Метаистория и геополитика
Свободная культура

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #106 : 15 Февраль 2016, 14:32:12 »
И... ничего не изменилось. Послаблений не предвидится.
И всё-таки изменилось. В соборной глубине народа, в его духе произошли кардинальные изменения, которые непременно скажутся и в эмпирическом плане бытия.

Что уже очевидно: идея построения в России неолиберальной модели, аналогичной современной западной, не только перестала быть привлекательной и восприниматься как цель подавляющим большинством народа, но и уже активно отторгается на уровне сознания. Это существенное изменение.

А то, что государственная верхушка невосприимчива к изменениям в массовом бессознательном и тормозит назревшие в соборном целом перемены, объясняется тем, что эта верхушка является по самой своей сути ставленницей неолиберальной системы и не может видеть мир иначе, кроме как сквозь призму неолиберальных догм, и не может работать ни на какие другие интересы и цели, кроме интересов и целей мировой финансовой системы.

Перемены назрели, и надо быть самоубийцами государственным мужам, чтобы продолжать гнуть ту же линию и пытаться тянуть страну туда, куда народ идти уже не хочет ни в какую. Этот путь закрыт, и закрыт навсегда. Вопрос открытый в другом: какая иная цель станет привлекательной теперь, какова альтернатива неолиберальной системе?

Видимо, заторможенность главы государства связана ещё и с тем, что никакие альтернативные модели, кроме неолиберального фундаментализма, его сознанию недоступны. Не позавидуешь: и так как есть нельзя, и иначе - непонятно как. Патовая ситуация. Остаётся надеяться, что инстинкт самосохранения окажется сильнее порабощённого догматической идеологией рассудка. Ну, либо - на непредвиденное стечение обстоятельств...

Само собою всё уже не рассосётся и на круги своя уже не вернётся (на это, видимо, и была вся надежда). Беда наша в том, что во главе страны находится прекрасный тактик и никакой стратег. Это было не так заметно, пока страна не стала перед необходимостью серьёзного выбора, перед необходимостью смены идеологической парадигмы, перед новыми творческими вызовами.

Пока работали по готовому шаблону и переносили чужую политико-экономическую модель на родную почву, хватало только тактического мышления. Но когда закончилась нефтяная подпитка, оказалось, что почва-то не принимает этих зёрен и всходят на ней лишь плевелы. Хаять почву бессмысленно: другой всё равно нет. Да и западный мир за эти годы дал России недвусмысленно понять, что в свою систему её на равных не только не хочет, но и не может принять.

Это проблема для чистого тактика, тяжёлая проблема. Тут нужно творческое и стратегическое решение, а таких решений голый тактик боится пуще всего, как темноты ребёнок: беззащитен и слаб. Вот здесь и лежит, как мне представляется, главная причина этих колебаний и качаний, этого бесконечного увиливания от выбора. Однако, выбор всё равно делать придётся. Иначе, его сделают за тебя и не в твою пользу.

Почему-то мне кажется, что во главе России каким-то чудом появится другая личность... Как в 1999-м... Но это уже из области чистых предчувствий.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #107 : 21 Январь 2017, 19:28:51 »
Хотел обратить внимание уважаемой публики на интересный материал, принадлежащий некоему Ивану Засурскому. Он написан с иной точки зрения, но затрагивает примерно ту же проблематику. Советую прочесть.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 22 Январь 2017, 11:48:24, Золушка»

« #108 : 22 Январь 2017, 07:46:16 »
В статье И. Засурского скорее затрагивается тема "Свободной культуры", но только лишь отчасти. Проблема озвучена верно, но решение проблемы умиляет: каким-то образом изолировать от общества 20 млн. троечников, которые во всём виноваты :-)

Свобода не просто право, а обязанность каждого
«Последнее редактирование: 22 Январь 2017, 11:49:21, Золушка»

« #109 : 31 Июль 2018, 17:13:39 »
Тихая тоска, навеянная очерком И. Николаевой...

Не раз я уже себя ловил на чувстве, что тот свободолюбивый пафос, который меня переполнял в конце 80-х, давно перестал вызывать сколько-нибудь искренний отклик в душе. Более того, всё чаще он вызывает скептическое сожаление и горькую мысль: мы никогда уже не поймём друг друга с теми, «кто продолжает считать советский период самым трагическим в судьбах русской интеллигенции».

Душа откликается теперь только на конкретные судьбы конкретных людей, но сам пафос противостояния «мы-они» больше не трогает ни сердца, ни ума, как 30 лет назад. «Мы» – это русская интеллигенция, культурная прослойка, творческие люди, а «они» – это государство, вожди, официоз, идеология, цензура, репрессивный аппарат и т.п. Схема и простая, и понятная. Но абсолютно внешняя. И нет в ней ни жизненной глубины, ни творческой свободы, как нет их, например, в песнях Рылеева или романе Чернышевского «Что делать?»

Чем уж так трагичнее судьбы писателей в советское время, чем судьба Радищева или Достоевского? Нам остались имена и книги. А противостояние государства и культуры вечно, как мир и грех. И к нам пришли писатели 20-го века самим ходом времени так же, как пришли к читателям писатели 18-19 веков, несмотря на весь ужасный репрессивный аппарат советской системы. И никак не укладываются в элементарную дихотомию «мы-они» многие и многие вопросы, рождаемые самой жизнью, а не привычными интеллигентскими идеологемами (мы – герои и страдальцы, соль земли; а они – сатрапы, бездари и душители свободы). Да, такие схемы могут в юности порождать пафос гордо посаженной головы, пока эта голова не начинает осознавать, что грех внутри неё самой, а не вовне. И тогда всё меньше правды и всё больше сомнений начинает вскрывать в тебе формула жанра, вобравшего в себя: «натиск революции, ее нравственную несовместимость с идеей русской истории, ее противоборство с поэзией и литературой»...

Да так ли? нравственно несовместима? не вытекает из русской идеи? борется с литературой и поэзией? А что стало с самими этими «идеей, нравственностью, литературой и поэзией», когда порождённая безбожной революцией система приказала долго жить? Что пришло на смену бесчеловечной цензуре? И много ещё вылезает из ткани времени вопросов, немилосердно охлаждающих былой диссидентский пафос... И нет на них однозначных ответов, а потому и не принимает больше душа простых и ясных антисоветских схем.

Да, немало пронзительного написано о «самых трагических, самых горьких судьбах в истории русской интеллигенции – судьбах репрессированных писателей»...
   Да, судьбы эти трагичны и горьки. Ну, а какими должны быть судьбы «совести народа» в мире, где распяли Бога? Тёплыми, успешными и сытыми? И несмотря ни на какие козни врага человеческого, мы взахлёб читали и читаем этих писателей, восхищаемся их мужеством и талантом, проникаемся глубиной и красотой их творений, причащаемся высшей нравственной правде через их жизненный и творческий подвиг. Мы знаем этих писателей, они дошли до нас вопреки всем проискам безбожного государства. Но только ли вопреки или отчасти благодаря?..

И тут возникает самый неудобный для антисоветского пафоса вопрос: а кто сосчитает, сколько искалечила дарований и погубила судеб «невидимая рука рынка», пришедшая на смену советской системе?

«Это писатель убитый и забытый, оставшийся без попечения памяти, вычеркнутый из бытия культуры. Осмелившийся на свободомыслие, положивший честь свою за слово, не обугленное фразеологией захваченного в плен настоящего и беспамятного будущего.»
   Будущее оказалось не таким и беспамятным. А вот каково будущее у русских писателей нового времени? Не тех, кто вышел из советского периода и успел себе сделать имя в борьбе с тоталитаризмом, а осознавших в себе писательский дар уже в либеральной России. Кто знает этих писателей, кто их ценит, кто ими зачитывается и верит им, кто ищет в их творениях высшую Правду?

Самое горькое, что искренние и талантливые люди, которым было так душно в советское безвременье, бессознательно приняли нынешнюю систему ценностей и в ней им не душно. Я вот что имею в виду: когда советская (или антисоветская) сплочённость пишущей и читающей публики ушла в небытие, никакого иного братского чувства не возникло на пустом месте. Живут прошлым. А современного коллегу по цеху оценивают исключительно по критериям успешности ( = продаваемости). Интереса ни к новым талантам (если они не на слуху), ни к новым жанрам, ни к новому качеству нет и в помине у старой гвардии. Их объединяет только советское (антисоветское) прошлое.

Отчуждение человека от себе подобных и от культуры выросло, по сравнению с советским периодом, в разы. Но кого это волнует? Кого волнует участь безвестных талантов, то есть «вычеркнутых из бытия культуры», причём не так, как в советское время, но окончательно, «без права переписки» (буквально!) и без какой-либо надежды найти себе отклик в будущем? Кто из старой диссидентской гвардии верит, что такие писатели ныне вообще существуют, что они могут сказать новое слово и что это слово обогатит русскую культуру не меньше, чем их поколение?

Теоретически, наверное, есть достойные писатели и поэты, но практически никто не будет терять время и душевные силы на поиск и труд ознакомления с новым словом, если, конечно, оно само не проорёт в уши, раскрученное «невидимой рукой рынка». Несмотря на весь пафос свободы у писателей советского (антисоветского) прошлого, они готовы замечать только тех из нового поколения, кто продал свою свободу и тем заслужил милость у нынешней системы ценностей. И не верят бывшие диссиденты, что и в нынешней системе есть своё подполье и что его свободно выбрали те, кто не захотел или не смог отдать своё первородство за чечевичную похлёбку. Не верят. И это каменное неверие, ничем не пробиваемое.

Что тяжелее для писателя: быть гонимым, изгнанным из Союза писателей, но читаемым в самиздате и уверенным, что его слово нужно людям и культуре, а значит рано или поздно будет востребованным, – или полное отчуждение от коллег по цеху, от читателей, от связи поколений, от надежды на будущее? Что тяжелее пережить? Чья вера и труд больше требуют душевного мужества? На совести либеральной модели и каменного равнодушия бывшей антисоветской писательской гвардии сломанных жизней и загубленных дарований никак не меньше, чем на совести НКВД. Одно отличие: у тех была надежда – у нынешних отобрали и её.

Зависеть от царя оказалось легче, чем зависеть от народа. Несравнимо. А если народ потерял саму потребность в высших формах словесности – зависимость от него равнозначна пожизненному заточению в одиночке. Причём сидельцы соседних камер будут тебя также презирать и не замечать в упор.

На совести советской системы много грехов, как на совести любого человека. Но культурные реалии познаются в сравнении. Нельзя отрицать феномен советской культуры, причём в некоторых областях (сценические искусства, кинематограф, мультипликация) достигшей абсолютных вершин. А где достижения либеральной модели в культуре? Прошло уже три десятилетия, почти половина срока жизни советской.

А что такое чисто советское изобретение «Союз писателей»? И почему ныне он раздробился на десятки карикатурных или коммерческих симулякров? Почему, если советская система «вступила в противоборство с литературой и поэзией», именно эта модель создала одну из лучших в мире систему образования и настоящий культ классической литературы и поэзии, пожалуй, вообще беспрецедентный в истории? Какие душевные качества и духовные потребности воспитывались в человеке этим культом? Не благодаря ли им, воспитанным в советской системе, мы в своё время с такой жгучей духовной жаждой впитывали в конце 80-х, начале 90-х «вычеркнутые из бытия культуры» имена? Значит, не вычеркнутые, но сохранённые во времени? Так ведь получается фактически?

Культ наживы, культ массового успеха, власть денег оказались действеннее любой цензуры, любого НКВД и КГБ. И не просто действеннее, а безысходно и безнадёжно непробиваемы. Ибо не стены строили снаружи, но убивали атмосферу поэзии в душах. В каждой конкретной душе и без какого-либо заметного внешнего насилия.

А феномен авторской песни – это поистине всенародное единение поэта и слушателя вопреки или благодаря советской системе случилось? И куда и почему оно исчезло в стране, сбросившей наконец иго коммунизма? Может быть, что-то не так с самим нашим понимаем свободы как живой сущности, а не как схематической идеологемы?

Скажу под конец прямо в лоб: только среди авторов нашего портала есть писатели, не уступающие дарованием «вычеркнутым из бытия культуры» в советское время и восполнившим это бытие, когда пришло их время. Моему заявлению не поверят, сочтут его несерьёзным – и не какие-то жуткие карательные органы или партийные догматики, но самые свободомыслящие творческие люди, сложившиеся как личность в советское время и в непосильной борьбе с ним, то есть те, «кто продолжает считать советский период самым трагическим в судьбах русской интеллигенции». Не поверят, не воспримут всерьёз, равнодушно и снисходительно пройдут мимо. Чтобы вновь и вновь обращаться взором в «советский концлагерь» и черпать там сюжеты, мысли, идеи, накал чувства и вкус свободы, недостижимый без борьбы за неё...

На мой взгляд, самый тлетворный грех советской системы образования – это снобизм. Объяснять не буду. А закончу набившим оскомину, хрестоматийным стихотворением Пушкина:

(Из Пиндемонти)

Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова.
Я не ропщу о том, что отказали боги
Мне в сладкой участи оспоривать налоги
Или мешать царям друг с другом воевать;
И мало горя мне, свободно ли печать
Морочит олухов, иль чуткая цензура
В журнальных замыслах стесняет балагура.
Всё это, видите ль, слова, слова, слова.
Иные, лучшие мне дороги права;
Иная, лучшая потребна мне свобода:
Зависеть от царя, зависеть от народа –
Не всё ли нам равно? Бог с ними.
                                                           Никому
Отчёта не давать, себе лишь самому
Служить и угождать; для власти, для ливреи
Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;
По прихоти своей скитаться здесь и там,
Дивясь божественным природы красотам,
И пред созданьями искусств и вдохновенья
Трепеща радостно в восторгах умиленья.
Вот счастье! вот права…

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 31 Июль 2018, 23:02:24, Ярослав»

ОффлайнКорифей

  • Дважды повторяю – это приговор.
« #110 : 31 Июль 2018, 17:53:33 »
Если я что-то понимаю в революциях, а я в них кое-что понимаю по долгу службы, обязан понимать, да собственно они, революции, и породили мою проклятую, но необходимую службу как осознанную, то есть осознаваемую свободу... Ладно, я уклонился в философию. Так вот, на мой взгляд, революция 1917 года на порядок меньше явила свою нравственную несовместимость с идеей русской истории и своё противоборство с поэзией и литературой, чем революция 1991. Сужу по плодам. Не только по культурным плодам (вернее, их отсутствию), но и по глубине духовного ущерба, и по количеству искалеченных душ.

А Пушкин ваш, как всегда, на высоте и ко времени...

Глава службы безопасности, шеф
внутренней и внешней разведки Воздушного Замка
«Последнее редактирование: 31 Июль 2018, 17:57:34, Корифей»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #111 : 31 Июль 2018, 18:23:59 »
Дополню с другого бока. Репрессировали все категории населения. Такое впечатление, что репрессировать писателей - это какой-то особо непростительный грех, ну примерно как изнасиловать ребенка. А инженеров, директоров заводов, ученых, военных, просто рабочих и колхозников? Тоталитарная система террора создавала атмосферу подчинения и дисциплины, и ей было в общем и целом все равно, кого репрессировать - академиков или писателей. Писатели в общем и целом как раз неплохо адаптировались. Но система никому не давала открепительный талон от Гулага - попасть мог кто угодно. Ну, чем судьбы репрессированных писателей более трагичны, чем судьбы авиаконструкторов, которых посадили так много, что из них организовалось знаменитое лагерное КБ под руководством Туполева. Директоров заводов и главных инженеров сажали за аварии или неудачи на производстве - заподозрить вредительство было очень легко. У меня советские писатели в общем и целом, как сообщество, не оставляют впечатление какого-то сонма святых, которых надо жалеть больше чем других. У меня вот расстреляли дальнего родственника и однофамильца, который был до революции специалистом по римскому праву. Причем расстреляли в 1937 г., когда ему было 73 года. По-моему, так очень даже трагично.

И еще. Писателей репрессировали, но их и подкармливали. Система в целом нуждалась в писателях, так что "инженеров душ человеческих" содержали совсем неплохо и им сходило с рук больше, чем простым людям. Члены Союза Писателей могли жить безбедно, производя минимум продукции. Показателен пример с Пастернаком, написавшим откровенно антисоветского "Доктора Живаго". Формально можно считать его репрессированным, но, насколько я знаю, это выражалось в том, что он жил на своей даче (вполне приличной по метражу), которую у него никто не  отнимал.

При всем при том, конечно, замечательно, что жил среди нас человек, боровшийся за извлечение литературных архивов из недр КГБ и собиравший сведения о репрессированных писателях. Чем бы ни было плохо наше время, период беззаконного душегубства повториться не должен. Все, кто помогает внушить обществу мысль о недопустимости репрессий и напоминают так или иначе об этом кошмаре, делают полезное дело. То, что рыночное общество к искусству глухо, не принижает масштаба трагедии, происшедшей с нами в прошлом веке.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 31 Июль 2018, 18:55:04, Золушка»

« #112 : 31 Июль 2018, 18:51:58 »
Репрессировали все категории населения.

Так-то оно так. Да вот интересная статистика вырисовывается: количество заключённых (арестованных) на душу населения в период сталинских репрессий было меньше, чем в нынешней России. А в последней - меньше, чем сегодня в демократических США. Уточнить цифры можно без труда, порывшись в Сети. Пропорция интересная, не находите? Я никоим образом не хочу оправдывать сталинизма, но подумать над количеством (а не только качеством: там безвинные, а тут виноватые) не повредит...

период беззаконного душегубства повториться не должен

Душегубство может осуществляться разными способами. И "период беззаконного душегубства" уже повторился в 90-е и отчасти идёт по сей день. Если сравнить прирост населения в СССР при Сталине (несмотря на войну!) и убыль в 90-е - будет о чём поразмышлять. Я уже не говорю о количестве покончивших самоубийством... Это не душегубство? Впрочем, число самоубийств в благополучных странах только растёт и намного уже превышает на душу населения ту же статистику в СССР. Прошу меня понять верно: я не за сталинизм, но я против не стыкующихся с реальностью фактов. Они мешают трезвому размышлению над историей, уводят в идеологический дурман, помимо воли даже.

Если же душегубство понимать буквально, а не только как физическое убийство, то вопрос ещё больше неоднозначен: где, когда, кто, чем и зачем губит (растлевает) души...

То, что рыночное общество к искусству глухо, не принижает масштаба трагедии, происшедшей с нами в прошлом веке.

Равно как и всех трагедий всех времён и народов. Но глухота к искусству и вообще к высшему качеству - это признак наступления трагедии, не совместимой с жизнью как таковой. Советская модель была совместима. Поясню: культурная деградация ведёт к духовному, а затем и физическому вырождению народа. И определённая степень деградации может стать необратимой. Поэтому симптомы мы должны осознавать и обозначать совершенно чётко, и в меру сил им противодействовать, то есть, как минимум, называть вещи своими именами.

А жить пафосом борьбы с мёртвым (уже три десятилетия) Левиафаном, когда вырос и здравствует монстр в разы коварнее, хитрее и бесчеловечнее, занятие не самое (скажем мягко) почтенное  для того, кто считает себя писателем (в классическом русском понимании этого слова, а не в коммерческом). Так и в советское время был целый сонм "писателей", пробавлявшихся разоблачениями зверств царского режима. Не вижу никаких принципиальных отличий от нынешних антисоветчиков, неплохо устроившихся в господствующей системе. Пусть пишут, пусть живут, но героев из себя строить - это уже перебор...

P.S. Андрей, а Вы, действительно, считаете роман Доктор Живаго "откровенно антисоветским"?.. Спросил потому, что мне это напомнило именно тот примитивный идеологический (партийный) подход, который наблюдался у некоторых недалёких советских учителей литературы, трактовавших романы Достоевского и Толстого как разоблачающие самодержавие и описывающие все его гнусности. По-моему, как и Толстой с Достоевским, Пастернак ставит в своём романе глубиннейшие бытийственные вопросы, прежде всего с христианской точки зрения и понимания истории и человеческой судьбы. А революция и советский фон - всего лишь внешняя канва, в которой находятся судьбы героев. Как и самодержавие - для героев Достоевского. Или я что-то неправильно понял в Вашем посыле?

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 31 Июль 2018, 19:05:02, Золушка»

« #113 : 31 Июль 2018, 19:03:22 »
Так вот, на мой взгляд, революция 1917 года на порядок меньше явила свою нравственную несовместимость с идеей русской истории и своё противоборство с поэзией и литературой, чем революция 1991.

Период 1918-1929 годов разве не был наполнен борьбой с русской литературой и русской культурой? Был. А потом была контрреволюция Сталина. Его покровительством были разрешены "Дни Турбиных", "Тихий Дон"... Не надо забывать про украинизацию, проводимую большевиками вплоть до второй половины 1930-х годов. Не её ли плоды пожимаем?

После 1956 года давление и травля уже была совсем не та. Не сидели диссиденты во Владимирской тюрьме, не вкалывали на Колыме. Вот как раз с 1956 года атмосфера в СССР для творчества и создалась наиболее благоприятная.

Совместима ли идея революции с русской идеей? Не совместима. Противен ли её бушующий дух соборному духу? Противен. Революция как Голгофа, за которой произошло воскресение русской культуры. Вот символ, который примиряет меня с революцией, и который объясняет мне противоречие текущего состояния. 1991 же год есть отступничество, отречение от Христа во имя золотого тельца. Искушение, которое было необходимо, чтобы отсеять зерна от плевел. Разве не видим сегодня мы плевел? Видим. А зерна? С каждым годом они становятся всё заметнее, пробиваются золотые колосья. Преодолеем мы тьму безвестности, время придёт плоды пожинать, и никто не вспомнит о плевелах. Но будет жить ещё не одно десятилетие память о тех, кто все эти годы был в подполье совсем добровольно.

Свобода не просто право, а обязанность каждого

« #114 : 31 Июль 2018, 19:19:03 »
Антон, борьба государства с культурой идёт везде и всегда, только в разных формах и стадиях. Это как борьба плоти и духа - первичная религиозная (всех религий) дихотомия. И не было никогда в истории революций, когда бы не страдала культура. Культура и революция - две противонаправленные воли, как созидание и разрушение. А вот природу (внутреннюю суть) метаисторического события, которое прорывается сквозь ткань истории в революции (как кровавый гнойник), нужно оценивать только ПО ПЛОДАМ. И плоды советского периода, как минимум, не только тёмные. А вот каковы будут на весах культуры и истории плоды периода либерального (антисоветского) - время покажет. И я не уверен, что по плодам антисоветский период будет светлее и добрее советского.

С каждым годом они становятся всё заметнее, пробиваются золотые колосья. Преодолеем мы тьму безвестности, время придёт плоды пожинать, и никто не вспомнит о плевелах.

Антон, а как эта вера согласуется с Вашим утверждением, что никакого краха неолиберализма не предвидится, что нас всех ждёт цифровой фашизм, преддверие царства антихриста? Один период, и довольно длительный, в этой цепочке, по-моему, потерян, нет?

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 31 Июль 2018, 22:42:48, Ярослав»

« #115 : 01 Август 2018, 06:05:34 »
Антон, а как эта вера согласуется с Вашим утверждением, что никакого краха неолиберализма не предвидится, что нас всех ждёт цифровой фашизм, преддверие царства антихриста? Один период, и довольно длительный, в этой цепочке, по-моему, потерян, нет?

Я вижу вектор развития государства и вектор развития культуры (настоящей культуры). Настоящая культура вопреки всему не погибает, а живёт, пробивается. Вектор развития государства в мировом масштабе таков, что если ему не помешать, то будет цифровой фашизм и Оруэлловская антиутопия. Я не верю, что система разрушится сама по себе в силу экономических причин, но я верю, что духовное возрождение человечества перечеркнёт этот вектор.

Свобода не просто право, а обязанность каждого

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #116 : 01 Август 2018, 17:33:03 »
Андрей, а Вы, действительно, считаете роман Доктор Живаго "откровенно антисоветским"?..

Конечно, считаю, но я просто не вкладываю в это слово ничего негативного, просто констатация. Я сужу в первую очередь по тому, какое воздействие он оказал на меня и моих сверстников. В романе ясно показано, как жестоко революция уродует жизни людей, причем тех, кто в общем и целом выжил. Роман ясно представил взгляд интеллигента на революцию, и этот взгляд был неодобрителен. Именно так этот роман и был понят всеми, кого я знаю, и за рубежом, и в райкомах он был понят примерно так же. Конечно, он не говорил явно, что большевики - сволочи, т.е. он не был белогвардейским, как, скажем, Бунинские сочинения. Он в целом отражал позицию именно советского интеллигента, того кто оказался по сю сторону. Помню, какое сильное впечатление на меня произвела та ностальгическая тоска, с которой там была описана жизнь интеллигенции до революции.

Нет, я не думаю, что революция для него - это просто фон. Революция была слишком катастрофична, чтобы быть фоном. Всю советскую эпоху основной вопрос, волновавший всех (и я это хорошо помню) - был вопрос о революции в плане моральной оценки, выяснения исторической правды, кто прав кто виноват, почему произошла, была ли неизбежной, были ли неизбежны сталинские репрессии и т.п. Это и был основной бытийный вопрос советской жизни, и Пастернак именно на него и отвечал.

количество заключённых (арестованных) на душу населения в период сталинских репрессий было меньше, чем в нынешней России. А в последней - меньше, чем сегодня в демократических США.

Я не видел последних цифр, но могу поверить. Уголовных всегда было намного больше чем политических, кроме, кажется, 1937 г. Так что эти цифры говорят в первую очередь о преступности и о том, как с  ней борются. Увеличь, скажем, срока уголовникам, цифра сразу подскочит. Эти цифры просто не относятся к делу. Сейчас же все знают, что хрущевские количественные оценки репрессий были завышены в разы. В США всегда была высокая преступность. К политической системе это не имеет прямого отношения (подавляющая часть американских зэков - это негры, то ли 80%, то ли 90%, не помню). У всех свои проблемы. В Японии полит. система похожа на американскую, но преступность несопоставимо ниже. Здесь другие факторы работают.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 01 Август 2018, 20:10:06, Золушка»

« #117 : 01 Август 2018, 20:06:49 »
Это и был основной бытийный вопрос советской жизни и Пастернак именно на него и отвечал.

Ну да, конечно, возможно и публицистическое прочтение романа. "Лев Толстой как зеркало русской революции". Или "Капитанская дочка" как панегирик Пугачёву (отчасти потому её и в советской школе усиленно изучали в младших классах именно с такой подачей). Но в "Докторе Живаго" есть прямая подсказка - это стихи Живаго, составляющие с романом единое целое. И это гениальные стихи. И это стихи о Христе, о Любви и о Поэте, а не о революции и интеллигенте. Живаго в первую очередь поэт, а потом уже врач и интеллигент. "Блажен кто посетил сей мир в его минуты роковые"... В общем, роман, на мой взгляд, настолько же антисоветский, насколько Достоевский борец с самодержавием или Евангелие антиримское сочинение. Но публицистическое прочтение тоже возможно, тут не поспоришь. На то и творческая свобода читателю дана. Бывают периоды, когда массы людей так увлечены политикой, что всё видят под политическим углом зрения. Но это самые бесплодные для культуры периоды, самые плоские.

К слову, отношение к революции - как трагедии, катастрофе, стихии, року - и антисоветщина - совершенно разные вещи. Начнём с того, что не большевики начали революцию, а сама советская система была совершенно не революционной, но очень консервативной, то есть - прямо противоположной революции природы. Но это уже совсем отклонение от темы...

В США всегда была высокая преступность. К политической системе это не имеет прямого отношения

На мой взгляд, имеет - и самое прямое. И к политической, и к экономической, и к идеологической, и к культурной. Интересно было бы сравнить количество политических заключённых в царской России (хотя бы в начале 20-го века) и в сталинской (взять, к примеру, 10-15 лет и сравнить на душу населения). А также сравнить количество репрессированных во времена маккартизма в США. И количество расстрелянных и посаженных чиновников в современном Китае. Также полезно было бы сравнить с количеством репрессированных в колониях, в той же Индии (например, между двумя мировыми войнами). Картина получается не такой однозначной, как нам внушали в 90-е: "красная чума" и "остальной цивилизованный мир".

На мой взгляд, главная тьма Сталина не в репрессиях даже, а в создании такой системы человеческого отбора в государстве, которая и привела в итоге к краху советского проекта. Элиту заполнила посредственность и серость, постепенно вытеснив оттуда всё сколько-нибудь творчески активное (этот механизм был создан именно Сталиным и сработал через десятилетия после его смерти). Вот эта серость и разрушила в итоге СССР, то есть - Российскую империю. Большевики же Российскую империю не разрушали, но, наоборот, собрали её в СССР. А вот либералы и тогда разрушали, и после 1991 года, и продолжают поныне (ничего другого они, похоже, вообще породить не в состоянии). Либералы же постсоветские и была та перекрасившаяся на ходу, безыдейная и бессовестная, демагогическая и жадная до денег и власти серость, что окончательно заполонила советскую и партийную номенклатуру к концу 80-х... Ладно, поговорим об этом как-нибудь в другой теме. Если будет хороший повод.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 01 Август 2018, 20:29:20, Золушка»

« #118 : 02 Август 2018, 00:26:57 »
Вернёмся к теме. Свободная культура. Это идеал будущего. Его зерно должно зародиться сейчас. Когда всё на продажу. Чтобы не продавалось вдохновение, не должна продаваться и рукопись. Это необходимое условие. А значит, и человек-художник не должен больше зарабатывать хлеб насущный своими произведениями. Рукопись можно было продавать, не продавая вдохновенья, тогда, когда ещё существовали альтернативные иерархии качества, кроме денежной. Когда осталась одна единственная - денежная, рукопись продать, не продав вдохновения, уже нельзя: никто не купит такую рукопись. А купят только ту, на которой стоит незримое клеймо продажи вдохновенья. Сообщества, в которых плоды культуры не приносят никакой материальной прибыли, но только свободный прирост качества, и есть зёрна будущего. И такое будущее возможно. И только в нём возможна культура.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #119 : 03 Август 2018, 11:25:02 »
Но в "Докторе Живаго" есть прямая подсказка - это стихи Живаго, составляющие с романом единое целое. И это гениальные стихи. И это стихи о Христе, о Любви и о Поэте, а не о революции и интеллигенте.

Извиняюсь за зацикливание, но здесь-то и кроется главный и очень убедительный мотив романа. В стихах - его личная, частная, глубокая, настоящая жизнь, а прозе - искореженная революцией, по сути - ненастоящая. Ужасы революции поэтому и имеют в романе сюрреалистический оттенок, как какой-то странный спектакль, наблюдаемый со стороны. В этом контрасте стихов с реальностью и читается обвинительный приговор революции. В романе есть очень ясная фраза "во время революции невозможна частная жизнь" - мы это узнали только из этого романа и нигде больше. А НЭП он характеризует как самую фальшивую из советских эпох. Причем речь идет именно о революционном времени; дореволюционная жизнь показана с большой симпатией - она-то как раз и является адекватным фоном частной жизни. А стихи - они именно о личном, о частном, они возвышают и воспевают личное, которое разбито и задавлено революцией. Никакого противоречия  с христианскими коннотациями нет, так как это все - о личном.

Слово - это вышивка по ткани молчания.
«Последнее редактирование: 03 Август 2018, 15:34:23, Золушка»

« #120 : 03 Август 2018, 15:45:53 »
В стихах - его личная, частная, глубокая, настоящая жизнь, а прозе - искореженная революцией, по сути - ненастоящая.

Это можно сказать абсолютно о любом поэте, если заменить слово "революция" словом "действительность". Герой романа жил в действительности революции и гражданский войны. И только в этом смысле я сказал, что это "фон". Действительность и есть фон для поэта. Но и личная жизнь вовсе не содержание и не суть поэзии, а материал... И вновь повторяю: с тем же успехом писания евангелистов можно назвать антиримскими, а всех поэтов и писателей 19-го века, которых мы теперь обзываем классиками, борцами с самодержавием. Чеховская "Деревня", например, куда как безжалостней бичует действительность царской России, чем роман Пастернака - советскую. И что, главное в творчестве Чехова - это обличение проклятого царского режима?

А стихи - они именно о личном, о частном, они возвышают и воспевают личное, которое разбито и задавлено революцией.

Это одни из самых глубоких христианских стихов в русской поэзии. Если христианство воспевает личное, которое раздавлено историей, то тогда, да, это и есть содержание романа Пастернака. Но по-моему, всё неимоверно сложнее и глубже... И вера в Бога, и дьяволовы искушения - внутри человека, а не в революциях и т.п. Исторические события - лишь следствия. Но человек погружён в историю, в соборное целое. История и есть судьба человека, а не только коллизии личной жизни. Если прочесть роман так (то есть в той тональности, что задана в стихах), то язык не повернётся назвать его "антисоветским", "советским", "царским", "буржуазным" и т.п. Это всё публицистические ярлыки, которые скользят по поверхности (приклеиваясь периодически и отваливаясь со временем) и не проникают ни на йоту в душу романа.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран


 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика