Сетевая поэзия
Раунд-шоу о молодых поэтах "Бабушка Пушкина"

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Это проект портала fresh_i.ru
Были отобраны 10 молодых московских поэтов и устроено "поэтическое состязание".

ПЕРВЫЙ СЕЗОН

Первый раунд - задание: акростих ("БАБУШКА ПУШКИНА")
(http://vk.com/fresh_i)

Огромная благодарность LWint, принимавшей участие в состязании, давшей ссылку на этот материал.
Добавлю, что в число участников вошли ещё два поэта из лит. студии Жизальмо - Светлана Галкина (её стихи и выступления есть в ВОЗе) и Егор Сальников.



Акростих

Бабушка Пушкина 1 раунд

Стихи

Арс-Пегас   

Блоковской дамой щерится ночь,
Алеет далёкий Марс,
Бьётся сердце и гонит прочь
Ухмылки и крики «Арс!..»
Шальной, развесёлой, хмельной толпы,
Кричащей вовсю: «Арс-Пегас!»,
А мне не свернуть уже с этой тропы:
Поэт навсегда, не на час,
Упрямо идущий вперёд, напролом,
Шагающий в бездну веков,
Крушащий отчаянных строк бурелом,
И крылья Пегаса в союзе с пером!
Новейшие рифмы плодить я готов —
Армады поэм, баллад и стихов.


Марья Куприянова

Белый котёнок смерти мотает нитки.
Ангелы курят. Внучки мотают срок.
Бабушка спит на кладбище у калитки,
Узко и тесно, как заповедал бог.
Шесть дней творенья вышли для бога боком:
Как ни старался – всюду тюрьма-тюрьмой,
Ангелы в форме, изгороди под током…

Праведный узник празднует день седьмой.
Узник неправедный ждёт, что его накажут,
Шьёт себе дело, чтобы себя казнить.
Кот в небесах мотает господню пряжу
И при желании перегрызает нить.
Нет, не мешайте кошке терзать клубок –
Ад неизбежен, если проснется бог.


Егор Сальников

Больно не будет, я сразу тебя успокою.
Ангелы входят в твой дом – и обедают трое.
Будут кресты Колизея и трепет Иудин.
Улица кончится храмами. Больно не будет.
Шепот растет по углам, превращается в травы.
Климат виновен в агрессии супердержавы.
Аист приносит корзину – в корзине запчасти.
Пули его не берут, разве это – не счастье.
У погибающих нет болевого порога.
Шива устал и поставил затекшую ногу.
Кто-то во сне встрепенулся и крикнул в испуге,
Ибо не ведал, что ночь заглушает все звуки.
Но в темноте зачинаются новые люди…
Аист летит. Спи, любимая! Больно не будет.


Чио Сан

Беспричинный сплин - сплюнь,
А налипший смог – смой.
Брось считать очередность лун.
Убегай по любой прямой.
Шансы уже шагов, пусть
Коротит на груди крест.
Анулируй полет в путь.
Подпишись на другой квест.
Убегай. Торопись. Рви
Широту перспектив собой,
Кидайся в случайный сдвиг,
Ищи объективный сбой.

Непрерывно побег ползет
Артерией - в горизонт.


Алексей Шмелёв

Большому кораблю...
А впрочем -
Будет...
Утонут и большие корабли.
Шумит прибой. Она тебя забудет,
Как странный сон.
А что не говори -
Пусть лучше так:
Уткнувшись носом в камни
Шипеть от непри-
каяности
И
Ни на секунду не забыть о главном.
А не встречать чужие корабли.


Света Галкина

Безобразные лебеди слышат всхлип.
Али небо взмолилось, наморщив лоб?
Бормотанье сливается с шумом лип,
У речных перекрестков, порогов, троп.
Шевелись, мой издерганный бедный брат!
Каждый хочет остаться, но спать - нельзя.
А никто не встречает у райских врат,
Повторяя заботливо «Все ли взял»?
У меня целый год был, да вышел весь.
Шепелявые клювы тревожат ночь.
Кротким волны несут золотую взвесь
И земля не позволит нам мерзнуть здесь.
Никому не позволит замерзнуть здесь,
А наутро – отпустит прочь.


Иван Купреянов

Будто бы не было тяжкого лета,
Астры у школы поблекли.
Брызги дождя непонятного цвета
Урывками бьют по стеклам.
Школа, дорожки, акация…
Куда это может деться?
А ведь должно было подеваться.
Помню, казалось в детстве –
У листьев бывают и лица, и судьбы.
Шура. Виталик. Рыжий.
Как же! Листья – всего лишь листья.
И опадут они же.
Небо, однако, лишь отдалится.
А вот земля – все ближе.


Ника Симонова

Без конца представляешь себя в дорогой машине,
А сама - до метро, и звенишь, как последний рубль.
Бестолковая, видишь, морочит тебя мужчина, -
У него "репетиция сцены" (не первый дубль).
Шёпот платья, поклоны ресниц и глаза лисьи,
Киномир по тебе плачет, казнив скольких?
Акварелью тебя писали, невинной кистью?
Почему же теперь любой волочит до койки?
Упрощение жизни! - Стремишься то в кадр, то в тартар,
Шестеришь, предлагаешь себя - новой куклой - в театр.
Киноленту твоей славы ещё не сняли:
И бюджет ограничен, и не окончен кастинг.
Но всегда представляешь ты, как в переполненном зале
Аплодируют имитации твоего счастья.


Катерина Логачёва

Безвольно вытолкнув вовне
Артериальной крови сгусток,
Белеет рот. Такое чувство,
Удар пришелся не по мне.
Шипит эфир. И вместе с ним
Кидаюсь фразами. Обрывки
Алеют всюду. По загривку
Ползут мурашки, вьется дым.
Уходит ночь – приходит сон,
Шумят на улице трамваи.
Конец. Тетрадку закрываю,
Иду тихонько на балкон…
На миг мотор в груди затих.
А как еще родится стих?


Михаил Кедреновский

Бар. Точка кипения позади.
Англетер бы встретил поэта лучше.
Бляди сваровски демонстрируют на груди,
Ублюдки танцуют круче в костюмах от Gucci.
Штурман спит, пьяный боцман свалился за борт,
Капитан – то есть, я – еле-еле стоит на ногах.
Амфитеатр заполнили дурни и синие бабы,
Паганини слажал, дирижирует пьяный Бах.
Ураганом уносит шлюпки. На берег дорога закрыта.
Шлюха на стойке неловко танцует стриптиз.
Капитан не в себе, снова шлюху зовет Кармелитой
И, прикончив вино, станцевать умоляет на бис.
Наконец, шторм закончен. Корабль несёт к причалу.
Абсенту, бармен! Мы начинаем сначала!


Путинцева Т
«Последнее редактирование: 26 Июль 2013, 08:06:38, КАРР»

ПЕРВЫЙ СЕЗОН
Второй раунд

Басня

Бабушка Пушкина 2 раунд

Стихи

Арс-Пегас

Басню с какого начать мне слова?
Это решил я узнать у Изопа,
Затем у Фонтена, потом у Крылова…
К полуночи яростно книгами хлопал.
Вокруг веселились козлы и ягнята,
Лисы и лебеди, раки и щуки,
И желуди жрал жирный боров лохматый,
И все издавали ужасные звуки!
К утру я забыл все людские слова.
Эксперимент стал довольно опасен…
Вобщем, мораль сей басни такова:
Не читайте, пожалуйста, на ночь басен!


Ника Симонова

Мышь и монитор

Измоталась работница - белая мышь
(пятерней по спине ей стучали нервно),
Истощение её электронных мышц
Говорит о поломке первой…

И теперь не поставить курсор, экран
Подвисает на самом "нелепом сайте".
Монитор без мыши (пустой болван!)
Лишь гудит "документ спасайте"...

Оказалось, без мыши нельзя никак,
Вся работа разладилась слишком быстро.
Так начальник всегда попадает впросак,
Потеряв отличного специалиста!


Чио Сан

Она прятала деревянный взгляд
Под стенами из шоколада.
Хранилась - по цельсию – ниже нуля,
В синей палатке.
Он отдал семнадцать своих рублей
И, за пару минут, уперся зубами в центр.
И без проблем выбросил вслед
За оберткой пёстрой
Знаю, дружище. Совет не с руки,
Но когда доедаешь мороженое,
Не трогай стержень, оставь другим.
Зубы – дороже.


Алексей Шмелёв

В одном лесу дремучем, красивом и большом,
Один забавный случай на днях произошел.
А звери жили и не знали бед.
Не думал я, что в жизни так бывает:
И Заяц говорит, что он – поэт,
И Волк себя поэтом называет!
И вот, с утра до ночи стоит и крик, и гам.
Разборы каждой строчки ведутся по слогам.
-Да тут и рифмы нету, и примитивен слог!
Бездарнее поэта не видел я, чем Волк!
-А у тебя? Морковка – запретные плоды?!
Ну право же, неловко, писать, как пишешь ты!
Особой здесь морали, в общем, нету.
Но есть, о чем задуматься поэту.


Света Галкина

Две бочки

Две бочки ехали. Одна – с вином,
Другая предсказуемо пустая.
Она с горы несется кувырком,
Гремя, шатаясь, падая, взлетая!
Та, что полна, конечно же ценней,
Но смотрит с легкой завистью на эту,
Которая хохочет, будто в ней
Живое, ослепительное лето!
Коль ты умен и этим дорожишь,
Иди шажком. И слушайся Крылова.
А если нет – греми! Развеселишь
Себя или кого-нибудь другого.


Иван Купреянов

На скотный двор я обращаю взгляд:
Там жил когда-то юный Поросенок.
Боялся гусака, в друзьях держал телят
И, в луже нежась, всхрюкивал спросонок.
Шли годы. Поросенок нынче – Хряк,
Хозяин хлева, жирный, неуклюжий.
Животные трепещут, видя как
Под ним из берегов выходит лужа.
Мораль, друзья, найти немудрено
В моем стихе, коротком и невинном:
Приходит власть, почет и деньги. Но
Рожденный свином - остается свином.


Марья Куприянова

Два мертвеца

Два мертвеца в одном гробу
Взялись испытывать судьбу,
Расшатывая крышку гроба.
Желали выкопаться оба
И перебить живых людей,
Тем приближая судный день.
Но стали спорить, кто живей
И позабыли про червей.
В итоге в проигрыше оба
И не разбита крышка гроба.
Мораль остра, как финский нож:
Не забывай, что ты - гниешь!


Михаил Кедреновский

Царь зверей

Был царь зверей, допустим , Лев.
И всем хорош, да вот беда: лишился слуха.
Пусть только запоет какая сука,
Он на нее обрушивал свой гнев.
И вот беда – ему пропели гимн
Четыре смелые синицы.
Они, конечно, скрыли лица,
Но царь их в клетку посадил, в пример другим.
Синичий клюв для Льва – какая малость!
Но вдруг, откуда ни возьмись, слетелась стая,
И возвела в квадрат 6 мая.
И только шкура от Царя осталась.


Катерина Логачёва

Орёл и Лисица

Однажды горного Орла
Лисица в гости позвала
Орел купил цветы, коньяк -
Нельзя же в гости просто так!
Прием был слаще шоколада.
В норе уют, хозяйка рада.
И гость, отпивши два глотка,
От счастья взмыл до потолка,
Но на пол рухнул с тех вершин -
Летать мешает клофелин.
Мораль: собрался пьянствовать на вписке -
Так наперед просчитывай все риски!


Егор Сальников

Козлик

Жил Козлик, бледный и худой.
Его ждала судьба простая.
Но, под счастливою звездой,
Он был воспитан волчьей стаей.
Ему ужасно повезло!
Где на него найти управу,
Когда защита слева, справа...
Наш Козлик вырос. Стал Козлом.
Он стриг капусту по садам
И бил копытом по мордам.
И слопан был всем волчьим скопом
По предсказанью гороскопа.
Погиб Козел! Проклятье злу!
Не будем плакать по Козлу.
Мораль достаточно банальна:
Не будь козлищем аморальным.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 29 Июнь 2013, 19:38:09, КАРР»

ПЕРВЫЙ СЕЗОН

Третий раунд

Подражание поэту

Бабушка Пушкина 3 раунд

Стихи

Арс-Пегас
(Лермонтов)

Ретвит нашего времени

Поэт, уставший от разлук
И от обыденных спектаклей,
Заметку выложил в «Фейсбук»,
Заметку выложил «ВКонтакте».

Был слог высок, мотив простой,
О пылких чувств большом пожаре,
И кто-то написал «Отстой!»
В графе «Оставить комментарий»…

И полетела в сеть хула,
И сердце яростно забилось!...
О, как в комментах много зла,
Какая лютая немилость!...

Так лайков я молил твоих,
Хотя бы одного ретвита!...
И сей печальный скорбный стих —
Последний пост в ЖЖ пиита.


Ника Симонова
(Пастернак)

Пастернаку

Во всём мне хочется по следу Пастернака
пройти за пядью пядь. В условных знаках,
в тональности его стихов, что в духе Верди,
вся жизнь: и подлость, и любовь, и милосердие.

Вспомните распятую икону.
И того, кто пить просил у вас.
Он затих, я вышла к микрофону,
на меня наставлен сумрак глаз.

Пусть в стране заклятой, фарисейской
было все заочно решено,
и метали в сборищах плебейских
«Не читал, да осуждаю!», но
вновь звучит, накатывает, ясный
стих. И моет рифмы-корабли,
плакать заставляя над несчастной
красотой моей родной земли.


Егор Сальников
(Бродский)

Мы родились в отечестве, которое брали на вырост.
В этой стране запрещали про «клитор» и «клирос».
Но оно развалилось. Виною – Чернобыльский выброс,
Лучевая болезнь, распад, радиоактивный вирус.
Останови нас, Господи! Останови нас!
Мы легли в оркестровой яме и молча на Бабьем Яре.
Впопыхах починяли примус, срока паяли,
Пили что-то жестоко-спиртное в восточной пиале,
Жгли Бастилии после речи в Пале-рояле,
Баня сгорела. И спрашивается – с фига ли?
Потому мне не стыдно на дне затаиться моллюском.
Грянет гром – вот и Господу помолюся.
Я стою - большевик пяти лет - под разбитой люстрой.
Я узнал, как ее семена на ковер разольются.
На сегодня, пожалуй, достаточно революций.


Чио Сан
(Маяковский)

Стороны ровных дорог вздрогнули.
Подо мной – километры горизонтали.
Все-то вы врете, что мир – раздробленный,
Все-то вы корчитесь, что устали!
Не стынут инстинкты и стимулы тикают,
Шагаю по стыку места и времени.
Через рассветы, приторно-тихие,
В завтра, где точно пустей и добрей меня
Не отыщут. И вряд ли оттащат
От окон трактирных и столиков пепельных.
Слышите?! Я не устану оттачивать
Чавканьем вашим свое терпение!
Брошусь в огромное горло города,
Переварюсь под сердцем грохочущим,
Вместе с моим, беспокойным и гордым,
Нутром поэта, над смертью хохочущего.


Света Галкина
(Пушкин)   

Уж август отзвучал. Стремительный и гневный.
Все крепче утром спит стыдливая заря.
И пенье соловья, привычный жар полдневный
Не скроют хладный взор красавца-сентября.

Уже в плену у туч послушное светило,
Но жив и свеж ещё широкошумный лес.
И сердце всё твердит о том, что было. Было!
И ветер занялся под парусом небес.

Прощай же, княжий лес, в зелёной буйной шкуре!
И боле не прельстит тебя, как встарь, игра
Лапочущих листов. И, первой царской бурей,
Провозгласит себя осенняя пора!

Всей силой рвется ввысь, всем шелестом богатым!
И я, как этот лес, волнуясь и спеша,
Стремлюсь в заветный час, где благородным златом,
Багряною парчой оденется душа.


Михаил Кедреновский
(Цветаева)

Слишком быстро стемнело, а ты не заметил.
Ночь налетела, вы с нею давно на ножах.
Ты курил в окно, сосредоточенный на сигарете,
Глядя на мир с девятнадцатого этажа.

В колодце дворов наглый ветер смеётся протяжно,
Листья стелет с усердием подхалима.
Твоя осень кем-то бессовестно разбодяжена
Амфибрахием, ямбом и амфитамином.

Ночью трясутся руки, теряешь контроль,
Дверь заперта, и никак не найти ключи.
Мир коллапсирует и обращается в ноль.
Музыка, громче! Пожалуйста, не молчи…

Ты – неспящий король, наплевавший на коронацию.
Лунный свет – на твоем лице, на устах – чьё-то имя,
Но под утро луна превратится в галлюцинацию.
И деревья покажутся постовыми.


Марья Куприянова
(Есенин)

Порабощён тоскою мутной,
Закатным пламенем объят,
Безблагодатный и беспутный,
Мой обречённый Китеж-град.

Мой край непуганых уродов,
Родное илистое дно,
Где вместо хлеба и свободы –
Кино, вино и домино.

Где повсеместно жгутся хаты,
Чтоб ни соседям, ни врагу.
Где город, злой и вороватый,
На шее стягивает жгут.

Где колокольчик безъязыкий
И обездоленный певец
Сошлись в одном беззвучном крике:
Куда не глянь – кругом… Россия!


Алексей Шмелёв
(Блок)

Скоро! Скоро успокоюсь...
Знаю, жизнь — всего лишь сон.
Не тебя увозит поезд,
Мёртвый, ледяной вагон.

Не твои родные руки
Я полночи целовал...
Ни печали, ни разлуки,
Я не знаю и не знал.

Ты исчезнешь, ты растаешь...
Лопнет, как пузырь, вокзал!
Что же ты в окно врастаешь
Настежь распахнув глаза?

А вокруг мелькают лица,
Поезд воет как чумной...
И летят вослед страницы,
Перечеркнутые мной.


Катерина Логачёва
(Вознесенский)

Мой стих был твёрд, как мятное драже,
Он лез, как кролик из квадратной шляпы.
Мне было страшно думать, что уже
Я пережил, и что успел наляпать.

Покуда спал велосипед в росе,
Припав к траве педалями и цепью,
Я размышлял, что, видимо, не всех
Самим себе на радость боги лепят.

Между собой две рощи шелестят,
Встречает лаем у ворот собачка,
Задравши хвост, как грязный белый стяг,
Готовая утихнуть за подачку,

Чтоб я прошёл к дверям, откуда свет
Зовёт чертой, звенит струной щемящей.
Не вспоминай оставленных. Их нет
Ни в будущем твоём, ни в настоящем.


Иван Купреянов
(Гумилёв)

Шипел прибой, исполненный тоски.
Входила ночь в пустеющую гавань.
В таверне дымной пили моряки,
И пела женщина - пронзительно, картаво.

О том, что есть далекая земля.
О храбрых - и о жизнь в бою отдавших.
О том, как ждут прихода корабля -
И как сжимают зубы, не дождавшись.

Матросы ей бросали серебро
И новых песен требовали пьяно.
А капитан вздохнул - и тяжело
Впечатал в стойку донышко стакана.

Он не нашёл богатства средь морей, -
Одно лишь горе, старость и усталость, -
Но, улыбнувшись, отдал сердце ей -
Последнее, что у него осталось.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 29 Июнь 2013, 19:52:27, КАРР»

ПЕРВЫЙ СЕЗОН
Четвёртый раунд

Рэп-баттл

Бабушка Пушкина 4 Раунд


Арс-Пегас:
Моей задачей было написать поэто-рэп
но это вам не сплетенье точек и тире
а свистопляска гласных букв и несогласных
вот она - рэп-поэзия от Арса-Пегаса
порою хлёстко, порою с налётом ванили
порою слёзки мои строчки находили
порою грубо, порою просто несуразно
такая она - рэп-поэзия от Арса-Пегаса
Алексей Шмелёв
Я ни разу не любитель рифмовать без причины
но раз уж надо написать восемь строчек чинно
я про свой город напишу про его подворотни
про то, что воздухом дышу я только здесь и сегодня
всё будет хорошо в начале было слово
такой вот рэп от Алексея Шмелёва
Катерина Логачёва
"Рэп - это панк" - сказал один крутой мужик
но панки померли, а мы с тобою будем жить
даже если вокруг тебя ни души
рядом твоя муза кружИт
неважно кто ты - музыкант или поэт
для внутренней работы ограничений нет
творчество поднимет вверх покруче социальных лифтов
мир тебе, чувак, и всем рифмам
Света Галкина
Сделайте вид, что вы это не слышали
город дырявит оконными нишами
с крыши срывается солнце кирпичное
хочется выдумать, выбежать, выкричать
хватит уже - позади, впереди ли я
все мы поём от любви и бессилия
ночью ворочаясь в клочьях бессонницы
что не записано, то не запомнится
Ника Симонова
Мне надоело корчить прелестницу
шмотки копить тупо скалить зубы
скидывать мэйлами околесицу
биться о ржавые медные трубы
если поэт будет править временем
проку какого искать в гламуре?
слушай- читаю свой рэп как реквием
по той, что во мне умерла, дуре
//Бабушка Пушкина!
Десять поэтов и новое шоу про это!
Бабушка Пушкина!
Задаёт современной поэзии вектор!
Бабушка Пушкина!
Мы все однозначно тяжёлые случаи!
Бабушка Пушкина!
Мы это пишем, чтоб вы это слушали!//
Михаил Кедреновский
Лук репчатый
 сиди, рэп читай.
Трава с алкоголем
отлично решают проблему тотального самоконтроля
начало времён трубадуров и скальдов
слово ценили выше сокровищ и скальпов.
Лук репчаиый
Сиди, рэп читай
От тех кто пишет тем кто не вылезает из веба
Бог по-прежнему улыбается также
как улыбался когда неба не было даже
Иван Купреянов
Думаешь если у тебя рифмы водятся
концы с концами в треке сбу... сходятся
У меня к тебе такое предложение
попробуй словами привести мир в движение
//давай-давай!//
такое вот интро таков мой план
поэт не хрен собачий говорю вам я - Купреянов Иван
///давай-давай///
Егор Сальников
В этой постели вы потонули по тоннелям
Хотели что-то сочинить, но ни грамма не успели
Пробка, бутерброд в рот, радио орёт
В аптечке вместо слёз стопроцентный йод
Митинг... мьютинг... ///неразборчиво//// песен... Питер... пудинг...
Что ты хочешь нам сказать говори по сути /ну/
Говори попроще проще пареной репы
Классика механического рэпа
Марья Куприянова
Молчит телевизор не звонит телефон
И слепо таращатся проёмы окон
Это Вавилон зажигает огни
Беги или станешь таким как они
И я читаю рэп чтобы ты меня услышал
Давай мне руку погуляем по крышам
Мы шагаем в такт осточертевшей попсе
Под перекрёстным огнём по пограничной полосе
Чио Сан
Check up sound   ///неразборчиво/// это эмси ///неразборчиво/// Чио сан
Вторит голосам верит глазам слушай сам
Я стелю за пассажем пассаж
Молчишь? Молчи. Пишешь? Покажь!
Врачом лечись чтобы получить
Новую форму речи рэпчик от крошки Чио
Раунд четыре
Нас очертили но мы не остыли
Рэп как угроза? Да вы чё? Серьёзно?
///Да вы чё серьёзно?
Да вы чё серьёзно?
Ба-буш-ка Пуш-ки-на!
Десять поэтов
И новое шоу про это.
Ба-буш-ка Пуш-ки-на!
Задаёт современной поэзии вектор!
Ба-буш-ка Пуш-ки-на!
Мы все однозначно тяжёлые случаи!
Ба-буш-ка Пуш-ки-на!
Мы это пишем чтоб вы это слушали!///
 



 




Путинцева Т
«Последнее редактирование: 15 Июль 2013, 17:21:16, КАРР»

ПЕРВЫЙ СЕЗОН
Пятый  раунд

Детский стих

Бабушка Пушкина 5 раунд

Стихи

Арс-Пегас

Детское

Я умею ходить на горшок
И я скоро пойду в детский сад,
Я люблю апельсиновый сок
И молочный люблю шоколад,

Я люблю ковыряться в носу,
Я люблю щенят и котят,
Я люблю резвиться в лесу,
Я люблю свой новый айпад,

Я люблю носиться, как ветер!
На Девятое мая салют…
Но сильнее всего на свете
Я Мамулю с Папулей люблю!


Ника Симонова

В первый класс...   

В первый класс спешила смело,
Гордо вытянув букет.
Но лишь я за парту села,
больше мне покоя нет:

Ванька ставит всем подножки
И грозится дать щелбан,
Дразнит дурочкой Серёжка,
Мишка - просто хулиган!

Марька - плакса и каприза!
А Егорка - какаду!
Я им всем бросаю вызов:
больше в школу НЕ ПОЙ-ДУ!!!


Чио Сан

Исправь у себя в блокноте

Мама, исправь у себя в блокноте!..
Я буду всё, что захочешь, делать:
Плести косички, не грызть ногти,
Тянуть руку, ложиться в девять,
Играть с девчонками, после школы
Бежать домой, приносить пятёрки.
Я буду воспитанной и спокойной,
Чтоб юбка – длинной, а шарф – теплым.
Не переноси меня на попозже,
Не оставляй меня под вопросом.
Прости меня, мамочка, я больше
Не буду лишней, не буду взрослой.


Алексей Шмелёв

Баю-баюшки-баю

Баю-баюшки-баю!
Слышишь, ангелы поют?
Не для всех ворота рая…
Не ложись, мой мальчик, с краю,
Слушай матушку свою!
А очнёшься на краю,
Сам узнаешь, что у тела
И у страха есть предел.
Промелькнет перед тобою
Маминой ночнушки край
С окаёмкой голубою…
Спи, мой милый, засыпай.


Света Галкина

У меня завёлся ёж...

У меня завёлся ёж,
Только мне не верят.
Мама мне сказала: «Врёшь!
Нет в квартире зверя!»

Как же нет, когда он – вот,
С иглами на спинке!
Он у нас в шкафу живёт,
В папином ботинке.

А когда придут к ежу
Погостить пираты,
Никому не расскажу –
Сами виноваты!


Иван Купреянов

Вовочка

Вовочка очень любил поиграть,
Трудно за это его обвинять.
Весело в зале жужжало йо-йо,
Ваза стояла – и нету её.

Мама грозилась отдать в интернат.
Папа ремнём поработал и рад.
Бабушка что-то бурчала в углу.
Дед кулаком колотил по столу.

Красная пробка, белая банка,
Мальчик на кухню бежит спозаранку…
В супе немного крысиного яда,
Но обижать пионэров
Не надо!


Марья Куприянова

Кошачий Белый Дом

Тили-бом! Тили-бом! Вот кошачий Белый дом,
В нём – правительство кошачье и кошачий избирком.
Прибыл первый кандидат на кошачий на мандат.
Он и песенки заводит, и с экрана говорит…
А по рейтингам выходит – самый главный фаворит.
Он упитан и мордат, но изрядно вороват.
От второго кандидата проку тоже маловато:
Рвёт матроску на груди, рвётся в главные вожди.
Вместо ролика-агитки мультсериал «Ну, погоди!».
Третий – лидер хоть куда, только вот одна беда:
Чуть случится что дурное – исчезает без следа.
Всем хорош Чеширский кот, только кто ж его найдёт?!
Но на котинге протеста он мяучит каждый год.
Тили-бом! Тили-бом! Что нам скажет избирком?
Результаты неизвестны, их залили молоком…


Михаил Кедреновский

Сегодня, дети, мы посмотрим мир...

Сегодня, дети, мы посмотрим мир!
Включай проектор, бородатый Санта!
Пусть выпуск новостей идёт в эфир,
И вновь католик режет протестанта.
Дрожит Земля от топота когорт,
И грязь летит на Сартра, Фромма, Канта,
И входят пули с влажным чмоканьем в живот
Пока ещё живого лейтенанта.
Укрыт ковром растерзанный Есенин,
Иуда был известен как апостол.
Это – в общем-то, самое детское стихотворение.
Каждый ребёнок однажды становится взрослым.


Егор Сальников

Петрушка   

Жил озорник Петрушка, весёлая игрушка,
С утра он баловался, солдатиками дрался,
Потом скакал в квартире и всё перемешал:
Портфель на сковородку, блины сложил на щётку,
В духовку сунул тапки и детский стул сломал.
Но тут пришёл Егорка и задал ему трёпку,
Поставил его в угол и сладкого лишил.
Петрушка долго плакал, слезами пол закапал
И голосом смиренным прощенья попросил:
«Прости меня, Егорка, я больше так не буду!»
Егор сказал: «Прощаю! Чтоб больше не грешил!»


Катерина Логачёва

Тысячелетний лес

Тысячелетний лес
Полон живых существ.
Вот и корабль летучий
Выглянул из-за тучи.

В царство к древним богам,
В странствия к берегам
Дальним пора отправиться,
С трудностями расправиться.

Где твой живёт герой?
За морем? За горой?
Вот же он: вытяни руку,
Книжку открой!

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 09 Июль 2013, 22:17:23, КАРР»

ПЕРВЫЙ СЕЗОН
Шестой раунд

Антиода

Бабушка Пушкина 6 раунд

Стихи

Михаил Кедреновский (на Ивана Купреянова)

 Поэт или не поэт...

От алкоголя смешались числа и даты.
Мне говорят: «Поэт Купреянов…»
Но для поэта он слишком бородатый,
А поэт должен быть в косухе и пьяный.
Наверное, гонят. Полез проверять в интернет.
Увы, неудачно: attention, connection, блин, lost.
Я упорный! Узнаю: поэт или не поэт!
А как разберусь – накатаю об этом пост.
Двинулся в Штаты. Дальше, увы, не осилил.
«Ну, максимум – рэпер…» - ответили чёрные в гетто.
Поехал, короче, обратно. На тройке. В Россию.
Помещица вторит: «Нету такого поэта!»
Твердят в один голос якут, алеут, камчадал,
Задумчивый турок и радостный таец в Паттайе…
Я лично стихи Купреянова не читал,
Но поэтом его не считаю.


Света Галкина (на Михаила Кедреновского)

 Вместе с Мишей

Не в ключе пародийных двустиший
И не в жанре комической оды,
Я сейчас говорю вместе с Мишей
От лица нашей светлой свободы.
Рай в тепле, только топят из ада,
Шлюхи пляшут на жарких Гавайях…
Это всё замечательно, правда,
Но чего-то опять не хватает.
Потому что во всей вашей силе
Есть одна небольшая загвоздка:
То, что Моцарта в общей могиле,
Как дерьмо, засыпают известкой.
Потому что, бомбя Хиросиму,
Воспеваете: «Славься, Иисусе!».
Потому что здесь невыносимо,
Только вы почему-то не в курсе.


 Катерина Логачёва (на Свету Галкину)

 Апрель

 Если важно, на чём это сказано, на каком
языке – то пускай будет на кошачьем
Мы танцуем босые на крышах, смеёмся, плачем,
Мы слетаемся к свету, под нами трещит балкон.
И о том, что творится у нас, все соседи судачат,
Мы для них – как нездешние, как инопланетяне;
Мы здесь ни для кого не свои, чужаки, иноверцы,
Целый мир у нас бьётся под рёбрами вместо сердца,
Крепкий кофе гоняя по венам, скребём когтями,
В наших внутренних стенах пытаясь проделать дверцу.
И тогда мы влезаем во чрева гремучих змей –
Поездов – и куда-то мчимся в нутре змеином,
Жаждем чуда, индийских улиц, где крики павлинов
Тем сильней ранят душу, чем этой душе больней.
От платформы отходит собака. Бежишь за ней –
И щекочет в носу от апреля и кокаина.


Чио Сан (на Катерину Логачёву)

 Юный лорд

У юного лорда такая порода:
Ему до пророка набрать бы порока,
Ему до поэта, казалось, пол-лета…
Запущена лента, случайно, нелепо.
У юного лорда условий по горло;
Врезаются в гордость погоны и горны.
Но правые в корне отправлены в кому
Под лорду знакомый закон о покое.


 Марья Куприянова (на Чио Сан)

 Зачем мы сошлись на ринге?

Мы с тобой раньше рядом – теперь на расстоянии выстрела
Взгляда в упор, падения навзничь, слова на вылет.
Как же так получилось, Чио, что кто-то из нас не выстоит,
Не сумеет выдержать, осени не осилит.

Ну и где тут идеи, в этом сбивчивом ритме,
В скоплении криворифмы,
В игре созвучий, звонкой неразберихе?
Зачем мы сошлись на ринге?

Ведь пьедестал априори достался тому, кто был более ценен,
Кто чаще таскался на сцене,
за кого плюсовали,
а, значит, мне, видимо, вам не мозолить глаза в финале.

И это последние кадры,
крупные планы, сладкая вата.
Я раскрываю карты
и ухожу с экрана за линию невозврата.


Арс-Пегас (на Марью Куприянову)

 Мим

Детство проходит мимо —
Будто бы цирк бродячий —
В грустной ухмылке Мима,
Который смеётся, как плачет.

Чёрно-белый едет вагончик
По сёлам и городам
Быстрее ищеек и гончих,
Бегущих по ложным следам.

Пресса невозмутимо
Заголовок напишет вновь:
«На совести жуткого мима
невинная детская кровь!»

В вагончике чёрно-белом
Мим восседает один —
Ещё одно детское дело
Спасло от проклятых морщин.


 Алексей Шмелёв (на Арса-Пегаса)

 Летающий конь

Выпита вся вода из-под кранов,
Украден весь воздух, газ и огонь.
По паспорту я – Арсений Молчанов,
По духу, конечно, - «летающий конь».

Мой профиль похож на профиль Апачи.
Люблю стихи поорать со сцены.
Я даже сборник назвал «Чушь собачья»
В пику поэзии современной.

Ко мне по вечерам приходит Маяковский
И цитирует стихи Иосифа Бродского.
Мои стихи не любят только «соски»
И прополитические отморозки.

Я вновь по квартире мечусь с пылесосом,
Как канарейка в запертой клетке.
Долой сомнения, долой вопросы.
Это современные стимуляторы, детка!


Ника Симонова (на Алексея Шмелёва)

 Алексею Шмелёву

Вновь корабли из помятых строф
встретил поэт Алексей Шмелёв.
Кажется, в нём не найти изъянов
(это вам, братцы, не Купреянов):
опусы пишет на петросянов,
сахарных тем не жалеет для
музыки. Слышишь, полёт шмеля
в песне: возрадуйтесь, небо синее!
Рай будет после, Шмелёв – ныне.
Маминой белой ночнушки край
тот же пред ним открывает... рай.
строчки летят над Москвой, всё выше.
Пусть из Шмелёва трибун не вышел,
пусть он не стал виртуозным самым...
зато он понравился
нашим мамам!


 Егор Сальников (на Нику Симонову)

 ПроНИКновенное

Свою земную жизнь я прожил дико,
И был на суд отправлен за грехи.
И мне из всех богинь досталась Ника,
Её проНИКновенные стихи.

Я исстрадался от душевной боли
От распинавшего мужчин стиха.
Я понял весь трагизм девчачьей доли,
А также, что улыбка неплоха.

Слепила ты сама себя упорно
И исписала ни одну тетрадь.
Но я всё время думаю про порно,
Когда мне надо проголосовать.

И в те, довольно редкие, моменты,
Когда я отвожу голодный взгляд,
Хочу сказать: «Давай-ка… в президенты!
Ты соберёшь большой электорат!»

О, как мы часто судим по фигуре!
Совсем иной подход к литературе…

Но повторю хорошие слова:
Мне нравится, когда ты пишешь с дури.
Ты – женщина, и ты во всём права.


 Иван Купреянов (на Егора Сальникова)

 Рядовой Ракушкин

Рядовой Ракушкин спускается в стих Егора.
Ну да что там стих? Так точно, во всё его творчество.
Надевает противогаз – значит, будет копаться здорово,
Чтобы в рифмах, словах и жизни найти неточность.

Рядовой Ракушкин грызёт, не даёт покоя,
И он не знает Гёте, но, всё-таки, он оттуда.
Слава, тонны плотской любви – лишь спирт для запойного,
Но отчаяние взлетает в стихах амплитудами.

И Егор читает, и зрители рукоплещут.
И Егор мнёт с женщинами простыни и пледы.
Но в курчавом весельчаке Бродский резче-резче.
Рядовой Ракушкин – хороший военный следователь.

Но когда или если, скоро или не очень
Я увижу смысл, а не способ покрасоваться,
Жизнь, конечно же, станет проще, а мысль – чётче,
Рядовой Ракушкин уйдёт, чтобы больше не возвращаться.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 07 Июль 2013, 23:32:40, КАРР»

Финал ПЕРВОГО СЕЗОНА.

 Часть первая.

Финал 1-го сезона проекта "Бабушка Пушкина" часть 1

Часть вторая

http://www.youtube.com/watch?v=FnJ4rfxWCq8



1 место Ника Симонова
2 место Арс-Пегас
3 место Света Галкина

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 08 Июль 2013, 00:36:10, КАРР»

ВТОРОЙ СЕЗОН
(набрана новая команда молодых поэтов, проведён отборочный тур, выбранным поэтам предстоит пройти ряд конкурсов, конкурсы - на выбывание.)

Во втором сезоне раунд-шоу  также участвует автор Воздушного Замка - ТамПтица наша.

Знакомство с участниками:

Бабушка Пушкина 2.0 - Знакомство

Стихи

Никита Болотов

 Марко Поло

Это так только кажется, будто бы я амфибия,
поселившийся в ванной, дышащий кипятком.
Я однозначно ищу в твоем имени перемирия
между мною и этим, чистым, как мир, листком,
запираясь щеколдой не от твоих запястий,
пальцев, предплечий, плеч, шеи, ключиц,
просто мне иногда нужно на время пропасть и
выйти в дальнее плавание, полное небылиц.
Нужно вписать себя в списки таких же, как я, ясонов,
магелланов, колумбов, улиссов, и стать всех весомее, всех одиссей!
Так что, милая, если в ванной заперто снова,
не предлагай мне абонемент в бассейн.



Крис Аивер

Про собачью нежность

Взгляни в темноту моих влажных собачьих глаз.
Я отдал бы все, чтобы просто суметь сказать,
Что ты - мой единственный бог, мой последний шанс.
Но я - нем. И поэтому молча смотрю в глаза.
Гляди, как в больших зрачках отразится ночь!
Мне больше не страшно промчаться сквозь ураган,
Я стану безжалостно острым, как кухонный нож,
Лишь вытяни руку и мне укажи врага.
Крылатые обезьяны, оскалив пасть,
Смеясь и толкаясь, пусть прячутся в темноте.
Ведомый твоей рукой, обагренный всласть,
Я буду сражаться так, как всегда хотел.
Я буду сражаться с Господом, с Сатаной,
И хриплым надорванным голосом звать ветра.
В зубах, для тебя всех ведьм принесу, до одной,
Чтоб ты, ничего не боясь, спала до утра.
Тогда я прижму к тебе теплый усталый бок -
Ворчать в тишину, пока моя леди спит.
Я отдал бы, слышишь? Я отдал бы все, если б мог!
Моя ненаглядная, милая Элли Смит.



Вениамин Борисов

 Самое главное

Жвачка прожевана, смятый фантик
Летит над асфальтом, гонимый ветром.
Такие жвачки жует мой племянник,
Он толк понимает в различных конфетах.
Но тут не о нем и совсем не о фантике,
Совсем о другом, просто мысли похожие.
И я становлюсь полоумным фанатиком,
Таким, что обходят собаки, прохожие…
И я становлюсь одержимым маньяком
От мысли, что мы не сошлись характерами.
И если твой крейсер вдруг бросит якорь,
То мой галеон не поднимет якоря.
Мы, как корабли, мы дрейфуем неистово,
И чувство к тебе, как громада дредноута…
Устав по ночам это чувство описывать,
Пока не погаснет экран у ноута,
Я прочно запутался в красочных образах,
Я сыплю метафорами и сравнениями.
Мы каждую ночь засыпаем порознь -
И это линейное уравнение,
В котором всегда (по законам алгебры)
Решение точно равно нулю…
Мне кажется, я не сказал тебе главного:
О том, что безумно тебя люблю.


Ольга Сташкевич
 
Твоя

…Я такая земная, тонкая, длинная,
Я – твоя от макушки до пят.
Прорастаю корнями под ливнями,
И таких, как я, - миллиард.

Я пытаюсь принять свою слабость,
Я боюсь не успеть опавдать.
Мне когда-то далекой казалась
Моря синь и твоя благодать…


Сергей Гейченко

 Шпала


Чего-то хочется, а непонятно, чего.
И в этом "чём" у меня весь живот.
Ни для кого я делаю это всё.
Это не дело. Это моя ось.

Знаки бывают и без значения.
Они свободны, как частая рыба язь.
Не надо меня приделывать никуда.
Не вынуть занозу, не оторвав уда.
В организме моём вырабатывается ерунда.

Но, хотя я не знаю, с чего начать
И сам назреваю, как речевой чих,
На плечах моих шпала. Она нужна.
Без неё моя страна как одна ножна
Без другой ножны — и меч не вложить.
И девы в свинцовых джинсах боятся рожать.
И мутно лицо прогресса, и дух времени худ, как жердь.

Всё моё — вариации на тему типа
«Всё плохо — лпдкти лтыбр — а теперь гляди, по-
лучше, хотя погляди получше.
Что такое случайность. Если не алчность
Небытия до формы, пусть даже формы кучи?».

Негусто для смысла жизни, даже
Не повод для выделения гранта.
Но мой сосед испытывает жажду,
Вымирая в деревне Роган.
Понимание случайности его насытит,
Шпалой он укрепит порог.
Поэзия — это окольный путь в истину,
Впрочем, тоже проходящий через сердце, живот и мозг.
А он отдаст Богу душу, минуя морг.


Вера Корольченко

 Лотерея у Бога

Так страшно шагнуть вперёд -
Проверить себя и почву.
Врёт интуиция или не врёт?
Пол или пропасть?
Никто ведь не скажет точно!

Страшно, но делать нечего.
Жизнь идёт, а время летит-летит!
Пошёл отсчёт.
Иду я.
Шагает и человечество.
Дорога одна, но разные в ней пути.

В лотерею у Бога играют единожды:
Шагай, раз уж выпал такой билет.
Дорогу обязан идущий выдержать -
Обмена ведь в кассе небесной нет.

И хоть по билету дорога описана,
Никто не подскажет, где верный путь.
Так пол или пропасть? Открой мне истину,
Как я увижу, куда свернуть?

Боюсь ошибиться, споткнуться, рухнуть,
Остаться у жизни на полпути.
Ты дал мне билет, так давай и руку!
Спасибо. Теперь я могу идти.


Иван Фефелов 

Луч

Нашей судьбы неумолимый рок,
где преследует короля за шахом шах,
раскапывать души вдоль и поперёк -
километры рифмованных штолен и шахт.
чтобы с другой стороны от туч
звезды ослепли от блеска глаз!
если должен начаться луч,
пусть он начнется с нас.


Там Птица

 Альтер-эго

Тут такие дела –
Вдруг весна расцвела,
Наполняет любовная нега.
Мы с любимым втроём
Превосходно живём –
Я да он да его альтер-эго.

И с двойною душой
Всё бы шло хорошо,
Только я в глубочайшей обиде.
Наши чувства храня,
Милый любит меня;
Альтер-эго – меня ненавидит!

Уж не знаю, друзья,
Чем же именно я
Рассердила ментального зверя,
Но оно за спиной
Сплетни гонит волной,
А любимый безудержно верит!

Оно шепчет: «Она
Так тебе неверна!
Раз пятнадцать на дню изменяет!».
Милый тут же взбешён,
Клеветой окружён,
И меня же во лжи обвиняет!!!

Я прекрасно веду
Себя даже в бреду
И не знаю, чем вызвана сплетня.
Я верна одному,
Доверяю ему,
Только вера моя безответна...

«Ну, любимый, ответь,
Сколько можно терпеть,
Потакая вранью и коварству?!
Бестелесный урод
Преспокойно живёт,
Твоё тело – его государство.

Ты его прогони,
Чтоб спокойные дни
Протекали в любви и объятьях!».
Но любимый не рад:
Мол, оно ему – брат,
И нельзя ликвидировать братьев!

Проживаю с трудом
В треугольнике том,
Мне от альтера нету спасенья.
Вот возьму, да к утру
Сочиню я сестру
И да здравствуют шведские семьи!


Андрей Абельцев
 
Верю...

…Верю тебе, незнакомый похожий,
Если хочешь меня осудить!
Верю в твое проведение, Боже,
Верю в любовь и способность любить.

И я не знаю, будет ли завтра
На земле, что пока подо мной.
Но я верю, как в сущую правду,
В этот мир под холодной луной…


Екатерина Рыжкова

 Если ты вдруг решишь – слишком много счетов...

Если ты вдруг решишь – слишком много счетов сведено,
Ждем тебя без звонка – от трамвая налево и прямо.
Донна Анна сегодня играет со мной в домино,
Проклинает столицу, терзает опять фортепьяно.
Что зовет, а что держит, я вечно не знаю сама,
Только хочется ей – и, пожалуй, сильней год от года,
В тихий край, где наутро всегда наступала зима,
Если с вечера ты по привычке пенял на погоду.
Здесь нам скучно и, может быть, нервно, а так – ерунда:
Больше, кажется, кровопусканий, чем кровопролитий.
Анна спросит, где ты – я скажу, что ты сводишь счета.
Жизнь плохой кредитор, мы сегодня тебя не увидим.
Наша улица – тонкий пунктир от виска до виска,
Ожидать на ней праздника – попросту рушить все планы.
Тем, кому нечем крыть, также нечем платить по долгам.
Торопясь видеть сны, закрывает глаза донна Анна.


Кирилл Кузнецов
 
Сколько ж ходит их - нас, таких...

Сколько ж ходит их - нас, таких,
С рюкзаками, разбитым набитыми,
Тем, что давно уж не нужно, но все равно тянет вниз.

Если встретишь такого на улице,
Что прет свой рюкзак и сутулится,
Не пытайся помочь тащить – не отдаст, не получится.
Просто улыбнись ему, пожалуйста. Улыбнись.


Ася Малюгина

 Моё имя от А до Я.

Девять букв, притяженье ада.
Пополам все плоды двоя,
Значит - по двое вон из сада.
Пополам - от судьбы в удел,
На весах черно-белой массой.
Бьёт песчинками по воде
Окончанье второго часа.
Пополам - острие ножа,
И останется то, что выше.
Моя первая участь - ждать,
Моё первое право - выжить.
Жизнь - монетою серебра -
Разменять на плоды от древа.
Я  - раба твоего ребра.
Моё первое имя  - Ева.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 26 Июль 2013, 08:28:35, КАРР»

ВТОРОЙ СЕЗОН

Раунд 1.
Автопортрет в 12 строчках.

Бабушка Пушкина 2.0 [Раунд 1 - Автопортрет]

Стихи

 Вениамин Борисов

 Я часто влюбляюсь. Всегда в красавиц...

Я часто влюбляюсь. Всегда в красавиц.
Другим на зависть, но мне – неважно.
Укутан шарфом. И мне ландшафты
Милее серых многоэтажек.
Других – жалею. Себя – не очень.
Бросаю рифмы на город с крыши.
Целую в губы. Стреляю – точно.
Пишу о том, что ночами слышу.
Я вдохновением сдавлен, скручен.
Кому-то – хватит, а мне всё мало.
Люблю кино и женские руки.
Слегка не в себе. Вот и всё, пожалуй.


 Ася Малюгина

 Не просила ни хлеба, ни лаврового венца...

Не просила ни хлеба, ни лаврового венца,
Только мне показали свет, намекнув - иди.
И теперь из лет, отпущенных до конца,
Вычитаю дни, потраченные в пути.
Не ждала наград, чужого не берегла,
Обрывался день, как взлётная полоса.
Только жизнь оставила теплых мне два угла,
Чуть охрипший голос, слово, и дар писать.
Не гналась за всеми, не ёжилась на ветру,
Раскрывала руки и сердце, чтоб лучше слышать.
Если имя моё однажды с афиш сотрут,
То найдётся тот, кто снова его напишет.


 Андрей Абельцев

 Ни вдохновения, ни музы, ни пророков...

Ни вдохновения, ни музы, ни пророков,
Лишь сердце в ладонях, лишь полночь в глазах.
Тянет блевать от тлетворных зароков!
Господи! Боже! Я ли это сказал?!
А когда-то я солнце носил под кожей
И в зелёных глазах любимой судьбу отыскал.
Отзовитесь, архангелы! Где она?! Где она, Боже?!
К чёрту любовь!..
Я ли это сказал?!
Я хотел жить, как все: поискусней, красивей, дороже,
Но время – показа. Прогнивает скелет.
Так кто же я? Кто же я, Господи?! Кто же?!
Если ты слышишь, дай мне ответ!


Крис Аивер

 Рок'н'ролл

Если здесь обо мне, то ври. Или матом крой.
Потому что я острый край и висок с дырой,
Потому что мой мир придуман большой игрой:
Проигравшим - тюремный дом и кольцо покрепче.
Все, кто спали со мной, потребляют теперь глицин,
Но если есть в мире Бог, то есть его Божий сын,
И спаси он меня от ржавчины и попсы,
От дурного начальства и от ревнивых женщин.
Я - короткое дуло, порох, чумной квартал.
Бог влюблен вот в таких и затем хорошо сверстал.
Рок-н-ролл не сгниет: я - все, чем теперь он стал,
Так пребудут в веках струна, береста и сталь.


Сергей Гейченко

 Вот вам стоящий – против...

Вот вам стоящий – против – и даже не
Против ветра, скорее, напротив, даже,
Скорее, сидящий, боком, через стекло, в окне
Отражаются кресло, ухо и ужин.
Я чуть больше себя, но чуть меньше, чем будет дальше.
Я окрашен, как рыба, которую ем сейчас.
И живой-то она молчала, как сейчас я молчу, сопя.
Под водой она знала давленье. Я так же подвешен в давящей
Лени, и хотя преуспел, деталь пася,
Но сам-то расфокусирован в плоскость, как рыбий глаз.
Сам себя щупая, тянется мой язык.
Молча рыбий скелет мы превращаем в знак.


 Вера Корольченко

 Я гранёный - стакан, а может, калейдоскоп...

Я гранёный стакан, а может, калейдоскоп:
Я люблю балет, но иду танцевать хип-хоп;
Вышиваю крестиком и тут же ругаюсь матом;
Читаю Толстого… а после с текилой тусую по хатам.
Я отличница, умница, но солнцевская простота,
Я люблю пирожки на Киевском и поздние электрички;
Со мной дружат артисты, поэты и те,
кого люди зовут го-по-та.
С этим, наверно, трудно свыкнуться с непривычки!
Во мне будто сотни людей, и все они прут наружу,
Но при вскрытии, видимо, ты обнаружишь
Лишь один, очень простой биовид:
Веру Корольченко и никаких других!


Кирилл Кузнецов

 А это кто там идет, посмотри...

А это кто там идет, посмотри?
В пальтишке снаружи, с дырою внутри,
Спешит по улице, переходит на бег,
Один молодой человек.

Остались вдали его корабли,
И как же дойти до столь нужной земли -
Получится ли, успеется ли?
Метели давно все пути замели
И падает новый снег.

Но я знаю точно – он дорогу найдет,
Снега разроет, лед разобьет,
За хвост схватит удачу, в конце-то концов!
Ведь это вам не нос собачий, а Кирилл Кузнецов.


Там Птица

 Там птица...   

Там Птица, где соседствуют в себе
Пять личностей (одна из них не вымрет):
Синичка, птеродактиль, воробей,
Воронья дочь, голодная колибри.
Там Птица, где отсутствует контроль
Характера, общения и стиля.
Ломиться напролом, играя роль,
И тут же забывать, какими были.
Там Птица, где бессмысленность и бред
Слились в одной большой крылатой стае.
А где всё хорошо – Там Птицы нет.
И не бывает. Больше – не бывает.


Иван Фефелов

 Так легли карты...

Так легли карты. Выпал жребий. Я принёс к алтарю жертвы.
Фортуна ухмыляется. Щеки колются. Старания бритвы - тщетны.
Сквозь помехи в эфире пробиваюсь новым сюжетом.
Мой взгляд стреляет по зеркалам,
И от зеркал рикошетит.
Гул ямбов, хореев. Я не спал вечность - хотя всего лишь неделю -
Искусал до крови губы. Напряжение достигло апогея.
Движение как глагол. Действие. Выбор - затмившая разум идея:
Так дрожащий от страха мальчишка объявляет себя то ли поэтом,
То ли Прометеем.
Я несу главное сокровище. Любовь. И пока не поседеют волосы,
Не выцветет зелень глаз, сердце в пропасть не бросится -
Я, живой человек, буду бросать вызов за вызовом космосу:
Ну, вечность, проверь на прочность
Сталь
Моего крепнущего голоса.


 Ольга Сташкевич

 По образу и подобию...

по образу и подобию из его ребра
из ее груди выкормлена
и сама по тому же кругу земному плыть
в этой женщине в другой другому быть.

распускаю ветки корнем в твердь
над восьмою жизнью власть иметь
чтобы в девятой вспыхнуть живым огнем
бесконечно кротко молясь о нем

мой портрет из тысяч земных ночей
сохрани на память и в память ей
моих глаз сиянье и жизнь одну
сохрани на память и в дар ему


Никита Болотов

 Приходит время учиться простым азам...

Приходит время учиться простым азам:
яблоко с яблони падает точно к корню.
Я узнаваем в сыне по скулам и по глазам,
по голосу и по линиям на ладони,
по ямочкам на щеках, по родинке на руке,
по взгляду, запаху, смыслу и назначению...
Он - сочинен в соавторстве на гамаке
таким, чтобы был счастливее от рождения.
По образу и подобию - только бы прижилось! -
выверенный будто бы кисточками Ван Гога,
автопортрет мой точно вырастет полубогом,
но это как раз от матери передалось.


 Екатерина Рыжкова

 Говорили, что, чем я взрослее...

Говорили, что.. чем я взрослее, тем, вроде бы, проще
Различить во мне полутона. Но вернее – на ощупь.
Если колется где-то внутри, значит, хочется, в общем.
Я безумна, глумлива и ласкова – это в крови.
В моих четках немного горошин – всего девятнадцать,
Под подушки принцессам, как встарь, чтоб в долгу не остаться.
Я привыкла метаться в немыслимом истовом танце,
Отвлекаться, смеяться, но каждое слово – ловить.
Я за все плачу щедро, мне совестно требовать сдачи.
А люблю – поневоле. Вы знаете, что это значит?
Я готова любить только тех, кто не сможет иначе,
Кто живет только в силу моей поминутной любви.




Bonus.
Арс-Пегас

 Облако без штанов.

Пусть это будет вторично, немодно —
Я ко всему готов!
Читайте, завидуйте, если угодно:
«Облако без штанов»!

Эй, уважаемые товарищи потомки,
Старых сайтов разгребая завал,
И бороздя интернета потёмки,
Мой лошадиный найдёте оскал!

Я — Арс-Пегас! Я — крылатый романтик,
Обременённый наследием лет.
Съев леденец, вы сминаете фантик,
Стих прочитали… — а кто же поэт?

Я моментально пролью свет на это!
Добротно пролью — чтоб не погас!
Помните имя чудного поэта,
Помнить несложно —
Арс-Пегас.



Путинцева Т
«Последнее редактирование: 12 Июль 2013, 02:10:33, КАРР»

ВТОРОЙ СЕЗОН

Раунд 2.
Кино.

Бабушка Пушкина 2.0 - КИНО

Стихи

 Екатерина Рыжкова
 
 Пролетая над гнездом кукушки

Послушай, Мак... всё, считай – голова на плахе.
Я буду краток: просто хотел сказать,
Что нужен бой, даже верным грозящий крахом,
Как нужен свет, даже если он бьет в глаза.

Прости мне, брат, неуместный минутный трепет.
Останься в героях, раз руки мои тверды.
Когда же ты понял, что мир нипочем не стерпит
Такой вероломной, отчаянной правоты?

Как медленно тает луна в запотевшем небе...
Я стал сильнее, и значит, пора домой.
Послушай, Мак... я ведь вправду давно там не был...
Спокойно, брат – ты сегодня идешь со мной.


Андрей Абельцев

 Криминальное чтиво

Сожран продукт с голливудской подливой –
Блюдо великого нетипичного мастера.
А меня пронесло от бульварного чтива,
Меня не колышут раскаянья гангстера.

Но на диване теплится дыня, данная с именем,
И лечит уныние тарантинное вымя,
И счастлива дыня, сосущая ныне…
Виват, Тарантино! Привет из России!

Дабы снова не вызвать гневно приступа,
Признаюсь, господа: я – фанат Клинта Иствуда!
До свиданья, друзья! Живите долго и счастливо!
И смотрите поменьше фильмы про гангстеров…


Ольга Сташкевич

Вор

По своим правилам. По-своему предшествовать. Идти.
У меня есть алиби цвета страсти. Цвета морской волны.
Вам бы всё стращать, выискивать, залезать зубами ко мне в живот.
Всё носитесь со своими вписками, напихав мне тщеславия в рот.

Вы так боитесь быть непонятыми, тычетесь носом в пустоту.
Да это же здорово – инкогнито, невидимкой избежать тюрьму!
Наплевав на чье-то мнение, (да что там!) недолгий акт,
Эта комната кишит сомнениями, заползая ко мне под пиджак.

Мысли терзают музыку, идущую изнутри.
Фильм недосмотрен, прерван актом земной любви.
Душевные эксгибиционисты… Мне что-то здесь тошно. Куда же ты?
В общем, кесарю – кесарево, а мне, пожалуй, пора идти.


Сергей Гейченко

 Бойцовский клуб

Нынче люди ломают себя не в драках.
Зло совершается сидя и полулёжа.
Борцы с потребительством оставлены в дураках.
Наше надутое мыло съёживается.

Раздвоение используется как побелка:
Ты слабак, и поэтому слепил себе
Козла отпущения. Хитрость невелика:
Ты, мол, закован в нём, мол, как тут без

Гвоздодёра выберешься? Лежачие бунтари.
Я гляжу, носите вы стёганые халаты.
Вы качаете фильмы; у вас нет внутри
Никаких диббуков. Вы друзья бесплатного.


Крис Аивер

 Основной инстинкт

В этом мире все - ложь. Но от этого только скучно.
Персонажи тускнеют, сны вызывают стресс.
Заменителем сердца, как спрятанный под подушку
Нож, остаются смерть, кокаин и секс.
Кто сегодня судья? Уж не эти ли сальные лица,
У которых со лба струится холодный пот?
Все, кого я люблю - неврастеники и убийцы,
Все открытые двери - кладбищенский черный ход...
Ну а вы? Так же в поисках дыма и психопаток?
Шутер, новая ночь не спрячет и не простит.
Так, почувствовав лёд белизной беззащитных лопаток,
Вы - боитесь.
Так, может, страх - основной инстинкт?


Иван Фефелов

 Красота по-американски

Простого счастья рецепт готовый
Для с головой окунувшихся в серый быт:
Красота всегда в мелочах, которых
Ты замечать, увы, не привык.
В тебе взрывается порочный Везувий,
На голову сыплются разноцветные конфетти;
Красота всегда граничит с безумием.
Ну разве не прекрасно пакетик летит?
Разве... не высшая в мире награда -
С улыбкой на губах проведенная жизнь?
Красота всегда где-то рядом.
Просто присмотрись.


Вера Корольченко

 Страх и ненависть в Лас-Вегасе

Доктор Гонзо, как мой адвокат, скажите:
Кто мы? Битники? Хиппи? А в общем-то... как хотите!
Что-то внутри заело. Пластинка 60-е на репите,
И в год семьдесят первый не выйти. Никак не выйти.

У нас в багажнике ром, кислота и бутылка эфира;
У меня хвост рептилии, Гонзо, и это чертовски мило!
Знаешь, в Америке есть свобода, и в этой свободе – сила,
Мы ловим ее за хвост, пока тварь летучая не укусила.

Это Лас-Вегас, детка, мечта потерявшихся и убогих;
Этот город казался другом, а не «каким-то козлом с дороги».

Такое счастье убивает избранных, Гонзо, совсем немногих,
Не будь идиотом: испробуем все, пока еще держат ноги!


Кирилл Кузнецов

 Утомлённые солнцем

Любовь любого человека может превратить в зверя.

Так и я - искренне верил, что вот чуть помучаюсь, поднимусь по карьере, приду в ее маленький город и переверну там все!
Я обрушу к ее ногам себя – такого большого, разного, преуспевшего!
А еще заплачу милиции/мафии/черту лешему, чтоб упечь того мудака куда-нибудь далеко и надолго.
Очень хотелось слышать хруст костей и зубов суки.
Ну а с ней мы будем жить вместе долго и счастливо, нянчить внуков, умрем в один день.

Только я пришел, а она – все также красива, стройна, кареока,
Говорит мне: «Привет,» - а еще: «ты знаешь, я, в общем-то, счастлива и не одинока».
Говорит: «Ты – хороший, да и вообще молодчина.
Я, наверное, столького не добилась. Зато есть ребенок, и еще вот - близкий мужчина».

И в конце – словно нож, словно яд, вводимый подкожно,–
Тихонько добавила: «Невозможное – невозможно».

И я брел домой, то ли жив, то ли мертв, постарев, и прихрамывая, как калека.

Любовь меня уничтожила, но все-таки сделала человеком.


Там Птица

 Форрест Гамп

Беги, Форрест, беги за своей удачей
Туда, где дают поблажки клоунам и шутам.
Что говорила мама? Мама стареет, плачет...
Как ты один сражаешься где-то там?
Будь ты хоть трижды герой войны, беготни, пинг-понга,
Ты – капитан креветок, спокойный лесной болван.
Жизнь – не конфеты, а бег до удара гонга.
Давай же, без отдыха! Run, Forrest, run!
Меняешь историю? Лопнешь от напряженья!
Это всё сказки. Миру нужны мозги.
Танцует стриптиз в героиновой ломке Дженни.
Беги, Форрест! Беги, Форрест, беги!


Вениамин Борисов

 Последнее танго в Париже

В жёлтом, прогорклом, грязном Париже
множество поводов для лёгкой интриги.
Соседка, живущая этажом ниже,
слушает наши вздохи и крики.
Эту тоску ничем не измерить:
метрами, литрами, уровнем РОЭ.
Мы - чужие голодные звери -
будем родными до первой крови.
Музыка хлещет по щекам смыслом,
картина размазана, сломана рамка.
Узел сюжета развяжется в выстрел,
но я хочу танцевать это танго.


Ася Малюгина

 Чучело

Милая девочка, платье, косички, бантики.
Я обещала, что буду, как все – по правилам.
Но с каждой ошибкой давила в себе романтика.
Сжигала письма, которые не отправила.
И с каждым словом осознавала: истина –
Не там, где свет, а там, где решает масса.
Чем ты смелее, тем злее их взор и пристальней,
Простых ребят, детей из шестого класса.
Вот так и ходят – люди с пустыми лицами,
Пустыми душами, явно не от Создателя.
Но там, где трус себя называет рыцарем,
Уж лучше я буду чучелом и предателем!


 Никита Болотов

 Москва слезам не верит

Хоть бы и первая встречная.
Хоть бы и наугад.
Чем не концепция сиквела? дубля? кадра?
Город не верит: некая Александра
снимает с пальца Садовое,
меняет его на МКАД -
кольцо с вкраплением в несколько сот карат.

Гога,
не пейте много до электрички!
Сопоставляя принципы и привычки,
в прохожих мы ищем собственный дубликат
по совпадению в символах и приметах:
чистая обувь,
слишком упрямый взгляд...
И, изучая мимо идущих в ряд,
ты выбираешь:
эту



Bonus.
Ника Симонова

 Титаник

Различаю на дне Атлантики полутона,
очертания, статику палуб былого столетия.
Вспоминаю… он выиграл в карты билеты на
это судно /или свидание со смертью?/…
Приближается айсберг, как мраморная стена.
На прощание Джек обещает мне долголетие...
Волны вторят нам звучным сопрано, затем мецо-
сопрано. А мы дрейфуем, пытаясь согреться.
И ему остается лишь пару часов от силы
(да простит мне читатель, я Джека не оживила),
но у статуи Леди-свободы во время штиля
называюсь его фамилией.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 12 Июль 2013, 02:06:49, КАРР»

ВТОРОЙ СЕЗОН

Раунд 3
Алиса

Бабушка Пушкина 2.0 - Раунд 3

Стихи

Ася Малюгина (Алиса)

 Кто? Я не в себе?

Кто? Я не в себе? Да все мы здесь неслучайно!
Я падала в норы, я проливала чай на
Мятые скатерти, путала смех с печалью,
Обиду с радостью, белые дни с ночами.
Тонула в море собственных слез. А впрочем,
Мне даже нравится – здесь всё как-то наоборот.
Ведь как говорил один мой знакомый кот:
«Жизнь – это серьезно, кажется. Но не очень!».
Ты можешь смеяться, путать часы и числа, но
Запомни, друг, одну лишь простую мысль:
Если в мире действительно всё бессмысленно,
То что нам мешает выдумать этот смысл?


Сергей Гейченко (Шляпник)

 Дорогая, когда я смотрю на твои усы...

Дорогая, когда я смотрю на твои усы,
То есть, стрелки... я брежу, что у Хроноса - сын,
А не нежная дочь с энтропийной текучей косой.
Прости. Хотел тебе написать, но письменный стол
Выкрали вороны. Если бы даже я стал
Опускаться до писем на скатерти, лишь изломал бы стиль.
Попроси ж ты папашу быть ко мне подобрей!
Я барахтаюсь в этом времени, как жук в ведре.
Он же обрёк меня в вечности пить, пить и преть!
И вот теперь я убил бы его, оскопил!
А ты, ради Геи, вымой нынче посуду, прошу.
Я не спешу, но тогда бы я хоть поспал.


Иван Фефелов (Чеширский Кот)

 Так заведено с давних пор...

Так заведено с давних пор. Ровно в срок
Случаются чудеса. Спросишь, какой от них прок?
Кролик роняет веер, день совершает кувырок -
И вот кошачья улыбка вызывает щенячий восторг.
Не правда ли, что ума не прибавляет рост?
Я знаю толк в чудесах и не вожу тебя за нос.
У меня девять жизней, усы, лапы и хвост,
А ты свою одну живёшь слишком всерьёз.
Куда торопиться, когда на часах пять без пяти
И можно прийти к выводу - если, конечно, идти -
Времени безразлично, "тик-так" или "так-тик";
Все только начинается. Чудеса - впереди.


Екатерина Рыжкова (Червонная Королева)

 Оставим истерику...

Оставим истерику. Вроде как исповедь – тише:
На старости лет буду сор из избы выносить.
Ни Карл, ни Людовик, ни Ричард из мужа не вышел –
По праву супруги готова за всех голосить.
Чтоб выдержать масть: феерично ревниво и нервно.
Пардон, не мила? Так гоните чертовку взашей!
И голову – с плеч! Что, не терпится? Так, благоверный?
Чем милый умней, тем кромешнее ад в шалаше.
Пощечин не счесть, но забудьте их карточной даме,
Сводящей с ума, холерично сходящей на ноль.
В любом помешательстве – доля непрожитой драмы:
Лишь там королева жестока, где жалок король.


Вера Корольченко (Алиса)

 Мне такое здесь чудится...

Мне такое здесь чудится... а, может быть, даже «чудесится»!
И чем больше знакомых, тем «страньше» они и «страньше»;
Я упала в страну, где несут околесицу,
Вот уж не знаю, что будет дальше?

Деловые бездельники тут рубят с плеч,
От уксуса куксятся, от горчицы идут огорчаться;
Здесь можно перчить, но нельзя перечить,
Коль с головой не желаешь расстаться!

Здесь живыми ежами играет колода карт;
Шляпник и Заяц убили время (шёл месяц март)
И теперь без конца пьют чай, а ещё без ума и, наверное, без начала…
Такой дурацкой страны дураков я, признаться,
никогда еще не встречала.


Никита Болотов (Шляпник)

 | In This Style 10/6 |

Хватит таскаться по зеркалам и норам!
Вот тебе чашка, чай превращай в вино...
Миг, где совпали письменный стол и ворон,
Длится чрезвычайно случайно отчаянн?.
Стрелки карманных смотрят на юг и север –
Казус системы, кризис случайных встреч…
Под котелком – котелок, в котором гуляет ветер,
Может быть, правда, лучше уж сразу с плеч?
Две королевы выгнаны на задворки,
В десять ходов разыгрывается гамбит…
Так что же общего у ворона и конторки?
Льюис не помнит. Льюис устал и спит.


Вениамин Борисов (Чеширский Кот)

 Меня сочинил сэр Льюис Кэрролл...

Меня сочинил сэр Льюис Кэрролл.
Не знаю, как он там это сделал,
Но в общем – спасибо. Замечу резонно:
Я философствую не хуже Платона.
Летаю над Темзой: направо, налево,
На «Five o’clock» захожу к королеве.
Алису спасаю от заблуждений,
Я - словно компас, часы на Биг-Бене.
Друзья, улыбайтесь, как можно шире.
Чешите котов, тех, кто чеширее.
Вы верите в сказки? Скажите на милость…
Вам, как и Алисе, всё это приснилось.


Крис Аивер (Червонная Королева)

 Не быть Алисой

На - раз! - ты вступаешь в игру беззащитной пешкой,
На - два! - научись не плакать и ловко драться.
Чтобы стать Королевой, нужно быть сумасшедшей,
И поэтому я могу ничего не бояться.
Алисы читают сказки, плодят капризы,
Становятся музами, носят чулки в полоску.
Их проще любить, сердца из конфет и воска,
Но быть Королевой значит - не быть Алисой.
Ну, голову с плеч! Я сегодня в кроваво-красном,
И плаха мне - трон, и воздух дрожит, волнуясь.
Валеты - рыдают. Из книги не видно глаз, но
Смотри только на меня! Ты ведь слышишь, Льюис.


Ольга Сташкевич (Алиса)

 Алиса

Мечется, жмётся меж двух полушарий мозга
Слегка накрученная девочка-актриса.
Не может решить, кем ей стать сегодня,
Сюрреалистическая, иррациональная Алиса.

Алисе нравятся бантики, шишечки,
Она не любит, когда рядом взрослые.
За её голубой трёхмерной калиточкой
Живут галлюциногенные особи.

Она кружится в танце цветов над пропастью,
Полухиппи, полу-убийца.
С геометрически ненормальной скоростью
Она может умереть или переродиться.


Там Птица (Червонная Королева)

 От весны до весны...

От весны до весны, уже многие годы
(Или как в этом мире время течёт)
Я – правитель страны, а точнее – колоды.
Впрочем, есть ещё муж мой. Но это не в счёт.
Но страна загибалась от лени и пьянства.
Поднималась рождаемость, голод и плач.
Слишком много людей для простого пасьянса...
И тогда я решила, что нужен палач.
Может, я и строга, не ищу компромисса,
Ампутируя язвы на ране больной.
Миром правит добро... Но скажи мне, Алиса,
Как ещё можно справиться с этой страной?


Кирилл Кузнецов (Шляпник)

 Выпей чаю!

Ну, проходи, красавица! Выпей чаю! Выслушай дурака!
Мои стрелки часов остановились где-то в районе пяти,
А вернее половины… две тысячи пятого.
И как я ни искал такую же – не найти.
И ведь, вроде, мест-то много, да всё ею занято.

Мой друг Кролик, к примеру, относится к этому проще,
Всё гуляет с зайками, каждую неделю целует новые лапы.
А я,
Как ни пытаюсь слепить что-нибудь стоящее,
Снова выходит какая-то… шляпа.

И так вот безрезультатно всё крутишься-вертишься,
Проявляешь прыть
В надежде, что однажды, может, случайно,
может быть, невзначай
всё же встретишь такую, понимаешь? Что говоришь? Хватит ныть?
Как, уже уходишь?
Нет, ну а как же чай?




Bonus.
Егор Сальников (Чеширский Кот)

 Сказочники постареют...

Сказочники постареют. Истории сократят.
В лунном пруду утопят чеширских котят.
Раз, два – я считаю исподтишка,
Сколько улыбок таится на дне мешка.

И млечный путь растечётся, как керосин.
В каждой звезде улыбается дочь или сын.
Я приучу их теряться нигде и везде…
Три, четыре – гаснут круги на воде.

Если и страшно, и больно, и Бог приказал,
То улыбнись, котёнок, и зажмурь глаза.
Знаешь, на небе улыбкой – дырявый сыр?
Пять, шесть – вышел вон. Ваш выход, мессир!





Путинцева Т
«Последнее редактирование: 12 Июль 2013, 04:02:22, КАРР»

ВТОРОЙ СЕЗОН

Раунд 4
Про любовь

Бабушка Пушкина 2.0 - 4 раунд - ПРО ЛЮБОВЬ

Стихи

Вера Корольченко

 Признание Кириллу Кузнецову

Смешной ты у меня: голова взъерошена,
И улыбка такая – хоть шарж на тебя пиши!
Только вижу я, кто-то иной: одинокий, брошенный,
С тоской поднимает взгляд с другой стороны души.

От черствого мира шутками закрывается, будто маской,
И, как пластырь, их клеит на душу, чтоб не так было больно жить.
Утопает в болоте офиса, в недостатке тепла и ласки,
Чтобы жизнь не казалась горькой, начинает её смешить.

Так ты вертишься в маскараде: с улыбкой снаружи, в душе пропащий,
Собою дурачишь мир и ждешь от судьбы ответ.
Да, я вижу тебя другим – пусть печальным, зато настоящим.
И люблю тебя лишь таким. В масках правды, как видишь, нет.


 Ольга Сташкевич

 Человек-поэт

Он вынимает их из себя импрессионистическими руками,
Не сковывая движений рта и предплечий.
Внедряет в мои зрачки нежность и сострадание,
Природу свою неожиданно человечью.
При этом холодный ум и статика,
В действиях саркастический тон и холод.
А мне всегда так трудно давалась математика,
К тому же он невообразимо молод…

Чувств переплёты, стихи на сдачу
Уже плетутся к тебе из моих рукавов.
И теперь я знаю – это вам не нос собачий,
а человек-поэт, Кирилл Кузнецов!


 Кирилл Кузнецов
 
Не смотри на меня так

Ох, не смотри на меня так, красавица, ох, пожалуйста, не смотри.
У меня ж от одной улыбки твоей всё переворачивается внутри!
Да, я знаю, ты – несвободна. Плюс тысяча барьеров. Плюс миллион помех.
А мне бы только до исступления слушать твой золотистый смех.

Дрожь по телу и жар в груди. Нет спасения от влечения.
Не прелюбодействуй, не сотвори кумира, не укради... Но бывают же исключения!
Но бывают же совпадения, столкновенья небесных тел!
И ты однажды встречаешь такую, какую всю жизнь хотел!
Мир сжимается, мысли думаются лишь о человеке одном.
Но бывают же в жизни поводы перевернуть все вверх дном!

А они глядят на нас с подозрением и все твердят: «Не смотреть. Руками не
трогать. Не прислоняться. Не нарушать протокол и режим...»
Давай убежим от них, Оля! Давай от них всех убежим.


 Вениамин Борисов

 Вера, buona sera

Катится в пропасть моя карьера.
Мне наплевать на президента с премьером.
Утро кажется хмурым и серым.
Вера, salut, buona sera.
Сделай же что-нибудь с сердцем покоцанным,
ты – моё солнце, живущее в Солнцево,
ты заменяешь мне опиум, социум,
ты – это страсть лошадиными порциями.
Есть во всём этом что-то онегинское,
знаю, наверно, начнешь ты отнекиваться…
Липну к тебе, как к ногам липнут леггинсы:
Вера, я твой, и мне просто не верится.


Там Птица

 Я редко влюбляюсь...

Я редко влюбляюсь; зато надолго –
От пары лет до скончанья дней.
Но – экая жалость! – не выйдет толка
Из чувств волшебных в поэме сей.

Когда я влюбляюсь, то берегитесь –
Вокруг от нервов земля горит.
Я самую малость хотела в ГИТИС,
А поступила внезапно в Лит.

Я редко влюбляюсь в коллег по цеху,
Но так и вышло прекрасным днём.
И что нам осталось? Немного смеха,
Когда я тебе говорю о нём.


Иван Фефелов

 Икар

Жизнь идёт; и дней вереница –
Стройный ряд единиц и нулей.
Имеющий в руках синицу,
Провожает взглядом клин журавлей.
И хочется ввысь. Поверх скучных будней,
Так же резать крылом небесную синь.
Сердцу не терпится ребра-прутья
Выломать, выгнуть, перекусить –
Только бы петь! Пусть лебединую,
Пусть меня не находит в тумане радар!
Я взлечу за тобой, прочь от рутины;
Безумный, влюблённый, новый Икар.


Екатерина Рыжкова

 Похоже, я справилась...

Похоже, я справилась: восемь на восемь, полк добросовестно ждёт.
Позднее утро, холодная осень – так или наоборот.
С первого взгляда, конечно, а как же – синдром девятнадцати лет.
Не беспокойся, тебя не обяжет. В общем, и мне не во вред.
Я не из тех, кто потребует сказки и васильковых ночей,
В качестве высшей дозволенной ласки руку стерпи на плече.
Да, опрометчиво чахнуть и верить, пули гонять по вискам:
Ринется в страхе король на А-девять – и опустеет доска.
Белые – первыми, знаю. И всё же – мне побеждать не дано.
Хочешь, попробую? Партию – можно? Чтобы черешня, вино,
Кошка клубочком, пломбир «Ленинградский» – и – может быть – вуаля:
Вдруг королева обнимет – по-братски – милого ей короля.


Никита Болотов

 Знаешь, не только тебе одной случается неприятно...

Знаешь, не только тебе одной случается неприятно, и
не только тебя одну слушают не всерьёз.
Я выражаюсь ляпами
или пятнами,
будто бы изнутри перепачканный цветом ржавых твоих волос.
И куда не денься, множится в сердце ржавчина,
растекается лужами умбра, брызжет морковный сок.
Покажи мне тех, у кого здесь давно все схвачено,
кроме этих, которые Будда, Аллах и Бог,
и вся королевская рать, и вся королевская конница,
злая колдунья, шкаф, говорящий лев…
Ты молчишь и ждёшь, когда же все это кончится.
Я – стою напротив, попросту проржавев.


 Ася Малюгина

 Вам ли не знать...

Вам ли не знать, что Победа у вас в руках?
Ей вы слагаете строки, поёте гимны.
Сын однажды дернет вас за рукав,
Спросит: «А правда мама моя - Богиня?»
Мне говорили - нужно любить, как все:
Взгляды, кафе, поцелуи, прогулки в рощах.
Но только лишь тот, кто по встречной идет полосе,
Знает любовь, поэтому и не ропщет.
Это не жизнь - эмоции по рублю,
Женщины вьются вокруг, будто плющ по рабице,
Ищут расчёта. Я знаю, я вас не люблю,
И вряд ли когда-то... Но это мне в вас и нравится!


Крис Аивер

 Волны

Раньше было - ни слова мимо, ни жеста зря:
Если петь, то до хрипа, если тюрьма - сбеги.
Для меня перемены фатальны. Мостки сгорят,
Берег рухнул, от камня в сердце идут круги.
Потому что твоими глазами в меня глядит
Бесконечное море. И тлеет небесный купол.
Я пьянею от голоса, хлынувшего в груди,
И заходится пульс оглушительным, страшным стуком,
Потому, что любовь не имеет привычки врать.
Ты смеёшься со сцены, шутишь с притихшим залом,
И огромные волны, покинув твою тетрадь,
Обдают мои плечи жгучим девятым валом.




Bonus.
Алексей Шмелёв

 Привет. Отлично выглядишь...   

Привет. Отлично выглядишь.
Смотрел бы и смотрел в твои глаза,
Не отводя зрачков.
Как дурачок из дурачков, законченный дурак.
Мне пусто без тебя. Мне без тебя никак.
Но как, скажи, из памяти стереть
Твою улыбку и прикосновенья
С твоею неземною простотой,
Не знаю. Растворись. Исчезни.
И дай мне жизнь прожить с обычной, той,
Которая наварит мне пельменей.
А ты, любовь моя, останься тенью,
Красивой, но несбывшейся мечтой.


к сожалению, это последний раунд, в котором мы можем видеть ТамПтицу...

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 12 Июль 2013, 23:29:17, КАРР»


Путинцева Т

ВТОРОЙ СЕЗОН

Раунд 6.
"История болезни"

Бабушка Пушкина 2.0 - 6 раунд - "История Болезни"


Вера Корольченко (Клеопатра)

 Смейся, Рим!   

Смейся, Рим! Называй развратницей и убийцей.
Но бойся меня, как кобру, что жалит врага в ладони.
Я дочь богини Исиды, египетская царица.
У ног моих был сам Цезарь, а позже – и Марк Антоний.

Я топила в вине жемчуга серёжек,
Раздавала богатства долины Нила,
Я делала всё, что нельзя и можно,
Лишь бы Александрию сделать столицей мира!

Смейся, Рим! У меня никого не осталось...
Но слушай, что я скажу, новый правитель Август,
Народ продолжает верить: Клеопатра – живая богиня,
Так пусть же я лучше умру, чем стану твоей рабыней!


Вениамин Борисов (Наполеон Бонапарт)

 Бонапарт

Столетия стекают по вискам,
По Триумфальной арке Бонапарта.
Свобода, равенство, попавшие в капкан,
Прислуживают прихотям монархов.
Век гениев, стрельбы и мятежей
Сформировал свободу моей речи,
Мифические строки Беранже
Под кашель несмолкающих картечей.
В утробе Корсики свернулся эмбрион
Завоевателя, невинного убийцы.
И если есть в тебе Наполеон,
Сразимся насмерть, как при Аустерлице.


Ольга Сташкевич (Жанна Д'Арк)

 Я – всего лишь девочка

Я – всего лишь девочка. Маленькая, но упорная,
Несущаяся вперёд на коне.
И сердце у меня такое большое и твёрдое,
Самое огромное на этой земле.
И даже если ты меня покинешь и уйдёшь к другой,
Я гордо возвещу о твоём имени,
Пожертвовав головой.
Мне не страшно исчезнуть в зареве моей любви.
Для меня это только первые, несмелые, детские шаги.
Не смотри, что такой с виду не доверишь нести меч.
До тебя ни один мужчина не склонил головы с плеч.
Кто увидит мою веру – на лице обретёт глаза.
Я твоя Орлеанская дева, названная при рождении Жанна.


Никита Болотов (Сальвадор Дали)

 Синдром художника

Синдром художника. Хронический сюрреализм.
Доктор, я вас уверяю, это уже не лечится.
Симптомы безукоризненны. Я выбираю из
Лифтов и эскалаторов – эшеровские лестницы.
И по ночам засыпаю с тяжёлою головой
Где-то у основания вымученной подушки.
Стрелки на четверть эпохи спешат, и, кажется, с часовой
Капает время секундами по макушке.
И по утрам, запуская руки по локти в своё нутро,
Спросонья нащупываю первозданное насекомое.
Я все еще Сальвадор с кузнечиком под ребром!
Синдром – это просто слово, мне, в общем-то, незнакомое.


Крис Аивер (Мэрилин Монро)

 Тело

Слушайте, док, вам скармливали золу,
Фарфоровый бюстик! В моем Голливуде, слушайте,
Тысячу баксов платят за поцелуй
И пятьдесят центов дают за душу.
Смотрите! Я стану мечтой, святой героинщицей
Прощённой шлюхой, собственной главной ролью.
Под швами из шёлка спрячут враньё и нищенство.
Вы знаете, доктор, сколько за этим крови?..
Прощаться - страшно, признаться - страшней на треть,
Но любой самосуд милей вашей приторной мерзости.
Глядите же! Гениально сыграет смерть
Тело, которого вам так смертельно хотелось бы.


Иван Фефелов (Фредди Меркьюри)

 Freddie

вчерашние сказки взрослеют, но никогда не умрут.
я протягиваю вам руки – так замыкается круг.
по-звериному стиснуты зубы, боль забыта.
я – оголённый нерв под слепящим софитом,
и больше нет ничего. рок-н-ролл. сцена. китч.
в моей крови насмерть бьются виски и ВИЧ,
как смерть и любовь, слава и забвение.
кто хочет жить вечно, моё поколение?
я вывернул наизнанку душу, как пальто наружу мехом.
я кричу в переполненный зал, а он трясётся от эха,
но что это за любовь, о которой нужно орать?..
просто это последнее шоу. смерть наступила вчера.


Екатерина Рыжкова (Мадонна)

 Мадонна

Удел невоцерковленной души: мир тесен, а отчаянье бездонно.
Так мать с отцом сломали крошке жизнь, весьма нахально окрестив Мадонной:
Попытки возродить матриархат всегда терпели крах. Мои – подавно,
И мне плевать. Ну, кто здесь без греха? Мужчины плачут, собирая камни,
Растит Иосиф шестерых сирот, идут дожди над Назаретом и Детройтом
В Саду Адам грызёт запретный плод и угрожает Еве флотским кольтом –
Что, всюду жизнь. Послушай, мать твою, достаточно анафем, эпитафий –
Я здесь. Смотри и слушай – я пою. Я улыбаюсь – с детских фотографий,
А в жилах бродит виноградный сок. Salvette, господа – туда бы, к ним бы…
Как женщина я совершенно сбилась с ног, но как Мадонна я достойна нимба,
Ведь претендует на корону каждый шут – иначе, кстати, и гроша не стоит.
И всё же, Святый Боже… я прошу: не оставляй меня. Не оставляй в покое.


Кирилл Кузнецов (Фридрих Ницше)

 О самом главном

И пока я живу, вижу, дышу, навсегда не сомкнулись веки,
Расскажу вам о том, что выше всего. Расскажу вам о сверхчеловеке!
Сверхчеловек – всегда где-то рядом, даже если его рядом нет.
Он касанием ветра, солнечным взглядом подскажет нужный ответ.
Сверхчеловек вам отдаст всё, что есть!Отдаст ни за что! Вопреки!
Нет ничего на свете теплее его сверхчеловечьей руки.

Сверхчеловек – он и берег и мост,
Лучше Будды и Далай Ламы!
Сверхчеловека люблю я до слез.
Я люблю тебя, мама!


Bonus
 Михаил Кедреновский (Диоген)

 Диоген

Эй, полководец, сдвинься, не свети,
Своей спиной загородил всё солнце!
Я что, по-твоему, похож на македонца,
Или мешаю на твоем пути.

Прекрасно обойдётся без соплей,
Без пира сытого и даже без метафор
Тот, кто любого из земных царей
Из своей бочки посылает на ***

Пусть помнит борода, и тот, на ком прыщи,
От старика до молодого грека:
Хоть в полдень с факелом на площади ищи,
Среди правителей не встретишь человека.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 22 Июль 2013, 06:01:21, КАРР»

ВТОРОЙ СЕЗОН

Раунд 7.
"Если завтра я умру..."

Бабушка Пушкина 2.0 - 7 раунд - "Если завтра я умру..."

Стихи

Иван Фефелов

 Середина декабря

середина декабря. меня тянет на край.
блюзмена так тянет прийти к перекрёстку.
страшно подумать: если завтра я
пятном кровавым лягу в снега простынь,
если завтра я – умру.
заморгают лампы в полуночном трамвае.
абсолютно пустым он продолжит маршрут
желтизной электричества ночь раздевая;
жизнь продолжится утром – чужая зима
с едва ощутимым, но горьким смерти следствием:
чуть слышно ахнет лишившаяся сына мать,
схватившись за истекающее любовью сердце.


Никита Болотов

 Comedia

La comedia e finita!
Двери сломанного лифта,
 лестничный пролёт...
Бесконечная регата
от рассвета до заката
и наоборот.

Если завтра я умру, то
растеряюсь по минутам,
километрам в час.
Хватит пробовать на прочность
остроту и осторожность,
рок'н'ролл и джаз.

Над перилами нависла
та же смерть во многих смыслах
- просто градиент,
повод всё начать сначала,
как бы в титрах не звучало
чёртово «The End»...


Крис Аивер

 Даже небо сделает город тише...

Да что теперь. Выть, утирая лоб?
Рыдая, выпрашивать Божью милость?
Приятель хмыкнет: «Не дозвонилась...», –
И выронит трубку в сырой сугроб.
Мой личный ад веселей к утру:
Визжат электрички, чернеют крыши,
Но если завтра я умру,
Даже небо сделает город тише.
Даже ты, я знаю, не сдержишь дрожь,
Но какой с нее прок под слепящим снегом?
Смотри! Я шагаю по белому крошеву
В безответно любимое нами небо.


Кирилл Кузнецов

Про мандарины и иррациональную надежду

Если я завтра умру, то сегодня я соберу в одном месте
лучших людей планеты – Милую Дашу, Веру, Серегу с работы,
Олю, Рыжую Катю, Юру Юханова, Свету, Коляна, конечно,
и еще кого-то.
Мы будем весь вечер с кое-кем переглядываться,
потом засмеемся над какой-то немыслимой глупостью
и решим тихонько сбежать из ковчега дробь здания.
Друзья посмотрят слегка недовольно, но, в общем-то, с пониманием.
А улица будет пахнуть елками, мандаринами и ее волосами.
И я буду утыкаться в ее волосы, как в последнюю гавань.
И вдруг мы пойдем, побежим по городу без всякого плана,
Будем кататься с горок, чтобы после падать каждые 10 метров,
коммунальные службы браня.
И каким-то невероятным образом вдруг окажемся у меня.
Комната будет залита теплом и иррациональной надеждой –
все-таки почти Новый Год.
И, наверное, даже что-нибудь произойдет.
Мы будем лежать такие молодые, гордые, совсем без одежды.
И еще луна на ее лице, и ее лицо на моей груди.
Только лишь часы будут звать беду.
А она мне скажет так жалобно: «Не уходи». И я не уйду.


Вера Корольченко

Эх, не видать мне седьмого айфона...

Эх, не видать мне седьмого айфона!
Не материть Олимпийские в Сочи!
Не слушать поэтов восьмого сезона
И с Сагой о Сумерках не покончить!
Если завтра я умру, о Боги!
Какие тогда упущу возможности?
В ядерном взрыве утроить ноги
Или попасть к НЛО в наложницы?!
Помру молодой и, возможно, пьяной!
С портретом Путина, как с иконой.
Коль преставляться – так лучше рано,
Под музыку Эннио Морриконе…


Вениамин Борисов

Если завтра я умру...

Если завтра я умру, ей признаюсь тут же:
"Милая, я просто Брут. Или даже хуже".
Я вам столько обещал, целовал запястья,
по ложбинкам до плеча как Орфей спускался.
Если завтра будет так, по расчётам мерзким,
то сегодня – на «Спартак» и на Камергерский.
Если дальше – тишина, и потом - ни слова,
то налейте мне вина: белого, сухого.
Я кому-то позвоню, извинюсь стыдливо.
Нацарапаю «люблю» возле двери лифта.
Что доказывать Богам? Боги чинят примус.
Я вернусь обратно к вам, если там не примут.


Bonus
Марья Куприянова

Сначала ты узнал её в лицо...

Сначала ты узнал её в лицо,
незримое присутствие заметил.
Портреты неизвестных мертвецов
Почти что в каждом школьном кабинете.
Потом собака. Бабушка. И друг.
И километры пустоты вокруг.
И ты решаешь взять счета к оплате:
что будет, если завтра я умру?
Ты примеряешь петли, словно платья
И чуешь: часто дышит за спиной, -
И думаешь: «Она пришла за мной…» -
И слышишь: «Погоди, ещё не вечер.
Никто не вечен; ты со мной не венчан…
Давай сегодня будет выходной?...»
А дальше – кто-то хлопает входной.
Ты успеваешь сделать шаг навстречу.
 Сначала ты узнал её в лицо....

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 22 Июль 2013, 09:35:42, КАРР»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика