Критерий
Чему адекватно наше образование

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Аннотация
В портале «Культурный поиск» http://rmvoz.ru/ опубликована серия статей Татьяны Подосениной: «Реформы в образовании» . Сразу скажу, что мне очень понравилось общее настроение, увлечённость и страстность автора. Впечатляет показанная автором связь поведенческой агрессии с антидушевностью в целом для американцев. Многие конкретные моменты нашей педагогики великолепны. Со многим хочется согласиться. Более того, общий настрой автора оказался настолько заразительным, что захотелось и самому высказать свои взгляды на животрепещущую проблему – захотелось представить и своё мнение в зеркале образования, которое в последнее время оказалось так востребованным.
В настоящей работе мною с критериальных позиций обсуждается альтернативный взгляд на образование не педагога, а трансперсонального психолога, с упором на соответствующие методы и смыслы. Автор настоящей работы отталкивается от упомянутых статей Т. Подосениной как основы для полемики, и при этом рассматривает некоторые положения из упомянутых статей, естественно, критические. У кого-то может сложиться впечатление, что я не принимаю многих рассуждений в этих статьях. Но это не так. Хотелось бы подчеркнуть, что в целом мне импонирует позиция автора. Однако, поскольку она строится на основе давно известных теоретических и практических положений без учёта последних достижений в области исследования человеческого сознания, мне приходится для обоснования своего подхода несколько достраивать сказанное автором. Поэтому прошу отнестись к сказанному мною, как к картине, нарисованной другим художником на ту же тему.
Серьёзность своего намерения я хотел обосновать тем, что затронул в своей работе смысловые и высшие оценочные,  то есть критериальные, основы методов образования. В первом разделе я коснулся таких важных научных выводов, как неполнота анализа чисто педагогического метода, исходящего из физиологии мозга. К сожалению, это, на мой взгляд, сильно обеднило позицию автора статей.
В дальнейшем я останавливаюсь на культурном и языковом аспекте образования, на его целях и критериях, а также высказываюсь в отношении враждебности виртуального мира.
Хочу поблагодарить Татьяну Александровну за её смелость и силу увлечения таким благородным делом.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 08:55:06, ВОЗ»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Предваряя цели образования
Поначалу свою статью мне очень хотелось начать сердитым отзывом: автор серии статей «О реформах образования в России…» на моё высказывание («Трагедия нашего времени») так чисто педагогически отчитала меня, что мне на какое-то время даже стало стыдно за то, что я имею свою точку зрения, в чём-то несовпадающую с точкой зрения автора.
На эту небрежность можно было бы и обидеться, но мы все, надеюсь, помним, что было когда-то сказано на Востоке: «Если ты обижаешься, то болеешь, а если не обижаешься, то болеет обидчик». Привожу эту мудрость полностью, хотя мог бы ограничиться первой половиной, чтобы, в свою очередь, не обидеть своего оппонента. Однако, думаю, что ко всему, нами сказанному, нужно всё-таки относиться юмористически, и тогда многие наши пикировки покажутся лишь детскими шалостями. Тем более, каждый из нас остаётся в душе ребёнком, да и речь при обсуждении проблем образования идёт больше о детях, чем о взрослых.
Автор повесила на меня ярлык "левополушарного человека", с которым не хотела бы обсуждать проблему образования. Однако, мне кажется, что при таком подходе педагог может очень легко пройти мимо гениального ребёнка. Правда, я уже давно вышел из этого возраста. И всё же…
К сожалению, это не я, а Вы, Татьяна Александровна, сказали: «Но мы - о разном... С моей точки зрения, Ваша позиция - целиком позиция "левополушарного человека", хотя Вы и говорите об образном мышлении, которым занимается правое полушарие». Не понимаю, зачем сваливать в одну кучу полушария и мысли об образовании, физиологию и часть общественного сознания. Моя позиция как учёного не может быть только левополушарной, она значительно шире этого полушария, думаю, как и Ваша, правополушарная. Ведь Вы же стараетесь с помощью левого полушария выстроить логическую схему, доказывающую необходимость тех или иных действий, методик и прочее. Согласитесь, что это уже не относится к так любимому Вами правому полушарию. Но если уж Вы так тяготеете к формальной стороне деления единого мозга на полушария, смею заметить, что принятие решений, чему необходимо учить детей, не относится ни к левому, ни к правому полушарию, а занимаются этим, с позиций примитивных физиологов, другие отделы мозга, например, центральные. Чтобы как-то более доказательно закончить разговор о полушариях мозга, могу отослать Вас к своим романсам и стихам (http://genmir.org), которые, уверен, «левополушарный» никогда не создаст.
Как я понял, Вам хотелось бы заострить вопрос на смысловых особенностях нашего образования. Смею ещё раз заметить, что в мозге пока не обнаружены участки клеток, которые бы так же, как Вы говорите о левом и правом полушарии и их, якобы, функциях, были бы ответственны за смысловую сферу нашего сознания. Более того, почему психологии физиологи удивляются: «Такое впечатление, но сознание и смыслы как будто бы находится вне мозга». Вот почему я в своих исследования и пояснениях опираюсь не на обманчивую физиологию, а на сознание. Я не посмею отрезать точку зрения другого человека резким педагогическим замечанием: «Ваша позиция - целиком позиция "левополушарного человека"». Извините, но такая Ваша позиции слишком избирательна, а, значит, и псевдонаучна. Этим Вы не расширяете варианты поиска, а, наоборот, сужаете их преднамеренно, чтобы свою точку зрения выставить в выгодном свете единственно правильной. Для меня интересна точка зрения любого другого человека, она расширяет и мои возможности. Я уверен, что такой подход расширения сферы смысла значительно креативнее. Мне обидно за такие противоречия в Вашей трактовке. Останавливаясь на них, мы теряем время и энергию. А нужно, на мой взгляд, идти дальше и свободнее. В некоторых случаях мозгового штурма, как известно, любые ограничения убивают саму инициативу. Принципиально считаю, что для науки могут существовать лишь моральные ограничения.
Конечно, физиологическая теория педагогики имеет право на жизнь, но я постоянно (в своих книгах, статьях, выступлениях и т.д.) говорю об уровнях сознания, которые в иерархии нашего сознания находятся выше уровня функциональной физиологии, что, кстати, было уже по достоинству оценено в целом научным, биологическим и медицинским сообществом.
Вы приводите слова К.Г.Юнга: «Это объясняет столь частые рецидивы ужаснейшего варварства…» и до, и после них продолжаете разговор о технике своего дела (то есть о его логической доказательности). Хотя понятно, что не техника спасёт от варварства (опять же из Вами приведённой цитаты: «чем выше мы  поднимаемся на вершины  научных и технических достижений, тем более опасными  и сатанинскими становятся наши злоупотребления этими достижениями»). И если Вы скажете, что техника преподавания Ваша – это совсем не та техника, о которой говорит Юнг, то я скажу: «Не лукавьте!».
Вы поймите: Юнг констатирует факт, но не предлагает выход из этого прискорбного состояния: «как изменить сознание человека, чтобы заставить его отказаться от своего стремления к разрушению?».
. Так давайте мы тоже зададимся вопросом: «А что нужно сделать, чтобы выйти из этого удручающего состояния общества и личности?».
И тут мы обязаны перейти в пространство смыслов нашей жизни, как личной, так и общественной.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 08:56:21, ВОЗ»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Несколько слов о культуре
Вы пишете: «К.Г. Юнг определил  понятие культуры следующим образом: “Культура есть иерархия духовных (позитивных) форм”». К сожалению, это не совсем так. В приводимых Вами других определениях культуры опущены важные слова: культура – это весь опыт человечества, закреплённый в сознательной и духовной сфере, это как раз то самое часто обманное «если…, то…» (операция импликации), о чём я говорил раньше. Но весь опыт включает и плохой опыт тоже – войны и подготовку к ним, агрессию и их невосполнимый результат, ненависть и расширение в связи с этим сети психушек и т.д. Обожествлять культуру – это означает, что не понимать её содержания. Но это моё убеждение. И, думаю, не надо в противопоставлении культуре прятаться за спасительное понятие цивилизации. Иначе мы будем пребывать в самообмане. Понятие цивилизации – более расплывчатое, чем понятие культуры. Оно сложнее и объёмнее. И если разграничить весь опыт человечества на такую прекрасную культуру и такую разрушительную цивилизацию, то мы потеряем существенно важную деталь – целостность. Окажется, что нами, якобы, всегда руководили два глобальных центра: Бог и Сатана. Тогда за каждым хорошим делом, порывом души необходимо искать противоположное, сатанинское. К сожалению, такая точка зрения преобладает в сознании многих людей для облегчения оправдания наших безобразных дел. Может быть, на самом деле так оно и есть, но моя душа восстаёт против этого, я почему-то уверен, что дьяволизм и бездуховность всегда вторичны и оправданы в Природе лишь с позиции природного метаболизма. Подчёркиваю ещё раз: я высказываю только своё мнение.
Мне непонятно и даже несколько обидно за Вас, зачем Вы так усердствуете, когда умаляете то американцев, то русских? У меня в голове это никак не укладывается. Как будто Вы владеете неким инструментом сверхоценки, и он Вам позволяет с такой лёгкостью переводить культуру тех или иных народов в разряд неполноценных. Думается, что в этом опять проявляется педагогический шаблон.
«Американизация», так нелюбимая Вами, почему-то трактуется Вами, как страшное тотальное перерождение общества, противостоять которому нет никакой возможности (явно оценки правополушарного человека). По-Вашему, это – культурная катастрофа планетарного масштаба. Не надо ругать американцев, давайте лучше возьмём у них полезное. Когда как-то наш бывший президент Д.А. Медведев стал вдруг истово ругать США, я написал ему электронное письмо о том, что сайт kremlin.ru, где он и выражал свою антипатию, зарегистрирован, к сожалению, в США, и как бы чего  не вышло. И Вы знаете, он прекратил это делать. Мне когда-то воочию удалось наблюдать, как человек, сидя довольно высоко над землёй на толстом суку, усердно пилил этот сук у самого основания. Мне повезло в этом. Ведь я до того был уверен, что подобное существует лишь в народной мысли: «Не пили сук, на котором сидишь!».
Давайте мы включим свой внутренний смысловой сепаратор и отсеем ненужное, вредное, а возьмём полезное у тех, кто хоть что-нибудь уже сделал!
Но умеем ли мы это делать – вот вопрос. Приведённые Вами слова К.Г.Юнга говорят, что нет, не умеем, даже он не умел. После этих моих слов прошу Вас не обижаться на меня за мои радикальные высказывания в отношении даже самых великих философов, физиологов, психологов, медиков. Все великие истины когда-нибудь уступают своё место другим, из более высоких сфер сознания. Чем я занимаюсь – это даёт право иногда сделать уточнение к истине.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 08:56:35, ВОЗ»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
О каких целях и критериях образования идёт речь?
Я бы хотел задать этот вопрос: «О каких целях образования идёт речь?», тем более, что в Ваших статьях приведена очень жёсткая критика американской системы образования и сетования по поводу утери нами своей системы образования советского периода.
Итак, система образования в США примитивна, малозатратна, неличностна и прочее.
Попробуем всё-таки обосновать такую систему образования, исходя из главного критерия капитализма. Критериальное требование максимизации капитала естественным путём приводит к такому положению личности в обществе, когда она сама, собственными усилиями должна добиваться своего успеха. Всё, что касается при этом теплоты душевных отношений между учеником и учителем, исчезает. Исчезает, конечно, и коллективизм и взаимовыручка. Логика говорит о том, что гармония общества капитала и образования и их адекватность при таком главном критерии общества достигнута. Минимальные общественные затраты на образование и воспитание ребёнка, а дальше – сам, детка, становись богатым и умным!
О чём же сетует педагог-автор статей Т. Подосенина? О потери образовательного смысла у нас, когда теперь у нас внедряется американский тип образования. О чём плачем? О том советском патернализме, когда учителя в любой обычной школе троечника тянули за уши, возились с двоечниками за счёт того, чтобы посвятить своё время лучшим ученикам?
Так вспомним, каким был главный советский критерий в обществе, что мы тогда максимизировали: всеобщее благо. Не говорите, что нас обманывали лидеры государства. Это неправда. Но частнособственнические интересы взяли верх и мы с вами вернулись к «разбитому корыту» вседозволенности.
У нас было всеобщее образование, при котором нельзя было иметь в классах отстающих учеников. Каждый имел право на поступление в институт, на выбор широкого спектра возможностей жизни. Мода на физиков совсем не отрицала существование льгот лириков, писатели считались инженерами человеческих душ. Теперь писатель, как и любой профессионал, предоставлен сам себе в кипучем море капиталистических ценностей.
Кто теперь формирует моральные ценности?
Тогда, при Советах, требованием культуры считалось ограничение высказываний, действий, даже мыслей любой личности. Это была другая культура, другая мораль, которая вот так и творилась.
Интернет взорвал представление о моральном облике личности и о культуре личности. Интернет представил изнанку мыслей и смыслов миллионов людей. Мораль капитализма такова, что мы можем всё ради достижения собственного личностного блага. А поскольку оно представляется подавляющему большинству людей в виде очень большого наслаждения, то и поток грязи и оскорблений в помойке Интернета лишь иллюстрирует почти полное отсутствие хоть каких-то моральных ориентиров в сознании людей.
Можно ли говорить тут о разуме общества? Конечно, нет. Как нельзя было о нём говорить и в любое другое время. Вот почему культуры общества в смысле её влияния на личность не существует. Имеется культурные всплески и развитие культуры отдельных личностей. Вот почему мне кажется, что говорить о культуре вообще бессмысленно. Она, культура, конечно, требует подражания представителей новых поколений поколению старому. Но против этого восстают новые поколения, они хотят идти своей дорогой. Инстинкты животного при дефиците каких-либо благ затмевают разум многих и многих. Способен ли сегодняшний наш представитель нашей культуры пожертвовать ради ближнего и дальнего своей жизнью, то есть, способен ли он на духовный подвиг? Мне кажется, что ответ на этот вопрос не надо озвучивать.
Так что цель образования в обществе всегда устанавливается автоматически и адекватно в соответствии с тем главным критериям, который общество приняло в качестве своего Бога и который люди максимизируют.
Многим моим собеседникам не нравится мой переход к критериальному анализу. Ну что ж, некоторым пациентам З. Фрейда не нравился и психоанализ. Тем не менее, и то, и другое получило своё распространение.
Я понимаю, что критериальный подход в анализе ситуаций не является чем-то обязательным, таким, как, например, еда для человека. Однако, наше сознание начинает работать более чётко, более качественно, когда оно получает основу логики Природы. А Критериальность – это естественно присущее всей Природе свойство. Это основа формирования Жизни.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 08:56:48, ВОЗ»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Враг ли нам виртуальный мир
К сожалению, не имея другого, Вы стремитесь объяснить физиологическим подходом достаточно сложные явления Жизни в той сфере, которая совершенно не относится к физиологии. Ваша точка зрения на «дегуманизацию» совершенно противоречит общепринятой, в которой она объясняется не принципами «левополушарного» человека, а искажёнными нормам морали:
«Дисбалансом активности полушарий объясняется и растущая дегуманизация нашей цивилизации, о чем свидетельствует глобальный экологический кризис, военная конфронтация между государствами, насилие и жестокость, царящие в быту, поскольку жизненными принципами «левополушарного» человека являются «цель оправдывает средства» и «после меня – хоть потоп».
Говоря о «потребности создания стройной и гармоничной платформы личности», Вы сетуете на то, что мозаика знаний не даёт основы для жизни ребёнка, который становится взрослым. При этом Ваше «Что-то мы упускаем в нашей образовательной системе, и, как мне думается, упускаем главное» совершенно справедливо. Но, мне кажется, найти это главное сейчас стало намного легче, чем было.
Совершенно не согласен с Вами в отношении деструктивности виртуальной реальности Интернета по сравнению с искусством. Всё дело в широкой распространённости Интернета по сравнению с искусством. Мне кажется, что «призывно манящая виртуальная реальность» существовала всегда. Просто наркотик в виде вещества, игры, сказочной жизни не был так доступен, как сейчас через тот же Интернет.
Хотелось бы высказать своё некатегорическое мнение трансперсонального психолога, имевшего дело с разными проявлениями виртуального мира людей. Моё внимание зацепилось за некоторые высказывания. Например: «Интернет – это реализованный виртуальный мир, одна из его сторон». Думаю, что это сказано сильно и хорошо. Скорее всего, Интернет отражает лишь малую часть нашего виртуального мира. Это своеобразное зеркало, которое мозаично содержит в себе конечный результат лишь малой части нашей жизни в виртуальном мире. Всё же, думается, что наш виртуальный мир намного богаче и динамичнее.
Ваше «по школьным коридорам носятся дети, в которых как-то не читаются будущие академики Лихачевы и Сахаровы» очень спорно, ибо жизнь Альберта Эйнштейна, Джиду Кришнамурти и, наверное, многих других давно опровергла это. И потом, по каким критериям Вы собираетесь производить отбор гениев в раннем возрасте? В СССР были математические школы, но легче всего найти среди детей того, кто будет перемножать кучу цифр, и трудно обнаружить будущего Н. Бердяева или Л. Толстого. Да наверное это не является главным. Иногда кажется, что лучше не надо трогать росток гениальности, чтобы не сломать его неосторожными прикосновениями. Ведь последние всегда ограничивают как внутреннюю, так и внешнюю свободу, необходимую для развития заложенных способностей.
Думаю, что виртуальный мир ребёнка при переходе в виртуальный мир взрослого всё же претерпевает очень большие изменения.
Вы сказали: «Но для того, чтобы говорить о духовности общества, для начала неплохо бы признать существование Духа  в человеке, или хотя бы души». Однако, для меня как-то даже неудобно задаваться таким вопросом, я не могу нисколько сомневаться в их реальности. Но говорить о духовности общества могу лишь с большой натяжкой, мне кажется, что она находится лишь во младенческом состоянии.
Наверное, самое большое Ваше переживание это: «не пора ли заговорить о психическом здоровье детей, входящих в этот мир?». Совершенно с Вами согласен. Единственное препятствие, которое вижу, - это отсутствие всё же критериев психического здоровья. И причина этого – в слабости психологии как науки о поведении человека. Считаю, что, к сожалению, традиционная психология неспособна на выработку надёжного понимания психического здоровья, ибо построена она, в основном, на рефлексах и рефлексии. Изучение сознания для неё – побочный продукт, и формулировать сознание с позиций рефлексии и физиологии абсурдно. Ибо сознание является более высоким уровнем в иерархии Жизни, нежели традиционно рассматриваемая психология.
Существуют великие традиции Востока в использовании человеком всех богатств виртуального мира без вреда для своей души. Например, жизнь буддийских монахов состоит из трёх обязательных частей: молитв, медитации и восточных единоборств. Первые две части их жизни погружают их в крайнюю глубину виртуальности, где можно быстро и  навсегда остаться, если ничего не предпринимать дополнительно. Третья часть их жизни даёт им надёжную возможность возвращать полную адекватность их сознания состоянию внешнего физического мира. Знание этой истины нашими педагогами и применение её в их практике привело бы наших детей к состоянию самых высокоразвитых людей без всякой опасности в их психической неполноценности.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 08:57:03, ВОЗ»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
О главном выборе человека
В доказательство своих слов приведу Ваше же высказывание: «компьютерные игры формируют совсем иное - мгновенную реакцию». От себя добавлю: мгновенную реакцию для того, чтобы выбрать нечто из имеющегося конкретного набора. А вот этот набор подсовывается насильно уже готовым. Реакция, особенно быстрая, - это хорошо, а вот готовенькое меню из вариантов ответа и вариантов поступков – это как раз то тупое состояние души и разума, о котором Вы с такой обидой за нас всех, особенно за американцев, говорите.
Мой опыт трансперсонального психолога говорит о том, что среди наших людей, казалось бы, развитых в отношении разума и принятия решений, тоже много тех, кто очень желает квалифицированных подсказок в направлении мысли и действия. И лишь окунаясь в духовное пространство Жизни, некоторые из них начинают задумываться о причинах собственного существования в том виде, в котором они себя застают.
Виртуальный мир в любых его проявлениях привлекает внимание человека к той сфере нормальной жизни, которую принято называть духовной. Думается, в этом является главное значение любых проявления виртуального мира.
Оказывается, что духовный мир как высшее зеркало виртуального мира, проявляясь в сознании человека (и только так), начинает требовать от человека его ответа на вопросы нравственного порядка. Спектр этих вопросов громаден, но жажда высшего смысла существования превалирует над всем. Почему? Думается, что тут главную роль играет возникновение понимания: бесконечность виртуальной свободы и бессмертие мира противоречит и страданиям, и смерти в поле которых вынужден жить человек.
Когда Вы говорите: «У человечества, по большому счету, говоря языком психоанализа, существует две ориентации: биофильная (любовь к живому) и некрофильная (любовь к неживому)», Вы слишком сужаете сферу высшей виртуальности, когда так говорите о моделях поведения человека. Вы в силу неприменимости критериальных методов ограничиваетесь достаточно простыми правилами традиционного психоанализа. Однако, ещё корифеи психоанализа говорили о некоем Оно, определяющем поведение человека в высших сферах жизни и о его влиянии. Я же говорю о том, что мы вправе добровольно принять для каждого такой высший критерий, то есть такую Высшую Меру, которую будем считать за Бога. Именно этот критерий как живое существо, внедрившееся в нас, заставляет нас совершенно неосознанно направить все наши усилия и все наши мысли на его максимизацию. Он является для нас высшим доказательством, определяющим всю нашу жизнь. Его удовлетворение или неудовлетворение мы всегда чувствуем как своё собственное. В этом заключается удивительный парадокс жизни человека: человек не является самостоятельным настолько, как это представлялось раньше.
И всё же в этом выборе своего главного критерия проявляется высшая свобода человека, данная ему от Природы как свобода высшего существа животного типа. Существование этого парадокса проявляет для нас всю иерархию природного сознания. Мы с Вами познаём Любовь к высшему критерию, к Высшей Мере, которая является внушённой для нас после того, как мы произвели свой выбор этой Меры. Так рождается в нашем сознании и в нашей душе Бог.
Смею предположить, что, несмотря на всю капиталистическую приземлённость жизни американцев, их виртуальная составляющая сознания так же велика, но адекватность её материальным реалиям проявлена в узкой жизненной сфере. Фактически это сон в окружении материальной действительности. В качестве доказательств могу сослаться на Ваши же слова: «американцы любят слово «агрессивно», причем, у них оно – знак качества». Мы с Вами прекрасно знаем, что агрессия – это вторичность в природном метаболизме, критерий разрушения, утилизации отходов. Она включается, когда Природе необходимо утилизировать старое, когда-то созданное творческим началом, но отжившее после рождения свой век. Природе необходимо освободить место для строительства нового.
Итак, с позиции природного метаболизма первично мирное созидание, творчество и творение, агрессия вторична. Из этого следует, что личностная ориентация в обществе на агрессию, воспитываемая с раннего детства, принудительно переводит стрелки часов природного метаболизма на свою вторичную операцию. Появляется некая человеческая парадоксальная созидательность разрушительного начала метаболизма.
Такая психика общества нежизненна, недолговременна. Американцы, получается, приняв агрессию за главный принцип выживаемости в обществе, живут по «духовному» алгоритму утилизации отходов. Отсюда и Ваше удивление от способа их жизни, принятого в зависимости от главного критерия капитализма.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 08:57:18, ВОЗ»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
О методах неформального обучения
Как я понял, началом Вашей методики «правого полушария» является следующее: «Предлагаю детям предположить, что кроме телесного зрения (глаз) у нас есть внутреннее зрение, которым мы так же хорошо видим, как и телесным».
Обидно стало за русских после такого замечания: «Вспоминаю Бердяева, который говорил, что русский человек – не мастер формы». Это утверждение слишком унижает русского человека, если вспомнить многочисленную армию не только художников, но и учёных, и изобретателей, которые проявили для мира великое множество форм искусства, литературы, науки, изобретений, наполненных совершенно новым смыслом. Такие высказывания раздражают своим волюнтаризмом, несправедливостью. Мне кажется, настоящий исследователь, к которым Вы себя относите, не должен впадать в такое искушение менторства. Ибо это слишком умаляет Вашу работу. К сожалению, подобным страдают многие учителя, педагоги. Добродушнее нам бы надо быть.
Половинчатость следующего удручает: «постулируем, что есть некое непроявленное поле смысла, и чтобы оно проявилось, нужно придать форму». Непроявленность трудно уловить обычными методами, когда она, действительно, не фиксируется ничем, кроме формы. Однако, тут возникает естественное противоречие внутреннего внешнему. Но смысл легко может проявиться и без представления его только в форме. Когда мы говорим об ощущениях, достаточно легко сделать эти ощущения более сильными или более слабыми без перехода к форме. И тогда мы приходим в ощущениях к способу максимизации и минимизации того, что я называю динамическими оценками. Тем более, недопустимо говорить об оценках, раз и навсегда застывших в своём существовании. При этом речь может идти, по-моему, лишь об абсолютной истине. В последнем случае мы надёжно теряем самую эффективную работу главной оценки, которая проявляется как раз в динамике – в постоянной максимизации её всеми усилиями человека. Этот факт как бы не является обязательным в исследованиях. До сих пор люди обходились без него. Но наука движется. С учётом новых исследований критериальных процессов возникает значительно более широкое пространство понимания многих скрытых до того сознательных процессов.
Методологически и практически образность и ощущение у человека значительно легче вызвать, если оперировать именно скоростными характеристиками психологического или сознательного кластера образа или ощущений. Кластер в данном случае играет роль потока ощущений или потока образов. Из него значительно легче выбрать доминирующее представление бесформенного параметра, лишь намечая его несколькими словами или другими качественными признаками цвета, звука, вкуса и прочее. Для меня как для трансперсонального психолога, имеющего в своё время широкую практику, подобное не составляет особого труда. Учитывая, что Вы являетесь приверженкой К.Г. Юнга, думаю, что и Вам это даётся легко, но Вы пренебрегаете этим. Нужно только отказаться от многих ограничений методологического характера.
Вы отмечаете: «Гораздо труднее работать с учителями. Как правило, им – не интересно». Позволю себе заметить, что интерес и смысл во многом заменяют друг друга там, где специально не обращают на это внимание. Интерес – временное увлечение, а смысл – существенно более обобщённый интерес, глубинная идея, часто принимаемая форму главного критерия какого-либо явления. Это может быть смысл жизни, ради которого человек готов пожертвовать многим, и который человек всеми доступными ему способами максимизирует, как ощущение этого смысла, даже тогда (и это чаще всего), когда он не может быть выражен через конкретную форму.
Вы заключаете: «Вы замечали, что ребенок всегда расскажет вам, какой у него друг, мама, папа, сосед, и т.д., но всегда затрудняется сказать, какой он сам». К сожалению, Вы не стали развивать тему формирования у детей и взрослых подсистемы оценок, может быть, самой важной в сознании. Хотя и нащупали её. Ибо её существование почему-то традиционно ускользает от внимания исследователей и практиков, несмотря на то что на её основе и строятся их дальнейшие действия. Подсистема оценок и результат её работы в сознании является первопричиной этих действий.
Точно также повис в воздухе Ваш вопрос: «о духовности в образовании мало говорят. Вот о новых технологиях – много, а о духовности – мало. Почему?». Наверное, потому, что ясных и чётких определений духа и духовности не было по причине их первичности как основных категорий для определения многих других понятий. Мой подход позволяет однозначно определить эти понятия (см «Что такое дух и духовность»).
Для подтверждения своих слов Вы приводите цитату: «Писатель и философ Анатолий Руденко говорит: «платформа личности – весь комплекс этических и философских воззрений, на которые опирается наша личность в процессе развития и становления». Казалось бы, о чём тут спорить? Всё верно, всё правильно, но не информативно.
Не стану обсуждать эту цитату широко вследствие её слабости, сделаю всего лишь одно замечание методологического характера. Личность человека более всего всегда заключается в той оценочной вершине – в Высшей Мере, – которую он сознательно или несознательно выбрал для себя и которую он, как я уже неоднократно подчёркивал, максимизирует всему своими усилиями, часто незаметно проявленными. Именно этой вершиной он оценивает всё, сделанное им самим и делающееся другими людьми. Именно несовпадение этих вершин вызывает так называемую «психологическую» несовместимость и любые другие проявления агрессии и откровенной враждебности. Отбрасывать эту главную причину поведения человека и говорить лишь о некоей «платформе личности» сегодня, по крайней мере, явно недостаточно. Когда-то мне пришлось неоднократно говорить об этом в личных встречах с Леонидом Павловичем Гримаком, известным своими книгами по психофизиологии. К сожалению, он не смог при жизни изменить свои представления о причинах человеческого поведения.
Почему я взял в кавычки слово «психологическую», говоря о совместимости людей? Потому что в данном случае несовместимость оказывается совсем не психологической. Она оказывается оценочной, точнее, критериальной по отношению к главному критерию жизни конкретного человека. Как поведал нам Л.П. Гримак, даже в космических экипажах после самого тщательного отбора возникали ситуации абсолютной вражды из-за полного несовпадения всего лишь главных оценочных вершин участников.
Вы приводите важные примеры о способах жизни: «Если мы верим в то, что мир злобен и агрессивен, - это один способ жизни …» и так далее. Под способом жизни Вы фактически понимаете то, о чём я только что говорил: способ главной оценки с её максимизацией и способ конкретных действий. Просто Вы не отдаёте себе отчёта в этом достаточно конкретном объяснении. Скажу о другом: о том, что такой динамический главный критерий, подчиняющий поведение человека, объясняет появление веры в человеке, часто просто абсолютной.
Именно этот критерий и проявляет для нас и нашу главную идею жизни, и наш главный смысл существования как нашу веру. Вот почему общественно значимый главный критерий в таком динамическом понимании и даёт нам общественно важнейшую высшую форму веры – религию.
К сожалению, понимание этого не так просто, и многие люди, особенно воспитывающиеся на старых добрых традициях отсутствия научных объяснений многим общественным явлениям через особенности нашего сознания, не желают принимать это новое понимание. Но, как говорится, это явление временное.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 08:57:59, ВОЗ»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Язык как зеркало духовности
К счастью, язык позволяет нам избежать многих заблуждений, ибо пока только с помощью языка мы можем объяснить другому человеку, чего мы хотим. Тут необязательно говорить только о речевом аспекте языка. И, тем не менее, на нём можно легко показать и красоту, и уродства, которые язык несёт нам в ходе нашего развития.
Критериальность языка проявляется, на наш взгляд, лучше всего в его оценочной структуре. И если каждое понятие, каждое рассуждение, каждый элемент языка содержит в себе скрытые оценки, то в целом о коммуникации и созидания общности людей необходимо говорить, как о высшей оценочной характеристике. Не может быть общения людей даже на правополушарном, образном уровне без предварительной внутренней оценки смыслов передачи информации. Всё искусство построено на превалировании оценок автора произведения над оценками других людей. Так человек творит новое. Без этого творчества вообще не существует.
Конечно, высокая языковая вербализация нашей жизни способна привести общество в состояние роботизированных механизмов, для которых не только правое полушарие становится излишним, но и принятие решений. Для такого общества главной опасностью является некритичность к приказам лидеров, абсолютная аморальность и, значит, нежизненность. Такое общество не обеспечивает своей целостности из-за нарушения условия свободы выбора.
Язык всегда реагировал на текущие проблемы изменения общественной морали. Вспомним: бардовская песня 60-х прошлого столетия явилась естественной реакцией на излишне формализованное партийное искусство. Владимир Высоцкий появился как реакция тотального давления на личность со стороны власти.
Сейчас духовная пустота реализуется в искажении всяких норм приличия в языке, в его извращённых формах в Интернете.
Язык как зеркало свободы выбора в обществе и свободы выбора личности – это, прежде всего, показатель адекватности общественной и личностной психической сферы и сферы сознания. К сожалению, даже педагоги в настоящее время имеют об этом смутное представление и, коверкая языковые нормы, своими усилиями превращают сознание некоторых малоустойчивых своих учеников в помойку. Выйдя за стены школы, такие ученики становятся мало приспособленными к высшим реалиям жизни, они вынуждены прозябать в духовной нищете.
Языковые нормы создаются не столько по желанию тех или иных людей. Они формируются как результат работы всей иерархии оценочных требований, начиная с вершины – от Высшей Меры. Языковые уродства прекрасно иллюстрируют уродства главных критериев общества и личности, которые они приняли для себя в ситуациях переходного характера. И когда читаешь текст, напичканный такими уродствами, то автоматизм чтения и понимания высших смыслов прочитанного начинает ускользать от внимания, которое вдруг переключается именно на эти уродства. Так элементарно разрушается главная норма языка – его стремление к нравственной вершине.
Взрослые, педагоги, СМИ того не подозревая, упрощая языковые нормы в общении между собой, такой упрощенной моделью поведения подают плохой пример детям. Дети, наблюдая общение взрослых, видят и слышат лишь то, что взрослые несут во внешних формах общения. Однако, подводная часть айсберга общения взрослых людей содержит громадные пласты невербального, а в целом, виртуального общения, что никакими словами прояснить не удаётся. Поэтому любое общение взрослого человека, особенно с высоким развитием разума, несёт большой пласт непроявленной смысловой информации, так или иначе воспринимаемой собеседником того же уровня. Правильно ли понимается подобная модель поведения, зависит от близости оценочных систем этих собеседников друг другу. Если оценочные системы сознания людей разные, то и понимание скрытой информации буде разное. В результате у собеседников возникает иллюзия в том, что другой человек его понял тогда, когда на самом деле всё происходит наоборот.
Проблемы непонимания людьми друг друга – это проблемы, прежде всего, их подсистемы оценок. Вот почему педагогам необходимо обратить большое внимание на обучение детей единой системе оценок. Какою она может быть? Всегда считалось, что моральной, нравственной. Любая другая, с любой степенью агрессии, – это мина замедленного действия, которая рано или поздно взорвёт ситуацию и разрушит целостность системы.
Если же вернуться к сфере образования, то мы неминуемо упрёмся в требование времени и условия самосохранения научить человека творить, или, как сегодня говорят, мыслить креативно. При этом, может быть, самым трудным будет объяснить своим ученикам необходимость моральных ограничений в своих оценках.
Принятие решения – это особая сфера функционирования сознания людей, когда дальнейшее их развитие может зависеть от одного человека, лидера. Трудности, которые возникают при этом в образовании, – того же порядка, что и трудности, обсуждаемые в предыдущем абзаце. Однако, особенность личности лидера заключается в том, что его сознание срастается с метасознанием Природы намного более тесно и работает эффективнее, чем у рядового члена общества.
В заключение своей работы хочу подчеркнуть важнейшую, на мой взгляд, вещь – образования без воспитания не существует. Практически все Ваши пожелания, Татьяна Александровна, относились в равной степени и к воспитанию. Тем более, Вы неоднократно подчёркивали человечность, душевность, сердечность педагога в том, чтобы увлечь ученика и направить его на дорогу максимальной заинтересованности в их душевном контакте. Выше я попытался показать, что главный критерий общества – Высшая Мера – полностью определяет воспитание человека, моральные качества общества и формируют качества личности членов общества.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 08:58:33, ВОЗ»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика