Индия - мир в миниатюре
Моя Индия (история одного путешествия)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

 
...Саша, надо эту нить сверстать в книгу. И выложить на какой-нибудь print-on-demand.ТамПтица, наверное, помогла бы с вёрсткой (её этому учили). поговорите с Вадимом на эту тему, он это проходил
  Да, Саша, было бы здорово увидеть все это в одной книге. А мы бы помогли, чем смогли.

Дух дышит, где хочет

Спасибо! :) Но книгу сначала завершить нужно. То были письма от Индии Питеру, а теперь - ждем ответа... да и лето кончается, собственно.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

После того, как я год прожила в Индии, взгляд и на свой город поменялся. Теперь на все смотрю под влиянием прививки Индии, и по-другому не получается. Я пока еще не разобралась (а, может, и вообще никогда не разберусь), что именно поменялось. Но как будто панорама расширилась. Такое же происходит, если к чему-либо начинаешь относиться с большим терпением и вниманием, что по сути своей синонимы: невнимательного терпения не бывает, как и нетерпеливого внимания.

Я впервые увидела, что Петербург провинциальный город. Впервые поймала себя на ощущении, что наш город совсем маленький. Дело не в том, что Дели такая уж пышная столица и так необъятен. Нет, Дели местами очень похож на деревню или поселки городского типа. И в Петербурге достопримечательностей, действительно, больше. Однако Индия научила меня другому.

Среди типичных черт индийского характера, во-первых, детскость. И отнюдь не всегда это комплимент, много есть дурного от детства в Индии, например, сумасшедшая тяга к предрассудкам, упрямство и иногда даже тупость, истеричность, лень, первобытная жестокость, раболепство перед начальниками. Во-вторых, открытость: чего от индийцев не отнять, даже если гадость делают, и тогда - от всего сердца. Плохо умеют врать, хотя хитрят и виляют, а также увиливают виртуозно. Но так же виртуозно выкручиваются из любых ситуаций, постоянно готовы что-то придумать и предпринять. В индийцах есть обаяние, в некоторых их бытовых привычках - легкость хорошего чувства юмора. И на фоне вышеперечисленных черт фальшь спрятать сложно, практически невозможно.

Индийцы в больших городах часто любят показывать, какие они современные. Пытаются соответствовать. Но только провинциал (не географически, а согласно душевной организации, как и аристократ вполне может быть беден) будет пытаться соответствовать. У индийцев есть свои традиции, и когда они живут в них, это прекрасно, умело, элегантно. В какой еще стране столько людей повседневно носят национальную одежду? Тут женщины таскают кирпичи в тазах на голове, а одеты все равно в сари. Однако индийские попытки перенять европейскую моду очень напоминают маленьких девочек, меряющих мамины вещи, пока никто не видит. В силу свойств индийского менталитета подражания индийцев не пошло выглядят, скорее забавно. Как карикатура. Но через явную карикатуру постепенно учишься различать карикатуры менее явные. Можно сказать, я прошла годовую тренировку.

Одежда - всего лишь поверхность, стиль - уже хуже. Я вернулась, и теперь смотрю вокруг, словно научилась видеть на слой глубже поверхности. И я не могу больше этого не видеть. Когда человек бездумно копирует что-то чуждое, даже если во имя престижа, даже если хочет копировать, он на самом деле глубоко несчастен. Он пытается перешить свою душу и на место всего оригинального, неповторимо своего впихивает общепризнанные заплатки-метки, показывающие, что "я тоже с вами, я один из вас". В роли "вы" выступает миф сильного большинства, который каждый раз заново переписывается теми, кому нужно разделять и властвовать.

Я никогда раньше не думала, что мы настолько провинциальны. Но насмотревшись на индийскую городскую "деревню", на их европеизированную безвкусицу, я начала различать нашу безвкусицу более изощренную, потому что замаскированную консерваториями и эрмитажами или хотя бы пребыванием с ними в одном населенном пункте. И у нас все глубже. Не только одежда, но и манера, тон, осанка, жизненные цели. Все не свое, импортное. И потому мучительное, и потому бездарное. Я раньше тоже это видела, но не так понимала. Видела в этом глупость, а сейчас вижу несчастье. Одиночество, заштопанное брендами. Мы такие же люди, как индийцы, у нас такая же тяга к теплу, общению, вниманию, искренности, но только мы сдерживаем себя, прячем, живем так, потому что так надо, а не потому что мы так хотим. Спросишь - что же мы хотим? Но мы теряем способность хотеть, по-настоящему интересоваться. Мы привыкаем к скучной жизни, оправдывая себя, что у всех так, что это реальность. Развлекаем себя тем, что пытаемся сымитировать желание и выдать себя за живых.

За год я настолько привыкла к смуглой коже, к ярким интонациям, эмоциям на лицах, к жарким краскам и узорам в одежде, что здесь повседневность кажется пресной. Как будто нам, бледнолицым, во всем не хватает специй. Ходим, как привидения. И обходим друг друга без внимания, без участия, словно все мы друг для друга не больше, чем весть о смерти человека, которого мы никогда не знали. Идешь, и кажется, ты  умер так давно, что тебя никто настолько не вспоминает, что уже начинаешь сомневаться, был ли ты вообще когда-либо жив здесь или просто ошибся мирами?..

Очень скучаю по Индии, и поэтому мне захотелось сегодня выйти на улицу в сари. Получилось, что проехала в таком виде почти весь город поперек. Хоть бы у одного встречного прохожего какая-нибудь новая эмоция появилась на лице! Индийцы из проезжающего мимо автобуса тебя успеют разглядеть, прокомментировать, а иногда и сфотографировать, а на следующий день в своем районе слышишь за спиной: "Смотри-смотри! Вот они вчера вечером обе были одеты в сари!"

Индийцы живут и каждому мгновению дарят внимание, здесь мы делаем вид, что живем, и все наше внимание поглощает забота о том, как бы никто не догадался, что мы просто делаем вид.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 08 Август 2013, 05:32:16, Саша»

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Прекрасные слова, Саша. Полностью разделяю сказанное Вами, хотя не имел возможности практически ощутить это сравнение. Просто каждый день, каждое утро по пути на работу я думаю о том, зачем я это делаю, желая себе совсем другой жизни, и сожалею о каждом прожитом дне, в котором не сделал ничего, чтобы хотя бы попытаться приблизиться к своей мечте. Каждое утро я встречаю одних и тех же людей, которые в одно и то же время заняты одним и тем же (до мелочей!). Вглядываюсь в их лица и не могу отделаться от мысли, что они спят, даже не зная этого. Потому, что все вокруг так делают. В их жизни для них нет ничего странного. Потому, что качественно выделяться из общей массы, желать себе чего-то отличного, другой жизни, жить своими мечтами и желаниями, не вкладывающимися в общепринятую систему "ценностей" - это для них странно. Очень хочется вырваться из всего этого, и Ваши, Саша, замечательные репортажи и очерки - самое лучшее средство для решительных действий.

Ещё раз огромное спасибо, Саша, за удивительное погружение в увлекательную реальность.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

Чувствуется пробуждение в Ваших словах. Индия пробудила Вас, а Россия вернула Вас в день реальный. Но вечер и ночь (пребывания на Вашей Земле Обетованной) были чудесными. Желаю одного, чтобы пробуждение не было болезненным, а полдень мучительно знойным. Всё прекрасное вернётся в новом цвете, а пробуждение всегда будет возвращать нас к реальности урбанистической цивилизации, всегда малоискренней, всегда подражающей творению Бога на земле.
Невольно задумываешься о верградах...

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Вчера в одном американском фильме услышал примерно такую фразу. Для того, чтобы понять мир, в котором ты живёшь, нужно без остатка погрузиться в другой, ранее неизвестный тебе мир.

Мне кажется, что получилось как раз в тему.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

Спасибо за такие слова.

Интересно, прошло уже больше недели, а мне никак не привыкнуть: все кажется, сейчас проснусь и опять в Дели. В Индии все как-то напрямик, мы же лучше научились таиться, этикетно улыбаться или, напротив, этикетно серьезничать.

Сергей, даже для того, для кого вырываться из общепринятой системы ценностей вовсе и не странно, а, наоборот, желательно, приятно, и, собственно, единственный жизненный путь, - для того, кто понимает, тоскует и видит, куда идти хочет и к чему вообще стоит стремиться, - все равно, понять и сделать - две разных ступени. По себе знаю, что понимаю много, а решаюсь на мало. Точнее, нет, решительности хоть отбавляй, но вот дальше нее почему-то продвинуться получается редко. Душа наша бодрствует не всегда, да и в этом мире невозможно постоянное вдохновение. Мы как бы оживаем и умираем снова, а когда мы мертвы, нам необходимо притворяться, что живы, чтобы окружающих не пугать. А потом, когда на самом деле оживаем, безумно стыдно за мертвое время, потому что времени мало, а жизнь болезненна и коротка. Когда мы здоровы, нас ничто не беспокоит, - мы и это время не ценим, не ценим наши возможности, в то время, как  у других (или у нас самих, только энное время спустя), может, этих возможностей и этого легкого времени никогда не будет.

Репортажи, очерки, да вообще все, что я делаю по-настоящему, - в первую очередь для меня самой путь вырваться из псевдо-жизни, наверное, единственное, где я ни в чем не хочу притворяться: получается или нет - вот критерий качественности написанного. Реальна по-настоящему одна лишь искренность, и чем ее больше в картине ли, в стихотворении, тем произведение реальнее. Как часто в музее приходится слышать: "Ой, смотри, как настоящая!" Если иметь в виду фотографическую, фактическую точность, примененную к внешности, то суждение не более, чем поверхностно. А если примерить эту фразу на внутренний мир картины? Чтобы было понятнее, если вдруг про какую-нибудь абстракцию твое сердце воскликнет: "Да ведь это правда! Так и есть на самом деле!" По сути, абстрактное искусство - мир внутренний, распахнутый во вне, без какой бы то ни было внешней "защиты", попытка увидеть/изобразить душу без тела или мысль без носителя мысли. Попытка подобрать нематериальному хоть какое-нибудь подобие материальности, чтобы наша ограниченная природа все-таки смогла это распознать. Сам материальный минимум подчеркивает наличие содержания, приковывает именно к содержанию внимание, и, не поняв смысл, ты и во "внешности" ничего не разберешь.

Абстрактное искусство - упражнение в искусстве, более позднее по времени возникновения (хотя на самом деле именно абстракция - в основе древнего искусства), словно шанс оглянуться и увидеть все по-другому, с другой стороны. Ведь если в любой реалистичной картине попытаться разглядеть абстракцию, тайный ритм, музыку, символы, лаконичность линий, то это и есть попытаться увидеть душу картины. "Ой, смотри, как настоящая!" - и не в блестящей стеклянной вазочке дело, но в том, что был момент, мимо которого мы все прошли бы, не оборачиваясь, а художник в этом моменте почувствовал настоящую, искреннюю жизнь, увидел в этом моменте шедевр. По индийским представлениям поэзия родилась из творчества читателя, созерцателя: охотник убил одну из влюбленной пары птиц, а легендарный первый поэт Вальмики через скорбь оставшейся в живых птицы и лаконичность произошедшего увидел момент жизни как источник скорбного чувства, материю, переполненную смыслом, материю, где каждая мелочь подчинена чувству, то есть в итоге, предельную искренность. И с тех пор Вальмики уже не мог жить, как прежде, ему нужно было воплотить увиденное (потому что человеческая природа смертна, надолго удерживать в себе вечность не может), и появилась первая поэзия.

Для того, чтобы понять мир, в котором ты живёшь, нужно без остатка погрузиться в другой, ранее неизвестный тебе мир.
Чтобы познать себя, чтобы раскрыть свое подлинное "я", нужно полностью забыть о себе, выйти из границ своего "я". Бердяев писал о Божественной природе как об Абсолютной Истине: свойство Абсолютной Истины в том, что она может сама познать себя через себя: относительные истины познаются через что-то. Человек, если по-настоящему любит (предмет любви может быть любой: и другой человек, и творчество), способен погружаться "в другой, ранее неизвестный тебе мир", и, растворяясь в нем, твое существо обретает свойства Абсолютной Истины: человек, погруженный в предмет любви, обнаруживает свое глубинное родство с Богом, сам превращается из относительной истины в Абсолютную, потому что предмет любви как бы становится недостающим зеркалом твоей души, твоя душа - отражает предмет любви, и вы в едином ансамбле - истина, способная к самопознанию, определяющаяся только через самое себя и не нуждающаяся ни в чем стороннем, относительном. Теряя "относительность", мы возвращаемся к свободе.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 14 Август 2013, 15:38:38, Саша»

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Чтобы познать себя, чтобы раскрыть свое подлинное "я", нужно полностью забыть о себе, выйти из границ своего "я".
Абсолютно согласен со всем сказанным. Мне знакомы состояния приближения к такому выходу. До потери сознания близко ощущал. Но вот чтобы по-настоящему выйти из этих границ, нужно сделать хотя бы первый шаг. А это-то и оказывается самым трудным.


Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

Канаут Плэйс

Нашла и начала набирать-редактировать текст, написанный за пару дней до отъезда из Индии. Оказалось, это было письмо в будущее, больше чем через год я его перечитала.

Канаут Плэйс - географический центр Дели, площадь, с маленьким парком посередине и колоннадой вокруг, где обжились, как питомцы зоопарка, рестораны, конторы, брендовые магазины, банки. Колоннада разрезана на секторы подходящими к парку улицами, переулками и тупиками. Под парком в центре находится подземный базар-рынок, вход в него прямо из метро, которое разместилось там же.

Канаут Плэйс - некогда творение англичан, ныне - место для удовлетворения всевозможных потребностей туристов и богатых индийцев. Однако куда люди приходят тратить деньги, туда же стекаются желающие какую-то часть этих денег получить. В Индии палитра таких желающих разнообразна и в большинстве своем нелицеприятна. Канаут Плэйс - место столкновения двух полюсов общества, которые по природе своей не выносят и презирают друг друга, но в силу той же самой природы живут друг за счет друга, живут, используя друг друга. Одни тратят свое время, чтобы продать товар и получить деньги, другие тратят свое время, чтобы потратить деньги, зарабатывая которые эти "другие" опять-таки тратили свое время. Таким образом, Канаут Плэйс превращается в свалку времени, в паразитарный организм, переваривающий время. В предельном приближении - слепок "рая", который способна предложить потребителю (уже не человеку) рыночная модель социальной организации.

Сколько тут нищих, прокаженных, бездомных... Самые жуткие экземпляры я видела именно здесь, соперничать в разнообразии и запущенности болезней с палитрой Канаут Плэйс сможет только одна достопримечательность Мумбаи, о которой расскажу позже и, вероятно, уже в другой ветке.

Туда-сюда снуют полупьяные, полуобкуренные, полураздетые и вшивые подростки, волоча за собой, словно свою горемычную судьбу, огромные холщовые мусорные пакеты - огромные разинутые рты. Первая ассоциация с Канаут Плэйс у меня - именно эти мусорщики, обслуга холщовых, грязных ртов. И за каждой причесанной, благополучной семьей, за каждым самым милым, самым прелестным ротиком всегда есть табу-полянка, где собираются мусорные рты, чтобы обеспечивать и очищать уютное благополучие. Эти табу-полянки вне поля желательного зрения, они серы, как пыльные тени небытия.

Как-то муссонный ливень застал нас на Канаут Плэйс. Мы шли в кафе, и оставалось только перейти дорогу, но пришлось подождать под колоннадой. Муссонные ливни импульсивны, напористы, горды и спесивы, - всегда заставляют ждать. Это не питерский дождь, вечно идущий, потому что родом из никуда, и идти ему, собственно, некуда. А если у тебя нет цели, считаться с тобой никто не будет. Питерский дождь похож на привидение: серый и все проходят сквозь него, не обращая особенного внимания.

Вместе с нами под колоннадой ливень пережидал разнородный люд. Рабочие, почти оборванцы. Бездомный, видевший n-ый сон на засаленной подстилке. Рядом, на подстилке неустановленного качества начинает обед индиец "одомашненный": разложил железные коробочки с далем, роти, сабзи, и темные пальцы забегали по несложной траектории. Видимо, это служащий в какой-то местной конторе. Почему обедать надо обязательно на грязно-мокром асфальте, непонятно. Может, шел с другом повидаться в перерыв, через дорогу или две, а тут - ливень, который в Индии полагается пропускать вперед. Еще по временному и случайному соседству переминалась "шайка" белых. За этот год мы привыкли реагировать на белых по-индийски: с широко раскрытыми глазами, размашистыми жестами и восклицаниями: "Ой, смотри-смотри-смотри!"

Нашу компанию скрашивали штук девять собак: чешущихся, бегающих, шарахающихся, ласкающихся, просящих поесть или просто молчащих и обдумывающих свою незаковыристую участь. И тут целой бесцеремонной процессией объявились крысы: черные (может, грязные), очень длинные и толстые. Пока мы стояли там, насчитали бегущими двеннадцать особей.

Вот такой этот исхоженный туристами Канаут Плэйс. Индийцы постарались привести его в порядок, но лучше бы не старались. Для меня это место выглядит как неудачная пластическая операция.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 07 Сентябрь 2014, 03:19:39, ВОЗ»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика