Искусство слова
Первый миг творения

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #1 : 15 Август 2012, 16:48:20 »
Марат Шах'ман

СЕРДЦЕ МАТЕРИ

Не бывают государства
И их слуги хороши,
Я в одно лишь верю царство
Всеми силами души.
В этом царстве нет коварства,
Нет жестокости и лжи,
Нет в нем пошлости и чванства,
Лицемерия ханжи.

В этом царстве не монархи
Правят жизнью и судьбой,
Служат мессу не монахи,
Сотрясая храм пустой.
Это царство - светоч яркий,
Облак неба голубой,
Пламень ласковый и жаркий,
Кладезь с влагою живой.

Сердце матери родимой -
Дом, отечество мое,
В нем мой образ зародила,
В нем я сыном стал ее.
И его быть гражданином
До конца мечтаю дней,
Ты Отчизна, твое имя -
Сердце Матери моей!

                                                    Wien
                                                     2003




В.В.

                            ***
ВысокО-высОко, там, где храм высокий,
Высится над высью рай твоей мечты...
Там тебя, как прежде все зовут - Высоцкий!
Поднимая шумно за тебя тосты...

Успокоен шумом вод и трав небесных,
Соловьёв не слышишь в этой тишине.
Барабан гитары утомлённой треснул,
Грезишь по ночам о родной, о ней.

И невольно там же вспоминаешь горы,
Пик Орлионтаны всё не покорив.
И поёшь о них, сам с собою споря,
Разрывая словом огненный мотив.

Бей по струнам буйным, есть ещё, есть время
Петь немую правду, клясть слепую ложь!
Да, услышит глас твой молодое племя,
Пусть от этой песни обуяет дрожь!

И оглохнут черти в самой преисподней.
И стряхнёт Отчизна лихолетье с плеч.
Пой Поэт бесстрашный, пой Поэт свободный,
Вознеси над миром свой поющий меч!

Шелестят деревья. Смолкли струны лиры.
Небо скрыло солнце в мягких рукавах.
Спи Поэт спокойно, далеко от мира,
ВысокО-высОко в ангельских краях...


25 ян.2011


    МАТЬ И НАВНА

Не в Кремле, не в селе православном,
Не в стихах и не в клятвах любви;
Я увидел в матери Навну,
В её сердце, в её крови.

В её песнях ласковых, светлых -
Тридцать лет, четверть века назад,
В её сказках, в легендах о Звенте,
Проложивших мне путь в Китеж-град.

Я увидел в родном её взгляде
Лики избранной Богом Руси,
Деву-Ангела в ясном наряде
И над Нею небесную синь.

Я взял руку её и в ладонях
Нежно сжал и почувствовал, как
Загораются на небосклоне
Звёзды, что просветляют мрак.

И когда поклонился ей в ноги,
я услышал, что стонет Она,
Заключённая в тёмном остроге -
в многоликом обличье Жена...

И пошёл по тропе я пустынной,
слёзы ранили душу мою.
Одиночество. Холод чужбины
овладел мной в далёком краю.

Но я слышал всегда её голос,
голос матери славной моей,
представляя таинственный Образ
Той, чья песнь на устах матерей!...

5.07.10.
---
Прим. Навна – одна из Великих Сестёр, Идеальная Соборная Душа Российской метакультуры.

---
                                                                                   
                                                                               
                                                                                      ***
В день 21 апреля 1957 года Вестник Розы Мира Даниил Андреев после десятилетнего заключения вышел на свободу. Ровно 10 лет назад в этот же день он был арестован и осужден по сфабрикованному обвинению на 25 лет. Дата 21 апреля явилась знаковой в судьбе Андреева.

               
                1
Дни другие видит город,
И другие снятся сны.
Потеплело на просторах
Арестованной страны.

Птицы кружат в небе сером
Над бескрайнею тюрьмой,
Осужденные за веру,
Ждёт дорога вас домой.

Искалеченные судьбы,
Убиенные зазря,
Возвращайтесь к жизни, люди,
Да в родимые края.

Миновало время зверя.
Растворился мрак ночной.
- Отворить стальные двери
Помоги, о Ангел мой!

Дай узреть живого Солнца
Златоокие лучи,
Сквозь решетки на оконцах
Я не видел их почти.

- По утру тебя я встречу,
Легкой ласточкой вскружусь,
Положа тебе на плечи
Мои руки, мою грусть.

И в глазах твоих усталых
Я увижу слабый свет,
И прошепчешь: «Здравствуй, Алла!
Пролетело столько лет…»

И возьмешь меня за руку,
И пойдешь со мной туда,
Где не будем знать разлуку
И не будем знать суда.

Растянулись дни, как годы.
Успокоилась печаль -
«Здравствуй, Вечная Свобода!
Утешения грааль»!

Пройден путь. Звезда Олирны
Расцвела во мгле ночной,
В мире светлом, в царстве мирном,
Обрети, душа, покой!...

                                        17.04.2010.
                             
                 2   
День свободы, день печальный
о поре моей венчальной,
об утерянных годах
в лагерях...

Утро радости и грусти
о раздавленном искусстве,
о томящихся во тьме -
и в тюрьме...

Чувство смятое до боли
о видении в неволе
вольной юности моей -
прошлых дней...

И любовь и скорбь ночная,
мука вечная земная,
Свет над сферами земли,
там в Дали...

                                              19.04.10.


Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 15 Август 2012, 17:43:59, Maratshah»

« #2 : 15 Август 2012, 16:57:45 »
                       ***
Этот голос сквозь звон колокольный
продирается к слуху тихою
треском-песней глухою, тикая
на курантах первопрестольной.
Час, да два, да три с половиною,
для истории мелкая поступь,
для того, кто в неволе, длинная,
бесконечная жизнь в оступи.

И не слыша Покровского пения,
заворожился слух дикою -
то нездешнею пляскою, гиканьем,
мощью грозного столпотворения.
Тише! Тише! Бремя нелёгкое
вниз со стен сошло осыпью.
Взгромоздилось по центру сопкою,
просыпая златые россыпи.

- Не скупайте люди всякую всячину! -
Зазывают с мостов перекупщики, -
покупайте у нас вскладчину,
все товары самые лучшие!
- Не смотрите их зрелищ тоскливейших, -
тут как тут зазывалы нетрезвые, -
геть, айда лицезреть рубилище,
игры злые, лихие, резвые!...

Затихают толпы бардачные.
Истощаются орды орудующих.
Время сладкое – время безбрачное
Зелье страсти готовит для будущих…
Созерцаешь то издали, дивишься,
да и буря кричит шёпотом...
Глохнут уши юродивых, дервишей,
лица их покрываются копотью…

- Защити их Господь, да помилуй нас!
Пронеси мимо чашу безвестную!
Пусть звучит высоко колокольный глас,
не даёт им прельститься песнями
и трескучим шипением, тиканьем
механизма в грудь алую вшитого,
позолоченной пылью покрытого,
на гербе государства двуликого...

                                                          6 марта 2011

                           
                       ***
Кружится время как гончарный круг,
В пространстве преломляясь на мгновенья.
Творят из праха пальцы твоих рук
Сосуды жизни новых поколений.
 
Нисходит ночь, холодным покрывалом,
Твоих просторов застилая твердь.
Горит огонь в очищенных астралах,
Из чистых тканей изгоняя смерть.
 
Ложатся веки беспокойной яви
На очи поднебесных очагов.
Безумный век судьбою твоей правит
И давит грозной поступью шагов.

И сохнет глина, принявшая форму
Бесцветных амфор, обретая вмиг
Вторую жизнь в земных гончарных горнах
И хрупкой истине твоей присущий лик...

22 ян. 2011


          КОНИ ЛЕТ
                 1
Громко ржут одичавшие кони,
И исходит парами гумно,
Застоялись в паршивом загоне,
Не рысачили вволю давно.

Закупорились конские поры,
Закоснели гнедые хвосты,
Позабыли бока кнут и шпоры
И упругие седла - хребты.

Заколочены барские двери.
Ни единой души у крыльца.
Точит соль неподкованный мерин,
Видя мертвую стать жеребца.

Не взрывает полей кобылица,
Над дорогой не стелется пыль.
На просторах степи ветер мчится,
Вырывает с корнями ковыль.

Вечный сон, это тоже свобода.
Тяжкий стон, это та же мечта.
И предзвездная муть небосвода -
Бесконечных миров высота.
                  2
Где хозяин на русских просторах?
Нет. Лишь ветер свистит в облаках,
И богатые сытые воры
Промышляют в убогих домах.

Только льются соседние ливни
На забытые нами поля.
Пеленаясь в конскую гриву
Засыпает родная земля.

Веси мрачные в скорби унылой
Безутешные песни поют,
Жертвы дольнего мира в могилах,
В темных склепах возмездия ждут.

Волки черные стаями бродят
По земле, оскверняя ее,
Жеребцов в лес дремучий уводят
В безвозвратное небытие.

Бесконечная даль недоступна.
Неба горнего гладь высока,
По народного тела струпьям
Льется кровью поэта строка.
                                       
                                          1998.



CПУТНИК НЕПОРОЧНОЙ

Отчим Христов, блаженный Иосиф,-
Речи святой из ангельских уст
Внял ты, и Деву Марию не бросил,
Не разорвал предначертанных уз.

В час Рождества, ты молитвами сердца
Логосу путь Его осветил.
Принял из рук материнских Младенца,
Именем славным Его одарил.

С детства привил Ему игры живые,
Тягу к земле и к простому труду,
Брал Его в дали с собою земные,
Летом играл на свирели в саду.

Дал Ему силу мужскую,искусство
Мертвое древо резьбой оживлять,
Шить паруса на рыбацкие фусты,
Глину в гончарной печи обжигать.

В дни избавленья в долинах Египта
Пел Ему песни о жизни святых.
Вместе сходил с Ним в подземные крипты
В поисках символов тайн вековых.

Все уголки обошел Палестины
Жажде походов не зная конца.
Был с Ним повсюду до самой кончины,
Волю исполнив Родного Отца.

Мир тебе, светлый потомок Давидов!
Логоса Мира в Эдемских садах,
Дай тебе Боже воочию видеть,
Вечный покой обрести в Небесах!
2002.




ЛЮБОВЬЮ ЖЕРТВУ СОТВОРИ

Любовью жертву сотвори!
Забыв о золоте и славе.
И златом утренней зари
Воспламенятся алтари,
И примирятся Кайн и Авель.

Устанет петь унылый хор
Мамоне сладкие молебны.
Падут гербы с высоких гор.
Во тьме укроется Клингзор,
И возрыдает град Эреба.

На стыке двух земных времён
Пожар сердца людей охватит,
Оскалом львиным небосклон
Вмиг потрясёт мятежный трон,
Вниз опрокинув медный кратер.

Вино греха и тёмных дел
Котлы мучителей наполнит
Для истязанья скорбных тел,
Земной покинувших предел
И не достигших весей горних.

Земля очистится от зла,
Вдохнёт всей грудью сил небесных, -
И не сгорит уже до тла
Страна, что миру принесла
Цветок спасенья. Благовестье.

…Любовью жертву сотворим
Во имя Будущего Мира,
Москва, Пекин, Оттава, Рим…,
Многоголосием одним
Встречайте светоч Розы Мира!

Творите новые мосты,
Несите людям свет свободы -
В низах, на пиках высоты,
Пред ликом Вечной Красоты -
Душой Рождённой Сверхнарода!

22окт.



ВРАТА СПАСЕНИЯ


Посвящаю Дарье П.

                  1
Ты одна за прочной дверью
В теплой комнате сидишь,
По старинному поверью
У камина ворожишь.
Плечи смуглые ласкает
Кос распущенных туман,
В огневых ручьях мерцает
Обнаженный нежный стан.

Мутным цветом серебрится
В небе лунная серьга,
В зеркалах твоих искрится
Блеск Святого Четверга.
Ветер воет за порогом,
Иней хрупкий стелет двор;
В тенях дальняя дорога,
В отраженьи тёмный взор.

Но волнуясь, не отводишь
От него безмолвный взгляд,
На краю у бездны ходишь,
Пьешь опасной страсти яд.
Чем привлечь тебя сумел он
Сердца мрачный господин,
Что душой своей и телом
Преклоняешься пред ним?
В чем же тайна этой связи –
Жертвы вольной и жреца?
Как спастись и не увязнуть
В сетях хищного ловца?

                  2
Быстро кружится колечко
На атласном полотне,
Освещает тускло свечка
Образ Спаса на стене.
Неба купол покрывает
Одинокий дом вдали,
Грозди звездные свисают
В сочном свете до земли.
Ветер зло кружит над крышей,
Повторяя прошлый день,
За окном в камине дышит
От огня былого тень.

Тихо кот в углу мурлычет,
Мышь за печкою шуршит,
За стеною мамку кличет,
Бредит вновь дитя, не спит.
Ходит женщина по дому,
В платье ветхом, в синяках,
Душит грудь ее истома,
По ночам терзает страх.

Мужа нет ее хмельного
Рядом с ней, она одна
Просит для дитя больного
Исцеления и сна.
Травы, снадобья не лечат
Малыша - горит в огне.
Закоптили дымом свечи
Образ Спаса на стене.
Страшно в зеркало смотреться,
Видеть призраков живых,
И от хлада не согреться
В рукавицах меховых.

Умирает мальчик бедный.
Не протянет до утра.
Боже, Боже, миг последний
Был надеждою вчера…
Верю в прошлые заветы,
Обещания спастись.
…Но не вижу больше света
На пути моём, прости!

Лучше будут в рабстве вечном
Жить и тело и душа,
Чем погаснут жизни свечи
Над главой у малыша.
Лучше жить, не зная радость,
Долей тяжкою мирской,
Чем покинет мое чадо
Без меня предел земной».

                 3
Распахнулись в хату двери,
Взвился облак поздних звезд.
Проникая слой материй,
Ветер глас Небес принес.
Сник пожар. Затихли краски.
Мир прорезали лучи.
Утро солнечною лаской
Мрак развеяло в ночи.

Залилась тропинка светом,
Замерзавшая во сне.
Мать с дитём в лучах рассвета
Шла в молчанье, в тишине.
Сзади не было погони,
Не метался всюду страх,
Шли невидимые кони
С кроткой радостью в очах.

Впереди за тихим лесом,
Между речкой и холмом,
Озаренный тайным блеском,
Возвышался к небу дом.
Весь покрытый серебристой,
Свежей утренней росой.
На стенах его лучистый
Крест разлился, голубой.

У ворот златых, в предверье
Благодатных очагов,
Два величественных зверя
Сторожили этот кров.
В окнах светлых и просторных
Рисовались изнутри
Истонченные узоры
Цвета розовой зари.

И внутри в палатах белых
Люди в платиях простых
В общем хоре тихо пели
Перед ликами святых.
На алтарь светлейший пастырь
Возлагал вино и плоть,
Насыщая души паствы,
Как судил ему Господь.

В глубине святого крова,
Излучая яркий свет,
Образ Спаса духотворный
Ограждал людей от бед.
Исцелял слепые души
От болезней и грехов,
Призывал мирян заблудших
Сбросить гнёт земных оков.

И покаявшись, общиной,
Прошлых лет покинув тьму,
Дети, жены и мужчины
Шли с покорностью к Нему.
Кроткий взор теплом любови
Обращавшихся встречал,
Через пастырское слово
Духом Истины венчал.
                  4
И пройдя сквозь все преграды,
Боль и страх преодолев,
Мать вошла под своды сада,
В окруженье юных дев.
Сестры ангелов небесных
Взяв ее, сомкнулись в круг,
И под звуки дивной песни
Закружилось все вокруг…

Свежесрезанные розы
В ее косы заплели
Девы две, роняя слезы
На излучину земли.
Третья, спящего ребенка
Осторожно с рук взяла,
И кладя ему иконку
На ладошку, в храм внесла.
Вняв Господнему веленью,
Старец-батюшка седой
Совершил над ним крещенье
Духом Божьим и водой.

Пронеслись картины жизни
Пред глазами, словно миг…
Испарились в серой призме,
Глас раздался: «Бог Велик!
Жено, жив малыш твой ясный!
Спасена душа твоя!
Все, что было, не напрасно.
Все, что будет, дщерь моя,
В воле Божьей. Не покинет
Свет Его обоих вас.
Дом ваш – храм святой отныне.
Действо – пастыря указ!»

…Прилетели птицы с юга.
Солнце небо обошло,
На свои вернувшись круги,
Засияв светлым-светло.
Мать и сын под древним кровом,
От тревог и зла вдали,
Веру светлую Христову,
Мир и радость обрели.
И в обители небесной
Жили счастливо они,
Под покровом Силы Крестной,
В благоденственной сени.

2001


                 ***
Я не слышу пенья соловьев,
что же буду я писать об этом?!
Я не вижу горних куполов
и невыразимого их света.
Так зачем метать мне бисер слов
пред лицом безмолвного поэта?!

Жизнь одна, и у младенцев вера
в настоящее, как в истинный исток
будущего, что объемлет Бог
Вечностью в пространстве новой эры.

Я не знаю то, что знают люди,
испытаний чашу не испив.
Я не знаю то, каким он будет -
день грядущий. Этот миг лишь жив
в страждущем сознаньи, бремя судеб
на плечах осунулось, застыв...

2011


                     ***
Оглаголься, слово, оглаголься,
Времени эфиром озарись!
Богомолься сердце, богомолься,
О плодах дарованных молись!

Загляни, ты око, в поднебесье,
Раствори лазоревую гладь
Чистою слезою и напейся
Радости, творящей благодать.

Выстой, дух! Корнями Землю-Матерь
Исцелуй до самой глубины.
Разветвляйся! в солнечных объятьях
Постигая чудо новизны.

05 Октябрь 2011


                    ***
В руках его не крест и роза,
Не меч суровый, не перо,
Но гром, и молнии, и грозы,
И солнца жгучего ядро.

Он будет жечь холодных сердцем
На стыке тонком двух миров.
И на изломах стройных терций
Соединять вершины слов.

2010.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

« #3 : 15 Август 2012, 17:06:34 »
 ТАЙНА ОСТРОВА SICILIA…
Я.Т.

                        1
Налились чёрным соком маслины,
Лето проникло в оливковый сад,
Девичье пенье слышно в долине,
Там где растёт голубой виноград.
Красочных птиц задушевные трели
Нежно ласкают женственный слух,
Им в унисон на волшебной свирели
Страстно тоскует влюбленный пастух.
Утренних рос бархатистая зелень
В мягкой оправе рассветных лучей,
Долы, поляны, предгорные земли
Гладко обвернуты в тоги теней.
И облака отражаются в водах
Чистых ручьёв и кристальных озер,
Томно вдыхает младая природа
Ясную радость солнечных зорь.
И проникает в снотворчество мира
Звуков, красот беспредметная явь…
Льются из уст пробуждающей лиры
Грёз  ароматы, запахи трав.

                       2
Вновь заполняют село и окрестность
Шорохи, тени мирского труда,
В такт замирают последние песни,
Как подо льдами речная вода.
Ввысь устремляются дивные блики,
Дикие ложа бросая свои.
Блекнет в полуденном жаре туника
Жаждущей влаги вечерней земли.
Зной нестерпимый калёным железом
В тень незаметную утро прогнал,
Горные реки, словно порезы,
Зло обжигают выступы скал.

Женщины ткут, снова ткут свою пряжу
В окна глядят сквозь истому забот.
Тёмною тучей, бредя от жажды,
Стадо коровье в низине бредёт.
Там на строительной каменоломне
Трудятся в жарком поту их мужья
И исчезают в пасти безмолвной,
Словно осколки, клочки  миража.
И рвутся тучи о горные стены,
Силясь найти на вершине приют,
А по дороге мятежников пленных
Карабинеры на плаху ведут.

… И видит мать вдали сына-красавца,
Как за плечами с кувшином вина
Он быстрым шагом сквозь ветви акаций
Движется в горы, где бродит война.

                          3
Солнце скатилось за гладь океана.
Печи небесные серой золой
Тускло замглились в вечернем тумане,
Землю парною обдав духотой.
Душный июнь разостлал свои сети,
В сумерках новою песней звеня.
Крыл не взметнул потерянный ветер,
Остров исходит тревогами дня.
Рог пастуха протрубил за холмами.
Stella di sera зажгла небосклон.
Женщины молятся в стареньком храме,
Око печали на ликах икон.

                         4
Камнем рока слепого заточит косу
И исчезнет за скошенной дверью,
Материнской надежды развеет слезу
Ангел смерти – в облике девы.
Над селом пронеслась и над тихой рекой
Роковою гигантскою тенью,
Словно ветер, играя осенней листвой,
Распыляя пустые сомненья,
Отдающая души холодным перстом
В рай и ад – беспристрастная жрица, -
Та, что в жертву приносит над жарким костром
Прах истлевший подземным гробницам.

… За долиною Вакха вдали от церквей
Заалели во мраке кресты.
Пылко вспыхнула ночь фейерверком огней,
Озаряя земные холсты.
Прояснился Селены таинственный лик,
Воцарившейся в целле небес.
Убывая в пространстве, застыла на миг,
Излучая таинственный блеск.
Окружающий мир наполняет тоской
Рокового смешения звук.
Остров жарких страстей погрузился в покой,
Обойдя бесконечности круг.

1998г


                     ***

Айренг-Далянг! – Смеющиеся дети
На фоне храма, белого дворца.
Айренг-Далянг! – Сияют в дивном свете
Ее улыбка и черты лица.

Я вижу сон; над островами месяц
Плывет в весеннем небе. Океан
Спит безмятежно, блеск светил небесных
Ласкает гладь сквозь призрачный туман.

Она идет в обличье юной девы
Вдоль берега, махая мне рукой…
Слышны повсюду звонкие напевы
Небесных птиц, парящих высоко.

И вспоминаю счастье я земное,
Очаг. Огонь. И розы куст в горшке.
Манящий стан ее, лицо родное.
Браслет с сакральным знаком на руке.

И грусть в душе. Томящая услада.
В ее очах блаженства пустота.
Веками ожидаемая радость.
Воскресшая из плена красота.

Айренг-Далянг! – Смеющиеся дети
На фоне храма, белого дворца.
Айренг-Далянг! – Как хорошо на свете
Нам вместе быть, не ведая конца…

2010



   МИГ ТВОРЕНИЯ   
                                                     Ш.А.

Посланник Гор в стране безмолвья
Ушедшей юности мосты
Сжёг, окропив своею кровью
Неоживленные холсты.

Увидел мир пустым и скучным,
Что на плечах атлант держал,
И в расклубившиеся тучи
Вонзил серебряный кинжал.

Пролил на землю краски неба
В прохладных струях дождевых
И золотою кистью Феба
Взмахнул, творя начальный штрих

Картины, таинством полночным,
Ему навеянной во сне:
Туманный шлейф земли Восточной,
Старинный замок в вышине.

Аллея тонущая в розах,
Увитый плющем свод дворца,
Прекрасной девы ясный образ,
Черты ожившего лица:

Бесстрастный взор очей бездонных,
Сплетенье губ, античный нос;
Как ночи смоль над небосклоном,
Прямые линии волос.

Он вниз повел звенящей кистью
Вдоль хрупкой шеи и застыл,
Представив стан девичий в мыслях,
Истоки вечных его сил.

И грудь обвил её и плечи,
Колени, талию живот,
Источник тайны подвенечной,
Соитья брачного оплот.

В неповторимом вольном стиле,
Каскадом огненных мазков
Пустые формы оживил он,
Наполнил радугой цветов.

И в ткань холста, вплетая нити
Воображаемых частиц
Земного тела, пал он ниц
Пред ней в божественном наитье.

Она стояла, возвышаясь
В одеждах призрачных над ним,
И над главой ее сверкая,
Селены южной вился нимб.

В глазах её сияли звёзды
Волшебных снов его и грёз.
И на щеках блестели слёзы.
И золотились пряди кос.

Уста ее, как розы юной
Едва раскрывшийся бутон,
Блаженства источали стон
И ароматы ночи лунной.

Вокруг нее в сияньи млечном,
Голубка - жизни новой дух,
Кружилась в танце бесконечном,
Роняя перьев белый пух.

И штрих последний наносил он,
Сливаясь с образом ее...
И завершив, он обессилел,
Молясь за детище своё.

В бесплотных нетях, в мире скуки,
В неистощимой суете,
Он воплотил в борьбе и в муке
Живую душу на холсте.

Дал плоть творенью и пространство,
Непреходящий вечный миг,
Сквозь ткань воздушного убранства
В иной, в духовный мир проник.

И сев на пол в углу каморки,
Любуясь созданной душой,
Отринув кисть, воскликнул громко :
"О, Боже, это хорошо!"...
                                               
                                                                         
                                                                              2002



    ДЕТИ ИСПАНИИ

Дети Испании! Дети Испании!
Родиной стала чужая страна.
Мать не смогла уберечь всех. Война
Бросила вас на выживание.

Нинья Сесилия, девочка милая,
Память о прошлом наводит тоску.
Солнце восходит над братской могилою -
Было шестнадцать тому пареньку...

- Мама, мамита, что сталось с Анхелем?
Где он сейчас? Почему не идёт?
- Брат твой ушёл, светлые ангелы
Взяли с собою на небосвод...

- Мама, мамита, что с нами будет?
Небо гудит авионами зло...
- Это Господь за гордыню нас судит...
Спи, моя девочка, солнце зашло.

Утром корабль придёт за тобою,
В час, когда свежестью пахнет роса,
Он заберёт тебя вместе с собою,
Ветром наполнив свои паруса -

Алые, алые, как те знамёна,
Что маяками пылают в дали,
Там, где раскинуло звёздные кроны
Самое мирное небо земли.

27.04.12.



Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

« #4 : 15 Август 2012, 17:12:10 »
Подземный мир Виктора Пелевина

Гуляют улицы и парки
под голоса ненужных тем,
влечёт  людей под дубль-арку
одна сплошная буква "М".

Шныряют жалкие фигурки
у входа, прячась от дождя.
Под толстым слоем штукатурки
таятся образы вождя...

Сползает сонной анакондой
трап эскалатора к ногам
героев бунтов всенародных,
дворняжек битых по мордам.

Гремят опасно электрички,
врезаясь сходу в темноту,
несутся к чёрту на кулички
или к Кузнецкому мосту.

По рельсам серые мутанты
ползут навстречу поездам.
И гонят медные куранты
усталых граждан по домам.

Но взор глядит на вязь мозаик,
и наслоенье тайных рун
на пентаграммах звёздных спаек
из серповидно-жёлтых лун.

И сон овладевает мозгом
под стук имперских колесниц,
а впереди кнуты и розги
бичуют тех, что пали ниц

во мраке сонном подземелья,
презрели станцию судьбы
в угаре горького похмелья,
«рабы усталые, рабы!»

Пути обратно нет, и цели
исчезли. Бурый метро-мрак
всех выплюнет в конце тоннеля,
перемолов в бездушный шлак…

июль 2011


                           ***
                                                      Т.А.


Твоя муза уснула летаргическим сном.
Ты убила поэта в себе, его кровью
начертила автограф в блокноте пустом,
как последнюю память о слове.

В фотокадре застыл краткий творческий путь,
лишь оценят его одноклассники в нете.
Жаль, что мёртвых поэтов уже не вернуть,
чтоб прочесть некролог о поэте.

Наслаждайся собой, ты красива, умна,
не гламурна, как многие ныне.
Ты не пишешь стихов, значит ты не больна
начертаньем магических линий.

Миг знакомства с тобой пролетел, как глава
неоконченной книги-романа,
утонули в холодном молчаньи слова,
в одинокой душе Татианы…


                                       31.07.2011.



                   ***
Чувств не изливал, каюсь!
Воли не даю сердцу.
Не понять тебе, знаю,
тайн роковых иноверца…

Говорить с тобой сердцем, мне грустно.
Говорю на одном языке – слОва,
с еле слышным акцентом русским,
за тарелкой узбекского плова.

Знаю, мучаешься от жажды,
нет и в песне моей влаги.
Озаренья сухую правду
не излить на казённой бумаге.

На столе стакан, а в нём водка.
Под стаканом, словно под лупой,
буквы в слове, как дети в лодке,
ловят рыбу в чернильном супе.

Я не знаю, как плыть не в тумане,
когда ясно всё и открыто,
навигировать проще в дурмане,
когда грани реальные скрыты.

Ты, как прежде умна до безумья,
помрачающего мой рассудок.
Одолело меня тугодумье.
Больше спорить с тобою не буду.

Посмотрю на тебя и на звёзды
и сравню высоту нахожденья
двух объектов, взлетевших на воздух
вопреки и назло притяженью.

Что ответить тебе, я не знаю.
Я бесчувственный. Стихосложенье
для меня не игра, но играю,
в сумерках со своим отраженьем.

Воображенье - пристанище беглых
от судьбы и от мира поэтов.
Жизнь  -  ристалище жёсткое. Нега –
есть конец, вырождение света.

О любви не пою всуе. Похоть
пусть проваливает вниз к чёрту.
По изменчивой плоти охать 
есть удел мудаков полумёртвых.

Говори!
             Говорю только я беспрерывно,
ты молчишь, моя муза немая,
увлеклась желто-розовым чтивом,
меж газетных киосков блуждая.

                                           
                                                    23.07.12.



                    Л.В.М.

«Одной левой» пишешь ты тексты
за обедом и чашкою чая,
пунктуацией расчленяя
куски тем в казуальном контексте.

И претензия на гениальность
не мешает тебе твои мысли
облекать плотью форм визуальной,
извлечённой из Огненной искры.

Ты, как прежде, проста, неприметна.
Не лежишь ты томами на полках
книжных лавок средь модных поэтов
и писателей нового толка.

Ты на кафедре литературы
Вавилоно-античного мира
хоть и первый профессор, культуру
ставишь выше карьеры. Кумиры

неизменно верны пьедесталу,
даже преданность кровным пенатам
не спалит возношенья Баалу
и Афине огнём Герострата.

Но одно не понять мне, откуда
это мленье от чар, этот идол? -
что ведёт к чудесам словоблуда,
утверждая ментальное иго.


ЛЮБОВЬ В КУБЕ - КУБА В МАДРИДЕ

Я узнал тебя, Cubana-Morena,
когда ночь стояла над Мадридом
и в тенетах туч трепыхалась селена,
как в силках желторотая птица.
                                                       O, vida!
Ты подчас и вправду лока...
и безумие твоё в смоляных локонах
этой женщины, ради которой я бросил другую
на час-другой, до утра в Аранхуесе.
 
Твоя память короткая, как птичья шея,
как луны, что не светит, слепая ночь,
но я помню, как смогла ты помочь
одинокой душе,
                        одиночке-душе моей...
                               
Потянуть сигару - роскошь, выпить рому -
грешно. -
                   но ринг развевает сомненья -
можно ли это после сражения,
когда храм души на изломе.
 
Я один, я вдали от дома,
поэтому после боя я снимаю перчатки
и иду в тот локаль, где играют бочату,
где ровно в полночь мы будем знакомы.
 
Исцелить моё сердце от ран
ты не можешь, но боль утрясти
в кулаках моих и тоску отвести...
Пустяки,
                заживёт всё на мне до утра.
 
С каждым вздохом потерянной силы
я люблю тебе больше и меньше -
фактор внутренний, фактор внешний,
закон плюса и минуса в силе.

Утром я бегу на вокзал, встречаю
ту, что требует больше внимания,
для которой всегда расставания -
только повод для встреч за чаем.

Кончается лимит свободы. Качаются
весы на центральной площади.
В cafeterio, где ты работаешь, очередь,
а мне неохота искать тебя, маяться.

Да и ты непрочь испробовать новое.
Познакомиться с кем-то здесь дело плёвое.
Hasta nunca, Cubana, hasta pronto!
Eres tonta pero tu montas...

15 июн.12.

===
(la) vida - жизнь (исп.).
лока - loca (исп.) - сумасшедшая.



Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

« #5 : 15 Август 2012, 17:25:33 »
ТВОЯ ВЕСНА
Д.П.

В твоей весне несложно заблудиться,
насытившись дурманом дивных трав,
запутавшись в силках беспечной птицей,
в весеннем небе Питерском пропав,
лишь на секунду вырвавшись из плена,
из волшебства весеннего села,
взлетая вверх к чертогу Вайнамейне
над медной строгостью застывшего чела.

Твоя весна меняет сердца облик,
в пространство превращаясь из крыла
небесной птицы в образе орла,
несущей дар огня в цветах магнолий.
И сон смешон в своей беззубой хватке,
с зимою ленной спутал он весну,
уже ни тетерев, ни мышь, ни лось сохатый,
в углу забившись тёмном, не уснут.

Для всех весна твоя — любовь и упоенье,
рожденье жизни вечной из низов,
из темноты начального творенья,
из сердцевин кореньев и грибов.
Встречают все её, и эта встреча
не будет долгой — дни рекой бегут,
туда, где век надеждами исчерчен,
куда гонцы весенние зовут…

4 мая 2011.



ЗАВЕТНЫЙ ПЛОД

Eva Macias Ferreiro

Я не гублю в себе порыв
священной страсти, твердо зная,
что не иллюзия, не миф -
воспоминание о рае.
Она, сокрытая на древе
во плоде плоти, нас звала
принять ее – и руки Евы
тянулись вдоль его ствола -
сорвать запретное заветом,
вкусить телесной жизни плод,
во тьме неведомой планеты
размножиться в несметный род…

Я не гашу в себе любви
благие токи, понимая,
что страсть великую в крови
они творят и, преломляясь
в слоях материи, горят
огнем безудержным и ярым,
сливаясь в истинный обряд -
совокупленья брачной пары,
рождающий бесценный плод
сего возвышенного действа,
бесплодной смерти антипод -
святое существо младенца…

Я не таю любовь и страсть,
когда для них открыты двери,
и час пришел – любить и верить
душе и телу – и не пасть
заветной страсти плод вкушая,
творя симфонию сердец,
воспоминание о рае,
судьбы утерянной венец!
Венец единства двух начал
в любви, в звучаньи горней лиры,
что Бог в бесценный дар послал
во тьме блуждающему миру!

2009.
Мадрид

                                                   ***
Твои глаза выпытывают нежность, что сердце прячет где-то в глубине.
Горящий взгляд холодной бритвой режет страницы грёз, подаренные мне
моей мечтой, исписанные грустью, - навеянной признанием твоим...
Теперь смотрю сквозь линии искусства на образ твой, казавшийся чужим.

12.12.11.


                    ***

Не скрыть тебя мне, не упрятать
в монастыре семейных лет.
Чужим надеждам не посватать,
не дать монашеский обет, -
любви испытывая жажду,  -
отринуть вновь мечту мою,
в душе рождённую однажды,
в забытом мной земном раю.

Как я горю, - вскружится племя
моих неистребимых чувств,
неся божественное семя,
как слово вечное из уст,
что прорастёт в утробе духа
в неизречённой глубине,
ни зреньем чувственным, ни слухом
неуловимое извне.
                                                                                                                                             
2011



                 ***

К чему, к чему теперь общенье,
оно к безумию ведёт.
Благодарю за вдохновенье,
тебе его достался плод!...
Нет права на воспоминанья
за горизонтом хрупких плеч.
Из встреч всех наших - расставанье,
бесспорно, лучшая из встреч...
Иди, иди куда захочешь,
мой взор не в силах там блуждать,
где ты проводишь свои ночи,
где ты одна ложишься спать,
и снов не видишь, в поднебесье
уставив веки сонных глаз,
оправленных как звёздный страз
в бровей червонных полумесяц...

2012




Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

« #6 : 15 Август 2012, 17:33:28 »
         БЕНАРЕС

Расскажите о Бенаресе мне, йоги,
Без учёной спеси на челе,
Как сплотился крест и месяц строгий
На его Ведической земле.

Спойте песню мне об этом диве,
В сердце жажду тайны оживив.
Принесите весть из Дома Шивы
В лотосе божественной любви.

…Кровь течёт по жилам града мира.
Прах вкушает мудрая река.
Ритм стихов великого Кабира
Слышен в его шуме сквозь века.

Расцветают ветви Древа Бодхи,
Освещая девственный Сангатх
Памятью о Будде и о лодке
В пустоте плывущих бодхисаттв.

…Мне знакомы с детства лики Ганги,
Хижины на ветхих берегах,
Где ходил один Махатма Ганди
С Бхагаватой-Гитою в руках.

Где сплотились сонмы Херувимов,
Покрывая сей священный град
Крыльями опоры нерушимой
В основаньи духотворных врат.

… - Расскажите о Бенаресе, о месте,
Где превысил разум естество.
- Там бушует Индра в поднебесье -
Громового царства божество.

Там нисходит в чаше Ориона
На поток серебряной реки,
Кришноликий юноша с короной
Раджамира, розы лепестки

Оставляя следом для идущих
По воде за ним в лазурный храм,
Где встречают странников поющих
Даймоны, воспевшие Жерам.

И вздыхают в храме многоликом
В восхожденьи неизбывных сил,
О Судьбе Бенареса великой
В мире – по ту сторону могил…

Расскажите мне, седые йоги,
Что за нити тайные ведут
К Сердцу мира явные дороги,
Душу в глубину веков зовут…

14.09.2010


    DIE STIMME dES WANDERER

Я шёл со всеми в день весенний, майский
в толпе, построенной по замыслу вождей, -
и справа Лев встречал нас Брауншвайгский,
а слева группы радостных людей
махали нам вослед и провожали,
как провожают сыновей в далёкий путь
родители, и искренно желали
с пути страны великой не свернуть.

Мы шли и шли колонной ровной, стройной,
взрываясь в такт ходьбе речёвкой: «Heil
mein liber Fuerer — du bist mein Wahl!»
И не страшили нас враги и войны.
Нас просвещал во тьме учитель Йозеф Геббельс.
И книги Гюнтера наш закаляли дух.
В нас говорили Шпенглер, Ницше, Гегель.
И к воле Хартмана наш разум не был глух.

Нас подковал кузнец — кудесник тайных мыслей,
предначертав на золоте подков
Арийский крест — печать земли богов, —
на сердце выжег руны древних истин.
И вышли мы, оставив за спиною
Кресты соборов, слёзы матерей, —
на улочки, где прятался еврей
и прочий враг, трепроклятый страною.

И вдруг смятенье… выстрел из колонны
пронзил мне душу острою иглой,
и я упал на тротуар бетонный,
не насладившись до конца игрой.
А позади, куда направлен взгляд был
из запрокинутой насильно головы,
смотрел в глаза мне чёрно-белый ад,
И бесновались каменные львы…

Я исчезал в пространстве сером, незнакомом,
забыв про смерть, про всё, про всё, что есть…
Я понимал, что никогда не буду дома
и с материнских рук любимых есть…
И это всё. Не будет больше смеха
и звонких голосов моих родных.
Всё кончилось, осталось только эхо
И горький плен стремлений молодых…

2010
---
*Die Stimmen der Opfer (нем.) - Голоса жертв.



«DEUTSCHE MYTH»

Мы дети – первенцы Вальхаллы,
Земля дана нам в колыбель.
Нам небеса поют хоралы,
И вьюги стелют нам постель.
Нас вместо крыльев буйный ветер
В Асгард божественный вознес
И вниз на облаке во свете
Богине Фрейе в дар поднес.

Мы аски – воины Вальхаллы,
Нас на челе отметил Тор,
Рука его нам меч ковала,
И мощь доспехов – души гор.
Нас асы истине учили,
И Один разум озарял.
Судьбы камения нас били,
И Локи всюду искушал.

Wir kommen alle von Walhalla!
Wir alle sind aus Asgard!
Сквозь огнь эфира и астрала -
Wir reiten unter nach Midgard.
Und werden wir nach Heimat gehen,
Туда откуда мы пришли,
Увидим вновь небесный Рейн
И храм божественный в дали.

Мы Эйнехерии Вальхаллы!
В небесной крепости Асгард,
Рождаясь вновь, мы ими стали;
И сокрушен был Ермунганд.
…Земных успех; небес отрада!
Ликуйте!…Das ist unser Sieg!
Нас ждет великая награда -
Валькирий дивный взор и лик!…

И пир блаженства в горних залах.
Неутолимая любовь.
Свиданье с близкими в Вальхалле,
Общенье с духами отцов.
И в храмах радужных Асгарда
Молитвы мира на устах.
И память-слава в сагах скальдов -
Во все века – во всех краях!…

2010


    ЗОВ В ПРОШЛОЕ

Неистребимо кельтское в крови!
Как буйный век страстей неистребимо, -
Страстей игры и озорства любимых,
В самозабвеньи детскости, в любви.

В восторге бурном. В сладости времен,
Сменяющих друг друга очерёдно.
В многоголосье сказочных имён,
Таящихся в язычестве природы.
 
В движеньи танца, в дикости его.
В безумстве плясок. В музыке волшебной.
И в красоте телесной и душевной -
Кудрявых дев, - чьё имя – божество!

Неистребимо кельтское в душе!
Как гул лесов, как звон цветов весенних.
Хоть позабыто многое уже,
Прекрасное не предано забвенью.

Душа, бушуй, как ветер синекрылый!
Гони стада и табуны вперёд! -
Туда, где опустевший небосвод
Хранит племен забытые могилы.

Где расцветает тайна красоты
Чудесными узорами и пеньем,
Рождаясь в мир как первые цветы,
Порою пробужденные весенней .

Где не стихает музыка, и свет
Струится днем и ночью, проникая
В сердца живых, огнем их озаряя,
Далёких звезд в них оставляя след.

Неистребимо кельтское в тебе!
Как вольный горский дух, как свежесть ночи,
По-прежнему живет в моей судьбе
Тот  ясный нрав... И огненные очи,

Как две звезды в пустом полночном небе,
Влекут и манят бликами огня,
Ведут туда, где дух мой прежде  не был,
Зовут в родное прошлое меня!

                                                12.04.10.  



ВЕТКА ЖИЗНИ - ПАНДУР!

Деревянный ствол, на ветви
Два  прута упругих, льётся
Сердца музыка, и гнётся
Древо в тёплых струях ветра.
Не по-русски бьются струны.
Не по-русскому уста
Мои шепчут эти руны
Вдоль  шумерского креста.
В звуках тёплая надежда,
Слёзы матери моей,
Горный глас вершины снежной,
Стук копыт гнедых коней.
В ритме рек разлив струистый,
Неподвластный взору бег,
Дух Аварии лучистой,
Треск костра во тьме скалистой,
Удалой тревожный век!…


Так играй, моя пандура!
Ветка древняя судьбы,
Плач души Гимри и Ура,
Глас любви и зов мольбы!
Вспоминай все битвы края,
Просочись сквозь мрак времён,
Тетиву-струну терзая,
Пой о дикости племён
И о нежности сердечной
Матерей, сестёр и жён,
О любви их бесконечной,
О судьбе святых имён!…


Пой! Звучи, пандур старинный!
В круг горы священной Каф
Сорок рыцарей былинных
Выйдут, цепью горной встав.
И запрут ворота бездны,
Вглубь земли вонзив мечи,
Где подземные ключи
Точат сталь холодных лезвий.
Побегут как прежде реки
Волны Каспия встречать,
Свет родится в человеке,
Уст божественных печать
На челе звездой влюблённой
Загорится. Голоса
Не прольют на Землю стона,
Смех, как Божия роса
Будет литься, в свете солнца
Проникая вглубь Души,
Облечённой плотью горцев,
Статью солнечных вершин…

                                                       
                                                           2010



                               22

Прошёл тот день, что в сердце вызывает дрожь
от громыханья залповых орудий,
но от него в воспоминаньях не уйдёшь,
пронзает плоть он словно острый нож,
и ужас зла в воображеньи будит.

Число, которое двенадцать раз в году
бывает в каждом месяце, однажды
взревело, прогремело, как в аду
гремят оковы грешников - в бреду
шагающих, страдающих от жажды.
 
Мученье вызывает каждый вздох
в теченье дней до этой скорбной даты,
кто слышал крик войны той, тот оглох,
кто видел кровь её - ослеп. Но видит Бог,
не сможем мы забыть её когда-то.
 
Вы дважды два учились сосчитать,
в тетради порванной стояли две отметки,
никто за них не стал бы вас ругать,
они, как скорбной горести печать -
две двойки роковой декады лета.
 
Холодный дождь и льда свинцовый град
изрешетил весь двор и всю поляну,
в живых один остался только сад
и яблоня, чей яблочный наряд
казался взору призраком туманным.

                                                                23 июня 2012.


                    ***
Не умирают мёртвые поэты.
Не умирают, потому что не живут
в бездушном мире… вольный труд
из тьмы пещерной рвётся к свету.

Лови момент! Живи сейчас!
Пой: «Carpe diem!» - ранним утром.
И на закате спать ложась,
кричи сквозь мрак, как сердца сутру...
                                                           
8 ок. 2010


К кинофильму «Миссия»


Угасни, жизнь, в костях и жилах,
иссохни, тяга, жаждать жить.
Воскресни, мертвенная сила,
которой никогда не быть.

Умри, любовь, в тоске безумной,
веселья чаша опустей,
восстань одна, о смерти дума,
которая всех дум сильней!
                   
…Сорвусь ли я еще не раз,
паду в грехи после причастья,
не обрести земного счастья
и лику - свой иконостас.

Я выкидыш, иезуит.
Христовой церкви лоно тесно
для гордеца. Она – Невеста,
безумцев миру не родит.
                                              2001


                                ***
Тайно пройдена граница пасмурного мая.
День и ночь кружится шумно колесница лета.
Перевернуты страницы рукописи Майя.
Не горит зерно пшеницы в пламени Рассвета.

Дали новых рубежей в календарных цифрах
Источают ужас снов слуг Теель-Кусама.
Книги мрачные хранят тайны древних шифров,
Затаившихся на дне в храме Покультамы.

Всколыхнули поднебесье всполохи зарницы,
В яйце проснулось солнце - спящее веками.
Над руинами, над прахом древним Чичен-Ицы
Змей вздымается, хлеща чёрными крылами.

                                                                                               27.06.12.


     КАРТА ПАМЯТИ

Не учил я в школе географию,
Не искал на карте я Восток
И узлы наземных мегатрафиков
Показать на карте я не мог.

Но манили тайнами своими
Страны мира дальние меня,
Был в мечтах я в Греции и в Риме,
Был в Египте на закате дня.

Путешествовал по жаркой я пустыне
В поисках святой воды Замзам,
Плыл один на белоснежной льдине
К Антарктическим холодным берегам.

Шёл я, пробирался я сквозь джунгли
В Амазонию, в затерянную даль.
На вершине мира Джомолунгме
Я искал потерянный Грааль.

И звала Страна одна восточная
Голосом знакомым мне, родным,
Всех проникновенней, всех настойчивей,
Как взывает мать к сынам своим.

И пошёл я скрытою тропою,
Сквозь нагроможденье букв и слов,
Вольною, незрелою строкою,
Пробивая путь в долину снов.

И не зная ни имён-названий,
Ни маршрута точного, душа
Вспомнила, что видела в Зерване,
В мир земной в беспамятстве спеша.

И рука послушным жестом вывела
На листе исписанном шесть букв...
Шесть заветных, рукотворных символов
Я прочёл и тайну понял вдруг:

О, КЕРМАН - обитель древней жизни,
Часть пути земного моего,
Верность в годы страшные отчизне,
Вера в Мифру - света божество.

Долгий путь в негласной касте кшатрия -
Воины распятые мои,
Гибель в битве на просторах Бактрии,
Слёзы горя, Персия, твои.

И твои молитвы... Твои руки
На груди израненной моей,
Ощущенье смерти и разлуки,
Грусть в глазах любимых сыновей.

...Не учил я в школе географию,
И не знал, что город есть - Керман,
Но исторг из памяти его и в графике
Русских букв изобразил Иран.

Июль 2012


о.р.д.е.н. Саиф-Нури

Я беден славою, да, беден.
Моих стихов не знает мир.
Сочту невольно за победу
И стон натужный сонных лир.
Я беден числами, я беден,
Как бедный князь числом порфир,
Приму пятак простой из меди
За слиток золота. Кумир
Мой - дервиш дряхлый у дороги
С узлом и посохом в руке,
Познавший зикр, и ваджд, и йогу,
Фикх в коранической строке.
Он не кричит нигде о Боге,
Не ищет золота в песке,
Он на войне, в миру, в остроге
Живёт в молитвенной тоске.

Я иногда его не вижу,
Он скрыт туманной пеленой,
Сияньем тусклым звёздной хиджры
Под усечённою луной.
Он опускается всё ниже,
Где ангелы стоят стеной,
И фаджр-салят исполнив трижды,
В стан возвращается земной.
Его и нет в подлунном мире,
Где речи громкие гремят,
И заглушают голос лиры,
И сердца внутренний джихад.
Он там, где в солнечном эфире
Звучит божественный Сармад,
В Медине, в Чохе и в Каире
Он с выстроившимися в ряд...


                                                              21.07.12.



Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 18 Август 2012, 22:13:15, Maratshah»

« #7 : 15 Август 2012, 17:36:12 »
   ПЕРЕВОДЫ


Октавио Пас
   (Мексика)

  “Ambicion”

Nada mas, Poesia:
la mas alta clemencia
esta en la flor sombria
que da toda su escencia.

No busques otra cosa.
!Corta, abrevia, resume;
no quieras que la rosa
de mas que su perfume!


     "Честолюбие"

Поэзия, и больше ничего:
она есть милость высшая,
что отдаёт себя, всё существо
цветку её явившему.

Ты не ищи других вещей.
Всё лаконично, кратко:
ты розу не люби сильней
её же аромата.


Andres Eloy Blanco
         (Венесуела)

SONETO DE LA RIMA POBRE

Me das tu pan en tu mano amasado,
me das tu pan en tu fogon cocido,
me das tu pan en tu piedra molido,
me das tu pan en tu pilon pilado.

Me das tu rancho en tu palma arropado,
me das tu lecho en tu rincon sumido,
me das tu sorbo, a tu sed exprimido,
me das tu traje, en tu sudor sudado.

Me das, oh Juan, tu dame de mendigo,
me das, oh Juan, tu toma de pobrero,
tu clara fe, tu oscuro desabrigo,
y yo te doy, por lo que dando espero,
el oscuro esperar con que te sigo
y el claro corazon con que te quiero.


 СОНЕТ БЕДНОЙ РИФМЫ

Ты мне даёшь твой хлеб в руке его месившей,
ты мне даёшь твой хлеб, что испечён в печи,
ты мне даёшь твой хлеб в буханку превращённый,
ты мне даёшь твой хлеб во ступе измельчённый.

Ты мне даёшь твой дом в ладонях приоткрытых,
ты мне даёшь кровать в углу твоём уютном,
ты мне даёшь глоток, что в жажде сохранил,
ты мне даёшь костюм, что пот твой окропил.

Хуан, ты милостыню нищего даёшь,
ты мне даёшь, Хуан, бедняцкий грош,
да, вера твоя ясная, темно развоплощение,
даю тебе, и жду я возвращения,
и в тёмном ожидании иду я за тобой,
любя тебя и сердцем светлым и душой.

16.06.12.
-------------
Сразу не заметил, что взял сложную тему, так как в стихотворении есть речевые обороты, употребляемые лишь в некоторых странах Латинской Америки и не употребляемые в Испании, т.н. регионализмы. К тому же, грамматика стихотворения, кажется, не совсем привычна для castellano. Но для пробы пера, думаю, подобный перевод не совсем уж отсталый, учитывая, что в тексте присутствует и игра слов, которую сразу не понять.


Jorge Debravo
   (Costa-Rica)

ESTE ES MI AMOR

Este es mi amor, hermanos, este esfuerzo
denso, maduro, alto,
estos dedos agonicos y este
manojo de entusiasmo.

Yo no os amo dormidos:
Yo os amo combatiendo y trabajando,
haciendo hachas deicidas,
libertando.

Amo lo que de dioses se os revela
ante el miedo y el latigo,
lo que suda, viviente y guerrillero,
en el fondo del hueso americano,
lo que es amor no siendo mas que carne,
lo que es lucha no siendo mas que paso,
lo que es fuego no siendo mas que grito,
lo que es hombre no siendo mas que arbol.     

           
ЭТО МОЯ ЛЮБОВЬ

Это моя любовь, братья, моё усилие
высокое, зрелое, сильное,
это пальцы в мучении,
букет волнения.

Я вас не люблю спящими, бессильными
я люблю вас в битве, в труде созидающих
топоры - господ свергающие,
несущих освобождение.

Вас люблю, вы богов раскрыли в себе наконец
перед страхом, перед бичом
вы живы, вы сражаетесь с янки мечом
в их тылу, приближая конец.

Любовь нечто больше чем плоть,
борьба нечто больше чем шаг,
огонь это больше чем крик,
и дерева больше Мужчина.


Meira Delmar
(Colombia)

          Soledad
(Del libro Alba de olvido)

Nada igual a esta dicha
de sentirme tan sola
en mitad de la tarde
y en mitad del trigal;
bajo el cielo de estio,
y en los brazos del viento,
soy una espiga mas.

Nada tengo en el alma.
Ni una pena pequen'a,
ni un recuerdo lejano
que me hiciera son'ar...
Solo tengo esta dicha
de estar sola en la tarde
!con la tarde no mas!

Un silencio muy largo
va cayendo en el trigo,
porque ya el sol se aleja
y ya el viento se va;
!quien me diera por siempre
esta dicha indecible
de ser, sola y serena,
un milagro de paz!



         Одиночество
 (Из книги Рассвет забвения)

Ничто не равно счастью, что даёт
мне ощущенье одиночества
в средине вечера,
среди полей пшеницы;
под летним небом,
в руках, в объятьях ветра
я колос одинокий.
 
Нет ничего в душе моей.
ни самой малой грусти,
нет в памяти моей воспоминанья,
чтобы меня заставило мечтать.
Лишь только это счастье со мной
быть вечером одной и с ним одним,
не больше.
 
Молчанье очень долгое, оно
в пшенице тонет, исчезает,
ведь солнце отдаляется уже,
и ветер в даль свою уходит;
и он, кто дал мне навсегда -
невыразимое, исполненное счастье -
быть в одиночестве собой,
покоя волшебство!



Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

« #8 : 16 Декабрь 2012, 22:04:44 »
"Сашины лотосы"

Звёздные лотосы
В небе растут,
Дети-оболтусы
Всюду снуют.
Хитрые фокусы
Ставит факир,
Свежие опусы
Дарит кумир.

Лотосы, лотосы...
Дикие лотосы,
Вновь зацвели на воздушной реке,
Лотосы, лотосы,
Мудрые лотосы -
Временем свиты в сакральном венке.

Индия, Индия!
Динь-динь-динь-динь-динь-динь! -
Русский звенит колокольчик в саду.
Радуйся, Индия,
Матушка-Индия,
В сердце твоём приют я найду...

                                                                                         25 окт.




          "Гибель Титана"

                                                         Ивану Чудотворцеву

Пускай историю
страстей и дел моих
хранят далёкие потомки...
М.Ю.Лермонтов

Взыскрился кремниевый грунт
Вблизи трагического  места.
В глазах его великий бунт
Блеснул как молния Гефеста.

Пронёсся прочь лихой табун
За ветром огненным в погоне,
В безумстве, в яростной агонии,
Втоптавший в землю все табу.

...Крушили своды древних храмов,
Восставших сонмы, власть богов
Свергая мощными руками,
Развоплощая явь веков...

Он слышал в беге скакунов -
Набеги мстительных кентавров,
Раскаты горных валунов,
Паденье звезд с седла Центавра.

Он слышал стоны Огнеборца
И клекот хищного орла,
И удалые песни горцев...
И видел свет ее чела,

Тоскуя в пламенных объятьях
Кавказских гор, где Прометей
Свободу вечную утратил
В дар поколениям людей.

Он пел о Родине далекой
В краях отмеченных судьбой
И заклейменных грозным роком
В те дни, когда в неравный бой

Вступили братия с богами,
Прогневав царственный Олимп,
Что в битве той неодолим
Был богоборцами-врагами.

Он умирал один, в печали,
Пронзенный хищным клювом в грудь.
В тот миг надежды развенчали
Немые Мойры. Кончил путь

Один из тысячей Восставших,
Ушел в молчаньи в сумрак гор,
Ушел один в Долину Павших,
Покинув мир трехмерных форм.

...Но не покинул дух великий
Родной Тартарии своей,
И всюду живы его лики,
И речь его еще родней!...

Шах
19ноя.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 28 Декабрь 2012, 00:14:15, Maratshah»

« #9 : 28 Декабрь 2012, 00:21:56 »
ПУТЬ СТРАНЫ СОЛНЦА
М.Уэсибе

Шёл один ты вьющейся тропою,
В очаге вдали горел огонь.
Всё осталось там и меч старинный,
И жена любимая, и конь.

Наступала хару, прелесть сакур,
Радовала взор в последний раз…
Там в Долине Сна царила осень,
Раскрывая двери в Никисаку…

Тории плывут, как лодки мимо,
Не глядишь на них сквозь свет зари,
Чтоб не осквернить болезнью тела
Золотого солнца алтари.

Впереди последний путь, песок и камни
Превратились в мост к реке Сандзу,
Где душа проснётся одинокой,
Горестно взывая к Омиками.

«О. Аматэрасу, луч твой светлый,
Как старинный меч в слепом бою,
Укрепит мой дух в последней битве,
Из Дзигоку жизнь спасёт мою!»

Пролетает в небесах журавль,
Машет на прощание крылом,
Жизнь уходит – жизнь приходит следом,
Будет тот, кто за тобою явлен.

Он придёт, как ты неумолимо
Шёл когда-то в этот мир земной,
Чтоб увидеть цвет весенних вишен,
О любви поющих под луной.

Снимет со стены твой меч старинный,
Оседлает дикого коня,
Цепью островной свой путь связуя,
Свяжет земли солнце воедино.

Спи легко, как ты сражался в прошлом,
ДО души – священное синто.
Там вверху услышишь голос детский, -
Вечным ками став, – «Аригато!»

———————————————————————————–
Хару – Весна (япон.) – Символизируют расцвет природы и человека, свежесть, молодость и красоту.
Сакура – Вишня (япон.)
Никисаку – Небесная страна (япон.)
Тории – в данном случае плавучие ритуальные врата храмов в японской религии синто.
Омиками – богиня солнца. (япон.)
Аматарэсу – имя богини.(япон.)
ДО – путь. (япон.)
Ками – просветлённая высшая душа. (япон.)
Дзигоку – ад. (япон.)
Аригато! – Спасибо (япон.)

13.03.11.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 11 Январь 2013, 10:04:05, Maratshah»

« #10 : 13 Октябрь 2013, 23:07:43 »
        "Колокол августа"
                        (19-ое. Рассвет)


Всходит солнце.
                            Дольки апельсинов
в жёлтых корках
                             прячутся от глаз,
сладкий запах
                        источают вина
точно так,
                  как пахли в первый раз…


Разлучили нас с тобой, Гранада,
растерзали гроздья винограда,
раздавив железным сапогом.
Бом!
             Бом!
Колокол старинный надрывался
по умершим раньше часа здесь
в Альфакаре,  на краю земли...

Ветер одиночества метался,
словно в клетку загнанная весть.

Лозами веселия и скорби
мертвые тела переплелись.
Кровью искупления омыты
руки тех, чьи взоры смотрят вниз.

Только Ты услышишь их молитвы…

Время безвозвратное ушло.
Колокол звонит по судьбам павших,
выкошенных ненавистью лет.

Пропускает лунный свет стекло
в комнату, где тени ночи пляшут.

Лунных свеч струящиеся блики
застывают воском на столе.

Блеск огня мерцает многоликий,
бабочки, летящие во тьме,
исчезают в пламени безбрежном,
задержаться в мире не сумев.

Смерть –
                   твоя последняя надежда
на бессмертье.
                          Воскрешенья час
пляска мёртвых чисел предварила.

Эхо приговора – пара фраз.
Viva la muerte!
                           Выстрел в небо.
В призрак искалеченной луны…

У живых на свете нет могилы.
Мёртвые не ведают вины
и не просят у свободы хлеба.

Hasta siempre,
                        сонная Гранада!
Горек вкус олив,
                            и винограда
сок
      противно сладок мне уже.
                   

15 август.   
         



Крёстный путь, усеянный шипами
жгучих роз, не прекращал свой ход.
Капли слёз текли, текли стихами
из кровавых ран её любви.
Больше в мире не было забот.
Солнце опустилось за равниной,
истекая кровью на крови.
 
И идёт Эмилия Медина
сквозь кордоны чёрных патрулей
вдоль растоптанных жандармами аллей
с розами из своего хардина.
И поёт Эмилия сквозь слёзы
Песнь свободы ясную свою,
пламенеют на ладонях розы,
плачет ангел брошенный - в раю…
 
                                                               
                                                                                         
                                                                                       
15 augusto.



         Испанские этюды
     

                     1

Кровь иберов, кельтов иль готов,
Или мавров соленых пустынь,
Или слезы любви Ель Кихота
На каменьях кастильских святынь -
Проступили узорами ночи,
Базиликами солнечных дней,
Жемчугами этюдов восточных,
Твердой сталью толедских мечей.

Гордый профиль седой Эспаньолы,
Стройный стан одинокой Земли,
 Многоликие вехи престолов -
На холстах Пикассо и Дали,
На стенах отпечатались замков
И на фресках романских церквей,
В южном танце фламенки-цыганки
И на рострах морских кораблей.
                       
                        2

Смуглоликая Роза Испании
Обнажила стальные шипы,
Причиняя страдальцам страдание,
Боль и муку любимцам толпы.

                        3

Ощетинился бык, изготовился
Рог нацелил в парчовый бок,
Лоб нахмурил мясистый и тронулся
На тореро, взметая песок.

Дышит тяжко, хрипит иберийский бык
На мулету безвольно глядя,
На могучей шее играет кадык,
А вокруг лос палетос гудят...

                         4

Вкус вина на губах, терпкий, сладостный яд
Упоенья отвагой и страстью.
Ритмы древней игры. Ритуал и обряд.
Роковые символы власти.

Запах смерти гнилой превращается в пар
Свежих трав и сочных плодов,
Если кровь не свернулась от страха и жар
Не угас в ней.
                       " Уйди, пикадор!"...

Он смелее чем бык, он один на один
Танец битвы священный ведёт,
Он тореро, боец, он не простолюдин,
Он быку шанс "Прощенья" даёт.

Рог напильником сточен до нерва, другой
Рог обломан копьём пикадора,
Но идёт он израненный в яростный бой
На смертельный удар матадора.

                          5

Умереть в ресибьендо герою дано,
Скот унылый умрёт в волапье,
А прощённому выжгут тавро - "племенной"
И погонят на свадьбу в тряпье.

Но на то и рождён иберийский бык,
Чтобы биться, не быть в загон
Палкой загнанным,
                                 - сотнею пик
Насквозь колотый кампеон...


                          6

Вот танцует Мария одна в темноте
Отвернув уголок своей шторы,
Чтоб сквозь прорезь мечтать о её красоте
Мог соседский мальчишка-андоррец.

В летнем патио свет, на столах белый хлеб
И бутылки с вином, и сангрия,
На экранах футбол и халео - "оле",
Крики радости, алегрия!...

Тихий шепот в углу за столом у окна,
Разговор двух влюбленных страдальцев,
Плач ее словно плеск молодого вина,
Хруст стекла в окровавленных пальцах.

........................................................
                                                                                                             

январь-февраль 2013.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 13 Октябрь 2013, 23:19:17, Marat»

« #11 : 13 Октябрь 2013, 23:14:45 »
                 ***

Навь непроявленная в мире чисел,
Не явная икона Божества,
Разлитая в сознаниях и в мыслях
Мелодия соборного родства.

В Ней антипод духовного начала
Терзает души малые Её
Влеченьем к тлену, смертным бытиём,
В истерзанных материей астралах.

Смерть бьёт по Ней, когда в сиротской яви
Внезапно умирает человек,
Звено меж Ней и молчаливой Правью,
Прожившей в нём свой мимолётный век.

Но, истязаемая муками надежды,
В цепях холодных, в рубище веков -
Она даёт и мудрым и невеждам
Причастие единству и любовь…

15 июль

          ***

Аримойя Спента,
Свента Аримойя!
Берег зыбкой лентой
окаймляет море.

Волны набегают на песок сыпучий,
отступают тучи
от подножья неба.

В царстве Зодиака -
время Ориона,
узы Скорпиона
скорчились во мраке.

Спента Аримойя,
Аримойя Свента!
В синих складках моря
отблески рассвета,
отраженье света
Солнечной Тримойи...

18.07.2013.


                    Лотос
              (Пени Рангхи)


Астраханский лотос, лотос Астры,
Лик звезды сорвавшейся с небес
На ладонь младенца Зороастра,
В образе крылатой белой Ясны,
Принеся на землю Первовесть.

Тихая заря на небосклоне,
Воды Рангхи к Каспию спешат,
Мчатся в степь неистовые кони,
Рвётся вскачь кочевничья душа,
Упиваясь огненной погоней.

Не страшись, Малыш, Ахура-Мазда
Сплел тебе из веток колыбель,
Поплывет она к брегам Кавказа,
К очагам заснеженных земель
На ладонь Кормилицы-эбель.

Восходя духовным исполином,
Напитавшись соками любви,
Над степями, над седой вершиной,
Ты несешь Огонь святой в крови,
В сердца вечно дышущих глубинах.

Он согреет землю, ясным светом
Озарит пути заблудших душ,
Свяжет их Божественным заветом,
Что ниспослан был тебе, Зардушт,
И мантранам - истинным поэтам.

1.01.13.


---
Эбель - мать (авар.).





Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 13 Октябрь 2013, 23:18:08, Marat»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика