Метаистория и геополитика
Неолиберализм и свобода, неонацизм, агония Системы

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Альтернатива неолиберализму — идея соборности

В России в XIX столетии была рождена новая мировая идея, которая так ещё не воплотилась в мире. Это идея соборности. Идея соборности снимает противопоставление индивида и коллектива, либерализма и социализма. Я считаю, что именно в раскрытии этой идеи России предначертано преуспеть.

Хотелось бы в рамках темы о неолиберализме продолжить говорить о его реальной альтернативе — идеи соборности, причём в контексте России.

Нужно признать, что фактически, несмотря на открытую конфронтацию с Западом, в России официальной идеологией является именно неолиберализм. Во главе правительства и Цетрального Банка стоят люди, свято верящие в «невидимую руку» рынка, чудо-действие рецептов международного валютного фонда (МВФ), а главное — в «американскую мечту». Они считают, что заслужили своё высокое положение, что они и есть результат осуществления этой мечты. А потому все остальные — неудачники и должны принимать своё положение со смирением, с верой в чудо, что теоретически у каждого эта самая мечта когда-нибудь может осуществиться. А значит, фраза «денег (для неудачников, разумеется) нет, но вы держитесь (вдруг повезёт и мечта осуществится)» — совершенно искренняя и полностью соответствующая неолиберальному мировосприятию нашего премьера.

Но если очевидность экономического курса России ясна всем, то далеко не всем ясна неолиберальность её политики в других сферах. Накануне наш президент предложил принять закон о российской нации. Очевидно, под нацией в контексте данного предложения понимается совокупность граждан Российской Федерации, а не какой-то этнос или культурная общность. По лекалам американского котла наций принято решение запустить котёл российский. А это грозит насаждением мультикультурализма, толерантности и политкорректности в лучших традициях США.

Данное предложение президента есть лишь логическое завершение законов о создании нацгвардии и о тех структурных реформах, которые начались в нашем государстве. России не впервой доводить идеи, разработанные на Западе, до своего логического конца, выявляя всю их демоническую природу.

Россия сейчас, как никогда, далека от своего идеала — Святой Руси. Русская идея в основном востребована лишь маргинальной частью общества, трактующей её либо в духе этнического национализма (Россия для русских), либо монархистов с нафталиновым лозунгом «Православие, Самодержавие, Народность», трактуемого ими также весьма превратно.

Но русская идея — это тот стержень, на котором зиждется великая русская культура. И тут я хочу привести выдержки из современного русского философа Валерия Николаевича Сагатовского (1933-2014):

Цитировать
Итак, я полагаю, что в основе «русской идеи» лежит такое понятие, как «воля к любви». Может быть, не точно называть это понятием, это некий фундаментальный настрой на мир. «Воля к любви» может получить дальнейшую конкретизацию через идею «соборности». Вот «соборность» — это центральная характеристика «русской идеи», а принцип антропокосмизма – это основной мировоззренческий принцип, который вытекает из «русской идеи».

Вот она спасительная альтернатива идеологии неолиберализма с её «волей к власти». Настоящая русская идея, которую впервые раскрыли Владимир Соловьёв и Достоевский, может и должна стать спасением России.

Цитировать
«Русская идея» – это те базовые ценности, которые являются основой выбора нашего пути, не американского, не японского – русского пути, который фундаментально обоснован русской культурой. В чем суть этих идей: соборности и ноосферы? В двух словах. Соборность – это снятие противоположностей западного индивидуализма и восточного коллективизма на основе любви и единения, на основе любви индивидуальности к целому и признание целым самоценности индивидуальности. Это чисто русское культурное явление, блестяще выраженное в нашей культуре. А идея ноосферы – что это означает? Человечество идет к катастрофе. Идейная основа этой катастрофы – это основная идея Запада: воля к власти, к максимуму прибыли, максимуму наслаждения. Не выдержит этого ни наша планета, ни человечество. Ноосфера – это такая организация бытия нашей планеты, когда человеческий разум служит не хищной эксплуатации, а когда он, имея духовные основания, прежде всего, позволяет взаимодействовать не по принципу максимума, а по принципу оптимума во взаимодействиях природы, общества и личности. Это то свое слово, которое вносит русская культура в мировую культуру, это тот ответ на вызов современности, который мне представляется адекватным. И можно только пожалеть о нашей трагической судьбе, что наша страна меньше всего соответствует той идее, которую родила ее великая культура.

Да, как же это контрастирует с текущей российской действительностью... Вместо восстановления значения русской культуры и русскости в качестве основ нашего государства, его благополучия, мы имеем: «здесь слово «русский» не политкорректно, а россиянин это чётко и конкретно». Русский означает соборную принадлежность к русской культуре, и не имеет значения принадлежность ни к этносу, ни тем более к российскому гражданству. Это внутреннее мироощущение личности.

Для того чтобы Россия развивалась, ей нужна не просто национальная идея — русская идея, понимаемая в вышеизложенном контексте, но нужен и вектор развития, образ будущего, которое наш народ захочет построить. Таковым вектором Валерий Николаевич называет ноосферу. Идея ноосферы разработана именно в русской философии, и она совершенно не воспринята на Западе. Идея гармонии между человеком и природой невозможна в рамках неолиберальной модели с её антропоцентризмом. Такая же ситуация сложилось и с русским антропокосмизмом.

Нашей русской культуре есть, что дать Миру. Но для того, чтобы эти идеи были восприняты Западом и Востоком, нужен личный пример. Сейчас, когда русская культура активно унижается, а русский народ, как носитель этой культуры, переформатируется в «дорогих россиян», эти идеи спят и не могут быть воплощены ни у нас, ни у них. Тем временем Земля движется к экологической катастрофе, а сама экономическая система всё чаще даёт сбои. Самое тёмное время перед рассветом, так что хочется надеяться, что текущая российская действительность и есть признак того, что скоро взойдёт солнце «русской идеи»...

Свобода не просто право, а обязанность каждого
«Последнее редактирование: 04 Ноябрь 2016, 12:17:10, Золушка»

Хорошо бы ещё понять, как идею соборности и идею ноосферы осуществлять в политической и экономической сферах (хотя бы гипотетически). Была у меня гипотеза "фрактальной демократии"... но как-то не прошла.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Хорошо бы ещё понять, как идею соборности и идею ноосферы осуществлять в политической и экономической сферах

Тема "экономика и ноосфера", оказывается,  активно разрабатывается. Вот хотя бы:
http://m3ra.ru/wp-content/blogs.dir/1/files/2012/06/Economy-and-Noosphere.pdf

Разработки идей в этом направлении есть, просто они игнорируются текущей властью РФ.

Свобода не просто право, а обязанность каждого
«Последнее редактирование: 04 Ноябрь 2016, 18:31:18, Золушка»

Так, чтобы во власть попадали другие люди, нужна другая система выборов и продвижения, менее зависимая от власти денег и манипуляции массовым сознанием. Вопрос - какая?

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Несмотря на то, что я в самом начале эссе "Сущность предательства" сказал, что эти мои рассуждения относятся к "человеческому фактору" и не являются раскрытием каких-либо политических пропагандистских ярлыков, понято оно было, судя по некоторым откликам, исключительно в политической плоскости.

Не могу похвалиться сообразительностью, но я, кажется, понял, о чем ярославское эссе. "Дилетантизм" в данном случае позитивный фактор, так как тема схвачена на "бытовом" уровне, но это как раз и позволяет её раскрыть. По-моему, очень ясно написано и даже не слишком длинно. Соглашаться или нет - другой вопрос. Считать ли неконкретность недостатком - тоже другой вопрос. Но имеющий уши да услышит. Всякая, даже такая простая тема должна как-то срезонировать в читателе. Если читатель не настроен - услышит другое. По-моему, неконкретность как раз удачно срабатывает, так как конкретные указания пальцем всегда уязвимы. Читатель может подставить своих персонажей вместо многоточий. В проповедях употребляется тот же прием, когда говорят про грех, но не про грешников.

По существу темы, хотел бы добавить, что российская история рождает перевертышей в силу своего патологического динамизма. Русские оказываются каждые 10 лет в новой стране. Я в детстве это наблюдал в разговорах о партийной линии, и темп примерно тот же с петровских времен (т.е. с той эпохи, когда русские решили, что не должны отставать от Запада) до наших дней. Поэтому у нас и поколения "нумерованные" по десятилетиям, ну там шестидесятники, семидисятники, герои лихих 90-х, и т.п. Поэтому это "предательство" есть просто одна из форм нормальной человеческой реакции на весь этот головокружительный водоворот, который реально трудно весь охватить сознанием без раздвоения личности. Хочется остановиться на чем-то одном, наиболее актуальном, отбросив лишнее. Собственно говоря, многие коммунисты послевоенной эпохи были такими "предателями", открещиваясь сперва от Сталина, потом от Хрущева и т.д. Будем почаще вспоминать, что Спаситель простил предателя ап. Петра ...

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 08 Ноябрь 2016, 20:09:33, Золушка»

Будем почаще вспоминать, что Спаситель простил предателя ап. Петра...

Да, это сильнейший символ христианский, по-человечески очень близкий каждому согрешившему, бесконечно добрый символ. Только Пётр не был предателем — в том смысле, что он не перечёркивал предыдущий этап жизни, не чернил Учителя, не способствовал никак Его казни, в отличие от другого ученика, настоящего предателя. У Петра это была минутная слабость, великий и страшный опыт души, позволивший ему в будущем избежать подобного. По Даниилу Андрееву, Господь простил и настоящего предателя, поднял его из самых гибельных провалов Ада...

Но остаётся во Вселенной тот главный предатель, который не желает никакого прощения, который своё предательство Божьего Замысла возвёл в принцип, сделал основополагающей идеей, центральной установкой воли. Моя мысль заключается в том, что любое зло, любое уклонение воли к небытию берёт своё начало в акте предательства, в отречении от прошлого и одновременно от будущего (две стороны одного становящегося Замысла), в умалении своей души до точки во времени. То есть, это и есть в пределе — стремление к небытию, к выпадению из Времени.

Показательно, что Даниил Андреев описывает глубину глубин инферно — самый нижний из слоёв антикосмоса — как отсутствие времени. Это и есть антивечность (вечность — это полнота времени). «Небытие» не совсем точный термин, правильнее называть такое состояние духа «антибытием».

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 08 Ноябрь 2016, 20:37:15, Ярослав»

«Демократия — это власть демократов. А либерализм — это власть финансистов. Финансисты живут за счёт того, что они впаривают всем кредиты и берут за них проценты. Во всех традиционных обществах ростовщичество является очень тяжёлым грехом. И по этой причине финансисты прекрасно понимают, что установить свою власть (либеральную) они могут только при условии, что будут раскачаны устои традиционного общества. Неважно, католичество это, православие, ислам или даже иудаизм. Вопреки расхожему мнению, та часть еврейского общества, которая банкиры, с той частью, которая верит в Бога, находится в весьма сложных отношениях. Потому что фраза „не давай в рост брату своему“ даже не из Нового, а из Ветхого Завета. Сохранение традиционных ценностей традиционного общества происходит через семью. Папа с мамой объясняют детям, что такое хорошо и что такое плохо. Поэтому либерализму нужно ликвидировать семью, отсюда гей-парады, ювенальная юстиция, родитель № 1 и №2 и прочая разная бесовщина.»
Михаил Хазин

https://youtu.be/LwlnyVZWQO8

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.
«Последнее редактирование: 12 Декабрь 2016, 03:14:36, ВОЗ»

Если маятник внешней свободы уже достиг своей крайней, неолиберальной точки и качнулся в обратную сторону, то следующему поколению будет так же малопонятен и даже чужд наш протест против неолиберального тоталитаризма, как большинству в России сейчас чужд пафос диссидентов и либералов 70-х. СССР представляется чуть ли не потерянным раем.

И проскочив середину классического либерализма, тоталитаризм вновь переоденется в националистически-государственные формы. И наш пафос разоблачения неолиберальной Системы станет таким же ненужным пережитком, как нынче пафос Александра Галича. Которого, к слову, я как любил, так и люблю...

И вновь либералы будут бороться с государственными формами тоталитаризма, и вновь его маятник качнётся в обратную сторону... Хотя это уже слишком логично.

В истории кроме горизонтальных сил действуют и вертикальные. Есть ещё религиозные маятники, маятники культуры и маятники общения — и совокупные траектории их неизмеримо сложнее предсказуемых горизонтальных раскачиваний маятника формальной свободы.

Внутренняя, содержательная свобода — вообще не маятник, но константа, стержень. За него и нужно держаться, чтобы не стать предателем. Чтобы не изменять данной в юности присяге и не метаться вслед за модой, как сухой, подхваченный ветром истории лист. И пусть этот листок исписан твоими стихами, он ничего уже не будет стоить...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 25 Декабрь 2016, 10:32:43, КАРР»

И вновь либералы будут бороться с государственными формами тоталитаризма, и вновь его маятник качнётся в обратную сторону... Хотя это уже слишком логично.

Слишком логично. Согласен. История тоже ведь не копирует свои витки. Виток может в чем-то "накладываться" на предыдущий - и все равно он будет иным, иным временем, иной эпохой. Так что повторение движения маятника истории от либерализма к тоталитаризму и обратно - считаю маловероятным. Как невозможно возвращение в СССР (в тот СССР, который у нас был), так и невозможно возрождение тоталитарных режимов, наподобие сталинского. (Сколько бы нас либералы ни пугали возвращением сталинизма, но сталинизм в истории больше не осуществим). За прошедшие полвека многое поменялось. Поменялось общество, поменялись и принципы управления обществом. Единоличная диктатура давно вынесена на периферию цивилизации. Миром пытаются править "неизвестные отцы", скрытые от глаз общественности (так и вспоминается "Обитаемый остров" Стругацких), ростовщические короли мировых финансовых потоков. Да и само общество изменилось. Естественно, это не значит, что невозможно возвращение тиранических правлений. Просто тираны будут другие (финансовый тоталитаризм неолиберализма - тоже тирания), следовательно, и бороться с ними будут уже не либералы, а иные силы.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 25 Декабрь 2016, 20:26:57, Золушка»

Переживание свободы экстатично, как влюбленность. Ради глотка свободы, как и ради мига любви человек способен на безрассудство. Те, кто старается завуалировать это первичное экзистенциальное проявление свободы, нагрузив его всякими хорошими нравственными качествами вроде ответственности или стремления к самореализации, выхолащивают свободу. Сила афоризма В.Г. Короленко «человек рожден для счастья, как птица для полета» целиком покоится на этом интуитивном знании того, для чего предназначен человек. В нем – своеобразное доказательство неразлучной связи счастья и первобытного чувства свободы. Скажите: человек создан для счастья, как тигр для охоты, или как карась, чтобы жить в пруду, и фраза перестанет звучать, как перестает звучать треснувший колокол, хотя, строго говоря, она не станет менее верной. В образе птичьего полета ярче всего проявляется трансцендирующая природа человеческого духа, способ экзистирования человека, как сказал бы Хайдеггер. Образ неподъемного камня, к которому прибегала средневековая схоластическая мысль для разрешения парадоксов свободы совсем не схватывает сущности человеческого здесь-бытия. Если уж камень, то камень не лежащий, а брошенный в этот мир, по правильному наблюдению Хайдеггера. Рождение духовного человека («должно вам родиться свыше» – Ин.3.7) в этой аллегории будет соответствовать тому, как если бы летящий комок вдруг оказался не камнем, а связанной птицей, расправившей крылья и властно изменившей траекторию предписанного полета.
<…>
Потребовались века, чтобы христианство встало на ноги и окрепло достаточно для того, чтобы обратить взор на себя и начать строительство собственных цивилизационных оснований. Должны были последовать гибель Византии и два великих церковных раскола для того, чтобы остановить домостроительство на старом фундаменте, доставшемся христианству от Рима. Политическая мысль Европы, ищущая ответы на евангельский вызов в богатом наследии античной культуры, находит их в демократии. Но насколько далека этика мегалопсихии древнего мира – мира «смеющихся богов и убивающих себя мудрецов» – от этики христианского смирения и христианской любви, настолько же далек демократизм древних греков и римлян от тех сумбурных политических движений, которые породила в Новое время в Европе, а затем и в Америке, начавшая брожение евангельская закваска. Аполитичность, присущая христианину по природе его принадлежности духовной реальности, «распахнутости его экзистенции» навстречу благодати, делает его скорее монархистом и мятежником в одном лице, чем демократом или республиканцем. Политические системы, требующие серьезного гражданского участия, тягостны для христианина по никчемности этих усилий в виду духовного поприща, открывшегося для него. «Иные, лучшие, мне дороги права, иная, лучшая, потребна мне свобода...» Но к стоическому отвержению мира присоединяется христианская любовь, присоединяется сострадание, и христианин возвращается в мир – мятежником или ходатаем и заступником за угнетенных. Лед и пламя христианской политической идеи не находят примирения ни в симфонии, ни в демократии, но, вырываясь струями нигилизма и хилиазма, двигают мир к какому-то новому состоянию, контуры которого еще не проступают вдали. Идея равенства сыграла и до сих пор играет в этом движении особую роль...

Книга «Обморок либерализма» (2015 г.) Публикуется впервые.


Спасибо, Фёдор Николаевич, за публикацию книги в нашей библиотеке! Книга очень интересная.

Неолиберализм имеет мало общего собственно с либерализмом. По сути он есть лишь извращение либеральных идей. Главная причина этого извращения в том, что под свободой неолибералы понимают отнюдь не свободу, а своеволие, которое есть худшее из рабств. Свобода возможна лишь в духе, свободным можно быть лишь с Богом, во Христе. Нет никакой свободы, где нет любви. И потому свобода немыслима без ответственности за свой выбор. Полюбив, нельзя уже своевольничать, твоя воля сопрягается с волей того, кого любишь. В любви свобода порождает необходимость, а необходимость любить - свободу. И как это всё противоречит неолиберальной идеологии, которая не знает любви, где вместо папы и мамы есть родитель 1 и родитель 2, где вместо любимого или друга есть лишь партнёр. Неправильно понятая свобода есть рабство, а потому неолиберализм и есть идеология рабства.

В вашей книге вскрываются глубинные причины того, почему так случилось, почему либерализм выродился в свой антипод - неолиберализм (пусть вы и не называете его так). Упразднение иерархий есть не путь к свободе, но путь именно к рабству. Равенство возможно лишь в кругу равных или при нисхождении (кенозисе) высшего к низшему. Свобода, как возможность реализации себя по замыслу божьему о тебе, возможна лишь в иерархии, но сама эта иерархия должна быть подлинной, не перевёрнутой и извращённой. Неолиберализм, борющийся со всеми возможными иерархиями, вводит тем не менее новую иерархию - иерархию богатства и успеха. И никогда он не покушается на неё. В этой иерархии, как правило, всё перевёрнуто с ног на голову, где лучшие смешаны с грязью, а худшие возведены в ранг небожителей-знаменитостей.

Ключевой особенностью неолиберализма помимо рыночного фундаментализма является пропаганда однополых браков как высшего проявления свободы. Вы абсолютно верно подмечаете, что эта идея есть следствие более общей идеи о победе человека над своей природой. Борьба со своей природой самоубийственна. Но именно победа над своей природой путём превращения в бесполое существо, оснащения человеческого организма различными устройствами, вроде дополненной реальности или кибернетических частей тела, да даже в конце концов просто зависимость от смартфона, есть не свобода, но рабство у всего этого. Бесполое существо, не способное ни родить, ни зачать ребёнка, разве может быть оно свободно в сравнении хоть с мужчиной, хоть с женщиной? Вы правильно отмечаете, что истинная свобода предполагает счастье. Может ли быть счастлив человек, лишившийся дара отцовства и материнства?

Люди нетрадиционной ориентации очень несчастливые люди. Постоянное чувство неудовлетворённости порождает у них психоз нереализованного человека. Борьба за свои права, необходимость постоянно доказывать себе и другим, что ты нормальный, вызвана не тем, что все считают их ненормальными, а тем, что каждый из них ощущает себя сам ненормальным. А потому не будет конца и края этой борьбе, вызванной не внешними, но внутренними причинами. ЛГБТ-сообщество крайне агрессивно. Люди, идущие против своей природы, страдают от сильнейшего психоза, который нужно лечить, но который напротив холит и лелеет неолиберализм. И этот психоз направляется на людей нормальных. У ЛГБТ во всём и всегда виноваты люди с традиционной ориентацией. Любая, пусть даже техническая проблема, у них выливается в вопрос об их притеснении людьми традиционной ориентации.

Приведу такой показательный пример из мира свободного программного обеспечения:
Цитировать
Лия Роу (Leah Rowe), основной разработчик и основатель дистрибутива Libreboot, объявила о выходе из проекта GNU (Gnu's Not Unix) в знак протеста против увольнения Фондом СПО одного из сотрудников, который оказался транссексуалом. Утверждается, что причиной увольнения была негативная реакция других сотрудников на наличие в коллективе человека, сменившего пол. Лия Роу заявила, что она также причисляет себя к ЛГБТ и не намерена мириться с притеснением людей другой ориентации, и закончила своё сообщение словами, что GNU и FSF недостойны существовать, после чего опубликовала ещё одно сообщение с открытыми оскорблениями.
https://www.opennet.ru/opennews/art.shtml?num=45160

Человека из FSF уволили из-за его некомпетентности, а представительница ЛГБТ устроила истерику, что его уволили только потому, что он транссексуал. Но и этим, как видите, она не ограничилась, а начала обвинять FSF и Ричарда Столлмана (основателя движения за свободное программное обеспечение; кстати, не будь его, и цифровое рабство уже бы давно наступило) в недостойности существования их (т.е. пожелала им скорейшей смерти). Никакие заслуги и авторитеты не действуют на этих людей. Они не способны к проявлению уважения ни к кому, когда вопрос заходит об их больной мозоли - их нетрадиционной ориентации. Очевидно, неадекватность поведения есть следствие сильнейшего психоза, которым страдает эта женщина в силу своей нетрадиционной ориентации. Пример более чем показателен. Да, этих людей нужно жалеть, они крайне несчастливы и несвободны...

Ну, да ладно. Спасибо вам ещё раз за книгу!

Свобода не просто право, а обязанность каждого
«Последнее редактирование: 31 Январь 2017, 11:15:49, КАРР»

Рад получить от Вас отклик, Антон. Мне нравится, что Вы пишете. Иногда с резкостью, свойственной молодости, но это-то как раз не страшно. Это с возрастом пройдет. Главное, чтобы не прошло другое («Пока свободою горим…»).
Я в своей книге считаю важным то, что сумел хоть мельком познакомить русского читателя с книгой Майкла Уолцера «Революция святых». Это необычайной силы прозрение в сущность и историческую роль пуританизма и кальвинизма. Я бы ее сам не нашел, но мне посоветовал ее один американский профессор, изучающий кальвинизм. Ее бы надо перевести на русский, но вот Вам еще один знак упадка, напрямую связанный с развитием капиталистических отношений. Получать права на перевод и переиздание стало настолько трудно, что мало кто за это берется. Я с удивлением в свое время обнаружил, что русские переводы ведущих научных трудов Европы выходили в конце XIX - начале XX вв. лет через пять после публикации оригинала, а иногда и раньше. Сейчас этот период растягивается на десятилетия, а чаще всего мы вообще остаемся без перевода. «Структуру научных революций» Томаса Куна мы имели удовольствие прочесть на русском лет через сорок после выхода его книги. То же касается Поппера, Поланьи, Витгенштейна. А ведь это все труды парадигмальные, отмечающие вехи на пути развития человеческой мысли. Можно, конечно, списать эти примеры на советскую идеологическую машину, но уже ведь скоро 30 лет, как этой власти нет, а лучше-то не становится.
С вашим наблюдением об особой агрессивности ЛГБТ-активистов я согласен. Помню, когда был на Ассамблее Всемирного совета Церквей в Порту-Аллегри, это особенно бросалось в глаза. Тогда гендерные вопросы вывели из повестки, дабы не разрушать и так хрупкий диалог между конфессиями, но этим людям удавалось все же иногда брать слово и даже провести один круглый стол. И каждый раз было без преувеличения впечатление настоящего беснования. Я в связи с этим вспоминаю признание С. Булгакова о том, что он испытывал подобное чувство, сопровождающееся физическим чувством тошноты, от собрания большевиков. И здесь параллель очень глубокая. Та же изначальная установка на разделение, особенно явная в феминистическом движении. И там, и здесь установка на непреодолимую классовую / гендерную обусловленность сознания. В одном случае капиталисты –  а в другом мужчины – не могут допускаться до выработки общечеловеческой идеологии, т.к. они эксплуататоры. И в том, и в другом случае все надо перевернуть с ног на голову, чтобы наступило всеобщее счастье.
И эта параллель по-настоящему пугает. И потому что большевистская революция в России вопреки всем прогнозам все-таки состоялась, и потому что она безвозвратно уничтожила значительную часть духовных сокровищ России. Экстраполируя это на современный мировой пожар гендерных преобразований, можно ожидать безвозвратной гибели более широкого пласта духовных благ. Самая болезненная из потерь уже наблюдаемых – потеря женственности. И я считаю тоже очень важным, что в  книге это прозвучало, со ссылкой на потрясающие слова Бердяева. Какие социальные и психологические последствия будут иметь совершающиеся перемены, мы едва ли можем догадаться. Но, на мой взгляд, нет более сильного фактора главной болезни XXI века – хронической депрессии на фоне потери смысла – чем этот.             


Я в своей книге считаю важным то, что сумел хоть мельком познакомить русского читателя с книгой Майкла Уолцера «Революция святых». Это необычайной силы прозрение в сущность и историческую роль пуританизма и кальвинизма. Я бы ее сам не нашел, но мне посоветовал ее один американский профессор, изучающий кальвинизм. Ее бы надо перевести на русский, но вот Вам еще один знак упадка, напрямую связанный с развитием капиталистических отношений. Получать права на перевод и переиздание стало настолько трудно, что мало кто за это берется.

Я это заметил. Очень жаль, что этой книги нет в русском переводе, и перевод не предвидится... Законодательство об авторском праве на то и направлено, чтоб максимально затруднить распространение именно хорошей литературы, в том числе и создания её переводов. В считанные недели переводятся только попсовые книги.

Самая болезненная из потерь уже наблюдаемых – потеря женственности.

Да, это самое страшное. Но будем надеяться, что время беснования подходит к концу. Скоро рассвет...

Свобода не просто право, а обязанность каждого

Законодательство об авторском праве на то и направлено, чтоб максимально затруднить распространение именно хорошей литературы, в том числе и создания её переводов. В считанные недели переводятся только попсовые книги.

Открылось окно свободы в конце 80-х, начале 90-х, когда печаталась, переиздавалась качественная литература, большими тиражами и по вполне умеренным ценам. Потом это окно закрылось: буквально навязывался спрос на бульварную литературу, а для качественной ставились различные заслоны. Всё это объяснялось формально: мол, рынок. Точно так же разрушалась и реальная экономика. С теми же глубокомысленными объяснениями. За всем этим мне видится вовсе не какая-то «рука рынка», но продуманная идеологическая Система, духовные корни которой мы и пытаемся в данной теме анализировать. Осознают или нет цели этой Системы сами орудия либеральной модели, не столь важно: они действуют в русле глобальной Системы. Рынком же манипулировать оказалось нисколько не сложнее, чем плановой экономикой.

Новое окно свободы раскрылось с появлением Интернета. И сейчас делается всё возможное, чтобы подавить качество и заменить его одноразово-пластиковым ширпотребом и здесь. Используются все средства — от закона об авторском праве до манипуляции поисковой выдачей сетевыми монополистами. И если бы не один очень интересный фактор, имеющий метаисторическую подоснову, то и второе окно свободы уже схлопнулось бы. Но пока держимся...

А фактор вот какой. Изменилась роль государств — как исторических и метаисторических игроков. Прибегну для объяснения этого нового глобального фактора к мифологии Даниила Андреева. Если испокон веков природа государства, поражённая уицраориальным духом, являлась главным источником и войн, и тираний, то в эпоху глобализации государства стали всё больше играть совершенно несвойственную их эгоцентрической сущности роль. Видимо, это связано с той версией глобализации на основе неолиберальной доктрины, что несёт в процессе её осуществления деградацию не только культуре, но и государству. Не просветление сущности государства, о котором писал Андреев, заложено в этой доктрине, но именно — сначала растущая деградация, а в итоге — уничтожение национального государства в единой тоталитарной Системе.

В борьбе за свою жизнь государственное начало невольно стало сопротивляться неолиберальной доктрине, и чем дальше, тем больше. Парадокс новейшей истории заключается в том, что как раз эгоцентричная природа государства не позволяет всем государствам прийти к общему знаменателю и подчиниться Системе. Если бы, например, все государства договорились об единых юридических стандартах в Интернете и создали единый центр контроля за глобальной Сетью, то свободе нашей здесь пришёл бы конец. Но договориться не могут, ибо чуют, что с нашей свободой канет в небытие и само их существование.

От страха — при наличии ядерного оружия — эгоцентричная природа государства, извека разжигавшая войны, стала гарантом мирного существования. Более того, мы видим: где неолиберальная Система при помощи своих идеологических и экономических технологий разрушает национальное государство, там воцаряется хаос, начинаются войны, возникают крайне агрессивные националистические или квазирелигиозные фантомы. Цепляясь за жизнь, государство невольно делается союзником духовной культуры в борьбе с унифицирующим неолиберализмом. Национальное государство становится дополнительным фактором свободы в мире, глобализирующемся на враждебных творческой свободе принципах. Такой парадокс, и такое впервые в истории.

Не исключено, что просветление природы государства начнётся от противного — от страха перед нависшей над ним реальной угрозы самого его существования. Неолиберальная Система зиждется на замещении государства транснациональными финансовыми и корпоративными структурами. В основание неолиберализма заложена непримиримая враждебность к любым иерархическим структурам (кроме тотальной финансовой иерархии, разумеется) — не только к культурным и религиозным, но и к государственным. Последние тоже серьёзная помеха на пути Системы. И потому вынуждены вступать в негласный союз с иерархиями светлой природы. И этот союз может привести к просветлению и самой сущности государства.

Здесь может сработать закон «обращения зла в добро». При слишком явном усилении зла происходит разделение и поляризация добра и зла — усиливаясь, зло неизбежно теряет маски и предстаёт в своей подлинной человеконенавистнической сущности. Так было и во времена первых веков христианской эры в древнеримских тираниях. Похожий процесс обнажения подлинной сущности идёт ныне и в неолиберальной Системе: чем она сильнее становится, тем больше проступает сквозь либеральный пафос борьбы с властными иерархиями её настоящая дьявольская природа.

Самая болезненная из потерь уже наблюдаемых – потеря женственности.
Да, это самое страшное. Но будем надеяться, что время беснования подходит к концу. Скоро рассвет...

Эпоха Диалога — это эпоха откровения Вечно Женственного в человечестве. И совершенно неслучайно, что главный удар дух-антипод, Дух Системы, наносит по женственности. Но это вызывает ответное сопротивление в самих глубинах человеческого существа. И на уровень сознания поднимаются те вопросы, и начинают осмысляться те страшные духовные угрозы, что до недавней поры скрывались под завесой тирад о свободе, демократии и рыночной благодати... Самая тёмная ночь перед рассветом — это великая историческая метафора. Она должна сработать. Слово сильнее всего.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 05 Февраль 2017, 08:43:58, Ярослав»

 -|a|-


...умеет действие вести
по избранному им пути,
в котором мысль - первооснова.
и яркой искрою костра
надежды, правды и добра
летит, чаруя душу, слово...

Путинцева Т


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика