Православие в Розе Мира
Спасение негодяев

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #1 : 17 Ноябрь 2011, 21:12:38 »
Предлагаю интервью с известным православным богословом профессором Алексеем Ильичом Осиповым. Интервью дано журналу "Фома".
Лекции, интервью и книги профессора ныне популярны. Между тем темы, что выдвигает Осипов в своих беседах, вызывают резкое отторжение у чрезмерно ортодоксальных православных. Кого-то возмущает то, как трактует Осипов границы Церкви (оказывается, они не совпадают с юрисдикциями церквей, и человек спасается пребывая в Духе Святом (который дышит, где хочет), а не потому, что он в самой "правильной церкви"). Кого-то возмущает сама возможность спасения для инославных, о которой говорит профессор. Кто-то не хочет, чтобы Бог был Любовью, он жаждет справедливости, так, как он ее понимает. Кого-то просто пугает сама парадоксальность и "простая сложность" христианской мысли.
Вот и данное интервью с Осиповым посвящено этой парадоксальности христианской Вести, что по слову апостола Павла: для иудеев соблазн, для эллинов безумие.



Спасение негодяев

Справка: Алексей Ильич ОСИПОВ родился 31 марта 1938 года.
 Окончил Московскую духовную семинарию и Московскую духовную академию. С 1965 года - преподаватель основ богословия в Московской духовной академии, профессор. В 1985 году присвоена ученая степень доктора богословия.


 
- Алексей Ильич, в одной из своих статей Вы называете христианство «антирелигиозной религией». С чем связано такое неожиданное определение?

 - Начну с обращения к несколько необычному авторитету. Фридрих Энгельс, тщательно изучавший историю христианства, пришел к выводу, что христианство, возникнув на мировой арене, «вступило в резкое противоречие со всеми существовавшими до тех пор религиями». Он прямо называет христианство «крупным революционным движением».

 Энгельс в данном случае был вполне прав. Но он даже не предполагал, какую услугу оказал этим своим заявлением христианской апологетике.

 О чем идет речь? Основная идея антихристианской пропаганды заключается в том, что христианство является естественным продуктом взаимодействия предшествовавших и современных христианству различных религиозных верований и философских идей. Однако исследование христианской веры и ее истории показало даже тому же Энгельсу, что новая религия возникла, во-первых, «революционно», то есть неожиданно, а не постепенно слагаясь из различных иудейских и языческих верований; во-вторых, она вместо мирного сосуществования со всеми «подобными» себе религиями, напротив, вступило с ними в непримиримую полемику по всем основным религиозным и философским вопросам.

 Прежде всего, христианство отвергло важнейшее иудейское убеждение в том, что спасителем человечества может и должен быть только всемирный царь, обладающий неограниченной властью, могуществом, славой. Оно заявило нечто беспрецедентное: «Мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие» (1 Кор. 1:23). Это было, и есть, и всегда будет самым «антирелигиозным» утверждением христианства.

 И все другие специфически христианские (не общерелигиозные) истины оказываются не только принципиально иными, но и столь же противостоящими аналогичным верованиям всех религий эпохи возникновения христианства. Речь идет, например, о понимании Бога, Его Триипостасности, о Боговоплощении, о благодати, о святости, об условиях спасения и так далее.

 Давайте в качестве примера рассмотрим христианское учение о том, что основное требуется от человека для спасения. И вот здесь мы сразу столкнемся с поразительным, прямо-таки антирелигиозным фактом. Первым в рай входит не безупречный исполнитель закона Божия, святой, по иудейским понятиям, а разбойник. Нам неизвестно, что уж такого он сделал, что был приговорен к распятию. Но сам он признал: «И мы осуждены справедливо, потому что достойное по делам нашим приняли»...

- Речь идет о разбойнике, который был распят справа от Христа?

 - Да. Он исповедовал свою вину, осознал, что действительно заслуживает этой страшной казни. И что же он слышит в ответ от Того, Кто для христиан является Богом и Спасителем? «Сегодня же будешь со Мной в раю»!

 Разбойник - в раю? Да это же ни в какие религиозные рамки не вмещается!

 Мы видим почти то же самое, когда Христос идет среди толпы и встречает мытаря Закхея. Кто такие мытари? (Мытарем в Новом Завете называется человек, занимавшийся сбором податей и налогов в Древней Иудее. Так как мытари состояли на службе у римского прокуратора Иудеи (по сути у оккупационных войск), то они считались предателями иудейского народа. За это они были всеми презираемы и нелюбимы, а общение с ними как минимум не приветствовалось или даже считалось грехом.)
И здесь мы опять сталкиваемся с удивительным фактом. Христос говорит:

 «Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме». 3акхей устраивает прием, на котором кого только нет - и мытари, и грешники. Но что происходит с Закхеем? Он говорит: «Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо». Христос ему отвечает: «Ныне пришло спасение этому дому». Опять спасение - кому? Общеизвестному мошеннику!

 - Получается, христианство спасает негодяев?

 - Вот-вот, я как раз о том и говорю. Христианство предлагает «ужасные», совершенно «антирелигиозные» вещи!

- Но ведь эти люди спаслись не из-за того, что они негодяи?

 - Давайте попробуем разобраться. Во всей дохристианской истории - в язычестве, в ветхозаветной религии - Божество было всесильным самовластным существом, которое поступало с человеком, как ему было угодно. В одних случаях оно могло быть милостивым, в других - жестоким, мстительным. Откройте, например, Ветхий Завет, посмотрите: Бог награждает, дает долгоденствие, богатство или, напротив, гневается, наказывает, сжигает города нечестивых и так далее. При этом всё подобное воспринимается религиозным сознанием в прямом смысле.

 Христианство же утверждает совершенно иное, нечто неприемлемое для инорелигиозного сознания. Бог, как говорит Евангелие, «повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных». А один из авторитетнейших христианских святых Иоанн Златоуст пишет: «Когда ты слышишь слова: «ярость и гнев» в отношении к Богу, то не разумей под ними ничего человеческого: это слова снисхождения. Божество чуждо всего подобного; говорится же так для того, чтобы приблизить предмет к разумению людей более грубых». Бог, по христианскому учению, есть абсолютная Любовь, и только Любовь. Бог не награждает человека за добродетели и не мстит ему за беззакония. Как благоденствие, так и скорби являются естественными следствиями законной или беззаконной жизни самого человека и целых народов. Под законом при этом подразумеваются не какие-то внешние предписания Бога по отношению к человеку, но сама богоподобная природа человека. Как Бог есть Дух, так и духовное состояние человека обуславливает все стороны его бытия.

- Что же является важнейшим в этом состоянии?

 - То же, что и в Боге. Но в христианском учении о Боге вновь встречаемся с тем, что решительно противоречит всем дохристианским представлениям. Евангелие говорит, что «Бог так возлюбил мир, что отдал Сына Своего Единородного», Который «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной».

 Я посмотрел «Страсти Христовы» Гибсона. Спасибо ему! Фильм помогает увидеть современным христианам то, что не видели и не могли видеть христиане в течение всех 2000 лет: какие невыразимые страдания перенес Христос добровольно ради нашего спасения! Какое же нужно было иметь смирение и любовь, чтобы, находясь в жутких страданиях, с креста сказать: «Отче, прости им, ибо не знают, что делают». Бог, оказывается, есть не только любовь, но любовь, которая сопряжена с таким же совершенным смирением.

 Такого вызова всерелигиозному сознанию, конечно, никогда не было. Нигде нет учения о смирении Бога. Но именно здесь-то и лежит ключ к ответу на Ваш вопрос. Если спасение есть единение человеческого духа с Духом Божиим, то в христианстве это искомое единство оказывается возможным только при наличии у человека смирения. Что такое христианское смирение (в отличие, например, от тоталитарно-сектантского) - это отдельная и серьезная тема. Но здесь важно сказать, что, по единогласному учению всех святых Отцов Православной Церкви, без смирения невозможно единение с Духом Божиим, ибо невозможна истинная любовь, которая, говоря по-человечески, и составляет сущность Бога. Так вот действительное смирение разбойника (на кресте не полицемеришь), искреннее раскаяние Закхея, грешницы, омывшей ноги Христа своими слезами - это и только это является условием спасения любого человека, в том числе и того, кого называют негодяем!

 И, напротив, те, кто, внешне исполняя отдельные заповеди и церковные установления (крестились, причащаются, постятся...), начинает видеть себя выше, святее других, отпадают от Бога, не получают спасения.

- Получается, чтобы соединиться с Духом Божиим, необязательно быть праведником. Тогда зачем соблюдать заповеди Христа, зачем молиться, если можно вести грешную жизнь, а потом в конце просто раскаяться? Зачем нужны традиции, обычаи, таинства?

 - Спасаются не праведники и не грешники, а увидевшие свое недостоинство перед лицом Bcecвятого Бога и приносящие искреннее покаяние. Все заповеди и, тем более, церковные установления, таинства и традиции имеют значение лишь постольку, поскольку помогают человеку увидеть свою неспособность без помощи Божией стать вполне чистым, богоподобным человеком. Они являются лишь вспомогательными средствами к познанию этой своей неспособности. И если приводят верующего к этому, то полезны. Если же вводят в самомнение и гордыню, то становятся средством его гибели. Помните, как Христос в Евангелии назвал подобных «праведников»: «Змии, порождения ехиднины! Гробы, окрашенные снаружи!» А в народе о таких говорят: святой сатана.

 Я говорил о разбойнике, распятом справа от Христа. А ведь слева был распят и другой разбойник, о котором ничего положительного не сказано. Он так и не раскаялся, хотя был таким же разбойником. Спасение, оказывается - в искреннем раскаянии человека. Христианство говорит, что человек, который искренне кается, оказывается выше того, кто исполняет все предписания.

- Алексей Ильич, я хотел бы уточнить. Человек может хотеть быть лучше, но не сейчас, а потом. Например, я молодой человек, я хочу быть лучше, но лет через двадцать...

 - Ну, я думаю, каждый поймет, какова цена такого хотения. Когда человек увидит, что он весь в грязи, или в нарывах, то едва ли захочет быть лучше лет через двадцать. Наверное, постарается поскорее стать почище. Христианин тем и отличается от язычника, что он, имея в Евангелии, так сказать, эталон человечности, видит грязь своей души и стремится от нее очиститься. Язычнику это гораздо сложнее. Но когда христианин говорит, что постарается быть получше лет через двадцать, то тем самым он просто обнаруживает свое действительное язычество при всей христианской форме. В Новом Завете есть такие слова: «Муж с двоящимися мыслями неустроен во всех делах своих». И жизнь показывает, что тот, кто лукаво думает: «Вот сейчас я поживу в свое удовольствие, а потом раскаюсь», - ни счастья не достигает, ни покаяния не успевает принести. Верны слова: «С милостивым Ты (Господи) поступаешь милостиво, с мужем искренним - искренно, с чистым - чисто, а с лукавым - по лукавству его». «Душа лукавая погубит своего обладателя» .

- Есть ли в Православии какая-нибудь норма, выполнив которую, человек мог успокоиться и считать себя спасенным?

 - Об этом сейчас и шла речь. Спасение определяется не количеством дел, а состоянием души. У Исаака Сирина есть такие замечательные слова: «Пока не смирится человек, не получает награды за свое делание. Награда дается не за делание, но за смирение». Почему так? Потому, что Бог есть смирение и любовь, любовь и смирение. И все заповеди Его должны привести человека к подобному же состоянию. Если же их исполнение порождает самомнение, тогда все они не только обессмысливаются, но и становятся вредными для человека, орудиями его гибели. И таких случаев множество.

 Кстати, кто чаще всего впадает в состояние глубокой прелести, то есть лжедуховности? Те подвижники, которые думали, что своими подвигами могут угодить Богу. Из жития Антония Великого мы знаем, что ему явился сатана и говорил: «Антоний, ты мало ешь, а я совсем не ем. Ты мало спишь, а я совсем не сплю. Не этим ты победил меня, а смирением». Сказано совершенно верно. Но видите, как лукавый и здесь лукавит? Сатана надеялся, что Антоний возгордится своим смирением, и тогда все его подвиги погибнут.

- В одной из евангельских притч говорится, что в одном винограднике были работники, которые работали там целый день, потом к ним присоединились люди, которые работали там в течение половины дня. И, наконец, последняя смена проработала там всего один час. А награду все получили одну и ту же. Понятно, что под виноградником имеется в виду работа ради Господа Бога и под наградой понимается Царствие Небесное. Но ведь это несправедливо!

 - Да, несправедливо, если бы это была не притча, а факт обычной жизни. Притча же с помощью этого образа раскрывает одно из серьезнейших положений духовной жизни человека. Помните, как возмутились те, которые работали с утра? Христос и указывает этой притчей на глубокую ошибку, вошедшую в сознание иудееев, что будто бы человек получает награду от «Хозяина виноградника» Бога - за количество добрых дел, безотносительно к тому, с каким душевным настроем они совершаются. Оказывается, иначе. Основным является как раз тот духовный «ключ», в котором подвизается человек. Тот же святой Исаак Сирин писал об этом совершенно определенно: «Воздаяние бывает не добродетели и не труду ради нее, но рождающемуся от них смирению. Если же оно оскудеет, то первые (добродетель и труд ради нее) будут напрасны». «Без смирения напрасны все дела наши, всякие добродетели и всякое делание». Вот непререкаемый критерий истинной христианской жизни! Он скрыт от людей, но виден Богу.

 Важно при этом помнить мысль Отцов: истинное смирение не видит себя смиренным! Более того, как говорили египетские святые пустынники, та добродетель, которая становится очевидной для всех, теряет свою цену. Возвращаясь к притче, напомню, например, предсказание древних подвижников о монашестве последних времен. Они говорили, что последние монашествующие «не будут уже иметь тех подвигов, которые имели мы, они будут спасаться смиренным терпением скорбей». Смиренным - то есть с осознанием того, что они «рабы, ничего не стоящие» И достойное по делам своим получают. Благодаря этому смирению эти, последние, получат ту же «плату» от Хозяина, что и первые великие подвижники.

- Если христианство - терапия, а Христос - величайший Врач, значит ли это, что христианство - удел больных душою, и здоровым оно не нужно?

 - В том-то и дело, что, по христианскому вероучению, в первом грехопадении сама природа человека глубоко повредилась. Она, как пишет св. Максим Исповедник, стала смертной, тленной, страстной. Поэтому больны все люди, но не все хотят это видеть. И в этом заключается главная беда человека. Ибо, когда больной не хочет признавать, что он болен, тогда лечение невозможно - и понятно, какие следствия из этого могут проистекать. Во всех людях живут страсти. А страсть - страшная разрушительная стихия. Не подчиненная разуму, а подчинившая его себе, она всю историю человечества приносит тяжелейшие бедствия.

 Римский император Калигула страдал от того, что у всего римского народа не одна голова, которую он мог бы снести одним ударом. Теперь научно-технический прогресс открывает безграничные возможности для осуществления этой «великой» цели. Не по гордыне ли и злой воле нового Калигулы «земля и все дела на ней сгорят», как пророчествовал о конце мира апостол Петр? Христианство говорит, что без духовно-нравственного изменения самого человека невозможно достичь блага на земле.

 О чем мечтают гуманисты всех времен? Путем революций, реформ, иных социальных преобразований создадим рай на земле! И что же? ХХ век залил мир кровью в таком изобилии, какого вся история человечества не знала, но так ничему и не научил человека.

 Потому первая задача христианской аскетики - помочь человеку увидеть свои духовные и нравственные болезни. Ибо только в этом случае он сможет заняться собой. А как их можно увидеть? Преподобный Симеон Новый Богослов дает исчерпывающий ответ: «Тщательное исполнение заповедей Христовых открывает человеку его духовные болезни». Действительно, сравнение своих поступков, мыслей, желаний с заповедями Евангелия ясно открывает человеку его духовное состояние. Оказывается, я не могу не осуждать, не могу не завидовать, не тщеславиться... не буду продолжать дальше, поскольку придется дойти до таких вещей, о которых и говорить неприлично. Вот тут я и увижу, кто я есть на самом деле, и с грустью и иронией скажу: «Да... человек - это звучит гордо...» Лучшего повода для иронии не придумаешь!

- Но от чего мы должны спасаться? И зачем вообще человеку нужно, чтобы кто-то его спасал?

 - Однажды подходит ко мне студент с кислой миной на лице. Спрашиваю его: «Что с тобой?» Он отвечает: «Зуб болит». Я говорю: «Чудак-человек, болит-то зуб, а не ты! Ну и пусть болит!» «Вам бы только шутить, Алексей Ильич!»

 Я это к тому говорю, что грехи - не какая-то абстракция. Каждый грех является раной, наносимой человеком самому себе, потому он и приносит нам боль. Если я наступлю голой пяткой на острый гвоздь, то, пожалуй, не скажу: «Ха-ха, как щекотно и смешно. А ну-ка еще раз и посильнее!» Ничего подобного! Думаю, что многие замечали: когда кого-то злостно осудишь или обманешь, - как скверно потом бывает на душе? Совесть мучает. Страсть на славянском языке означает, в частности, страдание (отсюда, например, «Страсти Христовы»). Любая страсть всегда и является источником страданий. Мы знаем, как страдает тщеславный, когда его не хвалят, более того, ругают. Какие муки переносит завистливый, когда у его лучшего друга успех. Помните у Данте: «Так завистью кипела кровь моя, что если было хорошо другому, ты видел бы как зеленею я». Так вот, спасаться нужно от порабощения страстям.

 Но нужду в спасении человек начинает чувствовать, когда увидит безобразие своей души и захочет стать хоть немного чище, чем есть. Здесь-то он и поймет, каковы его «успехи» в самоизлечении от мучающих его страстей, поймет и необходимость Божественной помощи.

 Приведу пример. Представьте себе, что вдруг мой прекрасный нос оказался пораженным кожной болезнью, которая может быть излечена одним единственным средством - солнечными лучами. Теперь от меня зависит, подставить свой нос солнцу или нет. Такова двуединая терапевтическая деятельность. Эта совместная работа человека и солнца - образ спасения человека. В богословии такое двуединство Бога и человека в деле спасения называется синергией. Бог является исцеляющим «Солнцем», но от человека требуется произволение, понуждение, труд борьбы со своими страстями. Сама по себе эта борьба не исцеляет, но именно она открывает двери души действию Солнца-Бога.

- Многие говорят сегодня: «Я в Бога, конечно, верю, но в церковь не хожу». Как бы Вы отреагировали на такую позицию?

 - Это равносильно тому, что сказать: «Врачу я верю, но идти к нему в больницу не собираюсь». Многие не понимают, что за словом «Бог» могут стоять многие и разные до противоположности образы, а, следовательно, и принципы жизни. Мы уже говорили, что, по вере одних, Бог может и миловать, и ненавидеть, и прощать, и мстить, губить и т. д. Соответственна этому и нравственность: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. Для христиан же Бог есть Любовь, потому и заповедь: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. В храме верующий, в конечном счете, получает знание о Боге, о вере, о том, что необходимо для правильной христианской жизни, что такое святость и праведность (а что не является таковыми). Наконец, церковь - это место, где можно отойти от повседневной суеты и помолиться, покаяться - дома редко кто имеет такую возможность. Сама атмосфера храма многое дает душе человека.

- Сейчас люди, исповедующие разные религии, уже не разделены океанами и континентами. Они нередко живут в одном городе, в одной стране и сидят в одной учебной аудитории. Как относиться христианину к людям, которые исповедуют другие религии? Каково должно быть его, на самом деле христианское, отношение?

 - Заповедь любить даже врагов дает полный ответ и на этот вопрос. Но христианская любовь имеет несколько ступеней. На нашем, самом элементарном уровне, христианская любовь состоит в том, чтобы не делать другому того, чего не хочешь себе. Христос подтвердил это золотое правило морали: как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними.

 Следующей ступенью любви является: возлюби ближнего твоего, как самого себя. К сожалению, наша любовь, особенно к себе, очень эгоистична. Поэтому, не научившись правильно любить себя, трудно правильно возлюбить и другого. Но к этому подвигает верующего Господь Иисус Христос.

 Высшей ступенью является жертвенная любовь, о которой замечательно пишет святой Исаак Сирин:

 «Что такое сердце милующее? Возгорение сердца у человека о всем творении, о человеках, о птицах, о животных, о демонах и о всякой твари... А посему и о бессловесных, и о врагах истины, и о делающих ему вред ежечасно со слезами приносит молитву, чтобы сохранились и были помилованы... Достигших же совершенства признак таков: если десятикратно в день преданы будут на сожжение за любовь к людям, не удовлетворятся сим, как Моисей... и как... Павел... И прочие апостолы за любовь к жизни людей прияли смерть во всяких ее видах... И домогаются святые сего признака - уподобиться Богу совершенством любви к ближнему».

 Для христианина на любом уровне любви не должно существовать различий в отношении к людям. Должно понуждать себя к любви - не к чувству (это высокая ступень и она лишь в свое время дается Богом) - но хотя бы к сострадательности, к поступкам любви. Поэтому от христианина требуется оказать помощь нуждающемуся, страдающему, находящемуся в беде независимо от того, какой веры перед ним человек, какого мировоззрения, какой национальности, партийной принадлежности и так далее.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 08 Декабрь 2015, 05:16:32, Ярослав»

« #2 : 18 Ноябрь 2011, 14:17:09 »
Вадим - здоровья!

Спасибо за поднятую тему.

Само интервью, пока нет времени комментировать, но несколько слов о работах профессора Осипова - хочется сказать.

На мой взгляд, роль профессора Алексея Ильича Осипова в катехизации постсоветской России невозможно преувеличить. Роль, к сожалению, не всегда положительная (но всегда огромная).

Характеристики, выдвигаемые профессором Осиповым, часто вызывают резкое отторжение не только у чрезмерно ортодоксальных православных, но и у практически всех инославных и нехристиан (и, при этом, весьма популярны в современном российском православии). На мой взгляд - отторжение заслуженное, ибо предвзятость к неправославному, предпочтение и некритическое отношение к православному вероучению, в словах (и интонациях) профессора Алексея Ильича Осипова чувствуются очень сильно.

Вот пара реплик 2005 года о роли профессора Осипова, запомнившихся мне из дебатов второго форума:
Цитировать

Вопрос:
Леонид, если Вы мне объясните, что я должна чувствовать и в какой форме выражать эти чувства (как это должен делать человек облагороженного образа?) к человеку, который занят тем, что выискивает компромат на Католическую церковь, ранив религиозные чувства огромного числа католиков, вызывая в свою очередь негативные чувства этих католиков к православию (благодаря автору - я говорю про Осипова), я Вам буду очень благодарна (говорю это без иронии и злорадства, а очень даже искренно!) Я обязательно прислушаюсь.
Я думаю - это будет честно, правда?

Ответ:
Как относится к профессору Осипову научить взрослого человека мне не представляется возможным.
Могу лишь сказать как к нему отношусь я сам.

Начав слушать его лекции я ,по началу, был угнетён нерадостным их тоном.
Основной мыслью его лекций мне показалась мысль о том что человек грешен и не может
ничего хорошего сделать, тут же не испортив этого хорошего сознанием своей хорошести.
Всякое доброе дело, пусть поначалу совершённое и бескорыстно, тут же ставится себе в заслугу,
тем самым становясь пищей для гордыни. А уж про то недоброе, что рождается в наших душах
и говорить не приходится - столько нерадостей оно за собой влечёт.
Оттого и весь мир представляется лежащим во зле и не предвидится никакого его просветления,
до Второго Пришествия.

Это, наверное, весьма Православная точка зрения, и поскольку она в своей частности
совершенно справедлива, то единственной достойной стезёй в этой жизни представляется монашеский аскетизм. (Замечу, что на мой взгляд в жизни есть много достойного помимо аскезы)
Однако если перебороть в себе угнетённость тоном его лекций, прослушать их несколько раз,
продумать то о чём они говорят, то польза от их содержания перевесит всё то, что поначалу
слегка отталкивает и возможно переменит самый взгляд на призыв к аскeзе.

Даже если кому-либо совершенно неприемлема точка зрения Алексея Ильича, то из-за богатства и
насыщенности образовательного материала лекций, прослушать их по меньшей мере поучительно,
а на мой взгляд и весьма полезно.

Такие вопросы как тысячелетний раскол Церкви на Западную и Восточную, дробление Западной Церкви сначала на конфессии а затем одной из конфессиий на множество конгрегаций,
различия в вероучениях Западных и Восточной Церквей, различия философий Славянофилов и Западников, опасности угрожающие Православию сегодня, учение Святых Отцов, учение о посмертии души, и наконец учение о конце времён и предстоящем тому царстве Антихриста, изложенны в его лекциях с православной точки зрения понятно и аргументированно. Для меня эти лекции были кладезем знаний, которых я и не знаю где иначе можно получить. За то моя великая благодарность Алексею Ильичу и тем, кто сделал его лекции доступными.

Эрудированность и искренность Алексея Ильича вызывает у меня уважение и симпатию,
несмотря на то, что я не согласен с некоторой его аргументацией и некоторыми оценками.

Однако профессор Осипов всегда говорит - не верьте мне, потому что я профессор богословия,
не верьте и авторитетам, на которые я ссылаюсь, а верьте лишь себе обдумав спорные моменты и убедившись в верности какой-либо точки зрения. Это кредо настоящего Учителя и радует что в духовных академиях есть ещё такие учителя.

Что касается критики Католичества (отнюдь не компромата), то критикуется лишь вероучение и
никогда сами католики. Православные для Алексея Ильича ничем ни лучше инославных.
Критика же инославий весьма убедительно аргументированна, а главное показывает человеку
незнающему в чём же различие христианских вероучений.

Если кому-либо интересно движение экуменизма, то лекции Алексея Ильича дадут интересующемуся очень хорошую подготовку.
Моё мнение о трудах профессора Осипова, примерно такое же, как его - об отце Александре Мене:

осипов об Александре Мене

в лекциях Алексея Ильича Осипова много интересных тем, фактологического материала, но много и неверных характеристик представляемых фактов. (Лично я часто перепроверяю факты, упоминаемые профессором Осиповым, и часто убеждаюсь в "неточностях" характеристик, предлагаемых профессором Осиповым)

«Последнее редактирование: 22 Ноябрь 2011, 13:02:35, КАРР»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
« #3 : 22 Ноябрь 2011, 08:06:22 »
Спасибо, Вадим!
В ветке о философии смысла я опубликовал статью «Основа единения людей»,  в которой высказал своё удивление по поводу невоспитанности в нас христианской благодарности. Казалось бы, в ней заключено и смирение, и любовь даже к врагу, и, подчёркиваю, основа для единения людей в любых рамках, начиная от семьи и заканчивая человечеством. По-моему, А.И. Осипов ближе всё-таки к научным исследователям христианства и к исследованию смыслов, которые оно принесло людям, чем к церковным правилам жизни верующего человека.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 03:02:14, ВОЗ»

« #4 : 22 Ноябрь 2011, 11:55:29 »
научным исследователям христианства и к исследованию смыслов, которые оно принесло людям
Геннадий Георгиевич, а можно чуть поподробнее (мне, правда, интересно, потому что непонятно): что (и кого) вы подразумеваете под "научными исследователями христианства" и под "исследованием смыслов, которые оно принесло людям"?

Научные исследования - это библеистика? или что? Религиозная философия? Так религиозные философы не отвергали ни догматов, ни таинств, ни символики, ни мифологии христианства - насколько я знаю, ни один из религиозных философов не претендовал ни на научность своей философии, ни на научный подход к исследованию смыслов христианства.
Кстати, а что такое научность и научный подход? и как его можно применить к мифу, символу, духовной реальности? Возможен научный подход к любви, например?
И как быть с христианской мистикой, которой питается вся христианская философия?
Как быть с христианским дуализмом: мира природного (падшего) и Царствия Божия? Как быть со словами Христа: "Царствие Моё не от мира сего"?
Если Бог - это Сознание Природы (мира сего), то как Его Царствие может быть не от мира сего?

Для Вас что главное в христианстве: "учение Христа" или Сам Христос?
Если первое, то что это за "учение Христа" и чем оно отличается от нравственных заповедей других религий?
Если второе, то что это значит? Христос - Спаситель? Критерий? Бог Сын? Логос Мира? Богочеловек?
Как можно (с научных позиций) понять слова Христа: "Я есмь Истина, Путь и Жизнь" и "кто видел Меня, видел Отца"?

Как Вы понимаете христианскую эсхатологию - конец мира сего, конец истории, конец времени? Как совместить с этой эсхатологией понимание Бога как Сознания Природы? Тогда конец мира сего (Природы) будет означать угасание и её Сознания?
Как Вы понимаете Апокалипсис - Откровение Иоанна Богослова? Что Вы понимаете под Вторым Пришествием? Под Новой землёй и Новым небом?

Как понимать молитву "Отче наш":  "Отче Наш, сущий на Небесах... да придёт Царствие Твоё, да будет воля Твоя и на Земле, как и на Небе"?
Что значит Небо? И почему уповают на Царстие Божие на Земле, как и на Небе? Если Бог - это Сознание Природы, то Его Царствие - это Природа. Иначе - получается, что Бог не властен над Самим Собой: и Его Сознание - это одно, а Тело (Природа) - совсем другое и не подчиняется своему Сознанию...

Я не от праздности спрашиваю. Мне Вы интересны как личность - и мне очень хочется Вас лучше понять (хотя бы чуть-чуть лучше, что уже немало).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 22 Ноябрь 2011, 12:11:53, Ярослав»

« #5 : 22 Ноябрь 2011, 16:02:14 »
Здравствуй, Леонид! Спасибо за отзыв. Приношу извинения, что не ответил сразу (были небольшие проблемы с Интернетом).
На мой взгляд, роль профессора Алексея Ильича Осипова в катехизации постсоветской России невозможно преувеличить. Роль, к сожалению, не всегда положительная (но всегда огромная).
Характеристики, выдвигаемые профессором Осиповым, часто вызывают резкое отторжение не только у чрезмерно ортодоксальных православных, но и у практически всех инославных и нехристиан (и, при этом, весьма популярны в современном российском православии). На мой взгляд - отторжение заслуженное, ибо предвзятость к неправославному, предпочтение и некритическое отношение к православному вероучению, в словах (и интонациях) профессора Алексея Ильича Осипова чувствуются очень сильно.
Собственно, я согласен, Леонид, в целом с твоей оценкой роли профессора Осипова. Что касается моей оценки, она вряд ли может претендовать на большую объективность, по причине слабого знакомства со всеми его трудами и лекциями (их там столько!). Взгляды Осипова мне больше известны из дискуссий, что периодически вспыхивают между сторонниками профессора и его радикальными противниками. Причем некоторые радикальные фанатики от православия настолько его ненавидят, что например на одном сайте Алексея Ильича обзывают не иначе, как "бог-ослов". Но когда я читаю, в чем его данная публика обвиняет, я понимаю, что Церковь, Православие живы. А явление Осипова есть закономерная попытка Церкви ответить на злободневные вопросы современности. Конечно, сложно требовать от академического богослова всемирной широты, этакой "розомировской мировой отзывчивости и приятия всех религий" (к самой Розе Мира профессор относится негативно, хотя выражает это в более мягких словах, чем, например, диакон Кураев). Но тот путь, по которому Алексей Ильич Осипов идет, для меня, несомненно, ведет в ту сторону. Ведь в чем обвиняют его жестокосердные фанатики от христианства - в той же пропаганде теософии. Мол, Осипов считает, что спасение возможно и для инославных. Осипов считает, что тема конечности или бесконечности адских мук - одна из важнейших тем современного богословия. Осипов считает, что Спаситель во время сошествия в ад вывел оттуда всех, кто пожелал идти (а не только десяток ветхозаветных праведников). Осипов считает - кричит эта публика - что никакого Божьего Суда нет.
На самом деле речь у него идет о юридической теории искупления. Эта теория, действительно, проникла в богословскую мысль Восточной Церкви из Церкви Западной, в конце 16-го, 17-го веков. И немало поработала над "затемнением" Образа Любящего Бога. Достаточно почитать тот же катехизис православной веры для семинарий за 19-й век (образ Бога-Отца как чудовищного языческого молоха, вселенского прокурора, полное оправдание вечных мук). Вот против всего этого и выступает Осипов, и здесь его роль только положительная.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 22 Ноябрь 2011, 16:11:41, ВОЗ»

« #6 : 22 Ноябрь 2011, 16:25:36 »
Спасибо, Геннадий, за отзыв! Обязательно почитаю Вашу статью.
По-моему, А.И. Осипов ближе всё-таки к научным исследователям христианства и к исследованию смыслов, которые оно принесло людям, чем к церковным правилам жизни верующего человека.
Здесь мне не меньше, чем Ярославу, интересно, что Вы имеете ввиду под термином "научное исследование христианства". Может быть, Вы не совсем точно выразились в том плане, что профессор Осипов действительно сугубо мирской (не имеющий сана) академический преподаватель? То есть, не монах, не священник, не епископ - просто мирянин.
На мой взгляд, для подлинно-христианского взгляда совершенно все равно мирянин или монах Осипов. А вот для христианско-магического взгляда (которым столь было пропитано наше средневековье) это большая проблема. Я помню как пару лет назад некоторые особо ретивые поклонники профессора распространили в Сети информацию, что, мол, Осипов там чуть ли не тайный епископ и затворник-аскет. Сам Осипов, по-моему, эту информацию опровергал. То есть, в данном случае сработал нехристианский, магический аспект сознания.

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 22 Ноябрь 2011, 19:47:38, ВОЗ»

« #7 : 28 Ноябрь 2011, 01:53:02 »
Дальнейшее перенесено в отдельную тему (раздел "Критериальность"):
"Что такое Критериальность (диалог автора с читателями)?"
Там и продолжим...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 03:02:50, ВОЗ»

« #8 : 04 Декабрь 2011, 14:40:43 »
    Предлагаю вашему вниманию рассказ Рюноске Акутагавы.

 
ПАУТИНКА
                   
1
         Однажды Будда бродил в одиночестве по берегу райского пруда.
         Весь пруд устилали лотосы жемчужной белизны, золотые сердцевины их разливали вокруг неизъяснимо сладкое благоухание.
         В раю тогда было утро.
         Будда остановился в раздумье и вдруг увидел в окне воды, мерцавшей среди широких листьев лотоса, все, что творилось глубоко внизу, на дне Лотосового пруда.
         Райский пруд доходил до самых недр преисподней.
         Сквозь его кристальные воды Игольная гора и река Сандзу были видны так отчетливо ясно, словно в глазок биоскопа.
          Там, в бездне преисподней, кишело великое множество грешников. И случилось так, что взор Будды упал на одного грешника по имени Кандата.
           Этот Кандата был страшным разбойником.  Он совершил много злодеяний: убивал, грабил, поджигал,  но все же и у него на счету нашлось одно доброе дело.
          Как-то раз он шел сквозь чащу леса и вдруг увидел: бежит возле самой тропинки крохотный паучок.  Кандата занес было ногу, чтобы раздавить его, но тут сказал себе: "Нет, он хоть и маленький, а, что ни говори, живая тварь. Жалко понапрасну убивать его."
            И  пощадил паучка.

           Созерцая картину преисподней , Будда вспомнил, что разбойник Кандата подарил однажды жизнь паучку, и захотел он, если возможно, спасти грешника из бездны ада в воздаяние за одно лишь это доброе дело.  Тут, по счастью, на глаза Будде попался райский паучок.  Он подвесил прекрасную серебряную нить к зеленому, как нефрит, листу лотоса.
            Будда осторожно взял в руку тончайшую паутинку и опустил ее конец в воду между жемчужно-белыми лотосами. Паутинка стала спускаться прямо вниз, пока не достигла отдаленнейших глубин преисподней.

2

            Там, на дне ада, Кандата  вместе с другими грешниками терпел лютые мучения в Озере крови, то всплывая наверх, то погружаясь в пучину.
             Повсюду, куда ни взгляни, царила кромешная тьма. Лишь изредка что-то смутно светилось во мраке. Это тускло поблескивали иглы на страшной Игольной горе.  Нет слов, чтобы описать весь безотрадный ужас этого зрелища.  Кругом было тихо, как в могиле.  Лишь иногда слышались глухие вздохи грешников.
             Преступные души, низверженные после долгих мук в глубины преисподней, не находили сил стонать и плакать.
             Вот почему даже великий разбойник Кандата, захлебываясь кровью в озере крови, лишь беззвучно корчился, как издыхающая лягушка.
             Но вдруг Кандата поднял голову и начал вглядываться в темноту, нависшую над Озером крови. Из этой пустынной мглы, с далекого-далекого неба, прямо к нему, поблескивая  тонким лучиком, плавно спускалась серебряная паутинка, словно опасаясь, как бы ее не приметили другие грешники.
            Кандата от радости забил в ладоши.  Надо только уцепиться за эту паутинку и полезть по ней, взбираясь все выше и выше. Тогда уж, верное дело, ускользнешь из преисподней.
            А если повезет, то, чего доброго, и в рай попадешь. И не погонят тебя больше на вершину Игольной горы, не бросят снова в Озеро крови.
            Подбодренный этой надеждой, Кандата крепко ухватился за паутинку обеими руками и начал изо всех сил карабкаться наверх.   Само собой, для опытного вора это было делом привычным.
            Но от преисподней до райской обители много десятков тысяч ри. Как он ни старался, нелегко ему было добраться до горных высот. Лез, лез Кандата вверх и наконец даже его, такого силача, одолела усталость. Не смог он без единой передышки добраться до самого неба.
           Делать нечего, пришлось дать себе роздых.  Вот остановился он на полдороге, висит на паутинке, отдыхает и вдруг поглядел вниз, в глубокую пропасть.
           Недаром так упорно взбирался Кандата вверх по этой тонкой паутинке. Озеро крови, где он только что терпел лютые муки, скрылось в непроглядной тьме.  А вершина страшной Игольной горы, смутно сверкавшая во мраке адской бездны, уже у него под ногами.  Если он и дальше будет так проворно карабкаться, что ж, пожалуй, ему и в самом деле удастся дать тягу из преисподней.
           Крепко цепляясь за паутинку, Кандата впервые за много лет вновь обрел человеческий голос и с хохотом крикнул:
           - Спасен!  Спасен!
           Но тут внезапно заметил, что другие грешники без числа и счета облепили паутинку и, как шеренга муравьев, ползут вслед за ним все выше и выше.
           При этом зрелище Кандата от испуга и удивления некоторое время только и мог вращать глазами, по-дурацки широко разинув рот.
           Эта тоненькая паутинка и его-то одного с трудом выдерживала, где же ей выдержать такое множество людей!
            Если паутинка лопнет, тогда и он сам,- подумать только, он сам! - уже забравшийся так высоко полетит вверх тормашками в ад.  Прощай, надежда на спасение!
            А пока он говорил это себе, грешники целыми роями выползали из темных глубин Озера крови.  Сотни, тысячи грешников, растянувшись длинной цепочкой, торопливо лезли вверх по сверкающей, как тонкий лучик, паутинке.  Надо что-то скорей предпринять, или паутинка непременно порвется и он полетит в бездну.
           И Кандата завопил во весь голос:
           - Эй вы, грешники! Это моя паутинка!  Кто вам позволил взбираться по ней?  А ну, живо слезайте. Слезайте вниз!
           Но что случилось в тот же миг!
           Паутинка, до той поры целая и невредимая, с треском лопнула как раз там, где за нее цеплялся Кандата.
           Не успел он и ахнуть, как вертясь волчком, со свистом разрезая ветер, полетел вверх тормашками все ниже и ниже, в самую глубь непроглядной тьмы.
           И только короткий обрывок паутинки продолжал висеть, поблескивая, как узкий луч, в беззвездном, безлунном небе преисподней.


3

           Стоя на берегу Лотосового пруда, Будда видел все, что случилось, с начала и до конца. И когда Кандата, подобно брошенному камню, погрузился на самое дно Озера крови, Будда с опечаленным лицом  опять возобновил свою прогулку.
            Сердце Кандаты не знало сострадания, он думал лишь о том, как бы самому спастись из преисподней, и за это был наказан по заслугам: снова ввергнут в пучину ада.  Каким постыдным и жалким выглядело это зрелище в глазах Будды!
            Но лотосы в райском Лотосовом пруду оставались безучастны.
            Чашечки их жемчужно-белых цветов тихо покачивались у самых ног Будды.
            И при каждом его шаге золотые сердцевины лотосов разливали вокруг неизъяснимо сладкое благоухание.
             В раю время близилось к полудню.
         
1918г.

         Перевод В. Марковой

    Родился Рюноске Акутагава в 1892 году. Окончил Токийский университет, где учился на отделении английского языка и литературы. Преподавал английский в  школе города Камакуре. Трагически ушел из жизни в возрасте тридцати пяти лет.

Существует мнение, что Акутагава  очень близок по духу Достоевскому.  Данный сюжет явно имеет параллель с басенкой Грушеньки из "Братьев Карамазовых". Не исключено, впрочем, что Достоевский взял сюжет из буддийской притчи.

«Последнее редактирование: 07 Декабрь 2011, 21:31:18, Елена»

« #9 : 04 Декабрь 2011, 16:14:34 »
В разделе "Православие" - рассказ японца - на буддийские мотивы - с привкусом Достоевского.

Это "Роза Мира" в "Воздушном Замке" - СИМВОЛ :)

ПАУТИНКА - сеть...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

« #10 : 05 Декабрь 2011, 20:34:32 »
Замечательная притча! Очень в тему. Спасибо!

Дух дышит, где хочет

« #11 : 18 Март 2012, 15:01:08 »
Данная информация, может, и разнится с головным постом, но по смыслу имеет к нему прямое отношение.

Приведу слова Патриарха по поводу кощунственной выходки группы "Pussy Riot" в Храме Христа Спасителя:

Цитировать
«Не заражаясь грехом, не оправдывая грех лицемерными заявлениями или лжепрощениями, мы должны отделять грех от грешника, и к грешнику никогда не терять своего внимания, и делать все для того, чтобы грешник стал праведником», – сказал он сегодня после литургии в Свято-Даниловом монастыре. Предстоятель напомнил евангельские слова Христа о том, что Он пришел, «чтобы не праведников спасать, а грешных приводить к покаянию»
Цитировать
«Мы живем в то время, когда большая часть общества больна, не сознавая этой болезни. Эта болезнь иногда проявляется в безбожии, в агрессии», – заметил патриарх. «Мы должны твердо стоять на правде Божией и одновременно помнить, что даже самый согрешивший человек достоин того, чтобы бороться за спасение его собственной души», – уверен патриарх Кирилл. Патриарх отметил, что христиане «сталкиваются с явлениями подобного рода повседневно», в частности, даже на уровне семьи, «где есть люди неверующие, склонные к хуле, к клевете на Церковь, на Бога»
http://vz.ru/news/2012/3/17/569062.html

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 19 Март 2012, 03:19:53, ВОЗ»

« #12 : 19 Март 2012, 16:28:30 »
  Да, Марат, согласен с патриархом. Надо отделять грех и грешника. Сейчас у нас стало модно ругать врагов церкви, призывать к отмщению (правда, не выходя из Интернета).
Случай в храме Христа Спасителя и выявил эту болячку церковную..... Но у Церкви (с большой буквы) не может быть врагов, кроме дьявола. Все остальные заблуждающиеся, болящие грехом. Кто-то болен сильнее, кто-то слабее. Но никто не знает сроков своего исцеления. Церковная история хранит огромное количество примеров, когда явные богохульники становились святыми только от того факта, что к ним была проявлена любовь, любовь, а не ненависть.
Увы, в случае с этими панк-феминистками подобного не произошло. "Православные хомячки" могут и дальше стучать по клавишам и думать, что сделали богоугодное дело, закатали девок про полной. Защитили Истину. Но Истина не нуждается в защите. Вот почему, Марат, я был полностью на стороне Кураева. Увы, его голос остался одинок. Об этом можешь прочесть здесь, если не читал уже: http://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=2137.180

Дух дышит, где хочет
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 03:03:23, ВОЗ»

« #13 : 19 Март 2012, 23:40:50 »
Да, Вадим, я ознакомился поверхностно с позицией Кураева, мне показалось, он немного заигрывал с околоцерковной публикой, может, показалось. Но в целом, он прав. Прав Патриарх.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

« #14 : 20 Март 2012, 15:03:28 »
он немного заигрывал с околоцерковной публикой, может, показалось.
Нет, Марат, не показалось. Конечно же он немного заигрывал. Долгие годы популярности делают свое дело. Но в целом, он прав. Как и патриарх.

Дух дышит, где хочет

« #15 : 21 Март 2012, 00:35:21 »
Вот ещё взгляды Кураева на нынешнюю цивилизацию и её угрозы:
Цитировать


Известный православный священник, протодиакон Андрей Кураев высказал в интервью интернет-журналу "Сноб" мнение, что наша цивилизация погибнет, когда мировая идеология потребления доберется до исламских ценностей.

"Мне кажется, что судьба человечества определяется формулой: сможет ли шоу-бизнес разрушить мусульманскую систему ценностей так же быстро, эффективно и необратимо, как он это сделал с христианством", — сказал Андрей Кураев, отвечая на вопрос журналиста "Как, по-вашему, меняется духовное состояние современного человека?".

При этом протодиакон отметил, что конфликт христиан и мусульман является "семейным".

"Как бы ни относиться к исламу, это наши родственники по средиземноморской цивилизации, и наш конфликт с ними — это конфликт семейный. А вот «Дом-2» — это «Чужой» и «Хищник» в одном флаконе. Это культура смерти. «Бери от жизни все» — в этой идеологии нет повода для служения, для отказа от чего-то. А создание семьи и рождение ребенка — это служение и отказ. Как только программа «Дом-2» с ее культом гедонизма, потребления станет нормой на телевидении Саудовской Аравии, это будет означать конец нашей цивилизации", — считает священник.

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика