность во внутренний мир. Но такое миропостроение всё равно вторично и ущербно по сути.

Если же наши внутренние окна откроются для созидающего животворящего света, если мы именно во внутреннем пространстве перестанем быть замкнутыми монадами, то внешнее пространство тоже начнёт преобразовываться. Это очень важно «изнутри наружу»…

И вот вопрос, который очень волнует после прочтения статей Людмилы: как совместить функциональность и осмысленность? В архитектуре, в технике.

Людмила пишет: «без идеи красота превращается в красивость» (потеряла, к сожалению, откуда взяла цитату), я бы продолжила, что функциональность без осмысленности превращается в утилитарность. В теории решения изобретательских задач (ТРИЗ) есть важное понятие «идеальность». Идеальная вещь — это вещь, которой нет, но её функция выполняется. Но теперь я понимаю, что мало добиться чистой функциональности вещей, важно сохранить их осмысленность (а Людмила чётко показывает, что это не одно и то же). Язык подсказывает, что в техническом термине «идеальность» есть отзвук корней «идея», «идеал» — идеальность как целесообразность (сообразность целому), идеальность как органичность (многофункциональность природных вещей, в которой невозможно выделить главную функцию — для живого организма всё важно), а не только как логическая операция — идеализация (отбрасывание несущественного, как бы нефункционального, ведь именно в такое «несущественное» попадают и сакральные смыслы). ТРИЗ — очень красивая теория, но теперь я, кажется, начинаю понимать, чем должна дополняться в ТРИЗ чистая функция вещи. Она должна дополняться смыслом, историей, памятью вещи, её неповторимым временем. От этого вещь не обязательно станет «тяжелее» (т. е. не обязательно обрастёт бОльшим количеством вещества, материала), ведь смыслы тоже невещественны по своей сути. Но тут очень сложный клубок, который нужно разбирать на примерах. Я пока не знаю, как это сделать. Интуитивно кажется, что примеры из архитектуры будут очень показательными. Очень хочется прочувствовать, что такое вещи будущего. И может быть, путь к пониманию лежит именно через архитектуру: 
«Здание в целом вырастает из окружения, подобно тому, как растение вырастает из почвы... Величавое дерево среди природы, но дитя человеческого духа» (Ф.Л. Райт. Из статьи «О средовом подходе и мелодиях тишины».)

То есть техника будущего (возврат к греческому «техне»), поворот искусственного обратно к искусству, новое устремление к красоте, к целостности, к встрече с живой Природой, с живым Мирозданием. Я, к сожалению, не была в Барселоне, но в рассказах о строениях Гауди всегда звучали слова «лёгкие», «естественные», «такие удобные, что их перестаёшь ощущать» и так далее.
Вообще получается, что мир вещей должен становиться всё более прозрачным, пластичным, то есть в идеале вещи — это не материя, а процесс, сама форма Диалога между Я (Человеком) и Ты (Природой). Мир вещей не должен быть застывшим, самодовлеющим. Он всегда в динамике, в усилии. Вещи — это мост отношения между Природой и Человеком. Если он начинает превращаться во что-то стационарное, неподатливое, в инертную массу материи, которая подминает нас под себя, управляет нами, заставляет себя воспроизводить — это отклонение от ПРИРОДЫ ВЕЩЕЙ во всех смыслах этого выражения.

Сам человек, по большому счёту, тоже только процесс («постоянное усилие быть человеком»), Встреча-Диалог между Я (вечной Монадой нашей самости) и Ты (Богом). Если эта форма начинает коснеть, превращаться в жёсткую неподатливую структуру Эго — это тоже отклонение, извращение природы вещей…
Получается, что структура Я-Ты и динамическое живое отношение между ними фрактально воспроизводится в разных формах жизни.


А пошлость, наверное, и есть пустота внутреннего пространства, которая маскирует себя внешней презентабельностью. Но всегда есть надежда, что эта пустота заполнится изнутри, когда рухнут от безысходности стены Эго и Свет Нездешний прольётся в образовавшиеся окна-проёмы, знаменуя возрождение Души. Ведь всё живое носит в себе бесконечность, а человеку к тому же дано её осознать, пусть не вдруг и не сразу.

«Последнее редактирование: 02 Июль 2020, 02:44:16, Золушка»

« #9 : 29 Июнь 2020, 20:47:08 »
Наталья, я очень рада, что мне удалось "достучаться" до Вашего сердца !
... так редко случается такое взаимопонимание, я это очень ценю.
 К сожалению, отсутствие философского образования у архитекторов создает трудности для выражения профессиональных переживаний словами. Такие диалоги Я - Ты взаимно обогащают, помогают осмыслить законы мироздания и могли бы преобразовать нашу духовную жизнь.

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.

« #10 : 29 Июнь 2020, 21:20:52 »
Спасибо, Людмила! Действительно очень близки по духу Ваши тексты и очень расширяют горизонты именно за счет Вашего высокого профессионализма. Тот ракурс, с которого Вы можете смотреть на вещи, позволяет видеть множество деталей, скрытых от неподготовленного взгляда. А в этих деталях скрываются глубочайшие смыслы, далеко превосходящие вещественное в вещах.  Раскрывая нам эти смыслы, Вы буквально изменяете наше восприятие. Это потрясающе интересно и очень важно. Кстати, в детстве мечтала быть архитектором!) O0


« #11 : 01 Июль 2020, 22:23:27 »
  ...очень близки по духу Ваши тексты ..... в детстве мечтала быть архитектором!
Не случайно !

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.

« #12 : 02 Июль 2020, 03:34:17 »
Приведу в этой теме целиком стихотворение Владислава Ходасевича "Дом". В этих белых ямбах, поистине пушкинского дыхания и качества, удивительным образом сближаются две наших темы "Поэзия архитектуры" (в образе уходящей натуры, что послужил началом этой темы) и "Поэзия истории" - через Время... Но судите сами:

Владислав Ходасевич

                       Дом

Здесь домик был. Недавно разобрали
Верх на дрова. Лишь каменного низа
Остался грубый остов. Отдыхать
Сюда по вечерам хожу я часто. Небо
И дворика зелёные деревья
Так молодо встают из-за развалин,
И ясно так рисуются пролёты
Широких окон. Рухнувшая балка
Похожа на колонну. Затхлый холод
Идёт от груды мусора и щебня,
Засыпавшего комнаты, где прежде
Гнездились люди…
Где ссорились, мирились, где в чулке
Замызганные деньги припасались
Про чёрный день; где в духоте и мраке
Супруги обнимались; где потели
В жару больные; где рождались люди
И умирали скрытно, — всё теперь
Прохожему открыто. О, блажен,
Чья вольная нога ступает бодро
На этот прах, чей посох равнодушный
В покинутые стены ударяет!
Чертоги ли великого Рамсеса,
Подёнщика ль безвестного лачуга —
Для странника равны они: всё той же
Он песенкою времени утешен;
Ряды ль колонн торжественных иль дыры
Дверей вчерашних — путника всё так же
Из пустоты одной ведут они в другую
Такую же…

                      Вот лестница с узором
Поломанных перил уходит в небо,
И, обрываясь, верхняя площадка
Мне кажется трибуною высокой.
Но нет на ней оратора. А в небе
Уже горит вечерняя звезда,
Водительница гордого раздумья.

Да, хорошо ты, время. Хорошо
Вдохнуть от твоего ужасного простора.
К чему таиться? Сердце человечье
Играет, как проснувшийся младенец,
Когда война, иль мор, или мятеж
Вдруг налетят и землю сотрясают;
Тут рaзвepзaются, как небо, времена —
И человек душой неутолимой
Бросается в желанную пучину.

Как птица в воздухе, как рыба в океане,
Как скользкий червь в сырых пластах земли,
Как салaмaндpa в пламени — так человек
Во времени. Кочевник полудикий,
По смене лун, по очеркам созвездий
Уже он силится измерить эту бездну
И в письменах неопытных заносит
События, как острова на карте…
Но сын отца сменяет. Грады, царства,
Законы, истины — преходят. Человеку
Ломать и строить — равная услада:
Он изобрёл историю — он счастлив!
И с ужасом и с тайным сладострастьем
Следит безумец, как между минувшим
И будущим, подобно ясной влаге,
Сквозь пальцы уходящей, — непрерывно
Жизнь утекает. И трепещет сердце,
Как лёгкий флаг на мачте корабельной,
Между воспоминаньем и надеждой —
Сей памятью о будущем…

                                             Но вот —
Шуршат шаги. Горбатая старуха
С большим кулём. Морщинистой рукой
Она со стен сдирает паклю, дранки
Выдёргивает. Молча подхожу
И помогаю ей, и мы в согласье добром
Работаем для времени. Темнеет,
Из-за стены встаёт зелёный месяц,
И слабый свет его, как струйка, льётся
По кафелям обрушившейся печи.

                             2 июля 1919, 1920. "Путём зерна"

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 02 Июль 2020, 06:19:22, Ярослав»

« #13 : 02 Июль 2020, 22:04:05 »
Приведу в этой теме целиком стихотворение Владислава Ходасевича "Дом".

!!!

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.

« #14 : 05 Июль 2020, 17:02:02 »
Да, зрелище очень грустное с этим храмом. И ещё грустнее читать комментарии, в них самые разные эмоциональные реакции...

Если же наши внутренние окна откроются для созидающего животворящего света....
Так получилось, что комментарии по этому храму мне не попадались, "пролетели мимо". Увидела объект только сейчас. И когда высказала свое профессиональное отношение, удивило, что многие люди, причем разных политических взглядов, интуитивно почувствовали отторжение этого архитектурного образа. И даже просят объяснить, почему у них такие чувства.
Здесь https://sobory.ru/article/?object=49250 можно прочитать об основных "нововведениях" на этой новостройке. Начетничество всегда чуждо поэзии, но меня особенно впечатлило СВЕТООТРАЖАЮЩЕЕ остекление окон. Символически это преграда Животворящему Свету ... Об этом писала давно в своей статье об онтологии окна.
 А кому открыта дорога в этот храм ? - имя пока не называют.

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.

« #15 : 06 Июль 2020, 21:10:04 »
После вчерашнего грустного поста Людмилы и той статьи, на которую она даёт ссылку (про "богатую символику" нового храма и  бесконечные "инновационные архитектурные решения") утром буквально споткнулась о слова Бубера, будто специально сказанные по этому поводу ровно 100 лет назад (в 1920 году):

"Вырождение религий означает  вырождение молитвы:  способность  к отношению  все более  заглушается в них  предметностью,  и все труднее  всем нераздельным существом говорить  Ты, и  чтобы  суметь  сделать это, человеку приходится  в конце концов уйти из ложной защищенности в риск  бесконечного, из общности, которую теперь венчает лишь купол храма (а небосвод - уже нет), -  в  последнее одиночество".

И дальше ещё:

"Бог близок к  Своим образам, если человек их от Него  не отдаляет. Если же экспансия религии  подавляет стремление к единству  и отдаляет  образ  от Бога, то меркнет образ:  уста мертвы, руки повисли, Бог не знает его больше, и  вселенский  дом, построенный  вокруг Его алтаря,  человеческий  космос  - рушится. И человек, в затмении истины, уже не видит, что произошло.
Произошел распад слова.
В откровении слово  есть  сущее,  в образе  -  действующее,  во  власти умершего оно обретает авторитетность."

М.Бубер "Я и Ты" (перевод Н.Файнгольда)

«Последнее редактирование: 06 Июль 2020, 22:31:38, Наталия Подзолкова»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика