Православие в Розе Мира
На пути к «Гибельной Щели» (находится ли церковь в глубоком кризисе)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ведь у честного полицейского нет писательских амбиций

Поэтому "честные полицейские" не являются известными писателями ;D. Образ "честного полицейского" у автора "Картонного неба" явно навеян соответствующими фильмами. Автор хочет показать себя "честным романтиком-бунтарем". Ничего в этом ужасного нет, иногда бунт полезен. Цели и задачи книги сам автор определяет так:

Моя задача как «распрямившегося» – донести этой книгой до читателя простую идею, что церковное бунтарство не является бунтом против создателя, напротив – оно есть живое и спасительное вмешательство духа, когда остальные средства уже не помогают, чтобы пробудить погрязшего в пучине равнодушия и гордыне собственной исключительности верующего человека. В этом смысле бунт против всеобщего лицемерия есть исключительно христианский по духу, это крест, порождающий боль непонимания и преследования со стороны сторонников системного спасения. И для некоторых христиан бунт есть единственное спасительное дело. Дело, за которое он страдает, как христианин, и которое иногда сводит его в могилу.

Но кто такие "распрямившиеся"? Слово Станиславу Сенькину:

Устав от лицемерия, верующие люди входят в депрессию так называемого «выгорания» или же расцерковляются. Некоторые остаются вопреки, поскольку считают, что «быть верным до конца» и есть их жизненный план. Остальные свыкаются со своим положением и даже находят во внутренней эмиграции необходимый для комфортной жизни эмоциональный баланс. Есть и такие, кто, распрямляясь от лицемерия, превращает свою прямоту в средство спасения себя и окружающих.

Термин "выгорание", полностью - "церковное выгорание", для меня новый. Это нечто противоположное воцерковлению. Услышал его чуть более года назад, как сайт "Ахилла" появился. Собственно, этот сайт и позиционирует себя как площадка для тех, кто уже прошел или проходит церковное выгорание. О церковном выгорании надо говорить отдельно. Я тоже эту фазу прохожу. Вроде как близок к концу. Фаза довольно мучительная для души и ума. Но у меня, по мягкости моего характера, эта фаза идет плавно, без эксцессов (эксцессы - это впадение в "антиклерикальный атеизм", оккультизм и прочий "изм" - но чаще становятся атеистами-антеклерикалами). А начиналось все еще восемь лет назад, когда работал в православном издательстве. Явно же проявилось с открытием этой темы. Церковное выгорание (особенно в своей заключительной фазе) заставило прочесть определенное количество книг по церковной истории, библейской истории и, конечно же, библейской критики. (Увлечение альтернативной историей, неоязычеством - также взаимосвязанны с церковным выгоранием, хотя и не исчерпываются только им.) Об этом тоже надо будет поговорить.

Можно ли избегнуть церковного выгорания? Наверное, да. Но для этого надо попасть в тихое, спокойное общество, где вокруг одни образцовые христиане и нет Интернета и газет. Либо напялить на себя "бронежилет лицемерия", либо занять страусиную позицию. Иных выходов не вижу.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 20 Апрель 2018, 00:50:26, Золушка»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
О церковном выгорании надо говорить отдельно. Я тоже эту фазу прохожу.

А я уже прошел. Это вещь интимная, и писать и говорить о ней трудно. Немного похоже на эволюцию любви в супружестве (немного, аналогия поверхностная). В Канаде я вполне серьезно воцерковлялся, причем среда была намного более пристойной, чем то, что описывает Сенькин. Но монашеский идеал на нас примеряли вполне всерьез, и духовного отца нельзя было менять, и надо было его все время слушать, как гуру. По степени интенсивности и амплитуде шатаний мои переживания, видимо, в несколько раз слабее сенькинских, но качественно очень похоже и узнаваемо, так что он теперь для меня - близкий человек (он, видимо, к такому результату и стремится - со мной у него получилось). Но мне непонятно, куда именно он вышел, излечившись от "православия головного мозга"? Он то рассуждает как материалист, то называет себя христианином, то говорит о необходимости православных обрядов, сопровождающих трансцендентное (рождение, женитьба, смерть). Кажется, он просто не определился и говорит, что на ум приходит, не приводя свои взгляды в позитивную систему - творческий агностицизм своего рода.

Со мной все проще. Заграничная духовная среда плюралистична. Я перешел в англиканскую церковь и довольно долго оставался честным англиканином. Вообще россиянам и украинцам неповезло, что им приходится выбирать между православием и баптизмом. Англиканство - очень умеренная и спокойная конфессия, встречающая тебя ласковой улыбкой и крепким рукопожатием, не лезущая в душу и позволяющая - даже толкающая тебя на путь собственного развития. Мой первый большой текст был составлен из содержания нескольких моих проповедей. Англиканство совсем неревниво; его заряд скорее духовный, чем эмоциональный. В общем результат был такой, что вместо того, чтобы привязаться к англиканству, я превратился в экумениста, который одинаково любит все конфессии и пытается опереться на их общее ядро. Знакомство с Лидовым и занятия иеротопией также способствовали взгляду на конфессиональные традиции как на явление культуры. При этом я  не мыслю себя вне или без христианства и продолжаю применять к себе многие элементы внутренней практики, усвоенные в православии. Моей супруге англиканство как-то не подошло, и она утянула меня в баптистскую церковь, а я, по англиканской мягкотелости, уступил. Баптистско-библейский период у нее длился лет 5, а сейчас она попала под влияние Садх-гуру, и у нее образовалась каша в  голове, питаясь которой она ищет высшую истину. Но в баптистскую церковь мы все равно регулярно ходим, так как я твердо верю, что надо принадлежать какой-то христианской общине. Чтобы сохранить веру, надо быть среди верующих. Безальтернативность православия в России толкает людей на печальный выбор: "православие или ничего", а инославные оказываются чуть ли не хуже неверующих (неверующий может придти, а инославный потерян и к тому же подпал под влияние "иностранного агента").

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 20 Апрель 2018, 17:58:43, Золушка»

Можно ли избегнуть церковного выгорания? Наверное, да. Но для этого надо попасть в тихое, спокойное общество, где вокруг одни образцовые христиане и нет Интернета и газет. Либо напялить на себя "бронежилет лицемерия", либо занять страусиную позицию. Иных выходов не вижу.

Видимо, есть и иной выход, потому что немало среди православных воцерковлённых искренних, горячих сердцем, умных и образованных людей. Есть такие воцерковлённые и среди авторов нашего портала. В светской культуре, скажем честно, дело обстоит не только не лучше, но там ещё больше искушений лицемерием и продажностью, чем в церковной среде. И найти там своё место никак не легче для совести и таланта, чем в церкви. Я во всяком случае не нашёл ни там, ни там и остался на обочине (как единица, до сорока с лишним лет; что стало после в Замке и нашёл ли он своё место и я вместе с ним - другой вопрос). Но это не значит, что никто не нашёл или что для обретения своей ниши в культуре или в церкви непременно нужно было "наступать своей песне на горло". У каждого свои задачи, своя свобода и судьба... Другое дело, что ныне и церковь, и культура переживают глубочайший кризис, связанный с кризисом гуманизма вообще и с переходом в новую историческую эру, в которой должен быть преодолён разрыв между религией и культурой в том числе. В определённом смысле, мы все входим в новое "осевое время"...

Безальтернативность православия в России толкает людей на печальный выбор: "православие или ничего", а инославные оказываются чуть ли не хуже неверующих (неверующий может придти, а инославный потерян и к тому же подпал под влияние "иностранного агента").

Андрей, не обижайтесь, но это типичный пропагандистский штамп. Ничего похожего в реальности не наблюдается. Никаких гонений (в том числе моральных) по признаку вероисповедания, да и по идеологическому тоже, в России нет. Не забывайте (странно, что об этом забывают даже русские, живущие за рубежом), что Россия самая многоконфессиональная из европейских (да и азиатских) стран. Я нигде и ни разу не сталкивался с тем, что "инославные оказываются чуть ли не хуже неверующих". Вопрос о моём вероисповедании ни разу мне никто не задавал, и я не слышал, чтобы кому-то задавали. Это вопрос личной совести и уместен исключительно с близким человеком. А отдельные тупые фанатики есть везде, но если бы они делали погоду в России, она бы не смогла существовать вообще. На мой взгляд, терпимости, свободы совести, мысли и слова в современном западном обществе становится в последние годы меньше, и существенно, чем в России. Наибольшее идеологическое давление и агрессивную нетерпимость я испытывал в России именно в той среде, которая ориентирована на запад и считает себя либеральной. Это даже парадоксом мне уже не кажется, но железной закономерностью (подобное к подобному). М.б., это тоже пропагандистский штамп (но не думаю так)...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 20 Апрель 2018, 18:35:59, Ярослав»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Андрей, не обижайтесь, но это типичный пропагандистский штамп. Ничего похожего в реальности не наблюдается. Никаких гонений (в том числе моральных) по признаку вероисповедания, да и по идеологическому тоже, в России нет.

Я плохо выразился. Я имел в виду не гонения. Баптисты процветают. Я имею в виду не макро-социум, а микро-социум. Когда речь идет о близких отношениях, то определенное отторжение инославия присутствует. Причем, не как неправого, а как чужого, иностранного. Конечно, речь не идет ни о гонениях, ни о дискриминации, а о нюансах, которые проявляются в близком общении. Но я ведь даже не имел в виду отношения к людям (хотя моя фраза дает основание думать, что я это имел в виду). Я хотел сказать, что в результате глубоко укорененного неприятия инославия как чужеродного сами русские, пусть и разочарованные в РПЦ, не рассматривают для себя инославие как реальную альтернативу. Вы можете не согласиться с первой частью предыдущей фразы, но вторая её часть - это по-моему очевидный факт. Православие является общепринятым началом духовной системы координат, и духовный плюрализм  проявляется в том, как формулиуют отношение именно к нему, пусть даже негативное. Разве не так?

Наибольшее идеологическое давление и агрессивную нетерпимость я испытывал в России именно в той среде, которая ориентирована на запад и считает себя либеральной.

В Бельгии я испытал что-то похожее со стороны тех, кто называют себя свободномыслящими. Это атеисты, не допускающие никаких других оттенков. Те, которых Вы имеете в виду, вероятно тоже атеисты. Атеизм видимо располагает к узости мышлении. Современный верующий как правило живет в "спектре", или даже в двоедушии, но при этом он не может быть узко-мыслящим фанатиком. Это сказывается и на других аспектах мировоззрения.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 22 Апрель 2018, 20:20:53, Андрей Охоцимский»

Но мне непонятно, куда именно он вышел, излечившись от "православия головного мозга"? Он то рассуждает как материалист, то называет себя христианином, то говорит о необходимости православных обрядов, сопровождающих трансцендентное (рождение, женитьба, смерть).

Да, здесь самый интересный момент (для меня, по крайней мере). Куда "выходит" человек, когда рушатся незыблемые, казалось бы, скрепы, ОСНОВЫ ОСНОВ мировоззрения? Ведь это не политическую партию поменять и даже не идеологию. Устоявшуюся годами идеологию так же бывает весьма мучительно менять. А тут то, что ты считал вечным, незыблемым, трансцендентным... И вдруг, оказывается, что не такое оно уж вечное и незыблемое (ну, то что принимал за вечное и незыблемое). Тут "вынести и унести" сознание и душу куда угодно может.

И это мучительное чувство раздвоения, расщепления сознания. Это когда одна твоя половина (ума ли, сердца, Бог весть) радуется твоему "распрямлению", освобождению; и ты искренне недоумеваешь, как мог столько лет в этом всем вариться. А другая половина тебя (ума ли, сердца, Бог весть) кричит тебе: стоп, что ты делаешь, грешник, остановись, не ставь крест на своем спасении, не отдавай себя демоническим силам - вообще, кто ты такой, чтоб судить святых отец, ты, не победивший ни одной своей мелкой страстишки... и т.д., и т.п.

Так что я понимаю Станислава Сенькина - его просто достало, он взорвался, взбунтовался. А куда двигаться - сам пока не знает. Большинство "выгоревших" уходят в самую обычную светскую жизнь, без всяких намеков на какую-либо религию. Так поступила та же Мария Кикоть, автор нашумевшей книги "Исповедь бывшей послушницы". Кто-то уходит в "кургиняновцы", затем в "антиклерикальный атеизм" (либо с троцкистским, либо с неолиберальным окрасом). Кстати, несколько раз порывался написать обширный пост (статью) на тему антиклерикального атеизма - но что-то не идет. Для меня кажется странным, когда человек во время церковного выгорания бросается в атеизм. Возможно, здесь действует принцип (хорошо знакомый по Украине) "назло попам (в украинском исполнении - москалям) отморожу уши". Человек уходит к атеистам, потому что атеисты критикуют церковь - объект его боли и разочарования. Но можно ли после всей своей "религиозности" и "мистичности" принять на полном серьезе атеистическую идеологию? Именно - ИДЕОЛОГИЮ, а не систему накопленных знаний, не логику и рациональный подход, который может быть у атеистов весьма интересным. А вот насчет идеологии... соглашусь с Сенькиным, очень уж она пресная у атеистов - скука смертная, одним словом.

Один хороший человек сказал, по поводу всех этих церковных выгораний: не надо было слишком очаровываться, что бы потом не было разочарований. Вот вроде Сенькин и пытается развеять это романтическое церковное очарование. (Священники - простые мужики; монастырские белобородые старцы - обычные, больные старички; монастырская жизнь не пение ангелов, а нечто очень серое и однообразное, заполненое тяжелой работой и послушанием.) А вот куда он, Сенькин, дальше пойдет - посмотрим.

Безальтернативность православия в России толкает людей на печальный выбор: "православие или ничего"

О том, что православие безальтерантивно, наверное, знают только чиновники от церкви (и при церкви) и идейные ортодоксы. На деле, в обычной жизни, никакой безальтеранивности нет. В моем городе есть и мормоны, и саентологи, и куча всяких восточных центров, и иеговисты, и католики - кого только нет. Так что альтернатив множество. Беда в другом, в том, что эти альтернативы становятся неинтересными. Это по молодости (у меня - в 90-е) было любопытно походить по разным религиозным организациям и гуру. Посравнивать. А сейчас, честное слово, общался и с моромонами, и с саентологами, и с иеговистами... - знаю заранее, что они мне скажут. Все очень предсказуемо.

есть и иной выход, потому что немало среди православных воцерковлённых искренних, горячих сердцем, умных и образованных людей.

Конечно, есть. И думаю, что их не так уж и мало. Но у меня вопрос (вопрос довольно важный): они, эти замечательные люди, стали такими ПОСЛЕ своего воцерковления - или они уже БЫЛИ такими (в силу разных причин) и воцерковдение здесь ничего не прибавило и не убавило?   

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 22 Апрель 2018, 21:14:00, Золушка»

Когда речь идет о близких отношениях, то определенное отторжение инославия присутствует. Причем, не как неправого, а как чужого, иностранного.

Не могу назвать это типичным для русского, как ныне модно говорить, прости Господи, менталитета (мне понятнее слово "душа"). В противном случае, такое явление как Россия не могло бы существовать ни культурно, ни исторически (для Западного, этого самого, менталитета кажущееся зачастую не иным, а недоразвитым).

Русские - гениальные ассимиляторы, чего не могло бы быть, если бы не было любовного, открытого интереса к иным религиозным и культурным ликам. Именно из такого интереса и вытекает "всемирная отзывчивость русских", способность их перевоплощаться в иные культурные лики. Без потери собственного. Вот последнее и непонятно более жёстким и структурированным западным душевным организациям. Либо то, либо то. А и то, и то - так не бывает. У русских не только бывает, но является тем внутренним стержнем, который и позволил создать такую грандиозную империю без подавления инославных и инокультурных ликов. Отклонений, извращений и уродств полно в истории любого народа, но не они определяют интегральный вектор развития и соборный культурный лик.

Я хотел сказать, что в результате глубоко укорененного неприятия инославия как чужеродного сами русские, пусть и разочарованные в РПЦ, не рассматривают для себя инославие как реальную альтернативу. Вы можете не согласиться с первой частью предыдущей фразы, но вторая её часть - это по-моему очевидный факт.

Здесь есть один тонкий переход, который необходимо назвать по имени. Родину и культуру не выбирают. Не выбирают и религиозный лик, определяющий родную культуру. Для русской культуры - это православие. И Родину, и её культуру, и её вероисповедание поменять нельзя, как нельзя поменять родителей. Это один подход. В нём центр - соборное целое, а не индивидуум, в служении этому целому обретающий и личный смысл жизни. Само соборное целое может изменить вероисповедание, но такое случается один раз и на протяжении тысячелетий. А вот сам человек - не может.

Другой подход - это центр в индивидууме, а то или иное целое лишь среда для становления его личного смысла. И потому ради этого смысла индивидуум волен поменять среду, Родину, вероисповедание, национальную культурную принадлежность и т.д.

Русской душе ближе первый подход. И не только русской, но и еврейской, и индийской, и большинству восточных культур. Западный тип всё больше тяготеет ко второму подходу, перенося приоритет с целого на индивидуальное. Отсюда и всё растущее взаимное непонимание, ибо от первичного приоритета зависит вся нравственная шкала ценностей.

Замечу, что первый подход (невозможность смены по своей воле национальной, культурной и религиозной Родины) не только не исключает, но наоборот наполняет личность искренним уважением и любовным интересом к иным культурным и религиозным ликам. При возможности смены одного соборного целого на другое по собственной воле и отношение к этому целому становится как к среде, утилитарным по сути, что исключает и любовь, и уважение в итоге.

Православие является общепринятым началом духовной системы координат, и духовный плюрализм проявляется в том, как формулиуют отношение именно к нему, пусть даже негативное. Разве не так?

Так, но в том смысле, что православие является по факту духовным центром русской культуры, а Родину поменять нельзя. А если можно, то это уже не Родина-Мать, а всего лишь среда, а моё "я" и его комфорт - главный критерий. В первом варианте служение аксиоматически является служением соборному целому, что и даёт свободу и смысл личности; а во втором - акценты и приоритеты меняются местами: личность служит самой себе и становится для себя абсолютом, а всё остальное воспринимает как относительно благую или нет среду, которую можно менять во имя абсолютного приоритета, индивидуального "я".

Подчеркну: всё зависит от того, что является абсолютной ценностью, а что относительной. Если абсолютная ценность - индивидуальное "я", то соборное целое - ценность относительная. И наоборот. В этом и заключается коренное различие, и всё остальное в жизненной системе оценок из него вытекает. Обретает ли личность действительно высший смысл и подлинную свободу, если делает себя центром и абсолютом, а соборное - средой; и теряет ли свою свободу и высший смысл, если соборное является абсолютной ценностью, которой личность служит, - этот вопрос разрешается в русской философии (а она коренится в православной духовности, несомненно) однозначно в пользу приоритета соборного над индивидуальным, и только в такой системе координат личность обретает и высший смысл, и свою свободу, и саму себя.

В системе координат, где в центре индивидуум, личность теряет в итоге и свободу, и смысл, и себя самоё. История опытно показывает правоту такого вывода. Но признать эту правоту индивидуалистическая система координат не в состоянии - не укладывается, не видит, за пределами её находится. И никогда не объяснить в данной системе координат, почему свободный человек не может поменять религию, культуру, Родину (хотя Родины как абсолютной ценности в этой системе не существует) - это кажется абсурдом: почему же не может, когда может! Но в другой системе координат - именно не может, потому что, меняя соборное целое, личность перестаёт быть личностью. То есть, личность - не может. А индивидуальное эго - может, и относительно легко. Разницу между одним и другим и определяет соборное целое и отношение к нему отдельного человеческого сознания.

Таким образом, в русской традиции мы не выбираем религию, как и Родину. Выбор сделан до рождения и не подлежит изменению при жизни. В этом русская традиция близка индуистской, где человек не может даже изменить касту. Европейскому гуманистическому сознанию это представляется рабством. Но здесь сказывается разное понимание судьбы и жизненного отрезка от физического рождения до физической смерти в контексте судьбы. Грубо говоря, что для индуиста один день, то для европейца вся жизнь, в которую нужно уместить весь её смысл, а для этого отвоёвывать у судьбы каждую кажущуюся несправедливость. Но тут мы уже уходим несколько в другую тему, хотя и родственную...

А в контексте этой темы можно сделать следующее утверждение: русской душе не инославие представляется чуждым, но переход по собственному произволу из одного вероисповедания в другое (это воспринимается как что-то не должное или трагическое, а множественная смена конфессий попросту не вызывает уважения, и это иррациональное чувство, на уровне дневной логики малопонятное).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 22 Апрель 2018, 21:17:45, Золушка»

они, эти замечательные люди, стали такими ПОСЛЕ своего воцерковления - или они уже БЫЛИ такими (в силу разных причин) и воцерковдение здесь ничего не прибавило и не убавило?

Вопрос, на самом деле, риторический, хотя и важный. Ответ очевиден: были ДО. И тут другой вопрос возникает, и вопрос трагический: остались такими вопреки воцерковлению или благодаря? А если вопреки (пусть не для всех, но для многих), то мы выходим на главный нерв настоящей темы. Связаны ли нерушимой нитью воцерковление и православная духовность, вытекает ли необходимость воцерковления из неё? Да и что такое воцеркволение ныне, а не в раннехристианской церкви; в чём существенное отличие, если оно есть? И т.д.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Максимилиан Волошин

          Готовность

Я не сам ли выбрал час рожденья,
Век и царство, область и народ,
Чтоб пройти сквозь муки и крещенье
Совести, огня и вод?

Апокалиптическому Зверю
Вверженный в зияющую пасть,
Павший глубже, чем возможно пасть,
В скрежете и в смраде – верю!

Верю в правоту верховных сил,
Расковавших древние стихии,
И из недр обугленной России
Говорю: «Ты прав, что так судил!

Надо до алмазного закала
Прокалить всю толщу бытия.
Если ж дров в плавильной печи мало,
Господи, – вот плоть моя!»

24 октября 1921
Феодосия

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Другой подход - это центр в индивидууме, а то или иное целое лишь среда для становления его личного смысла. И потому ради этого смысла индивидуум волен поменять среду, Родину, вероисповедание, национальную культурную принадлежность и т.д.

Я бы уточнил, что Родину поменять нельзя, а "среду" можно. Для меня Родина - это что-то очень похожее на родительский дом и вообще на семью, в которой вырос. Как их можно поменять? Другое дело, что одни люди всю жизнь живут в родительском доме (как большинство моих российских друзей), а другие покидают родительский дом в поисках самореализации в "большом мире". Примерно те же мотивы движут деревенскими, которые уезжают в город. Разве родная деревня может перестать быть Родиной? Но человек может уехать в город, чтобы стать инженером, ученым, и т.п. Индивидуализм ли это - да, безусловно? Но означает ли это, что человек меняет "Родину, вероисповедание, культурную принадлежность" - нет, не означает.

Взглянем на меня, как пример. Само мое присутствие на этом форуме разве не говорит о моей культурной принадлежности? В каком культурном пространстве я живу и в какое я делаю вклад? О Родине я уже написал выше. Что касается вероисповедания, то я здесь являюсь редким исключением, связанным отчасти с тем, что я воспринимал религиозные вопросы слишком всерьез и именно как личные, а также через призму моего неизменного тяготения к оригинальности и диссидентству. В России я их также воспринимал, в связи с чем был старовером. Да и из моей истории видно, что инославие было для меня опытом познания, но "родным" не стало - этот опыт привел к какой-то иной форме религиозности, чисто личной.

Короче говоря, выделять два подхода по степени индивидуализма можно, но примат индивидуального еще не означает, что человек с легкостью меняет "Родину, культуру, вероисповедание". М. б. можно сказать, что мы все в поиске, но у одних  этот поиск происходит только во внутреннем измерении, а у других он принимает форму перемены места жительства. Я остро ощущаю, что расползание русских по миру является формой нашей "вселенскости", реализацией того же космизма, желания охватить все и увидеть весь мир в единстве.

Я также связываю свою эмиграцию с моей почти патологической потребностью все время учиться и узнавать что-то новое. Для меня личное развитие через впитывание и осмысление новых знаний и впечатлений приоритетнее, чем самореализация, особенно если самореализацию понимать в узкопрофессиональном смысле. Впитывая новое со всех сторон, как губка, человек интенсивно меняется, но старый фундамент никуда не девается. На нем что-то надстраивается.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 23 Апрель 2018, 11:59:29, Золушка»

Андрей, я переживал, что Вы воспримите мою мысль как упрёк Вам лично. Спасибо, что не восприняли так. Кто я такой, чтобы кого-то в чём-то упрекать? Мне бы со своей кривой разобраться...

Но во избежание ложных толкований, уточню свою мысль ещё раз: речь у меня шла не о месте человека в физическом пространстве, не о нахождении его в той или иной среде или той или иной церкви, но о двух внутренних системах координат, которые определяют ценностную шкалу, вектор развития и множество бесчисленных и никакой классификации не поддающихся жизненных выборов. У каждого человека свой путь, свои обстоятельства, свои исходные данные, свои задачи - и мерить всех одной линейкой, подгонять под одну схему не просто глупое и бессмысленное, но весьма вредное (для самого горе-классификатора прежде всего) занятие. Повторяю, речь у меня идёт о двух полярных духовных системах координат: в одной безусловный приоритет отдаётся соборному целому, а в другой - индивидууму. И в обеих есть своя правда, а в их крайностях - своя ложь. И обе так или иначе присутствуют в каждой душе, перетекая друг в друга, но какая-то всё равно остаётся ведущей и перевешивает на экзистенциальных распутьях.

Само же нахождение личности в той или иной точке Земного шара и в той или иной культурной среде ровным счётом ничего не говорит о внутренних приоритетах. О них вообще извне судить крайне сложно, да и вряд ли возможно: это глубоко интимный выбор. Другое дело, что одна система координат больше свойственна восточному типу, а другая - западному. Ложь же, как и всегда, проявляется в крайностях (в крайностях кастовой системы или либерального индивидуализма с родителями под номерами).

Вот такой крайности, в отличие от современной России (Россия уже прошла по своему краю оголтелого коллективизма в 20-м веке), достигло западное общество в веке 21-м. На краю индивидуализма и либерализма происходит предательство прежде всего своих классических культурных ценностей, отречение от собственной соборной судьбы и миссии, подмена её сначала квази-культурным суррогатом, а потом и прямым сатанизмом. К нашему общему горю, этот вектор в западной цивилизации с каждым десятилетием всё определённее проявляется. Посему не исключено (и даже закономерно), что западный мир входит в ту же историческую яму, в какую Россия (тогда СССР) провалилась в конце 80-х. И свои 90-е благополучному Западу ещё надлежит пережить. И скорее всего, они будут тяжелее для среднего европейца, чем для среднего россиянина его 90-е. И многие побегут из Европы... В США - отдельная история, там ещё предстоит пожать плоды кармы, какая настигает любую слабеющую империю, возомнившую себя владычицей мира. Наиболее уместны здесь аналогии с Римской империей, как у русских с евреями, к слову. Не калька, разумеется, но аналогичные смыслы присутствуют в истории и тех, и тех, и тех.

Я остро ощущаю, что расползание русских по миру является формой нашей "вселенскости", реализацией того же космизма, желания охватить все и увидеть весь мир в единстве.

И в этом смысле судьба русских схожа с судьбой еврейского народа. О чём немало у нас уже говорилось в других ветках. И схожесть эта определяется в том числе и религиозной миссией, но не только ею. Это интересная и сложная тема.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 23 Апрель 2018, 12:36:27, Ярослав»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
И в этом смысле судьба русских схожа с судьбой еврейского народа.

А вот это Вы видели: "русские и евреи - близнецы братья, кто более матери истории ценен?". Очень старое сочинение, один из моих первых опусов.

Слово - это вышивка по ткани молчания.

Своих свинок Вы нам показывали, а евреев нет. Не видел, то есть.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Своих свинок Вы нам показывали, а евреев нет

Ну ничего себе сопоставление ...  :-[ |:{|

Слово - это вышивка по ткани молчания.

Извините, опять промахнулся...  ><><

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 24 Апрель 2018, 18:38:08, Ярослав»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Повторяю, речь у меня идёт о двух полярных духовных системах координат: в одной безусловный приоритет отдаётся соборному целому, а в другой - индивидууму. И в обеих есть своя правда, а в их крайностях - своя ложь. И обе так или иначе присутствуют в каждой душе, перетекая друг в друга, но какая-то всё равно остаётся ведущей и перевешивает на экзистенциальных распутьях

Ну вот здесь все точно. Прямо в яблочко. ^{;

Слово - это вышивка по ткани молчания.


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика