Метаистория и геополитика
СССР — карикатура Розы Мира

0 Участников и 2 гостей просматривают эту тему.

« #91 : 28 Апрель 2014, 17:53:02 »
Вера в объективность экономических законов нужна для закабаления воли человека: человеку внушается, что существуют объективные экономические законы, которые нужно изучить и им следовать, тогда будет тебе счастье и благополучие.

Ярослав, тогда я - закабалённый человек: в том, что экономическая деятельность человека (как обмен продуктами труда между людьми- любого труда, вплоть до творчества) подчиняется определённым законам, я "верую" безусловно. Причём эти законы проистекают из существующей природы человека,  органичны его натуре (с эйцехоре внутри, дьявольским семенем и чем хотите ещё). Естественно, будь люди "непопорченными" христианами (или хотя бы альтруистами - и по поводу этого словечка мы с Вами спорили), закон экономической жизни общества был бы другим. Типа - "человек не может не дать нуждающемуся или просящему человеку того, что тому необходимо или хочется".
Сейчас человек иной, законы иные. По сути, они отражают житейские, бытовые правила типа "совесть надо иметь" или пресловутое "дашь на дашь".
...А счастья и благополучия следование экономическим законам, естественно, не несёт. Всего лишь спасает от несчастья и неблагополучия... :)

...Собственно, Вы сказали почти то же самое... Или я сказала почти то же самое, что и Вы.
С некоторыми "но". Законы физической природы, которые люди более ли менее научились использовать или хотя бы учитывать, - они, как и "экономические-несуществующие", работают "здесь и сейчас". В другой космической системе, при иной физ. или даже хим. природе "территории", на которой "поселился" Разум, вполне можно допустить действие совершенно иных "законов", на крайняк - с иными константами...
(Станислав Лем отлично и не без юмора это "промоделировал")
 Но. Мы живём здесь и сейчас и таковы, какие есть.
Поэтому и законы диалектики, и ньютоновские, и экономические - работают.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 28 Апрель 2014, 18:04:46, КАРР»

« #92 : 28 Апрель 2014, 18:10:14 »
Маркс - просто символ, он первый, кто экономику поставил в один ряд с объективными природными законами и т.д.

Первый???

"...зато читал Адама Смита
И был глубокий эконом,
То есть умел судить о том,
Как государство богатеет,
И чем живёт, и почему
Не нужно золота ему,
Когда простой продукт имеет..."

цитирую по памяти...

Путинцева Т

« #93 : 29 Апрель 2014, 10:53:29 »
Работают те экономические законы, в которые мы верим.

Если то состояние человека и общества, из которого следуют те экономические законы, которые идеологами рынка объявляются объективными и незыблемыми, считать нормой, а любую попытку изменить это состояние и его функции (законы) - утопией ("попёр против закона"), - это одна установка воли и веры. Если же это состояние человека и общества подлежит изменению и совершенствованию и является скорее болезнью, нежели нормой, - это совершенно другая установка воли и веры. В зависимости от того, какая из двух этих установок окажется принятой сначала творческим меньшинством, а затем и большинством людей, и будут складываться общественные отношения и вытекающие из них "объективные" экономические законы.

Либо человек творит и не удовлетворяется текущим - либо пассивно принимает текущее, объявляет его объективным и вечным. Вот две полярные установки воли и веры, от которых зависят все законы общежития, включая экономические. Экономика, со всеми своими законами, такое же дело рук человеческих, как и культура, а потому точно так же должна совершенствоваться и видоизменяться. Статическое (нетворческое) восприятие экономики и её законов как чего-то объективного, под что я должен подстраиваться и что я должен принимать как догму и норму, и есть власть экономизма над человеком, один из идеологических столпов тоталитарной рыночной Системы, её центральный Идол.

Если материальное первично, а духовное вторично, то, да, экономические законы объективны, природа человека неизменна, окружающий мир - единственно возможный и другого не будет, и желать его нет смысла, а нужно постараться комфортнее устроиться в этом. Это одна идеология.

Если духовное первично, а материальное творится духом, то это уже другая философия бытия и в таком бытии нет и быть не может никаких объективных законов в субъективной сфере - в сфере культуры, общественных отношений и экономики (уточнение: закономерности - это одно, а объективные законы - другое). Все эти "объективные законы" творятся человеком и могут человеком изменяться в зависимости от его ценностных приоритетов и веры. Примеров общин и целых обществ, где работали совершенно другие экономические законы, нежели в современном рыночном строе, в истории полно. Всё зависит от состояния общества и каждого конкретного человека. Если, например, ростовщичество люди считают грехом и в обществе принимается безусловное табу на такой вид бизнеса, то вся финансовая система начинает работать совсем по другим законам. И так во всём, что находится в области человеческих отношений.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 29 Апрель 2014, 15:59:53, КАРР»

« #94 : 29 Апрель 2014, 16:01:24 »
Сдаюсь

Путинцева Т

« #95 : 29 Апрель 2014, 16:07:41 »
Ну вот... а я только во вкус вошёл...
 |":|

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Именно поэтому и сдаюсь.

Путинцева Т

Не понял. Но всё равно - жаль. Тема интересная.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Тема интересная.

...эээ... какая именно тема "интересная"? О том, что экономических законов, как таковых, не существует?
Я-то "вбрасывала" "немножко другую" тему. Но, собственно, ну её на фиг. Мне важно было оформить свои "смутные ощущения", надеть на них словесный фантик. Я запомню, что это лежит здесь и, когда и если понадобится, возьму отсюда.


Путинцева Т
«Последнее редактирование: 02 Май 2014, 04:31:37, КАРР»

О том, что экономических законов, как таковых, не существует?
Шире. О том, может ли человеческое общество творить новую формацию, новые общественные отношения, в том числе и новые экономические законы, или обречено колебаться внутри марксистского бинара "капитализм-социализм" и подчиняться навек данным (неизвестно кем) объективным экономическим законам, присущим этому бинару? И вторая часть темы: возможен ли христианский социализм как подлинная альтернатива рыночному постиндустриальному обществу? Был ли СССР дьявольской карикатурой на неведомый нам Подлинник или просто одной из тупиковых ветвей капитализма, которая "попёрла против закона"? Является ли современная рыночная секулярная демократия венцом развития или возможен переход к принципиально иной модели общества, никакими марксистскими схемами не описанной? Гуманистический этап вечен или мы находимся в его конце, а впереди такой же переход к Новой эпохе, ломающий все наши представления о возможных общественных структурах, как в своё время был переход от античности к средневековью и от средневековья к гуманизму?

Вот примерный круг тем для этой дискуссии. Мне кажется, их лучше вести не в парадигме "победил-сдаюсь", но "а что если?"
Надеюсь-таки на продолжение дискуссии.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

может ли человеческое общество творить новую формацию, новые общественные отношения, в том числе и новые экономические законы,

...эээ...какие-какие законы??? Экономические? Так "их нет в природе".
Человеческое общество способно на многое вообще-то.
"Печка", от которой "пляшет" экономика, - кому принадлежат средства производства. В какой мере продукт принадлежит тому, кто его создал, в какой - владельцу средств, с помощью которых он создан. Так?
У хиппи, например, была апробирована "новая общественная формация". Обобществление продуктов труда в той мере, которую определяет сам производитель этих продуктов (не обязательно материальных, не обязательно произведённых лично: нааскал хип толику благ - несёт своим всё или часть)
В отношении  социума - никаких обязанностей, лимитизация действий - минимальная.
Не прижилось, не  охватило широкие массы течение, хотя часть молодёжи "перебаливает" этим.   Видимо бОльшая часть человеческих натур всё-таки не "заточена" под такую форму общественных отношений. При всех положительных отличиях философии хиппи от установок "зажиревших бюргеров" -  регрессивность течения налицо... Нет?

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 12 Май 2014, 13:30:08, КАРР»

...эээ...какие-какие законы??? Экономические? Так "их нет в природе".
В природе нет. Как естественных объективных законов - нет. В человеческом обществе есть, но не законы, а закономерные следствия текущего нравственного состояния человека и общества. Первично духовно-нравственное состояние человеческой личности, оно определяет собою состояние общественного организма, функциями которого и являются экономические закономерности. А не наоборот, как нам внушают идеологи экономизма - от рыночных до социалистических.

При всех положительных отличиях философии хиппи от установок "зажиревших бюргеров" -  регрессивность течения налицо... Нет?
Хиппи, как большинство аналогичных течений, зародившихся в 60-е годы 20-го века, были первоначально прогрессивными, но в них во всех был заложен тот духовный ущерб, который и предопределил их затухание, а потом и вырождение в постмодернизм. Ущерб этот можно назвать "поверхностностью от гордыни". Ни с одной великой религиозной и культурной традицией такие движения, как хиппи, не смогли себя идентифицировать, не смогли проникнуться глубиной и войти внутрь традиции, но порхали над всеми традициями. Это привело к тому, что движение хиппи лишило себя как Выси, так и Глубины, что впоследствии и привело к вырождению в постмодернизм.


Татьяна, я ведь не просто так прицепился к "объективным экономическим законам"... Ваши мысли о стадиях капитализма: от товара - к пиару - и к манипуляции сознанием, - я понял. Эти стадии налицо. Но что привело капитализм (и шире - гуманизм) к такому регрессу? Что было заложено в гуманизме, что из прогрессивного и освобождающего человеческое творчество течения привело гуманизм к тоталитарной системе манипуляции сознаниями?

Вера в некие "объективные экономические законы", породившая власть экономизма, и является как раз одним из таких внутренних духовных ядов гуманизма. Мне бы очень хотелось продолжить разговор: и о стадиях капитализма, и о разных видах социализма, и главное - возможно ли появление в обществе совершенно иной, неведомой формации или рыночная модель (с различными её вариациями - между крайностями индивидуализма и социально-государственного регулирования) - единственная и лучшая из возможных, а любая попытка создать другую модель - утопия и неизбежно приводит к тирании? Так ли это на самом деле? Вот о чём хотелось бы продолжить диалог.

А пока давайте закончим с "объективными экономическими законами"? Как и обещал, предоставлю слово двум нашим религиозным философам...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Владимир Соловьёв.
Из книги "Оправдание добра"
Гл. 16. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ВОПРОС С НРАВСТВЕННОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ
(выдержки; для настоящей дискуссии лучше ознакомиться с текстом главы в полном объёме)

"Несостоятельность ортодоксальной политической экономии (либеральной или, точнее, анархической) заключается в том, что она отделяет принципиально область хозяйственную от нравственной, а несостоятельность всякого социализма заключается в том, что он допускает между этими двумя различными, хотя и нераздельными областями более или менее полное смешение, или ложное единство.

...Признавать в человеке только деятеля экономического – производителя, собственника и потребителя вещественных благ – есть точка зрения ложная и безнравственная. Упомянутые функции не имеют сами по себе значения для человека и нисколько не выражают его существа и достоинства.

...Как свободная игра химических процессов может происходить только в трупе, а в живом теле эти процессы связаны и определены целями органическими, так точно свободная игра экономических факторов и законов возможна только в обществе мертвом и разлагающемся, а в живом и имеющем будущность хозяйственные элементы связаны и определены целями нравственными, и провозглашать здесь laissez faire, laissez passer [попустительство, вседозволенность (фр.)] – значит говорить обществу: умри и разлагайся!

...Так как не только нет экономического закона, которым бы определялась степень корыстолюбия и сластолюбия для всех людей, но нет и такого закона, в силу которого эти страсти были бы вообще неизбежно присущи человеку, как роковые мотивы его поступков, то, значит, поскольку экономические деятельности и отношения определяются этими душевными расположениями, они имеют свое основание не в экономической области и никаким «экономическим законам» не подчиняются с необходимостью.

Возьмем самый элементарный и наименее спорный из этих так называемых законов, именно тот, согласно которому цена товаров определяется отношением между спросом и предложением. Это значит: чем товар больше требуется и чем его при этом меньше налицо, тем он дороже стоит, и наоборот.

Представим себе, однако, богатого, но благотворительного товаровладельца, который решил при повысившемся от тех или других причин спросе на имеющийся у него в постоянном количестве предмет необходимого потребления не повышать цены или даже понизить ее для блага нуждающихся ближних, – это будет нарушением предполагаемого экономического «закона», а между тем при всей необычности такого явления, конечно, никто не найдет его невозможным или сверхъестественным.

Допустим, что если бы дело зависело только от доброй воли частных лиц, то можно было бы в области экономической смотреть на великодушные мотивы как на quantit? n?gligeable [некоторая расточительность (лат.)] и строить все на прочном основании своекорыстия. Но мы знаем, что во всяком обществе есть общая правительственная власть, непременное назначение которой состоит в ограничении частного своекорыстия, и мы знаем немало исторических примеров, когда в силу этого своего назначения такая власть не только отнимала у обычного и естественного (с точки зрения своекорыстия) порядка этот обычный и естественный характер, но даже превращала прежде обычное прямо в невозможное, а прежним исключениям, напротив, давала силу всеобщей необходимости.

Так, например, в течение двух с половиною веков в России помещики, отпускавшие на волю своих крестьян целыми общинами и при этом снабжавшие их земельным наделом, были самым редким, в высшей степени необыкновенным исключением, тогда как обыкновенный порядок, или «закон», взаимных отношений между помещиками и крестьянами состоял в том, что последние вместе с землею составляли собственность первых. Но с замечательною быстротою и полнотою этот общий закон доброю волей правительства превращен был в практически невозможное беззаконие, а прежнее редкое исключение сделано безусловно обязательным правилом, уже не допускающим никаких исключений. Точно так же исключительный случай торговца, не повышающего цену необходимого товара при усиленном спросе, превращается в общее правило, как только правительство находит нужным регулировать цены товаров; и тут это прямое нарушение мнимого «закона» становится действительным законом, хотя не «естественным», а положительным или государственным.

Должно заметить, что при всем различии этих двух понятий – закона природы и закона положительного или государственного – этот последний, хотя и есть дело рук человеческих, уподобляется, однако, первому, поскольку в пределах своего действия имеет силу непреложную, не допуская никакого непредвиденного исключения; тогда как мнимые законы экономические никогда такого значения не имеют и во всякий момент могут быть беспрепятственно нарушены и отменены нравственною волей человека. Ни один, безусловно, помещик в России, в силу закона 1861 г., не может теперь продавать или покупать крестьян иначе как в сновидении, тогда как, с другой стороны, ничто не препятствует любому добродетельному петербургскому домовладельцу даже наяву, вопреки «закону» об отношении спроса к предложению, понизить цену на квартиры в видах чисто филантропических, и если весьма немногие пользуются случаем это сделать, то это доказывает никак не силу экономики, а только слабость добродетели у этих лиц; ибо как только этот недостаток личного человеколюбия будет восполнен требованием закона государственного, так цены сейчас же понизятся и «железная» необходимость экономических законов сразу окажется хрупкою, как стекло.

Я не отрицаю закономерности человеческих действий, а возражаю только против выдуманного сто лет тому назад особого рода закономерности материально-экономической, независимой от общих условий психологической и нравственной мотивации. Все, что существует в предметах и явлениях экономической области, происходит, с одной стороны, от внешней природы и подчинено в силу этого материальной необходимости (механическим, химическим, биологическим законам), а с другой стороны, определяется действием человека, которое подчинено необходимости психологической и нравственной; и так как никакой еще причинности, кроме природной и человеческой, нельзя найти в предметах и явлениях экономического порядка, то, значит, никакой еще особой самостоятельной необходимости и закономерности здесь нет и быть не может.

Указание на тот факт, что недостаток нравственных побуждений у частных лиц успешно восполняется государственным законодательством, которое упорядочивает экономические отношения в нравственном смысле в видах общего блага, не предрешает вопроса о том, в какой мере и в какой форме желательно такое упорядочение для будущего. Несомненно только то, что самые факты государственного воздействия в этой области (например, законодательное регулирование цен) непреложно доказывают, что данные экономические отношения не выражают собою никакой естественной необходимости; ибо ясно, что законы природы не могли бы быть отменяемы законами государственными.

...Никаких самостоятельных экономических законов, никакой экономической необходимости нет и быть не может, потому что явления хозяйственного порядка мыслимы только как результат деятельности человека – существа нравственного и способного подчинять все свои действия мотивам чистого добра. Самостоятельный и безусловный закон для человека, как такого, один – нравственный, и необходимость одна – нравственная. Особенность и самостоятельность хозяйственной сферы отношений заключается не в том, что она имеет свои роковые законы, а в том, что она представляет по существу своих отношений особое, своеобразное поприще для применения единого нравственного закона, как земля отличается от других планет не тем, что имеет какой-нибудь свой самобытный источник света (чего у нее в действительности нет), а только тем, что по своему месту в солнечной системе она особым, определенным образом воспринимает и отражает единый общий свет солнца.

С этою истиною сталкиваются и разбиваются о нее не только теории школьных экономистов, но и противуположные им на первый взгляд стремления социалистов. В своей критике существующего экономического строя, в своих декламациях против имущественного неравенства, против своекорыстия и бесчеловечия богатых классов социалисты как будто становятся на точку зрения нравственного начала и одушевляются добрым чувством жалости к труждающимся и обремененным. Но если обратиться к положительной стороне их воззрения, то мы легко увидим, что оно находилось сперва в двусмысленном, а затем перешло и прямо во враждебное отношение к нравственному началу.

...Нельзя служить двум господам, и господствующее положение в социализме, естественно, достается тому началу, под знаменем которого выступило все это движение, т.е. началу материальному, ему всецело подчиняется область отношений экономических, которая затем признается главною, основною, единственно реальною, всеопределяющею в жизни человечества. В этом пункте исчезает внутреннее различие между социализмом и враждебною ему буржуазною экономией.

Общественная безнравственность заключается не в индивидуальной и наследственной собственности, не в разделении труда и капитала, не в неравенстве имуществ, а именно в плутократии, которая есть извращение должного общественного порядка, возведение низшей и служебной по существу области – экономической – на степень высшей и господствующей и низведение всего остального до значения средства и орудия материальных выгод. Но к этому извращению, только с другой стороны, приводит и социализм.

Социалисты и их видимые противники – представители плутократии – бессознательно подают друг другу руку в самом существенном. Плутократия своекорыстно подчиняет себе народные массы, распоряжается ими в свою пользу, потому что видит в них лишь рабочую силу, лишь производителей вещественного богатства; социализм протестует против такой «эксплуатации», но этот протест поверхностен, лишен принципиального основания; ибо сам социализм окончательно признает в человеке только (или во всяком случае более и прежде всего) экономического деятеля, а в этом качестве нет ничего такого, что по существу должно бы было ограждать человека от всякой эксплуатации. С другой стороны, то исключительное значение, которое в современном мещанском царстве принадлежит материальному богатству, естественно побуждает прямых производителей этого богатства – рабочие классы – к требованию равномерного пользования теми благами, которые без них не могли бы существовать и на которые их приучают смотреть как на самое важное в жизни, так что сами господствующие классы своим практическим материализмом вызывают и оправдывают в подчиненных рабочих классах социалистические стремления. А когда испуг перед социальною революцией вызывает у плутократов неискреннее обращение к идеальным началам, то оно оказывается бесполезною игрой: наскоро надетые маски морали и религии не обманут народных масс, которые хорошо чувствуют, где настоящий культ их господ, и, усвоив этот культ от своих хозяев, рабочие, естественно, сами хотят быть в нем жрецами, а не жертвами.

...Обе враждебные стороны обусловливают себя взаимно и не могут выйти из ложного круга, пока не признают и не примут на деле простого и несомненного, но ими забытого положения, что значение человека, а следовательно, и человеческого общества не определяется по существу экономическими отношениями, что человек не есть прежде всего производитель материальных полезностей или рыночных ценностей, а нечто гораздо более важное, а что, следовательно, и общество также есть нечто большее, чем хозяйственный союз."

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

Николай Бердяев.
Из книги "Философия неравенства".

"Наша историческая эпоха окрашена в цвет экономизма. На всем лежит печать экономизма, экономизм придавил высшую жизнь. Никогда ещё не сознавалось так значение хозяйства в человеческой жизни, никогда ещё человек не ощущал такой зависимости от экономики, никогда ещё не ставилась так высоко экономическая производительность и не превращалась в столь самодовлеющую цель. Не случайно в нашу эпоху была создана теория экономического материализма. Эта теория лишь отражала состояние европейского общества. Духовная жизнь человека попала в рабство к жизни материальной. И это явление действительности пассивно отразилось в мышлении как теория экономического материализма, для которой вся духовная жизнь есть лишь надстройка над экономикой.

«Идеологические надстройки», которые ныне изобличают экономические материалисты и социалисты, и были признаком благородства человеческого духа, потребности в священной санкции жизни. Эти благородные «надстройки» начали изобличать и материалистически объяснять, когда произошло низкое возобладание материальной жизни над духовной. Не случайно, с противоположного полюса духа, в наше время, христианский мыслитель С. Н. Булгаков создал своеобразную хозяйственную религиозную философию в своей «Философии хозяйства» и в ней провозгласил софийность хозяйства. Многие идеологические течения нашего времени определены гнетущим влиянием экономизма. И более глубокие из этих течений готовы увидеть в экономике почти метафизическое глубинное начало бытия...

...Никогда ещё ужас перед нуждой, перед необеспеченностью жизни не достигал таких подавляющих размеров. Никогда ещё человек не чувствовал такой тесноты и сдавленности со всех сторон, такой покинутости на произвол судьбы. Гнет экономизма явился результатом потери всякой священной санкции хозяйственной жизни. Что-то страшно обострилось в человеческой жизни за XIX и XX век. Всё труднее и труднее становится человеческая жизнь.

От экстенсивного труда человек переходит к интенсивному труду, от экстенсивного душевного типа к интенсивному душевному типу. Ни в чем уже нет шири для человека, всё сдавлено. Тесно человеку на земле. Рост народонаселения и рост потребностей приковали человека к экономике. Вхождение машины в человеческую жизнь было одной из самых радикальных революций человеческой истории, потрясшей все вековые основы человеческого быта.

Изменился ритм человеческой жизни. Всё более и более теряется ритм, общий с ритмом природы. Человеческая жизнь делается всё менее и менее природной, естественной. Человек проходит через расщепление и дисгармонию. Что такое нужда, определяющая власть экономики в человеческой жизни? Нужда есть выражение некосмического состояния мира..."

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

Для расширения темы.

Есть "большие качели" истории:
от христианской церкви, недооценившей творческое начало человека, и от зародившейся в недрах церкви идеологии Великого Инквизитора - отшатнувшись - гуманизм освободил человеческое творчество, но откатился в другую крайность: в абсурд атеизма и человеческой гордыни, не знающей никаких границ. Гуманизм, описав круг, кончил тем же Великим Инквизитором - тоталитарной идеологической Системой, в основании которой демоническая установка воли "всё не-я должно стать мною".

Внутри "больших качелей" находятся "малые качели". Одна из них - стадии капитализма (экономической формации гуманизма) и демократии (политической формации гуманизма). Точно такой же круг описал капитализм: начав с высвобождения творческих сил, закончил абсолютной диктатурой, абсолютной наследственной монархией. Круг замкнулся.

Какая-такая монархия? Самая что ни на есть абсолютная и наследственная. Демократия и свободная рыночная конкуренция - это идеологическая обёртка, фантик для толпы, не более. Внутри же и по сути: Западное общество - это союз абсолютных монархий. Форды, Рокфеллеры и т.д. - абсолютные, наследственные монархи, их власть невыборная и тоталитарная: их корпорации держат в руках все реальные рычаги управления как экономикой, так и политикой. СМИ, система воспитания (оболванивания) полностью контролируются этими абсолютными монархиями-корпорациями. Союз монархий, имея в руках все финансовые рычаги, - а в тоталитарной мировой Системе, построенной монархами, эти рычаги власти наиболее действенные и чуть ли не единственные реальные, - монархи с лёгкостью могут управлять как политическими партиями, так и экономическими процессами.

Никакой свободной конкуренции в экономике давно нет в помине (так, ширма), в политике - тем паче: манипуляция массовым сознанием через подконтрольные монархам СМИ и ручную антикультуру обеспечивает тотальный идеологический и политический контроль над "свободным гражданским обществом" (ещё один фетиш Системы - для пипла). Пусть население верит в лживую обёртку, а люди-рупоры поддерживают этот обман, суть Системы - тоталитаризм во всех сферах жизни: в идеологии, в политике, в экономике, в культуре. Вся реальная мирская власть принадлежит абсолютным наследственным монархам, в интересах которых как раз дальнейшая "десакрализация власти" и "секуляризация общества": оба процесса делают власть монархов всё крепче - и чем незримее ("де-сакральнее") она и чем безнравственнее ("секулярнее"), тем тотальнее. В отличие от старых монархий, новая монархия насквозь лжива: она лишена даже подобия Высшего Смысла и Благословенности: она сокрыта и цинична, бесчеловечна и развратна.

Гуманизм кончил инквизицией. Капитализм и демократия - союзом абсолютных монархий. Случайно ли это? Почему так получилось? Где та граница, перейдя которую капитализм стал регрессировать в монархию и тоталитаризм? И есть ли выход - политическая, экономическая и культурная альтернатива этим "качелям истории"?

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 07 Май 2014, 16:43:58, Ярослав»

Децентрализованная валюта - основа будущей экономики?

Ни для кого не секрет, что современные деньги есть долговые обязательства Центробанка, их выпускающего, перед их обладателями. Курс различных валют относительно друг друга зависит от степени доверия к ним и, как уже следствие этого, спроса на них на фондовых биржах. Общее количество денег никому неизвестно, привязки курса к каким-либо объективным показателям отсутствуют в принципе. Так что центробанки выпускают их, ориентируясь по сути не на расчеты, а на потребности государства.
   Государство же ставит задачу перед центробанком, чтобы инфляция составляла не более стольких-то процентов за год. И Центробанк старается печатать столько новых денег, чтобы инфляция была и не более, но в то же время и не менее этого процента. То есть иными словами, государству выгодна инфляция в определенных пределах.
   Благодаря инфляции можно повышать зарплаты бюджетников так, чтобы их реальный доход оставался на том же уровне. Создается иллюзия, что государство заботится о благосостоянии общества.
Инфляция вынуждает людей отказываться от накопления денежных средств, создает обманчивое впечатление, что кредиты брать выгодно. Экономическая зависимость от банков делает человека политически более консервативным. Страх, что в результате политических изменений заберут квартиру, которая находится в ипотеке, многого стоит.
   Инфляция и периодические кризисы стали неразлучными спутниками глобализирующейся экономики. Экономические кризисы имеют одно важное последствие, которое привело к появлению финансовой элиты. В результате кризиса больше всего страдают малый бизнес и конечный потребитель, соответственно снижается конкуренция. После кризиса на плаву остаются крупные производители, крупные банки, которых поддержало государство. А поддерживает государство своих, то есть элиту. Все просто и понятно.
   Таким образом, первая проблема существующей финансовой системы в заинтересованности финансовой элиты в инфляции и периодических кризисах. Вторая же проблема связана со все большим распространением безналичных платежей и электронных денег. Это проблема сохранения права на частную жизнь.
   Банки, а при необходимости и спецслужбы могут получить полную информацию о том, что, где и когда данный человек купил, какие суммы от кого и когда получил на свой счет, и использовать эту информацию против этого человека. Также не исключена возможность утечки информации в результате кибератаки на платежную систему или банк.
   Логичным выходом было бы создание валюты, которая не зависела ни от кого и обеспечивала анонимность. И такая криптовалюта была создана в 2009 году человеком, скрывающимся под псевдонимом Сатоси Накамато. Называется она биткойн. Это принципиально новая электронная валюта, полностью децентрализованная, которая вместо инфляции подвержена дефляции. Программное обеспечение сети биткойн является свободным, что уже дает некоторые гарантии благонамеренности его создания. Более подробно о биткойн можно прочитать здесь.
   Посмотреть видео интервью с одним из главных разработчиков можно по следующей ссылке: http://doc.rt.com/filmy/amir-taaki/#part-1.
   Также интересная статья: Элиты против биткойна.
   Переход на биткойн лишит власти финансовые элиты, так как, во-первых, станут не нужны банки, биржи, платежные системы, такие как VISA и MasterCard, а во-вторых, не будет инфляции и периодических кризисов. Конкурентную борьбу одержат не крупные корпорации, а кооперированный малый бизнес, который благодаря интернету будет производить товар, ориентируясь на предзаказы, ровно столько сколько нужно, исчезнут издержки на маркетинг и рекламу.
   Лично у меня рисуется вот такая радостная картина :-) Разумеется, есть и свои подводные камни. Биткойны могут использоваться для торговли оружием и наркотиками, а также для финансирования "майданов" в неугодных системе странах. Но разве сейчас все это невозможно?

Свобода не просто право, а обязанность каждого
«Последнее редактирование: 12 Май 2014, 13:13:11, КАРР»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика