Искусство слова
Малая проза Сергея Сычёва

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
« #76 : 06 Май 2016, 13:15:52 »
Воистину Воскрес!

Сергей, мой отзыв имеет неожиданное продолжение.

Как интересно, когда возникают такие споры! Спасибо Вам, Андрей.

Попробую дать авторский комментарий по теме вашей с женой полемики. Хотя мне зачастую где-то ближе то, что каждый читатель остаётся при своём мнении и со своим восприятием прочитанного, наверное, в этом случае было бы неправильно отмолчаться.

Вы правы относительно прилагательных: все эти «замусоленные», «засаленные», «подслеповатые» и т.д. призваны передать унылость места, вызвать у читателя ощущение печали, тревоги, подступающей со всех сторон безнадёги или чего-то подобного; возможно – ощущения вечной старости, как доминантного, через которое и вызываются все остальные ощущения. В русских народных сказках такие ощущения передаются очень хорошо. Наверное, именно поэтому подсознательно в тексте появилось сравнение старухи с Бабой Ягой.

Она поняла Ваш город как относительно логичную фантастику и оценила значение того факта, что Ваш герой - мертворожденный. Так как он лишен своей жизни, он живет жизнью "того парня", которого знали и старуха, и девушка. Возникает вопрос: умерши при рождении, откуда он взял себе тело?

Далее мы разошлись по статусу города. По её получалось, что это фантастическое место, куда попадают отдельные граждане, которые при этом числятся в нашем мире как  пропавшие без вести. Действительно, при всей необычности города, его обитатели ведут себя как полноценно живые люди: едят, пьют, занимаются любовью. Но, приняв решение, они имеют шанс умереть, что Ваш герой и делает.

Я же полагаю, что это именно загробный мир и те, кто попадает туда, в обычной жизни уже умерли, и их никто не ждет. Иначе я не могу понять, как там присутствует девушка из 19 века. Это некий "предбанник" смерти, но все же уже "там", а не "здесь".

Я не отношу себя к фантастам и считаю, что никогда не писал фантастики. Любой образ, любая ситуация, любой мир или пространство, которые я создаю в жанре, подобном тому, в котором создан «про царство Аида», воспринимаются мной как реальные (пусть и художественно обусловленные), которые существуют иногда параллельно с нашей реальностью, а иногда прямо в ней, но с некоторыми оговорками и способны влиять на неё, так же как и получать обратное влияние.

В силу этого я воспринимаю описанный мной мёртвый город, как реальность, существующую где-то среди нашего мира, но в которую по ряду мистически обусловленных и неразрывно связанных с личностью человека причин не каждый может попасть. Люди, населяющие тот город, вполне могут восприниматься читателем как реальные, имеющие физическую телесную оболочку; они едят, спят, страдают, любят, и т.д. Как в этом городе может жить девушка из 19-го века? Не знаю, смог ли я это передать (не хотел писать об этом прямо, в лоб), но время в этом городе остановилось. Я надеялся передать это через ощущение вечной старости как основного и обязательного атрибута того остановившегося времени. Здесь никто не рождается и никто не умирает. Жизнь здесь не имеет трудности физического страдания. Все страдания – внутри. Но и из этих страданий возможен выход, ведь каждому дано право выбора, но далеко не каждый способен его сделать. Почему? Ответить на этот вопрос каждый читатель должен сам, сверившись со своим внутренним камертоном и своим восприятием прочитанного.

Истина в вашем с женой споре видится мне где-то посередине: это реальное место, но с особым статусом: в него не каждый может попасть, не каждый из него способен выбраться, но каждый, кому предназначено, приходит туда; время и жизнь в нём изменяют свои свойства по отношению к остальному известному миру; у каждого есть причина находиться там, некая смертная или смертельная причина. Может ли это место быть каким-то «предбанником» смерти? В какой-то мере может, но я бы не стал загонять этот город в такие несколько узкие, как мне видится, рамки. Пусть читатель решит сам, что это за место. Почему я называю определение «предбанника» смерти узким, возможно станет понятно из следующего моего ответа на Ваш вопрос.

Кто мой герой? Мертворожден ли он? Как его воспринимать? Чтобы понять, кто он, надо посмотреть на него, его жизнь и смерть, под совершенно другим углом. Родившись живым в мире физическом, он родился мёртвым духовно в том смысле, что ему с рождения было суждено прожить чужую, уже кем-то прожитую жизнь и не было шанса на то, чтобы прожить свою, только ему одному данную, не было шанса что-то изменить. Почему так произошло? Мы не одни в безбрежном окружающем мире. На нас многое и многие влияют. Помните? Реальная причина этого не так важна. Осознав главную тайну своей жизни и то, что у него есть право выбора – жить этой жизнью вечно или умереть, он принял решение умереть, и тем родился духовно. Родился для другой, полноценной жизни в другом месте и с другой судьбой. Самое главное – с правом прожить именно свою жизнь и быть самому её творцом. Таким образом, рождение и смерть в судьбе героя как бы меняются местами, становятся противоположными по заряду полюсами. И не случайно Ярослав очень верно подметил то, что символом этого нового рождения явился Закат, а не Восход.

Хочу ещё немного вернуться к вопросу реальности описанного города. Многие читатели (нередко, это были те, кто не находил интересным сюжетно-событийный элемент новеллы), сияя глазами пытали меня – как я смог увидеть и описать такой потрясающий закат и такую прекрасную природу? Ответ кроется в слове «увидел». Я видел описываемое почти зрительно. Эффект зримости был настолько силён, что мне не приходилось ничего специально придумывать, я описывал то, что видел. В силу в том числе и этого я воспринимаю созданный в новелле мир почти как реальный…

Так уж сложилось в моей жизни и, знаю, не только в моей, что создаваемая литературная реальность способна влиять на жизнь автора, т.е. переходить в его реальность. Выражение «проживать создаваемое произведение» из этого ряда. Именно поэтому создавать художественное произведение порой и сладостно, и тревожно, и ответственно одновременно.

Есть на земле небольшой участок суши и моря, проезжая мимо которого я каждый раз пытаюсь разглядеть в зарослях можжевельника просвет, ту едва заметную дорогу. Я не знаю, есть ли эта дорога в нашей реальности, но старательно обхожу это место стороной. Я не знаю, как выглядит этот крохотный пятачок земли, но я знаю, что мне туда не нужно.

Всем нам нужно помнить о том, что вокруг нас много того, что незримо влияет на нас как положительным образом, так и отрицательным. Иногда нам удаётся поймать себя на мысли о том, что спишь бодрствуя, внезапно проснуться, оглядеться вокруг, увидеть тоску и безрадостность своего дремотного существования, которую раньше не замечал, а затем сказать самому себе: «живи своей жизнью или за тебя её проживут другие». Я думаю, что это важно для многих из нас. Это, наверное, и можно назвать лейтмотивом произведения.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв
«Последнее редактирование: 06 Май 2016, 13:24:50, Сергей С.»

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
« #77 : 14 Май 2016, 17:25:18 »
О мечте


– Ты злой! – Сказала она, нервно убирая в сумку скомканный носовой платок.

– Я знаю. – В моём голосе была обречённая покорность.

– Ты способен обидеть даже молчанием.

– Знаю. Всех это задевает.

– Тебе всё равно, как на твоё поведение реагируют люди?!

– Мне больно. – Сидел я с опущенной головой.

Эта опущенная голова выражала естественно возникшее чувство вины – чистая правда! Не менее чистой правдой было и то, что она видела в этом игру моего высокомерия.

– Отчего вдруг? – То ли удивлённо, то ли насмехаясь, вскинула она брови.

– Оттого, что обижаю. Оттого, что не знаю, как всё исправить.

– Будь естественным! – Со слабой надеждой встрепенулась она.

– Для меня естественно молчать.

– Но почему?! – Почти театрально заломила она руки.

– Чтобы не сказать кому-нибудь гадость. – Пожал я плечами. – Чтобы не обидеть.

– Но разве обязательно говорить гадости?

– Это происходит само собой. Я не специально.

– Самое гнусное в твоих гадостях – то, что люди не понимают, в какой момент и как именно над ними посмеялись, но остро чувствуют случившееся. Это вдвойне больнее. Это просто оскорбляет!

– Поэтому мне лучше молчать.

– Но разве нельзя вести себя по-другому?! – Не теряла надежду она.

– Я пробовал. – Энергично кивнул я. – Но это выше меня.

– Что выше? – Не понимала она.

– Меня раздражает посредственность… Она везде. Она вокруг. Она воинственна. Она диктует, каким надо быть, как себя вести, к чему стремиться. Я с этим не согласен… Я не специально, просто по-другому не получается.

Вопрос в её взгляде был настолько красноречив, что ей не нужно было ничего произносить. Красивое лицо выражало страдание.

– Я вижу мир и чувствую его по-другому. Этого никто не понимает. Они находят это странным. Они находят меня странным. Они хотят, чтобы я был как они. Чтобы не высовывался. Я не высовываюсь – я молчу. Но моё молчание задевает их ещё больше. Вот и тебя задевает. Оно задевает всех. Самое лучшее – чтобы меня не было вообще.

– Не говори ерунды. – С лёгким раздражением в голосе сказала она.

– Я часто представляю, что меня нет. Никто не будет жалеть обо мне. Никто не вспомнит. Никто не обрадуется и не расстроится. Это не плохо. Меня это не задевает…

– Не хорони себя раньше времени, умник.

– Я не хороню. Я тихо негодую: если можно тихо умереть, то почему нельзя тихо жить? Ведь я уже сдался.

– В каком смысле? – Удивилась она.

– Я больше ничего не жду от жизни. Отпустил свою мечту, понимаешь? Я отказался от мечты, предал её. Оказалось, что кроме этой мечты у меня больше ничего не было. Осталась одна пустота. С пустотой жить тяжело. Это неправда, что пустота ничего не рождает – пустота рождает боль. От боли хочется кричать. Поэтому лучше – молчать.

– Ты и в самом деле  странный.

– Мне об этом говорили не раз. Но делать это кому-то совсем не обязательно – я и так это знаю, ведь я странный с рождения. С годами странность только увеличивается и тогда она бросается в глаза другим. Я не хочу этого.

– Боишься? – В её голосе было слышно сочувствие.

– Нет. Раньше боялся. Сейчас просто хочу, чтобы меня оставили в покое, чтобы не обращали на меня внимание. Хочу быть незаметным.

– Как же, незаметным! Твоя молчаливая физиономия просто кричит: «обратите на меня внимание!» В ней столько укора нам, живущим.

– Значит, я умер?

– Нет, но ты явно присутствуешь не здесь.

– Пожалуй…

– Так, где же ты? Где твой дом?

– Он везде и нигде конкретно.

– Как это?! – Заинтересовалась она.

– Я чувствую себя хорошо в любой точке вселенной, кроме той, в которой нахожусь здесь и сейчас.

– Это очень странно.

– Ещё бы. – Охотно согласился я. – Я – странный. Помнишь?

– Помню. Но ты всё равно очень странный. Ты очень ненормальный…

– Псих, да? – Подсказывал я.

– Всё равно, как тебя называть. Ты просто невыносим!

Я согласно кивнул.

– Ты любишь кого-нибудь? – После небольшой паузы спросила она.

– Любил, давно, вечность назад.

– А потом?

– А потом всё закончилось.

– Что случилось?

– Потом меня предали.

Поняв, что сказал неправду, я схватил её за руку и заглянул в глаза.

– Нет, это не правда. Меня никто не предавал. Предали мою любовь.

– Но ведь это одно и то же… – Удивилась она.

– Не одно. – Хмуро ответил я.

– И что больнее? – Настала её очередь посмотреть в мои глаза.

– Не знаю… – Честно ответил я. – Только болит до сих пор.

Помолчали.

– Что за мечта была у тебя?

– Этого я не могу сказать никому.

– Почему? Стыдишься?

– Нет, просто она очень хрупкая, моя мечта. Любое неосторожное или неверное слово может ранить её. Ей было трудно со мной… и я её отпустил. Пусть летит к другому, достойному.

– А как же ты?

– Я буду тосковать без неё. А потом умру.

– И всё?

– И всё.

– Грустно.

– Грустно.

Мы помолчали ещё немного, а потом разошлись каждый своей дорогой и больше никогда не встретились.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

« #78 : 14 Май 2016, 18:13:37 »
Славно. Спасибо.
Герои - совершенно живые и зримые. (Я даже вижу, что у женщины торопливо сделанный макияж, ощущаю, что от неё пахнет хорошими духами - не самыми дорогими, но "любимыми", а у героя небрежно вычищены ботинки и костюм не в ателье пошит, в магазине куплен).
Через диалог явлены характеры и судьбы, достойные многостраничного романа.

Путинцева Т

ОффлайнСумалётов

  • Упёрся – отойди.
« #79 : 14 Май 2016, 18:22:03 »
– Значит, я умер?..

...– Псих, да? – Подсказывал я.
– Всё равно, как тебя называть. Ты просто невыносим!

Навеяло...

***

Меня сегодня снова занесло:
я ей опять рассказывал о снах.
Она ж в ответ такое сделала лицо...
какое делают при травле блох.
И я не удержался на ступнях,
сел в лужу и промок.
Она сказала мне: "Прости.
Ты, в принципе, не плох.
Но ты ж невыносим,
когда витаешь в облаках!"
Сарказма ком вдруг выпорхнул из горла:
я ей шепнул, что выносимые – все в морге.

1990

(А как вчера было...)

Твой злонежелатель,
недалёкий от народа
Слава Сумалётов

« #80 : 14 Май 2016, 22:10:39 »
– Ты способен обидеть даже молчанием.

В «Бродячей собаке» Велемир Хлебников обычно сидел молча, опустив голову, никого не замечая, весь погружённый в свои мечты. Его присутствие создавало какую-то особенную атмосферу.
Однажды Осип Мандельштам оживлённо о чём-то рассказывал, и вдруг осёкся, оглянулся и сказал: «Нет, я не могу говорить, когда там молчит Хлебников!»
А Хлебников, между прочим, сидел в соседнем помещении.


Исторический анекдот


Слава, друг, сарказм тебе к пижаме. Очень идёт.

____________________
Джон До, Одинокий Ветер

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
« #81 : 14 Май 2016, 22:33:55 »
Татьяна, как всегда большое спасибо! За то, что позволили взглянуть на произведение Вашими глазами. Читая Ваш комментарий, я будто художественный фильм по своему произведению смотрел и удивлялся: какой же режиссёр молодец! почти из ничего потрясающую картину сделал.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

« #82 : 15 Май 2016, 01:02:06 »
почти из ничего

Не кокетничайте, автор. :) Всё заложено в диалоге.

Путинцева Т

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
« #83 : 15 Май 2016, 08:35:42 »
Не кокетничайте, автор.

Это не кокетство :-* Автор в момент создания смотрит на произведение своими глазами, и ему зачастую сложно понять, насколько хорошо получилось и как увидит написанное читатель. Читательский взгляд - вещь порой бесценная для автора. Ваш для меня - вне всяких сомнений.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

« #84 : 15 Май 2016, 12:55:59 »
...А о "многостраничном романе" не подумывали? Типа саги?

Путинцева Т

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
« #85 : 15 Май 2016, 13:24:00 »
...А о "многостраничном романе" не подумывали? Типа саги?

Это вряд ли. На таком надо концентрироваться. Моя же концентрация в сию пору... даже не на малой прозе.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

« #86 : 15 Май 2016, 14:32:43 »
Ясно. Жаль.

Путинцева Т

« #87 : 15 Май 2016, 16:39:45 »
А меня "О мечте" в школьные годы окунуло. Такое ощущение, что со мной одноклассница разговаривала. Спасибо, Сергей! Замечательный диалог. Отсутствие конкретики позволяет каждому читателю примерить роль героя на себя, пережить этот диалог на себе...

Свобода не просто право, а обязанность каждого

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
« #88 : 15 Май 2016, 17:25:46 »
А меня "О мечте" в школьные годы окунуло.

Потрясающе! Один текст, а сколько путешествий по волнам воображения и людской памяти. Спасибо, Антон.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

« #89 : 15 Май 2016, 18:12:26 »
Один текст, а сколько путешествий по волнам воображения и людской памяти.
Очень типичный потому что. В хорошем смысле слова. Передана в нём в чистом виде, при минимуме средств та музыка чувств, которую слышали в своей жизни многие. Передана так, что конкретный сюжет каждый может вложить свой и эта музыка будет ему органична. Сюжетная канва выносится за скобки и остаётся в распоряжении читателя, душа и память его отзываются на саму музыку чувства, а не на сюжет, и сами подают в сознание нужные и понятные картины. Через подобные "диалоги-конфликты" проходили и не раз все творческие души, невыносимые для стереотипов комфорта, в том числе и для своих личных стереотипов...

Как назвать такой жанр: лирическая проза, стихотворение в прозе? - не важно, но по сути - это лирическая поэзия. Минимум средств - максимум отклика. Всё вроде и просто, и понятно, формы почти нет (она предельно скромна), но что-то проникает помимо сознания в душу и не отпускает, будит в ней музыку воспоминаний, а она уже рождает разные картины и мысли о жизни и смерти, у каждого свои... Это и есть тайна и чудо искусства. Никогда не понятно - как, сколько не препарируй. И по-моему, это очень русский стиль в литературе, когда форма скромна и непритязательна, как наша природа. И тем не менее она предельно насыщена внутренней музыкой. Это я уже стал теоретизировать, что в данном случае вряд ли уместно и вряд ли кому-то интересно.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнАндрей Охоцимский

  • изъ бывшихъ
« #90 : 10 Июнь 2016, 00:32:54 »
Здравствуйте, Сергей!
Пишет Вам Ольга, жена Андрея. Спасибо за ваш комментарий к рассказу. Ваши пояснения во многом совпадают с моим прочтением, за исключением интерпретации концовки. В том виде, в каком рассказ существует, ничто не наводит на мысль о том, что герой, умерев, должен родиться заново. Вполне понятны его чувства неприятия однообразной пустой жизни, которую влачат окружающие, и он выбирает красивый уход из неё. На простом языке это называется самоубийство. Так поймут по крайней мере 90% читателей. В то же время ваша симпатия однозначно на стороне героя. Поэтому рассказ все же оставляет некоторое чувство недоумения, так как выходит, что это лучший выход из положения, что, конечно, досадно. К сожалению, вы не развиваете тему возможности другого выхода, хотя сами на такую возможность указываете. Ведь девушка говорит герою, что вернуться в реальный мир возможно, совершив некое супер-усилие. Очень бы хотелось, чтобы герой пошел именно этим путем, и, нашел выход не путем устранения себя, хотя бы и красивого, из действительности, а совершивши реальный поступок, требующий мужества, сострадания, любви. Такая концовка побудила бы читателя к активным действиям по изменению унылого окружения вместо декадентской меланхолии. В целом же рассказ не оставляет читателя равнодушным, заставляет задуматься. Спасибо.

Можно сердиться на то, что розы имеют шипы, а
можно радоваться, что на колючках растут розы.

 А. Линкольн
«Последнее редактирование: 10 Июнь 2016, 01:02:21, КАРР»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика