Иконология и иеротопия
Луковичные главы и русские Иерусалимы

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Статья Людмилы Клешниной "О происхождении термина - журавец".
По этой ссылке можно ознакомиться с другими работами автора.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
С. В. Заграевский совсем недавно опубликовал в "Журнале визуальной симеотики"  две статьи в связи с темами глав и шатров, и Никон там тоже упоминается:

Происхождение древнерусского зодчества. Возвращение к проблеме.
К вопросу о запрете патриарха Никона на строительство шатровых храмов.

Сопоставление Никона и Сугерия - интересная мысль. Первое, что приходит на ум, что Никон был намного выше как мыслитель и теоретик. Его иеротопия намного осознаннее, чем у Сугерия. Но он - интроверт, живущий в воображаемой реальности, и этим нанес России большой вред своим конфликтом с царем, который по натуре и характеру был, наверное, одним из лучших Романовых. Сугерий, напротив - законченный практик, остро чувствующий реальность, великолепный администратор и государственный человек, принесший своей стране большую пользу. Но теоретиком он не был и не стремился. Я бы даже сказал, что у точки основания готики он оказался в какой-то мере случайно, просто в силу своей позиции начальника.  Уровень образования у них обоих был средний.

Продолжаю обсуждение работ Людмилы в теме "Иеротопические сюжеты". Прошу помещать там посты на не-луковичные и не-иерусалимские темы.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 18 Июль 2018, 17:25:47, Андрей Охоцимский»

 Андрей, вспоминая патриарха Никона и аббата Сюжера (Сугерия), Вы упускаете из виду важный момент. Оба эти духовные лица мыслили реальность АРХИТЕКТУРНО-ПРОСТРАНСТВЕННО, они смотрели на мир глазами архитектора. Об этом свидетельствует их наследие (например, маленький шедевр - скит патрирха http://sobory.ru/article/?object=02015).
Насколько средним был их уровень образования, пусть исследуют историки. Но они оба были прирожденными архитекторами - и теоретиками, и практиками, я бы сказала - архитектурными гениями, потому и создали новую архитектуру.

Аббат создал принципиально новое световое пространство. Патриарх Никон создал новое для России грандиозное единое пространство, объединяющее несколько храмов (в отличие от храма Василия Блаженного, где каждый храм обособлен). Скит - динамичная архитектура с постоянно меняющимися фасадами, музыка симметрий.

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.
«Последнее редактирование: 21 Июль 2018, 00:19:20, Людмила Клешнина»

Андрей, Вы не могли бы дать ссылку именно на статью С. Заграевского о запрете шатровых храмов (а не на аннотацию). По этому вопросу у меня есть свое мнение, спорила с С. З., интересно, что он написал.

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
...ссылку именно на статью С. Заграевского о запрете шатровых храмов (а не на аннотацию)

Если пролистать вниз, то после аннотации и библиографии будет иконка пдф. Кликнув её, можно загрузить пдф статьи. Так устроены в этом журнале все страницы статей. На случай, если у Вас не работает, вот прямая ссылка на пдф статьи. Прокомментировать можно у нас. Может, и Заграевский ответит, я  его приглашал к нам.


Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 19 Июль 2018, 10:08:55, Андрей Охоцимский»

Спасибо! Это старая статья, написанная лет 10 назад. Тогда же состоялся обмен мнениями. Ниже даю краткое резюме моих сообщений в той дискуссии на сайте sobory.ru.

"....Идея шатра как ОСЕНЯЮЩЕЙ формы убедительно раскрыта М.А. Ильиным (см. в книге «Русское шатровое зодчество. Памятники середины 16 века», М.1980), о чем Вы, почему-то, не упоминаете.
Осеняющая форма ярко выражается в наличии пологих полиц в основаниях деревянных русских шатров. Эта конструкция не только защищает от влаги выпуски верхних венцов, но, главное, создает архитектурный образ. Такая кровля как бы парит над объемом, напоминает движение крыльев зависших на лету птиц, зрительно облегчает тяжелую конструкцию : «Облаце, невинных от зла покрываяй» (Акафист иконе Богородицы Всецарицы, икос 6). Эта форма просматривается и в каменных шатрах, пусть не так явно, что обусловлено конструктивными причинами. Архитектурная форма вовсе не стремится ввысь, она нисходит от неба к земле. "

"....Кстати, подобную форму имеют шатровые кровли и в романике, где их множество, и они действительно повсеместно являются шатрами. В романике средокрестие, как правило, отмечено куполом или башенкой, а малые башни еще не превратились в заостренные пинакли. Совсем ДРУГОЕ мы видим в готике: шатров как таковых нет, есть только острые шпили. Вместе с пинаклями они всемерно стремятся к небу, напоминая сегодня «лес антенн», улавливающий благодать. Согласитесь, что это совсем другой архитектурный образ."

"... Сергей, Вы продолжаете меня удивлять. Пришлось взять указанную книгу М.А. Ильина и заново просмотреть ее. Не один абзац, а ВСЯ книга посвящена исследованию идейного содержания шатра! Причем рассматривается этот вопрос культурологически: в связи с эпохой, мемориальным значением храма в Коломенском, как переосмысление идейного замысла храма (сень над священным местом, а не символ мира). Показано развитие архитектурной формы: от нового замысла – до умирания идеи. Особенно «плотно» этим исследованием заполнены страницы 36 - 42, 125 – 131. Вот такой всеохватывающий научный подход я и называю современным. Без философии, называемой «мать наук», статья превращается в инвентаризацию фактов, что ценно только на первом этапе исследований, когда эти факты впервые публикуются. Цельное явление, которым является церковное искусство, требует цельности и в методах его изучения."

"...Архитекторы мыслят пространственно, создавая пространства и через них познавая мир. Отдавая должное патриарху Никону как выдающемуся зодчему, можно предположить, что и ему было в полной мере присуще профессиональное пространственное мышление. Об этом говорит и замечательная композиция объемов Воскресенского собора, и величественное решение внутреннего «перетекающего» пространства, объединяющего в единый комплекс множество храмов. Найденное зодчим решение позволяет визуально следить за несколькими одновременно происходящими в храме богослужениями, звуковое сопровождение которых локализовано в каждом из пределов и не мешает друг другу.

С точки зрения пространственности посмотрим на шатры. Главное отличие шатров деревянных от каменных заключается в разной организации пространства внутри шатров.

Деревянный шатер никогда не замещает купол. Конструктивное внутреннее пространство всегда «отрезано» от средней части церкви, в которой обязательно устраивается подвесное «небо», расписанное по иконографии купола. Деревянный шатер всегда визуально легкий, что достигается пологими полицами. Концы свесов полиц всегда закруглены или заострены, напоминая перья. Игра кружевных теней, падающих на стены, как бы удваивает количество полиц, создает эффект движущихся крыльев. Обычно тесовая обшивка шатров вертикальная, что контрастно горизонталям тяжелого сруба. Таким образом, осеняющая форма шатра снаружи невесомо покрывает находящихся в церкви, не вмешиваясь в действо, происходящее внутри храма.
Каменный шатер, напротив, очень активно и динамично меняет пространство интерьера, в стремлении к небу как бы подхватывает и увлекает за собой прихожан, наполнен восходящими потоками воздуха. Недаром простонародное название таких форм – шатер «дудкой» (в которую как бы принудительно нагнетается воздух), а завершается шатер внутри часто изображением спиральной свастики, символизирующей прорыв (!) в небо. Снаружи каменный шатер не противопоставляется основному объему храма, он является его продолжением и в материале, и по форме, «вырастая» в небо.

Эти разные пространства несут в себе разное идейное содержание. Сферический купол крестово-купольного храма или пологое «небо» в срубе лишены всякой экспрессии, изображение Христа Вседержителя отечески объемлет верующих, которые смиренно «во мраке греховном» ждут милости Божией, чтобы души невесомо и тихо могли соединиться с Творцом. В каменных шатровых храмах движение дерзко ускорено, здесь не парение душ, а напор (толпой) в направлении неба, что не вполне соответствует основам православного учения.

Так увидеть пространство может только архитектор. Может быть, пространственное мышление патриарха Никона и побудило его резко выступить против этих форм?"

Полный текст дискуссии 2007 года можно посмотреть здесь

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.
«Последнее редактирование: 26 Июль 2018, 09:53:17, Андрей Охоцимский»

ПОЛИЦА - нижняя пологая часть крутой двускатной или шатровой кровли.

Полица – удивительная форма русской архитектуры.
 Интересно, что все словари указывают только на техническое назначение этой конструкции – «полица отводит дождевые воды на большее расстояние от стен», так сказать, технический прогресс.

И никто не хочет видеть, что в русской жилой архитектуре такой формы крыши нет, не строили избу с полицами. А разве стены избы не надо защищать от влаги?  Полицы встречаются только на церквях и на сторожевых башнях (но там угол наклона другой – как у забрала), причем, полицы мы видим именно на русских храмах – на норвежских или карпатских деревянных церквях полиц нет. И еще одна важная деталь церковных крыш – они всегда кончаются острой кромкой, широких ветровых досок нет. Острый край может быть и «городчатым» (как перья птичьего крыла) - из досок с фигурными концами, бросающих кружевную тень на стены.

И это не украшательство. Все эти конструктивные приемы являют нам образ легкой, парящей в воздухе крыши, что отвечает одной из самых важных идей в представлениях восточного христианства – о милосердном Боге. Крыша храма никогда не «давит», а осеняет. Плотники искали и находили эти решения не ради «технического прогресса», а ради ИДЕИ, и таким образом создавали сакральные пространства.

Житейский образ избы другой – надежное убежище (прочная крыша), домовитость, достаток. И полицы здесь не нужны.

Еще один яркий пример: парящая невесомая крыша - Преображенская церковь из с. Янидор, Пермский край, музей "Хохловка".

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.
«Последнее редактирование: 30 Июль 2018, 10:34:22, Андрей Охоцимский»

В продолжение этой темы хочу разместить яркий пример мощной главы над средокрестием готического храма -  кафедрального (!) собора Антверпенской Богоматери в Бельгии. Похожесть формы этой главы, акцентирующей пространство, где происходит Причастие, с формами православных глав, которые устанавливаются в аналогичном месте храма, -  очевидна, что говорит о совпадении также и их символических смыслов.
Насколько прочно забыты эти смыслы, свидетельствуют тексты описания собора. Эту главу даже не фотографируют, так она непонятна и странна. Интернет заполнен фотографиями двух готических башен собора, а глава будто бы и не существует. Нашла только такое объяснение этой "фонарной башни" в Википедии : "Над средокрестием возвышается причудливый купол фонарной башни. Башня возвышается над трансептом Собора и её окружает три этажа окон. Назначение этой башни в освещении тёмных просторов огромного здания, в частности центрального нефа и хора." А зачем освещать ярко это пространство в контрасте с сумраком нефов, никто и не помнит.
Меня эта башня просто ошеломила, я не ожидала увидеть такую архитектуру в Антверпене. Но это факт, и славянская языческая традиция здесь не причем, это возвышенные идеи христианства.
Окна размещены не этажами, а ярусами, наглядно являющими Пресвятую Троицу, увенчанную символом Вседержителя.

Интересно, как эта глава, открытая в интерьер, смотрится изнутри ? Как ярко она освещает интерьер ?

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.
«Последнее редактирование: 28 Август 2018, 15:38:15, Андрей Охоцимский»

А здесь еще один робкий, но четкий пример той же формы. Только вчера заметила, что завершение нашего Домского собора (выполнено в 1776 году) тоже имеет форму маленькой главы канонической символической формы. На большом барочном кивере, мощно являющем Вседержителя, как бы поясняя его смысл, помещена маленькая главка с яблоком-Державой. Общий христианский язык символических форм.

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.

И еще добавление.

Архитектура делается разработкой конструктивных узлов в местах стыка форм, их окончания, завершения и т.д. Когда Архитектура умирает, узлы не разрабатываются.

Посмотрим на конструкцию глав. О том, что «спрятано» под поверхностью главы, я подробно писала в статье о журавцах. Это прекрасная по богословским идеям конструкция. И это не «Сидит баба, в сто шуб одета. Кто ее раздевает, тот слезы проливает» - внутренняя слоистая структура у луковицы именно такая, а у Главы – совсем другая. Народную мудрость не обманешь. Луковицей главу обозвали атеисты.

А как делается край кровельного покрытия? Это так называемая «юбочка». Она служит для отвода воды, стекающей по сферической поверхности на «шею». Но не только. Край «юбочки» (это не «воротничок»), он может быть и ажурным, городчатым, отгибается под разными углами, -  одновременно является знаком, который указывает, что кровля – это  легкая покрывающая форма, как шапка на голове, отдельная от головы.

Еще ниже - так назывемый «трибун» или основание главы (тоже конструктивно обоснованное, опирается на балки перекрытия или стропила), обычно квадратное, восьмигранное или круглое, на котором стоит «шея». Святители трактуют его как Закон Божий, на котором основано христианское учение, и который открыт на все стороны света.

Показательно, что сегодня именно эти конструкции подвергаются уничтожению – без журавцов, без «юбочек», без основания - именно так ныне преобразовывают и «совершенствуют» главы невежды. Металлом обшивают все подряд, все формы одновременно без разбора, да еще и черным металлом. Получаются грибочки, шарики, пипочки, даже карточные «пики».

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.
«Последнее редактирование: 27 Сентябрь 2018, 22:07:52, Золушка»

Перечитала статью А. Лидова. Все-таки, при всем уважении к Алексею Лидову, нельзя согласиться с его выводами о происхождении глав-маковок русского храма.

«1. Луковичная глава изначально являлась византийским иконографическим мотивом, воспроизводящим купол иерусалимского Кувуклия над Гробом Господним в той форме, которую он приобрел в середине XI в.
2. Луковичные главы были введены в реальную русскую каменную архитектуру на рубеже XVI–XVII вв. в контексте oсобой иерусалимской программы Бориса Годунова, призванной подчеркнуть связь каждого храма с первохрамом кувуклием на месте Гроба Господня и символический смысл Московского царства как иконы Нового Иерусалима ...
»

Эта гипотеза никак не объясняет существование «шеи» и конструктивной структуры всего верха храма, которая спрятана от глаз наблюдающих главу снаружи. В византийских храмах нет «шеи» - пологий сферический купол не требует такой переходной конструктивной формы. В русских храмах «шея» появилась, «выросла» на плечах крестово-купольной конструкции (как Тела Христова), "утончилась", а пологий купол "собрался" в характерную форму маковки ("головушки"), чтобы наглядно и ярко показать символический смысл Главы Вселенской Церкви. Это художественное явление, результат пространственного мышления архитекторов, выразивших актуальную для своего времени идею иерархии в устройстве вселенной.
Борис Годунов не мог «шею» включить в какую-либо политическую программу, он не был зодчим, поэтому мыслить конструктивными формами не мог.

Просвещая друг друга, мы славим Творца, выявляя неисчерпаемую красоту Его творений.
«Последнее редактирование: 27 Сентябрь 2018, 22:08:25, Золушка»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика