Философия синтеза
Начальные понятия

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
« #16 : 14 Октябрь 2011, 15:42:13 »
Высшая метафизика
Читая настоящую ветку Форума, понял, что мои работы в области сознания относятся, конечно же, к высшей метафизике, если за метафизику принять всё, что имеется вне физики. В этом я увидел полезное для себя. Но всё равно некоторое время я раздумывал: принять ли мне участие в обсуждении или нет, так как мои взгляды на обсуждаемую проблему во многом расходятся с тем, что преподносят участники. Решился я из-за того, что вспомнил, как меня уговаривали стать полноправным членом Портала Михаил Натанович и Ярослав, чтобы я как раз и разъяснил свою позицию в связи с открытием всеобщей критериальности Природы. И мне стало стыдно за свои колебания.
Что же мне кажется необязательным в обсуждении? Слишком расплывчатые формулировки и размытые смыслы, длинноты, из-за которых просто устаёшь. Поэтому никому не удаётся схватить «кота за хвост». А автору «Начал» - сформулировать эти самые начала.
Что мне кажется необходимым? Прежде всего, договориться об общности терминов, словаря. Но это не самое трудное. Намного труднее сформулировать определения понятий и категорий, ибо они затрагивают саму суть философии, которая до сих пор сама не смогла определиться в них.
Самое характерное в дискуссии – это оперирование, как я уже сказал, понятиями с размытыми смыслами. Поэтому от участников требуются большие усилия в понимании друг друга и большой описательности со своей стороны от каждого. Это естественно, т.к. язык наш насквозь предикативен, то есть описателен и относителен. Но в этой необходимой, я не говорю – излишней, описательности явно недостаёт ещё одного качества определения понятий – смыслового, идейного, критериального – выбирайте, что нравится. Но без него можно запутаться в трёх соснах.
В этой связи мне остаётся лишь сожалеть, что опубликованные мною материалы о сути понятий, мыслей и вещей, отличающиеся особой, критериальной (оценочной), новизной, прошли мимо всех участников дискуссии. Ведь реальный стол становится столом только при удовлетворении особого признака (критерия, оценки Природы, которая Природой максимизируется во всех реальных воплощениях стола), а вокруг него уже плетутся уточняющие или дополняющие его свойства, признаки, качества. Вот этот особый признак всегда наличествует в нём и в определении его на разных языках. Определяется он только критериальным способом – нахождением параметра, качества или другого признака, который максимизируется.
Конечно, можно заглянуть в словари давности от настоящего года и далее в глубь истории, но более точного описания понятий не существует. Мне удалось осмыслить понимание критериальности в Природе, как и в языке, и в понятии на основе кибернетического подхода (точнее, математического подхода, но он нашёл своё применение в жизни, быту, в онто – в бытие – в кибернетике как в прикладной отрасли техники, базирующейся на математике). Я уже писал, что в поиске Гугла слова «критерий» на второй позиции из более чем 40 млн. страниц выходит страница автора настоящего текста «Что такое критерий». (на первом месте определение из Википедии, совершенно ни о чём). Этим высказыванием я хочу лишь подчеркнуть громадный интерес людей к понятию, которое имело особое свойство ещё во времена Древней Греции, а сейчас дало жизнь многим и многим направлениям исследования сознания и другим наукам.
У современных философов понятия, как правило, обессмыслены или зациклены друг через друга. Это такое свойство тавтологичности, вывода из самих себя. В этом заключается абсурд многих наук и естественной логики, с которым люди свыклись, упростив отношения.
Чтобы наполнить понятия смыслом, люди дают им развёрнутое описание со многих сторон. Они думают, что если имеется такое широкое описание отношений, признаков и т.д., то описания становится чётким. Это ошибка, хотя и неявная. Понятие становится чётким тогда и только тогда, когда оно имеет ярко выраженное в среде своего описания смысловое ядро, например, понятие «стол» несёт в себе ядро, которое вносится в него как нужность стола, его необходимость, максимизацию этой необходимости, – с другого смыслового уровня, а не с уровня всех столов. В свою очередь, такое ядро всегда определит стол само безо всякого дополнительного описания. Вот эта единственность и необходимость смыслового ядра понятия и есть его более главная сторона, чем сама описательность. Вот почему долгий разговор о сторонах второстепенных метафизики – это всего лишь разминка, за которой должна последовать чёткая формулировка этого понятия, берущая начало в своём ядре. Прошу заметить, что ядро понятия не является принадлежностью уровня понятия, оно находится, повторяю, на другом уровне, более высоком по смыслу иерархии всех смыслов.
Описание понятия – это не затвердевшая схема, это живой процесс, реальность жизни которого хорошо видна в диалоге, когда его участники внимательно относятся друг к другу. Тогда происходит хорошо видимый рост значимости обсуждаемого понятия. Но расширение понятийной среды происходит вокруг некоторого центра как основного смысла понятия. В языке этот центр всегда отражает работу по управлению описательными элементами со стороны главной оценки этого понятия, его главного критерия. Хотим мы этого или нет, но с этим надо примириться – существует главный критерий, который как центр управления руководит отбором и волей субъекта. Здесь субъект – понятие или человек, всё равно. В этом и состоит одна из громадных тайн Природы, мистика и метафизика в исследовании.
С другой стороны, говорить так:
Метафизика изучает в первую очередь сущее или бытие как таковые.
некорректно из-за употребления вместо ядра понятий «сущее или бытие» понятия «как таковые». Ибо сказать «сущее как таковое» означает величайшее заблуждение наших дней и до них: «нельзя определить множество на самом себе». К сожалению, я уже неоднократно писал, что оценить что-либо исходя из него же самого, как, например, жизнь общества деньгами, значит, заложить заранее возможность менять масштаб этой оценки в любую сторону от нуля до бесконечности. Это величайший трюк. Это не оценка, это обман, который завораживает.
Философия уже владеет оружием для того, чтобы такого рода трюки распознавать и отражать.
С. Борчиков пишет:
На сайте «Философский штурм», вдохновленный этой средневековой метафизикой, я начал фундаментальную тему «Высь сущности».
Цитата из этого сайта: «Во-первых, место философа – на высоте, в буквальном гео-топологическом смысле. Только отсюда путь к метафизической Выси…» (символизм перехлёстывает через край моего понимания).
«Во-вторых, первичность опыта бытия…». Эта «первичность» - основа мировоззренческой позиции ортодоксального материалиста. Но при чем тут метафизика?
«В-третьих, продукт Выси плюс опыта есть сущность…»
Если учесть, что реальная «сущность» равносильна по сути «истине», то в этой фразе, как мне кажется, кроется очень большая ошибка. Вымысел (Высь) и положительные результаты опыта его проверки совсем не означают, что достигнута адекватность истине в 100%.
Например, систем этики существует большое количество. Естественно они проецируются на реальную жизнь. Однако, тенденции общественного развития таковы, что этика Будущего – это Духовная Этика. Зло тоже реализуется, но это не означает, что оно истинно. Против такой «истины» борются все Духовные Учения. Опыт может служить доказательством истины лишь в физике. А переносить этот принцип на метафизику абсурдно. Ибо метафизика имеет другие способы доказательств истинности – духовные.
«В-четвертых, фиксация разницы сущности и знания сущности. Труд, продукт мысли – сущность отпечатывается в языке, в слове. Слова могут передаваться. И у людей, их передающих, создается иллюзия, что они передают сущности. На самом деле сущность остается там, наверху…». Необходимо уточнить: в слове передаётся сущность понятия, которым шифруется смысл данного слова. Слова нельзя просто так тусовать, ведь, как правило, передаются не сами слова, а смыслы, заключённые в них. Иначе, если привязываться к форме слова, то возникает психиатрическая ситуация.
Хочется спросить автора этой цитаты: «1. О чём всё-таки эта цитата? 2. Если «сущность отпечатывается в языке, в слове», то почему она «остается там, наверху»?». Когда Вы пишете «разница сущности», то что имеете в виду – в отношении конкретно чего разница? С чем сравниваете? Или это как «Две большие разницы»? Может быть, лучше раскрыть это выражение, сказав отдельно о сущности слова и сущности там наверху?
«…Классических определений сущности давать не буду, а то скажете, что «прячусь за чужие спины», а свое дать не могу, поскольку мы его еще ищем в совместном поиске в этой ветви».
Автор признался в бессмысленности разговора, который тянется уже очень долго и который он намерен продолжать в будущем. Не определив сущность, непонятно, как жить дальше?
«…когда я их спрашиваю: если сущность объективна, если она находится в сущем, бытии или материи, то чем она тогда от последних отличается? Ответ – ничем? Следовательно, сущность тоже должна быть-де отсечена бритвой Оккама. А вот если она отличается от сущего, бытия и материи, то у нее есть своя специфика, обеспечивающая ей превосходство над этими реалиями».
Бытие или материя имеют тысячи или миллионы лиц. Сущность всегда – конкретна и единственна. По-моему, этим она отличается от бытия и материи, т.к. всё остальное – это много-много описательности. А дальше в этой цитате вообще нарушена логика с бритвой Оккамы. Относительно «превосходства над этими реалиями» - абсолютно согласен, т.к. сущность всегда задаётся, как было сказано, с уровня, более высокого.
Если на мои критические слова автор «Начальных понятий» не обидится сильно, то я бы хотел продолжить разговор в отношении определений таких понятий как синтез, сущность, всеединство и прочее.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 04:11:01, ВОЗ»

« #17 : 14 Октябрь 2011, 18:31:45 »
Каковы критерии синтеза?

Здравствуйте, Геннадий! Я нисколько не обижаюсь на оппонентов. Уже много лет участвую в дискуссиях разного уровня и прекрасно представляю, какое это трудное дело - притирка понятий. С некоторыми людьми я по жизни общаюсь десятилетия, и то мы упираемся в разность слов, пониманий, терминов. Иногда до явного противоборства. Я не делаю из этого трагедии. Потому что что-то улавливается на уровне интуиции, а что-то, действительно, не понимается и требует усилий по осмыслению. Лишь бы дружба не рушилась. Вот Вы меня упрекнули в длиннотах, но Ваш текст тоже не короткий, я бы мог на него ответить по пунктам, но Вы же понимаете, во-первых, это достаточно длительное время, а во-вторых, мы должны не забывать, что в дискуссии принимают и еще примут участие новые люди, возможно, с не менее обширными своими теориями, и мы просто можем погрязнуть в мыслепотоках.
Поэтому я старательно избегаю почти всех тем, за исключением синтеза, и более менее родственных понятий. Поэтому и Вам предлагаю высказаться по одному понятию. Понятию синтеза. И раз уж у Вас ударение на критериальность, предложите критерии синтеза, отличающие его от просто объединения и ложного объединения. За эту ниточку и будем раскручивать все остальные смыслы.


« #18 : 16 Октябрь 2011, 08:27:56 »
Некоторые синтетические итоги

Пока коллеги обдумывают ответы, позволю себе пойти дальше и немного обобщить наработанное.
Итак, мы выделили, что есть
1) Простые объединения: в сумку положили расческу, ключ, кошелек, или на телевидение пригласили коммуниста, православного, демократа, олигарха – поговорить.
2) Механические объединения, когда сумма компонентов направлена на общую цель. Например, часы: все шестеренки работают на то, чтобы показывать время; трудовой коллектив: все члены работают на то, чтобы поддерживать предприятие.
3) Органические объединения, которые ведут к созданию целого, не сводимого к сумме частей: любой живой организм – амеба, сосна, кошка, в религии – церковь, в философии – философская система.
4) Всеединство – когда все элементы представляют органическое соединение, но при этом еще каждый элемент связан с каждым.
Шествие по этой лестнице увеличивает долю синтеза. В простых объединениях она практически равна нулю, разве что кто-то внешним образом ни навесит на какое-то объединение свое символическое значение. Пример КАРР – «Моя (с большой буквы) сумочка». В механических объединениях синтетична общая цель, равно предназначение механизма. В органических соединениях синтетично всё бытие организма. Всеединство – это апофеоз синтеза.
Отсюда синтез тоже имеет свои формы:
а) Простой синтез – нахождение абстрактного общего. Пример Ярослава: когда для круга и цилиндра находится нечто общее и выдается за их единство, опрощая составляющие части.
б) Симбиоз – объединение органических объединений, при котором целое является тоже органическим объединением, но каждая из составляющих не теряет своего лица. Например, семья – новое целое, но и мужчина и женщина, и родители, и дети не поглощаются  семьей. Другой пример Ярослава – полифония. Сюда же относится диалог культур.
в) Синориз – такое существование компонентов, когда они настолько сливаются друг с другом, что даже меняются ролями и функциями. Например, частица и волна в фотоне. Фотон то частица, то волна. Всевозможные духовные учения, в которых дух то разум, то разум – дух.
г) Эвристический синтез – такое объединение, при котором компоненты снимают друг друга, порождая новое состояние. Например, у Гегеля тезис и антитезис порождают синтез. Таково искусство: из наличных образов и идей порождаются или просто из творческого состояния (вдохновения) творятся новые образы, чувства, символы, эстетическая реальность.
д) Метафизический синтез – синтез первоначал.  Это, как правило, синтез культурных направлений, идеологических и мировоззренческих учений, научных школ и теорий, философских систем и т.п., при котором происходит выработка нового учения, направления, как правило, за счет создания новой аксиоматики, переосмысления первоначал, первых постулатов, центральных, коренных категорий, переоценка ценностей и т.п.

Из всего сказанного (плюс еще и не обозначенного здесь) пантеона объединений и синтезов  я делаю ударение на метафизический синтез, потому что считаю, что только он является сущностным. Никакое объединение людей не достигнет своей высшей цели – синтетического всеединства, если при это ни будут переоценены и синтезированы первоначала их культурных, идеологических и философских идей и практик, опосредующих такое объединение.
Геннадий поднял важный вопрос о критериях синтеза. Подожду, что он сам предложит. Пока же в диалоге с Леонидом выявился один критериальный аспект: добро и зло. Чем больше в объединении добра тем ближе оно к синтезу, а в синтезе – к метафизическому синтезу. Чем меньше синтеза – тем больше в нем зла. 

«Последнее редактирование: 16 Октябрь 2011, 14:41:45, КАРР»

« #19 : 16 Октябрь 2011, 12:57:45 »
Синтез первоначал... Критерии синтеза... Этическая поляризация... Вот вокруг чего и к чему, как я понял, растет эта ветка.
Только ли отношение к добру-злу важно? Возможно, не меньшее значение может иметь и любое другое аксиологическое отношение: чем больше красоты,  истины, счастья, жизнеспособности, т.е. чем ближе к идеалу, тем ближе к синтезу.
Видимо, другие критерии синтеза связаны (чтобы не вступать в противоречие с идеаловостью) с собиранием в себя сторон первоначал и снятие, как бы сказал Гегель, напряжения между ними. Иначе, если бы мы уничтожили в синтезе одно из начал или упустили его сторону, то синтез получился бы беднее суммы начал... А если бы не было снято напряжение между разными первоначалами, то синтез удалился бы в чем-то от идеала, где должно быть максимально комфортно.
И наконец, для меня здесь самый главный вопрос: удавшийся синтез (вообще или первоначал, в частности) будет синтезом на самом деле или только в некой концепции? Я допускаю, что синтез не устраняет поводы из-за чего начинался процесс синтеза. Например, не закончится война между идеалистами и материалистами. Но, если это так, напряжение между синтезируемыми элементами не пройдет, да и другие цели не будут достигнуты. Это противоречит определениям синтеза — достижение некоего объединяющего результата.
У меня получается: либо синтез противоречив (нельзя сравнивать ДО и ПОСЛЕ синтеза), либо дополнительный критерий синтеза — изменение действительности. В первом случае не понятно как задавать критерии синтеза (с чем что сравнивать). Во втором случае: ни одного синтеза еще не было, поскольку действительность одна и та же.
Думаю, что я где-то ошибся. Может есть иная возможность относиться к синтезу?

«Последнее редактирование: 16 Октябрь 2011, 15:04:20, КАРР»

« #20 : 17 Октябрь 2011, 11:44:13 »
Факторы синтеза

Вадим, вопросов много, давайте разбираться.

1) Только ли добро – критерий синтеза? Интуиция подсказывает, нет: и красота, и счастье и т.д. тоже критерии. Тогда должно быть нечто общее, что всех их объединяет. Это общее древние называли благом. Добро – благо, красота – благо, истина – благо, Единое – благо, Бог – благо, ум – благо, идеал – благо и т.д. Вообще, в платонизме (идеализме и идеаловизме) и неоплатонизме Благо – первоначало. Мой ответ: благо (во всех его формах) есть критерий синтеза. Если благо состоялось, то налицо синтез.

2) Снимаются ли в синтезе противоречия?
Вопрос тонкий. Мне кажется, противоречия снимаются, но это не означает, что снимаются стороны противоречия. А + В = С; в С противоречие А и В снято (хотя в нем может продолжать оставаться противоречие D + E), но вот стороны А и B могут оставаться быть уже со снятым, с ослабленным противостоянием на фоне С. Это особенно заметно для таких сторон, которыми являются живые люди. Ведь человек В, знающий что есть благой выход С, зачем же будет упорствовать в своем ограниченном, неблагом В? А если будет упорствовать, то и синтеза (во всяком случае практического) нет.   
 
3) Следующий вопрос: удался синтез на практике или только в голове какого-то одного человека?
В.И. Моисеев в лекциях по неовсеединству предполагает наличие у синтеза всевозможных факторов: синтетических облегчителей, расширяющих условий, фона и т.д.
(см. http://neoallunity.ru/1/index.php?option=com_content&view=article&id=39&Itemid=33 , в частности лекции 3, 4 базового курса).
Так вот, оказывается, что у идеального и практического синтеза различные факторы.
Например, для того чтобы в своей голове примирить идеалистов и материалистов, нужен фактор ума, и выработка некой синтетической теории. Таких теорий я читал сотни. Но для того чтобы на деле примирить идеалистов и материалистов, нужен фактор социальной активности, объединяющий не столько теории, сколько образы жизни материалиста и идеалиста. Таких попыток я в жизни почти не встречал. Напротив, в жизни вижу, как материалисты напрочь дистанцируются от идеалистов, а идеалисты стараются дистанцироваться от жизни, предпочитая замыкаться в своих внутренних мирах.
Отсюда предлагаемый Вами критерий – изменение действительности – является не столько критерием, сколько условием, фактором, основанием, базой для синтеза.

4) Что касается Вашего «смелого» высказывания, что в действительности ни одного синтеза не было, то оно в таком случае ведет к отрицанию синтеза вообще, тогда никого синтеза нет и не было. Однако вся культура, всё мышление есть сплошной синтез. Я даже думаю больше (вслед за Гегелем), что если бы не было синтеза, то просто и действительности не было бы. Действительность есть синтез (по Гегелю, существования и сущности). Возможно, Вы имеете ввиду другой аспект: ориентацию на духовно-идеальную сущность «коммунистического или богочеловеческого далека», но это отдельный вопрос – воплощение идеала.

«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 04:11:50, ВОЗ»

« #21 : 17 Октябрь 2011, 19:22:23 »
       Да, согласен. С действительностью был не дорогой софизм: меняет ли что-то НОВОЕ действительность, ведь действительность прежняя? :))
       На сколько я понимаю, теперь, пока не освою всю Философию Неовсеединства, участвовать в этом форуме мне не стоит. Там довольно объемные лекции.
       Пока зацеплюсь за слова: "...противоречия снимаются, но это не означает, что снимаются стороны противоречия."
       Когда читаешь Идеалистов, например, Гегеля, уходит на задний план, что мы оперируем с отношениями (противоречиями), а не со сторонами их. Но, когда это понимаешь, – грустно.
       Значит, «идеализм» неполноценен относительно «материализма» и наоборот. Получается взаимная неполноценность, но ведь не синтез?


« #22 : 17 Октябрь 2011, 23:47:58 »
Постараюсь, чтобы никому не было обидно, превзойти многословием всех участников ветки (а ветка уже получилась прекрасным дебютом, обещающим большое плавание этому разделу). Всем участникам  ветки огромное спасибо за вклад в смысловое целое всего портала!

На мой взгляд, ветка давно просит ответвлений: каждое начинается с конкретного текста (предметного) на конкретную тему, тогда будет легче разобраться и с "начальными понятиями". 
(Хотя я очень сомневаюсь, что вообще возможно дать определение таким базовым словам, как бытие, сущность и т.д. Такие слова-смыслы познаются только в контекстах - гранях многогранного смысла:  вряд ли одна грань может передать даже приблизительное "понятие о многогранности". Здесь нужен совсем другой язык, ближе к языку искусства нежели языку "понятий и категорий", вторичных и абстрактных в общем-то "вещей". Но это в скобках.)

Боюсь, что продолжая только эту ветку, мы рискуем не увидеть за деревьями леса. Впрочем, это лишь рекомендация; последнее слово за автором раздела - и его "режиссурой". Исходя из своего небольшого форумного опыта, я могу лишь сказать, что раскрытие смысла в таком специфическом жанре, как форумная ветка, зависит во многом от структуры, от умения автора раздела вовремя и в нужном направлении "разветвлять" смысловое русло. Это и есть (по Козыреву) "работа со случайностью": текст ветки форума (в отличие от любых других видов и жанров искусства) невозможно ни запланировать, ни прописать для него какой-то сценарий (даже в общих чертах), ни предугадать, кто и что тут напишет или не напишет.

Возможно двоякое отношение к форумным веткам и это отношение диктует последующие шаги: расставляет приоритеты - критерии (по критериальному подходу им. Геннадия Мира :) ).
1. Отношение к форуму как к простому разговору. Подход грешит искажениями и отрывом от реальности, хотя бы потому, что на форуме участники пользуются письменной, а не устной речью и обмениваются постами не в реальном времени, а через промежутки времени (подчас немалые). Главный ущерб такого подхода: форумная ветка перестаёт быть интересной постороннему читателю, но только узкому кругу участников. Плюс ко всему, как любой узкогрупповой подход, такое отношение в большинстве случаев скатывается в отношения на "коммунальной кухне" и чревато склоками.
2. Отношение к форуму и форумным веткам как новому жанру литературы. Такой подход даёт шанс "выращивать" коллективные тексты, которые будут интересны постороннему читателю. Но такой подход требует искусства и от участников ветки, а главное - от её автора (режиссёра). Так как это совершенно новый жанр, то никаких готовых рецептов нет, законы этого жанра (а они безусловно существуют) приходится узнавать по ходу дела, ощупью. Но только такой подход может привести к "синтезу" - к рождению коллективного текста, интересного читателям. Первый же подход ни к какому синтезу привести не может.


Остановлюсь вкратце на нескольких моментах, которые вызвали во мне ответное движение мысли, а потом вернусь к тому, с чего начал: когда люди пишут о синтезе, то и их коллективный текст должен показывать собою такой синтез. Чтобы рассказать о синтезе убедительно, рассказчики должны не только рассказывать, но и показывать самим фактом совместного творчества (текстами, отношениями) пример синтеза. На мой взгляд, это очень существенный момент.


Намного труднее сформулировать определения понятий и категорий, ибо они затрагивают саму суть философии, которая до сих пор сама не смогла определиться в них.
Думаю, что ни понятия, ни категории как раз самую суть и не затрагивают, а если затрагивают, то только по касательной. Определиться в понятиях и категориях вообще невозможно до конца, так как все попытки определиться идут через слова, с которыми тоже надо в свою очередь определяться. И так до бесконечности.
Максимум, что могут сделать и философы, и все, кто пользуется словом (шире - языком), это создавать "живые контексты", в которых тот или иной смысл оживает за счёт взаимосвязей с окружающими его смыслами (словами).
Это тоже очень важный момент. И поиск такого нового языка (не древоподобной структуры) один из главных путей, что может вывести и философию и науку на диалог с теми смысловыми полями, с которыми оперируют религии и искусства. Это другой язык (дело не только в его образности или символичности), а в том, что это язык создания "живых контекстов", а не чётких определений. Принципиально иной подход.
Как мы не пытаемся дать определение собеседнику в диалоге (да и самому диалогу как объекту), но созидаем "живой контекст" этого диалога, так и в отношении ко всему в мире возможен у науки и философии совершенно иной подход, и начинать надо с языка (со слова - в широком смысле).

В этой связи мне остаётся лишь сожалеть, что опубликованные мною материалы о сути понятий, мыслей и вещей, отличающиеся особой, критериальной (оценочной), новизной, прошли мимо всех участников дискуссии.
Москва не сразу строилась. Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся... Ну и так далее.

У современных философов понятия, как правило, обессмыслены или зациклены друг через друга. Это такое свойство тавтологичности, вывода из самих себя. В этом заключается абсурд многих наук и естественной логики, с которым люди свыклись, упростив отношения.
Когда слово используют как средство, по-другому и быть не может. Когда людей используют как средство, результат тот же - в социуме. Когда природу используют как средство, мы имеем то, что имеем.

Они думают, что если имеется такое широкое описание отношений, признаков и т.д., то описания становится чётким. Это ошибка, хотя и неявная. Понятие становится чётким тогда и только тогда, когда оно имеет ярко выраженное в среде своего описания смысловое ядро, например, понятие «стол» несёт в себе ядро, которое вносится в него как нужность стола, его необходимость, максимизацию этой необходимости, – с другого смыслового уровня, а не с уровня всех столов. В свою очередь, такое ядро всегда определит стол само безо всякого дополнительного описания.
Интересна мысль Мандельштама (вспомнил, потому что он как раз слово "стол" тоже взял в качестве примера): слово было раньше вещи, слово использует каждый конкретный стол (в конкретном контексте), как душа - тело. Слово "стол" больше всех столов в мире и живёт во всех контекстах, связанных и со словом "стол" и с предметом "стол". Слово "стол" породило саму идею стола (а не наоборот). Слово больше смысловой составляющей в нём и не состоит только из смысла, но включает в себя и образ, и звук, и чувство, и все языковые контексты и переклички. И корни слова на Небе, а не на земле: в Замысле Языка и Нации, а не в эмпирике. Слово и не материально, и не духовно - слово на грани материи и духа, связь одного с другим. Слово - это душа всех предметов в мире. И каждое слово национального языка - лишь часть Слова Соборного (не путать с искусственным "эсперанто), как человек - часть Соборной Души.

Если учесть, что реальная «сущность» равносильна по сути «истине», то в этой фразе, как мне кажется, кроется очень большая ошибка. Вымысел (Высь) и положительные результаты опыта его проверки совсем не означают, что достигнута адекватность истине в 100%.
Сущность сущности рознь. Равносильна истине только сущность Бога. "Я есмь Истина, Путь и Жизнь". Никакой объективной истины (объекта "истина") не существует: истина и есть Бог, как и любовь и есть Бог (любовь и истина конкретны, а не абстрактны). Опыт эмпирический и опыт духовный не одно и то же.

Опыт может служить доказательством истины лишь в физике. А переносить этот принцип на метафизику абсурдно. Ибо метафизика имеет другие способы доказательств истинности – духовные.
А нужно ли вообще доказывать духовные истины? Доказательства убивают свободу. Духовные истины принимаются верой и на веру - и в отсутствии внешних гарантий (доказательств) главная гарантия свободы избирающего духа. Духовный опыт и есть истина - путь. Истина ведь не объект, как не объект жизнь и любовь. И дух познаётся только духом (никакие доказательства извне духу не нужны - по определению: дух определяется только изнутри, из своей свободы).

Необходимо уточнить: в слове передаётся сущность понятия, которым шифруется смысл данного слова. Слова нельзя просто так тусовать, ведь, как правило, передаются не сами слова, а смыслы, заключённые в них.
Дело в том, что слово больше смысла. Смысл - только часть слова. Философы считают, что они оперируют с понятиями и категориями, а по факту они оперируют с теми же словами, что и любой писатель или поэт. Только к слову относятся по-другому - как к средству. Кстати, те писатели, которые используют слово как средство для выражения своих "мыслей и чувств", никогда не становятся великими. Великие лишь те, кто свои мысли, чувства (да и всю жизнь) используют как средство для слова: служат искусству (а не наоборот). Философу тоже не лишнее будет вспоминать иногда, что он оперирует со словами, а не с голыми "понятиями". Слово всегда больше любого "понятия", любой "идеи". В этом смысл первых стихов Евангелия от Иоанна.


Поэтому и Вам предлагаю высказаться по одному понятию. Понятию синтеза. И раз уж у Вас ударение на критериальность, предложите критерии синтеза, отличающие его от просто объединения и ложного объединения. За эту ниточку и будем раскручивать все остальные смыслы.
Лучшее "определение" цели (критерия) синтеза, какое я встречал, это определение Владимира Соловьёва: "Критерий достойного или идеального бытия вообще есть наибольшая самостоятельность частей при наибольшем единстве целого."
(Мы его взяли эпиграфом, путеводной звездой для проекта Культурный Поиск.)
Это о цели. Но главный критерий любого живого (!) синтеза в другом.

Мои мысли о полифоничности (об ансамбле и объёме) не совсем верно поняты. Зайду с другого боку.
Если заменить слово "синтез" на слово "соборность", высветляются дополнительные, но очень важные смыслы. Например, нация - это синтез? Но возможна ли нация без Соборной Души? И что первичнее?
Синтез порождает Соборную Душу или она делает возможным синтез и задаёт его "структуру"?
Для меня тут ответ однозначен: Соборная Душа первичней и была до проявления феномена "нация" в эмпирической действительности (до синтеза).
Замысел национальной культуры был раньше, чем феномены этой культуры, воспринимаемой нами как синтез в своей совокупности. Замысел архитектурного ансамбля был раньше, чем появились объекты-здания, этот ансамбль составляющие. Замысел пейзажа первичнее деревьев.
Нет в мире объекта "архитектурный ансамбль", "пейзаж" ("лес"), "нация", "культура", а есть лишь объекты: здания, деревья, люди, произведения культуры и т.д. И мы не можем не видеть, как веками, тысячелетиями такие "синтезы", как нация, пейзаж, культура, те или иные ансамбли (включая горные цепи и планетные системы) создаются не простым и случайным суммированием, а следуя Замыслу.
И этот Замысел не голая платоновская идея, а творчество определённой Сущности (Существа), Дирижёра (демиурга).
Это мифологический подход к реальности, который наряду с символическим, мне видится, наиболее близким к подлинной реальности, чем подход всех "реалистов" и апологетов "научного метода" вместе взятых.

Кратко о возможности синтеза религий и культур.
Пока не было Божьего Замысла (воплощённого в Демиурге народа и Соборной Душе), не могла возникнуть никакая нация и никакая национальная культура. То же и с общечеловеческим "Синтезом". Только с появлением в мистической реальности (подлинной реальности, для которой наша эмпирическая данность - лишь одна из частей) Замысла общечеловеческой культуры (синтеза национальных культур) появилась сама возможность воплощения такого синтеза в нашем мире. И за этим Замыслом стоит конкретная Сущность.

Так как ничем иным, кроме как ансамблем-диалогом (по аналогии с ансамблем архитектурным или пейзажем в природе) национальных и религиозных феноменов, такую общечеловеческую культуру (Синтез) представить невозможно: утопии всесмешения (империализм, интернационализм, космополитизм, нью-эйдж и т.д.) кончались и кончатся трагически - распадом, а не синтезом, по одной простой причине: у них нет Соборной Души (великой духовной Сущности, чьим творчеством они являются), или проще: они не благословлены Свыше (для кого-то это символ, а для кого-то самая что ни на есть реальность, реальнее любых наших "теорий и практик").
И так как никакого объекта, замкнутой концепции, единого учения для Диалога-ансамбля не существует, как не существует отдельного здания "архитектурный ансамбль" или отдельного дерева "лес", то это принципиально новый синтез, не имеющий прямых аналогов в истории. И за таким синтезом стоит Женственное Начало, создающее не феномен и не новую религию, но АТМОСФЕРУ, в которой возможен диалог культур и религий (систем, создаваемых по преимуществу мужским духом). И сами системы должны стать открытыми, то есть в них должно произойти внутреннее качественное изменение, делающее их способными к диалогу и к созиданию ансамбля. Должно произойти "размягчение душевных тканей" и появится воля к диалогу-ансамблю, должна быть осознана сама его жизненная насущность, такой диалог (синтез) должен перейти из поля теоретического в поле судьбы, то есть стать вопросом жизни и смерти (буквально!) для миллионов сознаний. А такое происходит сперва на Небесах.
До последнего времени к таким изменениям - от закрытых систем к открытым - не было ни материальных, ни мистических предпосылок.

По пророчествам (не только Даниила Андреева и не только русской религиозной мысли 20-го века), эпоха Синтеза уже наступила, мы живём в её начале (и в конце гуманизма).
Полифония - это не многоголосица, но ансамбль, подчинённый единому Замыслу, за которым стоит Великий Дух.
Соборность - непременное условие, качество и источник Синтеза. А Соборность невозможна как сумма или как абстракция, но только как Живая Соборная Душа.

Если перейти к конкретным примерам: то любое произведение искусства (значимое и жизнеспособное) появляется только в результате встречи автора с Душой этого произведения, независящей от автора и бывшей до него. Эта Душа (логос, эйдос) значимого произведения в культуре органично входит в Замысел Культуры и Метакультуры в целом - Соборного творчества и творчества её Демиурга.
Таким образом, "корни у синтеза" в Небе - в творчестве Демиурга и Соборной Души, в их любви. И так - до самых Высших Духовных Сфер, до Царствия Божьего (Плеромы), которое внутрь нас есть (в духе всё внутри, а не вовне: нет ничего чуждого, ничего от царства необходимости).
И сколько бы ни выглядели такие рассуждения "поэтическими", "мифологическими", они намного ближе к действительности, чем "научные взгляды", а главное - без такого подхода и такого понимания - мы обречены блуждать в эмпирике до бесконечности, а все наши попытки синтеза будут заканчиваться тем же, чем закончился коммунистический синтез и закончится космополитический (его крах мы, наверное, успеем застать при жизни).

Я люблю искусство за то, что оно показывает "личным примером" то, о чём рассказывает и что пытается осмыслить философия (ей надо поучиться у искусства прежде всего Языку). Далее даю небольшой текст (файлом на скачку), где я пытаюсь осмыслить именно с точки зрения синтеза конкретный пример сетевого коллективного творчества - а именно портал "Воздушный Замок" (мне всегда ближе и понятней конкретика, сколько бы она ни выглядела теоретической и сколько бы ни делала обобщений: если есть конкретный и живой пример, пусть маленький, то теоретические обобщения на нём - до самых глобальных масштабов сделанные - мне кажутся убедительнее, чем рассуждения, отталкивающиеся от общего, хотя и очевидного:  эта очевидность "общих мест" зачастую кажущаяся, гипнотическая, а гипноз рассеивается лишь конкретикой).

Так как участники этой ветки в то же время являются участниками целого (проекта "Воздушный Замок"), и шире - "Культурный Поиск", то на примере данного конкретного коллективного проекта рассмотреть вопросы, поднимаемые в этой ветке, думаю, было бы интересно не только мне (если возникнет желание обсудить данный текст в свете главного направления этого раздела, посвященного философии синтеза, то лучше, наверное, открыть отдельную ветку, там тогда можно будет разместить текст напрямую, а не файлом, как здесь):

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 04:14:12, ВОЗ»

« #23 : 18 Октябрь 2011, 01:10:31 »
Но возможна ли нация без Соборной Души? И что первичнее?
Синтез порождает Соборную Душу или она делает возможным синтез и задаёт его "структуру"?

Возможен ли человек без своей судьбы, без своего призвания? А судьба - это барельеф в "общем храме судеб", ее смысл и опора - в Храме, т.е. в синтезе, в Замысле.

Неповторимость - основание, первоимпульс жизни, единственное право на жизнь. Неповторимость проявляется только в связи с целым, в контексте Главного.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

« #24 : 18 Октябрь 2011, 01:37:20 »
Саша, мысли верные, но аналогия не совсем точная. "Судьба и призвание" не сущность, а Соборная Душа - Сущность, Живая Личность, проявляющая себя в творчестве национальной Судьбы.
Моя мысль в том, что любой синтез начинается не снизу, не с частей, а сразу с Целого, с Замысла. И Замысел этот рождается в Духовной Личности и синтез составляющих частей является творчеством этой Духовной Личности. Как сама Личность рождается в Замысле Божьем о ней (в вечности) до своего появления во времени.
То есть зарождается синтез не в эмпирике, а в духе и имеет личностный центр. И только такой синтез жизнеспособен во времени.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

« #25 : 18 Октябрь 2011, 09:38:51 »
Любовь как условие синтеза

Сегодня утром на прогулке занозилась, занозилась мысль и вдруг выплеснулась.
Мы забыли один из главных критериев (а потому и забыли, что он не просто критерий, а больше – условие синтеза) – любовь.

Причем очень интересная закономерность выявилась. Любовь может быть даже условием практического синтеза без теоретического. Взять тех же материалистов и идеалистов или православных и мусульман. Синтез теоретических и метафизических основ их учений может еще тысячу лет не быть найден, но если они полюбят друг друга, то в жизни тотчас и объединятся в едином порыве любви.

Это очень хорошо знали древние: и философы, и верующие. Философия так даже название от любви получила: «любовь к мудрости». Синтез теоретический возможен только на фоне любви к чужой мудрости. Если не любишь Платона или Аристотеля, Фому Аквинского или Декарта, Гегеля или Вл. Соловьева, то ни о какой философии у тебя не может быть и речи, ибо будет только ограничение собственными духовно-интеллектуальными конструктами.
А в религиях (практически во всех) Бог есть любовь или по крайней мере любовь – один из главнейших атрибутов Бога и веры. Это тоже важно. Ибо только любовь – к себе, к ближним, к дальним и даже к врагам своим – позволяет начать синтез: себя со всеми, себя с Богом, всех со всеми.

Вместе с тем это не подрывает всего мной сказанного о метафизике, поскольку любовь, так понятая, обретает характер первейшей и главнейшей метафизической категории. Миллиардам миллиардов людей и даже некоторым животным известен феномен любви. Но только часть людей осмысляет и культивирует его как средство и критерий синтеза. И такая культура (культивирование) носит метафизический (метабиологический, метаисторический) характер. 


« #26 : 18 Октябрь 2011, 15:51:10 »
Ярославу.
Большинство Ваших идей последнего сообщения дали начало двум подветвям «Синтез науки и искусства» и «Синтез религий и человечества в целом».
А здесь я оставил всего две Ваших идеи о критериях синтеза вообще.

Первая. Вы приводите определение Владимира Соловьёва: "Критерий достойного или идеального бытия вообще есть наибольшая самостоятельность частей при наибольшем единстве целого". Оно правильное в контексте соловьевской метафизики, однако введение его в контекст нашего разговора требует ответа на два вопроса:
– Что такое наибольшая самостоятельность индивидума? (Это когда всё дозволено, что хочется?)
– Что такое наибольшее единство? (Есть лес – единство. По лесу проложили дорогу. Вопрос: это единство леса с дорогой больше или меньше, чем без дороги?)

Вторая. Вы пишете, что "только с появлением в мистической реальности... появилась сама возможность воплощения такого синтеза в нашем мире".
Мистическая реальность – это единственное условие синтеза или нет? Я вот сегодня утром мистическим образом вспомнил про любовь. Может быть, еще есть условия, кроме любви и мистики, например, тот же логос или метафизика?


« #27 : 18 Октябрь 2011, 19:11:36 »
Спасибо, Сергей, что открыли ещё две ветки в своём разделе, что этот раздел начинает жить (наполняется содержанием)!

"Нет истины, где нет любви" - где нет любви невозможен никакой синтез (жизнеспособный). Любовь и условие, и путь (иного нет). Я думал, что это понимается по умолчанию как аксиома.

– Что такое наибольшая самостоятельность индивидума? (Это когда всё дозволено, что хочется?)
В цитате Соловьёва оба тезиса связаны и их нельзя рассматривать в отдельности.
"Критерий достойного или идеального бытия вообще есть наибольшая самостоятельность частей при наибольшем единстве целого".
Возрастание свободы индивидуума идёт по мере возрастания в нём любви (единства), то есть по мере становления личности (преображения индивидуума в личность).
Своеволие (всё дозволено, что хочется) приводит не к свободе, а к рабству у своего "хочется", продиктованного низшей природой, а не духом (любовью), к утрате в конечном итоге свободы и к разрушению личности. Эту диалектику свободы глубже всех  раскрыл Достоевский (одна из центральных тем у него).
По мере роста любви воля личности начинает совпадать с волей Творца: на Высшей ступени развития - это приводит к единству в любви: воля Любящего и воля Любимого совпадают, без потери личности, но при полном её раскрытии: "всё во мне и я во всём". То есть достигается абсолютная свобода (части), равная абсолютной свободе Творца (Единого). Нераздельно и неслиянно.

– Что такое наибольшее единство? (Есть лес – единство. По лесу проложили дорогу. Вопрос: это единство леса с дорогой больше или меньше, чем без дороги?)
Зависит от Замысла того, кто созидал лес. Если дорога входит в этот Замысел, дополняет его, то единство больше. Если мешает, разрушает, то меньше. Если не входит в Замысел, но и не мешает ему, то никак не влияет на лес.
Наибольшее единство - это любовь, которая возможна только по свободному волению каждого, или - это "свобода по любви". То есть - если тот, кто прокладывает дорогу в лесу, любит лес, то он сделает это так, чтобы и лесу было благо, и ему благо: благо возрастает в их сотворчестве, диалоге, сотрудничестве (леса и строителя дороги). Это и есть новый подход к Природе - как к живой Личности, с которой нужно вести диалог. Ещё раз даю ссылку на эту ветку (она именно об этом - и с точки зрения представителя науки, что особенно важно): Идеи Козырева: 30 лет спустя.

Мистическая реальность – это единственное условие синтеза или нет? Я вот сегодня утром мистическим образом вспомнил про любовь. Может быть, еще есть условия, кроме любви и мистики, например, тот же логос или метафизика?
Что Вы понимаете под "мистической реальностью"? Я понимаю под ней:
1. Мир духовный - Божественный, первореальность.
2. Миры иные - совокупность иноматериальных слоёв космоса, куда наш физический космос входит как составная часть.

Логоса и метафизики - как таковых - в отрыве от живых сущностей не существует (это лишь абстракции нашего разума), как не существует истины, в отрыве от Бога, самой по себе как какого-то объекта, или самой по себе "объекта-любовь". Существуют Личности и их творчество (разных уровней и масштабов) и их качества.
Логос - Смысл - это и есть качество Духа, неотъемлемое от Духа: только дух и придаёт логос (смысл) всему в мире.
Метафизика, как и физика, один из путей познания мира. Но сам мир состоит из живых существ и является продуктом их творчества. Как сами эти существа являются творчеством Бога, с присущими им свойствами Бога: свободой воли, творческим потенциалом и способностью любить. Проявляются эти свойства по-разному, включая и бунт против Творца и активную противобожескую деятельность, возможность которой заложена в свободе воли (неотъемлемом качестве, уходящем корнями в качества Самого Первоисточника).
Подробнее об этом - в открытых Вами ветках попробуем поговорить.
Ещё раз огромное Вам спасибо за плодотворное и живое участие на нашем портале!

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 04:15:26, ВОЗ»

« #28 : 18 Октябрь 2011, 20:23:47 »
"Судьба и призвание" не сущность, а Соборная Душа - Сущность
Моя аналогия несколько шире. Судьба - лишь мостик от человека к Соборной Душе: я рассматривала судьбу как незаменимую часть "храма судеб", который, в свою очередь, - плод творчества Соборной Души, реализация Ее Замысла.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

« #29 : 19 Октябрь 2011, 02:16:27 »
Судьба - лишь мостик от человека к Соборной Душе: я рассматривала судьбу как незаменимую часть "храма судеб", который, в свою очередь, - плод творчества Соборной Души, реализация Ее Замысла.
Не только Её, много кого ещё. Её - что касается только национальной судьбы и национального в судьбе.
(О Соборной Душе и соборности - лучше в соседнюю ветку.)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
« #30 : 19 Октябрь 2011, 11:11:41 »
Синтез
Давайте уточним определения
Читаю Ветку Форума ещё раз и снова убеждаюсь, что это – диалог людей, не определивших исходные основные понятия и категории. Понятие сущности, сути (Суть вещей) уже пояснялись в этом портале. Не имея общего понимания, можно вызвать раздражение у некоторых людей. Но необходимо терпение и воля.
Мне хочется всё-таки ввести хотя бы начала понятий, которые используются в этом разделе. Своеобразный словарь понятий, в котором найдётся место даже понятиям с противоположном смыслом. Это работа трудная, но необходимая. Иначе мы не только не поймём друг друга, не только не объединимся, но, наоборот, разойдёмся дальше. А это вопрос уже этический. Как говорил Норберт Винер, отец кибернетики, спор материалистов и идеалистов – это спор людей, плохо сформулировавших вопросы и ответы.
С высоты критериального подхода (Проект критериальность) кое-что уж можно определить. Постараюсь это сделать на примере разговора в этой ветке. Только у меня просьба: не обижаться на достаточно резкие отличия моего подхода от теорий мыслителей всех времён. Последние, к сожалению, проясняли ситуацию слишком медленно и уже минули тысячелетия, а мы не пришли к общему пониманию, что сейчас с вами и расхлёбываем.
Итак, начнём, пожалуй.
Синтез – соединение различных элементов в единое целое. Будет ли кто-нибудь с этим спорить? Вряд ли. Дальше: чем отличаются элементы друг от друга и от целого в этом определении синтеза? Что такое элемент и целое? Ведь, чтобы понять синтез, вначале нужно определить их.
И то, и другое отличаются своей индивидуальной сущностью. Соединение элементов в целое осуществляется в виде систем. Система – структура, состоящая из элементов и связей между ними и не просто объединенная на каких-либо принципах и отношениях, но необходимо имеющая ресурсы и самоудовлетворяющийся главный критерий функционирования, который и определяет целостность и качество всей системы.
Поэтому такого определения синтеза явно недостаточно:
. Что я понимаю под синтезом?
Прежде всего, разделяю синтез идеальный и синтез практический. Идеальный синтез – это синтез духовных или интеллектуальных компонентов в голове (сознании одного человека). Практический синтез – это единение разных сознаний, разных людей или даже разных материальных объектов.
Результатом любого синтеза всегда является нечто новое, по общей схеме: А + В = С.
Отсюда: в чём должно заключаться это «нечто новое», чтобы процесс стал синтетическим?
Думаю, что оно и есть новая сущность.
Не любое объединение является синтезом
Думаю, что это ошибка. Так как абсолютно любое объединение осуществляется на основе некоторых правил, пусть даже элементарных и примитивных. А эти правила выводят такое объединение на новый смысл существования элементов объединения. Вот этот новый смысл, который не мог быть достигнутым раньше, когда элементы объединения существовали порознь, и есть результат объединения. Он может быть плохо виден, но всё равно есть.
Сущность
Мы обязаны различать сущность самой вещи и сущность определения о ней. Второе относится к сознанию и языку, первое – к реальности, в которой существует сама вещь. (Можно заглянуть на мой сайт «Язык и сознание»). Определений может быть множество, каждое из них даётся с вершины мировоззренческого подхода. Поэтому сущность определения будет зависеть от этой вершины. В моём случае – от главного критерия как главной оценки и, конечно, главной ценности, которая максимизируется независимо от нас.
Сущность вещи – главный смысл, главная идея, совпадающие с главной оценкой с высоты самой Природной иерархии оценок.
Наверное, это определение сущности трудновато осознать, т.к. в нём заложено два вида оценок – смысл и идея нашего языка и, следовательно, нашего сознания (как и система построения символов), как отражения реального природного смысла, и сам природный смысл как независимый от нас процесс (процесс точнее, чем параметр, т.к. происходит его максимизация).
Новая сущность целого – это его главный смысл. Иерархия природных смыслов заявляет о себе законом: смысл на более высоком уровне непознаваем с позиции более низкого уровня. Элементы целого находятся на низких уровнях, целое – на более высоком.
описать тенденцию намного труднее, чем что-то уже состоявшееся. Но тенденция на лицо (имеющий очи да видит).
Для процессов жизни можно легко определить, по крайней мере, тенденции движения к новому смыслу целого как к новой сущности по наблюдению за ростом или снижением качества и количества его элементов и ресурсов, относящихся к рассматриваемому процессу. Нужно посмотреть, что максимизируется, а что минимизируется в этом процессе.
Ваше, Сергей, «состоявшееся» - это всё-таки статика, а мы обязаны исследовать динамику процессов, то есть движение во времени процесса, если хотим хоть что-то знать о тенденциях.
Что такое наша логика
Самое интересное в логике – это её начало. Физика опыта, к которому мы апеллируем почти всегда, пользуется хорошо проверенной логикой рассуждения: если это имеет место в действительной реальности, то это – истинно.
Однако, можно ли сказать, что наше представление о предмете и сам предмет тождественны? Даже школьник знает, что это не так. Просто у человека вырабатывается привычка считать зайчики света взаимосвязанными, а временную их последовательность – как причинно-следственную цепь событий. Но мы-то знаем, что эти зайчики не являются таковыми, потому что они испускаются нашим зеркалом. Вот где причина! Физики же решили, что если появился один зайчик света, то он обязательно свидетельствует о появлении другого зайчика через некоторое время. Если же этого не следует сразу, а только через некоторое время, то физики говорят, что налицо статистическая связь, в которой корреляция между появлением зайчиков будет носить вероятностную оценку.
Вот так рождаются «великие теории физики». Если быть точным, то наша физика со всеми её чванливыми академиками берёт начало в самой настоящей метафизике. Что же на самом деле происходит такое, что люди не видят истока такой логики? Ведь такие рассуждения являются насквозь метафизическими, то есть лежащими за пределами физического мира. А операция, с помощью которой возникает такая физическая привычка, уже давно, несколько тысяч лет, называется просто – импликация: «если это, то будет вот это» - «если…, то…». Вот эта операция логики и есть самая основная операция её начал.
Как выйти из этого положения? А никак! Из этого интересного положения выхода нет. Если зайчики между собой не связаны, то, значит, они связаны ещё с чем-то, что нам пока не дано знать, то есть с зеркалом, которое и служит их источником, если на него направить луч яркого света. Посмотрите, насколько это суждения отличается от предыдущего!
Мы познаём мир, постоянно углубляясь в причинно-следственную сферу, начиная от примитивных предложение типа: «если ты –мне, то я – тебе». И не просто углубляемся – мы восходим по смыслам ко всё более абстрактным, виртуальным. Но так ли безобидно это восхождение? Куда оно ведёт? Кого-то – к Богу, кого-то – к дьяволу, кого-то в полную неопределённость – всё зависит от главного критерия, который имеет человек.
Счастье и синтез
Теперь мы переходим к более интересному.
Самое распространённое определение счастья – из кинофильма «Доживём до понедельника»: «Счастье – это когда тебя понимают». Какая-то недосказанность спрятана в этом определении счастья. Какая? Ну и что с того, что ты понимаешь и тебя понимают? Интуитивно большинство людей ощущают счастье как постоянный приток чего-то прекрасного и,  одновременно, нового. А, с другой стороны, мы понимаем, что длительного счастья нет. Счастье – это горный пик, на котором невозможно удержаться – всегда найдётся причина, которая нас обрушит вниз, в пропасть.
Синтез человеческого общения и человеческой деятельности в большом, для Будущего, в любых формах его проявления, синтез как счастье – это процесс движения к вершине смысла, которым всё-таки оказывается для нас вершина духовности. Конечно, можно предложить и вершину чего-то другого, но эта новая вершина будет несравненно ниже вершины духовной.
Чем мы оцениваем любое творение? Конечно, движениями нашей души. Ведь душа является именно тем органом, в котором производится сравнение результата нашего выбора и духовных подсказок с уровня Мировой Души. Душа болит, если это сравнение не в пользу выбора, и она радуется, если наш выбор совпадает с подсказками Духа Святого.
К сожалению, Жизнь уже давно опровергла определение Владимира Соловьёва: "Критерий достойного или идеального бытия вообще есть наибольшая самостоятельность частей при наибольшем единстве целого" (В. Соловьёв. Красота в природе). Всё как раз наоборот: главный критерий, который и создаёт целостность, предоставляет частям значительно меньше свободы в их единстве, чем если бы они были свободны от целого. А «наибольшая самостоятельность частей» достигается только тогда, когда они не связаны между собой ничем, то есть целого из них не существует.
Понятие критерия как главного мерила входит в нашу жизнь уже намного легче, чем это было во времена столетней давности. Именно об этом я и говорю, что религиозные философы были на пути к пониманию действия главных критериев нашей жизни, но не постигли их тайны. И лишь открытие кибернетики положило началу систематического совершенствования жизни на основе критериально-оценочного подхода.
Если говорить не об этом критерии как главной оценки и меры, то что же такое критерий? Употребление В. Соловьёвым слова «наибольшем» искажает смысл до обратного: если из частей создаётся целое, то и сила этого целого будет расти за счёт силы его частей, той силы, которая будет отбираться от них и передаваться этому целому для большего скрепления их в целое.
И потом соловьёвское «достойного или идеального бытия» требует определения того и другого. Что это – достойное с позиции морали или творчества? Мораль и творчество сильно противоречат друг другу. А идеальное вообще определить невозможно. Можно лишь к нему приближаться. Вот почему такая точная наука, как кибернетика, оперирует логикой временнЫх изменений, ибо последние как раз и оттеняют развитие как процесс во времени, в котором, чтобы удержаться на уровне высоких достижений, нужны постоянные усилия, когда статическое состояние оказывается вообще несуществующим.
И надо не забывать, что части не просто так соединяются в целое, что-то их заставляет это делать для того, чтобы получился в результате новый смысл, о котором мы уже говорили. Когда нам объясняют, что вот вокруг одного человека собрались два-три, то естественно задать себе вопрос: а что их объединяет и что из этого объединительного перечня максимизируется. Последнее и покажет нам главный смысл, главную идею и главный критерий объединения – всё в одном лице.
Как осуществляется выбор
Чтобы заявлять, что человек или даже какая-то частица, наделённая свойствами субъекта, то есть возможностью оценивать ситуации и состояния и принимать решения, - свободна, нужно быть уверенным, что нет  ограничивающих этого человека или частицы условий существования. А самое главное условие – требования со стороны его жизненного критерия. Как-то пока об этом не принято говорить, мы обходимся без него, но это обстоятельство не означает, что этого критерия не существует. Если есть Жизнь, если есть процесс принятия решения, то критерий существует естественно в виде, например, личного эгрегора. Ибо выбор всегда делается на основе оценки, сравнения и принятия решения.
Бытует точка зрения, что человек волен выбирать из широкого поля вариантов продолжение своей жизни до тех пор, пока не упрётся в такие обстоятельства, которые не оставят ему выбора. Однако, выбор осуществляется такой структурой сознания – критериальной, оценочной, –  которая скрыта от проявленного, логического сознания человека. Иногда человек начинает взвешивать тот или иной путь выбора, оценивая их примитивно, исходя из смысла информации, доступной ему. Так ли на самом деле происходит с выбором?
Конечно, нет! Мы знаем, что имеем инструмент оценки выбора в нашей душе, как описано выше. Называть его метафизическим, чувственным или ещё каким-нибудь будет точнее, чем оперировать определениями примитивной человеческой логики: «если…, то…».
Наше критериальное сознание содержит целое поле природных и наработанных нами за жизнь критериев, которое постоянно накладывается на поле вариантов выбора. И главные решения мы принимаем не сами – за нас их принимает наш главный критерий, этот живой сознательный организм. Вот почему пришедший на Землю Иисус Христос говорил: «Я есмь путь, истина и жизнь». На самом деле Он был спустившимся с неба – из Божественного Критериального Пространства – Главным Критерием Жизни.
Иногда задают вопрос: «А как же тогда быть с теориями З. Фрейда, К. Юнга, доморощенных психологов? Ответ: да никак. Ибо эти теории отражают лишь некоторый мозаичный кусочек общей картины сознания. В целом психология – это лженаука, которая совершенно безосновательно взяла на себя заботу о теории сознания, якобы, выросшем из психики. Тогда зачем же психологи, психотерапевты и психиатры так героически сражаются против всех проявлений психики как против болезни? Чтобы свести её до нуля? Тогда как же из этого нуля растёт сознание. Или оно растёт только из зла, болезни и страдания? Однако как в таком случае объяснить сознание как могучий инструмент?
Зло нежизненно, точнее, оно долго не живёт. Оно необходимо для процесса метаболизма – обмена веществ с утилизацией старого, отжившего. Поэтому, наверное, не надо искать ни оправдания злу, ни слабости Бога в отношении зла.


Геннадий Георгиевич, так как все цитаты, обсуждаемые Вами здесь, ведут в соседнюю ветку - а именно в ветку "Начальные понятия" (да и по смыслу - определение понятий - тоже), то переношу этот Ваш пост из ветки "Синтез религий и человечества в целом" в ветку исходную. Ярослав.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 03 Апрель 2015, 04:47:16, Ярослав»


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика