Философия синтеза
Кантовский подход к синтезу

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #1 : 27 Октябрь 2011, 00:27:19 »
Коллеги, это подветвь выросла из начавшейся полемики внутри другой подветви. Поэтому я перенес сюда три сообщения, чтобы был ясен генези мысли, прежде чем выложить сообщение, непосредственно касающееся учения Канта о синтезе.

Различие подходов (условно говоря: кибернетического и религиозного) в...
Друзья, я бы всё-таки призвал делать акцент не на различиях, а на сходствах. А+В=С возможно только через общие точки в А и в В, а если мы выпятим: А лучше/хуже В, мы уйдем от темы проекта - синтеза. У нас никогда не будет С: а только любование своими А или В. Я не исключаю из правила и себя.

«Последнее редактирование: 27 Октябрь 2011, 18:00:01, Сергей Борчиков»

« #2 : 27 Октябрь 2011, 03:13:54 »
Различия иногда больше помогают реальному синтезу, чем сходства. Именно различия двух проекций (круга и треугольника) подсказывают, что путь к реальному синтезу лежит не в поиске общего между проекциями, а в выходе в объём, где и круг и треугольник - создают конус (синтез). А были бы обе проекции похожи: два овала, - то в объём выйти было б намного сложнее, так как много пересечений на плоскости и не впасть в искушение свести весь синтез к "общему знаменателю", обеднив, а не обогатив обе системы, намного сложнее, чем в случае явных различий и осознания, что синтез надо искать не в эмпирике и не в общем, а в выходе через диалог на новый уровень. Различия - это подсказка и помощь в поиске нового взгляда и нового пути, на котором и находится реальный синтез.
Акцент на "хуже/лучше" вообще не ставился (тут Вы, Сергей, явно додумываете за собеседника).

Это первое, а вот второе:
А+В=С можно рассмотреть вот в каком аспекте: "С" - это не объект, а: общение, любовь, со-творчество (процесс). И если "С" состоялось, то и А и В переходят в новое качество, взаимно обогащаются, становятся другими.
Самый простой пример: синтез двух любовников (брак): смешения их в одного человека не происходит, но они становятся другими людьми (лучше), если "С" (любовь) состоялось. И "С" в данном случае - процесс и катализатор, а не результат.
Рождаются и дети, но это опять же не синтез, а новое "А" или "В", с которым надо искать новое "С".
То есть формулу синтеза можно представить так: А+В=А1+В1 (знак равенства в данном случае и будет процессом "С" - общением, сотворчеством, дружбой и т.д. - в результате которого А становится А1 и В становится В1, не смешиваясь друг с другом и не теряя своей "ашности" и "бэшности", но раскрывая её в новом качестве).
И здесь различия (например, половые - в моём примере) только способствуют синтезу, а не мешают ему.

И третье. В результате диалога, общения А и В, может зародиться некое "содержание", которое станет синтезом не для А и В, а для некого С и Д (пример: диалоги писателей, не приведшие их к общему, но зародившие это общее в душах читателей: "нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся"). Таким синтезом могут служить и наши с Вами диалоги, вне зависимости от "конечного результата" и даже обрыва, если мы не сможем придти к общему (к пониманию друг друга): кто-то их прочитает и сможет с кем-то придти к синтезу, к которому не пришли мы. Я уже не говорю о том, что сам диалог в целом несёт большее содержание, чем любая из его сторон.

И последнее. Недостижение цели бывает лучше, чем её достижение. Если цель достигнута, то процесс прекращается, прекращается и процесс "А+В", который становится "С". А ведь, может быть, что "А+В" дороже и нужнее миру, чем конечное "С"?

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 27 Октябрь 2011, 09:27:23, Ярослав»

« #3 : 27 Октябрь 2011, 18:02:05 »
Различия иногда больше помогают реальному синтезу, чем сходства.
Различие по латыни дифференциация. Удивительный Вы спорщик, Ярослав! Я столько сообщений потратил на то, чтобы подвигнуть Вас на дифференциацию (различение) Вашего стиля мышления, но Вы так и не стали это делать, почему-то приравняв дифференциацию к абстрактному схематизму. Теперь же, когда я едва-едва попытался ограничить процедуру различения, Вы тотчас встали на ее защиту… Хорошо, давайте разбираться, тема философская.

Итак, мы в этом Проекте уже упирались в различение:
А) синтез снятия, который идет по схеме А+В=С (кстати, я так и не дождался от Вас, принимаете Вы это различение или нет).
Б) синтез целого (ансамбля), который идет по схеме А+В=А1+В1 при неком условии С, в частности, С может быть «общением, сотворчеством, дружбой и т.д. - в результате которого А становится А1 и В становится В1, не смешиваясь друг с другом и не теряя своей "ашности" и "бэшности", но раскрывая её в новом качестве» (Ваши слова).
Я полностью принимаю это Ваше уточнение. 
Впрочем, я и раньше принимал такую позицию, но у меня возникает вопрос (не с целью ее дискредитации, а с целью более глубокого уяснения). Я его Вам уже задавал, но ответа тоже не получил, поэтому буду сам додумать. Откуда берется С?

Пример КАРР. Мы кладем в сумку кошелек, мобильник, расческу – никакого синтеза целого не происходит. Есть только механическое целое: К+М+Р. Но КАРР поправила: если на эту механическую сумму навешивается символ-идея С, например: «Моя Великая Сумка», тогда получаем К1+М1+Р1, где К1 – не просто ключи, а ключи в единстве с Великой Сумкой, аналогично для кошелька и мобильника. Вопрос только один, тот же самый: откуда берется идея-символ С. Ни сумка, ни набор в ней предметов такой идеи не предполагают и из их объединения идея не вытекает.   
Следовательно идея-символ С для данного ансамбля берется извне, из внешнего Субъекта, который в силу разных причин на этот ансамбль эту идею навешивает. Это навешивание не тождественно знаку равенства (=) в схеме, потому что, например, одинаково объединяются и воры в шайку, и художники в творческий коллектив, а разница лишь в идее. У воров – совершенно аморальная идея «обмана людей»; у художников – благородная «идея творчества и служения людям». Вопрос снова и снова стучится с настоятельной силой: откуда идея С?

И вот я даю такой ответ: идея С сама рождается в силу синтеза снятия из других идей, допустим, F и G. Или: F+G=C. Идея С не может быть ансамблем, иначе бы состояла из разных идей, и тогда для них тоже должна быть более высшая идея С1, и вопрос бы ушел в дурную бесконечность. А раз она едина – она продукт априорного синтетического суждения.
Так мы, наконец, приходим к учению Канта о синтезе.

«Последнее редактирование: 27 Октябрь 2011, 18:16:27, Сергей Борчиков»

« #4 : 27 Октябрь 2011, 18:08:31 »
Исходные посылки учения Канта о синтезе

Канта можно по праву считать зачинателем философствования на тему синтеза. Посмотрим, какие интенции задет он на этом пути в «Критике чистого разума» (КЧР).

1) Прежде всего, он определяет область рефлексий о синтезе. Это метафизика:
«Мы бы немало выиграли, если бы нам удалось подвести множество исследований под формулу одной-единственной задачи. Точно определив эту задачу, мы облегчили бы труд не только себе, но и каждому, кто пожелал бы удостовериться, достигли ли мы своей цели или нет. Истинная же задача чистого разума заключается в следующем вопросе: как возможны априорные синтетические суждения? Метафизика оставалась до сих пор в шатком положении недостоверности и противоречивости исключительно по той причине, что эта задача и, быть может, даже различие между аналитическими и синтетическими суждениями прежде никому не приходили в голову» (КЧР, с.41).
У меня нет задачи пересказывать здесь КЧР. Желающих отсылаю к первоисточнику. Отмечу лишь, что Канта, как философа и метафизика, в первую очередь интересуют не эмпирические синтетические суждения, которые спонтанно рождаются в опыте или методологически – в науке, сколько внеопытные, т.е. априорные синтетические суждения.

2) Интересно посмотреть определение синтеза у Канта:
«Под синтезом в самом широком смысле я разумею присоединение различных представлений друг к другу и понимание их многообразия в едином акте познания. Такой синтез называется чистым, если многообразное дано а priori (подобно многообразному в пространстве и времени), а не эмпирически. Наши представления должны быть уже даны раньше всякого анализа их, и ни одно понятие не может по содержанию возникнуть аналитически» (КЧР, с.85).
Если вернуться к вопросу, в предыдущем сообщении: «Откуда берется условие С в синтезе целого (ансамбле)?», то ответ Канта однозначен: оно как идея (понятие) берется из синтеза снятия представлений в едином акте познания. И никакое синтетическое С не может быть ни представлено, ни выведено аналитически из составляющих ансамбля (по Канту, многообразия).

3) Наконец, важно уяснить понятие схемы. Понятие схемы – одно из труднейших понятий кантовской философии. Рассмотрению его я готов посвятить всю подветвь, если к такому рассмотрению вызовутся желающие.
Прежде всего, надо различать: 1) тривиальную, формальную, рассудочную схему (против чего раньше выступал Ярослав, и я к нему присоединился), 2) схему как основу синтеза (которую и имеет в виду Кант).
«Схема сама по себе есть всегда лишь продукт воображения, но так как синтез воображения имеет в виду не единичное созерцание, а только единство в определении чувственности, то схему всё же следует отличать от образа. Так, если я полагаю пять точек одну за другой... то это образ числа пять. Если же я мыслю только число вообще, безразлично, будет ли это пять или сто, то такое мышление есть скорее представление о методе (каким представляют в одном образе множество, например тысячу) сообразно некоторому понятию, чем сам этот образ, который в последнем случае, когда я мыслю тысячу, вряд ли могу обозреть и сравнить с понятием. Это представление об общем способе, каким воображение доставляет понятию образ, я называю схемой этого понятия» (КЧР, с.124).
Итак, схема – продукт воображения, но не образ. И она доставляет живой образ, живой смысл понятию, причем как формальнологичскому, рассудочному, так и эмпирическому, чувственному.
«В действительности в основе наших чистых чувственных понятий лежат не образы предметов, а схемы… Понятие о собаке означает правило, согласно которому мое воображение может нарисовать четвероногое животное в общем виде, не будучи ограниченным каким-либо единичным частным обликом, данным мне в опыте, или же каким бы то ни было возможным образом in concreto. Этот схематизм нашего рассудка в отношении явлений и их чистой формы есть скрытое в глубине человеческой души искусство, настоящие приемы которого нам вряд ли когда-либо удастся угадать у природы и раскрыть. Мы можем только сказать, что образ есть продукт эмпирической способности продуктивного воображения, а схема чувственных понятий (как фигур в пространстве) есть продукт и как бы монограмма чистой способности воображения а priori; прежде всего благодаря схеме и сообразно ей становятся возможными образы, но связываться с понятиями они всегда должны только при посредстве обозначаемых ими схем, и сами по себе они совпадают с понятиями не полностью». (КЧР, с.125).
Пожалуй, для начала достаточно. Выделю лишь из последней цитаты для противников философии Канта, которых по жизни встречаю немало: синтетический схематизм для Канта – не какая-то абстрактная  сухомятица, а «ИСКУССТВО, настоящие приемы которого нам вряд ли когда-либо удастся угадать у природы и раскрыть», что тем не менее не исключает и того, что люди и овладевают таким искусством, и пытаются познавать законы синтеза.

«Последнее редактирование: 27 Октябрь 2011, 18:12:54, Сергей Борчиков»

« #5 : 28 Октябрь 2011, 01:32:58 »
Удивительный Вы спорщик, Ярослав!
А Вы уверены, что я вообще с Вами спорю? (Я, например, не уверен.)

Я столько сообщений потратил на то, чтобы подвигнуть Вас на дифференциацию (различение) Вашего стиля мышления, но Вы так и не стали это делать
Я объяснил, почему. Что ж, повторюсь: мой стиль мышления - это и то, и то, и то. А не одно какое-то "то".

Теперь же, когда я едва-едва попытался ограничить процедуру различения, Вы тотчас встали на ее защиту…
В разных контекстах слово "различение" имело совершенно разный смысл, а Вы переносите его из одного контекста в другой и удивляетесь моей "странности", приписывая мне же "сальто-мортале". Перенос одного слова в другой контекст, с сохранением прежнего смысла, и есть полемическое сальто-мортале. Такие приёмы, конечно, могут привести к победе, только победа (достигнутая как цель) будет по сути равна использованным средствам.

Хорошо, давайте разбираться, тема философская.
Давайте. Но чтобы не терять не только нашего времени, но в первую очередь не покушаться на время читателя (который просто уйдёт), я сразу же, как и в диспуте с Геннадием Мирошниченко, признаю своё полное и безоговорочное поражение в споре (если Вы мои тексты воспринимаете как спор с Вами лично) и прошу больше не рассматривать в таком ракурсе наш обмен мнениями.

Никакую "свою картину мира" или "систему взглядов" я ни продавливать, как единственную, универсальную и общеобязательную, ни "навязывать" (упрёк в соседней ветке) не собираюсь и не собирался (да у меня и нет такой "системы"). Я могу лишь делиться своей точкой зрения (отдавая себе полный отчёт в её относительности и не универсальности) и выслушивать точки зрения других. Задавать вопросы, отвечать на вопросы, по ходу диспутов узнавая что-то для себя новое, удивляясь этому новому и меняя благодаря ему (расширяя и дополняя) свою "картину мира".

Вопрос снова и снова стучится с настоятельной силой: откуда идея С?
А откуда берётся любовь? Например, любовь-эрос (избирательная форма любви). А откуда берётся замысел эпоса? мифа? трансмифа? культуры? метакультуры? религии? церкви?

Идея С не может быть ансамблем, иначе бы состояла из разных идей, и тогда для них тоже должна быть более высшая идея С1, и вопрос бы ушел в дурную бесконечность.
Отнюдь. Ансамбль (допустим, симфонический оркестр) состоит из разных музыкантов и музыкальных инструментов, но способен создать синтез - исполнить симфонию, которую не может исполнить каждый из инструментов и исполнителей в своей отдельности. И вовсе не нужен для этого отдельный музыкальный инструмент "ансамбль". Но нужны: а) идея ансамбля; б) желание его объектов сыграть в ансамбле; в) замысел композитора, который этот ансамбль несёт миру; г) дирижёр, которому согласны подчиняться составляющие ансамбля (не теряя своего лица и своих инструментов при этом).

Если всё-таки не видеть в различии взглядов друг друга препятствия для синтеза, а видеть его, синтеза, побудительное условие, то я рискну (рискну, потому что не первый раз натыкаюсь на не совсем адекватную реакцию со стороны "оппонента": на переход к таким обвинениям как "ненависть" и так далее - по отношению к своему vis-a-vis). Я рискну сказать опять о различии в наших подходах (главном, как мне видится, камне преткновения, что с Вами, что с Геннадием Мирошниченко):

1. Для Вас "метафизика" (кстати, Вы так и не привели пример "метафизического языка" и не дали исчерпывающего определения "метафизики", которое могло бы удовлетворить и науку, и религию (все), и искусство) - это то поле (система), где могут синтезироваться наука, религия, искусство, философия и т.д.
Для других участников - другая система ("критериальное сознание", например), но тоже универсальная, общеобязательная и единая для всех.
Последние века такой объединяющей системой себя считала наука. В средние века - религия (церковь). В социуме на эту роль претендует государство.

2. Мой же подход (он очень близок, если говорить о науке, подходу Козырева и его школы) отличается тем, что такой единой системы нет и быть не может в мире относительном. В нашем мире любая система - это частная относительна истина (одна из проекций Истины).
В полном объёме ни одна система не может вместить в себя Истину, стать всеобщим синтезом. Ни религия, ни наука, ни философия, ни метафизика, ни искусство (но оно и не претендует на систему) не могут дать нам такой "синтетической системы".
Но возможно другое.
Создать "поле для диалога" различных систем (этим и занимался Козырев и его последователи), язык, на котором эти системы смогут понимать друг друга.
И этому языку прежде всего надо учиться у мифологии (если брать религиозные системы - то языку межрелигиозного общения надо учиться у индуизма).
Метафизика - лишь один из путей познания, но не единственный и не универсальный.
К слову, "метафизический трактат" ("метафилософия истории") - подзаголовки к "Розе Мира" Даниила Андреева - это что?

Мне ближе из всех языков философии афористический, антиномический, совершенно не систематический язык Бердяева (отчасти - стилистически, но не по смыслу - язык Розанова и Померанца).
Мне кажется, что Истина и может быть выражена в нашем мире прежде всего как антиномия, но не как система. (Хотя и системы всяческие я люблю, но лишь - как частные и относительные, а не универсальные: от универсальных мне быстро становится нечем дышать и незачем жить.)
Я никому не хочу навязывать такой подход. Допуская (и надо быть или тупым, или сумасшедшим, чтобы не допускать), что многим и многим систематическое мировоззрение ближе и понятней.
И главный критерий (тут я полностью согласен с Геннадием Мирошниченко) - критерий этический.
Главная претензия к научному мировоззрению у меня - это его внеэтичность и как следствие абсолютно безнравственное, утилитарное, эгоцентрическое отношение к Природе.

За Канта спасибо. Прочитал с интересом. Вступать в дискурс по Канту не буду (не хочу, как Преображенский... или как Шариков - тут уж оставляю выбор персонажа, подходящего мне, за Вами).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 28 Октябрь 2011, 01:51:54, Ярослав»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
« #6 : 28 Октябрь 2011, 19:45:22 »
Сергей, а Вы не задумывались над тем, что схема Канта легко укладывается в то ядро понятия или образа, о котором у меня шла речь, а сам образ – это дополнительно к схеме поле описания конкретного образа? Схему по Канту создаёт критерий своими усилиями как живое воплощение квази-монады этого образа? И уже потом на него навешиваются всякие конкретные укращения.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)

« #7 : 29 Октябрь 2011, 16:21:15 »
Да, Геннадий, мне кажется, так оно и есть. Но это Вы должны сами более подробно описать. Критерий ведь Ваше основное понятие. Дерзайте, а я постараюсь вписать сюда мою сущность.


ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
« #8 : 29 Октябрь 2011, 21:24:41 »
Да, Геннадий, мне кажется, так оно и есть. Но это Вы должны сами более подробно описать. Критерий ведь Ваше основное понятие. Дерзайте, а я постараюсь вписать сюда мою сущность.
Так мы совсем недавно эту тему обсудили достаточно продуктивно:
http://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=2021.15#msg12258
http://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=2021.15#msg12290

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 03:59:40, ВОЗ»

« #9 : 30 Октябрь 2011, 10:21:48 »
Нет, Геннадий, не всё так просто. У Канта есть фундаментальные метафизические замыслы, с которыми, если мы хотим, чтобы наши конструкты были вписаны в теорию философии, их надо согласовывать. Например, есть деление на чувственность, рассудок, разум. Есть трансцендентальное единство апперцепции. Есть аналитика и диалектика и т.д. Есть критика разума и проект метафизики. Чтобы теория Главного Критерия не была замкнутым эксклюзивом, надо с этими категориями ее согласовывать. Всё-таки коммулятивность знания в науке и философии никто не отменял. Интуиции мы с Вами верно нащупали, предлагаю взяться за теоретическую работу.


ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
« #10 : 30 Октябрь 2011, 12:51:11 »
Договорились! Работа, так работа.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)

« #11 : 30 Октябрь 2011, 15:02:36 »
Хорошо. Это здорово. Если работа будет качественной, готов взять ее в очередной наш семинарский сборник.



Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика