Иконология и иеротопия
Внутреннее христианство Александра Иванова

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Вадим, труд Иоанна Дамаскина совсем небольшой и есть на Интернете. Стоит прочесть.

Уже скачал, будем читать. :)

Это что-то вроде учебника.

То же самое слышал от своих православных знакомых. Труд Иоанна Дамаскина - одно из оснований всего догматического богословия. (С догматическим богословием пришлось столкнуться во время учебы в академии.)

Свободу можно сделать при желании очень заумным понятием, но стоит ли?
Нам хочется абсолютной свободы.

Абсолютная свобода и так внутри нас. Эта свобода есть Образ Божий, Подобие Божие в нас. В этой свободе память о том, что "все мы были сынами божьими, но пали и сделались человеками." Эта свобода неуничтожима никакими жесткими, стихийными обстоятельствами и человеческими тоталитарными режимами (зачастую, наоборот: тоталитарные режимы невольно способствуют раскрытию этой внутренней божественной свободы). Как и где проявляет себя эта абсолютная свобода? На мой взгляд, эта свобода полнее всего проявляет себя в двух аспектах: в творческом акте и в любви.

На Западе свободу понимают скорее как свободу выбора в рамках структурированного окружения. Это примерно как свобода выбрать одну из дорог на развилке по сравнению со свободой передвижения в чистом поле или бескрайней степи.
На мой взгляд, это уже вторичная свобода. Свобода необходимости выбора между "налево пойдешь, козленочком станешь, направо пойдешь - спасешься". (Бердяев много об этом писал.) Однако такая свобода нам понятнее, с такой свободой мы сталкиваемся практически ежедневно.

Если человек начинает видеть свободу в том, чтобы ломать это окружение - это уже не свобода, а разрушение, вандализм.

О, да. Такой "свободы" мы досыта наелись на Украине. Эта дурная, отравленная свобода есть худшее из рабств.

По-моему, это сильное упрощение. Если обратиться к истории вселенских соборов, то станет ясно, с каким трудом последовательно осмыслялся и принимался каждый догмат.

А в чем упрощение?
Никто не спорит с тем, что все основные догматы Церкви приняты на Вселенских Соборах. Это догмат о Троице, догмат о том, что Христос - Сын Божий, о двух природах в Христе (божественной и человеческой) и т.д. Но ветхозаветный и новозаветный образы Бога не были осмысленны и разделены в сознании верующих. Иначе бы и не было надобности в теодицее (оправдании Бога). Но винить в этом отцов церкви не имеет смысла. На Соборах и так была проведена огромная работа. Соборы откристаллизовали догматику и основные положения христианства, что позволило церкви Христа не раствориться бесследно в языческом мире. Христологические догматы и без того были сильным потрясением для того времени. Особенно понятие кенозиса, умаления Бога, вплоть до позорной казни. Теперь вспомним слова апостола Павла (цитирую по памяти): "мы проповедуем Христа распятого, для иудеев соблазн, для язычников - безумие". Почему для иудеев соблазн? Потому что над иудеями (а шире - над всем языческим миром; язычники ведь так же прекрасно были осведомлены о Едином Боге) довлел как раз ветхозаветный образ Бога, как Владыки и Вседержителя, как источника Добра и зла, как наказывающего и милующего... Именно этот образ Бога не был преодолен ни Вселенскими Соборами, ни после них. Но винить в этом древнюю церковь не имеет смысла. Просто время для переосмысления ветхозаветного образа Бога еще не пришло. Должна была пройти эпоха материализма и отрицания Бога вообще, чтобы подступиться к этому вопросу.

Церковь христианская, по-прежнему, как и почти две тысячи лет назад находится в становлении. Впереди множество вселенских соборов.

Эх, Антон, слышали бы это некоторые мои церковные знакомые. Они бы Вас сразу в пособника антихристу записали. ;D Дело в том, что в церковной среде есть стойкое апокалиптическое убеждение: Семь Вселенских Соборов - точка. Восьмому Собору не бывать, как четвертому Риму. Верней, Восьмой Собор все же случится, но это будет неправильный, дьявольский собор. Собственно, сам антихрист его и организует.

Как по мне, конечно же, я согласен с Вами. Церковь христианская, как и две тысячи лет, находится в становлении. Нам же только остается уповать, чтобы становление церкви не прекратилось, чтобы не иссяк в церкви творческий дух.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 04 Январь 2017, 00:09:34, Золушка»

А в чем упрощение?

В этом:
Цитировать
Потребность в самом оправдании Творца возникла из смещения ветхозаветного и новозаветного образа Бога.

Потребность в оправдании Творца исходит из осмысления наличия зла в мире. Почему Бог-Любовь допускает страдания? Этот Карамазовский вопрос уже две тысячи лет на повестке дня снова и снова возникает. И тут дело не только в смешении образов ветхозаветного и новозаветного Бога. Дело в не постижении ещё Премудрости Божией - Софии. В не постижении вполне того, как Бог соотносится с Миром.

Свобода не просто право, а обязанность каждого

Потребность в оправдании Творца исходит из осмысления наличия зла в мире.

Именно! Но для того чтобы осмыслить наличие в мире зла, как самостоятельного иррационального начала, требуется отделить зло от Творца мира.

И тут дело не только в смешении образов ветхозаветного и новозаветного Бога.

Не только. Но не в последнюю очередь дело именно в смешении образов. Древний языческий мир, насколько я понимаю, знал Единого Бога, но либо отстранял Его от участия в делах мира совсем (функцию зла и добра брали на себя различные более мелкие боги и полубоги) - либо в мире действовал равновесный космический дуализм, в котором Белобог сражается с Чернобогом, и таким образом поддерживается мироздание.

Для того чтобы иудейский народ принял единобожие, были затрачены огромные усилия. Главная сложность состояла в убеждении людей в том, что языческие боги - суть ничто. Функции, которые выполняли многочисленные языческие боги (как добрые, так и не очень) переносились на Единого Бога. Иудейскому народу с особой силой внушалось, что все исходит от единого Бога Творца - свет и тьма, добродетель и гнев, любовь и ревность. А все иные боги - обычные статуи.

Возьмем одну из самых ярких книг Ветхого Завета, Книгу Иова. Как она начинается? Пришли Сыны Божьи к Господу Богов. И среди пришедших был сатана. Бог начал рассказывать Сынам Божьим об Иове. Тогда сатана вышел вперед и попросил Бога отдать ему на время Иова, дабы испытать его веру. И Бог сказал: хорошо, бери, только душу его не губи... Вот прекрасный пример смешения Добра и зла. Сатана пребывает вместе с другими Сынами Божьими, сатана говорит с Творцом, сатана просит Творца предать ему Иова, Творец идет навстречу сатане, но с одним условием - не губить душу праведного Иова.

Есть некая роковая недоговоренность в христианском вероучении (так мне кажется :)). Она во многом в двойственности Образа Бога. Вот читаешь Святых Отцов эпохи Великих Соборов. Ясные формулировки, взятые с эллинской философии, очень много неоплатонизма: Бог непостижим и прост, Бог вне тварного мира, Бог не подвержен эмоциям, Он не может гневаться, ревновать, насылать бедствия... Все ясно, все понятно. Но рядом с этим, философски выверенным Образом Бога, псалмы, ветхозаветные богослужебные образы, сами книги Ветхого Завета, где Бог как раз подвержен эмоциям: он любит, ревнует, гневается, насылает бедствия (вплоть до потопа).

И тут дело не только в смешении образов ветхозаветного и новозаветного Бога. Дело в не постижении ещё Премудрости Божией - Софии.

А вот это интересно. Могли бы Вы, Антон, подробнее объяснить, что Вы имеете в виду под "не постижением еще Премудрости Божией - Софии"?   

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 07 Январь 2017, 20:54:19, Золушка»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
С религиозной точки зрения оправдание Творца  - это нонсенс звучит довольно странно. Конец книги Иова именно об этом. Оправдание Бога с чьей точки зрения? С точки зрения чего-то находящегося вне Бога? С точки зрения человеческих мнений? С точки зрения нашего ограниченного понимания Бога? Если Бога требуется оправдать, значит Его можно судить? Так кто кого должен судить: Он нас или мы Его?

Чтобы слышать тишину, нужно иметь слух.
«Последнее редактирование: 07 Январь 2017, 22:14:26, Андрей Охоцимский»

С религиозной точки зрения оправдание творца  - это нонсенс.

Распятие Бога — тоже нонсенс (безумие). Если Бог всевластен...
А юридическое искупление греха через распятие своего Сына — это уже такое нравственное извращение даже для человека, что и обсуждать вряд ли имеет смысл.

Конец книги Иова именно об этом.

Это уже как понимать...
На мой взгляд, конец книги Иова о том, что Иов увидел настоящий Образ Бога — Бога Живого (а не своих старых представлений о Нём, которые не давали ответов на вопрошания страдающей совести) — Бога, в котором нет никакой тьмы, никакого зла, — и только это видение истинного Образа Божьего примирило Иова с его неразрешимыми противоречиями и страданиями. Книга Иова — это одна из духовных вершин Ветхого Завета. И буквалистское, юридическое, чисто человеческое прочтение сводит смысл этой книги на нет или даже переводит его в духовную противоположность (сотрудничество Бога с дьяволом).

Оправдание Бога с точки зрения чего? С точки зрения чего-то находящегося вне Бога?

С точки зрения совести — голоса Бога в нашей душе, не смиряющегося с искажённым и тёмным образом Бога в ней. Голос совести не вне Бога — а это и есть самое Божье, что только доступно человеку. И этот голос сильнее всех рациональных и юридических доводов, и он никогда не смирится с вкраплением в образ Божий дьявольских черт. Здесь дело не в каких-то «мнениях», а в глубине совести, не подвластной никаким «мнениям». А насилие над совестью и есть то, что в Евангелие названо «буква убивает дух».

С точки зрения нашего ограниченного понимания Бога?

С точки зрения совести. Высшего нравственного закона, вложенного в нас Богом.

Если Бога требуется оправдать, значит его можно судить?

Не Бога требуется оправдать, но требуется очистить извращённый отцом лжи и искажённый нашей непросветлённой природой Образ Божий внутри нас самих. Это и есть теодицея — просветление и очищение Образа Бога внутри человека — религиозное Откровение, раскрывающееся по ступеням и стадиям в человеческой культуре, церкви и цивилизации. Если бы в Ветхом Завете уже был дан истинный и незамутнённый Образ Бога, то зачем нужен был Новый Завет и в чём была его новизна и его Откровение?

Так кто кого должен судить: Он нас или мы Его?

«Не судить Бог пришёл мир, но спасти.» И потому был рождён Спаситель, а не справедливый судия или могучий царь. Спаситель, Распятый и Воскресший.

С Рождеством Христовым!

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 07 Январь 2017, 21:41:48, Ярослав»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
«Не судить Бог пришёл мир, но спасти.»

Книга Апокалипсиса - это тоже Новый Завет. Не случайно, философы его обычно игнорируют, а верующие его всегда любили. И апостолы верили в Страшный Суд. А религиозная философия - она всегда берет какие-то отдельные смысловые выжимки из Евангелия и дополняет собственным инструментарием. Целостность Библии при этом теряется.

С точки зрения совести — голоса Бога в нашей душе

Вот и я о том : Вы опираетесь на Ваше личное ощущение добра и зла и формируете тот образ Бога, который ему отвечает, который Вас устраивает. А потоп? Давайте лучше его выбросим из Библии, а то как-то совсем не вписывается. И вообще Ветхий Завет - он в целом какой-то неудобный, мешает. Хотя в нем сказано, что человек создан по Божьему образу ... это пожалуй ценно ....

Чтобы слышать тишину, нужно иметь слух.

Книга Апокалипсиса - это тоже Новый Завет.

Трактовать эту книгу можно по-разному. В разном духе. Она и написана образами, а не юридическими статьями. Это великая поэзия, а не богословская система. И я верю в Страшный Суд, но Божий, а не в суд Великого Инквизитора.

Не случайно, философы его обычно игнорируют, а верующие его всегда любили.

Какие философы? Разные есть философы. В том числе и верующие. В том числе и поэты, и пророки, и мистики.

А религиозная философия - она всегда берет какие-то отдельные смысловые выжимки из Евангелия и дополняет собственным инструментарием. Целостность Библии при этом теряется.

Такое обвинение можно бросить чему угодно: библеистике, поэзии, историософии, мистике. Нужна конкретика. У кого теряется и у кого не теряется целостность Библии? У религиозной философии теряется, по-Вашему, а у какой не теряется, у безрелигиозной? Или философия вообще от лукавого? А что тогда не от лукавого? Отцы церкви? Ну, так и у них нет единства.

Вы опираетесь на Ваше личное ощущение добра и зла и формируете тот образ Бога, который ему отвечает, который Вас устраивает.

А Вы на что опираетесь? На объективный образ Бога? И вообще-то тема называется «Внутреннее христианство»... Без свободы совести эта тема не имеет смысла.

А потоп? Давайте лучше его выбросим из Библии, а то как-то совсем не вписывается.

Что и во что не вписывается? Страшные экологические катастрофы могут оказаться и нашим с Вами ближайшим будущим, а вовсе не доисторическим преданием. И причина их будет в том числе и в ложном образе Бога (по образу и подобию). Это немного другая тема (она у нас поднималась, и не раз).

И вообще Ветхий Завет - он в целом какой-то неудобный, мешает.

Новый Завет ещё больше неудобный и ещё больше мешает. Вопрос: кому и в чём мешает?

Хотя в нем сказано, что человек создан по Божьему образу ... это пожалуй ценно ....

Это ценно. В этом вся надежда и упование: что образ Божий внутри человека всё больше будет отделяться от дьявольских примесей и соответствовать истинному Лику Божьему. В этом и есть смысл длящегося в истории Откровения, иначе всё можно было уложить в одну Книгу Бытия.

Андрей, а что Вас так возмущает в желании отделить образ Бога от дьявольских черт? Я пока никак в толк взять не могу, что для Вас так неприемлемо? Люди веками осмысляли Библию, на этом основана вся библеистика, философия, богословие, вся христианская культура. Это творческий духовный и нравственный процесс, ничего не вижу в нём предосудительного и заслуживающего возмущения. Подобные споры идут и внутри церкви во всю историю её существования.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 08 Январь 2017, 08:44:10, Ярослав»

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
Андрей, а что Вас так возмущает в желании отделить образ Бога от дьявольских черт? Я пока никак в толк взять не могу, что для Вас так неприемлемо?

Не то чтобы возмущает, но очищать Бога от дьявольских черт уж как-нибудь без меня. Могу пожелать успеха на сем поприще, которое от внутреннего христианства (по крайней мере в том смысле в каком этот термин звучит у Флоровского и в моей статье) довольно далеко. А я лучше буду себя пытаться очистить от дьявольких черт. В диспутах о вере убеждением многого не добьешься. Всех поздравляю с Рождеством!

Чтобы слышать тишину, нужно иметь слух.

Не то чтобы возмущает, но очищать Бога от дьявольских черт уж как-нибудь без меня.

Почему Вы убираете из моей фразы слово «образ» и тем переворачиваете её смысл: вместо «очищать образ Бога от дьявольских черт» пишете «очищать Бога от дьявольских черт»? Вы это делаете из поста в пост — почему?

У меня была чётко сформулирована следующая мысль (и пожалуйста, оспаривайте её, если есть основания, не окарикатуривая и не превращая в абсурд):

Не Бога очищать (!) — но образ Бога в нашем сердце и в нашем уме, то есть — очищать от дьявольских черт нашу человеческую природу, искажающую образ Бога в угоду тому, кто исказил и её. Себя очищать — а не Бога. Об этом речь шла. Очищать же Самого Бога — это даже не глупость, но форменный идиотизм. И я три раза уже сказал здесь, что речь идёт об образе Бога в нашей душе, а не о Боге. И Вы в третий раз как не слышите и приписываете совершенно ложную мысль людям, усомнившимся в своей абсолютной чистоте, отражающей якобы абсолютно не замутнённый образ Бога.

А вот почему Вас так возмущает сама постановка вопроса, что человек может искажённо видеть образ Бога и приписывать Богу свои же пороки и страсти и что человек нуждается в очищении и соответственно образ Бога нуждается в очищении в сердце человеческом, — я так и не понял. Мне не хочется думать, что Вы считаете образ Бога, сложившийся в Вашей душе, единственно правильным и не нуждающимся ни в каком очищении.

Могу пожелать успеха на сем поприще, которое от внутреннего христианства (по крайней мере в том смысле в каком этот термин звучит у Флоровского и в моей статье) довольно далеко.

Далека та совершенно ложная идея, которую Вы почему-то так настойчиво нам приписываете, несмотря на неоднократные наши возражения.

А я лучше буду себя пытаться очистить от дьявольких черт.

Это и есть очищение образа Бога внутри себя — очищая образ и подобие Божие, очищаешь тем самым и своё понимание Бога. Об этом только и речь.

В диспутах о вере убеждением многого не добьешься.

Смотря чего хочется добиться. О вере и о прочих «высоких материях» диспуты вести или только о бытовых вопросах — человек выбирает свободно.

Проблематика человеческого творчества (как духовной практики) и происхождения зла (теодицеи) вплотную смыкается с философией свободы. Если выносить эти вопросы за скобки и считать не существенными для спасения души, то ни о каком «внутреннем христианстве» просто не нужно поднимать тему. Вполне достаточно катехизиса и исполнения церковных правил. Вообще тогда не нужно поднимать на форуме вопросов, касающихся веры, если любое суждение о них, имеющее не только бытовое, но и философское значение, вызывает раздражение. Если сам диспут о вере неприятен, то не нужно и начинать его — достаточно публикации статьи в библиотеке, без возможности её обсуждения в интерактиве. А хочется обсуждения — тогда нужно стараться адекватно слышать другую сторону. Необязательно соглашаться с ней, но хотя бы не переворачивать с ног на голову её доводы.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 08 Январь 2017, 08:38:28, Ярослав»

С религиозной точки зрения оправдание Творца  - это нонсенс звучит довольно странно.

Смотря с какой религиозной точки... Для мусульманина оправдание Творца звучит дико. Не берусь говорить за всех мусульман, но еще в армии у меня был диспут с одним мусульманином, как раз на эту тему. Правда, я тогда немногое мог ему ответить, религиозно был еще очень безграмотен. Мне кажется, так же дико этот предмет будет звучать и для ортодоксального иудея. У мусульман и иудеев в их представлении Бога - все четко, монолитно, логично. У христиан всю эту логику ломает воплощение Христа, Его жизнь, проповедь Бога как любящего Небесного Отца, позорнейшее, с человеческой точки зрения, распятие и славное Воскресение.

Оправдание Творца не нужно, быть может, аскетам, молитвенникам, глубоко верующим людям. Тем, кто своим внутренним опытом познал Бога. Нужно ли такое оправдание самому Творцу? Тут как сказать... Когда я учился в академии "Богородичного Центра", мы там изучали откровения Матери Божией по всему миру (особенно изучалось откровение в Фатиме) - так вот, помнится, Матерь Божия передавала в своих откровениях просьбу Небесного Отца очистить Его Образ в человеческом сознании от всех этих слишком человеческих наслоений: "грозящего, мстящего, насылающего" и т.п.

Оправдание Творца нужно миллионам тех, кто топчется вокруг христианской Веры, но так и не может эту Веру принять из-за проклятых "карамазовсих вопросов". Я сам был таким же. Я именно не мог совместить ветхозаветный и новозаветные образы Бога. Мне повезло, мне попалась "Роза Мира", и у меня все совместилось. А скольким не повезло. И загоревшаяся вера остыла навсегда. Или они ушли в неоязычники, стали ярыми хулителями христианской веры. Я и такие случаи знаю.

Вы опираетесь на Ваше личное ощущение добра и зла и формируете тот образ Бога, который ему отвечает, который Вас устраивает.

Каждый из нас опирается на свои личные ощущения добра и зла и формирует понятный себе образ Бога. Даже принимая на веру религиозные писания, человек все равно формирует какие-то свои прочтения и описания того, что принял.

А потоп? Давайте лучше его выбросим из Библии, а то как-то совсем не вписывается. И вообще Ветхий Завет - он в целом какой-то неудобный, мешает.

Ничего выбрасывать не надо. (И я нигде не призывал отменять Ветхий Завет :)) Речь вообще не об этом. Речь о личном понимании тех же событий Ветхого Завета, того же Апокалипсиса. Речь не о выбрасывании вон, например, сцены с потопом (выбрасывая, мы лишь сделаем единую религиозно-историческую картину беднее), а лишь о ПОНИМАНИИ свершившегося события. Ведь одно и то же событие можно понимать совершенно по-разному. Тот же потоп можно понимать, например, так: Бог сильно разгневался на людишек за то, что они стали забывать Его почитать, и решил их всех утопить. Однако совсем всех топить было нельзя: кто потом будет почитать Бога? Поэтому Бог решил оставить Ноя в живых, остальных замочить... А вот другое ПРОЧТЕНИЕ: люди настолько опустились, забыли все духовные принципы, убили все высшее в себе, загадили Землю и стали уже угрожать самой жизни на Земле, что потоп был НЕМИНУЕМ. Но Бог по великой любви своей к человечеству решил хоть что-то сохранить. Так был оставлен Ной с семейством. И человечеству был дан еще один шанс, начать жизнь на планете с чистого листа... Вот, пожалуйста, два понимания одного и того же события.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 08 Январь 2017, 23:02:48, Вадим Булычев»

« #41 : 09 Январь 2017, 18:46:09 »
О свободе,
или можно ли закрыться от бездны свободы свободой выбора?

Пост #29 Андрея мне показался весьма значимым для темы о «внутреннем христианстве». Постараюсь ответить поподробнее на основные тезисы этого поста:

Свободу можно сделать при желании очень заумным понятием, но стоит ли? В отличие от всяких метафизических категорий, свобода - это понятие из человеческого мира, понятие по природе субъективное.

Свобода, любовь и творчество — это не просто «метафизические категории» или «заумные понятия», но «три кита», на которых стоит вся духовная, социальная и культурная жизнь человека. Без религиозного осмысления свободы никакое религиозное осмысление любви и творчества невозможно. Нуждается ли человек в таком осмыслении? Является ли оно только игрой заумными понятиями или одним из главных вопросов совести, заглушить который уже невозможно? А вопросы совести, как и вопросы веры, субъективны по определению. Объективность же является синонимом истинности только в научной картине мира, но не в религиозной.

Собственно, все эти «заумные понятия» и были истоком религиозного осмысления человеком самого себя, а вовсе не страшные и непонятные стихии природы, как думали атеисты, уповая на науку в развенчании религиозного мифа. И развенчали бы окончательно, если бы духовная бездна не находилась в самом человеке.

Только ли к человеческому миру относится понятие свободы или является духовным содержанием всей космической драмы? Разделение добра и зла имеет только человеческую природу, исчерпывается религиозно-юридическим пониманием нравственности или добро и зло — это духовные категории, отражающие две полярные духовные воли в бытие и человека, и природы, и Вселенной?

После нескольких веков гуманистической эры, расцвета великих светских культур, философии и науки возврат человека к младенческой вере, в которой достаточно катехизиса и никакая философия не нужна для спасения души, невозможен. Невозможно и перечеркнуть страшный исторический опыт этих веков. Невозможно христианству отмахнуться, как от назойливых мух, от последних вопросов, от проблематики человеческого творчества и свободы, от вопросов теодицеи и происхождения зла.

Если христианство хочет оставаться живым духовным источником, оно не может закрыться в средневековом монастыре и продолжать отвечать на все вопрошания ума и совести человека цитатами из писаний, и говорить, что такие вопрошания только «мешают спасению души» и человек должен вернуться в младенческое целостное состояние и забыть все эти «заумные понятия». По-моему, очевидно, что такой возврат невозможен, и обсуждать здесь особо нечего.

А вот от того, найдёт ли в себе творческие силы христианская церковь ответить на вопрошания человеческой совести так, чтобы эти ответы стали обогащением духовной жизни, чтобы весь огромный духовный опыт гуманистической эры, светской культуры, философии и науки органически вошёл в христианскую духовную жизнь и привёл человека ко Христу, а не оттолкнул от Него, — от этого зависит не только судьба христианской церкви, но и всей человеческой цивилизации, без какого-либо преувеличения. И вопросы свободы творения, вопросы происхождения зла в мире, вопросы теодицеи и религиозного оправдания человеческого творчества — это краеугольные камни на пути человека в Церковь. И путь этот внутренний и свободный.

Великая заслуга русской православной культуры в том, что её творческое лоно в XIX-XX веках родило феномен русской классической литературы и религиозной философии. Где и ставятся, и осмысляются эти «проклятые вопросы» — в христианском свете. И неважно (хотя и печально), что официальная православная церковность до сих пор пытается оставить за порогом церкви русскую религиозную философию и пророческую русскую литературу. Это уже вопрос времени — процесс творческого оплодотворения православной церкви духовным богатством русской культуры, возникшей из её же, церкви, духовного лона, не остановить никакими схоластическими методами. Такие представители православия, как о. П. Флоренский, о. С. Булгаков, о. А. Мень, — это лишь первые ласточки новой эры, нового духовного расцвета церкви и культуры.

Первым во всей остроте и глубине поставил вопрос свободы, как краеугольный христианский вопрос, Ф.М. Достоевский. Его Инквизитор и бросает свой главный упрёк Христу, что Тот захотел свободной веры, свободной любви и свободного творчества от человека. А человеку эта свобода не нужна, не по силам (только немногим избранным). Малым сим, коих миллионы и миллионы, нужно счастье, простые и ясные своды правил. И «умный дух» предлагал свои («человеколюбивые и практичные») рецепты, но Христос их отверг и вверг человечество в ужас и кровь истории... И т.д.

Русское сознание, по-моему, склонно интерпретировать свободу как анархию, вседозволенность, "волю". Нам хочется абсолютной свободы.

Бакунин — лишь частный случай в истории русской мысли. Никакого столбового пути понимания свободы как анархии и вседозволенности в русской философии и близко нет. Абсолютная свобода и вседозволенность — это духовные противоположности.

На Западе свободу понимают скорее как свободу выбора в рамках структурированного окружения. Это примерно как свобода выбрать одну из дорог на развилке по сравнению со свободой передвижения в чистом поле или бескрайней степи.

Нет в русской философии и ограниченного понимания свободы — «как свободы выбора в рамках структурированного окружения», здесь Вы правы. Парадокс свободы в том, что настоящая свобода приходит тогда, когда выбор уже сделан. Какая свобода выбора в Раю — выбора между Раем и Адом, что ли? Свободу, как и любовь, можно понимать по-разному: «свобода выбора в рамках структурированного окружения» достаточна для любви как толерантности. Но не достаточна для любви как жертвенного служения и творческого горения.

И всё бы ничего, если бы человек мог закрыться от пугающих бездн и успокоиться в срединном человеческом царстве, создав грамотно структурированный социум на долгие века. Если бы человек мог просто ходить в церковь, выполнять таинства, быть порядочным гражданином и навсегда позабыть о психически больном Достоевском с его безднами, человек так бы и сделал. Да вот беда: обе бездны — внутри самого человека находятся, и дьявол борется с Богом в сердце человека. За образ Божий — борется...

Вот и появляются в грамотно структурированном обществе «родитель N1 и N2», гей-парады, садомазохистские извращения... И это только начало падения Нового Рима. На границах его уже колышется другая бездна — радикальный религиозный фанатизм (и образ Бога в нём страшен). Трагедия в том, что и Древний Рим, став структурированным срединным царством, утратившим религиозный огонь внутри себя, был обречён на вырождение, так и Новый Рим напоролся на то, за что боролся.

Нельзя закрыться от бездны, если она внутри тебя, её можно только просветлить духом. Но для этого дух должен быть пламенным и иметь незыблемую Вертикаль, и благодаря ей не бояться видеть бездны, и не закрываться от них в плоском и тепло-хладном срединном царстве. Всё повторяется в истории Европы — практически один в один...

Меня вполне устраивает понимание свободы на бытовом, психологическом уровне, которое у каждого свое в зависимости от ситуации (для заключенного свобода вне тюрьмы, для избирателя - свобода голосовать за кого он хочет, для собственника - продать или нет свой дом и т.п.).

Есть формальное, есть бытовое, есть философское, есть творческое, есть духовное содержание свободы. Если бы человек мог удержаться на бытовом и психологическом уровне и прописать мудрые юридические законы, которые бы регулировали социум, заслоняя его от иррациональной бездны, то давным-давно такой социум был бы создан и процветал века и века. Но получается, что не может человек уйти от самого себя — и внутренние его бездны выплёскиваются в социум с железной неизбежностью.

Прошло несколько десятилетий после Освенцима (когда адская бездна вышла на поверхность зримо), как новая бездна стала просвечивать сквозь структурированное и формально уравновешенное общество... — гнилостным свечением разврата, пресыщенности и скуки, по краям которого пламенеют адские всполохи религиозного фанатизма, готовые затопить срединное царство Нового Рима, развратившегося и духовно ослабевшего.

Надеяться, что юридические процедуры и формальные структуры сдержат эту бездну и не допустят её выплеска вновь на поверхность истории, не просто наивно, а преступно наивно. Это состояние социума и называется «после нас хоть потоп» (в Библейском смысле). Главное, чтобы нам отсидеться в тихом и спокойном омуте, а что в нём черти водятся, нас это не касается: где эти черти? не видать на поверхности пока, и ладно. Хотя уже и видать... но так не хочется, так ведь всё было понятно и благопристойно...

В целом я понимаю свободу как свободу перемещения в рамках заданного окружения. Если человек начинает видеть свободу в том, чтобы ломать это окружение - это уже не свобода, а разрушение, вандализм.

К «всё позволено» приходят как раз Бесы, соблазнённые Ставрогиным; и позже — Иван Карамазов, соблазняющий Смердякова. Иван Карамазов не Бога не принимает, но Божий мир, в котором Бог равно ответствен за добро и зло. Иван Карамазов и приходит к «всё позволено», потому что не может разделить добро и зло в образе Бога. А этот образ поддерживается в душе Ивана всей церковной традицией. Но и внутри церкви Достоевским символически показано непримиримое противостояние двух пониманий спасения души и жизни во Христе — в лице двух старцев. Образы Достоевского и их духовная борьба послужили началом великой русской религиозной Мысли. В её традициях и Даниил Андреев творил будущий великий Миф. И мы тоже стараемся в меру сил в тех же традициях существовать.

Русская философия смотрит в обе бездны — бездну разрушения и бездну творческую, бездну адскую и бездну Божественную. И свобода — это путь и в ту, и в ту бездну. И свобода нуждается в просветлении, в том числе и в просветлении — мыслью. Унять адскую бездну не в силах юридическое срединное царство: адская бездна находится внутри человека, а не на социальной поверхности. И изнутри человеческого духа эта бездна тёмной свободы вырывается периодически на дороги истории и заливает срединное царство. И успокоить, обуздать и просветлить тёмную бездну может только другая бездна — Божественная. А для этого человеку необходимо внутри себя разделить обе бездны, не смешивать их, назвать по именам каждую — способность разделять духов и есть духовная зрелость.

Если прародитель зла служит в соседнем ведомстве и посылается в мир Богом для выполнения «грязной работы» (а именно такой вывод можно сделать из некоторых буквально понятых символов Ветхого Завета и писаний отцов Церкви); если Бог использует одной рукой силы добра, а другой силы зла — для вразумления своих чад, то что же получается? А получается вот что: Бог заведомо обрекает одних своих детей на вечную погибель, а других на спасение. При помощи первых Он обучает и воспитывает вторых, а потом первых, которых Сам же и послал искушать мир и воспитывать его страданиями, обрекает вечным мукам. А за что? Разве они не выполняли Его же волю? Если зло входило в изначальный план Бога, то в него и входили все исполнители зла (без них и план бы такой не состоялся). За что же их на Страшном Суде потом карать, да ещё и навечно обрекать адским мучениям?

Получается: Бог — лукавей самого лукавого, которого и посылал Сам в мир лукавствовать, а потом же и осудил, и свалил на него свой же лукавый воспитательский план. Получается не просто космический деспот и самодур, но подлее самого дьявола лжец и жестокостью превосходящий любое явное зло. Если нет разделения добра и зла в Самом Творце, то не может быть разделения добра и зла и в мире, Им сотворённом. А значит — «всё позволено».

Христианство и человек уже вошли в тот духовный возраст, когда нужно договаривать все мысли до конца и не бояться заглянуть в бездну. И я верю, что у христианства есть творческая потенция, чтобы ответить на все проклятые вопросы, а не отворачиваться высокомерно от них и не прятаться в бытовое и психологическое понимание (ради малых сих).

Христос и пришёл в наш мир, чтобы очистить образ Божий в наших сердцах, не дать отцу лжи окончательно омрачить образ Божий в человеке. Образ Божий в нашей душе и есть наше спасение, наше внутреннее солнце. И на нём не должно быть никаких пятен, никакой тьмы. И только тогда мы сможем не юридически, но духовно разделять добро и зло — исходя из образа Бога в нашем духе. Появится незыблемая Вертикаль.

Если же в самом образе Бога добро и зло смешиваются, то человек обречён попадать в ловушки того духа, для которого это смешение и является единственной формой существования в нашем мире: дух лжи и держится только тем, что смешивает добро и зло.

Про образ Бога в Ветхом и Новом Завете в другой раз.

Ветхий Завет неоднороден. Единого образа Бога в нём нет. В разных книгах и у разных пророков разный образ Бога превалирует. Это огромная тема. Например, два тома из своей семитомной «Истории религии» Александр Мень посвятил Ветхому Завету и книгам пророков. Отец Александр как раз показывает, как очищался и просветлялся образ Бога в Ветхом Завете, как подводился пророками иудейский народ к принятию того образа Бога, который должен был воплотить в Себе Сын Божий...

Вся человеческая история и есть не что иное, как борьба двух разных образов Бога в нашем сердце. За одним из них стоит Бог, а за другим — Противобог («обезьяна Бога»). Эти образы смешиваются в нашем духе, а затем смешиваются и в социальных, и в культурных, и в церковных телах. Смысл истории и есть окончательное очищение образа Бога, отражающегося в человечестве. Какого Бога образ и подобие человек, такова и его история.

Страшный Суд и есть окончательное отделение образа Бога от образа дьявола, называющего себя «богом». Настоящее зло никогда не приходит под своим именем, но под именем Бога. Это и есть духовная ложь — воля к небытию, основа основ зла. Образ и подобие Божие — это Богочеловек. А человек — лишь путь, в котором ещё смешаны образ и подобие Бога и образ и подобие дьявола: и называть второй «образом Бога» — значит лить воду на мельницу зла и лжи, пожиная в истории последствия работы её дьявольских жерновов.

Нет для судьбы человека важнее предмета, чем образ Бога в сердце, поэтому и нет важнее религиозного вопроса, чем теодицея. И решить этот вопрос человек должен свободно и творчески. Великий инквизитор считал, что такая ноша (свободного творчества) не под силу человеку. А Христос — всей Своей жизнью, смертью и воскресением — утвердил свободу совести как человеческое достоинство, как то качество, что и делает человека образом и подобием Божьим, а не образом и подобием того «умного духа», которым соблазнился инквизитор. Христос уважает человека, а инквизитор высокомерно структурирует счастье малых сих. В этом духовном противостоянии символически отражён основной смысл христианских веков истории, завершающих её первый эон.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 17 Январь 2017, 19:01:08, Ярослав»

А вот это интересно. Могли бы Вы, Антон, подробнее объяснить, что Вы имеете в виду под "не постижением еще Премудрости Божией - Софии"?

Не раскрыто отношение Бога и Мира. Не понят или даже скорее не принят символизм творения Мира Богом за семь дней. Не разрешён вопрос об абсолютной предопределённости всего того, что будет, и свободы выбора творения. Пишу — не принят, потому что это всё вполне раскрыто у Сергия Булгакова, но за подобные мысли его чуть в еретики не записали и от Церкви не отлучили.

Вообще, моё имхо, что изъяны в трактате «Роза Мира» связаны напрямую с тем, что Даниил Андреев был лишён возможности знакомиться с достижениями русской религиозно-философской мысли после философского парохода. И потому русская религиозная философия второй четверти XX века — лучшая прививка от родонизма.

С религиозной точки зрения оправдание Творца  - это нонсенс звучит довольно странно.

Речь, разумеется, не об оправдании в смысле суда над Богом человека, а в неизбежной потребности твари осмыслить замысел Творца. Неужели Бог так замыслил, чтобы в мире были страдания, болезни, голод, смерть, несправедливость? Бог есть трёх-ипостасная Любовь? Тогда как получилось, что мир лежит во зле? Вот то, что не может не мучить того, кто только впервые осознал, что Бог есть Любовь, и столкнулся после этого с реальностью зла. Как примирить это противоречие? Речь идёт именно об этом, а не о том, чтобы судить Бога, оправдывать его и т.д.

Книга Апокалипсиса - это тоже Новый Завет. Не случайно, философы его обычно игнорируют, а верующие его всегда любили. И апостолы верили в Страшный Суд. А религиозная философия - она всегда берет какие-то отдельные смысловые выжимки из Евангелия и дополняет собственным инструментарием.

А мы, что, неверующие? Может, просто верящие, но не верующие? А отец Сергий Булгаков неверующим был или тоже просто верящим? Вы считаете, что мы не верим в Страшный Суд? Верим, но стараемся разглядеть символизм описываемого. Или символизм есть что-то греховное в принципе, нарушающее целостность? Достаточно ли просто верить? Или всё-таки нужно стремиться разглядеть Замысел Божий, чтоб с Божьей помощью затем попытаться раскрыть его?

Свобода не просто право, а обязанность каждого
«Последнее редактирование: 10 Январь 2017, 09:07:33, Золушка»


Свобода не просто право, а обязанность каждого


 
Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика