Искусство прозы
Ангелина Алпатова. Цикл рассказов

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Цикл из четырех рассказов музыковеда А. С. Алпатовой был опубликован в сборнике "Символы, коды, знаки". Сборник материалов 10-й конференции из цикла "Григорьевские чтения". М., 2008 в качестве приложения к статье «О звуке, слове и других культурных кодах: исследовательские аспекты и словесно-музыкальные экзерсисы».

Это – многоплановая словесная игра: все слова каждого из рассказов начинаются на одну букву; каждая миниатюра представляет собой пародию на один из художественных или искусствоведческих жанров; весь цикл построен по принципу классического сонатно-симфонического цикла с соответствующим характером частей.




I. Превосходное путешествие

(почти правдивая повесть)

Попутчикам-путешественникам

Перед первомайскими праздниками поклонники подарили популярному певцу Петру Павловичу Петушкову путевку. Петр Павлович просто подпрыгнул: «Прекрасный подарок! Превосходно! Поеду путешествовать! Петербург, Пушкин, Петергоф, Павловск, потом Петрозаводск… Правда, прелесть? Посмотрю памятники, полюбуюсь природой, привезу подарки!» Прошло пять понедельников, пять пятниц,  Петр Павлович поплыл.

Перво-наперво проверили паспорта (перед поездкой Петр Павлович потерял паспорт, потом получил повторный), после поплыли. Поначалу пошли помедленнее, потом побыстрее, после приостановились. Петр Павлович поволновался, пострадал, призадумался: «Почему плывем по-разному? Погода подкачала? Пороги помешали?» Поразмыслив, Петр Павлович понял: «По-видимому положено плыть по правилам». Путешественник поуспокоился, притих, пошел поесть (пароходный повар предложил превкусный пудинг!), потом поспать (приуставшим пассажирам постелили постели!).

По пути Петр Павлович повстречал повсеместно получившую признание поэтессу, писательницу Полину Поликарповну Перышкину. Путешественники познакомились, постепенно подружились. Петр Павлович пел Полине Поликарповне популярные песни «Привет, Педро», «Поцелуй», «Прощание под пальмами», «Пишу письмо», пританцовывал, плясал. Полина Поликарповна проникновенно прочитывала прозаические, поэтические произведения «Полезный подарок», «Последний поезд», «Праздничный пирог», «Приятная поездка», «Первое путешествие», поэмы «Просторы», «Путник», «Привет пограничника», «Поле», «Подвиг пожарника» проговаривала пословицы, поговорки, придумывала прибаутки. После принятия пищи Петр Павлович приглашал Полину Поликарповну прогуляться по палубе – подышать, посмотреть пристани, позагорать, потанцевать польку, полонез, павану, па-де-де, походить, посидеть, побеседовать, пообщаться.

По пути пестрели поля, пряно пахли полоски проросшей пшеницы, пронзительно пели парившие птицы, попискивали птенцы, проносились пчелы, пауки плели паутину, плескались пятнистые пескари, поблескивала плотва, проплывали плоты. Проходили поезда - проводники приветствовали путешественников, пролетали планеры - пилоты приветственно помахивали пассажирам пилотками. Периодически причаливали. Продавцы продавали прекрасные прошитые покрывала, пестрые подушки, павлопосадские платки, перламутровые пуговицы, превосходные поделки. Пассажиры покупали пряники, пирожные, пирожки, пончики, печенку, перец, помидоры, персики, пили пиво «Привет», «Петушок», поедали просоленную плотву, пристипому. Путешественники подолгу прогуливались по пристаням, прислушивались, присматривались.
Потянуло прохладой: показался Петербургский порт. Причалили. Пассажиры прослышали: прибыл Президент Путин. Путешественники приветствовали проезжавшего по причалу Президента. Петр Павлович пропел приветственную песню «Первый привет – Президенту», Полина Поликарповна продекламировала поэму «Привечаем Президента», прослезилась, помахала Президенту платочком. Петропавловская пушка провозгласила полдень – пассажиры, Петр Павлович, Полина Поликарповна посетили Петропавловку. Петербург поголовно поразил путешественников прекрасными памятниками Петру Первому, Парком Победы, просторными площадями, проспектами, причудливыми переулками. Петру Павловичу понравился Павловск, Полине Поликарповне полюбился Петродворец. Приближалась полночь: «Прощай, Петербург! Поплыли!»

Постепенно похолодало. Приблизился причал Петрозаводска. Пристали. Петрозаводск показался путешественникам поменьше, поскромнее Петербурга. Побратимы подарили Петрозаводску памятные подарки – преоригинальные памятники. Пассажиров потряс подвиг петрозаводских полярников – паломников, подвижников.

Приятное, полезное путешествие понравилось пассажирам, показалось просто превосходным, превзошло предыдущие представления. Прощались протяжными песнями, плачами, плясками. Пообещали помнить попутчиков, писать письма. Петр Павлович пропел Полине Поликарповне прощальные песни «Прощай!», «Приходи!», «Приплывай!», «Прилетай!», попросил позволения позвонить. Полина Поликарповна прочитала последнюю поэму «Прощай, попутчик!». Петр Павлович поцеловал Полину Поликарповну, Полина Поликарповна покраснела. Петр Павлович полюбил Полину Поликарповну, Полине Поликарповне понравился Петр Павлович. После помолвки путешественники певец, писательница-поэтесса пообещали попутчикам-пассажирам, пароходству пожениться. Пассажиры поздравили Петра Павловича, Полину Поликарповну, пожелали прожить подольше, получше. Пассажирское пароходство подарило поженившимся после прибытия Петру Павловичу Петушкову, Полине Поликарповне Перышкиной подарки: постельные принадлежности, персональный письменный прибор, проигрыватель PEG 5, портативный принтер, парусник, пожелало процветания. Потрясенные Петр Павлович, Полина Поликарповна приобрели повторные путевки, поплыли, после постоянно продолжали путешествовать. После пяти путешествий появилось пять, после пятнадцати – пятнадцать подрастающих Петушковых-Перышкиных. Пятьдесят поколений певца, писательницы-поэтессы продолжают путешествовать пароходами, петь песни, писать поэмы!

Присоединяйтесь! Приглашаем последовать примеру Петра Павловича, Полины Поликарповны. Приобретите путевку,  поплывите! Правда, превосходное путешествие! Привыкнете – понравится! Передумаете – пожалеете! Предлагаем пяти-, пятнадцатидневные путевки. Позвоните – привезем. Первому – приз: пятидесятидневная путевка «Петербург - Познань - Прага – Потсдам - Париж – Плимут - Пекин – Пермь - Пенза - Петербург»!

Путешественница



II. Солнечная сюита

(современная стильная, сюрреалистическая, странная, слегка сентиментальная, со страшилками, сказочка)

Старшим сотрудникам

Сегодня суббота, семнадцатое сентября семьсот семьдесят седьмого столетия. Сведены счеты, съеден сыр, сохнут сухари. Стихают стуки, сползают страхи, сходит суета. Сознание спит.

Седьмые сутки свистит суховей, срывается снег. Сутолока сумеречного сада. Семьдесят семь строгих седых солдат сажают садовую сирень, сливы, сеют спорыш, свеклу. Сорок силачей-спортсменов срывают столбы, сваи, строят сарай. Сантехники ставят сальники. Сердитый сторож стучит сафьяновыми сапогами. Старуха самозабвенно стирает серый свитер – со свитера сходит сажа. Старухин сын, страдающий сколиозом, стремглав сбегает со ступеней, стоит, смотрит: со скамейки стекает синька. Семнадцать смотрителей сада сохраняют спокойствие (спят).

Сторожка, старые стол, стулья. Скрипка Страдивари, смычок, слепок статуи Сальвадора «Сара снимает серьги» (симпатично!). Собрались: семья Старцевых, султаны Сомали, сейшельские судьи, смоленские сопрано, сибирские следователи, сестры Солженицына, семья солиста Саши, социолог Сергей Станиславович, сказочница Светлана, старик Семен. Сидеть скучно. Смотрим «Сарданапал», «Сталин», «Солярис», «Совершенно секретно», сюжеты Сервантеса. Слушаем скерцо, сонаты, симфонии. Сидим - соединяем слова. Случайные сочетания слов смешны. Сочиняем сонеты, сатиры, складываем стихи – становимся соавторами.

Скупые слуги сметают со стола сор, ставят сосуды, серебряные стаканы, свечи, скудную снедь: соль, солодовый сахар, сыр, соленое сало, сырую семгу, сельдь, сушеную салаку, сочные стебли сои, свекольный салат, сныть, свежую смородину, сладкие соты, сливовый сок.

Садится солнце. Смотрим - спокойно струится синий, сиреневый солнечный свет. Сверкают серебряные сполохи. Солнечный салют словно северное сияние. Свет солнца строит структуры, связывает смыслы, соединяет судьбы. Скоро сумерки – ступени сна.

Смеркается. Свежо. Сереет. Слышим – сопит свора собак. Сипят, словно сморкаются, свиньи. Скотина собирается спать. Стонут совы, словно спускается стадо сумасшедших слонов. Сползают слепни. Содрогаются сосны, словно сто семьдесят серн спрыгивают со скалы. Страшно!

Солнце слишком скоро сменяет серебристая Селена. Сверху струится сизый свет. Синева спокойна. Солома суха. Спим. Сон cтирает следы стрессов.

Сквозь сон слышим: свистят соловьи, сойки, селезни, синицы, скворцы - соизмеряют свои способности. Слушать свист стыдно (суеверно). Судить свистящих сложно. Субъективно: соловьиный свист самый светлый. Соловьи – сокровище! Соловьи солируют, сооружают-связывают созвучия, соотносятся слабо. Сойки сильны: спорят, спрашивают, сигнализируют. Сойки способны соперничать. Свист селезней сильный, сочный. Синицы свистят слабо, сипят, свист синиц смешит. Свист скворцов сливается. Скворцы серьезны: семья справляет свадьбу. Смирно, словно столбики, стоят суслики: слушают свист, свистят сами.

Светает. Снова струится солнечный свет. Спасибо солнцу, свету. Спасение! Свобода! Слава Солнцу! Слава Свету! Слава Слову!

Сказочница-сотрудница



III. Музыкальный мир Мишеля Мореля

(монографическая мистификация – модная музыковедческая макулатура)

Музыкантам, музыковедам

Мир музыки мэтра Мишеля Мореля… Мощь  макроуровней  мелоса, метафразировки, мегамелодики. Морфология музыкального мышления: максимум мифологичности (музыкальный матриархат) – минимум мозаичности (магистральный минимализм). Музыкальная метафизика: младенчество – мальчишество – мужественность – мудрость музыки. Монады-молекулы музыкальной мысли: мотивы – модусы – модуляции – мутации. Магнетический микроклимат монотематизма: мелодическая масса – миниатюризм, музыкальный массив – метафоричность манеры, макроформа – микрохроматизм. Математическое моделирование метроритма – механистичность мерной моторики. Множество моделей-метаморфоз: мотеты – мадригалы – марши – мюзеты – менуэты – мазурки – малагеньи – молдовэняски… Мобильная модальность: массивность миксолидийского мажоро-минора – мечтательность мелодического  миноро-мажора. Меткость мимолетных ми-минорных майоликовых мотивов-монограмм.

Музыка Мишеля Мореля – музыкальный мост мира, материализация мировой мысли. Миграция-метисация мелодий: марсельский, мавританский, малоазийский, магрибский, меланезийский, микронезийский, марокканский, малайский, малагасийский, монгольский (маньчжурский) – многонациональный мелос. Миражи мировой музыки – Машо, Монтеверди, Маттесон, Моцарт, Мендельсон, Масснэ, Мусоргский, Малер, Мессиан, Мийо, Мясковский, Мартину, Менотти, Монкайо, Мендоза, Мурадели… Многоликость мудрости Макиавелли, Микеланджело, Монтескье, Монтеня, Метастазио, Моне, Мане, Матисса, Метерлинка…

Мишель Морель – мастер мюзикла. Модель мюзикла Мореля – мотивно-мимическая мелодекламационно-мизансценная мелодрама. Мюзиклы Мореля – мыльные мультимедийные монооперы «Мумии  Месопотамии», «Макака-медуза», «Мифы Мраморного моря»,  «Мечты месоамериканцев», «Матагтаник», «Мудрый мандарин мяо», «Мрак Мертвого моря», «Милый Морис», «Маисовые масатеки»,  «Мистер мэр», «Мир майя», «Мокрое место», «Мотовило Маргариты», «Марсианский медведь», «Малиновые мимозы», «Муки молодости», «Месье Макинтош», «Мотоцикл», «Мускусная мышь», «Метрдотель-мажордом», «Маргаритки Монмартра», «Моя Мари» (Мадам Мари Морель - муза Мишеля Мореля, мистическое меццо мюзиклов). Материал мюзиклов – массовая масс-медиа музыка: мелодии Мирей Матье, манипуляции metallica, медитации Марли, музыкальные муляжи Маккартни, маски Манчини.

Мастерство Мишеля Мореля – мера мобилизации мнемоники, мнемотехники музыкантов. Музицирование Мореля – меланхоличность, мягкость, мятежность мириад моментально-молниеносно меняющихся, мигающих мотивов-«мотыльков», манящей метущей музыкальной метели.   Многозначно молчание медных мембранофонов, монохорда, мерцание мандолины, маримбы, маракас, медленные модуляции моря Мартено.

Музыкально-музыковедческий маятник: методика музицирования – методология музыковедения. Мнения мировых музыкантов: «Морель может многое. Морель – музыкант-маяк». «Манускрипты маститого музыканта – mutatis mutandis! Мессы Мореля – миссионерство. Мишель Морель – менестрель, миннезингер, мейстерзингер. Морель – Маг, Магистр, Мастер музыки!», – мыслят мировоззрение-мироощущение Мишеля Мореля медиевисты.  Мудрость мадрасских мыслителей: «Мелодии Мишеля Мореля – молоко мысли. Музыка Мишеля Мореля – мед мудрости. Музыка Мишеля Мореля – мистерия. Морель – медиум, мистик… Мишель Морель – Магараджа музыки!» Мысли музыковедов: «Манифест Мишеля Мореля – МММ: Моделирование, Модификация, Модернизация. Многогранность музыки Мореля – мечта многих музыкантов. Мастер-классы Мишеля Мореля – молодым!». Мнение модного musical magazine «Мир музыки»: «Majestic! Masterpiece! Мишель Морель – Монблан музыки мира!».

Маэстро, Музыка!

Московские музыканты, музыковеды



IV. Карьера Клариного Карла

(криминально-каламбурная комедия-китч к картофельному  капустнику)

Композиторам, культурологам, критикам - коллегам

Карл крал кораллы. Кроваво-красные кораллы красивы.

Клара копала картошку. Коричневый картофель качественный, калорийный.

Кражи – клеймо Карла. Карл – кит, кашалот краж. Карл – клептоман-коллекционер. Кораллы корыстолюбивому Карлу – кислород. Козырная константа Карла – компромисс. Круговерть краж Карла касалась канцелярии: карманной картотеки, классификации краденых кораллов, калькуляции, кассы. Карикатура коллизии капиталов: Карл клал кроны, крейцеры, копил копейки. Капитал казался Карлу колоссальным королевским кладом.

Коренастый краснощекий Карл кичился кастовыми корнями: кроме крестьян – кшатрии, калифы, конунги, короли, командоры, крестоносцы, капуцины, кардиналы, капелланы, конкистадоры, колонизаторы, князья, кронпринцы, казаки, кавалергарды, корнеты, камердинеры, камергеры, кадеты, консулы, конгрессмены. Казус клановой кастовости – конформизм. Круг коммуникаций Карла – клеерикалы, кальвинисты, кришнаиты, конфуцианцы. Компания Карла – кустари-камнерезы, карабинеры, кондукторы, контролеры, коменданты, коридорные, консьержки, костюмерши,  кельнеры, корреспонденты, краснокожие, ковбои, креолы.

Карьерная карусель Карла – кости, карты, крокет, казино, клуб, контора. Карл – крупье кооператива картежников «Как класть крапленые карты». Кредо Карла: коалиция – консолидация – конфигурация – концентрация – координация – комбинаторика – конфронтация – конкуренция. Клиенты Карла – коммивояжеры, киноактеры, культуристы, комики, конферансье, каскадеры, клоуны, клерки.

Консервативная кривизна культурного кругозора Карла – кий, крикет, кегли, каббалистические книги, кабуки, кубизм, кассовые кинофильмы, копии кассет, контрамарки, кабачок, кафе, кабаре, куртуазные куплеты, канкан, кальян, крюшон, крепкие коньяк, кагор. Кредитоспособный красавец-кутила Карл крутился, красовался, коротал каникулы. Круглогодичный календарь крутого Карла – кругосветные круизы (Коста-Рика – Куба – Канада – Карелия – Калмыкия – Крым – Курдистан – Кипр – Крит – Камерун – Кот-д'Ивуар – Кения – Килиманджаро – Казахстан – Китай), континентальные климатические курорты, космические корабли, костюмированные караваны, красочные карнавалы, кровавые корриды, конные кавалькады, кортежи, кутежи.

Карьерная конспирация Карла – каскады кемпингов, катеров, катамаранов, кубриков, контейнеров, кордонов. Карьерный камуфляж – круговорот комфортабельных кают, купе. Карл-кавалер катал кокеток – костлявую Катарину, коротконогую Клавдию, курносую Крысю, круглолицую Каролину, кареглазую Ксению. Катились колесницы, кареты, коляски, кабриолеты, Кадиллаки. Качались качели, кружились карусели – Карла касались капюшоны, кудри, косички, кимоно, корсажи, кринолины, кружева. Кокотки короновали Карла, куртизанки – колпачили.

Крест Клары – квартира, кухня, крошки Кэт, Кид, Коль, Ким, Кент, Клод, Кир, Кен, Кап. Клара-кухарка корпела: кубометры картошки – килограммы калия, кальция. Клара – кормилица. Кулинария Клары – кухонное колдовство. Каша, квашеная корейская капуста, кресс-салат, кольраби, каперсы, картофельные кнедлики, куриные котлеты, куропатки, копченые колбаски, консервированные кальмары, креветки, крабы, кета, каракатица, камбала, кефаль, карп, кислый квас, клубничный кисель, кизиловый компот, клюквенный кипяток, кумыс, кофе, какао, коктейли, каркадэ, кориандр, кардамон, корица, калина, костяника, киви, кокосы, кешью, кунжут, кишмиш, каравай, калачи, коврижки, кексы, круассаны, кренделя, крекеры, конфитюр, конфеты, карамель, крем-брюле – каждодневно каждому.

Клара крошила кочаны капусты, картошку – кормила корову, коз. Кони кушали корм, кабан – картофельную кожуру, кролики – кукурузу, кавказский кокер-спаниель Кав – кости, колли Ком – кровяную колбасу, кошка Кис – кильку. Куры клевали клевер; какаду, канарейки – крупу.

Клара – ключница. Кладовая Клары – корыто, коромысло, кирка, коса, кол, канистры керосина, креозота, купороса, кислоты, краски, клейстера, компоста, корзины комбикорма, каучук, клеенка, каркасы, карнизы, консоли, керамика, кульки канифоли, костыли, каолин, кафель, клей.  Котельная – калорифер, коробки кокса, кочерга, клещи, котлы. Кухня – курдюки, кастрюли, котелки, калебасы, ковши, кувшины, кружки, кофемолка. Комнаты – ковры, кушетки, колыбели. Кабинет Карла – кондиционер, камин, канапе, кресла, канделябры, кахетинские кинжалы, костромские кистени, крисы Калимантана, косметика, крапленые карты, коллекция кораллов. Келья Клары – кивот, катехизис, кровать, камфорные капли, «Корвалол», «Кардиамин». Коридоры – коляски, коньки, клюшки, калоши. Квартирный кавардак: куклы, колобки, конусы, кубики, квадратики, кружочки, киндер-капризы, книжки, картинки-колибри, краски, кисти, карандаши, каллиграфические каракули.

Клара-камеристка кромсала креп, камку, китайку, капрон, крепдешин, кожу, кропотливо кроила крохотные кальсоны, комбинации, купальники, кепки, картузы, красила комбинезоны, куртки, кофты, крахмалила косынки, колпачки.

Кражей кораллов коварный Карл калечил кроткую Клару. Кларе казалось: Карл – кровожадный крокодил, каннибал. Криминальный клад Карла картонный. Карл катится кубарем, кувырком. Карл – камикадзе, Карлу крышка, крах. Кутерьма каждодневных краж казалась Кларе калейдоскопом крайностей, катаклизмом, крушением. Кража – капкан.

Клиническая картина краж кораллов Карлом: кариес – кандидоз – корь – короста – коклюш – катаракта – киста – кома. Коловорот кошмаров Клары: карьера Карла – кораллы – крики: «Караул! Кража!» – клаксон квадроцикла – констебль – конвой – комиссия – конфискация – компенсация – квитанции – кандалы – казенные казематы – камера – карцер – катар кишечника – казнь – кольт – курок – картечь – конвульсии – кончина – катафалк – крематорий – кладбище – клумбы крокусов, колокольчиков – колосящийся ковыль, кашка – кручина Клары.

Кульминация кризиса – катарсис колеса кармы Карла, колокол Клары. Край карстовой котловины: кембрийские колодцы, клоаки кроманьонцев, кельтские кромлехи, кремниевые катакомбы, капители Колизея, колонны Капитолия, корпуса коксокомбината. Кювет: конские копыта, коконы Сondia сorvularia, корни кедров, кипарисов, кроны кленов, каштанов. Канава: косматые клещи, кусты крыжовника, кактусы, крапива, крушина. Красными кострами клубились кочки, кружились кондоры, кричали койоты, кишмя кишели крысы, корчились кобры, каркали каркуши, ковырялись кроты, квакали квакуши, крякали кряквы, куксились козявки. Карла кусали клопы, Клару кололи колючки.

Клара кидала камни, кирпичи, кричала: «Карл, кража – кощунство. Категорически кончай красть!» Клара казалась Карлу клушей, кудахтающей курицей, кикиморой, кривлякой. Карл коверкал: «Клэр! Конкретно: кража кораллов – колкости, кривотолки, козни, кляузы!». Каверзная квадратура круга: карьера Карла – кража кораллов – картофель – каблук Клары. Клара курсировала, красноречиво крыла-клеймила Карла. Карл казался каменным. Клара клянчила: «Карл, Карлуша, котик! Красно-коричневые картофельные клубни красивы как кораллы. Копай картошку!» Карл колебался – курил, кашлял, кивал, кряхтел, карабкался, краснел, каялся, клялся – капитулировал. Капитуляция Карла – Кларе, книксен Клары – Карлу.

Клин клином колотят. Кузен Константин купил Карлу клапанный кларнет, корнет, контрафагот, корнет-а-пистон, карнай, кошнай, кугиклы; кузен Клаус – контрабас, канклес, куокле, каннель, кантеле, кяманчу, кобыз, кобзу; кузина Констанция – ксилофон, кастаньеты, колокольчики, клавишные клавесин, клавикорд. Какофония канула – кражам конец.

Карьерный круг Карла – консерватория, колледж, капелла. Карьерное коловращение – классические концерты, камерные квартеты, квинтеты, конкурсы, конференции. Коллеги Карл, Клара конгениальны. Карл – композитор-классик, капельмейстер класса «К», кантор. Клара – колоратурное контральто, концертмейстер, кандидат культурологии, критик канала «Культура». Клавиры Карла – каноны, канцоны, кончерто, кантаты, каватины, кантилены, каприсы.

Композиционно-коллажный конструктивизм Карла – культурологическая концепция Клары. Квинтэссенция космизма Карла – кросскультурные клише, картезианские консеквенции.  Космологические категории композиций Карла – кварто-квинтовые кадансы, короткие камбиаты, кластеры-консонансы, крещендирующие коды-каденции. Контратема корифеев-космополитов Карла, Клары – кордебалет (куранта, контрданс, котильон, кадриль, камаринская, краковяк, куявяк, картули, качуча), канты, колядки, коломыйки.

Коммуникационная коннотация Карла, Клары – координация контрастов. Карл – кумир Клары, Клара – кладезь креативности. Критерий культуры Карла – классичность, крепость, краткость. Краеугольное качество Клары – кротость, константа контроля Карла – кристальность. Короткий комплимент: Карл – кормилец, компас, камертон Клары. Карл купил Кларе кашемировый костюм, кунье кашне, корундовое кольцо, кулон, красивое коралловое колье. Консенсус Карла, Клары – консонирующая контонация.

Культурологи, критики-карикатуристы


____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 06 Декабрь 2009, 13:01:24, Е. Морошкин»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика