Аэродром литературного героизма
Выход есть! Вопрос - где? (армейские притчи)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Выход есть! Вопрос - где?
армейские притчи


Притча для Ярослава.
Из личного опыта.

Мы вышли в море ранним утром. На борту был комдив. Они с капитаном отметили выход и положившись на гидроаккустиков, которым всегда доверяли, наслаждались выполнением своих служебных обязанностей. В задачу этого похода входило обеспечение безопасности в квадрате, где проходили учебные стрельбы больших кораблей Флота (мы отстрелялись ранее). Аккустики и их боевая часть (БЧ) проспали украинский сухогруз с тёмной репутацией и как следствие, удар ракеты-болванки, выпущенной с крейсера пришёлся в радистскую рубку. В результате пострадал радист, гражданин Украины. Произошёл скандал. Приехавший в город премьер замял его. Но командир и комдив поимели серьёзные проблемы. А корабль чуть не списали "на иголки"...

P.S. Во время этого чп, была объявлена Боевая Тревога и нам, как комендорам-артиллеристам (людям безумно творческой профессии), был дан приказ уничтожать на поражение зарвавшиеся болванки боевыми снарядами. Ситуация разрешилась. ;)



Мой Аэродром приветствует новых смельчаков! Будьте дееспособны в полёте и деепричастны в лексике!

"Притча для Ярослава. Из личного опыта." - ему что притча, что в лоб - всё отскакивает (тоже, увы, из личного опыта).

"...проспали украинский сухогруз с тёмной репутацией" - я бы написал так:
"проспали украинский сухогруз с тёмной репутацией на борту".


Хранитель Аэродрома Слава Сумалётов.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 14 Август 2010, 22:25:17, Сумалётов»

...Я за два года где только не служил (видимо, специально носила судьба по широкому спектру впечатлений и контрастов): начал с артиллерийской учебки - на командира самоходки (внутри самоходки находился минут по десять два раза). А уволился - командиром телефонного отделения. Посередине был: в танковом полку, в стройбате, два раза в госпитале (один раз - с пробитой перепонкой, а под самый дембель - с гепатитом), в штабе армии (там на одного солдата несколько десятков офицеров, и самая страшная дедовщина, какую где-либо видел: с регулярными суицидами), одно лето в лесу строил бараки и через сутки стирался бензином, так как зажирали вши, а бани не было все три месяца (воды тоже). Бензин был в избытке.

Ну так вот. Имелся период (можно сказать - этап!), когда я служил полковым почтальоном (жаль, недолго, два с половиной сказочных месяца - должность волшебная!). Днём ходил в посёлок за письмами (а если везло - ездил за посылками). Зимой там (это в Читинской области) 30-40 градусов мороза, но нет снега - и по сопкам пасутся коровы, далеко уходят - наша часть за 5 км от посёлка. Но это так, к слову... Чувствую, могу увлечься: много чего интересного на границе вечной мерзлоты и пустыни Гобби. Грузинские посылки с чачей в толстых резиновых грелках были на вес золота (почти буквально) - за ними охотились офицеры (тогда ведь горбачевская борьба с алкоголизмом испытывала на прочность страну (страна оказалась не прочна): водку не продавали в принципе, или из принципа), а моя задача - эти посылки пронести, нигде не учтенными (и тогда делились со мной адресаты - очень щедро; такой вкусной чачи я больше никогда не пробовал в жизни!). Но я опять не о том.

А рассказать хотел вот что.
Когда служил почтальоном - это несколько часов днём, а остальное время - дежурил на коммутаторе (там же и спал, как мог). Это ещё на первом году службы, поэтому такой график: за себя и за того парня.
Днём на этом коммутаторе на стенах висели сосульки, а валенки и рукавицы были запрещены. Меня тогда ячмени замучали от перепада температур (о перепаде - ниже). Зато я умудрился по телефону познакомиться с девушкой с соседней станции (первой гражданской) - за 200 км от нас (по тамошним меркам совсем рядом). И она меня соединяла с любой точкой страны. Я и домой звонил - из ошеломлённой глуши. А уж за возможность позвонить домой - меня чуть не на руках все страшные выродки-деды носили, и даже в бане офицерской пару раз парился, как жлоб. Но я опять не о том.

А то - вот что. Ночью в этой конуре коммутатора мы вешали с писарем на швабру гигантскую спираль, аккуратно воткнув чёрные концы в розетку. Можно было согреться, постираться. Сосульки оттаивали за полчаса - благодать! А днём опять нарастали вместе с ячменями. И как-то со спиралью не рассчитали и сожгли всю проводку в штабе (коммутатор находился в штабном бараке). Ясно, что к утру - не только чудесного места лишишься (я его и так вскоре лишился - судьба погнала дальше), а много чего ещё - и как минимум "губа" на неделю. Писарь был бледен (на фоне почерневшего потолка особенно заметно). И я, думаю, тоже бросался в глаза.

Теперь главное. Мы с ним умудрились за оставшуюся ночь поменять всю проводку в штабе вдвоём и побелить потолок зубной пастой, натащенной из сотни тумбочек двух батарей (это артиллерийская учебка, там батареи, а не роты; но я там уже служил в отделении связи - случайно в общем-то).

Так никто ничего и не заметил.
Вывод: любая ситуация не без выхода. И везде есть свои плюсы и минусы. Главное, не терять присутствия духа.


"И я, думаю, тоже бросался в глаза." - чем и зачем? - вопросы риторические и наводящие ужас.
Поменьше бы бросался - побольше бы казался.
Иных претензий не имею, так как вся эта армия твоя - моё порожденье и выход в люди.

Твой очевидец Слава Сумалётов

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 14 Август 2010, 21:49:16, Сумалётов»

Интересная у тебя была армия. Но "гауптвахту" как я понял ты так и не увидел? А мне пришлось отсидеть 10 суток за то, что полез в драку с начгубом (подонок ещё тот). Меня приковали наручниками к решётке на трое суток. Должен был я ещё сидеть в одиночке в карцере 17 тяжких скучных суток, но мой организм нашёл выход. Он заболел ангиной (тонзиллит), и врач принял решение освободить меня из-под стражи.

Вывод, если сам не знаешь выхода, интуиция или наш организм его подскажет.


"....и врач принял решение освободить меня из-под стражи" - а мой сделал всё наоборот (и организм, и врач).
Вывод: выход иногда бывает хуже, чем вход. И организм тоже может ошибаться, если послушается сдуру не себя, а голову с мозгом на плечах в белом халате.

Исправно служащий пациентом для докторских диссертаций
Слава Сумалётов

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 16 Август 2010, 21:31:04, Сумалётов»

Но "гауптвахту" как я понял ты так и не увидел?
В тот раз нет. А так - увидел. Правда, один день. Дело в том, что там "губа" одна была на весь гарнизон - и в неё очередь по записи. Человеку давали, например, неделю гауптвахты, записывали в очередь. Очередь иногда подходила через полгода, а то и позже, когда уже все всё забыли. В какой-то день - как гром среди ясного неба - брали человека и уводили. Одного увели сразу после вручения на плацу ему комдивом почётной грамоты и внеочередного отпуска (такое совпадение). А моя очередь из-за вечных переводов и "командировок" просто не успевала подойти. Насколько помню, в общей сложности месяца два набежало - в сумме. Один раз успела очередь подойти - но на следующий день - срочная командировка в штаб армии (на самом деле - на стройку бараков), куда всех ненужных и никчёмных собрали и отправили, в том числе и меня - прямо с "губы".

Вывод: даже если нет выхода, он всё равно есть (просто мы о нём не знаем).


Да, выход есть, как не быть выходу... Но надо только потерпеть ещё чуть-чуть (пока голова с мозгом бросит пить и допишет свою проклятую диссертацию!).
Ждущий завтрашнего завтрака Слава Сумалётов

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 14 Август 2010, 21:52:53, Сумалётов»

ОффлайнСумалётов

  • Упёрся – отойди.
Кочегар закусывает локтями...

Аэродром ищет вас!!!

Твой злонежелатель,
недалёкий от народа
Слава Сумалётов

С дедовщиной мне пришлось бороться известными методами, после которых и очень "борзый дед" садится на "пятую точку". Душа поэта-комендора не выдержала, когда один старшина избивал молодого матроса и мне пришлось вынести эту мишень в чёрной ушанке. После этого отдельные молодые почувствовали себя не "душками", а людьми. Жаль, что паренёк тот (с Краснодара, по-моему), которого притеснял старший товарищ, потом заболел туберкулёзом.

Вывод: от дедовщины спасти можно, от болезни не убережёшь. А дедовщина - болезнь (туберкулёз) ВС.


Модераторское предупреждение!!! - у меня алиби! - я в зеркале! Попрошу учесть в случае чего вдруг.
Ваш друг Сумалётов.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 14 Август 2010, 22:20:44, Сумалётов»

Цитировать
...проспали украинский сухогруз с тёмной репутацией" - я бы написал так:
"проспали украинский сухогруз с тёмной репутацией на борту".

Хранитель Аэродрома Слава Сумалётов.

 :D :D ;)

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

ОффлайнСумалётов

  • Упёрся – отойди.
мне пришлось вынести эту мишень в чёрной ушанке
- и далеко?.. Впрочем, это лирика. (С некоторым налётом физики.) Я же хочу сказать на упреждение, что подобные действенные методы в борьбе с Сумалётовым чреваты приметами: делать мишенью своё зеркало - не имеет морального смысла. Я неуязвим для последнего удара! И смиренно жду своего часа пик в вашем переливающемся метафорами зеркале. По совместительству неся службу на Аэродроме и пребывая (прибывая) вечным подопытным пациентом головы с мозгом.

Твой злонежелатель,
недалёкий от народа
Слава Сумалётов
«Последнее редактирование: 14 Август 2010, 22:26:48, Сумалётов»

- и далеко?..

Перевёлся он на соседний корабль, а значит судя по инерции, на два корабля влево...

Солдат, бррр. Сумалётов ребёнка не обидит...)

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

Сумалётов ребёнка не обидит...)
Однако всех обижает. Меня, например, постоянно - одним своим видом по утрам - смотреть больно!

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Марат, а если серьёзно, то против твоего метода есть противоядие. И оно у нас очень успешно использовалось в учебке. Если находился бунтарь, то включался метод "коллективной ответственности": все за одного (вывернутое наизнанку).
Взвод за проступок одного бегает до изнеможения в сопку в противогазах (один раз мы бегали в баню в противогазах - это несколько километров по жаре и по сопкам). Причём, сам бунтарь намеренно исключается из общего бега (чтоб остальным ещё обидней было). Такая "психология коллективного рабства" очень быстро отучала отдельных героев от героизма. Стать одинокой мишенью для ненависти уже не дедов, а всего коллектива, мало кто выдержит.

"Зависеть от царя, зависеть от народа - не всё ли нам равно?"
Противостоять царю легче, чем народу. Художнику в  нынешнем социуме гораздо тяжелее остаться художником, чем в политической вертикальной деспотии...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

А если сам командный состав поддерживает систему "годковщины"(читай:дедовщина)? Ведь так удобней. Нам тоже говорили, что мы должны держать всех в руках, а урожай будет пожинать "старпомы"... Это мне не нужно. Свобода лучше. Тогда и уважение есть, если человек сам себе хозяин.

А пройти мимо в таких случаях..., не знаю,  может кто-то должен бояться недовольства народа...

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

Именно сам командный состав и поддерживает, это ясно же. И опирается на массовую психологию. Вообще армия - это школа рабства. А школой жизни её можно назвать лишь потому, что Бог умеет обращать зло в добро - и душа учится добру и свободе даже в аду (иногда в аду ещё успешнее). Я после армии читал тюремную прозу - как родную...
Но большинство душ ломается и подчиняется законам раба на всю жизнь.
Тоталитаризм нынешний опаснее для души, чем советский. Хитрее, лживее и подлее.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 15 Август 2010, 00:25:59, Ярослав»

Бог умеет обращать зло в добро - и душа учится добру

Выражение очень сильное! Значимое и верное.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

Перейдем
теперь в казарму. Строгий храм науки
меня изгнал, а в мае военком…
Но все уже устали. На немножко
прерваться надо. Наливай, Сережка!
…………………………………..

69

Ну вот. Продолжим. Мне давалась трудно
наука побеждать… Никак не мог
я поначалу какать в многолюдном
сортире на глазах у всех. Кусок
(то бишь сержант) с улыбкой абсолютно
беззлобною разглядывал толчок
и говорил спокойно: «Не годится.
Очко должно гореть!» И я склониться

70

был должен вновь над чертовой дырой,
тереть, тереть, тереть и временами
в секундный сон впадать, и, головой
ударившись, опять тереть. Ручьями
тек грязный пот. И в тишине ночной
я слышал, как дурными голосами
деды в каптерке пели под баян
«Марш дембельский». Потом они стакан

71

мне принесли: «Пей, салабон!» С улыбкой
затравленною я глядел на них.
«Не бойся, пей!» В моей ладони липкой
стакан дрожал. Таких напитков злых
я не пивал до этого. И зыбко
все сделалось, все поплыло в моих
глазах сонливых к вящему веселью
дедов кирных. На мокрый пол присел я

72

и отрубился… Надобно сказать,
что кроме иерархии, с которой
четвертый год сражается печать,
но победит, я думаю, нескоро,
средь каждого призыва угадать
нетрудно и вассалов, и сеньоров,
и смердов, т.е. есть среди салаг
совсем уж бедолаги, и черпак

73

не равен черпаку, и даже деду
хвост поджимать приходится, когда
в неуставных китайских полукедах
и трениках является беда
к нам в строй, как беззаконная комета,
из самоволки, то есть вся среда
казарменная сплошь иерархична.
Что, в сущности, удобно и привычно

74

для нас, питомцев ленинской мечты.
Среди салаг был всех бесправней Жаров
Петруша. Две коронки золотых
дебильная улыбка обнажала.
На жирных ручках и лице следы
каких-то постоянных язв. Пожалуй,
он не глупее был, чем Ванька Шпак,
иль Демьянчук, иль Масич, и никак

75

уж не тупее Леши Пятакова,
но он был ростом меньше всех, и толст,
и грязен фантастически. Такого
казарма не прощает. Рыхлый торс
полустарушечий и полуподростковый
и на плечах какой-то рыжий ворс
в предбаннике я вижу пред собою
с гадливой и безвыходной тоскою.

76

Он плавать не умел. Когда старлей
Воронин нас привел на пляж солдатский,
он в маечке застиранной своей
остался на песке сидеть в дурацкой
и трогательной позе. Солоней
воды морской был среднеазиатской
озерной влаги ласковый прибой.
И даже чайки вились над волной.

77

А из дедов крутейшим был дед Жора,
фамилии не помню. Невысок
и, в общем, несилен он был, но взора
веселого и наглого не мог
никто спокойно выдержать, и свору
мятежных черпаков один плевок
сквозь стиснутые зубы образумить
сумел однажды ночью. Надо думать,

78

он на гражданке сел. А на плече
сухом и загорелом деда Жоры
наколочка синела – нимб лучей
над женской головой. «Ты мое горе», —
гласила надпись. Вместо кирзачей
он офицерский хром носил. Майора
Гладкова пышнотелую жену
он совратил. И не ее одну.

79

Я был тогда и вправду салабоном.
В окне бытовки пламенел рассвет.
Степная пыль кружилась над бетоном.
А вечером был залит туалет
и умывалка золотом червонным.
Все более червонным. Сколько лет
сияет этот кафель! Как красивы
сантехники закатной переливы!..

80

Однажды я услышал: «Эй, боец!
Не за падло, слетай-ка за бумажкой
для дедушки!» – и понял, что крантец
мне настает. Дед Жора, тужась тяжко,
сидел с ремнем на шее. Я не лжец
и не хвастун – как все салаги, с фляжкой
в столовую я бегал для дедов,
и койки заправлял, и был готов

81

по ГГС ответить за храпящих
сержантов на дежурстве. Но сейчас
я понял, что нельзя, что стыд палящий
не даст уснуть, и что на этот раз
не отвертеться – выбор настоящий
я должен сделать. «Слушай, Фантомас,
(так звал он всех салаг) умчался мухой!
Считаю до одиннадцати!» Глухо

82

стучало сердце. Медленно прошел
я в Ленинскую комнату. Газету
я вырвал из подшивки. Как тяжел
был путь обратный. И минуту эту
нельзя мне забывать. И тут вошел
в казарму Петя. И, схвативши Петю
за шиворот, я заорал: «Бегом!
Отнес бумагу Жоре!» – и пинком

83

придал я Пете ускоренье… Страшно
и стыдно вспоминать, но в этот миг
я счастлив был. И весь багаж бумажный,
все сотни благородных, умных книг
не помогли мне поступить отважно
и благородно. Верный ученик
блатного мира паханов кремлевских,
я стал противен сам себе. Буковский

84

который раз садился за меня…
Но речь не обо мне. Поинтересней
предметы есть, чем потная возня
нечистой совести, чем жалобные песни
советского интеллигента, дня
не могущего провести, хоть тресни,
без строчки.

(Из поэмы Тимура Кибирова «Сортиры», 1991).

Армейский быт живописуется также в поэме Т. Кибирова «Элеонора».

«Последнее редактирование: 03 Декабрь 2014, 11:12:28, Ярослав»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика