Иконология и иеротопия
Свет, золото, стекло

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #1 : 22 Июнь 2016, 11:19:28 »
В нашей библиотеке появился мой очерк Позолоченные стекла и их иконология.

Этот очерк знакомит читателя с малоизвестным видом раннехристианского искусства – позолоченными стеклами из Ватиканской коллекции. Эти маленькие светоносные иконки приобщают нас к древнему символизму золота, «благосветлость» которого связывалась со светом, солнцем, нетленностью и святостью.


В этой теме прошу спрашивать, обсуждать и высказываться.

Слово - это вышивка по ткани молчания.

« #2 : 22 Июнь 2016, 19:42:57 »
Спасибо.  Интереснейший материал и отличный очерк. Гран-респект.
...Несколько мыслей возникли при чтении, но их сформулировать нужно.

Путинцева Т

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #3 : 22 Июнь 2016, 21:46:19 »
Гран-мерси!  O0 Доброе слово и вепрю приятно... жду мыслей

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 22 Июнь 2016, 22:52:19, Андрей Охоцимский»

« #4 : 23 Июнь 2016, 13:20:48 »
Тоже хочу выразить — как читатель и как редактор — свою признательность и благодарность автору за достойную, интересную и талантливую работу.

жду мыслей
У меня возникла одна аналогия, из которой стали потом расходиться целые гирлянды мыслей. Аналогия следующая: «золото и эрос».

(Обозначу — буквально пунктиром — только самые-самые общие контуры её. А мысли — она сама порождает, как огонь — тепло и свет, ужас и смерть.)

Ни один металл (материал) в истории человечества не вместил в себя столько символического значения, как золото: от плюс до минус бесконечности, от Божественной Выси до самых гибельных низин. Практически — весь спектр.

Благородный металл — символ «света, солнца, нетленности и святости».
И в то же время — «золотой телец», символ алчности, жадности, хищности, жестокости.

Не потому ли, что символизм золота выражал самые высшие, благородные, светлые и святые движения человеческого духа, именно этот символ подвергся самой мощной инфернальной атаке — именно его нужно было извратить и наполнить полярным духовным содержанием. И золото стало параллельно символом (и эквивалентом) земного богатства, денег, стяжательства, власти.

Характерно, что символ «хлеба» не подвергся такому извращению и не стал таким противоречивым и духовно полярным, как символ «золота».
Здесь приходит аналогия с символами «жены» («золота») и «матери» («хлеба»).

В символизме золота, как мало в каком, отражена бесконечная полярность и человеческой природы, и материального, и духовного мира.

Эрос — творческая энергия человека. Любовь-эрос — внутреннее огненное ядро духа, без которого всё будет мертво. И ничто в человеке не подвергается таким искушениям и с таким накалом и упорством не извращается, как эрос.

И золото, и эрос — символы высших взлётов и глубочайших падений человеческой души. Никакие другие символы не наполнены таким полярным содержанием, не извращены до такой степени, что стало невозможно разделить в них добро и зло, истину и ложь, жизнь и смерть, Бога и дьявола.

Оба символа — детонаторы творческих взрывов и величайших трагедий...

«Здесь воистину берега сходятся»...
«любовь и кровь» (рифма-символ)...
«эрос и золото»...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 23 Июнь 2016, 14:19:29, Ярослав»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #5 : 23 Июнь 2016, 14:29:46 »
Спасибо! Да, действительно, с одной стороны "овеществленные солнечные лучи" (кажется у Прокла), с другой: "город желтого дьявола". Видимо, когда золото собирают на купола - то это скорее первое, а когда "распиливают" по карманам - то второе.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 23 Июнь 2016, 14:31:45, Золушка»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #6 : 03 Февраль 2017, 02:22:57 »
Beatrice Leal «Образы архитектуры в позднеантичном искусстве» (часть 1)

В этом посте я начну обсуждение диссертации Беатрис Лил, юной англичанки, близкой по интересам к иеротопии. Хотя диссертация и кандидатская, но по охвату тянет на монографию. Здесь мы обсудим некоторые аспекты раннехристианского искусства, близкие к очерку о золотых стеклах. Остальной материал диссертации тяготеет к теме «город и церковь» и будет присовокуплен к обсуждению готики.

Начну с фрески из римских катакомб (Виа Латина), изображающей одно из чудес Иисуса:

катакомбы Виа Латина

Её стоит сравнить с золотыми стеклами на темы чудес, особенно с этим (воскрешение Лазаря)

воскрешение Лазаря

О сходстве стиля катакомбных фресок и золотых стекол уже говорилось, но такого яркого примера я еще не видел.

Далее материал, собранный Беатрис, подкрепляет тезис о существенно римском происхождении петропавловской темы. В частности, подчеркивается значение иконографии traditio legis, в которой Петр и Павел вместе фигурируют как главные наследники Иисуса: Петр получает из Его рук свиток, а Павел стоит по правую руку. Божественность Иисуса подчеркнута Его позицией на холме, из которого вытекают четыре реки рая.

traditio legis
Один из самых ранних примеров traditio legis в мавзолее Констанции в Риме, конец 4 века

Беатрис пишет, что сюжет traditio legis приобрел популярность именно потому, что подчеркивал первенство Рима, которому Петр и Павел принадлежали как при жизни, так и после смерти (в виде мощей). Обладание мощами в ту эпоху значило очень много - об этом свидетельствует и сама этимология слова. Значимые мощи покупались за суммы, которые в наше время назвали бы миллиардными… Любопытно, что на Востоке  развился альтернативный парный культ: ап. Андрея и Св. Тимофея, мощи которых были перенесены в Константинополь. Вот что пишет об этом Павлин Ноланский:

Цитировать
Когда Константин основал город, назвав его своим именем, не иначе, как сам Господь внушил ему мысль, что если уж он решился на столь великое предприятие, как строить город, способный соперничать с Римом, он должен защитить его стены телами апостолов таким же образом, как город Ромула. Поэтому он перенес мощи Андрея из Ахайи и Тимофея из Асии. Так что эти святые теперь охраняют Константинополь как две крепостные башни, столь же надежно, как Петр и Павел защищают великий Рим.

Беатрис также касается темы относительного расположения Петра и Павла на парных изображениях. Мы знаем, что на золотых стеклах преобладала позиция «Петр слева» (одесную Иисуса). Эта же традиция утвердилась в после-иконоборческой Византии и была унаследована на Руси. Однако, эти два периода разделяет значительный промежуток времени. Золотые стекла оказались похоронены в засыпанных катакомбах до 19 века и не могли служить моделью для средневековых мастеров. Так существовала ли непрерывная традиция изображения Петра слева, тянущаяся с 4 века до начала второго тысячелетия? Вопрос нетривиальный в силу скудости дошедшего до нас доиконоборческого материала. Имеются немногочисленные мозаики, в основном римские, и единичные иконы. Судя по сводной таблице, которую приводит Беатрис, обе позиции присутствуют примерно в равной пропорции, так что говорить о постоянном предпочтении позиции «Петр слева» нельзя. В частности, в вышеупомянутой конфигурации traditio legis, Петр всегда справа (ошую Иисуса), а эта иконография была  популярной. Так что средневековая традиция, по-видимому, возникла заново.

Известно, что изображения апостолов часто сочетались с колоннами. Для этого достаточно литературных оснований: апостолы систематически характеризуются как «столпы» Церкви. Среди наших золотых стекол примеров апостолов с колоннами нет, но их зато очень много на саркофагах. Колонны с арками были стандартным архитектурным фоном как на языческих, так и на христианских саркофагах. Однако есть важные различия. В языческих саркофагах колонны и арка служили рамой (в жизни – нишей) для божественных фигур.

саркофаг из Ферентилло
Саркофаг из Ферентилло с дионисовской тематикой, 2-3 век, Рис. 17.

Каждое божество занимало свою нишу, образуя своеобразный пантеон. На христианских же саркофагах апостолы вели себя как боги, вышедшие из своих ниш, как живые люди, участвующие в общем действии. Стена с колонами и арками оставалась в роли задника с неочевидным смыслом: что это, стена здания или крепостная стена города? Находятся ли фигуры снаружи или внутри?

саркофаг Конкордия
Саркофаг Конкордия из Арля, конец 4 века, Рис. 31.

саркофаг из Сан-Амброджио
Саркофаг из Сан-Амброджио, Милан, конец 4 или начало 5 века, Рис. 32.

Две наиболее популярные точки зрения: (1) колонны с арками – это всегда отсыл к Храму Соломона и его стенам; (2) это – стена Небесного Иерусалима. Беатрис обсуждает в основном вторую точку зрения, представляющуюся естественной в похоронном контексте. Покойник находится в Раю, обозначенном как внутренняя часть Небесного Иерусалима. Правда апостолы по этой теории должны быть внутри, а они снаружи. С иеротопической точки зрения это можно понять в свете концепции образов-парадигм. Согласно этой концепции, сакральное искусство чуждается иллюстративности и говорит намеками, предоставляя образотворчество зрителю. Поэтому мы имеем дело с многосмысловыми изображениями, порождающими букет ассоциаций, своего рода образную симфонию. Тут все сразу: и Небесный Суд, и Тайная Вечеря, и Нагорная Проповедь, и Святой Град как Рай. Более явное иллюстративное изображение обеднило бы смысл и подрезало бы крылья воображению. Для христианского искусства вообще характерно стремление представить как бы все сразу – всю полноту веры. Это отвечает ощущению единства литургических переживаний, в которых все сразу: и Жертва, и Искупление, и Рай, и Грехопадение. На эту тему можно вспомнить наши пятиярусные иконостасы, представляющие целостность церковной истории во всех её аспектах. Не отсюда ли идет наша тяга к "всеединству"?

Продолжение в готической теме.

Источник:
Beatrice Leal. Representations of architecture in late antiquity. Thesis submitted to the University of East Anglia for the degree of PhD, July 2016

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 05 Февраль 2017, 01:14:09, Золушка»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика