Философия синтеза
Воздушный Замок как модель синтеза

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Публикую тут небольшой отрывок из ветки Интернет и Роза Мира - с разрешения и попустительства автора раздела Сергея Борчикова:
Я прошу автора разрешить мне открыть ветку "Воздушный Замок - как пример синтеза"
Да, конечно... Чужой опыт великая сила.
Цель - попробовать рассмотреть "философию синтеза" на конкретном примере и при помощи "инструментов" интернет-моделирования. То есть - выйти на конкретику - методом дедукции - и, через обратную индукцию описав круг, вернуться к нашим баранам с эдаким пониманием во взоре...

***

Портал "Воздушный Замок" – как модель синтеза (диалога-ансамбля)

…Пишу Замысел с прописной буквы, потому что это имя собственное. Замысел в искусстве – всегда имя собственное – это душа произведения, без которой невозможно никакое искусство вообще. Авторский замысел – лишь интуитивное прозрение, диалог с Замыслом («душой произведения», или по Ильину: художественным предметом).

Замысел – это диалог с будущим – интерактивная связь будущего с прошлым, восстановление истинного времени во времени разорванном. Это и есть одна из главных задач любого искусства – связь времён и сотворчество Времени. Времени – как активной творческой силе, «кисточке» в руках Бога-Художника. Так понимал природу времени Н.А.Козырев, а связь его идей с идеями нового религиозного сознания – является глубинной, жизненной связью. В таком понимании времени и искусства заключено осознание того, что моделирование реальности в искусстве преображает саму реальность:  через символику искусства в мир входит подлинная реальность.

Искусство не результат, а процесс, качественный рост. Человек стал человеком, когда орудия труда (охоты) использовал для наскальной живописи, а речь – для создания первых религиозных гимнов, первого культа. До этого человек был вполне зверем. Человек и культура появились одновременно. Культура сделала из зверя человека, когда зверь начал активный диалог с Замыслом, ответил на вызов Времени. Время подкидывает человеку новые инструменты, новые материалы, которые человек должен творчески преобразить, преосуществляя  тем и самого себя, и внешний мир.

Эксперимент в искусстве оправдан только тогда, когда он отвечает той модели, которая «назрела» в реальности. Новая реальность входит в мир через моделирование новых жанров в искусстве. Замысел – это душа произведения. Душа живая, ждущая ответа от художника. Сотворческий, интерактивный диалог художника с душой произведения и есть то, что мы называем «произведением искусства». Но само «произведение искусства» рождается в мире только через читателя (зрителя), только в его душе. Произведение искусства «воплощается» лишь в творческом общении троих: души произведения, автора произведения и читателя (соавтора) – в активном воображении и живом опыте последнего. Читатель ведёт диалог не только с автором, но и с душой произведения. Это тройственный творческий союз, встреча и общение троих, и только в таком «любовном треугольнике» может воплотиться в мире «душа произведения». Когда Встреча состоялась – мир изменился. Модель стала реальностью.

Искусство есть диалог и осмысление в процессе этого диалога самого себя и своего пути. Это мощнейший ускоритель познания и самопознания. В диалоге искусства осуществляется живая связь времён, выход из разорванного линейного времени в истинное целостное время, в подлинную реальность. Это духовный опыт, который и есть жизнь в самом точном смысле слова. Фантомы не имеют душ, в этом их коренное отличие – что в искусстве, что в науке, что в жизни (хотя внешне фантомы могут быть неотличимы от подлинно существующего). Умение отличать фантом от реальности – мы можем назвать мастерством, профессионализмом, качественностью, а это и есть духовный опыт – жизнь как таковая. Фантом – подмена, «обезьяна жизни». Создаёт фантомы вампирический дух небытия, паразитирующий на подлинном. По сути различение «добра и зла» и есть различение духов – различение фантома и подлинно сущего.

Первое, что хочет «душа произведения» от любого автора, это чтобы он прислушался к ней и услышал её. Не людей – а её. В коллективном проекте «душа произведения» соборная. И от каждого из участников она хочет того, что он и только он может услышать и осуществить. И никто не сумеет заменить его – каждый единствен и неповторим для неё. В этом и огромная сложность коллективного творчества, а сетевого (интерактивного) в особенности, и огромные возможности.

Замысел-душа пытается достучаться до каждого сердца. Но мы слишком заняты собой и реакциями друг на друга. Мы слишком поглощены эмпирикой и сквозь отношения друг с другом не слышим Замысла и не отвечаем «душе произведения». Она обращается не ко всем, а к каждому в отдельности, и говорит с каждым на его языке. Она страдает от неразделенной любви. И только то произведение коллективного искусства жизнеспособно, в котором такое «изначальное общее» есть; без всяких натяжек его можно назвать «соборной душой произведения», ищущей проявить себя в мир и ищущей для этого людей. Коллектив создают не люди, а сама душа произведения. И её выбор так же свободен, как выбор эроса. Иногда это может производить впечатление безжалостности. Душа произведения очень избирательна.

Человеческий эгоцентризм порождает страх (здесь взаимнооднозначное соответствие). Такая установка воли видит в общем лишь сумму индивидуумов, а в интернет-ресурсе только средство и площадку для общения с этими индивидуумами. Это душевная близорукость, которая не может за частностями разглядеть целого. И такой человек просто не задумывается, просто на ум ему не приходит, есть ли у проекта душа, стоит ли за ним живой и сверхличный Замысел (или хотя бы замысел культуры и времени). Ресурс воспринимается как сумма человеческих единиц, эмпирическое и случайное образование, не имеющее своего лица и своей души. Интересуют только имяреки и площадка для разговоров с ними. «Реал» противопоставляется искусству («виртуалу»). Но никакого «реала» вне искусства не существует. Это не «реал», а эмпирика и материал. Никакой природы вне творчества духов Природы, претворяющих материю в произведение искусства, не существует. Это фантом. Реальность же всегда конкретна и всегда имеет авторское лицо.

Состоявшееся произведение искусства – это «любовный треугольник»: Замысел (душа произведения) – автор – читатель (соавтор, воплощающий «ребёнка» в своём воображении и в своём сердце). Это сотворческое, взаимообогащающее и обоготворяющее общение троих. Коллективные виды искусства, а нового искусства – как синтеза коллективного и индивидуального творчества – в особенности, – это сложнейшая, динамическая и открытая структура, состоящая из множества таких «любовных треугольников», взаимодействующих друг с другом. Это микромодель всечеловеческой культуры (ансамбля культур), отражающаяся в произведениях нового искусства по фрактально-сетевому принципу. Никогда ещё не было у искусства в целом и у литературы в частности таких возможностей, что даёт интернет-сеть. Таких жанров просто не могло появиться раньше, и не только по техническим причинам: любой новый жанр появляется лишь тогда, когда есть «санкция» Времени и творческая сила Будущего акцентирует в настоящем то, что мы называем «случайностью». Через «случайность» будущее созидает себя.

Культура стремится к своим истокам – к культу и мистериям. Искусство хочет выйти за свои рамки, как этого уже хотят наука, философия и религия. Такова главная тенденция нашего времени. Каждая из автономных сфер стремится стать «открытой саморазвивающейся системой», войти в творческий диалог с другими системами, чтобы создать единый ансамбль всечеловеческой культуры. Только в этом ансамбле смогут раскрыться во всей полноте национальные и религиозные феномены: в суверенной автономии они исчерпали своё поступательное движение и способны только к фазе охранения, к превращению себя в музейные экспонаты. Живая культура противится тому, чтобы стать экспонатом музея.

Интернет даёт нам все возможности для созидания новых интерактивных, саморазвивающихся систем. Выращивая «ветки» форума как первые побеги новой литературы, мы активно моделируем будущую реальность. Только объёмное миросозерцание способно адекватно воспринимать реалии новой эпохи, эпохи синтеза и диалога. Это поэтическое и мифологическое миросозерцание. Отразить объёмный смысл может только «диалог проекций»: состоявшаяся ветка форума и есть такой «объёмный смысл», который передать не в силах ни один из её участников, но только все вместе и в свободном, незапланированном диалоге (жанр свободной импровизации наиболее органичен для нового искусства).

Любой сетевой проект начинается с того, что его авторы вдруг (благодаря Случаю!) уловили первые слова «души произведения», первые отблески Замысла заиграли в их воображении. Так начинается диалог с Замыслом, начинается путь, который становится лицом произведения. Произведение искусства – это судьба. Взаимодействуя с конкретной «судьбой проекта», каждый активный участник попадает в Сказку. В Сказке повышенная плотность времени, и любая случайность является подсказкой. Так Время ведёт диалог с человеком. Так – через случай – оно творит реальность. Именно через Случай время творчески вмешивается в причинно-следственную детерминированность и вносит новизну в мир.

Искусство есть повышенная концентрация жизни, её моделирование. В искусстве всегда на порядки выше «плотность времени». Здесь каждая случайность не случайна. Наиболее интересно то искусство, те его жанры, где автор ведёт диалог с Замыслом и, творя новое произведение, не знает, чем оно кончится. В процессе этого творческого диалога с Замыслом автор учится, а не учит. Те жанры искусства, где автор лишь облекает в привлекательную форму то, что продумал заранее (как бы одевает одежду формы на готовое содержание), наиболее скучны и меньше всего оставляют свободы творчества читателю. Это аллегории или басни, тенденциозное искусство (в точном смысле слова оно не является искусством, потому что не является моделированием жизни). Настоящее искусство символично: под символом следует понимать выход из детерминированного и обусловленного мира в мир подлинной реальности – реальности живого творческого духа.

В новом искусстве не только повышенная плотность времени, как в любом искусстве, но и неизмеримо расширено пространство времени: время течёт как бы параллельными потоками, что придаёт новому искусству небывалую полноту, активно вводит его в самую «гущу жизни». Вхождение искусства в жизнь, творчество самой жизни, а не только культурных ценностей – характерная тенденция новой исторической эпохи. В новом искусстве каждый автор может параллельно выступать в совершенно разных амплуа: быть режиссёром, сценаристом, актёром, зрителем, читателем и героем одного и того же романа – одновременно! Более того, он может создавать «живых персонажей», с которыми будут взаимодействовать другие авторы и герои. Автор и его персонажи в реальном времени вступают в общение с другими авторами и персонажами. И каждый из них играет сразу несколько ролей: он режиссёр в своём авторском индивидуальном проекте, он сценарист в своей ветке, он актёр в других ветках, он читатель и зритель в третьих и т.д. И самое главное, что весь проект в целом – его Замысел, его Душа – ведёт свой диалог с каждым в отдельности и со всеми вместе. Мы весело учимся понимать нашу Сказку.

Самая большая опасность в Сети и самое большое искушение – это её открытость. Если не выдержать баланс между творческим Замыслом и открытостью системы, то безликая энтропия и хаос количеств поглотят Замысел. Но также смерти подобна другая крайность – закрытые системы в Интернете обречены: они не позволяют создавать новое искусство – искусство синтеза и диалога. Закрытые системы понижают плотность времени (перекрывают дорогу Случаю) и сужают пространство времени (не дают раскрыться параллельным его потокам). Выдержать золотую середину между творческой волей и открытостью системы очень непросто, здесь необходимо постоянно учиться, интуитивно улавливать то, что хочет «душа произведения» (а это всегда конкретно!). И ни в коем случае нельзя поддаваться страху ошибки! Он губителен для творчества. Любая конъюнктура в искусстве начинается именно с этого страха ошибки, страха неуспеха. Золотая середина лежит не между крайностями, а над ними. Сказка беззаконна. Вернее, она живёт по законам чуда – где случайность и есть смысл, через который творится новая реальность. У нас есть возможность жить в Сказке «Воздушный Замок». Как используем мы эту возможность, зависит только от нас, от нашей веры и от нашего умения победить страх, от нашей способности удивляться.

Для кого реально только то, что можно потрогать руками, Сказка закрывается. Но диалектика самой реальности такова, что все «реалисты» неизбежно впадают в рабство у собственных фантомов (например, у денег – один из фантомов, не имеющий никакой связи с подлинной реальностью!). «Реалисты» – это самые загипнотизированные и самые оторванные от реальности люди. И причина гипноза – страх ошибки, боязнь выйти в открытое море веры. В нашем мире всё есть символика подлинной реальности. И только через символы можно войти в настоящую, непризрачную жизнь. Сказка и есть такая настоящая, подлинная жизнь. И единственный, но неопровержимый критерий истинности подобного утверждения тот, что в символической реальности Сказки и жить интересно и умирать осмысленно, а в плоской и детерминированной «реальности» реалистов – всё невыносимо, скучно и бессмысленно. Находящиеся под гипнозом «мира сего» живут так, как будто «смерть – это то, что бывает с другими».

Бедные «дети матрицы» почитают её за последнюю реальность, а когда подлинная реальность пытается достучаться до них, называют её снисходительно «виртуалом» и не воспринимают всерьёз. И каково же будет их удивление, когда вдруг всё окажется ровным счётом наоборот: искусство («виртуал») – подлинная реальность, а то, что они называли «жизнью» и в жертву чему приносили «своё первородство», было лишь материалом для Искусства, лишь буквами в книге, из которых складывается сказочная поэзия настоящей Жизни.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 03:52:22, ВОЗ»

I. Из теории синтеза

Синтез – соединение элементов, ведущее к новому качеству.
Тут имеются две по две возможности:
А: 1) синтез в «голове», в уме, в реальности одного человека = идеальный синтез,
например, в моем сознании легко синтезированы философия, поэзия и наука, но это не означает, что они синтезированы в социуме;
2) синтез на практике, разных объектов или реальностей, = практический синтез,
например, кино, говорят, синтез разных искусств: литературы, театра, киносъемок;
Б: 1) синтез с устранением элементов в новом элементе – синтез снятия;
например, нектарин, говорят, синтез персика и сливы, или лигр – синтез льва и тигра;
2) синтез с сохранением объединения элементов = синтез целого,
например, собор или партия, элементы не устраняются, но целое больше своих элементов.
Вариации:
А1-Б1: Идеальный синтез снятия – например, гегелевский синтез категорий: категория «бытие» синтезируется с категорией «ничто» и результатом является синтетическое категория «становление».
А1-Б2: Идеальный синтез целого – например, полифония в романе Достоевского «Братья Карамазовы» (М.М. Бахтин).
А2-Б1: Практический синтез снятия – например, две партии слились и образовали третью, новую с аннулированием прежних.
А2-Б2: Практический синтез целого – например, культура.

II. Разбор синтеза в «Воздушном замке».


Под какую категорию синтеза подпадает Ансамбль, о котором говорит Ярослав? Однозначно, под синтез целого (Б2).
Однако не любое объединение является синтезом. Мы уже видели это на элементарном примере с сумочкой: сколько не клади туда вещей – расчесок, ключей, мобильников, кошельков и т.д., если они не составят некоего целого с новым качеством, то о синтезе не может быть речи.
Поэтому у Ансамбля должно быть некое системное или общецельное качество, чтобы он из простого объединения компонентов превратился в синтетическое образование.
Это системное качество теоретически может быть либо идеальным, либо практическим. В силу этого мы видим два разветвления в концепции «Воздушного Замка».

Один ансамбль – это практический синтез с идеальным системным качеством – именуемым Соборной Душой. И тут не надо вдаваться в софистику терминов. Бесспорно, это идеальное является и реальным (о чем Ярослав много говорит), но важно, что оно не проявляется практически, т.е. не закреплено в практических институтах, а только в совокупном субъекте (о чем Ярослав тоже много говорит).
Второй Ансамбль – это практический синтез с практическим системным качеством, которым является сеть Интернет, а посему Ансамбль представляется сетевым порталом.

Похвально, что у авторов проекта «Воздушный замок» есть стремление отождествлять эти два вида ансамблей: стремление к тому, чтобы сетевой портал стал и культурным ансамблем с Соборной Душой, с другой – чтобы культурный ансамбль получил в сети Интернет новояз. Но это пока из области проектов и прожектов, как они осуществятся на практике, одному Богу известно.

III. Плюсы и минусы разных видов синтеза.


Слабость синтеза целого, которая сразу бросается в глаза, – это недоучет синтеза снятия. Почему так происходит, я не знаю. Но знаю, что синтез снятия является фундаментальным и основополагающим для всей теории синтеза. И особенно для идеальных существ. Каждое идеальное существо едино: Соборная Душа едина для целого (а не две их и не три), Бог – един, София – одна и т.д., а посему рассмотрение природы идеальных существ без синтеза снятия не представляется возможным.
К тому же в практическом синтезе целого порой приходится объединять элементы, которые в том виде, в котором они существуют, несовместимы и необъединимы в принципе. А посему их прежде надо трансформировать для объединения. Механическое же их объединение, даже под эгидой завораживающей идеальной идеи (Соборной Души или др.) может не спасти положение дел.
У меня есть и другие соображения, но о них позже по ходу обсуждения, если таковое начнет развиваться.

«Последнее редактирование: 23 Октябрь 2011, 08:51:12, Сергей Борчиков»

У портала "Воздушный Замок" есть духовное Содержание, не исчерпываемое суммой компонентов: авторов, статей, произведений, форумных веток и т.д.?
Второй вопрос: человеческая судьба - это синтез? Судьба - это диалог с Замыслом о личности, с должным быть и тем, что вышло? У человека есть свой Путь, который был до его рождения в физическом плане и вытекает из Замысла Бога об этом человеке? У человека есть высшее "Я"?

То же и про коллективный проект: тут либо есть, либо нет.

Бог Один, но богов много. Соборная Душа Мира одна, но соборных душ много. Богочеловек один. Но людей много - и каждый из них потенциально богочеловек, сын Божий.

Есть соборные души и в природе - соборные души стихий, а не только связанные с человечеством.
Разумеется, о соборной душе коллективного явления культуры можно говорить только символически. Как и о душе одного произведения искусства.

Чтобы прочувствовать соборную душу Воздушного Замка, рождающуюся в диалоге каждого из авторов с Замыслом и друг с другом, надо прожить Судьбу Замка, как и личность человека мы можем узнать, только через проживаемую им Судьбу. Личность ведь не точка во времени, а весь Путь (включая будущее). Так и здесь.

Судьба с прописной буквы (должное быть) и судьба со строчной буквы (что получилось у человека) не одно и то же: от их единства (диалога) зависит полнота раскрытия личности. То же и с Замком: что должно быть и что получается, не всегда совпадает, но диалог идёт, не оборвался. Я это очень чувствую, и не только в виртуальном пространстве - а в первую очередь на своей судьбе и судьбе моих друзей, некоторых из них я встретил уже в Замке и благодаря Замку.

Кстати, такие вопросы: Жизнь - это синтез? Общение является неотъемлемой составляющей жизни? Общение - синтез? Общение имеет измерение качества?

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 25 Октябрь 2011, 13:01:11, Ярослав»

Я.Т. У портала "Воздушный Замок" есть духовное Содержание?
С.Б. Да.

Я.Т. Второй вопрос: человеческая судьба - это синтез?
С.Б. Не знаю.

Я.Т. Судьба - это диалог с Замыслом…
С.Б. Вот это называется языком эзотерики: общение с идеальными субъектами.

Я.Т. У человека есть высшее "Я"?
С.Б. Да.

Я.Т. Бог Один, но богов много. Соборная Душа Мира одна, но соборных душ много. Богочеловек один. Но людей много - и каждый из них потенциально богочеловек, сын Божий.
С.Б. Это уже язык мистической диалектики. Как, например, в гностике.

Я.Т. Разумеется, о соборной душе коллективного явления культуры можно говорить только символически…
Чтобы прочувствовать соборную душу Воздушного Замка…
С.Б. Это разные механизмы: одно дело - говорить символически, другое - чувствовать. В первом случае имеем искусство, во втором – эзотерику.

Я.Т. Кстати, такие вопросы: Жизнь - это синтез? Общение - синтез?
С.Б. Мне кажется, тут разные уровни сопоставимости. Жизнь, общение, культура – это некие фундаментальные реалии, а синтез – это один из механизмов их функционирования, который может быть, а может не быть в этих реалиях.


Это разные механизмы: одно дело - говорить символически, другое - чувствовать. В первом случае имеем искусство, во втором – эзотерику.
Разделяй и властвуй (шутка). Говорить символически и при этом чувствовать то, о чём говоришь, разве нельзя? К слову, фраза Бердяева: "эмоциональное познание глубже интеллектуального" - к какому языку относится? Если к языку "русской философии" (Вы так квалифицировали язык Бердяева), ну значит - это язык русской философии (её приоритеты - критерии для Замка - обозначены у нас на Главной странице - и совершенно не случайно, как и имена, перечисленные там - это и символ, и критерий, и направление, да и просто - по любви, что наверное самое главное).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Разделяй и властвуй (шутка).
А философский подтекст не шутка. Многие философы считают, что чем четче мы можем дифференцировать явление, тем глубже проникаем в логос. Неосознанный синкретизм хорош, но он пра-стадия философии.

Говорить символически и при этом чувствовать то, о чём говоришь, разве нельзя?
Конечно, можно. Мы это и называем синтезом. Хорошо бы при том, что символически говоришь, эзотерически чувствуешь, эстетически медитируешь, еще и логически дифференцировать, эгологически рефлексировать и т.д. Синтез богаче будет.


Неосознанный синкретизм хорош, но он пра-стадия философии.
Да почему же неосознанный-то?
Вообще-то меньше всего мне хочется уйти в бинарные оппозиции: разум-чувства, логика-созерцание и т.д. Зачем противопоставлять одно другому: в организме вполне могут уживаться печень, сердце, кишечник и мозги. Так и в культурном организме и в его частном подвиде, о котором я с огромной претензией повёл речь в этой ветке.
"Главное - это величие замысла", как говорил мой поэтический антипод и земляк-василеостровец, Иосиф Бродский.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 26 Октябрь 2011, 10:14:49, Ярослав»

"Главное - это величие замысла"
Врубель называл свои картины "одинокими замыслами".

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

Саша, а я называю мои (даже не за-мыслы, а готовые) мысли высью сущности.
Что это значит, на Ваш взгляд, с точки зрения символизма в сравнении с Врубелем?


Сергей, здравствуйте! Честно говоря, не совсем поняла Вашего вопроса... Кстати, Врубель называл замыслами не замыслы картин и не мысли о картинах, а сами картины - в этом понимание творчества и произведений искусства как процесса, а художника как того, кто "думает" картинами.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

Саша, мне понравился Ваш ответ. Он подвиг меня на аналогичные сравнения. Философия - тоже творчество, а философские произведения - понятия. Аналогично понятия - не слова или определения, как многим кажется, а процесс. Художник думает картинами, музыкант - звуками, философ - понятиями, а обычные люди думают словами, предствавлениями и мыслями.


философ - понятиями
В христианской экзистенциальной философии, в буддийской и индуистской философии - это не так. Из русских философов, это Бердяев, Розанов, Вышеславцев, Померанц (из тех, с кем я глубже знаком), "не думали понятиями" и много писали о том, что "понятия" и "категории" - лишь степень объективации в философии и не отражают глубинных смыслов бытия личности и бытия мира. А для философии духа мышление понятиями и категориями не приемлемо вообще. Скорее, такие философы думают смыслами и смысловыми связями (которые зачастую выглядят как антиномии для логики), а не понятиями, которые принадлежат объективации разума и причинно-следственным отношениям.
Философия понятий вся в области катафатики, но язык апофатики уже вне понятий и категорий.
Философия, как и психология, как и искусство, как и религия не едина - в ней много разных, до полярности, ликов и школ. И это только в христианской (гуманистической) философии, в восточной - вообще совсем другая философия, её отделить от мистики и мифологии невозможно вообще.
Кстати, разве мы можем назвать плохими философами библейских пророков, авторов Евангелий, гениальных поэтов, мистиков всех религий, но они и не писали и не думали на языке понятий и категорий.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Когда я написала, что художник "думает" картинами, я специально поставила слово "думает" в кавычки. Для меня тут важно не то, что происходит в области мысли, а как мысль проявляется вовне. Т.е. видно родство творца-человека и Бога: у Бога творчество и мысль не разделены, художник (в общем смысле этого слова) символьно отражает такой, Божественный способ мышления в земных реалиях.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 31 Октябрь 2011, 02:59:17, Саша»

Да, Саша, про Бога согласен. Он первообразец творчества для всех нас. Но его творчество едино и неразделимо. А мы пестуем какие-то локальные виды творчества. Есть творчество художественное, эстетическое - и тогда мы говорим о художниках и сотворении ими прекрасного. Есть творчество жизненное, религиозное - и тогда мы говорим о святых, и сотворении ими доброго, благого, смысложизненного. Есть творчество научное - и тогда мы говорим об ученых и сотворении ими парадигм мышления, форм логоса, истины. Русская философия, и в частности В.С. Соловьев, пытались схватить это в формуле триединства Добра, Истины и Красоты, тем самым как бы приближаясь к пониманию божественного творческого Первоеединства.



Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика