Богочеловеческий социализм
Русская идея (православие, социализм, всеединство)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Очень интересный разговор с Сергеем Переслегиным, затрагивающий сразу много тем, в том числе глубинные свойства русской пассионарности, русский язык, ноосферный проект, теорию решения изобретательских задач, проекты будущей России, детские советские фильмы, а под занавес и противостояние духа Диалога (ноосферные отношения) и духа Системы...
Переход от мира Страха к миру Удивления... А через Удивление можно будет сделать шаг в мир Любви...

https://youtu.be/Cwo21wwhKpc

«Последнее редактирование: 08 Июль 2020, 07:57:07, Наталия Подзолкова»

Сон

Случился со мной такой сон.
Он снился мне по ощущениям всю ночь, и я проснулся под впечатлением этого сна. Он до сих пор буквально стоит у меня перед глазами.

Началось всё достаточно буднично. Я бы даже сказал, деловито-буднично. Идут какие-то люди, ставят прямо на тротуаре несколько столов, несут альбомы в сумках, кто-то чуть ли не в авоськах, раскладывают эти альбомы на столах. Я пока не знаю, что это будет. Моя включённость в компанию этих людей двоякая. Я ощущаю себя одновременно как бы изнутри и со стороны, как боковой наблюдатель. Оказалось, что они (мы) организуют выставку художественных альбомов, посвящённых художникам «сурового стиля», то есть художникам начала 60-х годов. Попков, Салахов, братья Смолины и многие другие. Это не вымышленный стиль — это всё реальная классика.
Стали подходить люди. Интересоваться. Организаторы выставки рассказывают о художниках. Кто эти организаторы — совершенно не понятно, персонификации никакой. Я только себя ощущаю в двух ипостасях, соответственно как бы сбоку наблюдаю и слушаю, но и одновременно участвую в объяснении.
И вот по мере этого объяснения, поскольку народ всё подходит и подходит, происходит интересная трансформация. Постепенно сама выставка всё более разрастается, появляются какие-то новые альбомы, но с тем же содержанием, и в какой-то момент всё это (столы, книги на них, люди) поднимается в воздух. Причём не то чтобы «отрывается от земли», потому что всё остаётся очень устойчивым, но одновременно оказывается парящим в воздухе.
По мере этого подъёма открывается панорама окрестностей, в которых всё это происходит. А окрестности такие: Тобол, Иртыш, Обь, пошла Западная Сибирь… Ну а дальше происходит просто по Гоголю: «И открылась земля русская от края и до края и стала видна во все просторы»… Буквально от Калининграда до Чукотки всё обозримо!
И вот это сочетание художников «сурового стиля» с открывшейся панорамой наполнило сердце такой гордостью, радостью, даже восторгом, что передать это словами почти невозможно.
Народу становится всё больше, подходят и подходят новые люди, и происходит трансформация самого материала: теперь это не только книги, но книги развёртываются в картины, причём, эти картины тоже как-то особенно парят. Что-то есть шагаловское в этом парении. И вот уже в таком формате выставка всё разрастается и разрастается. Пейзаж внизу — это великие реки, могучая тайга, слева протянулся Урал.
Потом со стороны Сибири по воздуху плывут какие-то новые полотна. Они вливаются в нашу выставку, и оказывается, что это картины Василия Сурикова. С одной стороны, Суриков — это совсем другое время, но сила и мощь, которые изначально присущи ядру этой выставки, оказались ему очень родственны, он как бы органично дополнил содержание выставки. Мы всё это объясняем, рассказываем. Народ приходит, причём народ всё молодой. Кругом одна молодёжь! Они не знают этих художников, даже Сурикова знают только понаслышке… Количество организаторов, похоже, тоже увеличивается пропорционально, потому что на всех просто не хватило бы.
Вдруг среди этой вот мощи как-то сбоку появляется «новый ручеёк», а с ручейком этим «вливаются» в выставку гравюры Красаускаса. Красаускас — великолепный график именно этого периода, начала 60-х, то есть современник художников «сурового стиля», но совершенно другого плана. Во-первых, он график, во-вторых, очень тонкий, нежный, многоплановый. И хотя он из этого же времени, у меня сначала возникает недоумение, тут есть какая-то нестыковка. Но очень быстро во сне всё сходится. Дело в том, что в журнале «Юность» первой половины 60-х Красаускас был, наверное, любимым художником, даже эмблему журнала «Юность» сделал именно он, а художники «сурового стиля» в «Юности» очень хорошо и обширно были представлены и репродукциями, и статьями. В этот момент появляется ещё один персонифицированный объясняющий голос — это голос моей жены Веры. Её не видно. Других персонификаций по-прежнему нет. Но именно голос Веры рассказывает о Красаускасе.
Так всё продолжается. Вижу всё очень подробно. Там множество деталей, которые, конечно, не пересказать.
Неожиданно у меня из-за спины раздаётся голос, принадлежащий совершенно точно какому-то нынешнему студенту. Этот голос задаёт вопрос: «Андрей Анатольевич, а почему Вы нам этого раньше не рассказывали?»
Продолжают с разных сторон появляться картины. Причём какие? С запада, прямо видно что из-за границы России, «плывут» картины Ренато Гуттузо. Итальянский художник, творивший как раз в это время. И хотя Италия — это другие цвета, другие краски, но вот эта сила жизненная, которая в самом ядре выставки, она у него такая же, через край... Со стороны восточной, тоже из-за пределов России, вливаются полотна Рокуэлла Кента. Выставка становится уже международной. Раздаются чьи-то комментарии: «Что это тут? Международное биеннале?» Дальше появляется с запада Отто Дикс. Дело в том, что сам Отто Дикс меня совершенно потряс, когда я был на практике в ГДР в 70-ом году. Мы тогда попали в Берлине в музей национальной немецкой живописи. Именно там он меня пробрал очень остро. В целом, мне не понравился стиль современной немецкой живописи, мне даже показалось после этого музея, что это какое-то гнойное искусство (по цветовой гамме в том числе), но Дикс... С одной стороны, он — один из основоположников этого «гнойного стиля», а с другой — его же «преодолеватель». Это художник вышедший из окопов Первой мировой, вынесший оттуда весь ужас этой бойни и сумевший в своём искусстве как-то по-мужски эту бойню превзойти. Вот почему именно он появляется на этой выставке. Он ей тоже по-своему близок.
А потом у меня уже теряются конкретные полотна. Потому что они начинают сходиться буквально с разных уголков мира, из разных временных пластов. Я чувствую уже не картины, а образы, в которых мелькает то что-то леонардовское, то что-то брейгелевское, то что-то дюреровское. Потом появляется Хокусаи. А это уже Япония. И вот весь этот всемирный масштаб и размах предстаёт над российскими просторами. Дух захватывает! А в «ядре» всё это время остаются художники «сурового стиля» и Суриков, «ядро» не размывается, оно как бы всё «держит».

И вот я проснулся в этом многоголосом хоре картин. До сих пор, когда рассказываю свой сон, у самого что-то перехватывает внутри.
Весь сон, сам его антураж, очень соответствует содержанию, он очень красивый и одновременно суровый: эти реки, эта тайга, Урал... Всё такой  мощью наполнено, заряжено. От панорамы идёт сильнейшая энергия. Во сне у меня ещё мысль не сформулировалось, а когда проснулся, сразу вспомнил фразу из «Страшной мести» Гоголя: «И открылась земля русская от края и до края и стала видна во все просторы»*. Ещё в юности мне эти слова в сердце вошли и всю жизнь со мной живут. И вот теперь я УВИДЕЛ.




*Оказалось, что фраза не совсем гоголевская, это, скорее, наше с Николаем Васильевичем совместное творчество  :). Вот тот фрагмент из «Страшной мести», который произвёл на меня такое сильное впечатление: «За Киевом показалось неслыханное чудо. Все паны и гетманы собрались дивиться сему чуду: вдруг стало видимо далеко во все концы света. Вдали синел Лиман, за Лиманом разливалось Чёрное море. Бывалые люди узнали и Крым, горою подымавшийся из моря, и болотный Сиваш. По левую руку видна была земля Галичская» (глава XIV). Украинская панорама трансформировалась в сознании в российскую, представилось то, что оказалось более близким и знакомым, воображение доработало слова, а память сохранила то, что точнее передавало пережитое ощущение.


Пусть этот пост будет Послесловием или Предисловием (кто как прочитает) к этому небольшому, но удивительному произведению-событию.
В предисловии обычно чуть-чуть говорится об истории возникновения произведения. Этот сон приснился папе в больнице, куда он попал с вполне закономерным в 2020 году диагнозом. Как только он вышел из больницы, пришёл нам его рассказывать. Потому что по телефону не хотел, так и сказал: «Это нужно лично и непосредственно». Дело было вчера. Рассказ меня совершенно потряс. Хорошо, что записали на диктофон (жалею, что не на видео). Показалось, что прямо по Андрееву какие-то трансфизические пласты приоткрылись. Надо ещё было видеть, КАК папа рассказывал! Как у него горели глаза, как он показывал руками, пытаясь охватить масштаб увиденного. Решили, что нужно обязательно сделать специальную встречу со студентами (когда страсти с эпидемией утихнут), подготовить видеоряд с нужными картинами. Тем более, раз так чётко прозвучал соцзаказ: «Почему Вы нам это не рассказываете?»
Очень многие имена из папиного рассказа мне ничего не говорили. Когда потом стала искать в Интернете, поняла, что есть картины, которые хорошо знакомы с детства, просто не знала имена художников, но есть и открытия. Причем удивительные. Через этот рассказ увидела взаимосвязи, о которых совершенно не помышляла. Буду ещё долго думать обо всём этом и копать дальше. Но что поразило меня сразу, ещё в процессе рассказа — это удивительное сочетание, идеально высвечивающее папину душу: «суровый стиль» и нежнейшие гравюры Красаускаса. (Не удивительно, что тема Красаускаса — этот мотив Вечной Женственности — был «озвучен» во сне голосом любимой жены). Этот «ручеёк», который появился откуда-то и вызвал «недоумение», но оно тут же разрешилось ключевым магическим словом — ЮНОСТЬ.
Да, мне показалось, что весь этот сон, помимо его глобального, возможно трансфизического значения, буквально пронизан переживанием папиной юности, далёкими 60-ми, той «оттепелью», совпавшей с выпуском из школы и институтскими годами, той ВЕСНОЙ, которую он всегда носит в своём сердце. Напевая иногда песенку любимого Булата Окуджавы: «Мама, мама, это я дежурю, я дежурный по апрелю...» Он всю жизнь чувствует себя дежурным, то есть лично ответственным и за суровую мужскую работу, и за бесконечную мужскую нежность ко всему слабому и нуждающемуся в защите.
Так в октябре ему приснился такой удивительный апрельский сон про Душу и Силу Любимой страны. Где-то я недавно прочитала, что времена года меняются, всё проходит, но ВЕСНА всегда остаётся. Она живёт и в сентябрьских листопадах, и в июльском зное, и в февральской вьюге. Весна всегда живёт. Где же я это прочитала?...

И ещё мы с папой подумали, как хорошо, что есть Замок, в котором можно обо всём этом рассказать!

«Последнее редактирование: 18 Октябрь 2020, 22:28:37, Наталия Подзолкова»


Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.


Получилось прекрасное стихотворение в прозе. Даже жалко, что оно идёт форумным постом на 5 стр. темы... Впрочем, сама эта тема того стоит...

Меня поразило ещё одно совпадение. Вчера в Замке опубликована статья Валерия Байдина «Космические устремления в искусстве 1920-1950-х годов», а сегодня размещена в Библиотеке статья Ф.Н. Козырева «Тема вечной жизни вселенной в русском космизме», вот авторская аннотация к ней. Ждём открытия автором новой интерактивной темы, посвящённой русскому космизму. Тогда и проанонсируем статью. Обе публикации появились независимо друг от друга и никак не подгадывались нами по датам (первой как редактор занимался Е. Морошкин, а второй – я). Удивляет не только совпадение во времени и в тематике, но и в том, что к обеим статьям так или иначе имеет отношение ещё один наш автор, А.Г. Гачева. Она была и рецензентом статьи Ф.Н. Козырева. А пересечение смыслов (в статье речь идёт и об активном времени и причинной механике Н.А. Козырева) произошло уже спустя годы в нашем Замке, посвящённом ещё одному великому явлению русского космизма, его зарождающемуся Мифу, а именно Розе Мира... Козыревский и андреевский «рукава» соединились...

И вот между двумя этими статьями возникло стихотворение в прозе Андрея Комарова – и не где-то, а в теме «Русская идея». Само содержание этого произведения и темы полно глубочайших символов и смыслов, но в контексте его «случайного» появления (день в день, час в час) в нашем Замке эти символы и смыслы обретают поистине какое-то космическое звучание... Голова кружится... И название «Сон» также очень символично, как и сам «способ» обнаружения этого стихотворения его автором...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 19 Октябрь 2020, 12:06:04, Ярослав»

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Это не просто символичный сон. Это глубоко символичный сон, имеющий самое непосредственное отношение к личности и предназначению того, кто его воспринимал, переживал (и будет переживать ещё очень долго). Было бы громко сказать, что это вещий сон, но именно так я думаю. Мой опыт не позволяет мне думать по-другому. Да и не хочется. Какая это весть, в чём её значение для судьбы человека, может определить только сам человек, которому был дан этот сон. Потребуется лишь время... Такие сны появляются в критические (иногда переломные) моменты жизни человека. Как напоминание о том, что он нужен на этой земле,  его лучшие мысли и лучшие чаяния его души не остаются незамеченными и, самое главное, его любят. Это ощущение ничего не требующей, светлой и всепроникающей любви, которое он испытал, остаётся с человеком навсегда.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

Осталось осмыслить и отрефлектировать этот опыт и его алгоритмику.
При этом важно: насколько предлагаемая мифоформа надбавляет к бриколажу мыслеформ современную новацию? Этот вопрос тоже остается пока открытым.

А так - благодарен всем, кто в этом незатейливо изложенном сновидении увидел смыслы и чувства. Не знаю, как долго он меня будет держать, но - подозреваю - останется во мне навсегда. Это какое-то новое, чувственно и эмоционально, ощущение и понимание Родины - России. Рефлексия началась с момента пробуждения: "Что это со мной?", а  дух заходится до сих пор. И уж коль Ярослав удостоил этот сон столь высокого эпитета - "стихотворение в прозе"!, то мне сразу вспомнилось классическое тургеневское "Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины...". Любовью и культурой держимся!

«Последнее редактирование: 22 Октябрь 2020, 04:29:28, Золушка»

Да, прочитав отклик Сергея Борчикова, я тоже вспомнил стихотворение Тургенева о великом и могучем русском языке... Ещё одно совпадение... По Тургеневу, великий язык был ДАН великому народу... Интересно, кем ДАН и... зачем?..

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнЗолушка

  • Сестра-хозяйка
Пост Сергея Борчикова отделён в самостоятельную тему (название теме дано по названию первого поста) и перенесён в раздел "Философия синтеза". Причина переноса: ни к настоящей теме "Русская идея", ни к разделу "Богочеловеческий социализм" текст С. Борчикова не имеет никакого отношения. Прим.ред.

Грамотность украшает даже поэтов.


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика