Изобразительное искусство
Ритмы красок

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #1 : 29 Июль 2012, 03:05:11 »
Иногда одного пронзительного впечатления достаточно, чтобы совершилась революция во внутреннем мире человека, а, следовательно, и весь ход жизни кардинально изменился.

Владислав Ходасевич

                  ВСТРЕЧА

В час утренний у Santa Margherita
Я повстречал ее. Она стояла
На мостике, спиной к перилам. Пальцы
На сером камне, точно лепестки,
Легко лежали. Сжатые колени
Под белым платьем проступали слабо...
Она ждала. Кого? В шестнадцать лет
Кто грезится прекрасной англичанке
В Венеции? Не знаю - и не должно
Мне знать того. Не для пустых догадок
Ту девушку припомнил я сегодня.
Она стояла, залитая солнцем,
Но мягкие поля панамской шляпы
Касались плеч приподнятых - и тенью
Прохладною лицо покрыли. Синий
И чистый взор лился оттуда, словно
Те воды свежие, что пробегают
По каменному ложу горной речки,
Певучие и быстрые... Тогда-то
Увидел я тот взор невыразимый,
Который нам, поэтам, суждено
Увидеть раз и после помнить вечно.
На миг один является пред нами
Он на земле, божественно вселяясь
В случайные лазурные глаза.
Но плещут в нем те пламенные бури,
Но вьются в нем те голубые вихри,
Которые потом звучали мне
В сиянье солнца, в плеске черных гондол,
В летучей тени голубя и в красной
Струе вина.
И поздним вечером, когда я шел
К себе домой, о том же мне шептали
Певучие шаги венецианок,
И собственный мой шаг казался звонче,
Стремительней и легче. Ах, куда,
Куда в тот миг мое вспорхнуло сердце,
Когда тяжелый ключ с пружинным звоном
Я повернул в замке? И отчего,
Переступив порог сеней холодных,
Я в темноте у каменной цистерны
Стоял так долго? Ощупью взбираясь
По лестнице, влюбленностью назвал я
Свое волненье. Но теперь я знаю,
Что крепкого вина в тот день вкусил я -
И чувствовал еще в своих устах
Его минутный вкус. А вечный хмель
Пришел потом.


(Здесь уже была совершена попытка подобрать сородичей для этого стихотворения)


Однако одной «революции» человеку недостаточно: от впечатления к впечатлению строится жизненный путь, формируется, растет личность. Но есть впечатление первое, пробуждающее, впечатление-камертон: от него человек отталкивается и к нему же стремится. В момент встречи с таким впечатлением в теле человека как будто начинает работать еще один орган – на уровне физики не существующий, но непосредственно влияющий на все физические процессы в организме.

Организм человека функционирует, опираясь на полученные извне «данные» - реакцию органов чувств. Эта реакция складывается из трех составляющих: внешнего «материала»; качества самих органов чувств, предопределенного генетикой; а также личного отношения, неизбежно окрашивающего все рецепторные процессы. Например, почему человек на что-то обращает внимание, на что-то нет? Что-то замечает, что-то глубоко переживает, а что-то совершенно спокойно упускает из виду?

Здесь интересны именно мелочи, события, внешне нейтральные, неброские, заведомо незаметные, тогда личный фактор достигает своей максимальной проявленности, освобождаясь от окружающих обстоятельств. В реакции организма на мелочи-случайности безоговорочно торжествует третья составляющая: личное отношение становится капитаном человеческого существа. Синонимы-грани «личного отношения» - веление сердца, интуиция, голос совести. Это Божественное зерно в человеке – дар творить, который в итоге сводится к дару творить самое себя.

Личное отношение влияет на реакции органов чувств; проходя сквозь фильтры души, влияет на действие организма в целом, то есть одухотворяет тело, наполняет его смыслом. Максимальное соединение тела, души и Духа – бессмертие, которое в линейном времени невозможно: в условиях линейного времени Дух каузирует, начинает, душа проводит «сигнал», продолжает, а тело получает, переживает, завершает. Значит, Дух, душа и тело связаны, но не едины, пронизаны одним и тем же, но сами не обращаются в одно. Единства не может быть, пока господствуют причинно-следственные связи, не может быть и преодоления смерти. Математика – печальная торжественность венчального обряда смерти и мира, обреченное пышное безмолвие. Не уйти в этом мире от математики, как не выпрыгнуть из тела при жизни.

Шар возможен лишь в пространстве, так бессмертие возможно лишь в Вечности, но Вечность проецируется на физику нашего мира, превращаясь в причинно-следственный вектор, и бессмертие становится отрезком.

Когда личное начало у руля, человек не обретает бессмертия, нет. До этого еще долгий путь, механику которого можно вместить только в итоге пути. И чтобы идти по такому пути, человек должен научиться верить. В минуты глубоких переживаний понимаешь: то, что сейчас с тобой происходит, не исчезнет, не может исчезнуть. Когда эти минуты ушли, ты воскрешаешь их в памяти, и они не слабеют, напротив: с каждым разом наливаются новыми оттенками смысла, новыми ритмами красок. Ты сам еще не встретился с Вечностью, не касался ее, но можешь отныне наблюдать сквозь свою память, как драгоценные мгновения живут, купаются в Вечности, и ты больше не сомневаешься, что она существует. Всегда сильным, подлинным переживаниям сопутствует почти нестерпимая, вяжущая душу грусть. Отрезок жизни – символ бездонной Вечности, так и эта мудрая грусть – символ настоящей, не растрачиваемой радости, не с-частья, а Целого, к которому уже не нужны приставки.

Настоящее впечатление всегда случайно, но самое интересное, что опорные столбы неповторимой судьбы человека – именно случайности, причинно-следственные связи – общий для всех цемент. Без веры во власть поэзии случая над нашей жизнью и нашим творчеством ничего настоящего сделать невозможно. Нужные книги, строки, опыт приходят сами, человеку главное - бодрствовать, не пропустить. Ежедневная работа над собой, душевное целомудрие – залог такого бодрствования. Но этого недостаточно. Необходимо доверяться случаю, рисковать своими, с логической точки зрения неоспоримыми планами.

Я хочу, чтобы эта ветка стала игрой случайности, попыткой поймать волну. Если после прочтения книги ее ни с кем не обсудить, не попытаться сформулировать более-менее четко впечатления, то даже если книга «запала в душу», со временем это ощущение угасает, размывается. Причем литература – самый «формулирующий» вид искусства, в других – образы еще не пойманы в слова. Книгу можно прочитать невнимательно, мельком, - все равно такое чтение будет по времени и по затрате сил «больше», чем случайное «столкновение» с произведением, например, изобразительного искусства. Но в случайных встречах – соль жизни и вдохновение художника, поэтому такие встречи особенно важно сберечь.

Предлагаю собирать в эту ветку «случайные» художественные впечатления, причем скорее в формате необработанного «материала», как бы на будущее. А потом при желании можно вернуться к некоторым, некогда случайным, но вероятно впоследствии в чем-то знаковым встречам. Ведь часто бывает, что какая-то картина показалась интересной, однако «художник незнакомый, да и сам я не специалист-искусствовед, да и других дел много, - подумаю об этом завтра»…

И неизвестно, а может именно эта картина попалась именно тебе неслучайно случайно?

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 29 Ноябрь 2014, 02:58:46, ВОЗ»

« #2 : 29 Июль 2012, 09:28:00 »
Справка для читателей:
близкие по тематике и по духу ветки:
Искусствоведы
По ту сторону холста
А также такая ветка-задумка: Читатели тоже пишут

Не смогу удержаться, чтобы не привести одну небольшую цитату, что для меня тоже стала внутренним событием, из разряда таких же встреч-событий, о которых пишет автор этого отрывка и в непреходящей ценности которых и органичности их для души и судьбы не сомневаешься никогда:

"Постепенно сложилось представление о том, что какое-нибудь отдельное художественное произведение, даже самое миниатюрное, или только фрагмент произведения, если я в нем ощутил момент истины, момент полного с ним согласия – может стать прочнейшей жизненной опорой, а также стать зерном, которое я могу уже самостоятельно взращивать и развивать. И возникло ощущение, что ценность подобного зерна является абсолютной, объективной, являет собою даже некое подобие материальности. С этих пор я стал собирать в свою внутреннюю копилку такие зерна, моменты истины. Поначалу, пока их было не очень много, их перечень для постороннего человека мог бы показаться весьма странным, экзотичным, и очень странные смысловые связи возникали там, где никто бы не догадался их увидеть. Но постепенно пространство наполнялось, переставало быть фрагментарным, но оставалось главное его качество: каждый его элемент проверен мною на прочность, я в нем никогда не разочаруюсь (хотя не всегда он может быть созвучен моему состоянию на данный момент; в такое состояние в большинстве случаев еще нужно войти, но и оно являет собой безусловную ценность).

Так постепенно в мой мир входили произведения и фрагменты произведений музыки, художественной прозы, кинематографа, поэзии, живописи (называю в порядке их постепенного для себя открытия)."

Евгений Морошкин (цитата из ветки "Наши авторы").

Этот отрывок можно было бы взять эпиграфом (девизом) для всего нашего "Воздушного Замка": такой подход к искусству является смыслообразующим не только для этого сетевого организма, но и для жизни большинства его активных участников (уверен в этом!). И сколько бы нас ни называли "мёртвыми искусствоведами", "компиляторами", "мечущимися эклектиками", "конструкторами-поэтоведами" (и тому подобное) люди, воспринимающие искусство исключительно со стороны - как внешний "объект познания", к нам это относится не более, чем живое общение с живыми людьми к "людоведам", а свободное проживание своей судьбы и своего творческого пути как мистерии бого-, миро- и самопознания - к "конструкторам судеб" и "компиляторам молитв".

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 29 Ноябрь 2014, 03:01:16, ВОЗ»

« #3 : 29 Июль 2012, 19:26:07 »
 Художник Леонид Афремов родился в городе Витебске (Белоруссия) в 1955 году. Окончил Витебскую школу искусств. Наряду с Малевичем и Кандинским Афремов является гордостью Витебской художественной школы. Необычна его методика рисования, которую он оттачивал и совершенствовал десятилетия. Его художественный стиль уникален и прост, Леонид использует нож вместо кисти. Палитра – сам нож, которым художники пользуются для удаления краски с холста. В СССР Л. Афремов не получил должной известности, его манера исполнения и нежелание рисовать «идеологически правильные» картины не давали ему такой возможности. Известность пришла в 90х, когда Афремов переехал в Израиль.

 Вот ссылка на официальный сайт Л.Афремова, где можно более подробно познакомиться с его творчеством.
http://afremov.com/




















































«Последнее редактирование: 30 Июль 2012, 02:31:26, Грустный»

« #4 : 29 Июль 2012, 21:11:11 »
Я очень хорошо помню осень 1994-го года. И часто в памяти возвращаюсь к ней...
Была в этой осени и "неслучайная-случайная встреча-событие" с одной картиной...
Это "Первый снег" Василия Поленова.

Душа срезонировала - и в ней зазвучала музыка и раскрылся образный строй очень важной, переломной для меня вещи, поэмы "Письмо Домой" - переломной не только для творческого, но и для жизненного пути (если их вообще можно разделить).
Это была поистине духовная, глубинная встреча...

Остальное - в самой поэме.
В ней звучит ритм этой картины Поленова. И без этой встречи не было бы мною узнано что-то очень-очень важное, жизненно важное, к чему - как к тишине своей Родины, её разлитой от края и до края неслышной и неповторимой музыке - моя душа возвращается и возвращается с тех пор...

Первый снег, Василий Поленов

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 29 Ноябрь 2014, 03:02:34, ВОЗ»

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
« #5 : 30 Июль 2012, 15:07:42 »
Немного предыстории по теме:
http://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=576.0#msg17184

В течение жизни мы часто слышим произносимое рядом с собой слово «гениальность» или в более направленном и акцентированном значении – «гениально!». Сами нередко произносим его. Иногда даже пытаемся определить для себя, в чём же конкретно оно заключается, это гениальное…

И вот, сталкиваясь с этим гениальным «нос к носу», ты вдруг замираешь от неожиданности и понимаешь, что гениальное не может заключаться в чём-либо, ибо главное и неизменное свойство его таково, что оно, это гениальное всегда выражается внешне (как бы это не звучало иногда странным для литературного произведения, например) или проявляется в чём-либо, то есть по сути своей оно подвижно и всегда направлено вовне, то есть к человеку. Гениальное никогда не может быть вещью в себе, не может быть умопостигаемым, ибо, однажды созданное и, существуя в дальнейшем как объективная реальность, не зависящая от нашего ума, оно прорывается в нас на уровне чувств, оживая в этот момент само и заставляя жить нас, подчиняя новым, неведанным нами ранее ощущениям где-то внутри нас, изменяя нас навсегда. Оно живо, только лишь спит до поры, дожидаясь своего часа и своего… собеседника. Да-да, собеседника, потому что, встречаясь с тобой, оно не просто оживает, но проникает в твою душу и начинает там с тобой разговор, для которого не нужно слов, не нужно громоздких лексических конструкций, не нужно ничего, что можно было бы назвать проявлением или порождением рассудка, ибо не создал ещё человеческий рассудок того, что могло бы точно, ничего не исказив  выразить суть гениального.

Вы никогда не замечали, что, даже соприкасаясь с гениальными литературными строками, мы теряем способность воспринимать и различать отдельные слова и фразы, погружаясь в созданное гениальным автором чувство, состояние, переданное нам в виде этих слов? Что уж говорить про гениальное в изобразительном искусстве.

И вот ты стоишь зачарованно, смотришь, не отрываясь, вбираешь в себя опьянёно каждую деталь в отдельности и всё созерцаемое в целом. Словно молодой зверь, ощутивший прилив новой силы, ревёшь про себя от восторга, вызванного тем, что не понять тебе разумом, как это было создано и как именно это задевает тебя, твои чувства, и не отделить тебе в увиденном одно от другого, ибо живое – оно нераздельно!..

 (Написано по следам посещения выставки графических работ С.Дали и П.Пикассо «Рапсодия страсти». На снимках литография С.Дали «Похороны Клоринды» из цикла иллюстраций к пьесам де Сада. Никакая электронная картинка не способна передать всего великолепия (а иногда даже его малой части) воплощённого гениального, но всё же…)

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв
«Последнее редактирование: 29 Ноябрь 2014, 03:03:03, ВОЗ»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика