Творческая лаборатория
Манипуляция сознанием: алгоритмическая интерпретация

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнВиталий Щеглов

  • В. Щеглов
Щеглов В.Н.
Манипуляция сознанием:  алгоритмическая интерпретация

В этой статье мы не будем повторять подробное описание алгоритма построения алгебраических моделей конструктивной (интуиционистской) логики (АМКЛ, "искусственный интеллект") и пояснения к его применениям ? рекомендуем любознательным читателям предварительно ознакомиться с этими интересными построениями, например, в вводной части статьи [6]; более детальные описания см. в списке литературы [1 - 5]. Выражение "манипуляция сознанием" будем понимать, как осознанные действия, влекущие в итоге вред как отдельным личностям, так и значительной части общества; субъектами таких действий могут быть как отдельные люди, так и некоторые организованные сообщества, во всех случаях таких "манипуляторов" будем для краткости обозначать символом М. Объект такого воздействия, сознание отдельной личности или "массовое сознание" будем обозначать символом С. Названия нижеследующих разделов согласованы с [8].
 
1. Использование внушения.
Часто воздействие М реализуется в виде первоначального внедрения в сознание людей идеи своей благожелательности. Якобы с помощью лишь полного доверия к ней можно быстро получить определенную, рекламируемую М определенную выгоду при минимальном риске; при этом всякие сомнения в такой благожелательности должны быть признаны неэтичными и подвергнуты моральному осуждению в социальном смысле... Формализация такого вида воздействия при функционировании АМКЛ может быть достигнута следующим образом. Вычисление каждой импликации (вывода) К вкратце в общем случае происходит следующим образом [1, 2]. Каждое целевое состояние (строка массива Х) сравнивается со всей своей окрестностью нецелевых состояний в порядке возрастания абсолютного относительного времени, отсчитываемого от исходного времени целевого состояния. По мере продвижения сравнений вглубь этой окрестности (попеременно, в относительные "прошлое" и "будущее") на каждом этапе вычисляются гипотезы, конъюнкции К*, которые при наличии противоречий (наличии их в нецелевых строках) увеличивают число своих переменных на единицу. Этот процесс обычно заканчивается в некоторой удаленной окрестности от заданной целевой строки; когда таких противоречий нет, формируется истинная конъюнкция, т.е. импликация К.
Заметим, что сам процесс наращивания числа переменных в К* есть некоторое изменяющееся отображение (приближенная модель) исследуемого нами объекта, которому соответствует определенная целевая строка. Если этот объект сложен, то число переменных (ранг К*) велико. Можно сказать, что изменяющееся отображение К* постепенно все более уточняется по мере приближения к своему итогу К, причем на последних этапах (в отдаленной окрестности нецелевых строк сравнения) приближенная модель К* очень похожа на итоговую импликацию К. Пусть теперь существует некоторый источник помех процессу вычисления К, например, выявление очередного переменного в К* на последнем этапе каким-то образом блокируется. Так, наиболее частой причиной прекращения дальнейшего хода вычислений является сам конечный размер массива Х, отсутствие информации обычно из-за трудности ее получения. Поскольку модель все же нужна, например, для управления или для понимания, т.е. интерпретации объекта, С сам иногда принимает, что К* = К. Он верит, что обнаружил истину – однако при обучении на старом массиве Х (при отсутствии слежения за объектом) этот вывод часто ложен в новых условиях.
М использует эту веру; как правило, он более оперативно реализует процесс обучения по сравнению с С – для М уже известен следующий шаг, когда при отсутствии новых управляющих воздействий вычисляется итоговая импликация К. Пусть, например, цель Z = 1 для С, а цель М заключается в том, чтобы неявным образом переключить Z = 1 на свою цель Z = 0; для этого он вводит в качестве управляющего воздействия веру в вышеприведенном смысле. Для простой иллюстрации приведем известный литературный пример. Пушкин в "Евгении Онегине" описывает приезд "Главы повес" Зарецкого (М), который "Умел морочить дурака, умного (С) дурачить славно", ... "И после тайно обесславить" (Z = 0). Приезжает он как "секундант" для вызова на дуэль Онегина (С), который "Любил и дух его суждений".  Далее пишет, как М, "осклабя взор, Вручил записку от поэта",- сразу же после этого С "без лишних слов Сказал, что он всегда готов", – в случае отказа С ожидает, что будет: "... шепот, хохотня глупцов... И вот общественное мненье! Пружина чести, наш кумир!" Однако позже: "Наедине с своей душой Был недоволен сам собой".
Здесь прежде всего обратим внимание на исходную общественную ситуацию: М "Бывало, он трунил забавно", а С "Любил дух его суждений"; - по проявлению психического садизма они сходны, и в данном отношении С заранее воспринимает идеи М как свои! Основа для последующего внушения уже существует. Далее, у М видна большая информативность и оперативность воздействия в новой, более жестокой ситуации. В своей основе цель С, судя по всем предыдущим событиям, была"не убий", а у М - "всё дозволено". М, пользуясь тем, что С в некоторых определенных ситуациях полностью ему доверяет, предлагает ему для реализации свою более жесткую цель Z = 0, убийство. Получив практически автоматический, быстрый и обязывающий для светского человека ответ (в данной социальной ситуации) и не дав ему времени на обдумывание этой совершенно новой и угрожающей информации, М быстро уходит... Пушкин здесь прекрасно описывает социальный аспект и саму распределенную во времени технику процесса внушения!

2. Подача противоречивой информации.
В п.1 описывалась "почти естественная" помеха - блокирование обучения на последнем шаге функционирования алгоритма для перехода от последней гипотезы К* к "всегда истинной" импликации К. В общем случае М может ввести такое блокирование на любом шаге или даже в самом начале обучения, предъявив для С слишком большой или противоречивый массив исходных данных Х, в расчете на то, что для вычисления модели у С всегда будет недостаток времени. Обычно противоречивость многих массивов данных заключается в неотделимости пространства заданных переменных по отношению к переменной цели Z = 0 или Z = 1. Часто С просто не имеет времени на творческую интерпретацию таких "неудачных" моделей, например, что пространство может стать отделимым при введении дополнительных новых переменных. Здесь кроется еще одна, капитальная сторона противоречивости. Мы пользуемся наличным, существующим (existent) языком, где слова являются как бы этикетками с "навечно" прикрепленным к ним смыслом. Однако, например, рекламируемые М действия для С выгодны обычно лишь для М. – Этикетки на бутылках дорогих "коньяков" со смертельно опасным содержимым. Или, как у Булгакова, ассигнации, превращающиеся в бумажки с нарзанных бутылок...   

3. Перенос частного факта в сферу общего.
При исследовании сложных и зашумленных объектов алгоритм АМКЛ выдает на выходе распределение оценок Г по их рангам в виде длинного их "хвоста", где в конце многие Г = 1. Если из этого шума что-то полезно для М как источник, например, внушения для С, он делает "из мухи слона" ? искусственно подбирает сходные факты из таких слабых выводов для конструирования некоторого К* с большим Г, истинность которого сразу трудно проверить. Этот случай является как бы обратным по отношению к блокированию информационного процесса по п.2 - в данном случае М активно "стягивает" в единое целое заранее подобранные факты. При исследовании ЦНС, кажется у Ухтомского, стремление раздражения от различных источников к одному более сильному называется принципом доминанты. Здесь более сильное - это цель Z для М, который умеет создавать ее привлекательность и для С. 

4. Метод фрагментации (семантического манипулирования). 
М дает новую информацию малыми порциями (массив Х содержит мало переменных и мало состояний объекта, строк). По такой выборке С не может вычислить непротиворечивую модель или ее семантика и контекст весьма ограничены и, согласно подобранной выборке, соответствуют лишь цели М.

5. Многократные повторы, мистификация.
(См. также п.4). М таким путем увеличивает оценки Г, что формально увеличивает "достоверность" моделей для таких малых выборок. – Реклама. Отсутствие динамики объекта, сохранение старого контекста. Отвлечение внимания С, искусственное формирование лишь тех выборок, которые желательны для М. Финансовые пирамиды и пузыри. "Чемоданы писем" у Кашпировского в его поддержку... Внушение (см. п.1).  "Молекулярная" революция по А. Грамши как итог длительных малых воздействий на сознание масс: многолетняя направленная деятельность западных СМИ (М) и в итоге переворот 1991 года в России (С).
 
 
Литература
1. Щеглов В.Н.  Творческое сознание: интуиционизм, алгоритмы и модели. – Тула: «Гриф и К», 2004. –  201 с., см. книгу автора (и все другие статьи) также в Интернете:   
samlib.ru/s/sheglow_w_n/ , 
publ.lib.ru/ARCHIVES/SCH/SCHEGLOV_Vitaliy_Nikolaevich/_Scheglov_V.N..html (здесь статьи с формулами), shcheglov.livejournal.com/ (ссылки на статьи), некоторые работы могут быть в  web.snauka.ru/wp-admin/ ).
2. Щеглов В.Н. Творческое сознание: интерпретация алгоритма построения алгебраических моделей конструктивной (интуиционистской) логики, 2007. – 12 с.
3. Драгалин А. Г.  Математический интуиционизм.  – М.: «Наука», 1979. – 256 с.
4. Шанин Н.А.  Об иерархии способов понимания суждений в конструктивной математике// Труды математического института имени В. А. Стеклова, CXXIX // Проблемы конструктивного направления в математике, 6. – Л.: «Наука», 1973. –  С. 203 – 266.
5.  Антосик П., Микусинский Я., Сикорский Р. Теория обобщенных функций. – М.: Мир, 1976. – 312 с.
6. Щеглов В. Н. Темная энергия: алгоритмическая интерпретация, 2014. ? 5 с.
7. Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. — М.: Алгоритм, 2004. — 528 с.; М.: Эксмо, 2005. — 832 с.
8.  ru.wikipedia.org/wiki/Манипуляция_массовым_сознанием
21.01.2016  г.

В. Щеглов
«Последнее редактирование: 23 Январь 2016, 02:27:27, ВОЗ»

Спасибо автору. Впервые встречаюсь с математическим (кибернетическим) описанием манипуляции сознанием.

В свое время я живо интересовался технологиями манипуляции сознанием. Интерес к этой теме возник в конце 90-х - тогда меня заинтересовало манипулирование сознанием в религиозных сектах (на тот момент мной был накоплен определенный опыт хождения по таким организациям). В "нулевые" меня интересовала манипуляция в сфере политической, социальной. Тогда же я познакомился с объемным трудом на эту тему: "Манипуляция сознанием" Кара-мурзы.

Впрочем, с какой бы целевой аудиторией не работали манипуляторы, сама методология манипуляции имеет некий общий алгоритм, намеченный Вами в статье. Попробую, что ли, "популяризовать" данный автором материал (надеюсь, автор не обидится :)  )

Рассмотрим манипуляцию сознанием на примере небольшой замкнутой секты (в данной среде манипуляция проходит по наиболее "классическому сценарию").

1. Манипуляторы (члены секты) вторгаются в доверие к субъекту манипуляции (буду так же называть его для краткости - С). Цель первого пункта манипуляции заключается в том, чтобы С принял манипуляторов за самых близких ему людей, которые МЫСЛЯТ ТАК ЖЕ КАК ОН (это главное).

2. После того как С принял мысли (идеи) манипуляторов как свои, начинается "бомбардировка информацией". Это очень важный этап. Именно во время его и совершается основная подмена итоговой цели (единица меняется на нуль). Перефразируя Кара-Мурзу: человек по-прежнему верит, что он идет в Минск, но на самом деле он идет уже не в Минск, а в Пинск. Во время второго этапа манипулирования С стараются как можно реже оставлять в покое. То есть, не дают С побыть в тишине, собраться и попытаться "разложить по полочкам" новую для него информацию.

3. Когда С "достаточно увяз в сетях манипуляции", манипуляторы постепенно переключаются на частные, мелкие информационные моменты, которые раздуваются до вселенских масштабов. Это или детали новой идеологии, чаще - моменты из жизни основателя секты. Манипулятор переключается на недостатки (грехи) С, которые объявляются едва ли не апокалиптическим бедствием. Манипуляторы внушают С, что с такими недостатками (грехами) он погибнет во "внешнем мире" (мире без манипулятора). Соответственно, единственным местом, где он может спастись, объявляется организация "манипулятора", в которую С попал. Параллельно С загружают второстепенной, совершенно ненужной информацией. Чем больше поступает второстепенной "мусорной" информации, тем чаще С внушают, что он без этой информации обречен на гибель. Ибо сам по себе он никто и ничто. Вне секты он не просто нуль, он отрицательная величина.

 Так, вышеприведенная схема повторяется раз за разом, пока от С не остается ничего, он "пожирается" манипулятором (манипуляторами) :)

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 24 Январь 2016, 00:59:53, ВОЗ»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Сопротивление манипуляции с человеческим сознанием. Лженаука

Прежде всего, заметим, что если у человека отсутствует личное оценочное пространство или оно очень мало, то практически навязать ему любые оценки не представляет никакого труда. Самое печальное состоит в том, что подобное программирование сознания осуществляется в отношении целых народов, как говорят, широких масс населения, стран. Далеко ходить не надо: Германия первой половины двадцатого века и Украина сегодня демонстрируют крайние фашистские образцы манипуляции с сознанием народов целых стран.

Если быть последовательными, то следует признать, что власть любой страны всегда использует те или иные технологии манипуляции в своих интересах. В любой секте происходит то же самое.

Ни в одной школе не учат людей формулировать свои и чужие оценки и понимать их место в жизни, не развивают так называемое критериальное сознание. В идеале оценочные поля иерархичны с чётно представленной вершиной оценки. Главная оценка – это главная жизненная идея, смысл, ради которого стоит жить. Людей, у которых подобная иерархия была бы ясной и чёткой, не так уж много. Спросите своих знакомых, ради чего они живут? И большинство испытают затруднение и раздражение от этого вопроса.

Главная оценка определяет веру человека, которую он всеми своими усилиями максимизирует. Любая религия показывает эту главную оценку по-своему.

Что касается математического метода Виталия Николаевича Щеглова, то нужно подчеркнуть, что исходный массив данных и условий в нём задаётся изначально самим экспериментатором и считается истинным на основе той же самой веры.

На этом построена, между прочим, вся наука. И этим она всеми нами манипулирует.

Научность на самом деле – это логическая последовательность доказательств при обязательном условии – принятии за исходную модель, выдуманную с помощью постулатов и аксиом, принятых на веру. То есть главное в науке – это вера в правильность исходной постулированной модели аксиом и безупречность логики потом. И чем же такая наша наука отличается от религии с её верой и догматами?

Вся научная «объективность» на самом деле заключается всего лишь в одной логической операции «если…, то…», называемой в математической логике импликацией. Истинность связи между событиями по принципу «если…, то…» наука пытается обосновать опытом в очень узких рамках.

Для узких областей знания, например, для узких областей физики, медицины или психологии, такая модель может работать очень хорошо.

Но для широких сфер Природы, например, для сознания или экономики, она оказывается бессильной, так как перенесение модели исследований из первого, частного, случая на общий всегда чревато принципиальными ошибками и ложностью. Именно на этом основании стоит и религия, когда формулирует понятие сектантства. Получается, что оценки лженаучности со стороны научных мужей аналогичны оценкам сектантства в религиозном аспекте, хотя истинность как науки, так и любой религии доказать нельзя? Яркий пример подобного абсурда продемонстрирован в Академии фундаментальных наук её президентом А. Тюняевым, когда он, анализируя монадологию Лейбница, с успехом доказал то, из чего исходил в своём доказательстве. Тавтология – это флаг науки.

Когда физики пытаются оценить лженаучность телепатии через физиологию и психологию (рефлексию), а религиозные деятели лженаучность критериальности и первичности сознания над психологией, оперируя своей научной и религиозной «правильностью», то очень быстро это приводит к кричащему абсурду. Не замечать его – признак самогипноза, авто-манипуляции, если не сказать деградации разума многих научных деятелей.

Технологии манипуляции сознанием всегда ведут к деградации сознания.

Теперь несколько слов о лженаучности самой науки и о том, какими манипуляциями это достигнуто.

Лженаукой у нас по традиции объявляется какое-нибудь направление исследования, противоречащее «правильным» научным взглядам. Научная общественность таким образом берёт на себя ответственность судить новые направления исследований, ничего общего не имеющие с традиционными. В своё время это были кибернетика и генетика, телепатия и экстрасенсорика. Теперь лженаукой объявляется направление физики по созданию антигравитационного двигателя (http://www.galaxysss.ru/news/2016/01/16/rossiya_uspeshno_ispytala_anti).

В то же самое время считается нормальным заявление апологетов психологии о том, что сознание является производным от психики (ссылок на эту тему – миллионы).

Психика по большому счёту – это слепая рефлексия живого организма на раздражители. Так физиология стала определять главное свойство, если не сказать один из основополагающих атрибутов жизни – сознание человека без учёта Сознания Природы. Психология, как известно, основана на оценках самое себя (http://www.studfiles.ru/preview/3133457/), что является абсолютно ложным.

Мы же утверждаем, что Сознание Природы есть совокупность её, Природы, законов, часть из которых проявляются в психике. Об этом говорит открытие критериального сознания (http://otkr.genmir.ru).

Совершенно аналогично соотношению психика-сознание принято считать и связку наука-опыт. Базой для науки считается опыт и он же, опыт, является главным аргументом истинности научных теорий.

Чтобы придать видимость истинности науке её основатели идут на обман. Они заявляют, что наукой называется то и только то, что имеет аксиоматическое происхождение и подчиняется правильным постулатам проверяемости и повторяемости. Преобладание так называемой объективности в опыте (otvet.mail.ru/question/15145773) элементарно заводит любое научное знание в тупик, из которого пока нет выхода.

На самом деле философия науки давно зашла в тупик даже в самых простейших случаях проверяемости и воспроизводимости как объективности научных знаний.

Направления исследований, основанные на ложных суждениях, неправильных понятиях, неправильных постулатах, составляют, по мнению лжеучёных, псевдонауку. А что же является в таком случае правильным?

К счастью, ответ на этот вопрос давно известен: максимизация высокого нравственно-этического критерия гарантирует будущее человечеству.

Манипуляции сознанием в самом широком смысле можно замечательно наблюдать в экономике.

Сегодняшняя экономика в части торговли деньгами как товарами является насквозь ложной. Она приняла на веру исходную парадигму всеобщей товарной взаимосвязи и этим ввела в заблуждение весь мир, а учёных-экономистов – в процесс всеобщей деградации.

Оценками, а тем более, главными оценками в экономике нельзя торговать, ибо это есть прямая дорога к хаосу. Экономические мужи, защищающие свои лживые диссертации по обоснованию торговли деньгами, напрочь отрицают природную первичность и важность иерархии оценок.

Капитализм, в котором деньги являются товаром, лженаучен. Поэтому он постоянно подвержен кризисам, практически неуправляем и разрушителен для человеческого сознания как идея. Наука и практика, оправдывающие его, ничего не имеют общего с истинностью. Идея капитализма о максимизации эгоизма ведёт к самоуничтожению человечества (http://геннадий-мир.рф/p1/67.htm).

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 25 Январь 2016, 17:17:57, ВОЗ»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика