Роза Мира - эпоха синтеза
Роза Мира или родонизм? (вспоминая будущее)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Уже первые строки книги «Роза Мира или родонизм? (вспоминая будущее)», да и само название её первого раздела «Идеология будущего», указывают на высочайшую планку, установленную себе Автором. Сразу ощущаешь, что «извечные вопросы», которые из века волновали ищущих людей, животрепещущи для него так же,  как для большинства насущны вопросы житейского попечения. Определение ищущих я употребил не случайно и не для красного словца. И не перепутал, например, со словом мыслящих. Указанные вопросы настолько мучительны в своей  безответности, что мало находится желающих заглядывать в эту пугающую бездну. Страх перед Будущим – страх небытия большинство предпочитает заглушать деятельной бравадой обустройства в «мире дольнем». Для автора же Будущее – это актуальное настоящее собственной судьбы. Одно это уже редкость в наше время. А обсуждаемая книга –  попытка осмысления личного духовного опыта. Искренняя и бескомпромиссная, как жизнь и смерть. Что стократ ценнее изысков скучающего ума, так как лишь на острие бытия истина и ложь проявляются наиболее четко.

В качестве основного дифференцирующего «детектора» духов родонизма и Розы Мира выступает у Автора именно реакция собственной души. «Для меня главным стимулом в моей работе над ошибками была возможность по мере раскрытия темы отследить в душе те пласты, что аукаются на искушения демона родонизма и помогают ему достигать своих целей. Речь пойдёт не столько о рм-сайтах, сколько об идеологии будущего, которую лишь условно можно назвать «родонизмом».  Это оригинальный исследовательский «метод», отличающийся от постмодернистских подходов. Предельно объективированных, подобных методам естествознания. Конечно, понять и принять такой «субъективизм» адептам сциентизма, уверовавшим во всесилие науки, будет непросто. Но вся фишка, как нынче выражаются, именно в том и состоит, что другого, более тонкого и более верного прибора, не существует. Полезность, целесообразность, максимизация общественного блага – эти критерии гуманистической эпохи показали свою несостоятельность. Иначе бы мы не наблюдали разложения современной культуры.

Естественен вопрос. А не уведет ли такой субъективизм в миражи личностного произвола? Надёжной преградой последнему служит то важное обстоятельство, что собственный духовный опыт в данном случае постоянно сверяется с опытом известных мыслителей: Достоевского, Николая Бердяева, Германа Гессе. И, конечно, Даниила Андреева. В конце концов, вся многовековая мудрость христианства и традиции культуры в целом, на фоне которых ведётся «работа над ошибками», уберегают от пристрастного взгляда. Творческое переосмысление ретроспективы европейской и русской культур, вплоть до наших дней, позволяет прорисовывать перспективы Будущего, развенчивая ухваты «духа хитрого». Предостерегая от повторения заблуждений прошлого. При этом к Автору в полной мере относятся его же слова. «Продолжателем творческого духа может быть только творческий дух, понять художника может только художник, любить Творца может только творец». Будущее у него творится, а не строится путем обобщения накопленных знаний. И этот момент принципиальный. Качественно новое ближе к истине, чем компиляции и перестановки известных постулатов.

«Все крылья родонизма, включая центральную опорную точку, – это формалистическое мировосприятие». В десятку. И самым опасным, как представляется, является «тихий» «Родон». В тихом омуте известно кто водится. Своё эрудированное высокомерие он направляет на разработку доктрины будущего. Сейчас, кроме доктринёров-интеллектуалов, она мало кого интересует. Но когда «массы» изверятся в демократическом рае и в глобализирующемся мире возникнет спрос на свежее глобальное учение, новоявленные жрецы окажутся очень кстати со своим «Капиталом». Тем более что на фоне фарсовых левого и правого крыльев он будет весьма импозантен. «Родон – это идеология родонизма в концентрированном, окаменевшем (опора!) состоянии». «Ущучил», что тут скажешь.  Но, чтобы отшатнуться от этой мертвечины, нужно почувствовать себя свободным, не обусловленным. Оказывается, это непросто. Пока ощущаешь себя «поплавком», увлекаемым окружающим миром, схематичный мир представляется наиболее безопасным, комфортным. Как не сбиться, не потерять в себе подлинное? В книге об этом сказано немало.  Но об этом впереди.

«Последнее редактирование: 19 Апрель 2013, 00:02:15, Роман Сибирский»

 
Сейчас, кроме доктринёров-интеллектуалов, она мало кого интересует. Но когда «массы» изверятся в демократическом рае и в глобализирующемся мире возникнет спрос на свежее глобальное учение, новоявленные жрецы окажутся очень кстати со своим «Капиталом».
  Вот хотелось бы еще немного к теме "родонизма" вернуться, точнее, к теме "возможной проекции родонизма на глобальное будущее". Если еще точнее - как будет выглядеть то возможное (среди десятка возможностей) будущее, в котором вверх возьмет "формалистический дух родонизма" (и мистический натурализм, как его составная часть). Как будет выглядеть воплощение идей Даниила Андреева в своем самом худшем оккультно-формалистическом исполнение, как полная карикатура на "Розу Мира"?
  Недавно, повинуясь смутному чувству, я решил прочесть роман-антиутопию Яны Завацкой "Ликей. Новое время". Решил без всякого особого желания. До этого роман "провисел" года два в моей электронной библиотеке. Это второй роман о "Ликее". Первый я читал еще лет семь назад, в бумажном виде. Мне дал его один мой православный знакомый, со словами: "вот здесь про Розу Мира". Роман мне, мягко говоря, понравился не очень. Я был тогда еще довольно ортодоксален, и в романе не увидел почти ничего кроме слабой художественности (технической наивности), клеветы на "Розу Мира" (в частности, на идею воспитания "человека облагороженного образа") и негативное представление о будущем России. Но роман тогда прочитал. И даже отметил, что отдельные портреты эзотериков-оккультистов-контактеров даны весьма точно, как и некоторые "сектантские заморочки". Пусть были и идеологические натяжки (автор ведь писал с точки зрения ортодоксального христианства), несколько наивные представления о медитации.... но, суть не в этом.
  Когда я начал читать второй роман, я почти сразу поймал себя на мысли - это же то, о чем пишет Ярослав, критикуя "родонизм". Это воплощение той возможной исторической реальности, когда карикатура на Розу Мира восторжествует. Так что советую прочесть этот роман, причем именно второй роман о "Ликее" (он и художественно более выписан).
  Имя Яны Завацкой должно быть последователям Розы Мира знакомо. Известность писательница приобрела после своего автобиографического романа "Черная книга или приключения блудного попугая". Этот роман я так и не прочел, но много читал форумных споров вокруг этого произведения. Как я понял, автор обжегся об оккультно-эзотерический опыт под вывеской "Роза Мира". То есть, у них там было какое-то эзотерическое общество, где практиковалось то, что Ярослав назвал "мистическим натурализмом". Обжегшись об демоническую сторону этого опыта (повторюсь, сужу по форумам, саму книгу не читал), Завацкая побежала в католическую церковь. Итогом этого опыта и стали сперва "блудные попугаи", а уже потом "Ликей".... В общем, кому интересно, кто читал - можно все это обсудить в рамках возможной в будущем карикатуры на "Розу Мира" (родонизма), частично описанной в антиутопии "Ликей - Ликей. Новое время".     
  Да, ещё - читал когда-то на форумах слова самой писательницы о том, что занятия оккультизмом она бросила после того, как перед ней встала дилемма: быть ли контактером или заниматься творчеством. Завацкая выбрала второе, как путь беспредельной свободы. 

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 25 Апрель 2013, 19:38:38, Вадим Булычев»

Роман, спасибо  :-[
Точность попадания в цель и концентрация мысли меня потрясли в Вашем отклике (что это за "цель", знает только "попавший в неё"). С нетерпением жду продолжения...

Вадим,
Имя Яны Завацкой должно быть последователям Розы Мира знакомо.
Мне это имя неизвестно. А почему "последователям Розы Мира" оно должно быть знакомо? (Есть у тебя ссылка на книгу - или искать в Сети самим?)

Да, ещё - читал когда-то на форумах слова самой писательницы о том, что занятия оккультизмом она бросила после того, как перед ней встала дилемма: быть ли контактером или заниматься творчеством. Завацкая выбрала второе, как путь беспредельной свободы. 
Да, тут вилка о двух концах... Другая крайность - "творчество во имя своё".

Свобода вообще обоюдоострое лезвие (или обоюдовыпуклая линза: и Роза Мира может породить родонизм, как христианство - инквизицию и в итоге безбожную техногенную цивилизацию). Диалектика Великого Инквизитора и есть, наверное, смысл нашего исторического эона в концентрированном виде. Вот что, к слову, "последователи Розы Мира" должны бы были по-хорошему освоить: эта диалектика разводит "последователей Розы Мира" по духовно полярным лагерям, как в своё время - самих христиан, впрочем - это духовные синонимы.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Недавно, повинуясь смутному чувству, я решил прочесть роман-антиутопию Яны Завацкой "Ликей. Новое время". Решил без всякого особого желания. До этого роман "провисел" года два в моей электронной библиотеке. Это второй роман о "Ликее". Первый я читал еще лет семь назад, в бумажном виде. Мне дал его один мой православный знакомый, со словами: "вот здесь про Розу Мира". Роман мне, мягко говоря, понравился не очень. Я был тогда еще довольно ортодоксален, и в романе не увидел почти ничего кроме слабой художественности (технической наивности), клеветы на "Розу Мира" (в частности, на идею воспитания "человека облагороженного образа") и негативное представление о будущем России.

Здравствуйте, Вадим! Вчера начал читать "Ликей". Мне нравится, интересно и вполне правдоподобно. Только ощущение, что это будущее есть не что иное как результат объединения мира по космополитическому сценарию США. Сокращение населения путем создания рекомендательных центров, решающих фактически за родителей рожать ребенка или делать аборт, обучение детей быть послушными членами стада, привитие им культуры попсы -- все это то, к чему движется современное общество. Мне тут вспоминаются слова, сказанные главному герою фантастической повести Роберта Хайнлайна "Будет скафандр - будут и путешествия" его отцом, случайно заинтересовавшимся, что же собственно преподают его сыну в школе:
"Предметы изучения  делают основной   упор  на  практические  жизненные  проблемы  с  тем,  чтобы ориентировать   ребенка   в   мире   демократического  общественного устройства,  подготовить  его  к  испытаниям взрослой жизни в условиях нашей сложной современной  культуры."
Только тут еще добавляется сексуальное воспитание с подросткового возраста, которое ко всему прочему включает еще и практическое обучение...
Кроме того то, во что превращается Россия в XXII веке, также укладывается в мечту космополитов. Вот они, слова ликеиды Беатрис:

"Русский, верящий в какую-то идею, способен осуществить ее лучше, чем кто-либо другой. Русский без веры - это пьяница, наркоман, бандит, это абсолютно бесхарактерное, лишенное морали, ответственности, каких-либо проблесков разума существо. Человечеству не нужны ни фанатики, ни опустившиеся твари. Поэтому самое лучшее в данном случае - пусть русские верят… но пусть каждый из них верит во что-нибудь свое.
     В этом парадокс - свободный внутренне человек обязательно требует внешних ограничителей. Я понимаю, тебе это неприятно слышать, считается, что свобода - символ Америки… на самом деле американцы очень и очень зажатые люди. Их если даже никто не будет ограничивать, они себя сами ограничат. А если не ограничивать русского - свобода погонит его в странствие, в запой… не всех, конечно, но довольно большую часть населения. А другая часть, особенно женщины, будут как-то прозябать, чувствуя себя глубоко несчастными и не в силах изменить свою жизнь. Вот суровая государственная централизованная власть - благо для русских. Сколько раз уже это подтверждалось русской историей. Они не терпят, не выносят демократии, вседозволенности, мягкости… более или менее мягких, человечных царей они убивали. И преклонялись перед тиранами. Единая власть и единая религия - вот то, что делает русских великим народом… но это проявление национализма, которое для нас неприемлемо. Нам ведь не нужны великие народы… нам нужны народы мирные, ласковые, как дети, терпимые, стремящиеся к глобализации. Поэтому все, что нам нужно - это разрешить русским делать все, что они хотят… Вернее, разрешить это каждому из них в отдельности. Их ни в коем случае нельзя подавлять, убивать, ссылать, их даже унижать и обижать нельзя! Иначе они могут объединиться и выработать единую идеологию… Им нужно предоставить полную внешнюю свободу… а их внутренняя свобода сделает то, чего не добиться никаким насилием. Не ограничивайте русскую мысль цензурой - и за десять лет вы добьетесь того, что каждый, кто что-то пишет, будет писать свой никому не нужный бред, подобно пациенту психушки, и никто не будет обращать ни на кого внимания. Не ограничивайте их нравственность религией - и они моментально превратятся в стадо наркоманов, развратников и бандитов. Это идеальный способ борьбы с русским национализмом. Это все было уже проделано двести лет назад… С тех пор население России поддерживается на уровне 20 миллионов… плюс 7 миллионов в Сибири и 3 на Востоке. А чтобы не дать им совсем уже опуститься, внедряется вера - но, повторяю, у каждого своя… У кого-то вера в разум, у кого-то - Ликейский культ, кроме того, для мистиков есть еще масса отдельных течений и сект. Те, кто ходят к нам в Социал - это русские, прочно верящие в Ликей или в современную науку, в собственную неполноценность, это, фактически, наши ученики. Это примерно половина населения по статистике. Вполне достаточно для поддержания равновесия…"

Такое будущее есть торжество Великого инквизитора. Народ - стадо, ликеиды - немногие несчастливцы, которые это стадо пасут.
В общем, роман мне очень нравится. Спасибо, Вадим, за то, что предложили его обсудить здесь.

Свобода не просто право, а обязанность каждого
«Последнее редактирование: 27 Апрель 2013, 14:45:53, ВОЗ»

Мне это имя неизвестно. А почему "последователям Розы Мира" оно должно быть знакомо? (Есть у тебя ссылка на книгу - или искать в Сети самим?)
Вот ссылка, где можно узнать о писательнице (биография и библиография) и можно скачать "Ликей" (первый роман) : http://www.livelib.ru/author/149916 
   Я был уверен, что имя Завацкой известно, но не по "Ликею", а по ее автобиографическому роману "Приключения блудного попугая"(http://blog.imhonet.ru/author/anvegres/post/6077717/). Конечно, надо было дать сразу ссылки.
 
Да, ещё - читал когда-то на форумах слова самой писательницы о том, что занятия оккультизмом она бросила после того, как перед ней встала дилемма: быть ли контактером или заниматься творчеством. Завацкая выбрала второе, как путь беспредельной свободы. 
 
   Да, тут вилка о двух концах... Другая крайность - "творчество во имя своё".
 
   Ярослав, почему "творчество во имя свое"? Я этого не сказал. Тебя, наверное, ввели в заблуждение слова о "беспредельной свободе". Но это мое добавление. Какими словами это выразила Завацкая, я точно не помню. Интервью это читал давно, в Сети не смог его отыскать. Но смысл помню хорошо: когда перед писательницей стал выбор между контактерством и творчеством, она выбрала творчество, как несоизмеримо более свободный путь, по сравнению с контактерством.
   Более того, я бы и не назвал дальнейшее творчество писательницы свободным. Я верю в то, что она старалась быть искренней в своих книгах, но, на мой взгляд, некоторую несвободу давала сама установка, принятая ей после неудачного оккультного опыта. Эта установка мне хорошо знакома - есть "мы", и есть "они". Я сам был несвободен от нее, до Капитана Брамы (а может, несвободен и до сих пор). Из этого не следует, что писательница в своем автобиографическом романе все наврала. Нет, человек может писать вполне искренне, но, невольно, почти неосознанно - где-то подбелишь, где-то подчернишь.

 
Только ощущение, что это будущее есть не что иное как результат объединения мира по космополитическому сценарию США.
.   Спасибо, Антон, за развернутый комментарий. Да, за основу взят один из худших сценариев (хуже только, наверное, всемирный огонь "третьей мировой"). Таков уж жанр антиутопии. И этим роман вдвойне интересен, интересен именно тем, что художественно вскрывает именно это:
 
Такое будущее есть торжество Великого инквизитора. Народ - стадо, ликеиды - немногие несчастливцы, которые это стадо пасут.
 
В общем, роман мне очень нравится. Спасибо, Вадим, за то, что предложили его обсудить здесь.
Мне самому роман понравился именно потому, что я увидел в нем хорошее художественное дополнение к теме "родонизма" (об этом я уже писал). Именно изложенное на этой ветке и заставило меня взяться за прочтение "Ликея".

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 27 Апрель 2013, 22:14:11, ВОЗ»

Ярослав, почему "творчество во имя свое"? Я этого не сказал. Тебя, наверное, ввели в заблуждение слова о "беспредельной свободе".
Вадим, я же не в противовес написал, а в дополнение: просто немножко порассуждал на тему, которая и мне самому очень близка (ближе нет). Я уже где-то писал, что именно творческая свобода (может быть, понимаемая мною превратно и узко) мне мешала воцерковиться. Обе попытки воцерковления (больше не делал) приводили меня к тому, что я не мог больше писать... Тут "вилка". Я об этом и сказал. Эта "вилка" в нашем сознании, но и не только в нём, здесь "берега сходятся", как и в любом вопросе, касающемся эроса (творческого начала). Это самый сложный вопрос для религиозного сознания, и от его разрешения зависит судьба христианства в мире (мысль Бердяева). С "контактёрством" проще. Намного сложнее примирить противоречия на глубинном религиозном плане.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 27 Апрель 2013, 22:22:31, Ярослав»

 
Я уже где-то писал, что именно творческая свобода (может быть, понимаемая мною превратно и узко) мне мешала воцерковиться
   Если под воцерковлением понимать регулярное посещение церкви (не реже раза в неделю), регулярное причащение (не реже нескольких раз в год), соблюдение постов, чтение преимущественно святых отцов церкви - я тоже так и не воцерковился. А ведь у меня были все условия для этого: поездки с другом-священником по селам, прямое участие в богослужениях.
   
Обе попытки воцерковления (больше не делал) приводили меня к тому, что я не мог больше писать..
   Если не секрет, Ярослав, в чем именно эти попытки проявлялись? Ты пытался следовать церковной традиции, или это как-то иначе выражалось? Лично у меня состоялось, наверное, не столько воцерковление, сколько мягкое, почти безболезненное приобщение (так и хочется сказать - причащение) огромному миру православия. Появилась надежная точка опоры, но в глубине себя я все же остался во многом прежним ("не расстался с еретической Розой Мира" - как сказали бы некоторые мои церковные знакомые). Поэтому мое творчество осталось при мне, хотя характер его немного поменялся (первые мои две повести как раз "памятник" этому состоянию души). С другой стороны, я пришел в церковь после всевозможных контактерских и эзотерических групп - и церковная среда мне поначалу показалась довольно свободной, просторной для личного существования (в отличие от узких "сектантских коридоров", в которых я доселе бродил). С той же "Розой Мира" - никто мне не читал проповедей, не ставил условие - или творчество (вместе с "Розой Мира"), или церковь. То есть, внешне не было никаких ограничений, а вот внутренне, да, я почувствовал (много позже) некоторую несвободу в творческом плане, несвободу в творческом выборе, что ли. Хотя, пожалуйста, пиши как хочешь, никто ни к чему не принуждает. Но внутри уже была некоторая установка (здесь я Завацкую очень понимаю) - хотелось написать нечто "церковное", нечто, что бы понравилось людям глубоко воцерковленным. И вот тут-то и таилась ловушка. Так что, да, вопрос творчества и воцерковления:
 
Это самый сложный вопрос для религиозного сознания
 

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 29 Апрель 2013, 20:46:07, ВОЗ»

А отчего не предоставить решение этого сложного вопроса самому Господу? Типа: "если то, что я делаю - грех, то прости мне его по великодушию Твоему"?
Ведь и священнослужители, не чуждые творчеству, бывают...
И кто за братьев своих погибнет - спасён будет. А что такое творчество, как не гибель за братьев? За выбор ими праведной дороги.
Просить надо Его, чтоб вразумил, не убивая, не отторгая от того, что числишь предназначением своим.
Закопанный в землю талант, не приносящий роста, - ведь гневит Его.
Или все эти доводы - мудрствование лукавое?

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 13 Май 2013, 01:50:34, КАРР»

Если не секрет, Ярослав, в чем именно эти попытки проявлялись?
Мне бы не хотелось в этой ветке начинать разговор о моём личном диалоге с православной традицией. Это ведь, правда, очень интимный процесс, его сложно выносить на публику (да и нужно ли?). Совсем кратко: после знакомства с книгами Александра Меня (в первую очередь - именно о православных таинствах и обрядах), я увидел в этих таинствах и обрядах огромный духовный смысл, до этого для меня сокрытый под внешней и формальной стороной. Я принял таинство крещения (в 24 года) и пытался следовать церковной традиции, вникая в смысл каждого шага. Это продолжалось около года (с перерывами на страсти житейские). Позже, уже более зрелый, я делал ещё одну попытку воцерковления (уже более мягкую и осторожную)... В причинах неудачи до конца не разобрался и по сей день. Думаю, что три четверти причин - во мне самом. Но есть и "одна четверть", которая не во мне и которая мне очень мешает с последней искренностью и без оглядки окунуться в православную традицию, стать членом церкви (без "сносок на полях" и "примечаний в скобках").

С другой стороны, я пришел в церковь после всевозможных контактерских и эзотерических групп - и церковная среда мне поначалу показалась довольно свободной, просторной для личного существования
У меня такого опыта не было, я шёл в церковь от традиционной культуры и религиозной философии. Поэтому и опыт (сравнительный) был другой.

То есть, внешне не было никаких ограничений, а вот внутренне, да, я почувствовал (много позже) некоторую несвободу в творческом плане, несвободу в творческом выборе, что ли. Хотя, пожалуйста, пиши как хочешь, никто ни к чему не принуждает. Но внутри уже была некоторая установка (здесь я Завацкую очень понимаю) - хотелось написать нечто "церковное", нечто, что бы понравилось людям глубоко воцерковленным. И вот тут-то и таилась ловушка.
Именно так. И это я сразу же почувствовал в себе: какое-то невольное ханжество, что ли. Какое-то своё фарисейство против воли и помимо сознания.

И ещё. Я почувствал, что начинаю осуждать, иногда до "фиги в кармане" (не агрессивной, интеллигентской, но тем не менее) церковную среду, концентрировать внимание на недостатках, чего мне очень самому не хотелось. И проще - не смотреть вообще, чем постоянно отгонять от себя эти искушения. И... и ещё я всё больше начинал чувствовать в этой среде своё одиночество: вопросы, которые занимали меня на очень глубоком уровне (вопросы литературного творчества, вопросы искусства, философские вопросы, вопросы диалога религий и культур и т.д.) просто неинтересны здесь почти никому. На искусство смотрят как на исключительно душевную сферу, отказывая светской культуре в духовности. Это мне очень мешало (внутренне, в первую очередь), я начинал словно задыхаться...

В общем, три четверти - это мои проблемы и преодолеть их я если и смогу, то только внутри себя. Главное для меня, чтобы в церкви мне не приходилось лукавить с самим с собой, чтобы в ней у меня был такой же последний предел искренности, как и в поэзии. По-другому, мне кажется, воцерковление будет самообманом (для меня) и духовного блага мне не принесёт, скорее - наоборот. Я очень боюсь фарисейства в себе самом, отсюда меня часто заносит в противоположную крайность...

Сложнейшая проблема. С тысячелетней историей...


Или все эти доводы - мудрствование лукавое?
Почему же - доводы более чем серьёзные. Главная проблема, как мне видится, в том, что этот вопрос вообще не может быть разрешён только в рамках личного сознания, внутри индивидуума, но только - соборно... Образно говоря, новое религиозное сознание должно "витать в воздухе", должна измениться "атмосфера"... Это уже глубочайшие мистические и космические уровни, в т.ч. - и нашего бессознательного. Одним усилием воли, логическими аргументами и сознательными доводами тут ничего изменить невозможно, мне кажется.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 30 Апрель 2013, 02:02:10, КАРР»

А отчего не предоставить решение этого сложного вопроса самому Господу? Типа: "если то, что я делаю - грех, то прости мне его по великодушию Твоему"?
  Всё это так. И все же вопрос не так прост. Суть вопроса (как я это вижу) не в том - грех или не грех то или иное творчество - а в том, почему так получается, что при воцерковлении творческой личности сужается творческое поле. Теряется некоторая свобода. Вот в чем парадокс. Впрочем, такой ли уж и парадокс? Причина парадокса скорее всего в сложившемся многовековом отношении церкви к творчеству, как ко вторичному явлению. Польза творчества то признается, то отвергается (сейчас больше признается, в миссионерских целях) - но суть сама пока не меняется: творчество вторично, а зачастую и враждебно главному делу воцерковленного человека - спасению души. С другой стороны, сама творческая личность, при воцерковлении, попадает в некоторую добровольную зависимость, которая также не очень хороша для творчества. Хочется немедленно положить свой творческий талант на церковный алтарь, послужить своим талантом великому миссионерскому делу, привлекая в "единственно спасительную церковную организацию" как можно больше "людей внешних". Хочется уже не просто там что-то писать греховное, мирское, а писать так, как писали святые отцы. В итоге рождаются вещи скучные, вымученные, с тоном проповеднического морализаторства. Может поэтому русские классики, будучи в основной своей массе людьми православными, почти не бывали воцерковленными.

Ведь и священнослужители не чуждые творчеству бывают...
     Это интересная тема. Надо собраться с духом и в разделе "Православие" сделать ветку, посвященную пишущим батюшкам (и не только). Такие батюшки есть и сегодня. Еще более интересное явление современной церковно-литературной жизни - это женщины-писательницы, пишущие в жанре так называемого "православного фэнтези". Начало было положено Юлией Вознесенской в 2000 году (повесть-притча "Мои посмертные приключения"). Ну а дальше понеслось, поехало. К этой плеяде принадлежит и Яна Завацкая, о которой мы тут немного уже говорили.

я всё больше начинал чувствовать в этой среде своё одиночество: вопросы, которые занимали меня на очень глубоком уровне (вопросы литературного творчества, вопросы искусства, философские вопросы, вопросы диалога религий и культур и т.д.) просто неинтересны здесь почти никому. На искусство смотрят как на исключительно душевную сферу, отказывая светской культуре в духовности.
   Да, Ярослав, в точку! Тоже чувствовал и я. "Проклятые вопросы" о том же творчестве, диалоге религий и т. п. были не интересны моим православным знакомым. При этом ко мне относились очень хорошо. Мое увлечение "Розой Мира" (и всем, что около нее, плюс философские вопросы) снисходительно терпели. Даже в некотором плане и помогали (например, благодаря Павлу Тихомирову состоялось наше знакомство).

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 01 Май 2013, 21:44:29, Вадим Булычев»

О «трёх ключах»

Какое-то время назад Автор книги высказал замечательную мысль, что  значимость поэтики   Даниила Андреева выросла бы, если рассматривать ее  в соединении с религиозной философией Николая Бердяева. Если сделать, так называемую, «прививку» Бердяевым. Поскольку произведения обоих мастеров под разными ракурсами, поэтическим и философским, освещают  общее духовное поле. Сопрягаются друг с другом и дополняют друг  друга. Мне тогда подумалось – да, действительно; если бы нашелся художник, способный воплотить такой замысел, то это было бы несомненным прибавлением к целостному взгляду. И тут же усомнился, что найдется смельчак, готовый взяться за такой труд – дай Бог коллективными усилиями, мелкими шажками, постепенно разработать эту «жилу». Слишком уж неподъёмен груз. Очень легко потеряться в компании «атлантов». Не знаю, ставил ли изначально Автор перед собой задачу осуществить обозначенную выше «прививку». Но она произошла. И удалась. И результат получился весьма достойный. Андреевские символические метаобразы и бердяевская  онтология на страницах книги «сами собой» органично соединились. Получился новый художественный организм, вбирающий в себя сильные стороны составных частей.

Различных мастей «продолжателям» Андреева теперь несравнимо сложнее извращать и выхолащивать его наследие.  В «сцепке» с Бердяевым мифологическая символика поэта и духовидца обрела щит-логос, преодолеть который жонглированием терминов и надуманными схемами родонистов затруднительно. Те неуловимые и незримые ноумены, объединяющие религиозного философа и литературного новатора, обрели во  «вспоминании будущего» свои обозначения. И, как представляется, важнейшие из них: Общение, Поэзия, Вера. Выделенные и сгруппированные, эти «три ключа», триединое духовное образование, –  вернейшие индикаторы подлинного духа Розы Мира. И именно в приведенной смысловой конфигурации. Не два, не четыре, а именно три. Такое количество, похоже, наделяет семантическое поле свойством полноты; термин, используемый в формальной логике. Действительно, попробуйте взять любой из них изолированно. Вера, сама по себе, вырождается в фанатизм или атеизм – веру в отсутствие веры. Поэзия (творчество) превращается в строительство монумента  «во имя свое». Общение – в «ложное структурирование времени». И различные связки из двух «ключей», без третьего, недостаточны для бытийной гармонии. Без Веры всё обессмысливается. Без Творчества – опошляется. Отсутствие Общения (Братства)  ведёт к одиночеству, подозрительности и вражде.

Определённым указателем неискаженного схватывания главных сущностных сил, по-моему, служат ассоциативные параллели с известным девизом Liberte, Egalite, Fraternite – Свобода, Равенство, Братство. И хотя идеи  Великой французской революции имели узко социальную направленность, в каждом из трёх лозунгов можно усмотреть отражения иных, глобальных тенденций. Действительно, Вера – это та же свобода, только несоизмеримо более глубокая и широкая, ничем не обусловленный «подвиг свободы». Требование Равенства – это протест против социальных ущемлений, обусловленных фактическим неравенством людей. И в самой своей основе неравенством творческих потенций. В этом протесте, конечно же, есть своя правда. «Природное» неравенство не является оправданием эксплуатации человека человеком. Более того, насилие противно человеческой натуре. А в призыве к Братству  преломляется фундаментальная человеческая интенция к общности. А какая же общность без общения. Даже слова, обозначающие эти понятия, имеют общий корень. Но общение не исчерпывается обменом информацией. Это взаимодействие. Сердечное,  заинтересованное – братское. Замыслы Провидения нам неведомы. Но, кто его знает, может  три ключа, «застолблённые» Автором, станут содержанием нового девиза.

Проблематика  Общения в контексте Розы Мира была до сих пор наименее разработанной. Автор не только обратил внимание на эту духовную потребность как нечто важное, неслучайное. Но и попытался вербализовать интуитивные ощущения, отобразить их художественными средствами.  «Дух, творящий атмосферу диалога, в которой диалог преображается в ансамбль, – дух женственный. Такой дух не создаёт концепций и феноменов, но творит атмосферу открытости и доверия, в которой концепции и феномены из раздробленных и враждующих становятся единым ансамблем. Атмосферу нельзя описать, ею можно только дышать.  И новая атмосфера может быть только творческой, взаимообогащающей, проникнутой уважением и неподдельным интересом к инаковому, чувством целого, чувством незаменимости и неповторимости живых проекций Соборного. Это атмосфера искренности и взаимного интереса к творчеству друг друга, жизненная потребность в созидательном общении». Эмпатия,  свойственная Автору, позволяет ему непредметные реальности трансформировать в доступные образы. По существу, бОльшая часть книги, где непосредственно, где опосредованно, посвящена разработке темы Общения. В этом несомненная новизна работы.

«Последнее редактирование: 12 Май 2013, 13:15:15, Роман Сибирский»

Отлично написано, имхо.
Хотя лично мне абзац, посвящённый Egalite, показался менее внятным, чем остальные.
Его связь со "вторым ключом" Ярослава - менее "прорисована"...
Хотела б я почитать подробнее - как Вы это видите ("Egalite" это самое).
Для меня - на нынешнем этапе жизни - изрядный "спотык" на этом понятии.
Равенство шансов ("модный" "американизированный" бренд)?
Равенство прав? (бренд, скорее, европейский. И - не знаю как поточнее сказать - для меня сомнительный)
Сугубое равенство (в глазах Господа) ("...все мы - странники/все мы - дети...")?
 

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 19 Ноябрь 2013, 20:23:27, КАРР»

(Хотя лично мне абзац, посвящённый Egalite, показался менее внятным, чем остальные.
Его связь со "вторым ключом" Ярослава - менее "прорисована"...
Согласен. Я и сам это почувствовал. Но не стал уточнять. Решил, что читатель домыслит. Смысловая связь Равенства и Творчества, в отличие от двух других пар лозунгов, наоборот в их антагонизме. Творчество эксклюзивно, иерархично, аристократично. Ему претит уравнительность.
Хотела б я почитать подробнее - как Вы это видите ("Egalite" это самое).
Для меня - на нынешнем этапе жизни - изрядный "спотык" на этом понятии.
Не у Вас одной. Здесь действительно не всё так просто. Большинство расхожих трактовок-брендов, в том числе приведённых Вами, имеют нарочито социальную направленность и отражают разные «родовые» традиции. Все они «законнические», они совершенно не учитывают личностное начало. А этика будущего персоналистическая, а не «законническая». В этом я солидарен с Бердяевым (Н. Бердяев. О рабстве и свободе человека. Опыт персоналистической философии). Если коротко (и по большому счёту), то лозунг равенства ложен. Люди неравны по природе, по творческим потенциям. Но признание факта естественного неравенства не равносильно культу высокомерия одних по отношению к другим. И, тем более,  не оправдывает эксплуатации одних другими. Социальные гарантии непосредственно материальных благ, обеспечивающие человеческое достоинство, должны и могут быть само собой разумеющийся данностью. Как воздух, как солнце.  В конце концов, это такая малость.  Насколько позволяет мне судить моя скромная эрудиция, серьезных работ (философских, социологических), в которых бы критически анализировались традиционные атрибуты понятия справедливость, включая равенство, практически нет. У Бердяева лишь концептуально намечены перспективы будущего персоналистического общества, социума культивирующего творческие (богосотворческие) личности. При этом подразумевается, что совокупность этических «регуляторов» в нём, их действенность, качественно иная, чем в известных до сих пор социумах, включая буржуазные, отдающих приоритет «юридической» этике. А потому гуманность, милосердность и подлинная справедливость такого общества, в котором признаётся пугающее, на первый взгляд, неравенство, стократ выше, чем в декларирующих суррогаты равенства.

Может быть, дойдут руки в своих «философских эвриках» более развернуто и доказательно осветить эту проблематику.

«Последнее редактирование: 23 Август 2013, 18:58:12, КАРР»

Может быть, дойдут руки в своих «философских эвриках» более развернуто и доказательно осветить эту проблематику.
Что было бы и интересно, и нужно, и даже актуально, Роман! Вы правы, проблематика "справедливости и равенства" ещё не раскрыта, несмотря на весь страшный опыт социальных потрясений последних веков, кружившийся вокруг этих слов. Не раскрыта эта проблематика по-настоящему и в церковной среде, и в светской. И сейчас в России эта проблематика вновь становится чуть ли не центральной.

Хорошо, что Татьяна задала Вам вопрос на эту тему и Вы на него ответили:  не расшифруй Вы абзац о "свободе, равенстве и братстве" в следующем своём посте, Вашу мысль можно было трактовать по произвольным ассоциациям, возникающим в сознании от самих слов, а не от контекста, где эти слова находятся. А слова такие, что от того или иного наполнения смыслом каждого из них меняется и "лозунг", вплоть до противоположного (что мы и видим на исторических примерах в избытке).

Позволю себе привести один абзац из главки "Стиль родонизма" (там эпиграф – ключ не только к описываемому феномену, но и к самому лозунгу французской революции), где у меня встречается "свобода, равенство, братство" (один раз в книге, хотя в голове я держал этот лозунг, в его связи с "тремя ключами", и вспоминал неоднократно):

"Лейтмотив изнанки – разделяй и властвуй. В исторических и культурных аналогиях, проводимых идеологами родонизма, подчёркивается, акцентируется, всячески выпячивается разделение по лагерям и выдаётся за норму и необходимость развития. Всё и вся разводится по клеткам, классифицируется и пригвождается бирками. Христианский раскол видится не трагедией, но благом. Заходит речь о зарождении протестантизма внутри православия. Постоянно муссируется давно канувший в Лету спор западников и славянофилов. Как это согласуется с духом Розы Мира? Такие вопросы выглядят неприличными, глуповато выглядят. Отлично согласуется! Аукнулось почти по Марксу: классовая ненависть ведёт к братству. Откликнулось с усатым акцентом: усиление социалистического государства обостряет классовую борьбу, но это обострение – путь туда же (к братству). А ещё лаконичнее лозунг: свобода, равенство, братство! Второе слово пожирает первое и делает невозможным третье. Гильотина получается, как ни крути. И точнее называть дух лжи не духом умным, но духом хитрым, а ещё точнее – духом пошлым." (Пардон за самоцитату.)

Имитация и фальсификация, тотальное окарикатуривание и фиктивное смысловое наполнение этих больших слов (свобода, равенство, братство), их натуралистическое понимание, профанирование и выхолащивание их духовной составляющей (их логоса) – особенно второго слова! ставшего коренным в этой "птице-тройке" и уводящей всю "колею" в царство духа отрицания и саморазрушения, – это и есть дух "Великого Инквизитора" (в социально-историческом его отражении). То же самое может произойти и с "тремя ключами" Розы Мира (микромодель-карикатура уже явлена нам в сетевом своём варианте).

"Равенство" – самое коварное слово в "игре духов метаистории" и самое соблазнительное для человека. Стоит понять это слово слишком "от мира сего", как весь "хоровод" проваливается в преисподнюю. Если найдутся у нас с Вами силы и резервы взаимопонимания, было бы стоящим делом – открыть диалог "о справедливости и равенстве". И лучше, наверное, не в философском разделе, а в "Метаистории и геополитике" (или параллельно – две темы?). Социально-политический аспект в этой тематике актуальнее философского, как Вы считаете? Хотя и не берётся без глубокой религиозной философии.

И ещё одно уточнение (для гипотетического читателя)
значимость поэтики Даниила Андреева выросла бы, если рассматривать ее  в соединении с религиозной философией Николая Бердяева. Если сделать, так называемую, «прививку» Бердяевым. Поскольку произведения обоих мастеров под разными ракурсами, поэтическим и философским, освещают  общее духовное поле. Сопрягаются друг с другом и дополняют друг  друга.
Когда речь заходит о Данииле Андрееве как художнике и поэте, легко сделать вывод (и делают!), что андреевская весть о духовной реальности воспринимается нами как художническая фантазия и лишена для нас того, что можно назвать Откровением. Нас неоднократно упрекали в "рм-атеизме" и неверии в стоящую за андреевскими образами и "метапраобразами" подлинную реальность и реальность мистическую, которая всегда конкретна и в которой духи живые называются по именам и имеют своё сущностное лицо, а не сводятся к аллегориям или метафизическим абстракциям. Это ложный упрёк со стороны мистических натуралистов, мыслящих реальность духовную по аналогии с миром сим.

Вновь подчёркиваю: я верю в реальность иных миров, описанную Даниилом Андреевым, равно как и другими вестниками. Даниил Андреев – как поэт по преимуществу и по складу своей личности – дал нам поэтическое преломление подлинной духовной реальности. Творческое преломление, а не  фотослепок. И от читателей Андреева требуется творческое же постижение, иначе всё будет карикатура и обезьянничанье. Бердяев, упомянутый здесь неоднократно и неслучайно, дал нам философское (смысловое), но так же творческое преломление подлинной духовной реальности. К слову, мифологию и мистику Бердяев считал первичнее и глубже философии и метафизики. Цитирую (на память и по смыслу): "в основании любой философии лежит мифологема, а не философема; мистика – это вершина религиозного мировосприятия".

И таких творческих преломлений высшей и подлинной реальности – множество. Сопрягать их внутри своего творческого (подчёркиваю это слово вновь и вновь!) существа и претворять их в целостную и объёмную, но живую истину, не вмещаемую ни в одно из своих человеческих и природных преломлений в нашем мире, – вот главная задача читателя (продолжателя, последователя и т.д.). Без творчества читателя все поэмы и трактаты превращаются в мёртвую букву и используются как слепое орудие духом, из самых тёмных глубин своей зависти ненавидящим творческую природу человека и Бога.

Это очень важный, принципиальный момент в книге. Поэтическое преломление истины не является игрою фантазии и не умаляет истины, но расширяет и углубляет её в творческом существе постигающего. Дополняет философское, религиозное и научное постижение истины. И только в диалоге таких проекций истины мы можем почувствовать её подлинность и целостность. Ни одна из граней истины, взятая по отдельности, не даёт нам чувства Целого. А в претензии на свою исключительность, верховность и универсальность любая грань истины (концепция, система) превращается в ложь и служит духу лжи. Любая, самая чистая и светлая. Вот почему в истории так часто и так печально ученики убивали своего учителя после его физической смерти и служили, прикрываясь его именем, духу прямо противоположному декларируемым лозунгам и вывескам (примеров тому несть числа).

Только в ансамбле и диалоге учителей слышен голос Истины и только в таком диалоге можно найти противоядие от духа, исподволь окарикатуривающего любое светлое и высокое учение, взятое в своей отдельности. Оборвать связи с другими учениями – первая задача духа лжи, а служат ему орудиями, как правило, самые ретивые и самые возгордившиеся своей причастностью к новому великому учению ученики.

"Прививку Бердяева" (не только его, конечно) к "учению" Даниила Андреева я делал внутри себя более двадцати лет (то есть – всю свою сознательную), поэтому как раз данная составляющая книги мне далась легче всего, писалась свободно и прозрачно. Но трудно (а порою мучительно) далась другая часть: преломление и отражение духа родонизма в сетевом поле. Слишком ещё мала временная дистанция, слишком здесь ещё много сиюминутной душевной мути (в т.ч. и моей), и так трудно разглядеть в этой мути сущностные моменты и уловить то, о чём стоит писать, отделив это от того, чему "цена три копейки в базарный день". К сожалению, именно "это остренькое" привлекло и было интересно большинству читателей, заходивших с "рм-форумов" и просматривавших по диагонали книгу. И большое счастье, что нашлись люди, творчески и глубоко воспринявшие тот предмет, что вдохновлял и меня, как автора книги. Пусть таких душ немного, но они есть и мы встретились, а значит всё было не напрасно и не впустую (главное утешение для писателя, не искушённого "прижизненным", но верящим в нужность не только для себя лично своего труда). Спасибо вам!

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 24 Ноябрь 2014, 16:35:12, ВОЗ»

Спасибо, Роман. Даже в довольно коротком объяснении Вашем уже заложена (для меня) основа развёрнутого толкования. Заданы направления - куда нужно копать.
Пара "самородков" есть, на которые не натыкалась "самостоятельной головой".
...Относительно проработки мировой философией вопроса справедливости... В конце 80-ых - начале 90-ых  в "Вопросах философии" была большая работа "ненашенского" социо-философа, целиком посвящённая этому понятию. Я её даже переписала в тетрадку, и потом всюду кричала ((натура!! :)  )), что, типа, пока социализму со справедливостью "всё ясно" (хотя самой тостуемой и не пахнет в соц. странах), то гады-капиталисты всерьёз работают головами над этим вопросом...
Подход там был, насколько помню, типично "западный", т.е. "логически-рациональный".
Но пришёл автор, опять-таки насколько помню, к известному "справедливость выше закона, милосердие выше справедливости". Отыщу либо тетрадку, либо саму работу в сети (если есть).

Ярослав.
Вот есть поэма "Двенадцать" Блока. Исключительно точно передающая колорит эпохи, типажи, отчасти - само событие. В том числе - с выходом на мистический уровень.
Однако, точно и буквально "изучать" Россию и события революции по Петьке и Катьке не стОит. Хотя и Петька, и Катька, и отряд из 12 красноармейцев - вполне реальны и вполне представимы и точно описаны. Даже "впереди Исус Христос" вполне заслуживает осмыления.
Это то самое "поэтическое преломление": подсмотренный "мистиком", "визионером", "духовидцем", "вестником" (как ни назови) кусочек ландшафта высших миров, и описанный им поэтически.
В гораздо большем размере и масштабе увидел "ландшафт" мироустройства Даниил Андреев.
Доверие, восхищение, уважение. Картина точна ((колорит, типажи, события)). Но передана именно что в "поэтическом преломлении" - как "Двенадцать" Блока дают в поэтическом преломлении постреволюционную жизнь в России. Имеет ли смысл читателю поэмы пытаться узнавать фамилию-имя-отчество главных героев или тип пистолета, из которого Петька Катьку порешил? Вряд ли. Даже ниточки ассоциаций к Петру Первому и Екатерине Великой протягивать не стоит ( :)  ). А примерно этим занимаются родониты в отношении "Розы мира". Вы это имели в виду?   

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 13 Май 2013, 20:23:31, КАРР»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика