Критерий
Почему люди стали меньше читать

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
« #1 : 29 Сентябрь 2011, 12:02:15 »
Явление нашего времени – люди значительно меньше читают художественную литературу, чем в советское время, – удивляет многих. Объясняют это, как правило, тем, что жизнь стала другой, люди больше заняты добыванием средств к существованию, чем раньше, в советское время, когда страна была самой читающей в мире. Якобы, сейчас меньше свободного времени. И это ведёт к всеобщему снижению культурного уровня.

Хотелось бы поспорить с этим, хотя сказанное относится и к произведениям искусства в самом широком смысле.

Во-первых, стали значительно больше читать профессиональной литературы. От этого зависит профессиональный рост человека, его карьера.

Во-вторых, характер художественной литературы больше не соответствует характеру общества в смысле значительного повышения степени свободы личности. Многие литературные фантазии оказались больше ненужными, так как их реальные аналоги их полностью вытеснили.
В-третьих, художественная литература всех времён и народов строилась, в основном, на принципах страданий. Негативных переживаний существует бесконечное множество. Литература прозы и поэзии во многом просто эксплуатировала эту идею без особых усилий в понимании того, что с моральных позиций превращалась в гигантский разрушительный механизм, прежде всего, в отношении личности читающей, а потом уже – в целом в общественный поток снижения морали человеческой массы.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 11 Декабрь 2011, 20:12:21, Геннадий»

« #2 : 30 Сентябрь 2011, 13:43:23 »
Здравствуйте, Геннадий Георгиевич.

Мне думается, что люди стали читать меньше художественной литературы из-за распространения телевидения и интернета.

Смотреть фильмы занимает меньше времени, чем читать книги. Поэтому часто люди выбирают фильмы (лень - весьма распространённый порок).
Листание страничек интернета, хотя часто довольно бесплодное, но всё-равно выбираемое многими, отнимает и без того малое время досуга.

Также, в своё время, люди стали меньше писать писем (когда появился телефон).

Также сегодня люди двигаются меньше.
Все знают, что движение необходимо для здоровья тела. Те, у кого хватает силы воли - занимаются физкультурой, ленивые - толстеют на диванах.
Так же и с литературой - те, у кого хватает силы воли выйти из режима "он-лайн", читают книги, остальные "висят" в интернете.

Про всеобщее чтение литературы в советские времена, я думаю, это миф. Не так уж много и читали люди в СССР.
Читали те, кого называли интеллигентами. Многие из них либо уехали из России, и теперь читают в других странах, либо по-прежнему читают в свободное от интернета и телевидения время.

Вообще, я не уверен, что с ликвидацией безграмотности в СССР читать стали больше.
Вполне возможно, что дворяне, разночинцы и духовенство царской России читали больше, чем интеллигенты в СССР.
Русское крестьянство большевики убили, а рабочий класс так и не начал читать, несмотря на всеобщую грамотность.

Рабочий класс - самый многочисленный подвид "совка" (или хомо советикус) - словами "Розы Мира", есть трагедия человечества:

Духовной - в точном смысле слова - продукции рабочего класса не существует вообще; его интеллектуальная продукция ничтожна. Рабочий класс - не венец человечества, а его трагедия, его memento mori, грозное напоминание о том, что миллионы людей, потенциально ничем не отличавшихся от остального полноценного общества, осуждены этим обществом на духовное скопчество, на культурное вырождение, смягчаемое лишь тем, что эти несчастные в подавляющем большинстве сами не понимают всего ужаса своего положения. Утратившие связь с матерью-землёй и не вознаграждённые за это приобщением к мировой культуре, психически искалеченные вечной вознёй с машинами, эстетически колеблющиеся от красот индустриального пейзажа до частушки и пошлой олеографии, эти люди становятся жертвами одуряющей скуки, как только оказываются наедине с самими собой. Они, как огня, боятся тишины, ибо тишина ставит их лицом к лицу с их душевной опустошённостью. Природа для них мертва, философия - смертельно скучна, искусство и литература доступны им лишь в самых сниженных своих проявлениях, религия возбуждает в них лишь высокомерную насмешку невежд и только наука вызывает чувство инстинктивного уважения, как нечто, бесспорно высшее, чем они. Их отдых - карты, водка, домино, спорт, примитивный флирт да кинематограф. И пусть не лгут, будто я клевещу на этих людей: им слишком долго кадили фимиамом, их растлевали потоками демагогической лести и лжи; приходит время, когда перед ними поставят их собственные, ничем не разукрашенные портреты.

Падение общего культурного уровня, на мой взгляд, есть закономерное следствие большевистской эпохи в России.

Да и в 70 лет Красного Ига ни народные массы, ни красные идеологи, ни советские чиновники не жаловали литературу.
Может, похвальбы перед миром ради и ставили памятники Пушкину и Достоевскому, но на самом деле боялись Огня Правды, скрытого в настоящих книгах.

Читали же в советские годы те, кто сопротивлялся Красному Игу: одни сознательно, другие неосознанно, однако все читатели - были воинами Русского Духовного Сопротивления.

(Сопротивления, на самом деле, всемирного, Рэй Брэдбери его художественно описал в своей фантастической повести "451 по фаренгейту".)

«Последнее редактирование: 11 Сентябрь 2015, 22:24:34, ВОЗ»

« #3 : 30 Сентябрь 2011, 19:06:54 »
Согласна с Леонидом.
Немного расширю его ответ.
В первые годы советской власти читать было престижно, поскольку значительная часть победивших классов грамоте была не обучена.
Полуграмотные и малограмотные попадали в "начальство".
Лихорадочно и спешно населению давалось массовое начальное образование.
Руководящих партийцев обязывали вести работу по повышению уровня грамотности.
Определённое количество народа пристрастилось к чтению всерьёз и детей приучило, хотя  в масштабе страны таких было не особенно много.
В дальнейшем престижность образования культивировалась верхушкой, хотя на определённом этапе - это всё-таки была "демо-версия", показушное явление (экономический индикатор это показывает - зарплата интеллигенции была изрядно поменьше, чем у рабочего класса - "Чтобы мало зарабатывать, надо много учиться" :)  )
В последние годы советской власти чтение было "модным", моду подстёгивал книжный дефицит.
Иметь возможность приобрести книжные новинки, порассуждать о них, -  это был один из показателей жизненного
 успеха.
Как только пропали "искусственные" факторы, круг читающих людей сократился до... истинных размеров круга читающих людей.
Он и не должен быть соизмерим с количеством народа в стране, имхо.
Хотя определённый "культурный минимум" образование обязано дать каждому гражданину.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 02 Октябрь 2011, 01:00:58, КАРР»

Многие литературные фантазии оказались больше ненужными, так как их реальные аналоги их полностью вытеснили.
В-третьих, художественная литература всех времён и народов строилась, в основном, на принципах страданий. Негативных переживаний существует бесконечное множество. Литература прозы и поэзии во многом просто эксплуатировала эту идею без особых усилий в понимании того, что с моральных позиций превращалась в гигантский разрушительный механизм, прежде всего, в отношении личности читающей, а потом уже – в целом в общественный поток снижения морали человеческой массы.
Вся классическая литература всех времён и народов? И христианская в частности, где Крест (орудие пытки) - главный символ? и страданию придаётся сакральный смысл?
Если совсем сузить: Достоевский (с его бесчисленными описаниями страданий) - запускает "разрушительный механизм" - и его "пора сбросить с корабля современности"? (Или - хотя бы отодвинуть на уровень интересных, но уже не актуальных музейных экспонатов?)


Читали те, кого называли интеллигентами. Многие из них либо уехали из России, и теперь читают в других странах
Особенно эмиграция 90-х, названная (во многом справедливо) "колбасной" (именно - читать книги и бороться с "красной чумой" уехали).
А в странах, где никакой "красной чумы" не было (США, Западная Европа), люди очень много читали и продолжали духовно расти. Да, всё так и было: просто и понятно, как прямой угол.

Вообще, я не уверен, что с ликвидацией безграмотности в СССР, читать стали больше.
Вполне возможно, что дворяне, разночинцы и духовенство царской России, читали больше, чем интеллигенты в СССР.
Русское крестьянство большевики убили, а рабочий класс так и не начал читать, несмотря на всеобщую грамотность.
Вся моя родня из крестьян. И моя прабабушка перечитала у нас всю русскую классику. Да я и сам - рабочий класс.
Техническая интеллигенция, "офисный планктон" - это тот же "духовный пролетариат" - по описанию Андреева: один в один. И это явление никаким боком не связано с "совком" и "социализмом", в странах капитализма тот же самый процесс шёл, а технический уровень (за станком стоять или за компом сидеть) абсолютно ничего не меняет в духовном развитии.

Рабочий класс - самый многочисленный подвид "совка" (или хомо советикус) - словами "Розы Мира", есть трагедия человечества:
А рабочий класс в капстранах - это не трагедия человечества, он чем-то отличается от "совка"? чем? (в духовном плане).

Ничего так не уводит от реальности, чем склонность к схематизации и простым (чёрно-белым) классификациям (без разницы: по Марксу, по Фрейду, по катехизису, по Льву Гумилёву, по Андрееву). Борьба с "красной чумой" сейчас - это та же (один в один!) борьба советских писателей со злом самодержавия и царизма. Отвлекающий маневр от настоящего, актуального проявления зла: бороться с "мёртвым тираном" дело насколько беспроигрышное и безопасное, настолько же и бессмысленное (самого себя потешить: я - борец).

Говорить о "совке" СЕЙЧАС - как первопричине всех зол - просто неприлично, не интеллигентно; что-то в этом есть дезертирское, недостойное (по сути, по духу - одинаковому во все времена и все эпохи). Это как размахивать мечом над трупом врага (побеждённого давно и не тобой) - это не честный бой, а тыловое раздувание щёк за счёт других. Это то, что Бердяев справедливо называл "буржуазностью", которая выхолащивает  все творческие движения:  "мещанский дух вечного дезертира" - очень смелый по отношению к прошлому и очень трусливый по отношению к фактам и реальности. (Ничего личного: пишу о типичнейшем явлении.)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
О негативных тенденциях художественной литературы и о новых смыслах
Постараюсь коротко обосновать свою точку зрения.
Во-первых, я не отрицаю положительного влияния художественной литературы на человека. Я говорю фактически о программировании сознания любым произведением, будь то художественная литература или техническая. Степень понимания текста всегда соответствует степени развития системы оценок человека, который читает (потребляет смысл) этой литературы. Конечно, нужно говорить и о степени гипнотизации людей любым текстом художественной литературы. В том числе, и религиозной, и высокохудожественной.
Во-вторых, и это самое главное, – я привязываю качество, модальность текста к смысловым, то есть сущностным вещам. А это значит, что мы обязаны иметь систему оценок, пользоваться ею при анализе и обязательно выделять главный смысл, или главную оценку как критерий, который максимизируется всеми усилиями данного человека, несмотря на то, знает он об этом или нет.
Люди имеют свои принципы жизни, свои главные, как им кажется, жизненные идеи, но, однако, могут на самом деле своими усилиями делать нечто, что никак не укладывается в систему этих принципов. Например, советские писатели имели в своих рядах таких людей, которые не только в своих произведениях, но и в быту проповедовали замечательные принципы коммунизма. Однако, они же стремились получать премии, жить с комфортом и быть всегда на виду, используя для этого любую трибуну или любые должности.
Так живут многие, - скажут мне. И, конечно, будут правы. Но такая жизнь не соответствует проповедуемым ими принципам, ибо видно, что максимизировали они всей своей деятельностью материальные условия комфортного проживания. Разве можно их сравнить с Л.Н. Толстым, который за тридцать лет до смерти понял именно этот факт – что он в своих произведениях эксплуатировал экстремальный интерес людей к страстям, уводя их от истинной вершины нравственности.
Конечно, нужно согласиться в том, что человек, его суть настолько противоречивы, что как однозначно увязать творческую свободу и нравственные самоограничения – неясно. Отсюда следует, что вершина базовой позиции системы оценок человека может быть самой разной. Но, главное, не запутаться в этих противоречиях, не выдавать за главный смысл временные порывы страсти и интересов. Всё-таки смысл – вечен, а интерес – нет. Хотя поле интересов может быть настолько широким у человека, что поддержание тонуса человеческого сознания посредством интереса становится главным методом жизни. Тогда как можно говорить о главном смысле жизни?
Я пытался привлечь внимание к таким смысловым коллизиям сегодняшнего дня, которые меняют менталитет новых поколений. И телевидение, и Интернет отнимают человека у чтения – спору нет. Разговор о другом – какой смысл они несут своими продуктами. Высокий смысл понять трудно, простой – легче. И если смыслом жизни большинства стал комфорт, прежде всего, то им как при советской или царской власти, так и сейчас будет недоступен смысл духовный.
Однако, понимание и знание смыслового значения ещё не гарантирует высокой духовности. Речь у меня идёт пока что о новом знании, которое открывает дорогу к более глубокой понятийности того, что мы в силу привычки поставили на автомат. Вот этот автомат нас часто и подводит, выдавая чёрное за белое. Адекватность мысли тому, что происходит в опыте жизни, и перенос его на другие ситуации и области знания – это ещё не вся правда о Природе. Есть ещё некий третий фактор, о котором писал Г. Лейбниц как о монаде в своей «Монадологии». Мы же чаще всего оперируем «прецедентным правом» - по прецеденту, по прошлому опыту, даже в областях, мало связанных с рассматриваемыми случаями. Последний факт особенно неприятен в исполнении какого-нибудь известного учёного, когда он свои исследования в узкой области переносит на область, где полученные результаты совершенно неприменимы.
Люди стали меньше читать, потому что, кроме отторжения негативных смыслов, произошло вытеснение смыслов художественной литературы смыслами, появившимися в других занятиях в связи с повышением уровня личной свободы человека. Освобождение человека ведёт напрямую к появлению новых смыслов, до того ему неизвестных.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 08 Январь 2012, 19:55:11, Геннадий»

Хотелось бы чуть уточнить само понятие "художественности". (Как только доделаем библиотеку, я туда загружу ряд работ Ильина "о художественном предмете" - это очень сильная сторона у этого, весьма неоднозначного, философа.)
Так вот, "Художественный Предмет" по Ильину (да и по свидетельствам многих художественных гениев) - это Замысел, внутреннее Солнце произведения, его Душа Живая, его Логос, которые были до встречи с ними художника и совершенно независимы от него.
Само же произведение искусства - это диалог художника с Душой этого произведения, его Замыслом. И произведение искусства настолько состоялось, насколько состоялся этот диалог, насколько состоялась Встреча художника и Замысла.
В лучших произведениях искусства личность художника не выпячивается, всё посвящено раскрытию Замысла, каждая деталь, каждый штрих ведут к внутреннему Солнцу произведения.

Но это ещё не всё. Произведение искусства только тогда стало реальностью в нашем мире, когда состоялся его диалог с читателем (зрителем, слушателем). Именно последний - воплощает в своей душе и своём воображении произведение искусства. Чтение - это творческий, активный процесс, а не пассивное восприятие информации (программирование). Чтение - не менее творческий процесс, чем авторское творчество. И произведение искусства - это состоявшаяся Встреча троих: Замысла, автора и читателя, их творческий "любовный треугольник" (триединство). Пока эта Встреча не состоялась, ребёнка (произведения искусства) нет - только в потенции.

Наверное, главная задача искусства (кроме автономных, безотносительных его целей) - это пробуждение творческого состояния в человеке - и в авторе, и в читателе. Творческое состояние - это и есть состояние, в котором человек может адекватно познавать мир и себя. Наиболее достойное человека состояние. Так вот, искусство (художественность) - будит такое состояние в человеке, и в этом его главная миссия в мире.

Вторая задача - моделирование реальности. Художественный вымысел является фантазией только на первый поверхностный взгляд. На самом деле - это активное моделирование реальности, повышенная плотность времени, концентрация жизни, позволяющая "проигрывать" параллельные сценарии, проживать полноту жизни, невозможную "в голой эмпирике".

Третья задача - символическая. Подлинное искусство - это окно в подлинную реальность. Символ и есть окно в подлинную реальность. Символ есть путь. Как следствие этого, умение понимать искусство (вести диалог с Замыслом) учит отличать подлинное от фантомного, в конечном итоге - различать духов (добрых и злых), что и есть основа нравственности.

Четвёртая задача - это вестничество (по определению Даниила Андреева), то есть искусство служит как "передатчик" Вести от миров горних миру дольнему. То есть - это можно назвать Общением. А художник пишет "письмо Домой", отвечая на "весточку из Дома"...

Но главное в искусстве, как и в любом явлении, имеющем в последней глубине своей божественную природу, безотносительно к чему-то и кому-то, не утилитарно. Мне очень нравится фраза Михаила Вороткова: "Красота спасёт мир, не потому что на неё глазеют, а потому что она есть" (это из его статьи о незримой красоте пещер).
Красота (по Владимиру Соловьёву) и есть воплощённое добро и воплощённая истина. Цель, а не средство.

Вот несколько иной подход к художественному, чем предлагается автором этой ветки. Иной, но не значит, что один ложен, а другой истинен: оба - правда. И оба - лишь одна из сторон Правды.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 05 Октябрь 2011, 21:31:34, Ярослав»

Д.С. Лихачев.

Каждый человек обязан (я подчёркиваю – обязан) заботиться о своём интеллектуальном развитии. Это его обязанность перед обществом, в котором он живёт, и перед самим собой.
Основной (но, разумеется, не единственный) способ своего интеллектуального развития – чтение.

Литература даёт нам колоссальный, обширнейший и глубочайший опыт жизни. Она делает человека интеллигентным, развивает в нём не только чувство красоты, но и понимание – понимание жизни, всех её сложностей, служит проводником в другие эпохи и к другим народам, раскрывает перед вами сердца людей. Одним словом, делает вас мудрыми.

Но всё это даётся только тогда, когда вы читаете, вникая во все мелочи. Ибо самое главное часто кроется в мелочах. А такое чтение возможно только тогда, когда вы читаете с удовольствием, не потому, что то или иное произведение надо прочесть (по школьной ли программе или по велению моды и тщеславия), а потому, что оно вам нравится – вы почувствовали, что автору есть что сказать, есть чем с вами поделиться и он умеет это сделать.

Если первый раз прочли произведение невнимательно – читайте ещё раз, в третий раз. У человека должны быть любимые произведения, к которым он обращается неоднократно, которые знает в деталях...

Определите сами свой выбор, сообразуясь с тем, какую роль приобрела выбранная вами книга в истории человеческой культуры, чтобы стать классикой. Это значит, что в ней что-то существенное есть. А может быть, это существенное для культуры человечества окажется существенным и для вас?

Классическое произведение – то, которое выдержало испытание временем.
Не будьте суетны. Суетность заставляет человека безрассудно тратить самый большой и самый драгоценный капитал, каким он обладает, – своё время.

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
О наших рухнувших идеалах

Мне кажется, что некоторые положения моей точки зрения на проблему чтения стоит повторить или усилить.

1. С переходом России к капитализму рухнули высокие, духовные идеалы, заложенные в классической литературе. Многие люди воспринимают теперь такую литературу как обман или как фантазию. Раньше была вера в идеалы литературы. Теперь люди значительно больше тянутся к более существенной духовной тайне.

2. Человек тратит «самый большой и самый драгоценный капитал, каким он обладает, – своё время» (Д.С. Лихачёв) на самоутверждение. Чтение этого не даёт. Выбор: личный опыт или опыт литературный сделан в пользу первого.

3. Совершенствование как главная цель творческого человека требует концентрации на конкретных шагах и конкретных действиях. Чтение – это пассивная позиция, во многом сегодня неприемлемая.

4. Условия жизни усложнились многократно, так, что вопросы выживаемости людей часто стоят на первом месте, приземлив, таким образом, смыслы существования. Последнее отзеркаливает маргинальное положение души в её стремлении к высоким духовным и религиозным ценностям.

5. Виртуальная жизнь человека в советское время была почти полностью отделена от реальной жизни в обществе. Почти всё в ней было регламентировано, и потому уход в виртуальное пространство чтения для многих людей был равносилен лечению в психушке от болезни, которая называется несвободой.

6. Способы представления и подачи информации настолько изменились, что сознание многих людей стало по-настоящему клиповым, как лет тридцать назад предрёк поэт Андрей Андреевич Вознесенский: оно не может долго быть сконцентрировано на одном предмете мысли. Программы поиска наилучшего своего положения в жизненном и в виртуальном пространстве (с точки зрения главного критерия человека) стали главенствующими в поведении.

7. Возросшая степень свободы личности выявила откровенную гонку за удовольствием в сфере материальных благ за счёт удовольствия только в виртуальном (книжном) пространстве.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)

Прекрасные два поста рядом! Такой знаковый выбор...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
О потере значения литературы в жизни людей

(К дискуссии о литературе в Журнале «Приокские зори»)

Шутка юмориста – это закономерный результат глупости, точнее, результат процесса максимизации глупости какого-либо человека или общества.

Главная теорема сознательной жизни

Многоуважаемый Алексей Афанасьевич!

Прежде чем коснуться темы дискуссии в Вашем журнале «Приокские зори», хочу поделиться с читателями Вашего прекрасного журнала удивительным результатом своих наблюдений.

Вы знаете, что я занимаюсь исследованиями так называемого критериального сознания, и когда я приступал к этим исследованиям, то так же, как и большинство людей, был уверен, что оно (критериальное сознание) хоть и играет важную роль в нашей жизни, но не такую глобальную, как оказалось по мере моего продвижения в исследованиях.

Наверное, нам несказанно повезло, что наша личная и общественная жизнь прошла в бурном потоке быстро меняющихся условий человеческой цивилизации как у нас в стране, так и за её пределами. Мы оказались на сломе эпох и тысячелетий, и потому хорошо наблюдали проявление скрытых в других условиях закономерностей.

Меня поразил тот факт, что жизнь общества во всех его сферах оказалась жёстко управляемой генеральным критерием общества, который задаётся, как оказалось, не нами, а самой Жизнью. Мы лишь подчиняемся ему. Причём, это происходит путём навязывания нам процесса максимизации этого критерия за счёт наших усилий. Наверное, в этом и состоит удивительное открытие: главная теорема сознательной жизни на Земле, а, может, и жизни вообще. Оказалось, что мы принадлежим себе лишь в мелочах, а наш главный выбор обусловлен решениями, которые заранее заготовила нам Жизнь.

Генеральный критерий Природы и Жизни задаёт нам все оценки, которыми мы, каждый из нас, пользуемся. Система оценок личности – это фактически и есть сама личность. Любые наши рассуждения и высказывания полностью пронизаны нашими личностными оценками, зависящими от генеральной оценки Природы, заготовленной для нас.

А это значит, что мы, несмотря на наши желания, всегда имеем в своём сознании хорошо замаскированную систему оценок, неосознанно пользуемся ею при анализе и обязательно выделяем главный смысл, или главную оценку как критерий, который максимизируется всеми усилиями данного человека, несмотря на то, знает он об этом или нет.

Оказалось, что люди, имеют свои иногда даже хорошо осознаваемые принципы жизни, свои главные, как им кажется, жизненные идеи, как правило, могут на самом деле своими усилиями делать нечто иное, что никак не укладывается в систему этих принципов.

Вот о чём я хотел бы применительно к художественной литературе и говорить – о той двойной нашей жизни, которая вытекает из скрытых пластов нашей личности.

О методе ведения дискуссии

Итак, я привязываю качество, модальность текста к смысловым, то есть сущностным вещам через собственные оценки сознания человека.

Мне, прежде чем начать дискуссию, хотелось бы сказать несколько слов о её методе. Я предлагаю критериальный метод. Что это такое?

Тот метод, который применили Вы в начале дискуссии, относится к предикативным, то есть к методу высказываний. Таких высказываний «по поводу», претендующих на глобальные обобщения, может быть великое множество. Они, несомненно, дают широкое многоцветье палитре обсуждаемой картины в художественном отношении, но мало дают в смысловом отношении. Я же предпочитаю метод системный, точнее, критериальный, то есть такой, в котором обсуждение и оценка происходящему, а также сравнение имеют одну и ту же базу у всех участников, базу единой высшей оценки. Именно она наделяет предмет, объект или субъект, телом целостности. Без выполнения этого требования разговор в дискуссии может напоминать жаркий спор слепого с глухим. Высшая оценка всегда выступает в роли критерия оптимизации в процессе эволюции любого предмета, будь то глобальный мир, сущность человека или литература, как в нашем случае.

Если этого не делать, то мы неизбежно влетим в тупики логики, так как результатом максимизации логических построений, характерных для предикативного метода, всегда является освобождение от глобальных смысловых (целостных, истинных) оценок и неизбежное скатывание к оценкам локальным, присущим отдельным сторонам обсуждаемого предмета. Для художественного изображения какого-либо предмета повествования это имеет  огромное значение, так как художественная ценность такого изображения возрастает в зависимости от широты и количества высказываний. Однако, глобальное тело целостности, глобальный смысл, как правило, в процессе такого художественного движения быстро ускользает. Он заменяется и вытесняется смыслом локальным.

Ведь согласитесь: смысл – это то, что является результатом работы процесса максимизации истины, а не процесса максимизации количества высказываний. И истина через смысл, если она – истина, проявляется с течением времени всё больше и больше. Значит, смысл – это результат процесса роста истины. И когда мы наблюдаем обратное – потерю смысла во времени, – то понимаем, что поклонялись ложной оценке, ложному критерию, ложной мере, ложному смыслу.

К сожалению, логика построена, как говорят учёные, на обожествлении операции импликации: «Если… , то…». Она предоставляет нам такую обманно лёгкую возможность получения опыта жизни, когда анализ наших наблюдений, даже научных, строится на таком, казалось бы, надёжном основании, как закон типа: «Если происходит А, то непременно оно влечёт за собой Б». Поэтому мы научились с удивительной лёгкостью приписывать происходящее воле Случая, сводя рассмотрение к вероятностным методам анализа и синтеза даже там, где слепо отбрасывать пресловутые 3 % (а иногда и гораздо больше) самого тонкого смысла высшей идеи преступно. Ведь известно, что разрушение всей конструкции начинается с самых тонких частей.

О связи личности и главного критерия общества

Итак, прежде всего, мы ищем и находим общую оценочную базу для сравнения, исходя из критериальной вершины как высшей оценки. А потом уже включаем сам процесс максимизации высшей оценки, процесс, который в жизни происходит совершенно естественно и невидимо для нашего проявленного сознания. Третье, что редко реализуется при анализе и синтезе, – это специальные манипуляции с разными главными критериями, главными оценками как общественной системы в целом, так и разных частей предмета рассмотрения. В нашем случае, как видим, всегда рассматриваются параметры в динамике их изменений.

Итак, метода обсуждения не такая и сложная. Высший смысл постоянно довлеет над нами в виде главной оценки нашей жизни. Другое дело, что всё это делается для нашего сознания незаметно, скрытно.

Удивительно, но люди, стоящие у власти над обществом, не просто являются носителями отдельных свойств главного критерия общества, но они, как правило, сливаются с этим главным критерием, олицетворяя его собою, очеловечивая его. Даже придумано объяснение такому феномену: мол, любой человек, ставший во главе общества как системы, будет ею подчинён. И мы часто это видим на примере смены политических партий даже в такой стране, как США, когда эта смена ведёт лишь к косметической корректировке политического и экономического курса страны.

Влияние личности на историю всегда было чрезвычайно велико. Однако, история как поток событий и материальных изменений общества, как кажется автору данной статьи, всегда зависит от системы оценок лидера нации.

И больше всего главный критерий общества влияет на виртуальную, наиболее скрытую, часть нашего сознания. И такая самая скрытая часть сознания – это как раз и есть система личностных оценок, оказывающая наибольшее влияние на принятие решений человеком.

Какой смысл несёт литература

Несёт ли литература для человека практический смысл, который он познаёт, чтобы стать умнее? То есть насколько в литературе присутствует самообучающий для человека фактор? И зачем вообще читать читателю художественную литературу, а именно о ней идёт речь в нашей дискуссии?

На первые два вопроса ответ несложен: конечно, самообучающий фактор литературы высок при условии, что приобретённые через чтение знания человек тут же проверяет на практике. Однако, мне приходилось видеть множество людей, которые использовали такое чтение для развлечения, для отвлечения от проблем жизни, для самогипнотизации, для заполнения пустоты растительного существования при слабом аналитическом центре сознания, даже для надёжного зомбирования в качестве успешного игрока в Матрице Жизни.

Хорошо, если чтение использовалось для развития безобидного интереса. Хуже, если оно приводило к прострации, к уверенности, что цель жизни – в смерти, и чем дольше и изящнее мы к ней будем идти, тем жизнь будет более наполнена смыслом существования. Значение иллюзий жизни любого человека трудно переоценить. Л.Н. Толстой за тридцать лет до своей смерти ужаснулся содержанию им самим написанных романов. Он прозрел в том, что описанные им негативные страсти его иллюзорных представлений порабощали людей уверенностью в безнадёжности быта, в безнравственности их существования, в вечном существовании страданий. Они находили отклик в душе многих людей, резонировали с тем, что приходилось испытывать в жизни каждому. Это было близко, понятно, родственно.

Говорить о литературе высокой нравственности как-то не очень принято и означает свести на нет всё великое литературное наследие, которое, как правило, показывает игру страстей в душе человека и многообразие преступлений как результат этой игры.

Я хочу сказать, что сегодня в свете Высшей Истины отношение к литературе художественного толка, построенной на бесконечно перебираемых страданиях человека, резко изменилось лишь потому, что люди уходят от зомбирования их сознания негативными установками.

Литература прозы и поэзии во многом просто эксплуатировала эту идею без особых усилий в понимании того, что с моральных позиций она превращалась в гигантский разрушительный механизм, прежде всего, в отношении личности читающей, а потом уже – в целом в общественный поток снижения морали человеческой массы. Положительное влияние по сравнению с этим оказывалось намного меньше. Конечно, можно говорить о том, что литература в таком представлении являла человечеству множество примеров того, как не надо делать, чтобы стать человеком по существу. Однако, такой метод «от противного» хорош в доказательстве теорем. Совсем не учитывалось сознанием человека влияние истины, что любой показ человеческих низостей представляет, прежде всего, рекламу того, что уже существует и что, по-другому, имеет право на жизнь.

Примеры

Вот цитата из статьи Николая Переяслова: «Если мы внимательно (и, главное — непредвзято) посмотрим на историю отечественной литературы XX века, то мы не сможем не увидеть того, что в течение очень долгого времени она была одним из самых востребованных «товаров» в России (вспомним-ка переполненные залы Политехнического музея и Лужников во время знаменитых вечеров поэзии конца 1960 — начала 1970-х годов или же буквально захлестнувший страну книжный «бум» 1980-х!), — по крайней мере, так было до той самой поры, пока нашу литературу не начали безмерно наводнять и разжижать собой произведения писателей западной ориентации, а также всевозможных доморощенных авангардистов, концептуалистов, метаметафористов и, особенно, постмодернистов».

Сама статья называется: «Тень Чичикова над Уолл-Стрит. Финансовый кризис как отражение текущего литературного процесса», присланная мне автором, Николаем Переясловым, для публикации и полностью опубликованная в «Материалах Конференции «Человек Будущего. Выход из глобального кризиса», Том 4, а частично опубликованная в литературном альманахе «Яснополянские зори» (Изд-во ТулГу, 2013 г., с 123-130.

Там же (с. 109 - 115) опубликованы мемуары Александра Лисина, сына известного советского поэта, в которых он описывает множество жизненных ситуаций поэтов и музыкантов, когда они были невольны что либо изменить в своей жизни. В частности, он высказывает свою точку зрения о запрограммированности смерти А.С. Пушкина, не написавшего в последний год своей жизни ни одной строчки. Полностью мемуары опубликованы в «Материалах Конференции «Человек Будущего. Выход из глобального кризиса», Том 4.

Потрясающий пример полного подчинения сознания миллионов людей их генеральному критерию показан в существовании таких государств, как фашистская Германия или сегодняшний Китай. В последнем уже много лет люди обходятся всего лишь одной небольшой книжкой – цитатником Мао Дзе Дуна.

Для нашего генерального критерия настоящего времени не надо читать художественную литературу. Нужна изворотливость и совсем другие оценки, нежели оценки советского времени, когда люди ставили целью не просто широкое образование, но и утилитарную пользу от чтения книг для реализации высоких идей.

Глубина сознания человека определяется работой единой критериальной основы жизни, которая лежит вне сознания человека – в этом значение нового открытия.

В заключение мне хотелось бы напомнить, что философия Будды появилась в результате понимания им зависимости страданий от желаний человека.

Художественная литература, а вслед за ней и всё искусство, явили миру такую массу словесных и иных подтверждающих буддизм картин негативного, разрушительного свойства, что осталось только воскликнуть от ужаса разгула наших желаний и страстей.

В ответ на это мне хочется привести свои строчки:

 
МОИ ЖЕЛАНИЯ

Все страдания – от желаний
Будда


Я умру – со мной покинут
Этот мир мои желанья,
Я от них освободиться
Как ни пыжился, не смог.
Может, в будущей юдоли
На рассвете раннем-раннем
Я проснусь освобождённым
И со мною будет Бог?

Объяснил когда-то Будда
Нам причину всех несчастий.
Мы стараемся утешить
Душу. Ей премудрость дать,
Но уйти уже не просто
От дракона жадной пасти,
От себя – пока что зверя –
Не забыться, не сбежать.

Где ж спасенье, о котором
Так мечтается сегодня?
Где в тиши, в убранстве строгом,
Служит нам желаний груз?
Кто искал – не находили,
Увлекались чем-то модным,
Интересы уводили,
Без желаний – сердцем пуст.

Может, Будда ошибался,
И страданья – от неверья?
А нашествие печали –
Суть отказа веры в смысл?
И принять сегодня сердцем,
Как увидеть тропку зреньем –
Это лучшая настройка
Всех в сознаньи коромысл?

Как ни жаждал я покоя –
Не давалось мне в сознаньи
Оправдать печали Будды
И блаженство ощутить.
Мне желанья – словно лучик
Из темницы Мирозданья,
Освещающий убогость,
С Богом единенья нить.

Не желанья, а гордыня
Перевешивает гири,
И оценки эгоиста –
Перед верой – злой редут.
Вновь желания отмою
В роднике – в Небесной Лире,
И на доброе настрою.
К Богу пусть меня ведут.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 10:03:42, ВОЗ»

Я хочу сказать, что сегодня в свете Высшей Истины отношение к литературе художественного толка, построенной на бесконечно перебираемых страданиях человека, резко изменилось лишь потому, что люди уходят от зомбирования их сознания негативными установками.
Результат изменений? Люди стали лучше, нравственнее? Не путаете ли Вы причину со следствием?

Литература прозы и поэзии во многом просто эксплуатировала эту идею без особых усилий в понимании того, что с моральных позиций она превращалась в гигантский разрушительный механизм, прежде всего, в отношении личности читающей, а потом уже – в целом в общественный поток снижения морали человеческой массы. Положительное влияние по сравнению с этим оказывалось намного меньше.
В конце своей статьи Вы приводите своё стихотворение - зачем? Если человеку ни поэзия, ни искусства не нужны и даже вредят, а для практической жизни достаточно знания "о Высшей Мере и критериальности Природы"? Зачем Вы пишете стихи? Или "литература прозы и поэзии", лишь"зомбирующая сознания негативными установками" (как и религия, сужу по Вашим словам), и Ваши стихи - это две разные литературы: первая во вред, а вторая во благо? К какой литературе относится издаваемый Вами "Альманах народной поэзии"? Он не зомбирует, в отличие от классиков? В чём его отличие?

И последнее: искусство способствует развитию вкуса? Нужен ли человеку вкус вообще? И что такое вкус "в свете Высшей Истины критериального сознания"?

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 08 Апрель 2013, 01:58:49, Ярослав»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Не очень понял шутку.
Если человеку ни поэзия, ни искусства не нужны и даже вредят, а для практической жизни достаточно знания "о Высшей Мере и критериальности Природы"?
А Вам кажется, что всё нужно свалить в одну кучу? Тогда вопрос: "Наше телевидение как искусство, наша современная примитивная художественная литература, построенные, в основном, на крови и убийствах, - это прекрасно?".
Об остальном я подумаю.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)

А Вам кажется, что всё нужно свалить в одну кучу?
Так вроде бы это Вы как раз всё валите в одну кучу, а не я. Пример:
"Наше телевидение как искусство, наша современная примитивная художественная литература, построенные, в основном, на крови и убийствах, - это прекрасно?"
Наличие безобразия не отменяет красоты в мире, как и бездарные писатели не перечёркивают творчества гениев. Вы же скопом пишете обо всей "литературе прозы и поэзии" и обо всём искусстве, "зомбирующих сознание негативными установками"; о религии и всех верующих людях - как наркотиках и наркоманах.  Я уже много раз Вас спрашивал, почему Вы не можете излагать свою теорию, не унижая при этом скопом всю философию, религию и искусство? Именно огульность и безапелляционность таких диагнозов больше всего отталкивает и настораживает, когда читаешь Ваши тексты.

И всё-таки ответьте на этот вопрос:
К какой литературе относится издаваемый Вами "Альманах народной поэзии"? Он не зомбирует, в отличие от классиков? В чём его отличие?
Если Вы обвиняете всю художественную литературу:
...всё великое литературное наследие, которое, как правило, показывает игру страстей в душе человека и многообразие преступлений как результат этой игры. Я хочу сказать, что сегодня в свете Высшей Истины отношение к литературе художественного толка, построенной на бесконечно перебираемых страданиях человека, резко изменилось лишь потому, что люди уходят от зомбирования их сознания негативными установками.
- то как издатель и как поэт просто обязаны ответить: почему издаваемая Вами литература и Ваша поэзия не являются "зомбирующими" и в чём их коренное отличие от классических видов литературы? Именно в адрес классиков летит большинство Ваших копий и стрел, а не в адрес современной литературной макулатуры. Я настаиваю на этом своём вопросе, иначе Ваши обвинения "литературы прозы и поэзии" выглядят из уст издателя и поэта, мягко говоря, "некорректными". То же и с философами и верующими (один в один).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 08 Апрель 2013, 15:16:21, Ярослав»

Итого:
О потере значения литературы в жизни людей
Главный смысл этого Вы видите в том, что:
Литература прозы и поэзии во многом просто эксплуатировала эту идею без особых усилий в понимании того, что с моральных позиций она превращалась в гигантский разрушительный механизм, прежде всего, в отношении личности читающей, а потом уже – в целом в общественный поток снижения морали человеческой массы. Положительное влияние по сравнению с этим оказывалось намного меньше.
И находите отказ от чтения литературы благом для человека (как я понимаю, любой литературы, кроме Ваших книг).
Весы, на которых Вы взвешиваете отрицательное и положительное влияние на человека художественной литературы, у меня доверия не вызывают, хотя бы потому, что в реальности я вижу прямо противоположное Вашим выводам, а именно:

Люди вовсе не стали меньше читать, но стали меньше читать подлинной литературы, а больше читать фальшивой и смотреть телевизор (в сниженном опять же варианте, а не канал Культура или фильмы Тарковского). Произошла просто подмена подлинного искусства суррогатом. Тенденция налицо и плоды её очевидны. Как Вы умудряетесь видеть в этом благо, я ума не приложу. Высшая Мера и Высшая Истина тут явно ни при чём (без всякой критериальности видно очевидное).

Впрочем, спорить на тему - нужна ли людям высокая культура, глубокая философия и подлинное искусство - нет никакого желания.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 08 Апрель 2013, 15:46:09, Ярослав»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Впрочем, спорить на тему - нужна ли людям высокая культура, глубокая философия и подлинное искусство - нет никакого желания.

Выражаю крайнее сожаление, что написанное мною понято таким образом. Значит у меня, как у большинства: "Хотелось, как лучше, а вышло, как всегда". Отсюда, естественно, и непонимание моего беспокойства. Что же касается таких резких граней в моей статье, как справедливо заметил Ярослав, то это результат моего исследования данного вопроса.

Зачем Вы пишете стихи?

Стихи для нас – лечение души.
Я перед ними – то ль пигмей, то ль мальчик.
И кажется, что сколько ни пиши,
Поэзия – бездонный Божий ларчик...

Как видите, безо всяких негативов.

Именно в адрес классиков летит большинство Ваших копий и стрел, а не в адрес современной литературной макулатуры.

Разговор идёт о современной литературе:

К дискуссии о литературе в Журнале «Приокские зори»

Весы, на которых Вы взвешиваете отрицательное и положительное влияние на человека художественной литературы, у меня доверия не вызывают, хотя бы потому, что в реальности я вижу прямо противоположное Вашим выводам, а именно:

Люди вовсе не стали меньше читать, но стали меньше читать подлинной литературы, а больше читать фальшивой и смотреть телевизор (в сниженном опять же варианте, а не канал Культура или фильмы Тарковского). Произошла просто подмена подлинного искусства суррогатом. Тенденция налицо и плоды её очевидны. Как Вы умудряетесь видеть в этом благо, я ума не приложу. Высшая Мера и Высшая Истина тут явно ни при чём (без всякой критериальности видно очевидное).

У меня, к счастью, точно такое же мнение, как это видно из моей статьи.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика