Аэродром литературного героизма
Измы для изматиков

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #46 : 29 Апрель 2011, 18:56:25 »
Речь защитника немногим лучше речи обвинения, потому как находится с обвинением в одной плоскости и пытается играть по тем же правилам, порочным в корне.
Не вижу смысла обсуждать в данном случае личности, а хочу сказать лишь о правилах самого этого судилища, к которым испытываю крайнюю форму неуважения.

Взгляд на художника - как на чем-то обязанного зрителю (читателю, слушателю), зависящего от его оценок и пониманий, заискивающего с ним, как лакей (чего изволите?), вожделенно ждущего признания, нуждающегося в этих оценках и признании, - взгляд ложный в самой своей сути.
Это взгляд постороннего, чуждого творчеству наблюдателя, судящего обо всём по себе самому.

Такой подход и такое отношение к художнику говорит о полном непонимании движущих им мотивов, о попытке свести эти мотивы в низменную плоскость человеческих страстей, тщеславия, корыстолюбия, гордыни и т.д.
Такой подход, как в одиночной пожизненной камере, замуровывает художника в нём же самом.
Это подход эгоцентрический - то есть антихудожественный в своей сути, а потому все вытекающие из него следствия ложны.

Художник ведёт диалог с Божественным Даром и с Художественным Предметом (в каждом конкретном произведении) - с Замыслом этого произведения, его внутренним солнцем, его живой душой.
Художественное творчество - это свободное Общение: художника-человека и Замысла.

Если художник делится с другом (читателем, зрителем, слушателем) своим "детищем" (произведением искусства), то он делится тем, что нашёл и открыл в духовном небе, тем, что лучше и выше его самого. "Своё" по отношению к произведению искусства так же, как "своё" по отношению к детям, очень условно: произведение искусства, как ребёнок, не есть часть эго художника-матери и не есть его частная собственность.

Художник, даром получив, даром должен отдать. Это закон духовной жизни: что отдал, то твоё.
Всё остальное - слишком человеческое, аберрация сознания, замыкающегося на себя и угашающего этим в себе духовное качество.

Подозрительное отношение к отдающему "своё" творчество художнику - унижает в первую очередь того, кто подозревает художника исключительно в низменных мотивах, движущих им: это зеркальное перенесение своей определяющей жизненной мотивации на другого.
Это путь в тупик, из которого нет выхода.
Это замкнутый круг эгоцентризма.

Как только заходит речь о признанности-непризнанности, востребованности-невостребованности, успешности-неуспешности, реализованности в социуме или нереализованности в нём, так художнику надо сразу умолкать и идти к тем, кто способен мыслить, чувствовать и видеть не только в узких рамках сиюминутного существования (от рождения до смерти). Кто способен проникать в качество, а не вертеться в бесконечном колесе количеств. Духовное и есть качество: то, что даёт качественность всему.

Вот почему я говорю, что речь защитника находится в той же безнадёжной плоскости и узости, что и речь обвинителя: они оба не видят Главного и блуждают в слишком человеческом, и в самом неинтересном, смертном внутри этого "человеческого фактора": в его тщете и тлене.

Только читатель-друг имеет право войти в диалог с Замыслом. От остальных - оценивающих и подозрительных взоров - Замысел сокрыт. И в этом высшая справедливость искусства.
Искусство - как эротическая любовь - избирательно. И никакими количествами не измеримо и не постижимо.

"Красота спасёт мир, не потому что на неё глазеют, а потому, что она есть."
Михаил Воротков (из статьи о незримой красоте пещер, творческой лаборатории природы).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 29 Апрель 2011, 19:33:06, Ярослав»

« #47 : 29 Апрель 2011, 22:34:42 »
Ум — это всего лишь умение превратить желаемое в действительное... 

Сколько же людей ломало голову, пытаясь дать определение уму. Все оказалось так просто... Это всего лишь, задумайтесь, всего лишь... Теперь всё встало на свои места, мир обрел новые краски) 
Может быть, умение превратить желаемое в действительное - это умение превратить желаемое в действительное ? Хотя нет, cлишком сложно.
Я тут думал. Червяк тоже может превратить желаемое в действительное: прокопать туннель или переползти дорогу. Кот захотел украсть колбаски со стола, сделал. Получается, что червяк не глупее кота? А человек, укравший колбасу с прилавка магазина, также не глупее кота. Из этого следует, что червяк не глупее человека и наоборот. Допустим, кот и человек были голодны, потому и пошли на преступление. Тогда ум - это инстинкт самосохранения. Нет! Опять не то.

О величине ума говорит не величина желаемого (мечты, грёзы, словеса), но величина реализованного
 Мечты, грезы, словеса. Филология, литература, рамсы
Он мечтал, он грезил, он словесал... Звучит красиво, но как-то бредово. Не суть важно! Не будем расточать свой ум по пустякам. 

Может, наш гордый кочегар занимается всего лишь творческим онанизмом? Удовлетворяет сам себя, уповая на то, что только Время способно оценить его по заслугам? Однако тогда он в сотни раз глупее того творца, которого оценило и время, и люди...

Изучал как-то, на досуге, биографию одного писателя, но вы вряд ли о нём слышали. Имени оного точно не помню, кажется, Лиинад Веердна. Типичным творческим онанизмом занимался  и, как получилось, впустую. Кто-то из его последователей стал жадным до славы, другие занимались якобы делом, третьи отвалились сами.
 Сколько же было этих, которых не оценили при жизни...

Обычно сравнивают его и бизнесмена, и говорят, что голодный творец умнее сытого дельца. Но это ошибка. Ум надо сравнивать в одинаковых системах отсчёта. То есть ум этого творца нужно сравнивать с умом другого творца.
К чему в этом предложении был делец?..  Или же автор намекает, что у дельцов одинаковый ум? Непонятно.
Но есть и другие системы координат. Например, человек добровольно живёт на гроши, работая в кочегарке, но зато свободен для творчества. 
Одна из немногих, правильных, прости господи, систем координат.

«Последнее редактирование: 29 Апрель 2011, 23:32:59, КАРР»

« #48 : 30 Апрель 2011, 18:45:04 »
Или же автор намекает, что у дельцов одинаковый ум?
Или намекает, что дельцы и ум просто лежат в разных системах координат... в параллельных, может быть? ;)

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

ОффлайнСумалётов

  • Упёрся – отойди.
« #49 : 02 Май 2011, 04:19:36 »
Речь защитника немногим лучше речи обвинения
Лучше меньше, да твёрже.

потому как находится с обвинением в одной плоскости и пытается играть по тем же правилам, порочным в корне.
Конечно, трудно обыграть большую мысль со всех сторон, находясь в одной плоскости с предложенной системой отсчёта, порочной в корне квадратном из минус единицы (с этим я ни разу не спорил: кто с утра видит в зеркале ангела, тому настала пора задуматься о чистоте вчерашнего эксперимента).

Вот вы тут всё "ум, ум, величина"...
Давайте же определимся, в конце концов, со всеми известными нам неизвестными, как люди доброй воли, чтобы ещё лучше понимать друг друга с полтыка, не доводя задачку до асимметричного удара поддых.
Пусть "ум" – это некий "икс", позволяющий делать из "игрека"  "зет" (дельцам дельцово, творцам творцово; каждому по потребностям, от каждого по способностям).
Так. И только так! (Или как-нибудь иначе.)

Нужно только задать для начала и раз и навсегда единицу измерения величины ума, иначе мы начнём заниматься приписками и выдавать "величину желаемого" за "длину невозможного", что в конечном итоге выглядит полоумно и неубедительно.

Величина ума – это единая единица езды мысли в секунду, помноженная на квадрат расстояния до поставленной цели (один кубометр истины). Такой подход позволяет правильно распределить энергию достижения в регламенте постановки, не пролив ни капли на сторону и не затратив лишнего, которое неоткуда потом взять, как обычно.

Осталось только точно вычислить количество времени, отведённое исполнителю на процесс достижения. То есть – необходимо вычислить расстояние до физической смерти предпоследнего часового, чтобы набрать нужную скорость летящему в тебя снаряду (без перелётов и недочётов).
Также надо учесть встречные и поперечные потоки случайностей.
В общем, задачка не из простых, но для настоящего дельца вполне решаемая в уме (в правильной системе отсчёта, разумеется).
Но нужна пристрелка орудия, и не исключены детские неожиданности в любом возрасте.

Предлагаю назвать единую единицу измерения "величины ума":
"1Босой в секунду, вбитый в чёрный ящик Малевича (по 1 доллару за корень)". 
Просто и изящно, а главное не подкопаешься и постоянно растёт, пока не высохнет.

Далее – надо найденную величину ума разделить на легион читателей, стремящийся к плюс бесконечности, чтобы не обманывать остающихся за скобками особей и чтобы потом каждый осчастливленный и прорвавшийся в скобки пассажир знал наперёд причитающуюся ему долю ума в будущем гармоническом слиянии дельца и творца в одном флаконе,  наполненном розовой водой средств, живых или мёртвых, в порядке очереди за соответствующими билетами на вход или выход (смотря куда и откуда).

Длина мысли измеряется в количестве грамматических и стилистических ошибок на километр форумного текста. Цена вопроса – в килограммах проданного ответа за единицу затраченного на реализацию мечты времени.
Реализацию мечты предлагаю взвешивать в тоннах пустой породы на один миллиграмм удовольствия осчастливленного человека массы.
Сия масса взвешивается на весах истории и переводится в кубометры посмертной кладбищенской справедливости, равномерно растёкшейся по среднестатистической площади развешанных в городах и весях мемориальных досок основателю мета-арифметики, в страстном синтезе желаемого с действительным задирающей величину твоего ума над мыслимыми пределами допустимого.

По-моему, имеет смысл перейти не откладывая к спокойному и методичному подсчёту величины ума на единицу текста (например, локоть в сроку); исходя из полученных результатов самоанализа – к составлению объективного рейтинга форумных персонажей, дабы неповадно было занимать чужое место – не по величине ума, а по напору наглости, находящихся в жёсткой обратно пропорциональной зависимости на квадратный сантиметр души, спроецированной в манящую плоскость монитора.

Данная система отсчёта позволяет приступить к написанию делового отчёта по любой точке зрения на обозримый из неё отрезок забега в туннеле желаемого до стены реализованного, у которой тут же начинается окончательный рай, доступный каждому абитуриенту по реальной величине ума его, относительно мнимой величины того же у ближнего конкурента, не выдержавшего напора обстоятельств места и времени.

Такая объективная метадиагностика даёт неплохую вероятность для построения форумного фундамента, застрахованного от ошибок в распределении заслуженного счастья, вытекающего из полученных почестей с неизбежностью надвигающегося паровоза и с железной необходимостью рельсов, проложенных в местной умственной узкоколейке по чертежам главного инженера ведущего метрообразования, начавшего первым мыслить углами и таблицами, а не слюноточивыми словесами и образами.

Не будем указывать пальцем на того, с кем нам посчастливилось жить в одном виртуальном пространстве, но в разном реальном возрасте. Подсудимого и так все знают не понаслышке и за глаза, ибо миллион готовых умереть за победу его метапроекта читателей – только первый шаг к финишу желаемого, в ходе самореализации действительного (следи за развешанными в лабиринте времени прямоугольниками, соответственно величине каждого прямого угла, оберегающего внутреннюю пустоту рамки).


P.S.  Бедный мой очкарик-врач, лёжа на соседней койке после детального перенапряжения своего выдрессированного страстями ума (максимум величины поводка коего достигал 149-ти босых единиц за ночь!) в виду нависшей над ним погрешности, продолжает скулить, молчать и верить в дистиллированное торжество недописанной диссертации, сулящей уму скоропостижное освобождение в борьбе с реальностью.

За чистоту эксперимента ручается сей кроткий и законопослушный Конец.

Твой злонежелатель,
недалёкий от народа
Слава Сумалётов
«Последнее редактирование: 02 Май 2011, 14:39:14, Сумалётов»

« #50 : 02 Май 2011, 18:02:03 »
Главный водораздел слов и главное противостояние дел не между творцами и дельцами находится, а между творцами и подражателями (и те и другие есть в самых разных областях и системах). Вот от этого и надо отталкиваться, потому что это всё проясняет (в том числе и внутрифорумные и межфорумные конфликты - как в капле воды).
Агрессия всегда исходит от подражателей. А способы защиты у всех разные (зависит от структуры души и жанра, в котором эта душа творит).
Ну и тяга подобного к подобному, разумеется. На подсознательном уровне.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 02 Май 2011, 18:09:46, Ярослав»

« #51 : 20 Май 2011, 18:58:05 »
Эх, Сумалётов, ты литературный герой, тебе только на руку эти бури... А обо мне подумал хоть раз, когда заиграет сатирическая жилка и рука потянется к перу?.. Жестокие вы люди, литературные герои!

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 20 Май 2011, 21:55:07, Ярослав»

ОффлайнСумалётов

  • Упёрся – отойди.
« #52 : 20 Май 2011, 20:00:51 »
Терпи, бумажный змей! Раз влез в реальность искусства и выполз на публику...
В реальности искусства я поступаю с тобой точно так же, как ты со мной в реальности своей эмпирики, и наоборот. Такова обоюдная селяви.
Подробнее тебе ответит эманация Андрея Синявского - Абрам Терц (см. ниже). И точка.


Вернёмся к нашим героям.
Оставим дам в покое. Что с них возьмёшь: желание нравиться сильнее истины.
Но два самых характерных изма оттуда не могу пропустить (без комментариев: настолько они говорят сами о себе, что добавить мне абсолютно нечего):

Павел:
"Ребята, ВОЗ — это инфецированный рессурс. Всё, что там есть, потенциально опасно, а его участники по бОльшей части — духовно больные люди. Их функция (а личном плане это их беда) — умножать в мире страдания. Где бы они не появлялись, всюду им сопутствует ложь, конфликт и разделение, а в промежутках между конфликтами содержанием их жизни делаются тоска и уныние. С ними нельзя спорить. Потому что, прикоснувшись к ним, ты подхватываешь их же инфекцию, и делаешься тоже больным. Это, как биологическое оружие. Против него бесполезно стрелять из автомата, или махать мечами. Это не поможет. Тут требуются другие методы. Плюс, тчательная личная защита."

(Показалось мало):
"Да, хотел добавить ещё такую вещь. Ведущим ВОЗа является не Ярослав Таран. Если кто задумывается о разговоре с ними, то надо помнить, что вы говорить будете не с Ярославом: Ярослав, как человек с конкретными данными паспорта, местом работы и проживания, вас не услышит. А иметь вы будете дело с совсем иным персонажем. Этот персонаж не спит и не ест, ему не надо интернета, чтобы выходить в он-лайн, он превосходно разберётся в вашими слабостями и без труда найдёт, на какую болевую точку нажать. Имейте это ввиду и не поддавайтесь. Действуйте другим оружием."

(Форматирование и орфография авторские.)

__________________

Как всё не ново под Луной! Одни и те же роли, одни и те же слова, один и тот же накал... Всё те же противопоставления "красивых слов" и "жизни", им якобы не соответствующей.
Ничего, к слову, об этой жизни, кроме сплетен, судьи не знают и знать не могут. Но противопоставление очень характерное, извечное: оно говорит о том, что природа творчества ("красивых слов") совершенно непонятна и недоступна, что у них она напрочь отделена от жизненного опыта и им кажется, что это норма, что так у всех. Что творчество - это лишь слова и буквы, да так чтоб покрасивше.

Какая старая, избитая пьеса...
Только при чём тут религия, Роза Мира, воины Света? Непримиримость и ненависть идут всё по той же древней шкале, что во все времена разводила людей на гонителей и гонимых, на инквизиторов и ведьм: те же роли, те же противостояния, та же ненависть, даже те же сплетни и небрезгливость к чужому белью.
А вот подлинная и единственная первопричина конфликта, остальное частности.
И те же, всё те же приёмы: агрессор (посмотрите, кто начал, кто запустил эту очередную волну травли, а потом тихо отошёл в сторонку) обвиняет жертву в агрессии (сравните даты постов там и у нас!). Но больше всего меня удручают в веках повторяющиеся сюжеты и роли - в чём смысл таких занудных повторов?
О Гамлет-Гамлет!..

Очередной акт спектакля здесь (сохранил для истории: потомки должны узнавать своих героев в лицо - в "новых" действиях всё той же избитой пьесы и в перевоплощениях всё тех же актёров):

Твой злонежелатель,
недалёкий от народа
Слава Сумалётов
«Последнее редактирование: 03 Декабрь 2014, 10:43:43, ВОЗ»

« #53 : 20 Май 2011, 20:18:47 »
Ты прав, герой...

Но у меня тоже есть ответ на твои вопрошания:
Но больше всего меня удручают в веках повторяющиеся сюжеты и роли - в чём смысл таких занудных повторов?
- смотри последние две строки (в них ответ, другого нет у меня):

Гамлет

…Что, шут? Оступишься – и тут же
вокруг осатанеет мир,
и вьюга жалобно закружит:
воронка неба – ближе, уже!..

Во вздутых жилах – слов удушье:
уже не ближний, а вампир,
но роль свою – всё ту же, ту же! –
исполнит каждый до конца.

Здесь, в луже лжи, как в царской ложе,
встречать небесного гонца!
Сижу и жду, и дрожь по коже…
Вдруг маска упадёт с лица?

Машина времени опять
заставит нас переиграть
всё то же, всё одно и то же…

Вольно на сцене умирать!
Но станет слово чище, строже…
И Гамлета услышит мать.

15 февр.2008


Объёмная панорама здесь.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 03 Декабрь 2014, 10:44:17, ВОЗ»

« #54 : 20 Май 2011, 20:32:34 »
Абрам Терц.

Когда волны истории всё смыли и заровняли, на земле остался один,— нет, двое в одном лице — Поэт и Царь.

Лишь ты воздвиг, герой Полтавы,
Огромный памятник себе.

Слышите?

Я памятник себе воздвиг нерукотворный...

Памятник Царю становится героем «Медного Всадника». Многочисленные его толкователи почему-то слабо учитывали, что эта повесть написана на очень личном, психологическом конфликте, что Петр и Евгений так же соотносятся в ней, как Поэт и человек в стихотворении «Пока не требует поэта...», что Петербург и стихия, его захлестывающая, не противники, а союзники, две стороны одной идеи, именуемой Искусством, Поэзией, противостоящей человеку, который боится и ненавидит ее в своем суетливом ничтожестве.

Замечено: Евгений, верхом на льве, со взглядом, вперенным вдаль, в близкую даль своего личного счастья («И размечтался, как поэт»), размытого затем наводнением, перефразирует контур памятника Петру. Но все его позы, движения обратны Памятнику, и на длань, устремленную ввысь, на чудотворную пушкинскую десницу, вызывающую бурю и усмиряющую ее, превратившую природный хаос в гармонический космос Города, Евгений откликается эгоцентрическими всплесками рук, судорожно вьющихся вокруг его утлого тела. Это — жалкое и трогательное в жажде счастья человеческое естество, возомнившее в ослеплении, что Всадник его преследует (некоторые поверили и негодуют на Всадника — такой большой гоняется за таким маленьким!): всё бы ему, за ним да к нему, да ради него, недоумка, случайно попавшего в оборот Поэзии, подвернувшегося ей под руку.

Евгений! Какое значительное у Пушкина имя, варьирующее один и тот же примерно сюжет человека, глухого к поэзии, далекого от нее, но все-таки чем-то родного и приятного автору. Евгений... Ба! уж не есть ли это светское, мирское имя того, кто в духовном своем сане известен как Александр Пушкин?! Известны его пародийные мысли, близкие Евгению с его маленьким счастьем на общих путях («Мой идеал теперь — хозяйка, мои желания — покой да щей горшок, да сам большой»), давшие повод судачить о солидарности Пушкина с горшечными мечтами Евгения и его же, авторской, неприязни к Памятнику, побившему все горшки. Тем более тот именуется в поэме не иначе, как кумир, или еще хуже — истукан. Дескать, идол бесчувственный, Ваал государства... Но причем здесь Ваал? Совсем другой идол. И вообще «кумир» для Пушкина не такое уж бранное слово. Во всяком случае в споре «горшка» с «кумиром» его выбор не вызывает сомнений. Поэт — черни:

Тебе бы пользы всё — на вес
Кумир ты ценишь Бельведерский.
Ты пользы, пользы в нем не зришь.
Но мрамор сей ведь бог!.. так что же?
Печной горшок тебе дороже:
Ты пищу в нем себе варишь.

Вся беда в том, что мы не верим в Аполлона. Почитаем его выдумкой, поэтическим иносказанием. Но Пушкину Аполлон не пустой звук, а живой бог, чьи призывы он слышал, чей лик запечатлел.

                    ...Его глаза
Сияют. Лик его ужасен.
Движенья быстры. Он прекрасен,
Он весь, как Божия гроза.

Какое необычное, непонятное уму сочетание: ужасен — прекрасен! И как догадался Пушкин, что это так и есть, что прекрасное ужасает, что смешение восторга и ужаса возбуждает Дельфийский владыка, в чьем облике нам мелькает нечаянно что-то африканское, дикое и в то же время высокое — разящее, громоносное, ослепляющее солнцем лицо?! В полном объеме сам Царь — Аполлон — Ганнибал — Поэт.


Евгений у подножия Памятника кое-что перенял от смутного ужаса мальчика-Пушкина перед статуями в Царскосельском саду. И тот и другие идолы приковывают, околдовывают, властвуют над душой человека. Но, перенеся в ситуацию «Медного Всадника» отроческие переживания и хождения вокруг Аполлона, Пушкин рассек и развел себя в лице Петра и Евгения. Пиитический ужас, священное безумие, оторванные от Поэзии, в человеческом исполнении сделались смертным страхом и темным помешательством. Не просветленный гением, хаос поглотил несчастного. А Пушкин, переступив через свою низменную природу, через собственное раздвоение между человеком и гением (составившее тему «Медного Всадника»), возликовал и возвысился вместе с Памятником. Последнему найдена уникальная в своем совершенстве позиция:

И, обращен к нему спиною,
В неколебимой вышине,
Над возмущенною Невою
Стоит с простертою рукою
Кумир на бронзовом коне.

Спиной к человеку, всем существом в стройной гармонии сфер, попирающий бездны и самое безумие разъяренных стихий подчинивший грозному взмаху простертой в неколебимую высь, дирижирующей судьбою руки,— таков Аполлон, губитель и исцелитель, хозяин дружественных инструментов — лука и лиры, дальновержец, исполненный нечеловеческой гордости и неземного величия. Те, кому посчастливилось увидеть Аполлона в лицо, находили его точно таким, каким он показан у Пушкина.


Истукан и безумие — мы уже видели, что в этих обличьях выступает обычно Поэт у Пушкина в своем чистом и высшем значении, в независимости ото всего. Он либо стоит столбом, ни на кого не обращая внимания, либо носится, как сумасшедший, «и звуков и смятенья полн». В «Медном Всаднике» даны оба варианта: истукан-памятник Петра, построившего Город, и безумие-наводнение, грозящее их затопить, а в сущности ими же вызванное, санкционированное и с ними соединенное.
Каким-то темным чутьем Евгений понимает, что Петр повинен в буре, обрушившейся на Петербург, что в этих периодических приливах стихии видны рука и замысел основателя города. В самом деле, волны и Всадник действуют заодно; он их предводитель, полководец, пославший на приступ своих же твердынь.


Или вздыбленная Россия — та, о которой сказано, что всё в этой России и в ее языке надлежит творить фантазеру, подобному Петру,— или эта взнузданная у края пропасти буря, сомкнувшая воедино бездну дикости и чудо гармонии,— может пошатнуться и рухнуть, а не останется навсегда памятником самовластной Поэзии?!
«Дионис бежал к Музам»... Бешеная оргия творчества разрешается в гармоническом ладе и строе творенья.

Люблю тебя, Петра творенье,
Люблю твой строгий, стройный вид...


И на каждом шагу твердость и стройность...


В итоге Петербург-стихия и Петербург-столица, поэзия Пушкина в двух ее аспектах — дикий гений и чудный город — явлены в едином лике, как нечто слитное, целостное. «Медный Всадник». В названии звучит согласие противоборствующих начал — статики и динамики, стройности и буйства, Аполлона и Диониса, от вражды перешедших к сотрудничеству, к примирению.


Спрашивается: сочувствует ли Пушкин Евгению? Еще бы! Если он себя, свою человеческую мечту и мелкость переехал и обезвредил в Евгении! Впрочем, к чужим несчастьям он относился еще сочувственнее. Но, сострадая Евгению, был беспощаден. Пушкин вообще был жесток к человеку, когда дело касалось интересов поэзии. Любя Байрона, он писал Вяземскому (13-14 июня 1824г.): «Тебе грустно по Байроне, а я так рад его смерти, как высокому предмету для поэзии. Гений Байрона бледнел с его молодостию. В своих трагедиях, не выключая и Каина, он уже не тот пламенный демон, который создал Гяура и Чильд-Гарольда. Первые две песни Дон-Жуана выше следующих».
Словом, сделал свое дело и не задерживайся, не порть впечатление. Так же — и к себе.

Пушкин не отмечал в себе человеческое и не подавлял его, он предоставлял ему волю, простор и весьма благосклонно смотрел на все его проделки и ухищрения, отдаваясь им с открытой душой. Но строго держал дистанцию между собою и человеком и, прощая тому многое, может быть слишком многое в житейском плане, был суров и взыскателен, когда впускал его в свои поэтические апартаменты, и беспрестанно осаживал, как лакея,— знай свое место. Он не давал ему возноситься и упиваться собой и для того писал о себе нелицеприятно, с сочувствием и презрением наблюдая, как мечется этот Евгений. Дистанция, неуступчивая позиция Пушкина позволяла ему следить за ним с зоркостью, невозможной, немыслимой для автора, отождествляющего себя с человеком, трезво взвешивая все рrо и соntrа и создавая в общем нелестный и неутешительный портрет.


Откуда берется эта «особенная гордость», этот воображаемый взгляд сверху на собственную некрасоту и достоинства? Очевидно, от поэта-Пушкина, выделившего Онегина как свою человеческую эманацию и спокойно ее рассматривающего — со смесью симпатии и злорадства.
В то время, когда романтики из кожи лезли, чтобы выйти в Корсары, Пушкин предпринял обратный ход и вышел в люди, отступил в тень человека самого обыкновенного, пошлого.


Бывает, приходит срок, и находившийся всю долгую жизнь вне поля зрения автор, избегавший высказываться от собственного лица (ради невинных птичек, о которых, в прекрасной безвестности, он что-то там щебетал невнятное на птичьем языке), вынужден напоследок принять участие в зрелище, даже не им затеянном, словно какой-нибудь Байрон, от которого ему бы бежать и открещиваться, как от чумы.
«Гул затих. Я вышел на подмостки...»


Приходилось умирать на виду, на площади.


Сплетня, пущенная поэтом, набирала ярость. Но главный позор ждал впереди, за смертью, за дуэлью, которая — и он это подозревал, заранее содрогаясь,— разроет прожектором все закоулки так ярко прерванной жизни, любое пятнышко на жилете обратит в размалеванный туз. С дуэлью весь, подогреваемый издавна, интерес к его занимательной личности, к молве, к родне, послужившей причиной выстрела, достиг невиданной тяжести, какая только может обрушиться на человека.
Что, спрошу я прямо, потому что жизнь коротка, и вызов послан, и увертками уже не поможешь, что Пушкин, знавший себе цену, не знал, что ли, что века и века всё слышавшее о нем человечество, равнодушное и обожающее, читающее и неграмотное, будет спрашивать: ну а все-таки, положа руку на сердце, дала или не дала? был грех или зря погорячился этот Пушкин? Если не вслух, интеллигентные люди, то мысленно, в журналах, в учебниках. Потому что не в постели, а на сцене умирал Пушкин. Не на даче, а на плахе целовалась или не целовалась Наталия Николаевна с прекрасным кавалергардом. Выстрел озарил эту группу бенгальским огнем.
— Ну а все-таки?..
От одной этой мысли... «Добро, строитель чудотворный! Ужо тебе...»

Мы не знаем, кто стрелял. Возможно, стрелял человек, Евгений, сумасшедший Евгений. В поэта, в Медного Всадника. Пуля отскочила.
Поэта ведь не убьешь, не пробьешь. Он будет расти, цвести, набираться славы и распускать позорный слух о Пушкине по всей планете, всяк сущий в ней язык... «Добро, строитель чудотворный!..» Но умирать-то приходится человеку.

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

« #55 : 20 Май 2011, 23:31:50 »
ПЕТЕРБУРГ

Болото. Царь. Судьба.
Из слова град возник
здесь – на костях раба.
У смерти – сфинкса лик.

Стихия и гранит:
стихи растут... И дни
текут за днями... Но
спаси и сохрани –
здесь жизнь объединить
с поэзией в одно!

12 дек. 1997

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнСумалётов

  • Упёрся – отойди.
« #56 : 21 Май 2011, 00:18:38 »
Последние пять постов в этой ветке - неплохо, неплохо... Стоит свеч.

А ведь Павел во втором своём изме не так далёк от истины, как ему хочется (перевести стрелки после сообщения Сергея Сычёва; не первый раз, заметим, пытается на других: то на Белгородского, то на Ярослава, - показательная тенденция: запал этот пост ему в душу, по самую рукоятку запал, сколько времени прошло, а всё торчит, не даёт покоя: как бы не подумали; и шапку тушит, а она не тушится: шапки не тушатся, как рукописи не горят; такова их материя).

Повторю перл:
"Да, хотел добавить ещё такую вещь. Ведущим ВОЗа является не Ярослав Таран. Если кто задумывается о разговоре с ними, то надо помнить, что вы говорить будете не с Ярославом: Ярослав, как человек с конкретными данными паспорта, местом работы и проживания, вас не услышит. А иметь вы будете дело с совсем иным персонажем. Этот персонаж не спит и не ест, ему не надо интернета, чтобы выходить в он-лайн, он превосходно разберётся в вашими слабостями и без труда найдёт, на какую болевую точку нажать. Имейте это ввиду и не поддавайтесь. Действуйте другим оружием."

Не далёк от истины, только с другой стороны зашёл; чтобы вернуться к правде, нужно обойти весь круг (самый дальний путь - как шёл); но через стенку-то - рядом! - обратная сторона медали.
Но пусть мой коллега, Абрам Терц, объяснит, в чём тут дело...

Твой злонежелатель,
недалёкий от народа
Слава Сумалётов
«Последнее редактирование: 03 Декабрь 2014, 10:44:47, ВОЗ»

« #57 : 21 Май 2011, 00:27:53 »
Абрам Терц.

Он и в этом, строго говоря, уже не совсем человек, а Пушкин до мозга костей.

И все-таки — вот упорство — он бы не подписался под формулой, что надо жить, как пишешь, и писать, как живешь. Напротив, по Пушкину следует (здесь имеется несколько уровней сознания в отношениях человека с Поэтом, и мы сейчас поднимаемся на новую ступень), что Поэт живет совершенно не так, как пишет, а пишет не так, как живет. Не какие-то балы и интриги, тщеславие и малодушие в нем тогда ничтожны, а все его естество, доколе оно существует, включая самые багородные мысли, включая самые стихи в их эмпирической данности,— не имеет значения и находится в противоречии с верховной силой, что носит имя Поэт. «Бежит он, дикий и суровый...»

У пушкинского Поэта (в его крайнем, повторяю, наивысшем выражении) мы не находим лица — и это знаменательно. Куда подевались такие привычные нам гримасы, вертлявость, болтовня, куда исчезло все пушкинское в этой фигуре, которую и личностью не назовешь, настолько личность растоптана в ней вместе со всем человеческим? Если это — состояние, то мы видим перед собою какого-то истукана; если это — движение, то наблюдаем бурю, наводнение, сумасшествие. Попробуйте, суньтесь к Поэту: — Александр Сергеевич, здравствуйте! — не отзовется, не поймет, что это о нем речь — о нем, об этом пугале, что никого не видит, не слышит, с каменной лирой в руках?

Поэт на лире вдохновенной
Рукой рассеянной бряцал...

Аллегории, холодные условности нужны для того, чтобы хоть как-то, пунктиром, обозначить это, не поддающееся языку, пребывание в духе Поэзии. Мы достигли зенита в ее начертании, здесь кончается все живое, и только глухие символы стараются передать, что на таких вершинах лучше хранить молчание.

«Зачем он дан был миру и что доказал собою?» — вопрошал Гоголь о Пушкине с присущей ему дотошностью в метафизической постановке вопросов. И сам же отвечал: «Пушкин дан был миру на то, чтобы доказать собою, что такое сам поэт, и ничего больше,— что такое поэт, взятый не под влиянием какого-нибудь времени или обстоятельств и не под условьем также собственного, личного характера, как человека, но в независимости ото всего; чтобы, если захочет потом какой-нибудь высший душевный анатомик разъять и объяснить себе, что такое в существе своем поэт... то чтобы он удовлетворен был, увидев это в Пушкине» («В чем же, наконец, существо русской поэзии и в чем се особенность», 1846 г.).

«В независимости ото всего»... Да, Пушкин показал нам Поэта во многих, исчерпывающих, вариациях, в том числе — в независимости ото всего, от мира, от жизни, от самого себя. Дойдя до этой черты, мы останавливаемся, оглушенные наступившей вмиг тишиной, бессильные как-либо выразить и пересказать словами чистую сущность Искусства, едва позволяющую себе накинуть феноменальный покров.

Земных восторгов излиянья,
Как божеству, не нужны ей...

Однако, тем временем на земле живет и томится, слоняясь без дела, вполне нормальный автор, лишь иногда впадающий в помешательство или в столбняк высшего толка. Он вертится, и мельтешит, и страждет, и знает за собой тайну причастности к Поэту, прекрасную и пугающую, и хочет назвать ее на человеческом языке, подыскав какой-нибудь близкий синоним...

________________

1 Выделение жирным шрифтом моё. ВОЗ.

2 Но при чём тут Пушкин? Ответил чуть выше Гоголь: "...чтобы, если захочет потом какой-нибудь высший душевный анатомик разъять и объяснить себе, что такое в существе своем поэт... то чтобы он удовлетворен был, увидев это в Пушкине" (ВОЗ)

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

« #58 : 21 Май 2011, 01:34:47 »
Удалили веточку. Так что ссылки здесь на неё теперь недействительны. Вот что значит - когда есть информационная альтернатива в Сети! Раньше удаляли только посты неугодных, а теперь, глядишь, надо марку держать. Уже благо.
А за повод для импровизации с Терцом - спасибо.

Когда б вы знали, из какого сора
Растут стихи, не ведая стыда,
Как желтый одуванчик у забора,
Как лопухи и лебеда.

(Ахматова)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 20 Ноябрь 2011, 03:14:40, Сумалётов»

« #59 : 21 Май 2011, 14:40:59 »
"Прогулки с Пушкиным" Терца одно из самых глубоких, тонких, художественно значительных (я не оговорился!) произведений о Пушкине. Такие можно по пальцам пересчитать за два века: Гершензон "Мудрость Пушкина", Цветаева "Мой Пушкин", статьи Ходасевича о Пушкине и недописанная биография, статьи Ахматовой, заметки Гоголя, несколько мест у Аполлона  Григорьева, пушкинская речь Достоевского.
Это вершины нашей пушкинистики, поэмы в прозе.
К слову, насколько Синявский тоньше и глубже понял того же "Медного Всадника", чем Даниил Андреев, увидевший в этой поэме - в лоб! - разоблачение демона государственности (один из проходных и самых поверхностных её смыслов, не более).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 23 Май 2011, 10:02:23, Ярослав»

ОффлайнСумалётов

  • Упёрся – отойди.
« #60 : 30 Май 2011, 11:49:24 »
Иоанн Чудотворцев...

И любой текст уже лишнее.

_______________

Так много в этом звуке...

_______________

"А не создать ли ещё один форум?" - вошёл с вопросом Иоанн (Чудотворцев).
И поразил навылет информационное пространство глубоким, а главное - свежим наблюдением:

"Кроме того, на обоих форумах имеется еще и определенный идеологический "перекос". Если на орге достаточно глубоко пустил свои корни жругр, и во многих ветках проявляется его тяжелая, давящая поступь, то на ws под личиной демократии и анти-жругриный настроений комфортно себя чувствует велга."

Не прошло и полгода, как моя картинка отпечаталась в мысль. Против неё да не попрёшь.

Уже три форума создавались: Свентари, Роза пустыни, Оазис. Их судьба показательна, но печальна лишь участь...  Впрочем, вот слово Иоанна:

"Два года назад, и даже год назад я был против идеи создания новых форумов в принципе, и в этом смысле печальный опыт Ярослава мое мнение только подтвердил."

А ВОЗ и ныне там.
Печаль моя крепка.

"М-м-м..."

©Иоанн Чудотворцев.
_______________
(Ну и так далее.)

Твой злонежелатель,
недалёкий от народа
Слава Сумалётов
«Последнее редактирование: 03 Декабрь 2014, 10:45:29, ВОЗ»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика