Иконология и иеротопия
Введение в мечтоведение (философия строителей воздушного замка)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
В библиотеке появилась моя публикация "Философия мечты". В этом эссе я пытаюсь описать и утвердить мечту как полноправную разновидность человеческой деятельности независимо от её реализации или даже реализуемости. Прошу комментировать и высказывать альтернативные мнения о мечте в этой теме.

Вот начало эссе:

ЧТО ТАКОЕ МЕЧТА?
Мечта  –  это желание, реализованное в воображении. Сознательное мечтание  –  это творческая умственная деятельность, занимающая промежуточное место между целенаправленным мышлением и т.наз. «посторонними мыслями». Психологи нашли, что наша мысль спонтанно блуждает почти половину времени и спорят о том, хорошо это или плохо/1/. Однако посторонние мысли хаотичны. Мечта же обычно начинается как спонтанная «посторонняя  мысль», но затем приобретает характер осознанного творчества и выливается в переживание воображаемых видений или ощущений, смонтированных в подобие видео-клипа, куска воображаемой жизни, воспринимаемой «из себя». Мечта увлекает. Её первоначальная спонтанность  переходит в структурированную форму полу-свободного повествования, в котором существует внутренняя логика и цель. Мир мечты создается по другим законам чем мир реальности, но он не хаотичен/2/.

Спонтанность и отсутствие «внешней» цели отделяет мечту от творчества. Творчество может начаться как мечта, но в нем, если это действительно творчество, быстро возникает и становится доминантной явная цель, стремление что-то воплотить: написать, создать, нарисовать и т.п. Эта «внешняя» цель является тем стержнем, вокруг которого вращается творчество. Творчество, даже и предназначенное только для себя, выражается именно в творении, фактическом или предполагаемом.  Мысль, направленная на «внешнюю» цель, выходит из области чистой мечты и переходит в сферу творчества. В данной работе нас интересует именно мечта в собственном смысле, т.е. мечта остающаяся в своей сфере.

Нереальность мечты отграничивает её от планирования. Пусть планы часто не осуществляются так, как задумано, но они являются осознанной деятельностью по созданию будущего. Планы мыслятся как реальные  –  иначе они не имеют смысла. Мечта же подчеркнуто нереальна. Явная нереальность останавливает планирование, но не мечту. Нереальная мечта увлекает еще сильнее.  В мечте привлекательность содержания намного важнее её реализуемости/3/. Кроме того в планировании доминирует схематичность, в то время как в мечте на первом плане чувственный образ/4/. Если план подобен чертежу, который рассматривается извне, то мечта больше похожа на красивую картину, в пространство которой мы временно перемещаемся. Если план имеет целью организацию будущих действий, то мечта важна сама по себе. Если мы планируем ради чего-то, то в пространство мечты мы перемещаемся ради неё самой.

Другое отличие мечты от плана  – в её чисто личном, даже интимном, свойстве. Если планами мы часто делимся и обсуждаем совместно, то почти все мечты остаются в сознании их породившем. Планы рациональны и закрепляют нашу связь с реальностью, тогда как мечты уводят в альтернативный «мир грёз». Планами создается реальное будущее, которое мы делим с другими. Мечты создают воображаемый мир, который принадлежит нам и как правило только нам/5/.
...........................



Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 31 Январь 2016, 19:58:13, Андрей Охоцимский»

Замечательное эссе! Я с детства заядлый мечтатель. Если не посвящу этому занятию хотя бы часок в неделю, начинаю впадать в депрессию. Ощущение, что у меня кончились жизненные силы. А помечтав, я снова полон сил.

Тема мечтаний для меня всегда - это неудовлетворённость реальным положением вещей. Мечтание у меня всегда начинается с предположения "а что, если было бы так? как могли бы развиваться события?" И тут события в моём воображении начинают развиваться по нарастающей, связь с реальным миром теряется, а образы становятся один ярче другого. Словно пью прохладную воду в жаркий день и не могу напиться.

Я с детства люблю историю, и в основном мои мечты-фантазии накатывают на меня после чтения исторических работ. Разумеется, сперва это был просто учебник истории, сейчас это различные работы на историческую тематику. История не терпит сослагательного наклонения, а мечта им только и живёт...

Но бывают, конечно, мечты, связанные с неудовлетворённостью личной жизни, но очень редко. И какие-то они опустошительные у меня, лучше бы не мечтать, только душу травить... Бессилие какое-то и уныние охватывает меня после них.

Я не могу считать себя вполне автором своих мечт, они сами охватывают меня, не считаясь с моей волей. А если отгоню их от себя, то как-то сразу становится не по себе, чувствую, что нужно мне это. Чувства, на которые я скуп в жизни повседневной, рвутся наружу. Мечты наполняют всё моё существо желанием жить, яркостью и нелогичностью. В них ухожу с головой, чтоб чувствовать себя живым.

Мне кажется, что мечтанию более подвержены люди внешне спокойные, живущие размеренной жизнью и никогда не бросающиеся в омут с головой. В мечтах компенсируется то, чего не хватает человеку прежде всего в чувственном плане. Душа мыслит образами, ум - схемами. И когда у человека происходит перекос в сторону ума, душа берёт себе своё, окуная тебя в грёзу. Мечта - прерогатива души, а не ума, потому столь непредсказуем сюжет мечты. Я не знаю, чем закончится процесс мечтания, хотя, как бы, сам и задаю его вектор.

Я не могу сказать, что мечтание есть образное мышление. Мне кажется, что сам термин мышления здесь неуместен. Тут скорее созерцание того, что родилось в твоей душе ещё до начала мечтания, вызванного каким-то событием в жизни, к примеру прочтением книги. Образы рождаются в душе и требуют выхода. Порою мне кажется, что в мечтах я вхолостую сжигаю целые миры, которые стоило запечатлеть хоть в какой-нибудь форме, хотя бы просто нескольких слов в дневнике. Но дневник вести лень, а творить не хватает таланта.

И всё же мечты не пропадают бесследно, словно птица-феникс они возрождаются вновь, повторяя частично свои сюжеты, но наполняясь новыми образами. Должен признать, что накопился ряд сюжетов-мечтаний, которые вновь и вновь обыгрываются в моём воображении. И тем не менее они не надоедают и даже, признаться, развиваются всё также непредсказуемо, как бы это не было парадоксально. Дело в том, что когда начинаешь мечтать, рассудок не вмешивается, не говорит, что это пустое. Есть только яркие переживания, которые хочется переживать снова и вновь.

Спасибо, за ваше эссе. Близка мне эта тема, так что, аж, нахлынуло...

Свобода не просто право, а обязанность каждого
«Последнее редактирование: 01 Февраль 2016, 05:00:56, ВОЗ»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Антон, большое спасибо! О таком продолжении к моему эссе я даже и не мечтал :) . Вы пишете по сути о том же с позиций личного опыта. Счастливых мечтаний!

Насчет того, уместен ли тут термин мышление, это по сути не столь важно. Мысли вообще важнее слов. Мысленные структуры - они как предметы - существуют независимо от того, как их называют. Насколько я знаю, термин "образное мышление" в литературе существует и противопоставляется "вербальному мышлению". Если встать на эту позицию, получается, что любая невербальная мысль - это образ. Как ни странно, именно так и думают многие серьезные русскоязычные психологи, т.е. слово "образ" в русском языке имеет необычайно широкий охват. Я все же склонен сближать слово "образ" с философским понятием "чувственный образ", т.е. это некая мысленная структура (запомненная или придуманная), сотканная из ощущений (воображенных или запомненных). Вы правы: образ не есть мысль, но он может использоваться при мышлении. Т.е. слово "мышление" шире чем слово "мысль". Согласитесь, что все воспоминания - это образы, а без памяти мыслить было бы просто нечем. Я не готов построить теорию, связывающую мысль с образом; такие попытки делались, но в общем это еще далеко не закрытый вопрос.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 01 Февраль 2016, 05:03:06, ВОЗ»

Насколько я знаю, термин "образное мышление" в литературе существует и противопоставляется "вербальному мышлению".

А вот это близко мне, пережито ещё в раннем детстве. Я тогда заметила, что мысль сначала рождается - "из ничего",  а облекается в слова уже позже, именно в "одежде" из слов её можно выпустить во внешний мир, если надо. Я запомнила это ощущение потому как раз, что пыталась рассказать старшему брату как это происходит, а он меня высмеял ("В моей голове есть такая коробочка, а в ней ещё коробочка..." ((во внутренней рождается мысль, переходит во внешнюю и там облекается в слова - что-то такое хотелось сказать))  - И обе пустые, - сказал брат и засмеялся.) Из-за обиды эпизод запомнился и ощущение запомнилось. 

... А Антону непременно нужно писать, имхо, много.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 01 Февраль 2016, 17:34:20, КАРР»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Согласен, у Антона просто классно получается: содержательно, живо и все вполне грамотно, никаких поэтических заносов. Так что насчет "творить не хватает таланта" - это ложная скромность.

Насчет мыслей, которые и не-образные и не-вербальные - это основная тайна, которая меня сейчас занимает. Я занимаюсь сложными и очень большими программами (по месту основной работы) и если бы я мыслил вербально, я бы вообще ничего не мог сделать, или все шло бы в 100 раз медленнее. С другой стороны, образности здесь тоже нет, связи чисто логические. Получается как-то само, как у композитора, только без музыки. Как у художника только без зрительных образов. Как это описать, не знаю. В сфере бытия присутствует лишь результат.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 01 Февраль 2016, 20:12:25, ВОЗ»

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Очень интересная и волнующая тема. Смею предположить, что невербальное образное мышление способно приходить к человеку, находящемуся в равновесии с окружающим миром, т.е. понимающему: кто он, где, когда и почему находится, что и зачем его окружает. В случае "вырванности" из действительности на человека находит оцепенение и панический ужас, освободиться из которого помогает только способность мыслить на языке, когда отталкиваясь при помощи него от темноты и шаг за шагом отвечая на простейшие вопросы, ты, попытка за попыткой, вырываешься к привычным тебе свету и невербальной образности, которая без этого света, думается, немыслима. Из личного опыта.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

Насчет мыслей, которые и не-образные и не-вербальные — это основная тайна, которая меня сейчас занимает.

Наверное, нам привычно считать, что всё, что происходит в нашем сознании, суть есть мысль. И потому одни мысли мы называем вербальными, если они у нас крутятся на языке, другие — образными, если они созерцаются как некая данность, и не важно в памяти или же воображении, а третьи, не подходящие не туда и не сюда — идеями. И в одном лишь мы уверены, что всё это наши мысли. На чём основана данная уверенность? Между тем все эти роды «мыслей» имеют совершенно различную природу. Что общего между образом и логическим рассуждением или же идеей, невыразимой ни через образ, ни через слова?

Несколько слов об идее. Идея постигается всегда разумом, но не через цепь логических рассуждений, а как бы вдруг, через эврику. Это её роднит с чувственными образами, которые также постигаются как бы невзначай. Совсем другое с нашими мыслями, которые рождаются при осмыслении как чувственных образов, так и идей. Они привязаны к языку, к уже существующему опыту, и наш разум пытается вписать их в уже существующие логические схемы, неизбежно тем самым обедняя их содержание. И мне кажется, что поэтому слова Тютчева «мысль изречённая есть ложь» нужно относить отнюдь не к плодам нашего ума — собственно мыслям, а к идеям, которые мы иногда улавливаем.

Таким образом, мышлением во избежание путаницы следует называть именно «вербальное мышление», которое есть либо процесс построения логических конструкций или же вербализация чувственных образов и идей. Образное же мышление следует прямо называть внутренним созерцанием, процессом подсвечивания сознанием различных уголков нашего бессознательного (в терминах Карла Юнга).

А вот восприятие идей действительно куда более загадочный процесс. Как, почему, откуда идеи появляются в сознании? Если чувственные образы можно интерпретировать как рефлексию нашего бессознательного, т. е. души, на какие-то события в нашей жизни, и не важно внешние или внутренние, то привязать появление идей к рефлексии ума несколько сложнее, хотя именно так и объясняют. То есть на самом деле мы продолжаем размышлять над какой-то проблемой даже тогда, когда мы о ней не думаем. А когда проблема решается, происходит эврика. Имхо, какое-то неправдоподобное объяснение.

Многолетние исследования Карла Юнга привели его к идее коллективного бессознательного. Суть идеи состоит в том: то что творится у нас в голове, в большинстве своём не есть результат нашего мышления или опыта. Юнг идеи назвал архетипами, так как считал, что они достались нам по наследству от наших предков. Они живут в глубине бессознательного, а их обнаружение и есть эврика. Наше сознание скользит словно луч маленького фонарика по огромному тёмному помещению — бессознательному, не имеющему иного освещения, подсвечивая то воспоминания, то какие-то образы, а то и идеи, которые живут своей жизнью, пока на них не попадёт этот лучик света.

В свете подобного взгляда меняется и само понимание мечтания. Погружение в мечты есть вглядывание в плохо освещённые уголки нашего бессознательного. А в этих уголках порой сокрыто много чего интересного. Идеи и образы, потерявшие актуальность, оживают от взора сознания, дарующего им вторую жизнь. Ничто не теряется навсегда, забываясь. Всё в нашей памяти остаётся навечно, а память у нас, видимо, ещё и общая. Так Карл Юнг в своих книгах приводит примеры, как во снах люди видят давно позабытые символы, например, символ алхимиков XIV века, о котором знают лишь редкие исследователи.

Мечтая, мы оживляем то, что уже казалось ушло в небытие. Даём забытому второе рождение. Так что не нужно удивляться, когда, помечтав о чём-то, это что-то сбудется через несколько лет. Своей мечтой ты оживил идею, а она на кого-то снизошла как эврика, породила в нём желание осуществления, и ему хватило сил её осуществить. Фантастика! Может быть, и фантастика, а может так оно и есть…

Свобода не просто право, а обязанность каждого
«Последнее редактирование: 02 Февраль 2016, 06:41:44, КАРР»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Антон,
Вся эта терминология сложнее чем кажется, и в разных дискурсах все эти термины могут иметь разный смысл. "Идея" это крайне широкое понятие, но она отличается от мысли своим объективным существованием. Грубо говоря, идея - это мысль оторванная от наших нейронов и имеющая свое бытие. Идеи принадлежат "идеальному", которое противопоставляется материальному. Понятие "идея" в современном смысле ведет начало от платоновских "эйдосов", абстракций или форм вещей, которые живут в своем мире и имеют свое бытие. Т.е. у Платона "идея" существует вообще независимо от нас и вне времени. Мы её не создаем, а схватываем, воспринимаем. Стоит почитать диалог "Тимей".

Архетипы Юнга обычно с идеями не отождествляют, разве что их можно считать частным случаем идеи если идею понимать в очень широком смысле. А "мысль" это вообще, по-моему, понятие скорее психологическое чем философское, некий элемент процесса мышления. Я не думаю, что мысль (в общем смысле) отграничивают от образа. Скорее в философском контексте отграничивают идею от образа.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 02 Февраль 2016, 06:13:15, ВОЗ»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Сергей,
Спасибо за ссылку на Вашу повесть. У Вас хорошо схвачены 2 момента: (1) реальность сновидений и шок от перехода в "здесь и сейчас" и (2) восприятия жизни как тюрьмы. Мне и то и  другое очень понятно и я рад, что Вы об этом написали. Правда, сами приключения Вашего героя на "воле" выглядят как-то неуклюже. Я правда прочитал всего 3 главы, может там дальше интереснее.
По первому пункту, у меня были повторяющиеся сновидения, переносящие меня в один и тот же ситуационный мир (таких было 3 или 4 всего), и я так к ним привыкал, что часто спрашивал себя, не является ли это реальностью. Вопрос этот не был таким уж глупым, так как этот мир не противоречил реальному, а относился к прошлому и к другому месту, т.е. был как бы ложным воспоминанием.
По второму пункту, это ощущение, по-моему, присуще современной цивилизации. Мы делаем 3 выбора: образовательное учреждение, первое место работы, супружество. Дальше мы ничего не решаем. Те, кто мигрируют или меняют карьеру, делают еще 1-2 выбора. Но все это делается во имя стабильности и безопасности, которая и есть тюрьма.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 02 Февраль 2016, 06:15:18, ВОЗ»

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Андрей, мне видится, что во все времена и эпохи человечество чувствует и думает одинаково (на одном уровне). По этой причине во все времена среднестатистический условно свободный человек ощущал свою жизнь как тюрьму. Зачастую, возможно, не осознавал, но чувствовал. Просто в наше время и в нашем современном обществе мы это чувствуем острее и болезненнее. Слишком много факторов сегодня постоянно напоминают нам об этом. Не случайно данная нам от рождения способность и возможность мечтать (пусть и не всеми она востребована) является для большинства из нас неким средством сглаживания эффекта заточения, ухода из окружающей действительности в свою, созданную тобой реальность, в которой мы находим отдых и успокоение. И лишь немногие из этого числа мечтателей способны дерзнуть выйти за рамки мечтаний в попытке сделать мечты подлинной реальностью. Лишь немногие решаются сказать себе: мне есть что явить миру, я хочу это сделать, и я готов это сделать. Ну а дальше - самое трудное - сделать первый шаг на пути от мечты к её воплощению.

В чём причина того, что не многие отваживаются на этот шаг? Я думаю, что здесь может сказываться и страх этого шага, и непонимание того, как и когда его нужно сделать, и то, что для многих из нас мечты дороже их воплощения. Для многих из мечтателей сама способность сказать себе - я не такой как все, я могу то, чего не могут другие, уже является неслыханным дерзновением. Причина? Люди боятся неудачи, насмешек и осуждения окружающих. Надо обладать определённой смелостью, чтобы выйти за рамки собственно мечтаний. Впрочем, кажется, это выходит за рамки данной темы.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

Удивительно, что на сайте, по имени «Воздушный Замок», до сих пор не было темы «Философия мечты»... Но может быть, философия мечты и должна была возникнуть именно в таком разделе и таком контексте, как теперь? И совсем неудивительно, что такая тема породила живые отклики обитателей «Воздушного Замка», по-другому и быть не могло. Стопроцентное попадание в цель. Низкий поклон автору.

У меня тоже настоящая работа и дискуссия по ней вызвали (и как иначе?) целый ворох мыслей и перекрёстных связей с другими темами. Какую-то часть из этих мыслей и связей я сейчас намечу, а об остальных расскажу позже, если дискурс продолжится и появится нужный повод.

Мысли вообще важнее слов. Мысленные структуры — они как предметы — существуют независимо от того, как их называют.
Мысли важнее слов, если слово рассматривается исключительно как способ передачи мысли, то есть — утилитарно (для мысли), как её одежда. Но с другой стороны, мысль — только часть слова. Слово включает в себя много чего другого, кроме мысли (смысла): звук, образ, чувство и т.д. Слово выступает тогда в роли Целого, а мысль — части этого Целого. И Целое, разумеется, больше и важнее любой своей части. Всё зависит от изначальной точки отсчёта: если мы используем слово как функцию передачи мысли — это один подход, и у него одна иерархия ценностей. Если же мы воспринимаем слово как живую сущность, в которой мысль лишь часть целого, это совсем другой подход и другая иерархия.

мысль сначала рождается — «из ничего», а облекается в слова уже позже, именно в «одежде» из слов её можно выпустить во внешний мир, если надо
Так и бывает у большинства людей. Но если верить поэтам, у них как-то по-другому. Есть фраза «поэт думает стихами», и она, если ей верить, выстраивает иной порядок взаимоотношений мысли (идеи) и слова (одежды). Сначала возникают стихи (строфы) — то есть слово — а уже потом из этой сущности можно извлекать те или иные «мысли и чувства», те или иные образы и т.д. На мой взгляд, подлинная поэзия и есть такая (стихи приходят неизвестно как и откуда, а уже из них извлекаются потом разные мысли и проч., а не наоборот; наоборот — басня и аллегория, но не символ). То есть, поэзия как средство для передачи «мыслей и чувств» (одежда) не совсем ещё поэзия, вернее — это только утилитарная функция поэзии (одна из, как и воспитание), которую часто путают с самой её сущностью (мифической и символической). Отсюда меняются оценки полезности и нужности. То же и с мечтой. (И с ритуалом, к слову.) Аналогия прямая, но с мечтой сложнее показать такие переходы целого в часть и цели в средство, а с поэзией — чуть проще (предмет осязаемей, что ли).

..никаких поэтических заносов
А ведь в этих «поэтических заносах» порою скрывается (и тем открывается) самое ценное и неожиданное, как для самого автора, так и для читателя.

И в одном лишь мы уверены, что всё это наши мысли. На чём основана данная уверенность?
«Мысли зарождаются в мозгу как черви» (иронизировал над таким пониманием «зарождения мыслей» Абрам Терц)... Мне кажется, что если мы вынесем за скобки духовное и мистическое, а попробуем разобраться в «архитектуре воздушных замков» (наших мечтаний), оставаясь только в сфере материального (и социального) бытия, даже привлекая в него подсознательные и бессознательные сферы, мы обречены на формалистический подход. То есть, мы внутри данных сфер в принципе не сможем выйти на содержательную оценку. В таком подходе духовный вектор мечты неопределим. И здесь мы попадаем в ту же ловушку, как и с формальным подходом к свободе вообще.

Те или иные духовные и мистические сущности могут (да собственно, это и есть один из самых действенных «механизмов» влияния на наши души!) инспирировать в нас те или иные мечтания, с тем или иным духовным содержанием и в том или ином направлении. Различать духов в мечте не менее важно, чем различать их в других сферах нашего бытия. А для этого необходимо не выносить мистическое и духовное за скобки, но помнить, что ничто в нашем внутреннем мире не является закрытым от влияния духовных и мистических сущностей. А эти сущности могут обладать совершенно разной природой и преследовать прямо противоположные цели. Потому структура мечты не может нами рассматриваться исключительно формально, но всё определяется содержанием мечты, её духовной и нравственной направленностью.

Своей мечтой ты оживил идею, а она на кого-то снизошла как эврика, породила в нём желание осуществления, и ему хватило сил её осуществить. Фантастика! Может быть, и фантастика, а может так оно и есть...
И это лишь один из «механизмов» реализации мечты. Мечта, как и память, является такой же «материей души». Душа наша во многом состоит из своих «мечт». И содержание этих «мечт» так же составляет содержание души, как и воспоминания. Мечты наполняют нашу душу определённым содержимым, а следовательно — определёнными качествами. Соответственно, душа, обладающая тем или иным содержанием и теми или иными качествами, по-разному взаимодействует с другими душами и по-разному выстраивает свой жизненный путь, а это и влияет в конечном итоге так или иначе на внешний мир, а не прямая (буквальная) реализация мечты как бизнес-плана. Мечта наполняет душу воздухом, от духовного качества которого и зависит жизненная устремлённость души и её оценочная шкала, что и определяет в итоге плоды деятельности данной личности в любой сфере.

Есть два принципиально разных подхода ко всему на свете: к миру, к природе, к обществу, к человеку, к религии, к философии, к науке, к искусству и т.д. — это утилитарный подход (во главе угла — «практическая нужность») и подход, так скажем, «чистого искусства» (на самом деле — служения внеличностным целям, целому, которое ставится выше практического утилитарного интереса). Эти подходы приносят прямо противоположные плоды во всём, и в итоге создают не только разнонаправленные мировоззрения, но и совершенно разные «объективные реальности» (объективная реальность для человека определяется тем или иным интегральным субъективным взглядом на мир).

Думаю, что мы не очень погрешим против истины, если рассмотрим эти разные подходы, например, к поэзии (или вообще к искусству) применительно к мечте. Грубо говоря: мечта (поэзия) для жизни (воспитание, реализация и т.д. — утилитарный подход) или мечта (поэзия) для мечты (цель поэзии — поэзия), подход «чистого искусства». Вот несколько импровизаций на эту тему; отталкиваюсь от цитат из заглавной статьи Андрея Охоцимского:

«В мечте привлекательность содержания намного важнее её реализуемости.»
Здесь, как мне представляется, акцент должен быть сделан именно на содержании мечты, а не на её реализуемости. Более того, я утверждаю, что не реализуемой мечты вообще не бывает. Каждая мечта, если она долго держит внимание человека и вбирает в себя его чувственное и умственное напряжение длительное время, всегда реализуется, всегда. Не формально, но как следствие изменения качества и материи души. Реализуется в других формах или через других людей, с которыми данная личность входит в общение. Реализуется всем жизненным путём личности, который во многом и определяется содержанием мечты (духовным и нравственным, прежде всего).

«Цивилизация и общество находятся в молчаливом конфликте с мечтами. Цивилизация и общество в сущности равнодушны к мечтам.»
То же — и о поэзии. Один в один. И ценность мечты, как и ценность поэзии, в ней самой.

«мечта рассматривается и провозглашается ценной сама по себе, безусловно и независимо от своей реализации»
Здесь тоже нужно сделать уточнение: речь идёт не о мечте как таковой, но о её содержании. То же и о поэзии: ценность определяется её содержанием, а не её нужностью (реализацией). Пошлая мечта, как и бездарное рифмоплётство, не является положительной ценностью, ни сама по себе, ни в плане реализации. Более того, пошлые мечты гораздо легче реализуются. Что только усугубляет их отрицательную ценность.

Маниловщина осуждается не за саму мечтательность, а за пошлость и пустоту содержания этих мечтаний. Другое дело, например, Обломов. Его мечты возвышенны и даже глубоки, они и ткут, и составляют содержание этой чистой, бескорыстной и благородной души. И эта душа оказывает огромное воздействие на того же практика-Штольца, делает его лучше, чище, а значит — вот вам и реализация мечтаний Обломова, но через другого человека и в других формах.

И вот что ещё интересно. Попробуй сам и напрямую Обломов реализовать свои мечты — могла бы получиться плоская и даже отвратительная карикатура, которая дискредитировала бы и обесценила и эти мечты, и само то доброе влияние на других людей, что оказывала личность Обломова в мире. Личность, сотканная и наполненная высокими мечтами. Обломов страдал от того, что неспособен реализовать свои мечты на практике и очень корил себя за то. Но он был призван Небом мечтать, а не реализовывать мечту! Как и поэт призван созидать поэзию, а не носиться с её социальной реализацией и нравственным воспитанием людей через стихи. Утопия и есть карикатура мечты, обесценивание и развращение её природы. Здесь множество можно привести аналогий (о реализации любовных мечтаний в том числе)... Не всякую мечту должно реализовывать буквально и не всякому сотворившему её.

Всё зависит от содержания и качества мечты. Это содержание и качество и являются безусловными ценностями. То же и в молитве.

«В мечте нет ничего мистического. В мечте человек не рвется в иной мир, а создает воображаемый образ, сотканный из элементов реальности.»
Слишком категоричное суждение, по-моему. Всё зависит от строя той личности, которая предаётся творчеству мечты. (Я не оговорился, к мечте точно так же применимо слово «творчество», как и к любой деятельности.) Мечты могут быть очень мистичны. И так же, как любое творчество, могут инспирироваться (поощряться или блокироваться) теми или иными духовными сущностями. Мечта может быть сродни молитве. Более того, мечта и есть разновидность молитвы. Всегда.

Молитва является ценностью сама по себе, а не потому что сбывается или не сбывается. То же и с мечтой. Осознаёт человек это или нет, но в своих мечтах он так же обращается к Богу, как и в молитвах. В определённом смысле, мечта, как и молитва (как и поэзия), является диалогом человека с Творцом. И содержание этого диалога ценно само по себе, хотя бы потому, что оно и наполняет содержанием человеческую душу (тем или иным).

Молитва и мечта — это две формы одного и того же диалога: одна устремлена Ввысь, другая — к миру сему. Осознанность адресата имеет значение только для самого вопрошателя, но не для Того, к Кому устремлены вопрошания. И ещё поэтому мечта имеет безусловную ценность для нас.

Мне хочется ввести такой термин в данной теме, как поэзия жизни. И поэзия жизни состоит из наших мечтаний, так же как поэзия вербальная — из слов. И молитва, и мечта, и поэзия ровно настолько ценны, насколько наполнены чувством и насколько это чувство наполнено тем или иным духовным качеством и нравственным содержанием, или является реакцией на него (что одно и то же по сути).

«Вообще, мне кажется, что практически все отечественные авторы, пишущие о мечтах, находятся во власти телеологического подхода: им всем важно, чтобы мечта для чего-то оказалась нужной. Для меня же этот аспект проходной, второстепенный. Мечта как особая форма мышления представляется мне достойным предметом независимо от своей вплетенности в разноплановые слои жизненной реальности, связанность с которыми может быть интерпретирована как полезность или нужность.»
То же и о науке, и о природе (к вопросу об «утопичности Козырева и его философии науки» ;-) )...

Применительно к разного рода воздушным замкам и в контексте данной темы приведу здесь цитату, которая неслучайно находится на Главной странице нашего детища и которая многое объясняет в том числе и в философии мечты:

«В результате произошло чудо, кажется, не имеющее аналогов в истории: реальность художественная зримым, явным образом спасла реальность историческую...
...Всё яснее становится, что деятельность художника, его духовное напряжение, пусть даже не видимое никому из современников, не может не отражаться в многозначных мирах метакультуры, оказывая влияние в конечном счёте и на нашу реальную жизнь.»
Е. Морошкин из книги «Два века Прароссианства».

То же, что сказано о художественном творчестве, применимо к творчеству мечты (и творчеству памяти, оба неразрывно связаны и оба составляют материю души). Каждого из нас. И от духовного напряжения и качества этого творчества зависит в конечном итоге и качество нашей реальной жизни, её духовная направленность. И наши мечты явным образом спасают реальность историческую. Или губят её, если несут губительное духовное содержание. Мечта сама по себе, как и свобода сама по себе, в отрыве от её духовного содержания и качества, просто пустота, мёртвая форма. И говорить о ней, в отрыве от содержания, так же бессмысленно.

Ещё раз огромное спасибо Андрею за тему и за работу!
(Мечтаю о продолжении. |-:-| )

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 04 Февраль 2016, 13:18:32, Ярослав»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Ярослав, большое спасибо за такое дополнение. Приятно видеть такой резонанс и созвучие. Очень правильная и новая для меня мысль, что мечты часто и не нужно реализовывать. В мечте может осуществиться общение с идеальным, которое воплотить все равно невозможно.

Слово - это вышивка по ткани молчания.

В мечте может осуществиться общение с идеальным, которое воплотить все равно невозможно.
Буквально воплотить невозможно. Напрямую. Воплощаются мечты таинственными и не подконтрольными рассудку путями. В непредсказуемых формах и временах. Воплощается их духовное содержание, а не буква. То же и с молитвой...

Всё же главный вопрос, который почти не намечен в статье, это вопрос духовного содержания мечты. Какому богу служит мечта и каким духом движима - вот точка отсчёта. Реализация и её формы - уже следствие, практически независящее от самого мечтателя. "Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся" (мечта и есть наше "внутреннее слово", наша внутренняя речь)... Но мы можем предугадать, что добрые мечты принесут плоды добрые, а злые - злые. Мне кажется, что мы только и делаем в этом мире, что учимся различать духов. В реальной деятельности, в творчестве ли, в мечтах ли - не суть важно: границы между ними весьма размыты. Важно само различение духов, хотя бы желание их различать (в современной культуре именно это желание различать духов подвергается и скепсису, и осмеянию).

Духовное содержание мечты небезразлично для души и судьбы человека. Мечта, в определённом смысле, и является внутренним двигателем и компасом судьбы... А ведь двигатель и компас и сам маршрут пройденного пути (т.е. реализация) - это совсем разные вещи, хотя и безусловно связанные друг с другом. Ни двигатель, ни компас не могут воплотиться в путь, но могут способствовать движению и выбору направления.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 04 Февраль 2016, 09:13:59, Ярослав»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Действительно, о духовном содержании мечты у меня ничего нет. Я скорее пишу об интимно-личном характере. Я имел в виду не обязательно возвышенные мечты, а обычные, так сказать бытовые. Так что здесь открыто поле для творчества. Пишите!

Слово - это вышивка по ткани молчания.

P.S. Для философии мечты есть два удивительно показательных предмета, два классических образа мечтателей в русской литературе: Манилов и Обломов. На этих образах можно построить две прямо противоположных философии (оценочных шкалы).

В чём различие, кроме собственно содержательности?

Манилов предаётся мечтаниям от пустоты жизни, никакого духовного напряжения в его мечтах нет и близко: он не вкладывает в них никаких сил души и никакого творчества. И пустота порождает пустоту, пошлость - пошлость. Для Манилова содержание его мечты безразлично, как для проститутки - личность её клиента. Манилов не любит свои мечты и не различает их лиц.

Обломов мечтает совсем иначе: это в самом точном смысле слова - труд души, творчество души. Обломов вкладывает в свои "воздушные замки" не меньше умственных и душевных сил и духовного напряжения, чем художник в свои полотна или мыслитель в свои труды. Это громадный труд, и труд творческий. Обломов может умереть за свою мечту, но не изменить её сути (да, собственно, так и происходит). Обломов любит каждую свою мечту конкретно, как живую личность, как художник свои картины.

Соответственно - и плоды. Для души каждого из этих двух типов мечтателей, и для мира, в котором они живут и мечтают.

Мне кажется, что в философии мечты необходимо (кроме акцента на духовное содержание) наметить тему творческого напряжения мечтания. Насколько для мечтателя его мечта любима, сколько вбирает в себя его умственных и душевных сил, насколько насыщенна творческим горением, духовным напряжением, даже страданием, - от этого и зависит безусловная ценность мечты. А не от самого факта мечтания. Мечтать (как и любить) можно по-разному... Это важно, по-моему, подчеркнуть в философии мечты.

Заниматься мечтой, как и заниматься любовью, можно (при формальном сходстве) с совершенно разной внутренней сутью. И плоды одного и того же занятия при формальной схожести и при разном внутреннем его содержании будут противоположными. Здесь философия мечты вплотную сходится с философией свободы. Формальный подход и для мечты, и для свободы губителен, как показала жизнь (особенно в гуманистическую безрелигиозную эру)...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 04 Февраль 2016, 09:41:29, Ярослав»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика