Диалог культур
Вертеп с Андреем Кабановым

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #1 : 07 Январь 2014, 12:53:12 »
19 декабря прошлого года в театральном музее им. Бахрушина было показано представление рождественского вертепа. Или, как сказал Андрей Кабанов, руководитель фольклорной студии-лаборатории, репетиция представления, его предварительный показ зрителю.

Теперь подробнее – и о вертепе, и о Кабанове, и о зрителях.

Вертеп как народный кукольный спектакль на тему Рождества Христова имеет многовековую историю в разных странах Европы. В конце XVII века эта традиция через Польшу проникла на Украину, в Белоруссию и в западные области России. Спектакли сопровождались народными песнями – колядками и духовными стихами – и разыгрывались на городских площадях и ярмарках. Своеобразная наивная манера актерской игры, остроумное решение декораций и кукол, введение в сюжет местных персонажей и современных реалий – всё это делало рождественские вертепы доступным и популярным видом народного театра.

Более подробно история возникновения рождественских театров освещена в этой статье.

С начала 1980-х годов традиция вертепа стала возрождаться – сначала появился спектакль ансамбля Покровского, затем небольшие вертепные театры (нередко – семейные) стали возникать в разных городах России. Сегодня они регулярно организуют рождественские фестивали.

Теперь к этому жанру обратилась студия Андрея Кабанова. Ее руководитель, фольклорист Андрей Сергеевич Кабанов – человек, стоявший у истоков современного фольклорного движения, во многом определивший его направленность и массовый характер. Именно с его подачи около сорока лет назад заинтересовался народным творчеством Дмитрий Покровский, создав затем свой знаменитый ансамбль.

Еще об одном человеке надо здесь упомянуть: это Виктор Назарити, художник создавший для этого представления куклы и декорации. В 1981 году для спектакля Дмитрия Покровского он изготовил копию старинного вертепа, хранившегося в коллекции театра Образцова, и с тех пор занимается созданием авторских вертепов, разной величины и сложности, разных стилистических решений.

И теперь – о зрителях. В небольшом лекционном зале музея Бахрушина собрались, в основном, участники московских фольклорных ансамблей и любительских театров. Поэтому неудивительно, что после представления они предались своему привычному делу: стали водить хороводы, запевать песни (из числа общеизвестных в фольклористской среде, на которых пересекается репертуар различных ансамблей).


http://rmvoz.ru/lib/arhiv/int/2013/1219-2/1.MP3

http://rmvoz.ru/lib/arhiv/int/2013/1219-2/2.MP3



____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 03 Сентябрь 2015, 02:15:41, ВОЗ»

« #2 : 16 Январь 2015, 16:42:21 »
В тексте Надежды Жулановой, на который я уже давал ссылку (Жуланова – музыковед-фольклорист, в 80-х годах участвовала в консерваторском ансамбле Гиляровой) рассказывается о взглядах А. Кабанова на возможность бытования традиционных музыкально-игровых форм в современной городской среде и о его специфическом месте в ряду фольклористов:

...В начале 80-х годов интересные события происходили в Москве. В ансамблях царила накаленная атмосфера коллективного поиска, шли дискуссии о способах функционирования осваиваемого фольклорного материала в условиях большого города.

Заметный след в истории движения оставили в эти годы два московских коллектива: любительская студия при профессиональном ансамбле народной музыки Д. Покровского и экспериментальный фольклорный ансамбль-студия при НИИ культуры.

Руководитель последнего Андрей Кабанов сделал попытку создать любительский городской фольклорный коллектив принципиально несценического типа. Фольклор на концертной эстраде занимал к тому времени уже довольно прочные позиции, но эта ситуация не вполне устраивала молодых певцов, – они хорошо чувствовали, что народной песне "неуютно" на сцене, что песня не всегда "раскрывается" во время концерта, что сцена – далеко не самое комфортное место для фольклора, что профессионализация, к которой стремились некоторые фольклорные коллективы, достигшие высокого исполнительского уровня - не единственный и не самый лучший способ сохранить народную певческую культуру. (...)

Самое ценное в социально-культурных экспериментах А. Кабанова и других участников движения состояло в том, что они стремились найти или создать в городе благоприятные ситуации для пения, которые были бы адекватны традиционным певческим ситуациям и не противоречили бы природе и сущности фольклора. (...)

Вживить народную песню в городской быт, привить ее к новому для нее городскому «дереву» было не так-то просто, но все-таки возможно. В жизни города и деревни были общие моменты - свадьбы, гостевания, встречи друзей и застолья по разным поводам, семейные праздники, «загородные» и «уличные» гулянья. Традиционные крестьянские песни и танцы, инструментальная музыка в исполнении молодежных ансамблей вполне органично включались в такого рода ситуации, постепенно становились привычными и необходимыми. (...)

Этапными для фольклорного движения стали проведенные по инициативе А. Кабанова фольклорные праздники-гулянья в московском музее-заповеднике "Коломенское" в 1983 году с участием многих молодежных коллективов.

В экспериментальной студии при НИИ культуры исследовались социально-психологические принципы образования и функционирования любительского фольклорного коллектива неформального типа – "ансамбля досуговой или бытовой ориентации", "фольклорного клуба". Может быть, научные статьи А. Кабанова и И. Панкратьева, в которых были обобщены эти принципы, и не создали большого резонанса среди участников фольклорного движения, но практическая деятельность студии при НИИК оказала на фольклорное движение немалое влияние: через нее прошло много молодежи, которая впоследствии продолжила занятия фольклором в других коллективах. (...)

1980-е годы можно считать «пиком» молодежного фольклорного движения. Его развитие, разрастание привело к расслоению, поляризации течений внутри самого движения. К одному из полюсов тяготели ансамбли «открытого» типа, наподобие «фольклорного клуба» А. Кабанова при НИИ культуры, ориентированные больше на неформальное общение и бытовую фольклорную деятельность, чем на получение и демонстрацию "качественного" художественного (певческого) результата. Но, при всех своих обаятельных качествах, «кабановская тусовка» (так ее называли в ансамблевой среде) не могла достигнуть (поскольку специально и не добивалась) высокого качества пения, действительно отличающего аутентичную певческую традицию в ее высших достижениях.


Об этом и о других аспектах народной культуры шла речь в беседе с Андреем Кабановым, которая прошла летом прошлого года.

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика